Всеволод севыч антонов биография


Глава четвертая

Однажды Шнуров и Севыч сидели и пили в пустом придорожном кафе где-то под Краснодаром. В заведении не было ровном счетом ничего примечательного, кроме того, что здесь взимались штрафы за ругань. К стене был прикноплен лист бумаги с корявой надписью: «Один матюг — семь рублей». Мир словно бы робко пробовал остановить разгулявшийся оркестр.

В 2002 году у группы «Ленинград» наконец начались проблемы, от которых семью рублями было уже не отделаться. Их суть вкратце сводилась к следующему: Лужков группу запретил, а Шнуров ее разогнал. Основанием для первого решения была брань, поводом для второго — пьянь. Хотя на самом деле причина у всего была одна и та же — «Ленинграда» стало слишком много. С ним нужно было что-то делать — как снаружи, так и внутри. Если даже мало соотносящиеся с реальной жизнью концептуалистские фантазии В. Г. Сорокина едва не отправили автора за решетку, то вдвойне странно было попустительствовать оглушительному оглоеду и автору песни «Побрей пизду» у которого слово не расходилось с делом и чьи жесты с каждым годом становились все более широкими. С другой стороны, сам Шнуров не мог больше потворствовать той концепции пьяной несуразицы, которую он сам же и изобрел и которую с его легкой руки исповедовала большая часть группы. Сам факт запрета выводил Шнура на новый неблагодарный уровень. Ему понадобились чуть более вменяемые исполнители. Контрастной душой ансамбля пришлось пожертвовать.

В принципе «Ленинграду» стали угрожать санкциями уже с весны 2001 года, но поначалу это происходило не слишком настойчиво. (Например, на июньском фестивале «Крылья» «Ленинград» должен был выступать в 13.10. «Ленинград» действительно выступил, однако сделать им это пришлось в 10.30, поскольку за несколько дней до концерта устроители фестиваля получили предупреждение от представителя московских внутренних дел. Ну и что с того? В пять часов вечера Шнур повторно возник на сцене и со словами «нас просили без мата, вот мы и поем без мата» спел «Шоу-бизнес» в обществе Гарика Сукачева и его «Неприкасаемых».)

Первая серьезная мера пресечения настигла группу в ноябре 2002 года, когда без лишних слов взяли и отменили сольный концерт в Лужниках. Это было уже ощутимое вмешательство. Как высказался Шнур несколько лет спустя по другому поводу в студии Пятого канала, победа далека, пиздец близок.

Впрочем, осенний запрет распространился уже не на тех людей. Шнуров позвал на запись нового альбома «Пираты XXI века» старую питерскую ска-панк-команду «Спитфайр», которая из сессионных музыкантов сперва превратилась в аккомпанирующий состав, а потом и непосредственно в группу «Ленинград». Что касается саксофониста Ромеро, трубача Сашко, тромбониста Квасо, барабанщика Мити, а также неунывающего басиста Макса Колотушки, то они были отправлены в бессрочный отпуск без выходного пособия. Шнуров даже подумывал о том, чтобы позвать в гитаристы Григория Сологуба из «Странных игр», но предложения ему так и не сделал. Интересно, что для Сологуба это была уже вторая нестыковка — в конце восьмидесятых возникала смутная фантазия на тему его участия в «Гражданской обороне» (которые тогда собирались перебираться в Питер). Но она так и осталась фантазией. (Вообще все недовольные группой «Ленинград» всегда в один голос намекали на ее подсудную схожесть с группой «Ноль», однако никто почему-то не видел их предшественников в группе «Странные игры». Меж тем Шнуру очень нравились «С. И.» — особенно композиция «Уренгой — Помары — Ужгород».)

Из вновь прибывших музыкантов самым ярким (если не единственным) шоуменом был трубач Рома Парыгин — боевой, отчаянно пирсингованный и похожий на Мамочку из «Республики ШКИД». (Однажды, в связи с нависшей судимостью, Ромычу пришлось избавиться от своей грозди сережек, тогда в бессильной злобе он вставил себе в уши два огромных гвоздя.) Обычно на концертах в проигрыше «Терминатора» меланхолично насвистывал Квасо, теперь уже бывший тромбонист группы «Ленинград». Парыгин на его месте стал оглушительно крякать, как маньяк из фильма Лючио Фульчи «Нью-йоркский потрошитель», имитируя расхожий ди-джейский скретч.

Надо сказать, что Шнуров обставил смену состава единственно верным способом — он выдал ее за временный роспуск «Ленинграда». Все были настолько взбудоражены этой новостью, что никто даже и не заметил элементарной кадровой перестановки.

Переполошились, в частности, телепрограмма «Намедни» и журнал «Афиша» — тогда был короткий период их сотрудничества в рамках проекта под названием «Что-то будет». Решено было изготовить совместный реквием «Ленинграду». (С «Афишей», кстати, был неосуществленный проект пластинки, где Шнур, как пономарь, читал бы Библию. Затея не выгорела, причем не по шнуровской вине — воспротивился коммерческий отдел журнала. Вообще, с «Афишей» у Шнурова отношения как-то традиционно не складывались — однажды он подписался участвовать в фестивале стэнд-ап комеди, братья Пресняковы даже написали для них с Акиньшиной какое-то подобие пьесы, однако Шнур в последний момент соскочил.)

Парфенову нравился «Ленинград» (в неподдельный восторг его почему-то приводила строчка «яйца пухнут по весне, словно почки у березы»), но у него были серьезные сомнения в шнуровской вменяемости, поэтому он просил, чтобы я выступил в роли не то переводчика, не то укротителя. Я, как мог, разубеждал его, рекомендуя Шнурова как самого делового и уравновешенного человека на свете. Парфенов послушал, кивнул и мягко резюмировал: «Все-таки давайте вы тоже поедете».

Я докатился до Шнурова промозглым топким питерским утром (Парфенов вылетел в Санкт-Петербург еще накануне и теперь ждал нас в гостинице «Европа»). Шнур жил на Петроградке, слушал группу «Пьянству бойз» и уже тогда давал по три интервью в день. Я разбудил его своим приездом, и мы сели слушать свежезаписанный альбом «Пираты XXI века». «Во клавиши какие, прямо Пугачева», — радовался Шнур, приплясывая в белом махровом халате под свежезаписанную «WWW».

К Парфенову мы опоздали на час с небольшим.

Вечером 16 февраля 2002 года грянул концерт в «Юбилейном», заявленный как прощальное выступление «Ленинграда». На сцену выбрались два состава — старики плюс «Спитфайр». В самом дублировании инструментов было что-то негожее, смахивающее на столкновение жены и любовницы. «Ленинград» и так, по обыкновению, напоминал утесовский коллектив «Дружба» из «Веселых ребят» в сцене драки, на сцене «Юбилейного» это сходство лишь возросло. Однако для самого Шнурова это, конечно, был триумф — он пребывал на пике всего, что умел и планировал. Он вышел с бритой башкой, в красной олимпийке и был похож на беглого каторжника, который все-таки добежал куда следует. На песне «Терминатор» к Шнурову прильнула парочка полураздетых стриптизерш — у одной была огромная грудь, у другой — всего ничего. Под занавес он, разумеется, разбил гитару. Расстояние до сцены было большое, поэтому драйв не очень прощупывался. Зато было много крови — тогда я впервые увидел, как под музыку «Ленинграда» люди избивают друг друга, тяжко и обреченно. Такого ранее на концертах не случалось — то есть люди дрались, конечно, но скорее из общего ухарства, беззлобно.

После концерта мы со Шнуровым много выпили, я пропустил свой поезд и остался у него на ночь. Мизансцена попойки была довольно странной — Шнуров лежал под кухонным столом, за которым сидел я, и разговаривал со мной оттуда. Вылезать из-под стола он отказывался, да я и не настаивал. Бутылка с виски сновала со стола на паркетный пол и обратно. При всей нелепице диспозиции, не позволявшей даже взглянуть друг другу в глаза, мы тем не менее увлеченно беседовали о чем-то до самого утра — ни дать ни взять постаревшие Малыш и Карлсон.

Альбом вышел в марте. Определенная наглость сквозила уже в названии — в тот год борьба с пиратством была на истерическом подъеме. После «Дачников» «Ленинград» нельзя было не заметить. После «Пиратов» с их первосортной простотой и загребущим драйвом его трудно было не полюбить. Единственный недостаток альбома заключался в некотором переизбытке гарантированного наслаждения. В привычное для «Ленинграда» бешенство просочилась легкая вальяжность. «Пираты» были тем, что рок-энциклопедии называют зрелой пластинкой. Поначалу Шнуров вообще собирался делать двойник, но потом забраковал часть материала. Например, не вошла записанная в процессе той же сессии песня «Пятьдесят в лампочке ватт, я не доживу до пятьдесят», где Шнур играл на расстроенной бас-гитаре и колотил по какой-то арматуре. (Возможно, Шнур исключил ее по понятным суеверным причинам.) Зато была введена в оборот старая, петая еще Вдовиным, «Камон эврибади» с замечательной строчкой «а песня моя — она как птица, в воздухе летает и бешено орет».

Все это развеселое творчество совершенно не нуждалось в анализе — на такое принято показывать пальцем, и этого более чем достаточно. Шнур в третий уже раз привел русский рок в чувство, в чистое чувство — лишив его тем самым вечной озабоченности смыслом. Он ухитрился выразить запах и дух не в песнях даже, а в каких-то футбольных речевках, посвященных исключительно деградации и аморалке. Вся мыслимая экзистенция по-прежнему легко умещалась в противостоянии «плюнет-поцелует»; тексты песен снова были простыми и необходимыми, словно фото на документ.

«Пираты» как могли зафиксировали небывалую концертную оторопь последних полутора лет. Правда, в фиксации былой оторопи участвовали уже другие музыканты.

После эфира с Парфеновым Шнуров окончательно расположил к себе медийное пространство. Как ни странно, ярлык алкаша тоже сработал в шнуровскую пользу. Когда люди впервые сталкивались со Шнуровым и неожиданно обнаруживали в сочинителе песни «я алкоголик, ебаный придурок» сметливого и обаятельного острослова, им была обеспечена как бы двойная порция восторгов — Парфенов не дал бы соврать. К тому же от Шнурова многого не требовалось. В конце концов, на два принципиальных для русской культуры вопроса ответы он знал — был в курсе того, как очищается политура, и знал, отчего умер Пушкин.

Похожий случай был у британского журналиста А. А. Гилла — его карьере также в немалой степени способствовали своевременные откровения о критической проспиртованности собственного организма. С умом и талантом из шарма алкоголика можно извлечь значительные дивиденды. Ум и таланту Шнурова были, не говоря уже о шарме алкоголика. У Эмили Бронте в «Грозовом перевале» встречается хорошее выражение — пьяный в лоск. Шнур был как раз таким. Как, впрочем, и Гилл.

