Ярослав святославский биография травма


Паратриатлет Ярослав Святославский: «Триатлоном может заниматься каждый»

День соревнований прошёл замечательно, все этапы были благополучно завершены. Мой первый финиш — 1 час 47 минут, это, конечно, результат, над которым ещё нужно работать. Я проходил дистанцию спринт: 750 м плавание, 20 км велосипед, 5 км бег. Главное — я дошёл до финишной черты и имею полное право называть себя триатлетом.

Так получилось, что мой первый старт по триатлону стал моим первым соревнованием. Раньше я никогда не участвовал в гонках и даже не знал, что триатлон станет новой главой в моей жизни. После моего первого старта IronStar на меня посыпались приглашения. Одно из них — выступить на «полужелезном» IronStar в сентябре на дистанции 1,93 км / 90 км / 21,1 км и заняться профессионально паратриатлоном. Разумеется, я согласился!

Во время своего пешего путешествия по Франции я готовился к IronStar 113. Решил сделать своеобразную тренировку — начать с 300 км путешествия от Марселя до Монако, вдоль Лазурного берега, вместе со своей девушкой. Одной из целей было проверить себя на выносливость, преодолеть различные возвышенности и посмотреть, как организм поведёт себя в сорокаградусную жару. И это всё на коляске. Иногда приходилось ползком преодолевать препятствия — в горах далеко не везде можно пройти. Поход многому научил меня: как планированию каждого шага, так и ответственному подходу к питанию. Иногда цивилизация находилась очень далеко, а воды и еды оставалось критично мало или не оставалось вовсе. Приходилось ценить каждый глоток и не паниковать, когда разряжался телефон и мы не знали куда идти.

Следующая из тренировок — подготовка к плавательному этапу. Свои навыки плавания почти каждый день я тренировал в озёрах, Средиземном море и открытых бассейнах, научился плавать кролем и проходить дистанцию 3 километра. И если на прошлом старте я проходил небольшую дистанцию, то в сентябре поплыву уже 2 километра, хотя два месяца назад я не мог преодолеть и километра.

the-challenger.ru

Ярослав Святославский: профессиональный спорт — это и есть моя реабилитация

Для всех спорт значит разное, для меня спорт — это не только образ жизни, но и жизненная необходимость, это моя реабилитация. В 16 лет я получил травму позвоночника с повреждением спинного мозга в результате падения с 12-метровой высоты.До этого занимался спортивной акробатикой, гимнастикой, паркуром и при выполнении элемента не рассчитал собственные силы, переоценил возможности и упал.

Ярослав Святославский

С того дня я решил не сдаваться и поставил перед собой цель: любой ценой найти способ подняться на ноги и попытаться помочь тем, чья жизненная ситуация схожа с моей. Сначала я проходил реабилитацию в восстановительных медицинских центрах, затем стал пилотом-испытателем российского медицинского экзоскелета ExoAtlet, разработанного при поддержке Фонда Сколково, а вскоре пришёл в профессиональный спорт и понял, что это и есть моя лучшая реабилитация.

Моя цель: любой ценой найти способ подняться на ноги и попытаться помочь тем, чья жизненная ситуация схожа с моей.
Про спорт в моей жизни

Основной вид спорта, которым я занимаюсь, — велоспорт, я спортсмен паралимпийской сборной России по этому виду спорта, и это моя работа. Ещё в моей жизни есть триатлон — соревнования IronStar. Недавно в Сочи мне удалось пройти классическую дистанцию протяжённостью в 226 км, где сначала я плыл в Чёрном море 4 км, потом два раза поднялся от Адлера до Красной поляны на велосипеде (хендбайк) 180 км, а затем преодолел марафон в 42 км на легкоатлетической коляске — всё это на одних руках.

Из последних увлечений — недавно начал выступать на турнирах по бодибилдингу, где создаю свою номинацию, интересуюсь активным отдыхом по типу дайвинга и прыжков с парашютом — это хобби.

Ярослав Святославский

У меня есть несколько спортивных целей в разных дисциплинах. В триатлоне это чемпионат мира IRONMAN, который ежегодно проходит на Гавайях, в бодибилдинге — турнир Arnold Classic в номинации Spinal Cord Injury, в велоспорте — Паралимпиада-2020 в Токио. Теперь осталось добиться новых побед.

Моей первой дистанцией в циклических видах спорта была спринтерская дистанция по триатлону IronStar в Сочи. Тогда я две недели как научился плавать, ни разу не ездил на специальном велосипеде — хендбайке и бежал на простой домашней коляске. Об аренде велосипеда мне удалось уже договориться непосредственно в Сочи с одним из паратриатлетов. То, что я выступил, — мне просто повезло, этого могло и не случиться.

Мои тренировки проходили по улицам Москвы, когда я гонял на обычной коляске от метро к метро и через весь центр, а за пару дней до старта пересёк вдоль Москву через город от одного конца МКАД (Реутово) до другого (Одинцово), это было 50 км и 9 часов, заодно понял все «прелести» доступной среды в России.

Про забег

Сейчас я также являюсь послом благотворительного забега Wings for Life World Run, который пройдёт 7 мая во всём мире в поддержку исследований моей травмы — травмы спинного мозга. Забег проходит во всём мире, в одно и то же время. На старт выходит более 100 000 участников в 24 странах на 25 трассах.

Ярослав Святославский

В Москве в этот год участие будут принимать порядка 3000 человек, забег пройдёт в области, в историческом месте — в городе Коломна. Все собранные средства от забега направляются на исследование моей травмы и на решение большой проблемы для всех ребят, которые тоже оказались в такой неприятной ситуации — на поиск способов для реабилитации после травмы спинного мозга. Поэтому, регистрируясь на этот забег, вы помогаете снова обрести мечту — снова начать ходить.

