Вор в законе пигалица биография


Вор в законе Пигалица лишился титула за карточный долг.

Он обчищал карманы зазевавшейся публики на вокзалах, рынках, в трамваях, с ним работали такие в будущем известные воры в законе как Саша Шорин и Савоська, ставшие через десяток лет легендами криминального мира.

Пигалица с достоинством прошел крещение зоной, он сидел именно в то время, когда в самом разгаре были «сучьи» войны, между ворами старой и новой формации. В середине семидесятых, Пигалица сидел в лагере Мульды со столпом воровского мира Васей Бриллиантом.

В отличии от многих «коллег по цеху», Пигалица свято чтил воровские традиции и всегда придерживался воровских понятий – не имел семьи, никогда не работал и не сотрудничал с администрацией колоний и органами власти, деньги добывал только карманными кражами и игрой в карты, вообще, вору в законе можно было только воровать – из «кармана» либо из квартир, все остальные виды деятельности не считались «воровскими» — нельзя было силой забирать деньги либо имущество, нельзя было грабить и убивать, заниматься обманом и аферами.

В воровской среде карточный долг был делом чести, и за невозвращение долга спрос был суровым, не зависимо от «титулов» должника, многие воры «получили по ушам» за невозврат карточного долга, то есть, лишились воровской короны. К числу таких воров и принадлежит Пигалица. Несмотря на свой авторитет и заслуги перед воровским миром, кристальную репутацию, однажды не отдав карточный долг, он стал «прошляком», то есть бывшим вором в законе.

Серьезная игра шла в лагере, Пигалица поднимал ставки, но карта «не перла», и он проиграл очень крупную сумму денег, договорились на возврат к определенной дате. Пигалица отписал на волю, что бы собрали и передали на зону деньги, но произошла заминка, и деньги хоть и были собраны в нужном количестве, но вовремя на зону не пришли. Пигалица, как авторитетный вор в законе мог попросить, что бы зона собрала ему требуемую сумму, но он либо не воспользовался этой возможностью, либо не смог её реализовать, так как в этой же зоне сидел его враг , так же вор в законе, и он мог вставить палку в колеса.

Так или иначе, не отдав к оговоренному сроку деньги, Пигалица лишился безвозвратно титула вор в законе, стал «прошляком», но, несмотря на это, его вес и авторитет в криминальном мире был огромен. Пигалица остался верен себе и воровским традициям – всю оставшуюся жизнь он промышлял карманными кражами. На его похоронах присутствовали несколько воров в законе, которые пришли отдать дань этому, хоть и в прошлом, но великому вору в законе.

politika-v-rashke.ru

У него почти не было шансов: вор Пигалица, которому не повезло стать зависимым

Далеко немногие воры в старые времена связывались с криминалом просто потому, что им так хотелось. Кто-то просто не знал другой жизни. Как, например, вор по кличке Пигалица, чья мать сидела в заключение, когда родила сына. А в дальнейшем он был вынужден скитаться по миру, будучи отверженным всеми на земле.

Источник фото: www.mzk1.ru/2018/02/vor-pigalica-─-zhertva-azarta/

Сейчас у людей больше шансов утвердиться в жизни, потому что есть интернет, доступное образование и льготы.

Но во время, когда Пигалица формировал свои взгляды на жизнь, такие люди как он были лишены многих благ. Это нисколько не оправдывает его действий. Ведь порой и в наше время людям приходится терпеть ужасные лишения, чтобы добиться чего-то, не переступая черты.

Закоренелый традиционалист

Молодость Пигалицы выпала на времена Второй Мировой войны. Он был одним из первых, кто ощутил на себе возрожденную воровскую систему. И, тем не менее, Пигалица был очень уважаемым. Во-первых, он ревностно следовал правилам. Когда Пигалица шёл на дело, он занимался только карманным воровством и избегал нападений. Но, возможно, это объясняется его хрупким телосложением, а не высокими нравами. За хилое тело он и получил своё прозвище.

В своё время он познакомился со многими криминальными авторитетами. Ему удалось пообщаться с Васей Бриллиантов, а среди соратников Пигалицы были достаточно именитые воры. Всё обеспечивало ему путь к статусу. К тому же, у Пигалицы было несколько ходок, что тогда было обязательным пунктом для становления законником.

Так и случилось. Пигалица получил настоящую силу и авторитет.

Источник фото: interzar.com/privacy-policy/

Ничто нельзя предсказать

Но криминальный мир лошадь, которую оседлать почти невозможно. Как бы не жил авторитет, всегда найдется тот, кто пожелает забрать его лавры себе. А у Пигалицы, ко всему прочему, были ещё и слабости. Он был склонен к азартным играм. И если обычно такое дело является абсолютно обыденным делом – почти все законники великолепные картёжники, то в случае Пигалицы, это сыграло ему плохую службу. Он слишком увлекся во время одной из игр и из-за того, что вовремя не вернул долг, потерял всё, к чему так долго стремился. Вернуть воровской статус ему так и не удалось.