Благодаря этой стратегии к началу 2002 года Шнуров снискал офигенную любовь каст: менеджеры среднего звена, журналисты, банкиры, бандиты, стилистки, начинающие и маститые кинематографисты, писатели и еще черт знает кто. Однажды глубокой ночью мы сидели большой компанией во дворике на Чистых прудах. Шума от нас было много — Шнуров периодически хватался за гитару, пел «На братских могилах» и что-то еще в подобном духе. В конце концов из ближайшего подъезда вышли два матерых бугристых мужика под пятьдесят в тренировочных костюмах и молча двинулись на нас. На обожателей группы «Ленинград» они были не похожи (в любом случае Шнур к тому времени уже свалил), и мы приготовились к худшему. Поскольку часы показывали четыре утра, худшее мы заслужили. Мужики приблизились на расстояние вытянутой руки, проще говоря удара. «Ребят, — откашлявшись, произнес один, — а это чего с вами, Сергей Шнуров, что ли, был?» Кто-то кивнул. «Видишь, мудак! — Мужик торжественно повернулся к своему напарнику. — Я ж тебе говорил, это он был! Ребят, а он… еще вернется сегодня?»

В тот момент я, пожалуй, впервые в полной мере осознал не творческую, но бытовую силу «Ленинграда». Это был июль 2002 года.

К тому времени «Ленинград» настолько забурел стилистически и коммерчески, что Шнур имел все основания подурачиться на стороне. Тренировочный проект «Три дебила» к тому времени уже прекратил свое существование, и Шнуров изобрел группу «Диоды», которой полагалось исполнять синтипоп (поп-проект всегда был мечтой Шнура, еще со времен «Латекса»). Правда, первая же песня называлась «Роботы-ебоботы», что несколько подрывало желанную поп-составляющую. Другим, более основательным и продуктивным дурачеством стал концерт в ДК Ленсовета с измененными аранжировками песен.

Шнуров позвал гурьбу сторонних музыкантов — пила, домра, конги. Плюс половина «Спитфайра», плюс контрабасист Макс Колотушка. Пузо играл на столе, уставленном бутылками. Все они вышли в майках AC/DC — майки оказались огромные, пришлось обрезать. Шнур куртуазно начал концерт песней «Не могу я жить без Светки, хоть мне сердце, на хуй, рви» с посвящением жене.

Зимой в рамках все того же заслуженного отдыха от «Ленинграда» вышел шнуровский сольник — «Мистерия звука» издавала тогда серию «Шансон с нечеловеческим лицом», куда вошли пластинки Псоя Короленко и Гарика Осипова. Альбом назывался «Второй магаданский». То был довольно потешный и сугубо авторский блатняк, который в шнуровском исполнении традиционно вызывал массу противоположных нареканий — его то обвиняли в излишне глубоком погружении в мир шансона, то, наоборот, в измене его идеалам. Альбом представлял собой приятный оммаж Северному, а также самому себе; был, в целом, не блеск, однако не без находок — взять, например, архивную «Жопу» (частично вошедшую в первый «Бумер») или абсолютно свежую «Супергуд». Диск был дописан песней «Копейка» из одноименного фильма режиссера Дыховичного.

Митя Мельников

Был фестиваль каскадеров в Тушино — прыжки на автомобилях, все дела. Мы играли перед Линдой, а после нее уже шли Guano Apes. Естественно, приехали, как обычно, все уже нажратые. Играем, играем, и на песне «Космос» Шнур почему-то решил дать микрофон Роме. И Ромеро, бухой в жопу, играет, поет, ну и забывает слова, естественно. И из толпы стали ему показывать факи — ну потому что действительно какая-то хуйня происходит, музыка играет, а слова — не пойми чего. В ответ Ромеро вместо полагающейся строчки «Вы любите женщин, а я просто дрочу» выдает речь следующего содержания: «Вы любите женщин, а вот кто показывает мне факи, тех я в жопу ебал». А на празднике присутствовало какое-то руководство Москвы. После этого решили, что «Ленинград» в Москве не должен выступать. Это было весной 2001 года.

Сергей Шнуров

Мне тогда позвонили из «Комсомольской правды» и сказали, что в Думе слушается закон о запрещении брани в общественных местах. И говорят: ваши комментарии по этому поводу. Я им сказал: «Знаете, они собираются закручивать гайки, но они забыли, что болты-то все спизжены».

Всеволод «Севыч» Антонов

Мы на самом деле дико ждали концерта, который так и не состоялся в «Лужниках». Очень готовились, репетировали. Если б его не запретили, это, конечно, был бы пиздец всему. Это был очень сильный облом. Все просто потухли. Потом разные люди говорили, что вот, мол, как круто придумал Лужков, какой он создал пиар «Ленинграду». Да ни хуя он не круто придумал.

Сергей Шнуров

Мельников, который делал концерт в «Лужниках», позвонил мне и сказал: можете не ехать.

Я подумал: ну, блин, и слава богу. У меня в тот момент особого рвения не было. Мы сидели на студии, писали что-то. Я как-то даже и значения этому не придал. Я понял, что это не шутки, когда запретили второй концерт где-то в Подмосковье, за подписью Громова. Даже помню формулировку — «в связи с проведениями масленичных гуляний».

Светлана «Колибаба» Шестерикова

На концерт в «Юбилейном» пришла пара в бальных костюмах — им за семьдесят, и они танцевали под «День рождения». На «Ленинград» вообще никто не смотрел, все смотрели только на эту пару.

Андрей «Дед» Кураев

Для меня это был первый в жизни стадионный концерт, и на мне как на басисте, по большому счету лежала большая ответственность. Правда, на сцене еще находился контрабасист, но он толком не играл. Я и сам играл достаточно скованно — типа, преодолевал некий рубеж.

Евгения Федоровская

Днем перед концертом в «Юбилейном» мы съели грибов, пошли к режиссеру Брашинскому, сели в какое-то стеклянное кафе, меня накрыло, а тут прямо по улице идет актер Борис Щербаков. Потом, слава богу, отпустило, пошли к шнуровской Светке за билетами или проходками. Там нас поразил его сын Аполлоша, который на вопрос бабушки «А как у нас папа денежки зарабатывает?» постучал кулачками друг о друга, а на вопрос «А как мамочка их тратит?» дунул с ладошки куда-то… Ребеночку было около года, наверно. Очень артистично-цинично у него это все вышло.

Денис «Кощей» Купцов

После концерта в «Юбилейном» Шнур хотел все остановить, всех разогнать, у него была идея уехать на Алтай, что-то в таком духе. Но потом он пригласил сначала Рому с Дедом съездить с ним в Кишинев, а потом мы поехали в Хабаровск и Владивосток — я, Гриша, Рома, Дед, Андромедыч и Серега. И с тех пор нас проперло нереально от игры.

Сергей Шнуров

Музыка превратилась в полное говно. Уже понятно, что никаких взрывов не будет. Слава тебе Господи, что «Ленинград» еще хоть как-то запрещают. Сейчас же кого запретить? Все же «ля-ля-тополя». Я еду в машине, слушаю радио, а там какие-то кроссворды, ребусы мне суют, что ж это такое, и мелодии все витиеватые, кошмар. Надо, блядь, заниматься компьютерной графикой. Это самое перспективное.

Анна Маграчева

В какой-то момент Шнур вздумал подать в суд на «Гала-рекордз». Жаловался мне:

— Они охуели, альбомы расходятся бешеными тиражами, у каждого школьника уже, по-моему, есть альбом «Ленинграда». А авторское вознаграждение за прошлый год — четыреста баксов. По моим подсчетам, процент от продаж — минимум тысяч двадцать долларов. Они считают, что я дурак, ничего не смыслящий в бизнесе и бумажках. Пираты, и те лучше. Они, по крайней мере, честно признаются в том, что они — пираты.

— А как ты выяснил про «Гала-рекордз»?

— Да делать было нечего, пошел к Ускову и спросил: не должен ли мне, случайно, кто-нибудь. Оказалось, что должны…

— Ты сам собираешься судиться?

— Нет… я бы мог, но для этого пришлось бы потратить до хрена времени. У меня есть юрист. Мы им устроим. Мне это не ради денег — на деньги мне наплевать, — а ради принципа: неприятно, когда наебывают.

Анна Черниговская

Сережа и Светик хотели купить квартиру. И спросили, нет ли у меня в связи с этим каких-нибудь светлых идей, кому что можно продать. А у моего приятеля Саши Мнацаканова была идея записать какой-то концерт и издать его. Он встретился со Светой. Они договорились на альбом «Пуля», который, видимо, был тогда свободен по правам, и решили его выпустить. Параллельно с этим Сережа с усеченным составом «Ленинграда» участвовал в сборном концерте памяти Дюши в июле 2000 года. Осталась запись, и предполагалось ее выпустить. Выпускающей компанией должен был стать «Триарий», потому что он, собственно, эту запись оплачивал. И со всеми на эту тему была договоренность. Был замечательный договор между мной и Сережей и между мной и «Триарием», что это должно выходить в формате сборника — «ДДТ», «Ленинград» и прочие. После чего Саша Мнацаканов, человек беззаботный, понял, что актуальность «Пули» небесспорна (а купил он ее втемную) и все это как-то фигово. А на том концерте Сережа исполнил ряд новых хитов, типа «Мани-мани». Мнацаканов взял и вставил их в переиздание «Пули», выходящей на «Музыкальном экспрессе», бонус-треками, никому об этом ни слова не сказав. Вышел диск, а ситуация была абсолютно бесправная, потому что выяснилось, что Сережа и то не должен был продавать, и тем более не имел права включать новые песни куда бы то ни было, кроме как в сборник «День рождения Дюши». Все договоры были черные, деньги наличные, вся эта история тянулась, тянулась и в результате перессорила весь издательский рынок. Оказалось, что все по цепочке друг другу должны. Довольно грустная история. Безусловно, разговоры о том, что Сергей Шнуров обманул «Гала-рекордз» и вступил в преступный сговор с Александром Мнацакановым, а также компаниями «Триарий» и «Музыкальный экспресс», являются абсолютной ложью. Сергея Шнурова подставили втемную, что называется, а вместе с ним подставили и меня. Саша Мнацаканов чудный человек, он во многом сделал этот издательский рынок, но он авантюрист. С другой стороны, в атмосфере двухтысячных годов Сережа со Светой довольно безответственно подписывали разного рода документы, и хорошо, что все это закончилось относительно мелкой сварой.

Сергей Шнуров

История на самом деле элементарная. Был записан концерт памяти Дюши, а потом это каким-то странным образом всплыло на переиздании «Пули». Права на «Пулю» принадлежали «ОГИ». Ровно в тот день, когда права кончились, я и продал эту «Пулю». Права были выданы на три года. Причем второе издание «Пули» было посерьезнее, по крайней мере, там был правильный порядок песен.

Параллельно началась судебная тяжба с «Галой», которая недоплатила мне денег. И «Гала» стала валить на меня — мол, вот он сам что творит. Наш юрист Усков призвал к ответу. Собственно, по итогам суда я имел право на любые переработки песен.