Сейчас я стараюсь выходить на международный уровень по всем видам спорта. И забег Wings for Life World Run тоже входит в список. Недавно в Сочи на Формуле мы виделись с моим другом Даниилом Квятом — гонщиком Формулы 1, выступающим за команду Scuderia Toro Rosso и договорились пробежать забег вместе на следующий год. Я уверен, что всё получится, так как у Дани и у меня очень плотный тренировочный и соревновательный графики, но мы постараемся найти время.

Ярослав Святославский

Про мотивацию

Если честно — меня вдохновляют и мотивируют девушки, потому что, когда природа наградила тебя хорошими внешними и спортивными данными, то ты хочешь быть вне конкуренции. Коляска в принципе не мешает знакомствам, возможно, их даже больше, чем у среднестатистического красивого спортивного парня, и в чём-то ему можно мне позавидовать, но всё же хочется быть таким, как и все, прожигая молодую жизнь на одном уровне взглядов.

Не стоит забывать, что время летит, и летит очень быстро, и надо наслаждаться каждым моментом.

Не стоит забывать, что время летит, и летит очень быстро, и надо наслаждаться каждым моментом. Чемпион ты, не чемпион, Ironman или не Ironman — это не главное в жизни. Это инструменты, которые помогают тебе создать определённый образ, добавить спортивные регалии к твоему портфолио, получить какую-то медийность, чтобы начать с ней работать, как я это делаю с забегом Wings For Life World Run, и стремиться и развиваться дальше, помогая своими спортивными успехами научным исследованиям, помогая себе и другим.

www.championat.com

Меня вдохновляет желание снова встать на ноги

Он каждый день ездит на работу в Москву и возвращается домой в Трехгорку поздно вечером, тренируется в фитнес-клубе, встречается с друзьями, путешествует. В общем, ведет такой же образ жизни, как и многие из нас. За одним только исключением: Ярослав Святославский не может ходить и везде передвигается на коляске.

Текст Мария БАХИРЕВА, фото из архива Ярослава СВЯТОСЛАВСКОГО

О спортсмене паралимпийской сборной страны по велоспорту, чемпионе России по велоспорту и триатлону (вид спорта, где нужно преодолевать дистанцию вплавь, бегом и на велосипеде) мы недавно уже писали. В сентябре Ярослав Святославский второй раз покорил старты Ironman. Корреспондент «НЕДЕЛИ» встретился с Ярославом лично, чтобы убедиться: все границы мы ставим себе сами.

Травму Ярослав получил ровно восемь лет назад – 28 ноября 2009 года. Занимаясь акробатикой, упал с 12-метровой высоты. Компрессионно-оскольчатый перелом 11-го и 12-го грудных позвонков, повреждение спинного мозга и приговор врачей: ходить юноша уже никогда не сможет. Все эти годы Ярослав пытается доказать обратное.

Мы встречаемся с ним в большом торговом центре в Москве в перерыве между тренировкой и работой. Пока пробираемся к свободному столику в кафе, Ярослав успевает ответить на приветствие незнакомого человека, который вначале вглядывается в лицо спортсмена, потом неуверенно задает ему вопрос, а после радостно жмет руку: «Я смотрел гонку! Ты молодец! Успехов тебе!»

– Часто тебя так узнают?

– Довольно часто. Хотя я уже к этому привык.

– Расскажи, что тебя связывает с Одинцовским районом?

– Сам я из Иваново, но сейчас живу в Трехгорке, практически каждый день езжу в Москву. Правда, уже пять лет приезжаю домой в основном только поспать – на большее времени нет.

– Ты сам за рулем?

– Пока нет, учусь на права.

– Получается, ты каждый день пользуешься общественным транспортом?

– Да. Сейчас я приехал на автобусе из Трехгорки. В автобус меня заносят на руках и пересаживают на сиденье. Потом точно так же на руках выносят. В метро я спокойно передвигаюсь сам. Помощь нужна, если есть лестницы и нет лифта. Четыре человека берут кресло – двое за раму, двое за ручки – и так несут.

– И как, с твоей точки зрения, у нас обстоят дела с доступной средой?

– Я на самом деле не очень люблю говорить про доступную среду, потому что считаю это второстепенным вопросом. Сейчас объясню. Все финансирование, в том числе и государственное, должно инвестироваться в различные научные разработки и исследования. Если мы направим эти средства на исследования в области лечения травм спинного мозга, больше вероятность, что мы снова поднимем людей на ноги, они будут ходить и не будут нуждаться в этой доступной среде. Это даже может выйти дешевле, чем вкладывать деньги в реструктуризацию городов и регионов. Конечно, доступная среда нужна, но в целом для общества, а не только для нас. Нельзя забывать про пожилых, мамочек с детьми – этих людей намного больше, чем тех, кто пользуется такими транспортными средствами, как инвалидное кресло. 

– В нашей стране есть исследования в области лечения травм спинного мозга?

– Пока ничего яркого нет. Поэтому в 2019 году я планирую уехать из России, поступить в Квинслендский университет в австралийском Брисбене на бизнес-менеджмент в области науки и параллельно работать в лаборатории, которая занимается исследованиями травм спинного мозга. Именно из-за этой лаборатории я туда и еду – и работать, и получать образование.

– Ты считаешь, что сможешь встать на ноги?

– Я в этом уверен.

– А врачи что говорят?