Ставь лайк!Чтобы узнать, чем живут аферисты, не обязательно нарушать закон, просто подпишись на канал.

zen.yandex.ru

Вор Пигалица ─ жертва азарта | Скандалы и Компромат Инсайдерская информация

Вор Пигалица ─ жертва азарта

Добровольно принятый на себя свод правил жизни «вора в законе» накладывал на обладателей титула серьезные ограничения.

В стране социализма особо было трудно придерживаться принципа, предусматривающего отказ от любой легальной работы и получение средств к существованию только преступным способом. Причем, перечень допустимых для вора преступлений был очень узок ─ воровство, квартирная кража. Ни в коем случае «законник» не должен был применять к своей жертве силу или добывать у нее деньги с помощью обмана.

По правилам хорошего тона часть с большим риском заработанных денег вор в обязательном порядке жертвовал на «общее». В принципе, мог и не отдавать, но в этом случае его репутация неминуемо падала в глазах других воров и уголовников «ниже плинтуса». Еще одним исключительно «воровским» занятием всегда оставалась картежная игра. Одной из версий происхождения в преступной среде Советского Союза воровского сословия считается связь первых воров с «белым» офицерством. Проигравшие в гражданской войне выходцы в основном из дворянских семей дали клятву продолжить борьбу против рабоче-крестьянского государства тайным методом, разваливая страну изнутри. Все они попали в тюрьмы и лагеря, где искали себе подобных решительных и принципиальных противников власти Советов.

В царской России картежная игра была привилегией дворянства и офицерства. Пролетарии, крестьяне и даже купцы в массе своей предпочитали развлечения, сопровождаемые щекотанием нервов, по проще. Высшее сословие, напротив, традиционно по вечерам садилось за столики с зеленым сукном и расписывал партию в какой-нибудь вист, притом обязательно на деньги. Те, кто, имел «заводной» характер, как у толстовского гусара Николая Ростова, могли за вечер «просадить» не одно папенькино имение. Первые «воры в законе» из «голубых» кровей  принесли в тюрьму свой высокоинтеллектуальный способ проведения досуга. В заключении свободного времени у воров было хоть отбавляй, поэтому картежная игра распространилась по зонам с быстротой эпидемии.

Игра в тюрьме

Советские зэки предпочитали не долгие росписи «пульки» в преферанс. Это было крайне нерационально. Требовались карандаш, бумага, стол. Столь серьезные приготовления могли обратить на себя внимание администрации исправительного учреждения и все игроки, так и не доиграв до конца, оказаться в карцере. Азартные игры всегда стояли под строжайшим запретом. У зэков распространение получили картежные блиц-игры, не требующие времени, тщательно разработанной тактики и быстро показывающие конечный результат ─ «очко», «бура». Все они во главу угла ставили «удачу». Игроки ждали, когда им «попрет карта».

Конечно же, примитивные с виду игры в исполнении признанных мастеров-картежников оказались далеко не так просты. В одиночестве тюремные «каталы» годами оттачивали ловкость пальцев, чтобы в решающий момент подтасовать нужную карту и явить ее на свет, набрав «очко» или отправив соперника «в перебор». Знаменитая воровская «пальцовка», когда зэк-картежник, жестикулируя при разговоре, размахивает растопыренными пальцами руки, как раз следствие упорных тренировок.

Карточная игра в тюрьме

Во время разговора чрезвычайно гибкие и подвижные пальцы «каталы» как бы отдыхают. Большого успеха можно было достичь людям с отлично развитой памятью, мгновенной реакцией и тонким знанием психологии. Для игры по крупному требовалась еще неординарная смелость. Доказанное обвинение в передергивании карт, не говоря уже об их грубом краплении, могли закончиться жестокими побоями или смертью. Не менее серьезным проступком считалась не отдача вовремя картежного долга. В азарте схватки многие картежники расходовали запас денег, табака, сахара, чего угодно на что шла игра и тогда игра продолжалась в долг, который неминуемо должен быть возвращен к установленному времени.

Сколько судеб сломали проигрыши в карты, одному богу известно. Даже авторитетные воры не подлежали прощению за вовремя непогашенный картежный долг. Им давали «по ушам», вне зависимости от того, кому они его не вернули ─ таким же ворам или обычным фраерам.

Вор Владимир Щербаков

Владимир Щербаков как раз оказался одним из тех, кто «погорел» на картах. Он родился в 1926 году в тюремной больнице у мамы-зэчки. Рос и воспитывался Щербаков на московских улицах. На хлеб ему пришлось зарабатывать самому.

Вор в законе Саша Шорин

В то время, когда сверстники гордо носили алые пионерские галстуки, Володя шнырял по столичным многолюдным местам и обчищал карманы граждан. Следствие постоянного недоедания в детстве оставили след в щуплой комплекции. От нее пошла его кличка ─ Пигалица.

Со временем он стал классным «щипачем». «Отнималы» из него получится не могло. Слишком уж он выглядел слабосильным. Его напарниками были такие же юные, как он, но известные карманники Саша Шорин (Прокофьев) и Савоська (Савоськин), ставшие через десятилетия легендами воровского мира России. Обычно вся троица работала одной бригадой, прикрывая друг друга и меняясь ролями в зависимости от ситуации.