Алексей «Микшер» Калинин

После концерта в Ленсовета Женька Ай-яй-яй сказал Шнурову: «Ты number one». Я это к тому, что люди, которые типа занимались серьезной рок-музыкой, они не предполагали, что в «Ленинграде» есть и креатив, и музыка. Они думали, это шуточки. Представь себе отношение рокеров в нашей стране к блатняку. Когда я в свое время начинал играть панк-рок, для нас самым жестким опускаловом было словосочетание «кабацкие музыканты». Типа не умели квинтами играть, и Sex Pistols им по хую, о чем с ними разговаривать. А у Сереги все получилось ровно в тот момент, когда зарабатывать деньги уже не считалось зазорным. К тому же он с большим юмором к таким вещам относится. Помню, он приходит на репетицию, нам надо срочно ехать на очередную корпоративку куда-то в Краснодар, а «Спитфайр» в этот момент где-то на гастролях. Тогда мы собираем следующий состав — я, Серега, Андромедыч, Севыч и саксофонист Леха Канев. Он называется «жопкин хор». И как он называется, так он, собственно, и звучит. Мы пробуем играть эти песни впятером, они что-то не очень получаются, а Серега смеется: «Да ну на хуй, за такие деньги…»

Александр «Сашко» Привалов

Я-то понимал, что с «Ленинградом» скоро лавочка закроется. Как мне сказал однажды Севыч — ты, Сашко, не с теми дружишь. Мы как-то со временем все больше отделялись — я, Ромеро и Квасо. Ну и Митька, барабанщик, частично. Появилась кличка битлы, это Пузо, кажется, придумал. Пузо у нас вообще такой… любитель Зощенко.

Алексей «Микшер» Калинин

Слово «битлы» я узнал от Димы Левковского, он когда-то был менеджером «Игр» и «Народного ополчения», в котором я играл. В больших коллективах всегда так бывает — они делятся на нормальных людей и так называемых битлов. Битлы — как дети, за ними надо следить. Ну и есть люди, которые за них отвечают. Деление было четким — отношения между Серегой, мной, Андромедычем, Пузо и Севычем были одни. Отношения между битлами и всеми вышеназванными были несколько иными. Собственно, ничего уничижительного в этом слове нет. Но легкий оттенок пацанского стебалова присутствует. Постепенно битлы совсем распоясались, выступали в непотребном виде. А у меня тогда был собственный проект «Север-комбо», я пробовал каких-то музыкантов из «Ленинграда», в частности Сашко, но он долго не продержался, потому что регулярно опаздывал на репетиции на час, хотя приходил всегда с тортиком. Но я достаточно жесткий человек, поэтому с музыкантами расстаюсь легко. И я не один раз говорил Сереге, что пора уже этот сброд подубрать. Но Серега очень добрый человек — если уж он меня не убрал из группы… Но эти алкаши-трубачи уже элементарно переставали играть.

Александр «Сашко» Привалов

Последний раз мы со Шнуровым поговорили на концерте в Таллине. В бизнесе есть такой способ управления — когда ты меняешь полностью команду и из-за этого у тебя вырастает авторитет. Мне казалось, что Сереге не хватало как раз этого. Мы не боготворили его, мы вполне готовы были делиться с ним славой. А вот он делить ее с нами явно не хотел. Он мне сказал: я среди вас не ощущаю себя Наполеоном. Ну, типа, не армия вы ни хуя. На что я ему возразил, что Наполеон-то свою армию кормил. Ему это дико не понравилось.

Причина нашего увольнения явно была не в алкоголе. Если посмотреть на нынешний состав — все так же бухают на концертах. А я так вообще особенно не бухал. У меня до сих пор нет привычки похмеляться. Я даже иногда получал за концерты двойной оклад — когда Васо или Ромеро спьяну не играли, я дудел за двоих. Просто Шнуру было важно, чтобы рядом находились либо его друзья, либо люди, которые беспрекословно выполняют его команды.

Митя Мельников

В 2002 году Шнур уже начал играть со спитфайрами. А концертов мы тогда уже почти не играли. Были какие-то смешные деньги за запись музыки к сериалам — чисто на поесть. И кто-то узнал, что Шнур со спитфайрами летит в Венгрию играть для какого-то олигарха, а нам всем предлагает — уже после того, как они вернутся, — приехать на «Нашествие», где все играют бесплатно. Ну и как-то это нас задело, и не поехали мы на «Нашествие». И с тех пор Шнура я больше не видел.

Александр «Сашко» Привалов

Шнур сказал, что у нас каникулы, летний перерыв. А сам стал ездить играть концерты с другим составом. Как сказал нам однажды с Ромеро старый питерский хиппан Айболит — это ж наебулька была. Этот Айболит спиздил у нас бутылку, а мы потребовали объяснений. Он и сказал: наебулька. Так и тут. Шнур же прямо ничего не говорил. Каникулы какие-то выдумал…

Денис Рубин

Серега сделал мудрый шаг, когда разогнал эту банду. Они офигенные все люди, но играть не умеют совсем — в смысле дисциплины. Взять того же Фокина, который неуправляемый совсем. Шнур сменил состав, поняв, что проект перерос в нечто большее. Старая команда уже элементарно не выдерживала того, что он хотел.

Денис «Веич» Вейко

«Спитфайр», конечно, более вменяемые люди, но с ними в некотором смысле сложнее, потому что группа стала более поляризованная, со своими фракциями внутри целого коллектива. При старом составе Серега всех жестко держал в кулаке. Он и сейчас, конечно, всех держит, но не так авторитарно. Поэтому очень часто приходится идти на компромиссы. От этого моральный климат стал тяжелее.

Ира Седова

Ромеро меня однажды довел до форменной истерики, я два часа рыдала. Он, когда пьяный, вообще ничего не соображает. А иногда с ним весело было.

Илья Бортнюк

Первый состав «Ленинграда» был сложный сточки зрения организационных моментов, но по части первобытного драйва он, конечно же, затмевал «Спитфайр». И хотя профессионализма особенного не было, играли они в принципе нормально. Не было ощущения какой-то сплошной лажи. Делали ровно то, что было нужно. Сейчас же попер элементарный профессионализм и работа на публику, причем на довольно странную публику. В общем, мне немножко жалко. Таких концертов, как в «Спартаке» или в «Ирвинг-Плазе» в первую нью-йоркскую поездку, больше, видимо, не будет.

Светлана «Колибаба» Шестерикова

Сколько я ездила с ними по стране, кисляка на концертах нигде не было. Народ всегда перся по-честному. Самая дикая публика почему-то в Таллине, все лезут на сцену, тебя опрокидывают, ну пиздец, короче.

Сергей Шнуров

Все участники нашей группы родились в Ленинграде. Ну, кроме Деда, который из Кабардино-Балкарии, и Лехи Канева, который из Петрозаводска. Но штука в том, что такого города — Ленинград — больше нет. А в паспорте он значится. Получается, что мы родились в несуществующей хуйне. В городе-призраке. Но для русского человека идея важнее жизни, и любые фантасмагории приживаются быстрее, чем факты.

Александр «Сашко» Привалов

Сам Шнур с годами ни капли не изменился. Просто он от нас отдалялся. Друзья остались, а наемники сменились, вот и все.

Андрей «Андромедыч» Антоненко

С уходом битлов появилась стабильность. Во-первых, новые парни гораздо лучше играют на инструментах. Без них не было бы такого… раггамаффин-звучания некоторых песен, как они это называют. Пианист любил говорить, что песня «Где же вы, бляди» это раггамаффин. Я, честно говоря, до сих пор не знаю, что это такое. Вообще, со сменой состава все изменилось как в кубике Рубика. Вроде бы грани те же, но цвет, отклик — все другое. Когда Серега играл на басу, был совершенно другой драйв. Когда ты играешь в коллективе, всегда есть главный инструмент, на который ты ориентируешься. И главным инструментом был бас. А поскольку Серегин грув совершенно безумный, он все и вытягивал. Этого грува и этого состояния сейчас очень мало.

Алина Крупнова

Антоненко первым в «Ленинграде» начал отдавать себе отчет в том, что в отношениях со Шнуровым нужно не спонтанное братание, а линия поведения. И он очень правильно сориентировался. В этом смысле были большие проблемы со Светой Колибабой, с которой он тогда жил. Она говорила, мол, вот, Шнур тебя зажимает, топчет и все такое.

Алексей «Микшер» Калинин

Шнуров очень часто увлекает за собой людей в бездны распутства. И люди начинают зарываться и не понимают, что с ними происходит, поскольку они вроде как попадают под его протекторат. Так, в частности, случилось с Ромеро. Сложности возникают в тот момент, когда человек перестает понимать, где заканчивается Шнуров и где начинается он сам. Шнуров умеет, что называется, воткнуть, но он не жесткий человек, поэтому все происходит достаточно вкрадчиво, и люди не успевают даже сообразить, что они уже изъясняются не своими словами и думают не своими, а его мыслями. В нашем трижды мотострелковом коллективе многие товарищи не понимали простого принципа — что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку. Сережа в этом смысле очень опасный человек, он может увлечь за собой на дно, только у него хватает сил на следующий день выныривать, а у людей нет. Они вообще забывают о том, что у них есть собственное мнение и предпочтения во всем, начиная от алкогольных напитков и заканчивая рок-н-ролльными ритмами.

Роман Парыгин

Единственное, что мы аранжировали практически полностью, это «Пираты XXI века», поэтому до сих пор многие говорят, что это очень похоже на «Спитфайр», ну это факт, там действительно много ска-панка так называемого.

Илья «Пианист» Рогачевский

Я «Пиратов», по-моему, не записывал. Честно говоря, я не помню — можно на обложке посмотреть, там тогда еще писали фамилии участвующих. Окончательно я стал играть в «Ленинграде» с июня 2002 года. Все мои воспоминания об этой группе упираются в то, что в группе много народу, все пьяные, ну и весело.

Роман Грузов

«Спитфайр» — дети конца восьмидесятых, последователи групп типа «Пупсы», откуда вышли Женя Ай-яй-яй и Дусер, или «Буква 0», которая потом превратилась в «Ножик для фрау Мюллер»; или Swindlers, где, собственно, играл Кощей. По сравнению с тем, что тогда происходило в Ленинградском рок-клубе, это был мощнейший прорыв — по музыке, по внешнему виду, по самой идее не петь по-русски. Они одевались по-другому, они ездили за границу, смотрели, как там играют. Тогда же вышел сборник «Psycho Attack», первый, с крысой на обложке. Swindlers — главные в городе по психобилли вместе с Meantraitors — вылезли на улицу, играли на паперти у собора на Невском. Это было в 88 году. Отчетливое начало новой музыки. Составы перетекали друг в друга, это тоже была сугубо западная тема. Вдобавок в 94 году, когда приплыл «Штубниц», случилось мощное объединение тусовок, потому что ночи были отданы клубу «Тоннель» с его техно, а дни — клубу «TaMtAm» с его роком. Swindlers собирали в «TaMtAme» нереальное количество народу, это была дико важная группа. И ключевые музыканты «Спитфайра» — Дед, Лимон, Рома Парыгин — все они родом из «TaMtAma». А вот Шнура я в «TaMtAme» не припоминаю.