– Когда я получил травму, врачи говорили: «Парень, ты никогда уже не будешь ходить. Смирись с той жизнью, которую тебе преподнесла судьба». Но я им не поверил, начал искать различные способы реабилитации. Сначала испытывал медицинский экзоскелет ExoAtlet, который разработан при поддержке фонда «Сколково». Моей задачей было протестировать управление экзоскелетом, чтобы передать технологию другим ребятам. Сейчас уже около ста человек проходят реабилитацию с помощью этого экзоскелета в медицинских центрах России. Это, конечно, хорошая разработка, но не стоит забывать про корень самой проблемы – именно повреждения спинного мозга. Это главная проблема, которую надо решать.

– Эти заболевания как-то лечатся в России?

– Вообще решений на рынке на данный момент не существует. Почему я и еду в Австралию. Мне хочется углубиться в эту тему, понять ее изнутри, поездить по различным консилиумам, чтобы быть в курсе первых новостей и разработок, привнести потом это в Россию и реализовать по всему миру. Сейчас, пока я молодой и активный, я развиваюсь в спорте. У меня много спортивных достижений, я член сборной России. Но спорт для меня – это хобби. Он помогает мне налаживать контакты с разными людьми, чтобы заниматься в дальнейшем более серьезными проектами и разработками.

– Как получилось, что ты попал в сборную?

– На тот момент я был пилотом-испытателем медицинского экзоскелета, мы делали презентацию для президента фонда «Сколково» Виктора Вексельберга и президента Олимпийского комитета России Александра Жукова. Жуков меня тогда спросил, каким спортом я хочу заниматься. Я выбрал плавание, потому что еще не знал про триатлон. Через Олимпийский комитет мне помогли найти контакты тренера. Я поплавал две недельки, решил поучаствовать в триатлоне, сделал свою первую спринтерскую дистанцию – 750 метров плавание, 20 километров велосипед и пять километров бег. Ну а дальше началось развитие в спорте. Я даже дату первых соревнований помню – 7 июня 2015 года.  

– Расскажи, что это за история с восхождением на Килиманджаро?

– Проект Challenge Yourself мы делаем совместно с друзьями и партнерами. Для нас это бизнес-проект, но я решил в нем побыть не только организатором, но и участником. В марте будущего года мы отправимся вместе с ребятами покорять вершину Килиманджаро. Это новый вызов себе. Я люблю такой активный экстремальный вид отдыха, он мне помогает двигаться дальше. Но это все хобби, а не основа деятельности. Такие челленджи я буду устраивать постоянно, из года в год, а вот в качестве основной работы, скорее всего, выберу бизнес и буду им заниматься.

– Это будет бизнес, связанный именно со здоровьем?

– Да. Именно поэтому я еду в Австралию – чтобы начать этот проект и перенести его потом на российский и международный рынки. Сейчас активно изучаю английский язык, чтобы сдать экзамены и поступить в университет, наращиваю финансовую базу для оплаты обучения и проживания.

– Как ты вообще решаешь денежный вопрос? Все поездки на соревнования – это большие траты.

– У меня есть и спонсоры, и работа, и бизнес-проект. Пять лет я был новостным редактором в журнале Forbes, параллельно работал интернет-маркетологом. В спорт я пришел уже после. Сейчас работаю в компании OneTwoTrip, которая занимается продажей авиабилетов и отелей, менеджером по партнерскому маркетингу – выстраиваю взаимодействие между компанией и различными спортивными организациями.

– Как ты все успеваешь?

– Я не хватаюсь за все сразу, а разбиваю по нескольким дням. Каждый день у меня тренировка – это постоянно и железно. А вот после нее я могу пойти поработать. Либо наоборот – с утра может быть работа, обучение в автошколе или занятия по английскому языку, а после уже тренировка.

В основном мой офис – это спортивные залы. Я потренируюсь, сяду потом на диванчик и поработаю в ноутбуке или проведу встречи недалеко от своей тренировки. В общем, у меня свободный образ жизни и такой же график. Если мне что-то хочется, я делаю. Если не хочется ничего, то и не надо. Ко всему нужно подходить с любовью и желанием.

– Как учишься вождению? Занятие для тебя построено особым образом?

– Занятие самое обычное. Просто машина оборудована ручным управлением. И в России, и во всем мире ребята, которые пользуются колясками, спокойно передвигаются на машинах. В этом нет ничего сложного. Специально разрабатывается адаптивное устройство под любой автомобиль – рычаг с газом и тормозом, и, собственно, все, можно садиться за руль.

– В одном из интервью ты говорил, что сейчас самое главное для тебя - спорт и карьера, и пока не до любви. Это на самом деле так? А вдруг в один прекрасный день ты встретишь свою любовь...

– На самом деле спорт на первом месте. Планирую уехать за рубеж, там еще вырасти как личность и уже завидным женихом вернуться в Россию. Планов встретить свою любовь у меня пока нет. Я не обделен женским вниманием, мне и так пока хорошо живется.

– В соцсетях многие пишут тебе спасибо за пример и вдохновение. А что вдохновляет тебя самого?

– В первую очередь – девушки (улыбается). А так, конечно, меня вдохновляет желание снова встать на ноги. Это мое самое сильное желание, к которому я стремлюсь и хочу реализовать его до 30-35 лет.

– После таких травм люди часто уходят в депрессию, замыкаются в себе. Как тебе удалось этого избежать?

– Когда ты постоянно чем-то занят, то не хватает времени на депрессию. Конечно, бывают моменты, когда сидишь дома в таком творческом одиночестве, хочется поиграть на синтезаторе и поразмышлять о своей жизни: почему так случилось, что делать дальше, в том ли направлении я двигаюсь. Это заставляет задуматься и немного уйти в себя. Но такое бывает очень редко – раз в полгода, может.