Любимым районом для работы стали Сокольники, где потом друзья Пигалицы через 30 лет учредят первую организованную преступную группировку. Арест и тюрьма неминуемо должны случиться в жизни настоящего «вора в законе», коим считался Пигалица. Его отправили на «зону» в трудное время, когда там полыхала «сучья» война. Все выпавшие на судьбу испытания Пигалица перенес достойно.

В 1954 году он оказался в лагере Мульды в одной компании с Васей Бриллиантом (Бабушкин) и десятком самых известных армянских «воров в законе». В начале 50-х годов численного преимущества грузин в воровских списках еще не наблюдалось. Пигалица прекрасно сошелся с кавказцами. По преданию в Мульде у него случился конфликт не на жизнь, а на смерть с русским вором Шуриком Рязанцем (Караськов). Причины столкновения сегодня неизвестны, также, как дата смерти Шурика.

Карточный долг

Свой воровской титул Пигалица проиграл в карты. Увлекшись игрой, он слишком поднял ставку, а карта в тот злополучный вечер «не перла». Пигалица пообещал отдать долг к определенной дате. Он написал маляву на волю друзьям с просьбой собрать деньги и быстро переправить их в колонию. Деньги собрали, но в пути с передачкой произошла заминка. К сроку Пигалица ее не получил. В таких случаях можно было попросить скинуться других заключенных той же колонии. Особо уважаемым «ворам в законе» приходилось прибегать к такой мере, но Пигалица почему то не пошел таким путем.

Возможно, у него в той колонии был вор-конкурент, заинтересованный в свержении воровского авторитета и негласно затормозивший сбор денег. «Воры в законе», обычно демонстрирующие на людях свое единство, в душе часто ненавидели друг друга и не прочь незаметно поставить собрату подножку. Корона с головы Пигалицы слетела навсегда. Классические правила не позволяли дважды стать «вором в законе». Это сегодня южане, собравшись на сходку, могут вынести приговор, а через месяц его отменить, вводя в головы простых арестантов кромешную путаницу.

Пигалица стал считаться «прошляком», но очень авторитетным. Его вес в криминальном мире был огромен. Не изменил он и образа жизни, всю оставшуюся жизнь проворовав в Москве. В его жизни был эпизод, когда ему пришлось долгое время провести в психиатрической лечебнице. С головой, конечно же, у него было все в порядке. У профессиональных воров попадание в «дурку» было излюбленным способом для избежания от уголовного наказания.

Последний раз милиция обращала на Пигалицу внимание в 1990 году, когда ему месяц пришлось провести под следствием в СИЗО Бутырка. Через 4 года его задержали в его любимом месте — магазине «Антиквариат». При нем нашли небольшие количества кокаина и гашиша. Заглянув в его квартиру, сыщики вытащили на свет патроны, наручники и старинные иконы. «Дедушку» простили по возрасту. В антикварном магазине он оказался не случайно. Он регулярно ходил туда, но не работать, а отдыхать. Пигалица считался ценителем искусства и старинных вещей. У себя в квартире он собрал неплохую коллекцию живописи ─ Брюллов, Айвазовский, Верещагин.

Могила вора Владимира Щербакова (Пигалица)

Последние годы он практически не общался со своими друзьями детства Сашей Шориным и Савоськой. Известные «воры в законе» по статусу несколько отдалились от «прошляка». Круг знакомых составляли ровесник вор Сиська (Генкин) и Юра Ташкентский (Ефимов). Они и проводили Пигалицу летом 1998 года в последний путь. Из молодого поколения почтить память легенды пришли ныне здравствующие «воры в законе» Кока (Шалибашвили) и Артур (Юзбашев). Поминки прошли в неприметном кафе «Зайди-попробуй».

Компромат | Досье | Скандалы

skandaly.info

Вор Пигалица - жертва азарта

12:53, 26.02.2018 2285   0 Вор Пигалица - жертва азарта

Добровольно принятый на себя свод правил жизни «вора в законе» накладывал на обладателей титула серьезные ограничения.

В стране социализма особо было трудно придерживаться принципа, предусматривающего отказ от любой легальной работы и получение средств к существованию только преступным способом. Причем, перечень допустимых для вора преступлений был очень узок ─ воровство, квартирная кража. Ни в коем случае «законник» не должен был применять к своей жертве силу или добывать у нее деньги с помощью обмана.

По правилам хорошего тона часть с большим риском заработанных денег вор в обязательном порядке жертвовал на «общее». В принципе, мог и не отдавать, но в этом случае его репутация неминуемо падала в глазах других воров и уголовников «ниже плинтуса». Еще одним исключительно «воровским» занятием всегда оставалась картежная игра. Одной из версий происхождения в преступной среде Советского Союза воровского сословия считается связь первых воров с «белым» офицерством. Проигравшие в гражданской войне выходцы в основном из дворянских семей дали клятву продолжить борьбу против рабоче-крестьянского государства тайным методом, разваливая страну изнутри. Все они попали в тюрьмы и лагеря, где искали себе подобных решительных и принципиальных противников власти Советов.