«Спитфайр» играли в Европе на улицах, они вообще с самого начала стали бешено гастролировать. Так никто здесь не делал — может, «АукцЫон» только. У «Спитфайра», кстати, тоже был автобус. У них был совершенно западный подход, и со своим профессионализмом они неизбежно должны были приземлиться к какому-нибудь человеку типа Шнурова. Некоторый парадокс заключается в том, что абсолютно антирок-клубовская группа пошла в услужение к главному современному русскому рок-поэту.

Денис «Кощей» Купцов

Шнур был в «TaMtAme». Он играл в группе «Алкорепица», и еще какие-то проекты были смешные у него. Но это был совсем уже поздний «TaMtAm», он его совсем чуть-чуть застал. В основном он стал проявляться в «Манхэттене» и в «Арт-клинике». У меня до сих пор дома валяется флаерс, где «Ленинград» играет на разогреве «Спитфайра». Мы уже ездили вовсю, у нас уже был второй альбом, когда у них только вышел первый. Но все равно Шнуров тогда жутко всем нравился.

Митя Мельников

Тогда были какие-то обиды, реально детские, сейчас я понимаю, что сами все проебали и жаловаться не на что. Шнур охуительный менеджер, он все делает очень правильно. Просто когда денег не было, мы все решили, что мы вроде бы партнеры. А на самом деле ни фига не партнеры, а наемные работники. В принципе нормально, потому что по тем временам зарабатывать в Питере штуку долларов (как я) — это было очень круто. И это всех расслабило. Типа, денег до хуя, а чего еще надо. Не было стимула что-то дальше делать, придумывать, развиваться. Отыграли концерт, ну и заебись.

Алина Крупнова

А как эти люди могут злиться на него, если он ответственен за самый лучший период их жизни? Благодаря Шнурову у них был огромный зал, который бесновался под носом у того же Саши Привалова, и это забыть невозможно. Ты можешь впоследствии быть кем угодно, хоть академическим музыкантом, но многотысячный зал, который рвет на себе лифчики перед твоим носом и который уже не повторится, забыть нельзя.

Григорий Зонтов

Я познакомился со Шнуровым при следующих обстоятельствах. Прихожу на студию записывать партию саксофона. А в студии в этот момент находятся Ромеро, Сашко и Васо из того состава. И Серега тут же выгоняет их со студии. Я помню, он им сказал: «Я не настолько богатый человек, чтобы проебывать тут все с вами». Я подумал: «Ничего себе, „Ленинград“ вроде бы все из себя распиздяи, и вдруг такой жесткач. Молодец, своего не упустит».

Александр «Сашко» Привалов

Если б я умел рисовать, я б изобразил эту ситуацию так. Есть некий автобус, все музыканты толкают его в гору. А Шнуров сидит в кабине и говорит: правее, левее, теперь прямо. А когда этот автобус на горку затолкали, чуваки, разумеется, подвыдохлись слегка. Так теперь можно и других чуваков взять. Тем более что автобус-то уже на ровной площадке. Можно его даже и под откос пустить — для веселья. Если честно, я до сих пор не понимаю, на фига он так сделал. Все же было… неплохо. Команда была раньше посильнее по духу. Новые ребята играют, может, и поровнее, но фишка-то была в другом.

Алина Крупнова

Это не первый вокально-инструментальный ансамбль в моей жизни, и я наверняка знаю, что когда много мальчиков занимается одним делом и при этом все находятся в разном статусе — это, в общем, нездоровое братство. Степень приближения к Сергею — всегда момент колеблющийся. Выборная должность любимого друга, она же существует.

Александр «Сашко» Привалов

Я считаю, что нам хоть что-то, но должны были за запись альбомов платить. Шнур ведь как сделал? В какой-то момент он собрал нас всех в «Грибоедове», раздал нам всем контракты. Вот, говорит, чуваки, ознакомьтесь. А мы, разумеется, не сильно разбираемся в контрактах. Понятно одно — мы от всего отказываемся, от любых прав на музыку. Ну и мы говорим: а на фига нам такой контракт нужен? Шнур отвечает: вы не понимаете, вы же все права передаете мне, и общая сумма будет, естественно, больше, потому что если ее делить, то там будут налоги вычитаться ну и все такое прочее. Ну, мы услышали, что сумма будет больше, и на радостях подписали.

Я долгое время думал, что мы получаем поровну. Мне казалось, что это нормальные деньги: сто-сто пятьдесят долларов за концерт. Но в какой-то момент стало выясняться, сколько на самом деле стоил тот или иной концерт «Ленинграда». Я бы, может, отнесся к этому нормально, если б мне спокойно разъяснили. Уверен, что никто не был бы против того, что лидер группы берет больше денег. Я просто очень близко к сердцу принимал этот проект, мне казалось, что это дело жизни, был уверен, что у нас все происходит честно и по дружбе.

Илья Бортнюк

Шнуров очень талантливый человек, при этом он прекрасно понимает, как этот бизнес работает, как продать ту или иную идею. Он очень хорошо руководит своим бизнесом под названием «Ленинград». Он же единоличный владелец бренда и никому никогда не отдавал и не отдаст никаких прав на него. Это очень серьезный талант.

Сергей Шнуров

Со «Спитфайром» у меня никаких проблем не было. Они ж понятливые, и потом они изначально знали, кто тут главный. У них же на собственных репетициях чуть не до драки доходит. Они мне должны быть в этом смысле благодарны — я дал им возможность репетировать без срача. Просто у них в коллективе ебучая демократия, а она для искусства на хуй не нужна.

Олег Гитаркин

В какой-то момент Кощей надоумил Шнура, что у него должен играть «Спитфайр» вместо предыдущих музыкантов. Собственно говоря, правильно — они на куда более профессиональный уровень вышли в плане музыки. По-моему, глупо с благоговением вспоминать старый состав, этого Ромеро дебильного. Шнур сделал абсолютно правильный ход — он же оставил всех своих главных собутыльников, типа Севыча, Пузо, Андромедыча, которые фигурировали с самого начала. Поэтому душа «Ленинграда» как таковая осталась на месте, а то, что там трубач не Вася, а Петя, это всем по большому счету по барабану. Я считаю, что настоящий угар к «Ленинграду» пришел как раз в новом варианте. Хотя я лично эту группу за угарную вообще не считаю. Нет, в классическом понимании это, конечно, одна из угарных групп, потому что Шнур действительно может и в драку влезть, и испиздить своего друга, приняв его спьяну за врага. По сути, это угар. Но не в моем понимании.

Денис «Кощей» Купцов

Гитаркин все путает, как всегда. Это была шнуровская идея — сделать джем-сейшн для альбома. Мы встретились в ЛДМ, там был фестиваль, где играли и «Ленинград», и «Спитфайр». Мы затусовались с Серегой в буфете, сидели, бухали, Шнур говорит: вот, Кощей, хочу пригласить вас на запись альбома. Я говорю, без проблем. Когда мы вошли в студию, мы ужаснулись от того, как работал его тогдашний коллектив. То есть было понятно, чего Серега хочет от этой группы, но было абсолютно непонятно, как этот коллектив собирается претворить это в жизнь. Ну, мы влились в работу, и нам жутко понравилось. Сереге понравилось, как быстро мы аранжируем вещи, причем сразу с ним вместе. А нам понравилось, что он вообще не запаривается над какими-то глобальными идеями. Принял решение — и тут же сделал. А потом он постепенно начал приглашать нас на сейшены, и в один прекрасный момент мы начали понимать, что какая-то хуйня происходит и мы подсиживаем ребят. Нехорошо. Серега там дописывал еще какие-то вещи и окончательно уже с ними разругался, ну и вынес такой вердикт — буду с вами играть, с ребятами меня не прет. Ребята тоже, естественно, напрягались, но в конце концов Серега очень долго их терпел. Он нас стал чаще приглашать, и мы перестали задавать вопросы. Нас друг от друга перло, и постепенно мы влилйсь в состав плотно.

Андрей «Дед» Кураев

В какой-то момент ценник группы сильно побежал вверх. И Шнур начал привлекать все новых музыкантов. Так постепенно все и стали играть. Хотя Шнуров, видимо, и сам сначала не понимал, надо это ему или нет. Он только разогнал одних и не был уверен, нужна ли ему новая орава.

Константин «Лимон» Лимонов

Я был в Германии, вернулся, меня Дед встречает в аэропорту и сообщает: знаешь, мы теперь играем в группе «Ленинград». Это все произошло без меня. Я первые концерты с ними сыграл в Германии. Собственно, знаменитый «голый» концерт в Нюрнберге это был мой второй опыт с ними. Я уже тогда подумал: пиздец, скучать в этой группе явно не придется.

Электричество на первых концертах со Шнуровым было такое, что меня просто выносило куда-то. Мы до этого играли много, но в основном по маленьким клубам, где все шло относительно спокойно. А тут я попадаю в группу, которая сразу же заряжена на стадионы. Нас засовывали в какие-то хоккейные комплексы во всяких Ростовах, Донецках, и везде зал вскрывался на каждом концерте. Током бьет от страха. Со «Спитфайром» у меня такое было только однажды — на фестивале в Вильнюсе, где было сорок тысяч человек. Я к «Ленинграду» привыкал где-то полгода. Я тогда понял, как развивается звездная болезнь: тебя просто накрывает волной и ты перестаешь соображать. Когда ты ловишь волну, строго говоря, уже не так важно становится — пить или не пить на концертах.

Митя Мельников

«Спитфайры» делали то же самое, что и мы, но куда профессиональнее. Они очень много играли за границей, в Германии и еще где-то, поэтому у них западный подход. Они умеют не ошибаться и работать на публику — вовремя улыбнуться в камеру и все такое.

Всеволод «Севыч» Антонов

Я до сих пор считаю, что старые истории с битлами были гораздо интереснее. «Спитфайр» — дико хорошие все чуваки, но они устоявшаяся группа. А тогда был ебанизм от души, вдруг поперло. Все было очень искренне, и то, что битлы зазвездили, это тоже понятно. Они, конечно, совершенно охуели от навалившейся популярности, бухача, веселья и безнаказанности. Не было же вообще никакого давления. С одной стороны, правильно, что их нет. С другой стороны, с изгнанием битлов все смешные истории закончились. Ну, так чтоб совсем смешные.

Сергей Шнуров

Рано или поздно мы все соберемся, наверное. Но какое-то время просто не хочется общаться друг с другом. Устали. Реально. У нас ведь нет наемных музыкантов, все на товарищеских отношениях держится, поэтому сложно.

