Виктория лазич биография фото


Подруга Галины Брежневой раскрыла тайны семьи генсека - МК

Светская львица советских времен рассказала о жизни тогдашней элиты

— Вы, Виктория Эдвардовна, вращались в самых высоких кругах. Как вы в них попали?

— Я работала в Доме архитектора старшим методистом политотдела и должна была обеспечить доход своей организации подготовкой творческих вечеров. Для того чтобы архитектор захотел за рубль приобрести билет и прийти к нам, нужно, чтобы он заинтересовался тем, кто будет выступать. А советские архитекторы, знаете ли, это та еще была публика! Ужасные снобы! Архитекторы кичились своим трудом, но тот оставался невостребованным, строили-то одни хрущевки. Они блаженствовали только на профессиональных выставках. Или когда приходили к нам. Но у меня как методиста была своя беда — после того как вышел поэтический «Метрополь», наши знаменитые шестидесятники автоматически попали в черный список КГБ. Почти вся творческая элита! И когда сегодня идет сериал по телевидению по аксеновскому роману о том времени, он настолько правдивый, я смотрю на актеров и с гордостью говорю сама себе: а ведь я их всех знала!

Помню, Василий Аксенов дружил с Дмитрием Покровским, чей ансамбль часто выступал по моей просьбе в знаменитом Дворце культуры при МГУ, где я тоже работала. Дмитрий несколько раз просил Аксенова, чтобы тот меня отвозил домой. Сюда, на Патриаршие. Для меня это было событие. Хотя Аксенову я, конечно же, казалась обычной девочкой, одной из... Но я была свидетелем того, как за кулисами Аксенов признавался Покровскому, что хочет уехать. И я, помнится, даже упрекнула Василия Павловича: «А как же мы? Поклонники вашего таланта?». Но он считал, что от него больше проку будет там, где у него будет свобода. Однако лучшие свои произведения, и не я одна так считаю, Аксенов написал именно в СССР. Настоящее, гениальное, оно приходит лишь через боль, через открытый нерв, запреты, борьбу, страдания. Когда сыто и сладко, не случается почему-то.

— То есть цензура была во благо?

— Во благо. Она создала столько гениев... Сейчас такого нет — покупай аренду зала, выступай, с чем хочешь. А вот и не выходит. Потому что нет состояния борьбы.

— Но разве борьба делает человека счастливым? Вот вы, Виктория, были счастливы?

— Полагаю, я была тогда счастливее, чем сейчас. В своих воспоминаниях я могу окунуться в то время — и это не черно-белая палитра, она полна звуков, красок, смысла, но все зависит от того, к какому сословию принадлежал человек, говорящий об этом.

— Сословию? В советской стране?

— Да, сословию, классу, касте. Сословие чиновников, партийных боссов, отдельное — цеховиков, тайных предпринимателей, потом шли люди, принадлежавшие к творческой элите. Загранпоездки, спецраспределители. Для них открывались творческие дома с отличными ресторанами. Дом кино, Дом художника, Дом журналиста, Дом актера. И наш — самый лучший, Дом архитектора. Если кто-то попадал на сцену таких заведений в качестве выступающего, то считалось, что идеологически этот человек кристально чист. Каждый день меня окружали такие «кристаллы» — самые незаурядные личности Советского Союза. Я многому училась у них. Ко мне, к примеру, приходил Янковский с премьерой «Полетов во сне и наяву» — и откровенно признавался в том, что в этом фильме он играл самого себя. Мы пили чай в кабинете, пока зрители смотрели фильм, и он столько рассказывал... И каждый раз я думала: хоть бы не забыть!

— Но вы же сами начинали как актриса. Неужели не хотелось так же стоять на сцене под аплодисменты зала?

— Я была ученицей Отара Иоселиани, как говорят, подавала надежды... Но, увы, поняла, что в профессию актрисы включены дополнительные неприятные опции. Как правило, режиссеры, выбирающие героиню, воспринимают ее как свою собственность. Мне этого не хотелось.

— У вас настолько несоветская внешность. Многие актрисы, та же Вертинская, утверждали, например, что это как проклятье — иметь лицо королевы и быть вынужденной играть колхозниц и доярок.