– Никогда не задавал вопрос: почему я, почему это произошло со мной?

– Я воспринимаю эту ситуацию положительно и отношусь к ней позитивно. Это урок, который должен тебя чему-то научить, и испытание, через которое ты должен пройти. Многие в моей ситуации жалуются на доступность среды, людей вокруг, еще что-то, что мешает жить. Я не люблю ни от кого зависеть. В принципе от родителей я никогда и не зависел – работать начал с 12 лет, еще до травмы. Когда устроился в редакцию журнала Forbes, переехал в другой район Москвы, начал снимать квартиру и абсолютно не жаловался. Сейчас многие ждут чего-то прорывного от науки и медицины. А почему бы не попробовать этим заняться самому? Если ты хочешь ходить, то зачем ждать и мириться с жизнью? Попробуй сделать что-то сам.

– Как ты отдыхаешь?

– По-моему, вся моя жизнь – отдых. Я полностью ни от кого не завишу и всегда делаю то, что мне нравится и что я люблю. Спорт для меня – это тоже отдых. Отдыхать нужно, если ты от чего-то сильно устал, неважно – физически или морально. Для меня же отдых – это жить всегда в кайф и наслаждаться каждым моментом. Когда я уезжаю в теплые края, то люблю покататься на гидроцикле, заняться банджи-джампингом – прыжками на тарзанке с моста, дайвингом... Австралия меня еще и потому привлекает, что там как раз такая жизнь – тепло, куча всего активного и драйвового, коралловые рифы, рядом Новая Зеландия, Тасмания и Бали.

– После травмы не было страха перед экстремальными видами спорта?

– Самый большой мой страх – не успеть сделать то, что я запланировал в жизни. Есть ребята, которые в 24 года намного более успешны, чем я, и меня это немного напрягает (смеется). Мне хочется достигать гораздо большего.

– Чего тебе не хватает?

– (Задумывается.) Хороших удобных автобусов из Трехгорки. Чтобы не приходилось просить людей меня заносить, а я мог бы заезжать туда сам.

Наша справка

Ярослав Святославский, 24 года

Член паралимпийской сборной по велоспорту, чемпион России по велоспорту и триатлону, пилот-испытатель отечественного медицинского экзоскелета ExoAtlet, разработанного при поддержке фонда «Сколково», посол благотворительного забега в поддержку травм спинного мозга Wings for Life World Run, сертифицированный PADI OWD дайвер, банджи-джампер, скайдайвер.

Участник триатлонных стартов в дистанции Ironman. В этом году прошел без остановки дистанцию в 226 километров за 12 часов 46 минут и 2 секунды, улучшив прошлогоднее время на два с половиной часа.

Летом 2017 года первым в мире среди паратриатлетов-колясочников переплыл Волгу на международном заплыве на открытой воде Stada Volga Swim 2017 и преодолел дистанцию в 6,1 километра за 1 час и 49 минут.

odinweek.ru

Триатлон | Ярослав Святославский: Я люблю все, чем занимаюсь каждую минуту

8 мая в одно и то же время по всему миру состоится благотворительный забег Wings for the life, цель которого — собрать средства для исследований и клинических испытаний, направленных на лечение повреждений спинного мозга. В России 8 мая в городе Коломна на старт выйдет амбассадор Wings for the life Ярослав Святославский, человек, символизирующий паратриатлон России и человек, чьим мужеством восхищаются профессионалы и любители.

В 2009 году в 16 лет, занимаясь акробатикой, Ярослав получил травму позвоночника с повреждением спинного мозга. Оказавшись в инвалидном кресле он решил, что это испытание, которое нужно пройти, и что он обязательно встанет на ноги. Закончив учебу и успешно реализовывая себя в профессии, Ярослав искал возможности, которые позволят ему ходить. Так он стал членом команды, первым пилотом-испытателем российского медицинского экзоскелета ExoAtlet, разработанного при поддержке фонда Сколково, сделал первые шаги и прошел более десятка километров. В 2015 году через знакомство с Олимпийским комитетом России и инновационным центром подготовки спортсменов Ярослав  попал в большой спорт и осенью 2015 года впервые попробовал себя в триатлоне. Он прошел половину дистанции Ironman всего спустя 4 месяца подготовки.

Мы поговорили с Ярославом о триатлоне, его целях на 2016 год и о том, какие проблемы он видит в развитии спорта среди людей с ограниченными возможностями.

— Расскажи о своих целях в триатлоне? 

— В этот год главной целью поставил для себя преодолеть полную дистанцию IronMan на стартах, которые пройдут в России в этом спортивном сезоне. До полной дистанции я планирую принять участие в подготовительных стартах: забегах на 5/10 км, полумарафонах, половинках и заплывах в открытой воде. 

В ближайшие 3 года я ставлю перед собой две цели: это победа на чемпионате мира по велоспорту и победа на главном чемпионате мира по триатлону среди любителей IronMan Hawaii в Handcycle division. Моя подготовка к этому важному событию начнется со стартов в России уже в этом году, а в следующие годы я постараюсь в основном принимать участие в европейских стартах и стартах мирового уровня, такие как Ironman, Challenge, многодневные велогонки в стиле La Haute Route и гонки для профессиональных атлетов. 

И конечно, самой главной целью для меня остается победа на Паралимпийских играх в 2020 году. Но так как мой профессиональный вид спорта — это велоспорт, а в триатлоне я участвую в любительских стартах, то утверждать, в каком именно виде спорта я буду выступать точно — ответить на этот вопрос в настоящее время сложно. 