Алексей «Микшер» Калинин

С появлением «Спитфайра» мое участие в группе стало совсем эпизодическим. «Спитфайр» не совсем мой коллектив, к тому же я тогда перебрался в Москву, к подруге. А года полтора назад опять стал играть с «Ленинградом». Мне никто

богатых в качестве образца нового русского джентльменства выдвигал сомнительную с точки зрения глянцевой эстетики фигуру. Тогда портфельные инвесторы еще только начинали переодеваться в дорогие костюмы и буржуазность была характеристикой форменной, а не содержательной. В журнале это формулировалось примерно так: поскольку в пиджак нужно наряжаться по-любому, остается два выхода из этой ситуации. Или быть в пиджаке и пидором. Или быть в пиджаке и со Шнуровым. Выбор невелик, а поскольку большая часть аудитории не хотела становиться пидорами, ей пришлось в качестве единственной альтернативы держаться Шнурова.

Тогда же и началась мода устраивать корпоративные вечеринки, где белые воротнички плясали под «все заебало пиздец нахуй блядь».

Апогеем шнуровоцентризма стало читательское голосование «Человек года», где Шнуров впрямую конкурировал с Путиным. Для порядка там было еще несколько номинантов, но мне было заранее ясно, что основная борьба развернется между этими двумя.

Голосование шло несколько месяцев, и в конце концов Путин с незначительным перевесом победил.

Однако редакция GQ волюнтаристски переиграла партию в пользу Шнурова с формулировкой: конкурс называется «Человек года», а Шнуров больше похож на человека.

Церемония награждения проходила в ресторане «Белый квадрат». Там собралось человек триста московского бомонда. Шнуров должен был сыграть небольшой концерт. Из присутствующих еще мало кто слышал это живьем. Шнуров потребовал, чтобы у него была разогревающая группа, и сам привез с собой эту группу, состоящую из бывших музыкантов «Ленинграда» Ромеро и Сашко. Они часа полтора пели чудовищного содержания и бесконечной длины песни про каких-то уток, так что респектабельная общественность уже начала несколько охуевать, не понимая, что вообще происходит. Даже если бы Ромеро просто кричал «хуй, хуй» — это всех больше бы устроило, чем все эти непонятные страдания, в которых трудно было разобрать хоть полслова.

Директор издательского дома «Конде Наст», который издает GQ, умолял меня сделать что-нибудь с этим, потому что публика недоумевает и вообще кошмар.

Я сказал об этом Шнурову, но он только улыбнулся. И вообще он, кажется, был счастлив этим обстоятельством и готов был слушать песни про уток до бесконечности.

Наконец все это стало совсем уж невыносимым, я плюнул на уговоры и пошел выпивать в бар, предоставив вечеру идти так, как он идет. И тут на сцену выскочил Шнуров с «Ленинградом». Они в бешеном, хардкоровом темпе отыграли пять шлягеров, в основном из «Дачников», и Шнуров в три приема разбил в щепки гитару. Он тогда это делал на каждом концерте, но так удачно, мне кажется, у него ни разу не получалось.

Директор «Конде Наста» смертельно побледнел, предвкушая, видимо, в какую сумму рекламных убытков обойдется эта выходка издательскому дому, зарабатывающему на том, что он самый респектабельный и буржуазный в мире.

Однако публика аплодировала, как будто балерина Павлова исполнила на редкость удачное фуэте.

Сергей Шнуров

Путин учился в 281-й школе, а я напротив — в 266-й. У Путина была дико гопницкая школа. Восьмилетка. Потом она стала десятилеткой, но все равно все гопники учились там. Она была химическая, и после нее можно было поступить в Технологический институт.

Летом 2002 года «Ленинград» отличился дважды — в Нюрнберге и в Раменском — и оба раза капитально. В Нюрнберге они играли вместе с «АукцЫоном» и «Гражданской обороной». Клуб, в котором все они выступали, был непотребно жаркий и душный. Однако если «АукцЫон» и «ГО» перенесли жару стоически, сохранив приличествующий человеку облик, то Шнур и его наперсники разврата не нашли ничего лучше, как раздеться догола и отыграть в таком виде концерт.

Светлана «Колибаба» Шестерикова

Следующая глава

biography.wikireading.ru

Ленинград

Ленинграду – 20 лет, есть чему удивляться. С одной стороны, кто бы мог подумать, что клубный питерский арт-проект под патронажем Леонида Федорова, сезонное развлечение богемы обеих столиц в итоге обернется самым востребованным игроком на местном музыкальном рынке? С другой стороны, удивительно, что группа с таким стажем пришла к юбилею не просто на пике формы и востребованности, а еще и регулярно делает так, что новые песни становятся популярнее старых хитов. С третьей стороны, за эти двадцать лет «Ленинград» несколько раз изобретал себя заново, меняя певцов, стили, составы, одежды и сферы влияния и в результате превратился в на редкость калейдоскопичную и универсальную забаву, способную ответить практически на любой зрительский запрос – сложно вспомнить вторую такую русскую группу, которая бы с таким тщанием работала на публику в лучшем смысле этого выражения.

К 2016 году эта публичность достигла таких широт, что «Ленинграду» уже принялись ставить ее в вину. У «Ленинграда» репутация безотказной команды, они традиционно играют везде и для всех, что естественным образом вызывает раздражение и обвинения в неразборчивости. Тут справедливости ради стоит напомнить, что искомые корпоративы во всем их тревожном изобилии изначально были не знаком алчности, но элементарным порождением цензуры (поскольку при Лужкове концерты «Ленинграда» недолгое время находились под запретом, а это был самый расцвет группы).

Кроме того, «Ленинград» работает с большими площадными вибрациями, которые изначально рассчитаны на известную всеядность. Не может быть непопулярного «Ленинграда», это группа-тотализатор и в первую очередь массовое явление, Шнуров это прекрасно понимает, поэтому он на концертах так настаивает на всех этих им же срежиссированных аплодисментах, подпевках и огнях в зале. Успех «Ленинграда» – это, собственно говоря, не есть похвала ему или оценка, это скорее врожденное свойство, без него эти песни просто теряют смысл, они ровно с этой целью и были написаны. Поэтому и слушают их, как правило, долго, до тошноты.

«Ленинград» в свое время вырулил на эту дорогу сам – без покровительства крупных лейблов, без формальной телевизионной раскрутки, без приглашенных продюсеров и радийных хитов (за редкими исключениями, вроде WWW или «Музыки для мужика» – и то они выходили в эфир в купированном виде). В концертном пространстве России «Ленинград» давно завоевал себе функциональное преимущество, сплетая черты бродячего цирка, стадионных монстров рока и корабельной дискотеки. Энергетика «Ленинграда» основана на вполне ископаемом топливе – концерты группы по-настоящему архаичны, тут царит драйв сугубо животного происхождения, заранее подогретый многочисленными вирусными видеоклипами.

ООО «Ленинград» держится на трех принципах – остроумие, одурение, обществознание. «Ленинград» смешон, дик и точен – сочетание этих качеств делает его практически неуязвимым для критики: к нему сложно подходить с серьезными мерками, и одновременно, невозможно высмеять, потому что группа и сама сделает это за тебя. В песнях «Ленинграда» много чего можно услышать, от грубого до глупого, однако в нем нет и никогда не было грязи и самодовольства.

Смысл «Ленинграда» – в когда-то прирученном ими и до сих пор удерживаемом настроении, которое сам Шнуров называет эсхатологическим восторгом. «Ленинград» приватизировал само ощущение праздника, это и есть его торговая марка, акции которой только повышаются. Стоит сказать, что этот праздник выдержан совершенно в русских литературных традициях – это праздник маленького, в общем, человека (что самым отчетливым образом запечатлено в клипе «В Питере – пить»). Шнурова часто обвиняют в издевательстве над людьми, хотя он всего лишь перерабатывает инерцию обычного здешнего самоедства в энергию ликования; и его пресловутые лабутены тоже, как ни парадоксально, вышли из гоголевской шинели.

leningrad.top

Действующие лица

Сергей Шнуров — лидер группы «Ленинград»

Игорь Вдовин — экс-вокалист группы «Ленинград»

Всеволод «Севыч» Антонов — перкуссионист группы «Ленинград»

Александр «Сашко» Привалов — экс-трубач группы «Ленинград»

Митя Борисов — ресторатор

Илья Бортнюк — промоутер, глава компании «Светлая музыка»

Андрей «Андромедыч» Антоненко — музыкант, аранжировщик

Алина Крупнова — продюсер

Стас Барецкий — поэт

Иван Дыховичный — кинорежиссер

Леонид Федоров — музыкант, лидер группы «АукцЫон»

Иван Лебедев — монтажер

Борис Гребенщиков — музыкант, лидер группы «Аквариум»

Алексей Зимин — журналист, главный редактор журнала «Афиша-Мир»

Дмитрий Ицкович — ресторатор, издатель

Егор Летов — музыкант, лидер группы «Гражданская оборона»

Роман Парыгин — трубач группы «Ленинград»

Митя Мельников — экс-барабанщик группы «Ленинград»

Юрий Сапрыкин — журналист, главный редактор журнала «Афиша»

Борис Хлебников — кинорежиссер Мартин Жак — музыкант, лидер группы The Tiger Lillies

Александр «Пузо» Попов — музыкант группы «Ленинград»

Михаил Ефремов — актер

Глеб Владиславлев — менеджер среднего звена

Алексей Казаков — журналист

Земфира Рамазанова — певица

Олег Гитаркин — музыкант, лидер группы Messerchups

Дмитрий «Демыч» Беляев — церковный сторож

Дмитрий Ткачев — журналист

Михаил Трофименков — журналист

Константин Мурзенко — актер, сценарист, кинорежиссер

Лида Федорова — промоутер

Ира Седова — арт-менеджер клуба «Китайский летчик»

Василий Уткин — спортивный обозреватель, телеведущий

Анна Черниговская — издатель

Андрей Карагодин — журналист, главный редактор журнала Gala

Гарик Осипов — музыкант, писатель, переводчик

Борис Симонов — хозяин музыкального магазина «Трансильвания»

Денис «Веич» Вейко — роуд-менеджер группы «Ленинград»

Дуня Смирнова — сценарист, режиссер, ведущая телепрограммы «Школа злословия»

Оксана Бычкова — кинорежиссер

Сергей «Обобо» Бакалов — фотограф

Евгений Лаврентьев — кинорежиссер

Алексей «Микшер» Калинин — барабанщик, перкуссионист группы «Ленинград»

Артемий Троицкий — журналист

Денис Рубин — первый директор группы «Ленинград»

Илья Ценципер — генеральный директор ЗАО «Афиша индастриз»

Дмитрий Ольшанский — журналист, главный редактор журнала «Русская жизнь»

Константин «Лимон» Лимонов — гитарист группы «Ленинград»

Паша Павлик — дизайнер

Денис «Кощей» Купцов — барабанщик группы «Ленинград»

Роман Грузов — журналист, художник, участник группы «Речники»

Ольга Сальникова — журналист

Роман «Ромеро» Фокин — экс-саксофонист группы «Ленинград»

Михаил Рябчиков — арт-директор клуба «Проект ОГИ»

Николай Охотин — сотрудник клуба «Проект ОГИ»

Станислав Ф. Ростоцкий — кинокритик

Светлана «Колибаба» Шестерикова — певица

Андрей Васильев — журналист, главный редактор газеты «КоммерсантЪ»

Ник Рок-н-ролл — музыкант

Анна Маграчева — подруга группы

Андраш Фэкете — фотограф

Вера Рейнхат — жена Севыча

Маша Федоренко — музыкант

Сергей Стишов — владелец трэвел-агентства в Гоа

Григорий Зонтов — саксофонист группы «Ленинград»

Марфа Хромова-Борисова — корректор

Андрей Денисов — журналист

Андрей «Дед» Кураев — бас-гитарист группы «Ленинград»

Илья «Пианист» Рогачевский — клавишник группы «Ленинград»

Дмитрий Степанов — издатель журнала «Афиша»

Матильда Мозговая — журналист

Следующая глава

biography.wikireading.ru

Читать онлайн "Музыка для мужика. История группы «Ленинград»" автора Семеляк Максим - RuLit - Страница 55

Всеволод «Севыч» Антонов

Не было же ни продюсера, ни даже толком директора. Все это был не шоу-бизнес, а своя отдельная история. Сейчас история, подобная тому «Ленинграду», невозможна.