В царской России картежная игра была привилегией дворянства и офицерства. Пролетарии, крестьяне и даже купцы в массе своей предпочитали развлечения, сопровождаемые щекотанием нервов, по проще. Высшее сословие, напротив, традиционно по вечерам садилось за столики с зеленым сукном и расписывал партию в какой-нибудь вист, притом обязательно на деньги. Те, кто, имел «заводной» характер, как у толстовского гусара Николая Ростова, могли за вечер «просадить» не одно папенькино имение. Первые «воры в законе» из «голубых» кровей  принесли в тюрьму свой высокоинтеллектуальный способ проведения досуга. В заключении свободного времени у воров было хоть отбавляй, поэтому картежная игра распространилась по зонам с быстротой эпидемии.

Игра в тюрьме

Советские зэки предпочитали не долгие росписи «пульки» в преферанс. Это было крайне нерационально. Требовались карандаш, бумага, стол. Столь серьезные приготовления могли обратить на себя внимание администрации исправительного учреждения и все игроки, так и не доиграв до конца, оказаться в карцере. Азартные игры всегда стояли под строжайшим запретом. У зэков распространение получили картежные блиц-игры, не требующие времени, тщательно разработанной тактики и быстро показывающие конечный результат ─ «очко», «бура». Все они во главу угла ставили «удачу». Игроки ждали, когда им «попрет карта».

Конечно же, примитивные с виду игры в исполнении признанных мастеров-картежников оказались далеко не так просты. В одиночестве тюремные «каталы» годами оттачивали ловкость пальцев, чтобы в решающий момент подтасовать нужную карту и явить ее на свет, набрав «очко» или отправив соперника «в перебор». Знаменитая воровская «пальцовка», когда зэк-картежник, жестикулируя при разговоре, размахивает растопыренными пальцами руки, как раз следствие упорных тренировок.

Карточная игра в тюрьме

Во время разговора чрезвычайно гибкие и подвижные пальцы «каталы» как бы отдыхают. Большого успеха можно было достичь людям с отлично развитой памятью, мгновенной реакцией и тонким знанием психологии. Для игры по крупному требовалась еще неординарная смелость. Доказанное обвинение в передергивании карт, не говоря уже об их грубом краплении, могли закончиться жестокими побоями или смертью. Не менее серьезным проступком считалась не отдача вовремя картежного долга. В азарте схватки многие картежники расходовали запас денег, табака, сахара, чего угодно на что шла игра и тогда игра продолжалась в долг, который неминуемо должен быть возвращен к установленному времени.

Сколько судеб сломали проигрыши в карты, одному богу известно. Даже авторитетные воры не подлежали прощению за вовремя непогашенный картежный долг. Им давали «по ушам», вне зависимости от того, кому они его не вернули ─ таким же ворам или обычным фраерам.

Вор Владимир Щербаков

Владимир Щербаков как раз оказался одним из тех, кто «погорел» на картах. Он родился в 1926 году в тюремной больнице у мамы-зэчки. Рос и воспитывался Щербаков на московских улицах. На хлеб ему пришлось зарабатывать самому.

Вор в законе Саша Шорин

В то время, когда сверстники гордо носили алые пионерские галстуки, Володя шнырял по столичным многолюдным местам и обчищал карманы граждан. Следствие постоянного недоедания в детстве оставили след в щуплой комплекции. От нее пошла его кличка ─ Пигалица.

Со временем он стал классным «щипачем». «Отнималы» из него получится не могло. Слишком уж он выглядел слабосильным. Его напарниками были такие же юные, как он, но известные карманники Саша Шорин(Прокофьев) и Савоська(Савоськин), ставшие через десятилетия легендами воровского мира России. Обычно вся троица работала одной бригадой, прикрывая друг друга и меняясь ролями в зависимости от ситуации.

Любимым районом для работы стали Сокольники, где потом друзья Пигалицы через 30 лет учредят первую организованную преступную группировку. Арест и тюрьма неминуемо должны случиться в жизни настоящего «вора в законе», коим считался Пигалица. Его отправили на «зону» в трудное время, когда там полыхала «сучья» война. Все выпавшие на судьбу испытания Пигалица перенес достойно.

В 1954 году он оказался в лагере Мульды в одной компании с Васей Бриллиантом (Бабушкин) и десятком самых известных армянских «воров в законе». В начале 50-х годов численного преимущества грузин в воровских списках еще не наблюдалось. Пигалица прекрасно сошелся с кавказцами. По преданию в Мульде у него случился конфликт не на жизнь, а на смерть с русским вором Шуриком Рязанцем (Караськов). Причины столкновения сегодня неизвестны, также, как дата смерти Шурика.