— Мне в этом плане повезло больше. Доярок я не играла, а вот королевой была. В Ленинграде, откуда я родом, снимался фильм «Синяя птица». Это был грандиозный американо-советский проект. С Элизабет Тейлор в главной роли. И меня пригласили стать ее дублершей... Самой Тейлор! Дело в том, что кинозвезда частенько приходила на площадку, скажем так, не в лучшей форме, а надо было выставлять свет, для этого требовался ее двойник, чтобы не мучить Элизабет. И я как штык являлась на съемки в 9 утра, меня даже гримировал ее личный гример, уникальный специалист. Он уверял, что с такой внешностью мне обязательно нужно ехать в Голливуд, я понимала, о чем он мне говорит, потому что вполне прилично болтала на английском — редкость в то время. И когда гример спрашивал: а сколько же вы получаете в Советском Союзе, что не хотите его покидать? Я с гордостью отвечала: 26 рублей — моя актерская ставка.

— И все-таки дубляж Элизабет Тейлор стал вершиной и закатом вашей актерской карьеры, не обидно ли?

— Я просто предпочла быть не актрисой, а режиссером, в том числе и своей жизни. Те встречи, которые мы проводили, я создавала всю их мизансцену от начала и до конца. На наши мероприятия являлось много иностранцев. В зале сидели люди из органов, которые проверяли, кто выступает и о чем говорит, не выдают ли выступающие, а среди них ведь были и известные ученые, государственных тайн.

— И вас тоже завербовал КГБ?

— К сожалению, нашим органам я была совершенно не нужна. У меня была иная задача. Иногда я откровенно лукавила, делала вид, что не помню, кого приглашать можно, а кого нет. Как? А Дольского Сашу разве нельзя? А Юлика Кима? А вечер уже идет, и спрашивать не с кого. Хотя, понимаете, если зрить в корень, то что такое работать на КГБ — это работать на благо своего государства, ради его же безопасности. Ничего плохого в этом я не вижу.

Высоцкого я ни разу не приглашала, понимала, что мне его не разрешат категорически. Даже когда я звала к нам Жванецкого, на него соглашались скрепя сердце. Эти прекрасные авторы — они хотели только хорошего и все-таки расшатывали систему, глядя на свою родину с иронического ракурса. Они делали это только из-за любви к ней. Но мы с вами знаем, к какому печальному итогу это все привело.

Брежневское время было хорошо тем, что слушать было можно уже все и за это никого не сажали. Все играли свои давно написанные роли. И это был большой театр, наш родной Советский Союз. Но для того, чтобы создать ту великую страну, которая у нас была, надо было недоедать, недосыпать, ютиться в коммуналках. И я сострадала своему народу.

— Но сами-то жили сначала в Ленинграде, затем здесь — на Патриарших прудах.

— И многие из гениев оказались моими соседями. Очень часто после Дома архитектора посиделки плавно перетекали в мою квартиру — и здесь продолжалась та же творческая программа, играли, пели, но уже без цензуры. Помню, как-то пришли Сережа с Татьяной Никитины. На этот вечер я пригласила руководителя творческого объединения «Экран» Бориса Хесина, он услышал их и позвал на телевидение. Еще до «Москвы слезам не верит». Миша Жванецкий читал, Сережа пел, это было восхитительно.

— Скажите, а сколько же в вашей квартире могло уместиться народу?

— Если поставить столы буквой «П» и соединить, то места всем хватало. Было и по тридцать человек, и больше. Еду обычно заказывали из ресторана, но еда была не главным.

Галя, бедная Галя

— Правда, что вы дружили с Галиной Брежневой?

— Да, это правда.

— А как вы с ней познакомились?

— Нас познакомила Нонна Щелокова, невестка министра внутренних дел СССР Николая Щелокова, жена его сына Игоря. Сама Галя жила как раз напротив Дома архитектора— этот дом так и называли «дом напротив». Моя мама общалась с мамой Нонны Щелоковой, и Нонна бывала у меня в гостях. Она и привела Галю. Получилось так, что Галя влюбилась в Бориса Буряце и им просто негде было встретиться.