Глеб Владиславлев

В 99 году женился Привалов, Серега решил сыграть концерт, чтобы собрать бабла ему на свадьбу. Но концерт было организовывать особенно негде, потому что «Бедных людей» закрыли, и я поехал в «Свалку». А у них был уже скандал со «Свалкой», как-то они там обосрались очень сильно. И никто уж концерта там не хотел.

Сергей Шнуров

Скандала никакого не было. Я вышел на сцену, сказал: умеешь играть — играй. Потом сказал: а если есть чего пить — наливай. И стал бухать со зрителями. А потом добавил: а деньги вам вернут в кассе. Но ни одного возвращенного билета не было. Алина Крупнова тогда нами занималась, она, я помню, передала для нас вот такую котлету денег через человека по прозвищу Обобо.

Сергей «Обобо» Бакалов

Алина посмотрела на все это и сказала: «Так, надо съебывать, пока пизды не дали». И дала мне деньги. Я несу их в гримерку, а там происходит адское братание с каким-то человеком. Человек среди прочего говорит Шнурову: «Я хирург, и у меня ощущение от концертов „Ленинграда“ такое же, как когда я делаю операцию и держу сердце чувака у себя в руках. Такой же адреналин!» Все натуральной стоят в ахуе, Сережа пьяный в дымину, а этот хирург вдруг заявляет: «Давай майками меняться».

Сергей Шнуров

Мы сидели дома у Паши Павлика, а все туда приходили и приносили бутылки. Под конец приехал Глебыч, привез литр, и с этого литра, собственно, все и закончилось. Была зима, я вышел из дома в одном халате, гитару решил не брать, стал ловить такси, но Севыч меня убедил в таком виде все-таки не ехать. Концерт был выдающийся. Я, правда, ничего не помню. Помню только, как уговаривал Глебыча взять меня на руки, вынести на сцену и спросить: Ленина видели? И бросить в зал. Но он не вписался. Хотя был примерно в таком же состоянии, что и я.

Всеволод «Севыч» Антонов

А народу было просто битком. Правда, в «Свалке» немного нужно народу, чтобы было битком. Но тысяча человек там была.

Сергей «Обобо» Бакалов

Тогда был совершенно петросяновский вечер, потому что Серега очень много говорил, а тексты, аккорды — все забывал, ничего спеть толком не мог. И народ в какой-то момент просто взмолился: «Сережа, хватит пиздеть, давай уже спой хоть что-нибудь». Такого я больше нигде не встречал.

Сергей Шнуров

«Свалка» место мрачное, но концерты там были отличные. Я там с Сукачевым играл. Я тогда только приехал из Италии, у меня была розовая футболка с надписью Rafaello и двумя ангелочками. И сдуру прыгнул в толпу. Футболки не стало.

Глеб Владиславлев

Устраиваем в итоге концерт в «Свалке», Серега торжественно объявляет, что все деньги от данного мероприятия пойдут Привалову на свадьбу, а по деньгам это была двушка. Веселый был концерт. У духовиков уже началась эта стадия отмораживания, звездная болезнь, а я вроде как выполнял функции директора.

Непосредственно перед концертом Ромеро валялся на сцене, и ему в рот лили водку. Охрана, завидев это, выволокла его на улицу и начала мутузить ногами. Я выхожу, говорю: вы чего делаете, ублюдки? Это ж артист!

Алина Крупнова

Первый олигархический выход из-за печки был смешной. «Альфа-банк» и лично Фридман захотели послушать. Естественно, ни на какой концерт он идти не хотел. И они сняли — в дневное время причем — коммерческий клуб на улице Коммунистическая на Таганке. Такой идиотский ресторан образца 91 года. Все белое, сидят люди за столом, с работы вырвались — послушать песни с хуями. Им самим было неловко — вдруг кто-то пройдет мимо и увидит, на что они тут собрались. Но там было море коньяка, в общем, все потом подружились. Там еще присутствовал фридмановский друг Вова Жечков, тоже в меру олигарх, у которого была группа «Белый орел». И Сережа в какой-то момент чудесным ресторанным жестом пригласил Жечкова с ним спеть. Короче, Шнур завершил картинку на пять с плюсом, молодец. Я аплодировала. Жечков расплылся, Фридман тоже был счастлив.

www.rulit.me

История группы Ленинград

Известна, в частности, эксцентричными песнями с большим количеством мата и алкогольно-бытовой тематикой. Группа также использовала в своём творчестве обширный состав духовых инструментов: труба, саксофон, тромбон, туба. Также группа иногда расширялась за счёт саксгорнов.

25 декабря 2008 было объявлено о распаде группы. 9 августа 2010 года, с объявления двух ноябрьских концертов в Москве, началось возрождение группы.

История

1996—1999

В создании «Ленинграда» в 1996 году принимал участие Игорь Вдовин в качестве вокалиста, текст и музыку композиций писал в основном Сергей Шнуров, он же играл на бас-гитаре, но вскоре фронтменом группы полностью стал Сергей Шнуров. Несмотря на то, что основной состав группы был сформирован в 1995—1996 году, официальной датой «рождения» команды принято считать 9 января 1997 года. В первоначальный состав группы «Ленинград» входили: Игорь Вдовин (вокал, гитара), Сергей Шнуров (бас-гитара), Андрей Антоненко (аккордеон, клавишные, туба), Александр Попов (вокал, большой барабан, гитара), Алексей Калинин (ударные), Роман Фокин (саксофон), Олег Соколов (труба), Илья Ивашов (туба). Во время выступлений «Ленинграда» зачастую один или несколько участников группы выходили на сцену в нетрезвом состоянии. Это было довольно характерно для многих отечественных «андерграундных» коллективов, но нетрезвое состояние стало обязательной составляющей сценического образа группы «Ленинград». Во времена Игоря Вдовина группа играла музыку в основном «дворового» характера, во многом ориентируясь на творчество Аркадия Северного. Если на раннем этапе мат в песнях «Ленинграда» носил скорее эпизодический характер, то начиная со второго альбома («Мат Без Электричества») матерные слова также стали неотъемлемой частью творчества коллектива. Осенью 1998 года на петербуржском телеканале NBN состоялась премьера дебютного клипа группы «Ленинград» — «Я Так Люблю Тебя». Несмотря на неплохой монтаж, стильную картинку и динамичность клипа, участникам группы видео не понравилось, а телеканал «MTV-Россия» брать клип в ротацию категорически отказался. Тогда же группу покинул Игорь Вдовин, и коллектив сделал попытку выступать сразу в нескольких городах с разными вокалистами. Так, например, на некоторых концертах роль вокалиста и гитариста исполнял Александр Попов по прозвищу «Пузо» (сохранилась историческая запись концерта у гостиницы «Прибалтийская», где он выступает в роли фронтмена группы). Но после неуспеха одного из таких концертов Сергей Шнуров решил стать единоличным фронтменом «Ленинграда». В тот период состав группы меняется (уходят трубач Олег Соколов, тромбонист Рамиль, в состав группы входят Всеволод Антонов (известный как Севыч, до 2001 года лишь эпизодически принимает участие в концертах группы в качестве бас-гитариста), Светлана Колибаба (также эпизодически принимает участие в концертах группы в качестве клавишницы и вокалистки), тромбонист Василий Савин, трубач Александр Привалов). В обновлённом составе группа записала свой второй альбом «Мат без электричества», который вышел на лейбле «Gala Records» в декабре 1999 года. Тогда же второй клип группы, на сей раз на песню «Ду Ю Лав Ми (Дай любви)», попал в ротацию телеканала «MTV-Россия», несмотря на своё провокационное содержание. Группа постепенно начала набирать популярность в стране благодаря композициям «Дикий мужчина», «Шоу-бизнес», «Алкоголик и придурок».

2000—2002

Широкую известность группе принесла ротация некоторых песен на «Нашем радио», фильм «ДМБ-2» (где около десятка песен «Ленинграда» были использованы в качестве саундтреков). После этого у группы появилась широкая группа поклонников, которая с каждым годом только увеличивается.

Летом 2000 года группа записала свой третий альбом «Дачники», ставший едва ли не самым культовым в биографии «Ленинграда». Песни с альбома были быстро разобраны на цитаты, а концертная программа «Дачники» вызвала настоящий восторг у большинства ценителей группы. Во время концертов того периода в группе плавно начался раскол — из-за безудержного пьянства и агрессивного поведения Романа Фокина духовая секция «Ленинграда» стала отдаляться от «основного костяка» коллектива — Шнурова, Антоненко, Попова и Калинина.

В августе 2000 года был снят третий клип группы — на композицию «Когда нет денег». В отличие от первых двух видеороликов, данный клип транслировался по «MTV Россия» с небывалой частотой вплоть до лета 2003 года (именно в тот период сменилась политика телеканала и из эфира исчезли многие клипы прошлых лет).

В 2001 году группа завоевала ещё больше популярности благодаря выступлениям на фестивалях «Крылья» и «Нашествие», в конце года состоялся исторический эфир программы «Воздух» на телеканале «ТВ-6», во время которого «Ленинград» исполнили свои песни вживую, включая нецензурную «Шоу-Бизнес». Группа подверглась критике со стороны ряда радиоведущих, и Ксения Стриж назвала «Ленинград» однодневкой и в качестве примера «удачного стебного шансона» привела группу «Ляпис Трубецкой» (по иронии судьбы, и «Ленинград», завоевавший всенародную популярность, и «Ляпис Трубецкой», ставший одним из главных ска-панк коллективов СНГ, спустя 6 лет полностью опровергли слова Ксении). Тем не менее, несмотря на агрессивные выпады со стороны представителей масс-медиа, «Ленинград» обрели дополнительную популярность благодаря тому телеэфиру.