Карточный долг

Свой воровской титул Пигалица проиграл в карты. Увлекшись игрой, он слишком поднял ставку, а карта в тот злополучный вечер «не перла». Пигалица пообещал отдать долг к определенной дате. Он написал маляву на волю друзьям с просьбой собрать деньги и быстро переправить их в колонию. Деньги собрали, но в пути с передачкой произошла заминка. К сроку Пигалица ее не получил. В таких случаях можно было попросить скинуться других заключенных той же колонии. Особо уважаемым «ворам в законе» приходилось прибегать к такой мере, но Пигалица почему то не пошел таким путем.

Возможно, у него в той колонии был вор-конкурент, заинтересованный в свержении воровского авторитета и негласно затормозивший сбор денег. «Воры в законе», обычно демонстрирующие на людях свое единство, в душе часто ненавидели друг друга и не прочь незаметно поставить собрату подножку. Корона с головы Пигалицы слетела навсегда. Классические правила не позволяли дважды стать «вором в законе». Это сегодня южане, собравшись на сходку, могут вынести приговор, а через месяц его отменить, вводя в головы простых арестантов кромешную путаницу.

Пигалица стал считаться «прошляком», но очень авторитетным. Его вес в криминальном мире был огромен. Не изменил он и образа жизни, всю оставшуюся жизнь проворовав в Москве. В его жизни был эпизод, когда ему пришлось долгое время провести в психиатрической лечебнице. С головой, конечно же, у него было все в порядке. У профессиональных воров попадание в «дурку» было излюбленным способом для избежания от уголовного наказания.

Последний раз милиция обращала на Пигалицу внимание в 1990 году, когда ему месяц пришлось провести под следствием в СИЗО Бутырка. Через 4 года его задержали в его любимом месте — магазине «Антиквариат». При нем нашли небольшие количества кокаина и гашиша. Заглянув в его квартиру, сыщики вытащили на свет патроны, наручники и старинные иконы. «Дедушку» простили по возрасту. В антикварном магазине он оказался не случайно. Он регулярно ходил туда, но не работать, а отдыхать. Пигалица считался ценителем искусства и старинных вещей. У себя в квартире он собрал неплохую коллекцию живописи ─ Брюллов, Айвазовский, Верещагин.

Могила вора Владимира Щербакова (Пигалица)

Последние годы он практически не общался со своими друзьями детства Сашей Шориным и Савоськой. Известные «воры в законе» по статусу несколько отдалились от «прошляка». Круг знакомых составляли ровесник вор Сиська (Генкин) и Юра Ташкентский (Ефимов). Они и проводили Пигалицу летом 1998 года в последний путь. Из молодого поколения почтить память легенды пришли ныне здравствующие «воры в законе» Кока (Шалибашвили) и Артур (Юзбашев). Поминки прошли в неприметном кафе «Зайди-попробуй».

mzk1.ru

glavk.info

Вор Пигалица ─ жертва азарта

27 февраля 2018 г. Вор Пигалица ─ жертва азарта

Добровольно принятый на себя свод правил жизни «вора в законе» накладывал на обладателей титула серьезные ограничения.

В стране социализма особо было трудно придерживаться принципа, предусматривающего отказ от любой легальной работы и получение средств к существованию только преступным способом. Причем, перечень допустимых для вора преступлений был очень узок ─ воровство, квартирная кража. Ни в коем случае «законник» не должен был применять к своей жертве силу или добывать у нее деньги с помощью обмана.

По правилам хорошего тона часть с большим риском заработанных денег вор в обязательном порядке жертвовал на «общее». В принципе, мог и не отдавать, но в этом случае его репутация неминуемо падала в глазах других воров и уголовников «ниже плинтуса». Еще одним исключительно «воровским» занятием всегда оставалась картежная игра. Одной из версий происхождения в преступной среде Советского Союза воровского сословия считается связь первых воров с «белым» офицерством. Проигравшие в гражданской войне выходцы в основном из дворянских семей дали клятву продолжить борьбу против рабоче-крестьянского государства тайным методом, разваливая страну изнутри. Все они попали в тюрьмы и лагеря, где искали себе подобных решительных и принципиальных противников власти Советов.

В царской России картежная игра была привилегией дворянства и офицерства. Пролетарии, крестьяне и даже купцы в массе своей предпочитали развлечения, сопровождаемые щекотанием нервов, по проще. Высшее сословие, напротив, традиционно по вечерам садилось за столики с зеленым сукном и расписывал партию в какой-нибудь вист, притом обязательно на деньги. Те, кто, имел «заводной» характер, как у толстовского гусара Николая Ростова, могли за вечер «просадить» не одно папенькино имение. Первые «воры в законе» из «голубых» кровей  принесли в тюрьму свой высокоинтеллектуальный способ проведения досуга. В заключении свободного времени у воров было хоть отбавляй, поэтому картежная игра распространилась по зонам с быстротой эпидемии.

Игра в тюрьме

Советские зэки предпочитали не долгие росписи «пульки» в преферанс. Это было крайне нерационально. Требовались карандаш, бумага, стол. Столь серьезные приготовления могли обратить на себя внимание администрации исправительного учреждения и все игроки, так и не доиграв до конца, оказаться в карцере. Азартные игры всегда стояли под строжайшим запретом. У зэков распространение получили картежные блиц-игры, не требующие времени, тщательно разработанной тактики и быстро показывающие конечный результат ─ «очко», «бура». Все они во главу угла ставили «удачу». Игроки ждали, когда им «попрет карта».