— Любое твое спортивное мероприятие привлекает большое внимание любителей, профессиональных спортсменов. О тебе говорят, пишут, восхищаются. А ты сам на что хотел бы обратить внимание общества? Чего не хватает, чтобы полноценно подготовиться к стартам? 

— Чтобы ответить на этот вопрос, расскажу о том, с какими проблемами я сталкиваюсь каждый день на тренировках.

В данный момент мои тренировки проходят без каких-либо пульсометров и приборов. Я тренируюсь на простой прогулочной коляске, которая выдается государством раз в 2 года и на которой я езжу в метро до места тренировок. Велотренировки у меня не постоянные, так как нет своего специального велосипеда. Поэтому тренировочный процесс зависят от того, когда школа по велоспорту в Крылатском пригласит. Школа выдает велосипед, на котором кроме меня ездят и другие спортсмены. Все это очень нарушает тренировочный режим и не дает возможность раскрыть полностью свой потенциал. Конечно, очень хотелось бы иметь спортивный инвентарь и тренироваться каждый день, поэтому в данный момент я в поиске спонсоров и поддержки по государственным программам.

Триатлон сам по себе дорогостоящий вид спорта, а паратриатлон вдвойне. Для велотренировок нужен ручной велосипед — хендбайк, а для беговых тренировок легкоатлетическая коляска, но ведь нужно где-то и тренироваться, замерять результаты, поэтому без станка и датчиков тоже не обойтись. В общем, в итоге я посчитал, что на все оборудование нужно 25 тысяч долларов, а это вполне приличный автомобиль. 

Я не рассматриваю варианты в виде благотворительности и меценатства. Мне не нужен «добрый дядя», который даст денег, мне интересны надежные партнеры, которые помогут мне в достижении моих спортивных целей, со своей стороны я буду выполнять задачи спортивного менеджера в своей сфере. 

— Что тебя мотивирует ставить такие амбициозные цели и поддерживает в тебе желание продолжать тренировки, даже когда очень тяжело и хочется все бросить? 

— Меня мотивирует одно — я снова хочу ходить и избавиться от инвалидной коляски, пусть и с момента травмы прошло 6 лет, но я не опускаю руки и не хочу сдаваться, тем более, я пообещал своей девушке, что мы еще прогуляемся по пляжу и поиграем в волейбол. Для меня спорт — это стимул к моему восстановлению. Я расцениваю это как способ реабилитации, так и способ привлечь внимание общественности к травмам спинного мозга. Яркий этому пример и подтверждение — благотворительный забег Wings for Life World Run. Являясь амбассадором данного забега и рассказывая про него, я увеличиваю количество регистраций, привлекаю партнеров, потому что все собранные средства идут на исследования в области травм спинного мозга, а так как это и есть мой диагноз, то чем больше я приложу усилий в этом направлении, тем больше шансов на восстановление. 

— Кто тебя тренирует? 

— Мой тренер — моя собственная жизнь. Испытания, с которыми я сталкиваюсь каждый день и закаляют меня. Я просто ставлю цель и добиваюсь ее любым путем. Конечно, я не обхожусь без информации извне: техническая литература, статьи в интернете, советы друзей. У меня были разовые тренеры по плаванию, которые просто показали технику, у меня есть тренер по велоспорту, который предоставляет мне возможность заниматься на велосипеде, у меня нет тренера по бегу, так как нет соответствующего инвентаря, на котором мог бы тренироваться. 

— Расскажи о своей общественной деятельности, о проектах, в которых ты участвуешь? 

— Я иду по двум направлениям общественной деятельности — развитие науки в области травм спинного мозга и интеграция людей с ограниченными возможностями в общество, спорт, активный отдых, медицинские научные проекты и другие виды активной деятельности. Сейчас я являюсь амбассадором забега Wings for Life World Run, который пройдет в одно время во всем мире в 33 странах и у нас в России, Коломне 8 мая. Забег интересен тем, что не вы бежите к финишу, а финиш догоняет вас и нужно постараться как можно дальше от него убежать. Все средства собранные от забега, партнеров мероприятия будут направлены на исследования в области травм спинного мозга. Эти исследования как раз дадут возможность для меня и других людей снова встать на ноги, поэтому спорт в моем случае — это как способ привлечь внимание общественности к данной проблеме. 

Я также являюсь первым пилотом испытателем российского медицинского экзоскелета ExoAtlet. В нем я уже прошел более 10 тысяч метров и проложил дорогу остальным ребятам, кто участвует сейчас в клинических исследованиях и приобретает экзоскелеты в личное пользование для восстановительной реабилитации. В дальнейшем, конечно, хочется соединить данное IT-решение с наномедициной и сделать новое направление в реабилитации, но для этого самому сначала встать нужно, а потом уже опыт и другим передавать. 

Мне также интересно развивать активный отдых. В сентябре прошлого года в рамках проекта Open Water Challenge удалось получить сертификацию дайвера PADI, которая позволяет погружаться самостоятельно на глубину до 18 метров. В моих планах собрать группу ребят и отправиться вместе с ними в подводную экспедицию, чтобы открыть абсолютно новый мир. В апреле 2016 года после Сочинского полумарафона в SkyPark мне также предложили совершить банджи-прыжок с самого длинного подвесного каната с высоты 207 метров. По большей части этот прыжок был сделан во имя забега, но это также стало возможностью показать на собственном примере, что все пределы только в нашей голове. 