Тогда же, в конце 2001 года, группа активно работала над очередным альбомом, получившим в результате название «Пираты XXI века». Часть черновых записей была украдена со студии «Gala», и на их базе был выпущен бутлег «Бухаю, но могу ускориться». Запись над альбомом «Пираты XXI века» шла муторно, в группе происходили конфликты, и для улучшения звучания и обстановки в студии Сергей Шнуров пригласил поучаствовать в записи альбома легендарный петербургский ска-коллектив «Spitfire». Музыканты группы «Spitfire» Андрей Кураев (бас-гитара) и Роман Парыгин (труба) были знакомы с Сергеем Шнуровым ещё с начала — середины 1990-х годов.

В феврале 2002 года состоялось поистине историческое событие в жизни группы — презентация альбома «Пираты XXI века» во Дворце спорта «Юбилейный», в которой приняли участие 17 музыкантов — «старый» состав «Ленинграда» и группа «Spitfire» (без гитариста Константина Лимонова). Впоследствии концерт был выпущен фирмой «Gala» на VHS «Череп и гости» и стал одним из лучших выступлений в истории группы «Ленинград».

До лета 2002 года Сергей Шнуров на время распустил «Ленинград», занялся написанием новых песен, в результате вошедших в альбомы «Второй Магаданский» и «Для Миллионов», отрастил волосы и вставил себе зубы. Летом 2002 года состоялись первые концерты «обновлённого» Ленинграда — в качестве аккомпаниаторов выступила группа «Spitfire», тогда как музыканты «старого» состава на концерт не были приглашены. В августе 2002 года участники «старого» состава Роман Фокин (саксофон), Василий Савин (тромбон), Александр Привалов (труба), Дмитрий Мельников (ударные) покинули коллектив, высказав недовольство политикой, проводимой Сергеем Шнуровым.

Однако, в октябре 2002 года все-таки состоялся последний концерт «Ленинграда» со «старым» составом, при том, что на сцене также присутствовали музыканты «Spitfire». В середине года к группе присоединились два участника — гитарист Константин Лимонов, тогдашний фронтмен «Spitfire» (должность гитариста в группе всегда была проблемной, первым гитаристом был Игорь Вдовин, затем гитарные партии попеременно исполняли Александр Попов и Сергей Шнуров), и баритон-саксофонист Алексей Канев, экс-участник группы «Два самолёта».

Юрий Лужков, будучи мэром Москвы, лично запретил большие публичные выступления «Ленинграда» в Москве. В результате большой московский концерт группы «Ленинград» при участии Захара Мая, запланированный на октябрь 2002 года, был отменен, тогда как яркие красные афиши (с Сергеем Шнуровым на коне) продолжали висеть по всей Москве вплоть до Нового года. Конец 2002 года ознаменовался для группы успешными гастролями по Северной Америке. Часть отснятого во время гастролей материала была позднее выпущена в фильме «Ленинград уделывает Америку». В конце ноября 2002 года в рамках ночной программы «MTV Россия» «2 х 1» был впервые показан клип «WWW», который изначально был сделан сугубо для Интернет-просмотра. Через некоторое время данный видеоролик попал в хит-парады музыкальных телеканалов.

2003—2008

В феврале 2003 года «Ленинград» презентуют свою новую программу «Для миллионов». Тем не менее, альбом был выпущен лишь осенью 2003 года, и к тому моменту практически все песни диска были выучены фанатами наизусть. В воскресение 20 апреля 2003 года клип на композицию «Money» победил клип группы MP3 «Кобзон» по результатам двухдневного sms-голосования в программе «Видеобитва MTV». В июне 2003 года «Ленинград» стали победителями премии «МУЗ-ТВ», во время которой музыканты устроили настоящее безумие — под фонограмму композиции «WWW» участники группы устроили пляски, тогда как Роман Парыгин периодически открывал рот под запись голоса Шнурова. Саму награду Сергей Шнуров моментально бросил в зал, где «тарелка» была подхвачена изумленными зрителями. В декабре 2003 года состоялось открытие независимого лейбла «Шнур’ОК», на котором Сергей Шнуров планировал выпускать интересные ему релизы. Первым полноценным альбомом, выпущенным на данном лейбле, стал диск «Thrills And Kills» группы «Spitfire».2004 год начался для «Ленинграда» настоящим триумфом — два клипа группы на композиции «Менеджер» (декабрь 2003) и «Мамба» (январь 2004) стали лидерами в ротации на двух музыкальных телеканалах — MTV и Муз-ТВ. Причём оба ролика периодически вытесняли друг-друга из различных чартов. Весной 2004 года состоялась премьера клипа «Дороги», также занимавшего долгое время верхние строчки чартов. В четверг 27 мая 2004 года в программе «MTV Релиз» был впервые показан клип на композицию «Геленджик», ставший последним клипом «Ленинграда», активно транслировавшимся по музыкальным каналам. В конце мая 2004 года состоялся релиз концептуального альбома «Бабаробот», который был принят слушателями неоднозначно. Во многом альбом, который сами музыканты характеризовали как «радиооперу», имел схожие черты с другим концептуальным диском — «Во имя разума» группы «Н. О. М.». 7 августа 2004 года состоялось триумфальное выступление группы «Ленинград» на фестивале «Нашествие». Во время фестиваля Сергеем Шнуровым было предложено исполнить композицию «Геленджик» при участии людей, наряженных в надувные костюмы цыплят, но по ряду причин задумка так и осталась нереализованной. 2005 год ознаменовался выходом самого «тяжёлого» в плане звучания альбома «Ленинград» — «Хлеб». В работе над альбомом принял активное участие исполнитель и шоу-мен Стас Барецкий, написавший тексты к композициям «Небесный теннис» и «Кредит», также поучаствовавший в записи последней. В начале 2006 года релиз альбома «Хлеб» состоялся в Германии, где диск в подарочном оформлении был выпущен на лейбле «Eastblock». 11 марта 2006 года состоялось выступление группы «Ленинград» в ДС «Юбилейный», которое затем было выпущено на DVD под названием «Ленин-град жив!!!». В конце 2007 года группа выпустила свой очередной альбом, получивший название «Аврора», ставший впоследствии одним из наиболее любимых альбомов у поклонников данного коллектива. Песни, как и в случае с песнями из альбомов «Дачники» и «Пираты XXI века» были быстро разобраны на цитаты. Критика отнеслась к альбому благосклонно. Летом 2008 года состоялось выступление группы «Ленинград» в рамках ежегодного фестиваля «Пикник „Афиши“». 25 декабря 2008, после ряда успешных концертов в московском клубе «Б1 Maximum», Сергей Шнуров объявил о распаде «Ленинграда» и создании новой группы под названием «Рубль». Первое выступление новой группы состоялось на «разогреве» у «Ленинграда» в пятницу 26 сентября 2008 (зрители тогда не сразу узнали Шнурова, отрастившего длинные волосы, и сначала освистали «незнакомцев»). Первый большой сольный концерт «Рубля» был сыгран в Москве 30 января 2009 года. «Забойное рубилово с обилием мата» или фитнес-рок, как называет музыкальный стиль новой группы сам Сергей Шнуров, нашёл немало фанатов не только среди поклонников «Ленинграда».

2010 - настоящее

9 августа 2010 года в прессе были анонсированы ноябрьские концерты в Москве.

20 сентября 2010 года в Интернете был размещён первый за 2 года новый видеоклип группы «Ленинград» — «Сладкий сон». За два дня клип побил все рекорды просмотров и вызвал бурю восторженных эмоций. Примечательно, что в данной композиции Сергей Шнуров не спел ни одного слова, тогда как основную вокальную партию исполнила Юлия Коган. Режиссёром клипа стал известный петербургский фотограф Иван Ушков. Через три дня в Интернете появился второй видеоролик — на композицию «Горький сон», слова и музыка которой практически идентичны предыдущей композиции. На сей раз вокальную партию исполнил Всеволод Антонов.

24 сентября 2010 года вышел клип группы под названием «Химкинский лес», музыка и стихи которой были написаны совместно Сергеем Шнуровым и Стасом Барецким. Клип был сделан режиссёром Андреем Закирзяновым по мотивам картин художника Николая Копейкина. В песне содержались насмешки в адрес некоторых отечественных деятелей шоу-бизнеса, включая исполнителя Noize MC, который через некоторое время ответил гневной композицией «Побрей звезду». В Сети также размещались записи с репетиций группы.

26 и 27 ноября 2010 в столичном клубе «Arena Moscow» состоялось два аншлаговых, поистине триумфальных концерта группы. На удивление публики группа предстала в необычном образе — вместо ожидаемых «бритоголовых ребят в тельняшках» на сцену вышли преимущественно усатые музыканты, одетые в стиле советских вокально-инструментальных ансамблей (С. Шнуров вышел на сцену как настоящий рок-музыкант 1970-х — с волосами до плеч, в перламутровой куртке и узких джинсах). Группой были исполнены как новые композиции, так и главные хиты прошлых лет.

Альбом «Хна» вышел 12 апреля 2011 года и стал четырнадцатым студийным альбомом российской группы «Ленинград». Презентация альбома «Хна» прошла 12 и 13 апреля 2011 года в Санкт-Петербурге, а также 22 и 23 апреля в московском клубе «А-2». Концертная программа в значительной степени состояла из прошлых хитов «Группировки Ленинград». Джазовая вокалистка Юлия Коган принимала участие в записи пластинки и снялась для её обложки. В течение нескольких месяцев перед релизом на сайте «Группировки Ленинград» размещался новый материал и проводился опрос: посетителям предлагалось выбрать название нового альбома между «Поп и Балда» и «С нами пох…», тем не менее, ни один из вариантов не был принят. Альбом дебютировал на третьем месте в хит-параде «Россия Топ 25. Альбомы».

28 сентября 2011 года на официальном сайте группы появилось сообщение, содержащее обложку альбома и подпись: «Через неделю…». Одновременно с этим на сайте «Большого Города» появилось видеообращение Сергея Шнурова. Пятнадцатый студийный альбом «Ленинграда» вышел 3 октября 2011 года под названием «Вечный огонь». Релиз состоялся на сайте журнала «Большой город». Список песен сего альбома держался в секрете вплоть до момента релиза, но, незадолго до этого, в ротации «Нашего радио» появились песни «Первое свидание» и «Любит наш народ». 17 октября 2012 года на официальном сайте группировки появился новый альбом «Рыба», состоящий из 12 песен, однако 22 октября 2012 в альбом добавилось ещё 4 бонуса. Последние 4 песни альбома это ремейки уже известных ранее песен «Ленинграда». 16 ноября 2012 в Москве состоялся последний концерт с вокалисткой и бэк-вокалисткой Юлией Коган, которая впоследствии ушла в декретный отпуск, а уже 23 ноября был выпущен новый клип с альтернативной версией песни «Рыба», где на бэк-вокале уже Алиса Вокс-Бурмистрова.