— Цыган и авантюрист, любовник Галины Брежневой, чуть не вдвое ее моложе?

— Борис был молдаванин, но это неважно. Он очень талантливо исполнял цыганские романсы. Но я понимала, что я для Гали не могла быть интересна как личность, как близкая подруга, у нас все-таки довольно приличная разница в возрасте, скорее, я требовалась ей в качестве ширмы — чтобы встречаться у меня с Борисом и отвести подозрения мужа. Она говорила Юрию: «Ой, это все молодежь, — имея в виду меня и Борю. — Я тут сижу с молодежью». Боже мой, такая конспирация и во имя чего? Борис мне казался самоуверенным молодым человеком, который вообще никого и ничего не боялся. Тем более какого-то Чурбанова! Новый возлюбленный, несомненно, компрометировал Галю своим поведением.

— Использовал ее?

— Как все. Галя была добрейшей души. Никому не могла отказать. Даже когда к ней обратился Мстислав Запашный, известный дрессировщик, попросил ее спасти его родного брата Игоря, обвиненного в убийстве из ревности собственной жены — спасти от расстрела, к которому его должны были приговорить, Галя унизилась, нашла людей, имевших возможность смягчить суд, и Игорь получил всего 15 лет.

— Откуда же было в ней это милосердие?

— Я думаю, Галя хорошо запомнила предательство отца по отношению к матери, когда Брежнев хотел уйти из семьи к своей фронтовой жене, и предательство по отношению уже к ней, к дочери, когда он не дал Гале возможности стать актрисой, хотя это была самая большая мечта всей ее жизни, но ее талант оказался ненужным никому — хотя она с блеском отыграла все свои роли, от дочери первого человека страны до пациентки психиатрической больницы.

— И кем же она была больше? Дочерью короля Лира? Офелией?

— Меньше всего Офелией. Немножко Кармен, бесстрашная авантюристка. Трагическая совершенно фигура. В театральный поступить не дали, выйти замуж за циркача Игоря Кио не позволили, она обязана была проживать чужую жизнь, которую для нее создали убогие политические чиновники. А она всегда была очень чувственной и страстной женщиной, так похожей на своего отца. Темпераментная, талантливая — и лишенная права на личное счастье. В чем она провинилась? Когда Брежнев умер, ее тут же все и предали — даже приемные дети. Пригласили за деньги в ее дом иностранную съемочную группу и дали Галине бутылку в руки, что они хотели показать — уродство выпивающей старой женщины? Ее позор?

— Но вы запомнили ее совсем другой?

— Галя и была другой. До того, как ее сломали и предали все, кому она верила.

— А были у Галины настоящие друзья?

— Нет, всем от нее что-то да было нужно.

Виктория вместе с Зиновием Гердтом. Фото: lazich.ru

— А вам что?

— Ее легенды. Я же кинодраматург по второму образованию. Я всегда мечтала написать сценарий о ней. Если бы Галя родилась в другой семье, среде, все в ее жизни могло бы сложиться совершенно иначе.

— Она могла бы повторить путь Светланы Аллилуевой — эмигрировать...

— Нет, не могла. И знаете почему? Галя любила родину. Она закончила свою жизнь в психиатрической больнице, а ее квартиру, ту, что напротив Дома архитектора, продали. Злая ирония судьбы... Какая бы роль ей подошла, вы говорите? Каренина сама бросилась под поезд, а Галю под колеса — бросили. Я не могла ей помочь, даже если бы и захотела. Я вышла замуж в ФРГ, тоже уехала — к мужу, узнав уже оттуда, постфактум, до какой степени у Гали все плохо.

— Да и страна катилась к концу.

— Понимаете, Брежнев был очень порядочным человеком, не подлецом, не продажным, офицером. Именно поэтому его будут еще долго вспоминать добром. Конечно, он пытался что-то изменить, но вряд ли бы хотел, да и смог бы, пойти против системы.

— И тоже от нее пострадал — не как политик или генсек, как мужчина.