Конечно же, примитивные с виду игры в исполнении признанных мастеров-картежников оказались далеко не так просты. В одиночестве тюремные «каталы» годами оттачивали ловкость пальцев, чтобы в решающий момент подтасовать нужную карту и явить ее на свет, набрав «очко» или отправив соперника «в перебор». Знаменитая воровская «пальцовка», когда зэк-картежник, жестикулируя при разговоре, размахивает растопыренными пальцами руки, как раз следствие упорных тренировок.

Карточная игра в тюрьме

Во время разговора чрезвычайно гибкие и подвижные пальцы «каталы» как бы отдыхают. Большого успеха можно было достичь людям с отлично развитой памятью, мгновенной реакцией и тонким знанием психологии. Для игры по крупному требовалась еще неординарная смелость. Доказанное обвинение в передергивании карт, не говоря уже об их грубом краплении, могли закончиться жестокими побоями или смертью. Не менее серьезным проступком считалась не отдача вовремя картежного долга. В азарте схватки многие картежники расходовали запас денег, табака, сахара, чего угодно на что шла игра и тогда игра продолжалась в долг, который неминуемо должен быть возвращен к установленному времени.

Сколько судеб сломали проигрыши в карты, одному богу известно. Даже авторитетные воры не подлежали прощению за вовремя непогашенный картежный долг. Им давали «по ушам», вне зависимости от того, кому они его не вернули ─ таким же ворам или обычным фраерам.

Вор Владимир Щербаков

Владимир Щербаков как раз оказался одним из тех, кто «погорел» на картах. Он родился в 1926 году в тюремной больнице у мамы-зэчки. Рос и воспитывался Щербаков на московских улицах. На хлеб ему пришлось зарабатывать самому.

Вор в законе Саша Шорин

В то время, когда сверстники гордо носили алые пионерские галстуки, Володя шнырял по столичным многолюдным местам и обчищал карманы граждан. Следствие постоянного недоедания в детстве оставили след в щуплой комплекции. От нее пошла его кличка ─ Пигалица.

Со временем он стал классным «щипачем». «Отнималы» из него получится не могло. Слишком уж он выглядел слабосильным. Его напарниками были такие же юные, как он, но известные карманники Саша Шорин (Прокофьев) и Савоська (Савоськин), ставшие через десятилетия легендами воровского мира России. Обычно вся троица работала одной бригадой, прикрывая друг друга и меняясь ролями в зависимости от ситуации.

Любимым районом для работы стали Сокольники, где потом друзья Пигалицы через 30 лет учредят первую организованную преступную группировку. Арест и тюрьма неминуемо должны случиться в жизни настоящего «вора в законе», коим считался Пигалица. Его отправили на «зону» в трудное время, когда там полыхала «сучья» война. Все выпавшие на судьбу испытания Пигалица перенес достойно.

В 1954 году он оказался в лагере Мульды в одной компании с Васей Бриллиантом (Бабушкин) и десятком самых известных армянских «воров в законе». В начале 50-х годов численного преимущества грузин в воровских списках еще не наблюдалось. Пигалица прекрасно сошелся с кавказцами. По преданию в Мульде у него случился конфликт не на жизнь, а на смерть с русским вором Шуриком Рязанцем (Караськов). Причины столкновения сегодня неизвестны, также, как дата смерти Шурика.

Карточный долг

Свой воровской титул Пигалица проиграл в карты. Увлекшись игрой, он слишком поднял ставку, а карта в тот злополучный вечер «не перла». Пигалица пообещал отдать долг к определенной дате. Он написал маляву на волю друзьям с просьбой собрать деньги и быстро переправить их в колонию. Деньги собрали, но в пути с передачкой произошла заминка. К сроку Пигалица ее не получил. В таких случаях можно было попросить скинуться других заключенных той же колонии. Особо уважаемым «ворам в законе» приходилось прибегать к такой мере, но Пигалица почему то не пошел таким путем.

Возможно, у него в той колонии был вор-конкурент, заинтересованный в свержении воровского авторитета и негласно затормозивший сбор денег. «Воры в законе», обычно демонстрирующие на людях свое единство, в душе часто ненавидели друг друга и не прочь незаметно поставить собрату подножку. Корона с головы Пигалицы слетела навсегда. Классические правила не позволяли дважды стать «вором в законе». Это сегодня южане, собравшись на сходку, могут вынести приговор, а через месяц его отменить, вводя в головы простых арестантов кромешную путаницу.

Пигалица стал считаться «прошляком», но очень авторитетным. Его вес в криминальном мире был огромен. Не изменил он и образа жизни, всю оставшуюся жизнь проворовав в Москве. В его жизни был эпизод, когда ему пришлось долгое время провести в психиатрической лечебнице. С головой, конечно же, у него было все в порядке. У профессиональных воров попадание в «дурку» было излюбленным способом для избежания от уголовного наказания.