22 марта 2013 года в сети появился новый клип на старую песню «Финский залив», в котором помимо Алисы, вновь присутствует Юлия Коган. В августе группа выступила на двух зарубежных музыкальных фестивалях: 3 августа в польском городе Костшин-над-Одрой на фестивале Woodstock и 10 августа в Будапеште на фестивале Sziget. Оба фестиваля транслировались он-лайн в HD качестве.

В начале сентября 2013 года Юлия Коган покинула группу «Ленинград».

Состав группы

Нынешний состав группы

  • Сергей Шнуров, Шнур — вокал, музыка, тексты, гитара, перкуссия, бас-гитара, контрабас (1997—2008, с 2010)
  • Андрей Антоненко, Андромедыч (другой псевдоним Антоненыч) — туба, клавишные, аккордеон, вокал, баритон-горн (1997—2008, с 2010)
  • Алексей Калинин, Микшер — перкуссия (конги, бонги, тимбалес, тарелки и т. д.), барабаны (1997—2002, 2006—2008, с 2010)
  • Александр Попов, Пузо — большой барабан, вокал, гитара, бас-гитара (1997—2008, с 2010)
  • Всеволод Антонов, Севыч (ранее псевдоним был Козацька Рада[источник не указан 418 дней]) — бэк-вокал, шоумен, перкуссия (маракасы, тамбурин, гуиро), гитара, бас-гитара, губная гармоника (2000—2008, с 2010)
  • Григорий Зонтов, Зонтик, Mr. Umbrella — тенор-саксофон (2002—2008, с 2010)
  • Роман Парыгин, Ромыч, RGP, Шухер — труба, гитара, вокал, скретчи (2002—2008, с 2010)
  • Андрей Кураев, Дед, Grandpa — бас-гитара, перкуссия, контрабас (2002—2008, с 2010)
  • Илья Рогачевский, Пианист — клавиши, аккордеон (2002—2008, с 2010)
  • Константин Лимонов, Лимон — гитара, перкуссия (2002—2008, с 2010)
  • Владислав Александров, Валдос, Валдик, Водяной — тромбон (2002—2008, с 2010)
  • Алексей Канев, Лёха — баритон-саксофон, бубен, альт-саксофон (2002—2008, с 2010)
  • Денис Можин, Дэнс — звукорежиссёр (2002—2008), барабаны (с 2010)
  • Дмитрий Гугучкин, Дима Гугучкин — гитара (концертный состав) (с 2010)
  • Алиса Вокс-Бурмистрова — вокал, бэк-вокал (с 2012)

Бывшие участники

  • Юля Ноги (она же Юлия Коган) — вокал, бэк-вокал (2007—2008, 2010—2013)
  • Кащей (он же Денис Купцов) — барабаны (2002—2008)
  • Стас Барецкий — шоумен, иногда вокал или перкуссия (тамбурин, мараки) (2005—2008)
  • Сашко (он же — Александр Привалов) — труба (1998—2002)
  • Ромэро (он же — Роман Фокин) — альт, тенор и баритон-саксофоны (1997—2002)
  • Дэн (он же — Дэн Калашник) (также лидер собственной группы NetSlov) — гитара, синтезаторы, семплеры (1999—2002)
  • Макс Колотушка (он же — Максим Темнов) — бас, контрабас (2001—2002)
  • Квасо, Кузнечик (он же — Василий Савин) — тромбон (1998—2002)
  • Рамиль Шамсутдинов — тромбон (1997—1998)
  • Гопак (он же — Михаил Гопак) — тромбон (2002)
  • Дракула (он же — Илья Ивашов) — туба (1997—2002)
  • Игорь Вдовин — вокал, гитара (1997—1999)
  • Антенна (он же — Дмитрий Мельников) — ударные (2000—2002)
  • Колiбаба (она же — Света Шестерикова) — бэк-вокал, аккордеон, клавишные, эпизодическое участие на концертах (2000—2002)
  • Олег Соколов — труба (1997—1998)
  • Максим Семеляк — тамбурин (2008)
  • Девятый вал (она же Галя) — бэк-вокал (2007)
  • Наталья Павлова — бэк-вокал (эпизодическое участие на концертах и в студии) (2003—2007)
  • Арс (он же Сергей Арсеньев) — аккордеон (2001)

musicrock24.ru

Группа Ленинград

Группа «Ленинград», чьи песни известны даже тем, кто в принципе далек от подобного рода музыки, вот уже который год успешно доносит свое творчество до ушей, как российских, так и зарубежных слушателей. Стиль группы однозначно определить довольно сложно – местами это эксцентрик-поп с элементами ска, а местами – своеобразная рок-лирика с преобладанием алкогольно-матерного содержания. Несмотря на провокационность песен и весьма неоднозначное поведение фронтмена коллектива Сергея Шнурова, творчество группы «Ленинград» можно порекомендовать для прослушивания самым отъявленным интеллигентам.

 

История группы Ленинград

Началась история группы так, как это обычно бывает в таких случаях: люди с музыкальным образованием вместе собирались, выпивали и однажды решили – почему бы не петь на таких посиделках свои песни, чем мы хуже? Стиль новособранной команды, понятное дело, был дворово-приблатненным – 90 годы, такая музыка была довольно популярна. Правда, от истинно шансонных групп «Ленинград» отличало наличие духовой секции.

 

Концерты сначала проходили в местных ДК, популярность была местечковая, кроме того, творческим амбициям Сергея Шнурова не давал развернуться тогдашний лидер группы – Игорь Вдовин. Песни изобиловали матерной лексикой и игрались в несколько выпившем состоянии. Но истинно творческий человек не останавливается на том, что есть сейчас – Сергей Шнуров и не собирался выезжать на эффекте новизны матерных песен на всю страну. Если бы ему в своем творчестве было бы нечего сказать миру, кроме как послать его на три буквы, то в 90-годы история группа завершилась бы, толком не успев начаться.

Серьезность его намерений стала очевидна уже тогда, когда песня группы «Ленинград» попала-таки в ротацию канала MTV . Дальше – больше: их композиции крутят на радио, даже включив телевизор, можно было слушать песню группы «Ленинград» — их около десятка вошло в саундтрек «ДМБ-2». На очереди выступления на крупных столичных рок-фестивалях, участие в TV-трансляциях (после которых они были весьма обруганы некоторыми радиоведущими и музыкальными критиками), гастроли по городам России и запрет на выступления в столице. Все это только подогревало интерес к группе – каждая новая песня группы «Ленинград» принималась фанатами на «ура».

Правда, в те времена любители группы «Ленинград » скачать бесплатно их композиции все же не могли, но времена менялись, популярность группы росла и теперь в Сети можно найти любую композицию. На запреты властей Шнурову и команде было наплевать – они гастролировали в Америке и других странах, причем весьма успешно, а слушать группу «Ленинград» от этого меньше не стали.

Шнур и Co. продолжает выпускать успешные альбомы  — свои новые видео группа «Ленинград» выкладывает в сеть, не боясь недополучить прибыль с фанатов. Последние годы творчества группы ознаменованы удачными экспериментами с лирикой и рок-музыкой, их новые композиции набирают бешеную популярность у пользователей Сети – группа «Ленинград» бесплатно выставляет на суд фанатов свое творчество.

Участники группы Ленинград

Самый что ни на есть постоянный участник группы «Ленинград», скачать песни которой можно с любого музыкального портала — это Сергей Шнуров или Шнур. Основной костяк группы – это Андромедыч (Андрей Антоненко),  Микшер (Алексей Калинин), Пузо (Александр Попов), и Севыч (Всеволод Антонов). На данный момент в состав коллектива входят участники группы Spitfire – Роман Парыгин и Андрей Кураев. В качестве бэк-вокалистки выступает Алиса Вокс-Бурмистрова. Духовая секция группы представлена Григорием Зонтовым, Ильей Рогачевским, Владиславом Александровым и Алексеем Каневым.

В разное время участниками группы были:

  • В духовой секции — Роман Фокин, Александр Привалов, Василий Савин, Рамиль Шамсутдинов, Михаил Гопак, Илья Ивашов, Олег Соколов, Максим Семеляк
  • Ударные — Денис Купцов, Дмитрий Мельников.
  • Гитара, бас — Дэн Калашник, Максим Темнов.
  • Аккордеон – Сергей Арсеньев.
  • Бэк-вокал – Светлана Колибаба, Наталья Павлова, Юлия Коган, Стас Барецкий, Галя Девятый Вал.

Дискография группы Ленинград

«Пуля» — альбом 1998 года.

«Мат без электричества» — альбом 1999 г.

«Дачники» — альбом 2000 г.

«Маде ин жопа» в месте «Пулей» — альбомы 13-летней давности.

Пираты 21 вв. (бутлег) с Точкой — выпущены в 2002 г.

«Для миллионов» — из далекого 2003 г.

Бабаробот — вышел 10 лет назад

Huinya с «Хлебом» — сделаны в один из дней 2005 г.

«Бабье лето» — появилось к лету 2006 г.

«Аврора» — этом альбом услышали в холодном 2007 г.

«Хна» плюс «Вечный огонь» — релиз 2011 г.

«Рыба» и еще один альбом Вечерний Ленинград — это, однако, 2012г.

«Лютик» — лирический альбом 2013 года выпуска.

«Пляж наш/Фарш» — самый свежий на сегодняшний день альбом группы.

Концертная деятельность группы Ленинград

Первый концерт группы «Ленинград» состоялся давно – в 1998 году. С тех пор группа активно выступает по городам и весям России и не только – достаточно вспомнить 2002 год, в котором «Ленинград уделывает Америку». Коллектив также выступал на различных зарубежных фестивалях – так что все песни группы Ленинград известны не только ее российским поклонникам, но и слушателям за рубежом.

 

Где увидеть группу «Ленинград» онлайн и бесплатно?

У группы есть свой собственный сайт, так что если кому-то хочется увидеть группу «Ленинград» онлайн, то достаточно зайти туда. Кстати, на YouTube существует официальный видеоканал группы, где выложены практически все видеоролики коллектива. Да и вообще любые клипы группы «Ленинград» можно посмотреть в специально для этого созданной группе вКонтакте.

 

Что же сейчас представляет собой группа «Ленинград» 2014 года? Мата уже не столько много, как в начале творческого пути – Шнур демонстрирует широту своей творческой натуры. Ему одинаково хорошо удаются как лирические, так и хлесткие злободневные песни. Дай Бог ему и дальше не растерять задора – а мы будем слушать онлайн группу «Ленинград» еще долгие годы.

portalslavi.ru


Смотрите также