— Твои планы на ближайшие 5-10 лет?

— В ближайшие 5-10 лет мне, конечно, интересно развивать спорт на любительском и профессиональном уровне. И не только среди людей с ограниченными возможностями, но и просто приобщая общество, молодежь к здоровому образу жизни. Для ребят это возможность почувствовать себя такими же, как и все, перебороть свои страхи, стеснение, неуверенность в себе, а для других участников это дополнительная мотивация. На свои тренировки мне приходится добираться общественным транспортом. Только дорога в одну сторону занимает 1,5-2 часа, например от Одинцово до велотрека «Крылатское» мой путь лежит через электричку, метро, автобус и все прелести «доступной среды». Сейчас я готовлю фото/видеоматериалы, идеи и предложения, которые буду продвигать, как активист и общественный деятель. 

— Можешь ли ты с учетом твоего опыта выделить вопросы, которые могли бы быть поставлены перед Министерством спорта и войти в федеральную программу (в части спортивной инфраструктуры адаптированной для людей с ограниченными возможностями)? 

— Да, прежде чем прийти в спорт, мне пришлось столкнуться с несколькими проблемами. Я хотел заняться плаванием и самостоятельно найти наставника, кто тренирует ребят с ПОДА (поражением опорно-двигательного аппарата). Звонил в различные вышестоящие организации в области паралимпийского спорта и меня постоянно отправляли в другие инстанции, получался «ломаный телефон». 

Причин было несколько — не было ранее спортивных результатов/разрядов в других видах спорта, все тренеры заняты, 21 год — уже поздний возраст или нет московской прописки. В итоге самостоятельно мне не удалось найти тренера, но так как мои знакомые работали в Олимпийском комитете, то через день контакт тренера у меня уже был в телефоне. Мы созвонились, он написал, какие документы приносить с собой и когда приходить на тренировку. Так я и пришел в большой спорт. 

Но на этом история не заканчивается. Спустя месяц я решил попробовать себя в любительском триатлоне, олимпийской дистанции. Я умел на тот момент только плыть кролем на спине, и то плохо, велотренировок у меня не было за неимением инвентаря, а беговые тренировки я устраивал себе сам на обычной уличной коляске. Когда я летел на соревнования, у меня не было велосипеда, я надеялся, что договорюсь об аренде инвентаря на чемпионате России по паратриатлону, который проходил за день до моего старта. И тогда удача снова подула мне в спину — удалось решить этот вопрос. Вскоре мне предложили заняться паратриатлоном профессионально, но Федерация паратриатлона не имела соответствующего инвентаря, поэтому я вынужден был договариваться о тренировках уже с тренером по велоспорту. Но для того, чтобы попасть даже в велоспорт, мне необходимо было иметь за плечами пройденную олимпийку в триатлоне и полумарафон. 

Поэтому, возвращаясь к главному вопросу, я, наверное, выделю следующие проблемы: 

— развитие и финансирование любительского параспорта (любительских клубов) в России, где у начинающих спортсменов будет возможность подготовиться к профессиональной карьере спортсмена или пойти по пути любителя; 

— создавать больше любительских соревнований, где люди с ограниченными возможностями могли бы быть интегрированы в спортивное общество; 

— увеличивать финансирование не только на ведущие виды спорта, где вероятность получить золото намного выше, но и развивать начинающие виды спорта, которые только зарождаются в нашей стране; 

— создавать и развивать больше образовательных программ для спортсменов в области спортивного менеджмента и маркетинга. 

— Как удается совмещать столько проектов, работу и личную жизнь?

— Я люблю все, чем занимаюсь каждую минуту. Если меня что-то утомляет временно, я переключаюсь на другое любимое занятие, а потом возвращаюсь к старому и довожу результат до конца. Не люблю тратить время на то, что меня просто будет удерживать, например, никогда не работал ради денег и не занимался спортом, чтобы быть в спортивном тренде жизни. Меня всегда преследует какая-нибудь цель, например, на работе это получение опыта, который могу применить и дальше, а спортом я занимаюсь во имя благотворительности и вношу тем самым свой вклад в развитие медицины в области травм спинного мозга. Меня поддерживает девушка, ждет моего скорейшего восстановления, и я очень благодарен ей за это. Мы познакомились относительно недавно в интернете 1,5 года назад и вскоре встретились. Нелли — представительница Франции, в Россию приехала учиться. Сейчас мы дополняем друг друга: вместе занимаемся спортом, изучаем языки, создаем домашний быт, учимся быть семьей. В свободное от работы и тренировок время мы, конечно, находим время на прогулки, вместе путешествуем на соревнования, познаем новые места, радуемся жизни и мотивируем других быть счастливыми, несмотря ни на какие трудности в жизни. Главное — любить друг друга, находить во всем компромисс и иметь общие взгляды на совместное будущее.

Поделиться:

www.sportsdaily.ru

Ярослав Святославский: «Я даю людям возможность почувствовать себя сильными»

24.05.2016 00:01:00

Он плавает, занимается дайвингом, прыгает с высоты и побеждает на чемпионатах

По условиям соревнования в дайвинге наверх необходимо подняться без помощи коляски. Фото из личного архива Ярослава Святославского

Первое впечатление от встречи с этим парнем – чемпионом России по велоспорту, первым пилотом-испытателем российского медицинского экзоскелета, триатлетом на длинные дистанции в соревнованиях IronMan – перед нами представитель «золотой молодежи». Модная прическа, стильный внешний вид, загорелое лицо, накаченный торс. В активе – победы в спортивных соревнованиях, прыжки с 200-метровой высоты, дайвинг, работа в Forbes, общественная деятельность, участие в политических проектах.