Последний раз милиция обращала на Пигалицу внимание в 1990 году, когда ему месяц пришлось провести под следствием в СИЗО Бутырка. Через 4 года его задержали в его любимом месте — магазине «Антиквариат». При нем нашли небольшие количества кокаина и гашиша. Заглянув в его квартиру, сыщики вытащили на свет патроны, наручники и старинные иконы. «Дедушку» простили по возрасту. В антикварном магазине он оказался не случайно. Он регулярно ходил туда, но не работать, а отдыхать. Пигалица считался ценителем искусства и старинных вещей. У себя в квартире он собрал неплохую коллекцию живописи ─ Брюллов, Айвазовский, Верещагин.

Могила вора Владимира Щербакова (Пигалица)

Последние годы он практически не общался со своими друзьями детства Сашей Шориным и Савоськой. Известные «воры в законе» по статусу несколько отдалились от «прошляка». Круг знакомых составляли ровесник вор Сиська (Генкин) и Юра Ташкентский (Ефимов). Они и проводили Пигалицу летом 1998 года в последний путь. Из молодого поколения почтить память легенды пришли ныне здравствующие «воры в законе» Кока (Шалибашвили) и Артур (Юзбашев). Поминки прошли в неприметном кафе «Зайди-попробуй».

kompromat1.live

Вор Пигалица ─ жертва азарта

Вор Владимир Щербаков — Пигалица

Добровольно принятый на себя свод правил жизни «вора в законе» накладывал на обладателей титула серьезные ограничения. В стране социализма особо было трудно придерживаться принципа, предусматривающего отказ от любой легальной работы и получение средств к существованию только преступным способом. Причем, перечень допустимых для вора преступлений был очень узок ─ воровство, квартирная кража. Ни в коем случае «законник» не должен был применять к своей жертве силу или добывать у нее деньги с помощью обмана. По правилам хорошего тона часть с большим риском заработанных денег вор в обязательном порядке жертвовал на «общее». В принципе, мог и не отдавать, но в этом случае его репутация неминуемо падала в глазах других воров и уголовников «ниже плинтуса». Еще одним исключительно «воровским» занятием всегда оставалась картежная игра. Одной из версий происхождения в преступной среде Советского Союза воровского сословия считается связь первых воров с «белым» офицерством. Проигравшие в гражданской войне выходцы в основном из дворянских семей дали клятву продолжить борьбу против рабоче-крестьянского государства тайным методом, разваливая страну изнутри. Все они попали в тюрьмы и лагеря, где искали себе подобных решительных и принципиальных противников власти Советов. В царской России картежная игра была привилегией дворянства и офицерства. Пролетарии, крестьяне и даже купцы в массе своей предпочитали развлечения, сопровождаемые щекотанием нервов, по проще. Высшее сословие, напротив, традиционно по вечерам садилось за столики с зеленым сукном и расписывал партию в какой-нибудь вист, притом обязательно на деньги. Те, кто, имел «заводной» характер, как у толстовского гусара Николая Ростова, могли за вечер «просадить» не одно папенькино имение. Первые «воры в законе» из «голубых» кровей  принесли в тюрьму свой высокоинтеллектуальный способ проведения досуга. В заключении свободного времени у воров было хоть отбавляй, поэтому картежная игра распространилась по зонам с быстротой эпидемии. Игра в тюрьме Советские зэки предпочитали не долгие росписи «пульки» в преферанс. Это было крайне нерационально. Требовались карандаш, бумага, стол. Столь серьезные приготовления могли обратить на себя внимание администрации исправительного учреждения и все игроки, так и не доиграв до конца, оказаться в карцере. Азартные игры всегда стояли под строжайшим запретом. У зэков распространение получили картежные блиц-игры, не требующие времени, тщательно разработанной тактики и быстро показывающие конечный результат ─ «очко», «бура». Все они во главу угла ставили «удачу». Игроки ждали, когда им «попрет карта».

Конечно же, примитивные с виду игры в исполнении признанных мастеров-картежников оказались далеко не так просты. В одиночестве тюремные «каталы» годами оттачивали ловкость пальцев, чтобы в решающий момент подтасовать нужную карту и явить ее на свет, набрав «очко» или отправив соперника «в перебор». Знаменитая воровская «пальцовка», когда зэк-картежник, жестикулируя при разговоре, размахивает растопыренными пальцами руки, как раз следствие упорных тренировок.

Карточная игра в тюрьме

Во время разговора чрезвычайно гибкие и подвижные пальцы «каталы» как бы отдыхают. Большого успеха можно было достичь людям с отлично развитой памятью, мгновенной реакцией и тонким знанием психологии. Для игры по крупному требовалась еще неординарная смелость. Доказанное обвинение в передергивании карт, не говоря уже об их грубом краплении, могли закончиться жестокими побоями или смертью. Не менее серьезным проступком считалась не отдача вовремя картежного долга. В азарте схватки многие картежники расходовали запас денег, табака, сахара, чего угодно на что шла игра и тогда игра продолжалась в долг, который неминуемо должен быть возвращен к установленному времени. Сколько судеб сломали проигрыши в карты, одному богу известно. Даже авторитетные воры не подлежали прощению за вовремя непогашенный картежный долг. Им давали «по ушам», вне зависимости от того, кому они его не вернули ─ таким же ворам или обычным фраерам. Вор Владимир Щербаков

Владимир Щербаков как раз оказался одним из тех, кто «погорел» на картах. Он родился в 1926 году в тюремной больнице у мамы-зэчки. Рос и воспитывался Щербаков на московских улицах. На хлеб ему пришлось зарабатывать самому.