Коляска, на которой он появляется, воспринимается скорее как приспособление для спортивной тренировки. Но тут же ты осознаешь, что это не игра: именно на ней он вынужден проезжать десятки километров и сражаться с массой препятствий, которые обычному человеку незаметны. Корреспондент «НГ-политики» Алексей ГОРБАЧЕВ провел один день с Ярославом СВЯТОСЛАВСКИМ, чтобы узнать, из каких малых побед складывается его повседневная жизнь.

На улице – проливной дождь, глядя на который автор этих строк предлагает отменить первоначальный план – на общественном транспорте из обычного подмосковного поселка Трехгорка отправиться в Москву на велотренировку, которую  Святославский посещает три-четыре раза в неделю (помимо тренировок по плаванию и легкой атлетики как дополнительных составляющих триатлона).

Мой собеседник говорит, что он ездит и в худшую погоду, промокнуть под дождем или поехать на тренировки общественным транспортом зимой в минус 20 – это обычное явление.

Пиццерия, где мы договариваемся изначально встретиться, оказывается весьма приспособленным (едва ли не единственным во всей Трехгорке) местом для посещения ее на коляске. Здесь есть удобный пандус, по которому Ярослав может заезжать без посторонней помощи. А это, как показало наше дальнейшее путешествие, – большая редкость.

Наш путь – к остановке автобусов. Главное затруднение – высокие бордюры, проблема, которую Святославский решает по-своему – едет прямо по проезжей части, машины осторожно его объезжают. Посещение местного Сбербанка демонстрирует, сколько вещей, незаметных большинству, превращают путь человека на коляске в полосу препятствий. На высоком бордюре нет специального заезда. Пандус на ступенях имеется, однако с таким уровнем наклона, что даже мне приходится прикладывать значительные усилия, помогая Ярославу подняться.

Садимся в автобус до Москвы. Святославский говорит, что новые автобусы, где есть место для коляски, появились только сейчас. До этого приходилось ездить на маршрутке, и не всегда водители были готовы помогать ему в нее сесть. Кстати, и зайти, и выйти из современного автобуса без посторонней помощи сейчас тоже сложно: не так чтобы нарочно, но водители частенько останавливаются почти в полуметре от бордюра.

Самая комфортная среда оказывается у метро: удобный переход, по которому человек в коляске может спуститься без посторонней помощи, да и лифты, с помощью которых можно оказаться прямо на платформе. На этом область относительно комфортного перемещения заканчивается. «Сейчас ты увидишь главное!» – говорит Ярослав. Для того чтобы спуститься на станцию «Молодежная» по лестнице (эскалатора там нет), требуется помощь четырех крепких мужчин. (К сотрудникам метрополитена обращаться бесполезно – помощь маломобильным людям в их обязанности не входит.)

Поэтому, пройдя турникет, Ярослав просит прохожих спустить его по лестнице. Добровольцы находятся в течение минуты. И таким образом дела обстоят почти везде в метро, где необходимо преодолевать лестничные пролеты.

На обратном пути ждет новое испытание – электричка. Чтобы в нее попасть, нас ждет огромная лестница, резко идущая вверх. Пандус хоть и оборудован совсем недавно, строили его, очевидно, на глазок: расстояние между полозьями уже, чем расстояние между колесами коляски. Добровольцев приходится ждать чуть дольше, место не очень людное, но они находятся и тут. При входе в электричку на меня нападает легкая паника – даже не из-за того, что тамбур сантиметров на 30 выше платформы, а потому, что расстояние между вагоном и краем платформы кажется мне огромным. И снова на помощь приходят пассажиры.

Все время в пути (только в одну сторону оно занимало более четырех часов) и потом в течение дня мы разговаривали.

– Ярослав, своим внешним видом ты как будто призываешь – будьте со мной на равных, я ничем не отличаюсь от остальных. У тебя действительно нет психологического барьера, который для многих людей, лишившихся подвижности, ставит крест на всей их активной жизни?

– Я не стесняюсь просить о помощи в такие моменты, а люди практически никогда не отказывают. Барьера нет. В моих отношениях с людьми нет ни жалости, ни какого-то подвига или дополнительного смысла, это выглядит как обычная история. Человек просто отдает часть своей силы, а я даю ему возможность почувствовать себя сильным. Мы все в выигрыше: я передвигаюсь на любые расстояния, а люди подсознательно добавляют себе каплю уверенности. Это ощущение доброго дела – оно ведь останется на целый день и покажет достойный пример всем окружающим. Я не выгляжу как попрошайка, коляска ведь не повод  не следить за собой, за модой, за своим стилем. Люди сами притягиваются и хотят начать общение: знакомятся, просят совета, спрашивают, где купил ту или иную актуальную или стильную вещь.

Мы с моей девушкой живем отдельно от родителей, кстати, мои физические проблемы никогда не мешали знакомиться с противоположным полом (смеется), моя львиная доля доходов (Святославский – новостной редактор в журнале Forbes. – «НГ-политика») уходит на оплату съемной квартиры. Когда я получил травму, мы с родителями проживали еще в Иваново. Потом переехали в Люберецкий район, где жили на промышленной базе по перевалке щебня. С общей ванной комнатой, без отопления и водоснабжения. Ни лифта, ни пандусов там не было – в первое время отец носил меня на руках на первый этаж, чтобы я мог элементарно принять душ.  А потом я решил, что надо стать самостоятельным.

–  Легко ли было устроиться на работу, как работодатели смотрели на твои физические особенности?