Вор в законе Саша Шорин

В то время, когда сверстники гордо носили алые пионерские галстуки, Володя шнырял по столичным многолюдным местам и обчищал карманы граждан. Следствие постоянного недоедания в детстве оставили след в щуплой комплекции. От нее пошла его кличка ─ Пигалица. Со временем он стал классным «щипачем». «Отнималы» из него получится не могло. Слишком уж он выглядел слабосильным. Его напарниками были такие же юные, как он, но известные карманники Саша Шорин (Прокофьев) и Савоська (Савоськин), ставшие через десятилетия легендами воровского мира России. Обычно вся троица работала одной бригадой, прикрывая друг друга и меняясь ролями в зависимости от ситуации. Любимым районом для работы стали Сокольники, где потом друзья Пигалицы через 30 лет учредят первую организованную преступную группировку. Арест и тюрьма неминуемо должны случиться в жизни настоящего «вора в законе», коим считался Пигалица. Его отправили на «зону» в трудное время, когда там полыхала «сучья» война. Все выпавшие на судьбу испытания Пигалица перенес достойно. В 1954 году он оказался в лагере Мульды в одной компании с Васей Бриллиантом (Бабушкин) и десятком самых известных армянских «воров в законе». В начале 50-х годов численного преимущества грузин в воровских списках еще не наблюдалось. Пигалица прекрасно сошелся с кавказцами. По преданию в Мульде у него случился конфликт не на жизнь, а на смерть с русским вором Шуриком Рязанцем (Караськов). Причины столкновения сегодня неизвестны, также, как дата смерти Шурика. Карточный долг Свой воровской титул Пигалица проиграл в карты. Увлекшись игрой, он слишком поднял ставку, а карта в тот злополучный вечер «не перла». Пигалица пообещал отдать долг к определенной дате. Он написал маляву на волю друзьям с просьбой собрать деньги и быстро переправить их в колонию. Деньги собрали, но в пути с передачкой произошла заминка. К сроку Пигалица ее не получил. В таких случаях можно было попросить скинуться других заключенных той же колонии. Особо уважаемым «ворам в законе» приходилось прибегать к такой мере, но Пигалица почему то не пошел таким путем.

Возможно, у него в той колонии был вор-конкурент, заинтересованный в свержении воровского авторитета и негласно затормозивший сбор денег. «Воры в законе», обычно демонстрирующие на людях свое единство, в душе часто ненавидели друг друга и не прочь незаметно поставить собрату подножку. Корона с головы Пигалицы слетела навсегда. Классические правила не позволяли дважды стать «вором в законе». Это сегодня южане, собравшись на сходку, могут вынести приговор, а через месяц его отменить, вводя в головы простых арестантов кромешную путаницу.

Пигалица стал считаться «прошляком», но очень авторитетным. Его вес в криминальном мире был огромен. Не изменил он и образа жизни, всю оставшуюся жизнь проворовав в Москве. В его жизни был эпизод, когда ему пришлось долгое время провести в психиатрической лечебнице. С головой, конечно же, у него было все в порядке. У профессиональных воров попадание в «дурку» было излюбленным способом для избежания от уголовного наказания. Последний раз милиция обращала на Пигалицу внимание в 1990 году, когда ему месяц пришлось провести под следствием в СИЗО Бутырка. Через 4 года его задержали в его любимом месте — магазине «Антиквариат». При нем нашли небольшие количества кокаина и гашиша. Заглянув в его квартиру, сыщики вытащили на свет патроны, наручники и старинные иконы. «Дедушку» простили по возрасту. В антикварном магазине он оказался не случайно. Он регулярно ходил туда, но не работать, а отдыхать. Пигалица считался ценителем искусства и старинных вещей. У себя в квартире он собрал неплохую коллекцию живописи ─ Брюллов, Айвазовский, Верещагин.

Могила вора Владимира Щербакова (Пигалица)

Последние годы он практически не общался со своими друзьями детства Сашей Шориным и Савоськой. Известные «воры в законе» по статусу несколько отдалились от «прошляка». Круг знакомых составляли ровесник вор Сиська (Генкин) и Юра Ташкентский (Ефимов). Они и проводили Пигалицу летом 1998 года в последний путь. Из молодого поколения почтить память легенды пришли ныне здравствующие «воры в законе» Кока (Шалибашвили) и Артур (Юзбашев). Поминки прошли в неприметном кафе «Зайди-попробуй».

topblognews.ru


Смотрите также