– Я отправлял резюме сотнями, договаривался напрямую с руководителями, писал им в социальные сети и на почту, найти контакт в наше время не является большой проблемой. Мой подход – использовать одновременно много вариантов и желательно найти прямой выход на руководство. С людьми, принимающими решение, проще договориться, чем с менеджерами по персоналу. Директора все-таки смотрят на ситуацию немного с другого оценочного ракурса, в первую очередь учитывают потенциал и личные характеристики человека. Я звонил, писал. Если кто-то не отвечал, не отчаивался и продолжал поиски дальше. Это один из моих принципов в жизни.

– Твоя травма, из-за чего это произошло?

– Мне было 16 лет, я серьезно занимался уличной акробатикой и паркуром. 28 ноября 2009 года я упал с 12-метровой высоты, переоценив свои физические возможности. И когда лежал на земле, попытался встать, но понял, что не чувствую ног. Пытался их поднять руками и только тогда осознал, какие они тяжелые, ведь обычно мы этого не чувствуем. В больнице врачи мне сказали: «Парень, иди в программисты, ты больше никогда не будешь ходить». Операцию сделали только на пятый день, хотя позже я узнал,  что если проводить операцию в течение суток,  возрастают шансы сохранить большее количество активных функций или вовсе избежать инвалидности, так как нервные клетки с каждой минутой начинают умирать. Но я не смирился и принял данную ситуацию как временное испытание, через которое нужно пройти.

– Ты был первым в России испытателем экзоскелета – металлической конструкции, которая позволяет ходить людям с парализованными конечностями. Почему ее нельзя использовать в обычной жизни?

– Можно – в перспективе, cейчас медицинские экзоскелеты используют в реабилитации, наш российский проходит клинические испытания и появляется в клиниках. Он позволяет ходить в условиях ограниченного пространства и под наблюдением специалистов. На улице его использовать пока проблематично, команда инженеров решает данную проблему.  Экзоскелет – это технология, о которой узнал весь мир и которая стала стимулом для массы других исследований.   Наверное, в этом и мое участие оказалось важным и полезным.

–   Чего ты хочешь добиться своей общественной активностью?

– Главная задача – это лечение повреждений и заболеваний спинного мозга. Наука и технологии не стоят на месте, нужно привлекать инвестиции, где-то просить о государственной поддержке, самим разрабатывать программы, которые могут облегчить жизнь тысяч людей. В данный момент я являюсь лицом благотворительного забега Wings for Life World Run, средства от которого направляются на исследования в области травм спинного мозга.

Вполне возможно, если бы я сейчас постоянно разъезжал по разным реабилитационным центрам, то не смог бы полностью раскрыть свой потенциал и найти свое жизненное предназначение. Когда я приезжал на курсы реабилитации, часто сталкивался с тем, что ребята живут спокойно на пенсию, выпивают, играют в азартные игры. Я никого не осуждаю и точно не собираюсь кого-то переучивать, а просто показываю на собственном примере, что можно не падать духом и жить достаточно интересной жизнью.

Бывает, надо мной и смеются, не верят – мол, зачем ты борешься, смирись, куда ты все лезешь? Но это мой выбор, и  я живу так, как считаю нужным.

– А как давно ты занимаешься спортом? Какие результаты и планы на будущее?

– Спорт для меня всегда был образом жизни, сейчас это и дополнительная реабилитация. Спортивным я был и до травмы, и после нее, в периоды восстановления. Год назад я начал заниматься на любительском уровне триатлоном среди спортсменов без каких-либо ограничений, прошел половину дистанции российского старта IronStar Triathlon в Сочи, где мне предстояло плыть 2 км в открытой воде, 90 км ехать на ручном велосипеде (хендбайк) и 21 км «бежать» на обычной домашней коляске полумарафон.

В мае этого года я стал чемпионом России по велоспорту среди людей с поражением опорно-двигательной системы. В ближайшие три года я ставлю перед собой две цели: победа на чемпионате мира по велоспорту и победа на главном чемпионате мира по триатлону среди любителей IronMan Hawaii в Handcycle division. Но самой главной целью, конечно, остается победа на Паралимпиаде 2020-го.

Комментарии для элемента не найдены.

nvo.ng.ru

Покорять Galaxy Marathon приедет паратриатлет Ярослав Святославский

Ярослав – пример силы духа. Человек, который после травмы позвоночника, не сложил руки и нашел себя в паралимпийском спорте. Сейчас Ярослав – Двукратный чемпион России по велоспорту и по триатлону среди спортсменов с ПОДА (поражением опорно-двигательного аппарата).Трехкратный чемпион IRONMAN, а также, первый спортсмен-паратриатлет из России, кто переплыл Волгу.

«Я много слышал о Galaxy Marathon и в этом году мой график совпал так, что я могу прилететь во Владивосток и испытать свои силы на дистанции в 42,2 км. Для меня это не первый марафон и преодолеть его я планирую за 3-4 часа. Для меня это будет отличная подготовка перед поездкой в Швейцарию», - поделился Ярослав.

Напомним, 28 сентября во Владивостоке состоится один из самых долгожданных забегов России – Galaxy Vladivostok Marathon. Он пройдет уже в 4 раз, и соберет на старте около 4 тысяч участников из 20 стран.

Впервые за историю забега спортсменам доступна дистанция - 10 километров. Также, доступны и традиционные дистанции – 5 км/ 21.1 км/ 42.2 км.

Маршрут забега традиционно построен по Русскому и Золотому мостам, и центральным улицам. Призовой фонд гонки 1 миллион рублей.

www.dv.kp.ru


Смотрите также