— Я не была лично знакома с Леонидом Ильичом, видела его один раз в Кремле на вечере благодаря Галине. Я думаю, что у Леонида Ильича была душа. Кодекс мужской чести определяют всего две вещи — любовь к деньгам и любовь к женщине. Некоторые из высокопоставленных коммунистов поумнее держали в тайне свои маленькие человеческие слабости, а Брежнев был неосторожен. Насколько я знаю, после войны он остался в семье только из-за шантажа со стороны Виктории Петровны, та пригрозила, что если он уйдет к любимой женщине, то она сделает все возможное, чтобы он положил партбилет на стол. Мне рассказала об этом сама Галя. И отец сдался, но этот жестокий выбор, он, видимо, остался у него где-то в подкорке, и так же, как он сам не смог соединиться со своей фронтовой Тамарой, точно так же потом помешал и своей единственной дочери выйти замуж за Кио. Юрия Чурбанова Галя не любила.

— Так неужели же не было в советские времена красивых любовных историй с хорошим финалом?

— Почему? Игорь Щелоков и Нонна. Она была очень красивая женщина, замужняя, с ребенком. Он был просто одержим желанием жениться на ней, несмотря на то, что его родители высказались категорически против, все равно добился своего — Нонна разошлась, оставила сына бывшему мужу и вошла в семью Щелоковых. Я считаю, что Игорь поступил как настоящий мужчина, совсем молодой парень, моложе своей избранницы. Он отстоял свой выбор.

Еще был Марис Лиепа, который отказал Гале, потому что выбрал свою семью. Галя поверить не могла, что он от нее отречется. Она была уже в том возрасте, когда отец не стал бы возражать против этого брака, но тут, видимо, не захотел Лиепа. Она пошла встречать его в аэропорт, тут же стояла его семья, и он, выйдя из терминала, отправился именно к жене и детям, не к Гале. И она видела их поцелуи, объятия, слезы... Для нее предательство Мариса, хотя можно ли его верность супруге считать предательством, стало большим ударом. Хотя он сам тоже расплатился за это. Начались проблемы с Григоровичем, которые Брежнева могла уладить одним телефонным звонком. Хотя, думаю, если бы Лиепа попросил, Галя бы ему не отказала. Помню, как Боря Буряце хвастался передо мной, что он теперь солист Большого театра. Галя устроила. «Боря, ты же оперу петь не умеешь», — парировала я ему. «А я научусь!» — влияние Гали было колоссальным. А у Мариса по приказу Григоровича забрали удостоверение, которое он предъявлял при входе в театр. Он сам мне пожаловался, когда я организовывала его творческий вечер в МГУ. Танцовщик — звезда мировой величины согласился прийти к студентам, потому что оказался брошен и одинок. Так что истории настоящей любви в СССР случались, но их конец не был счастливым.

— Вспомните хотя бы короткий роман Леонида Ильича и его личной медсестры Нины Коровяковой.

— Нина, медсестра, искренне любила Брежнева. Он был красивым мужчиной, с харизмой. И не таким трясущимся стариком, пока, как я думаю, его не подсадили на специальные препараты. А Нину убрали спецслужбы — она стала им мешать. Сначала была в системе, затем из нее выпала. Не бывает медработников при таких персонах, которые не строчат регулярно отчеты в КГБ. И Нина писала, а потом он влюбился, она влюбилась. Нина посчитала, что ей отныне можно все. Что Брежнев ее защитит. Но никто не будет рисковать ради каких-то чувств безопасностью государства.

— И однажды ее просто не допустили к телу.

— Брежневу объяснили, что Нины больше не будет рядом, что она уехала. Так надо. Он уже недомогал. Может, просто не хватило сил стукнуть кулаком по столу. Галина усмехалась, что только сейчас, когда не стало Нины, отец наконец понял, что чувствовала она сама, лишенная Кио.

Старинные фарфоровые статуэтки похожи на свою хозяйку.

Если бы не Чернобыль, мы до сих пор жили бы в СССР

— А как вы познакомились со своим иностранным мужем?

— У меня был день рождения, и мне позвонили друзья-шахматисты, в зале Чайковского проходил шахматный турнир между Карповым и Каспаровым, они напросились меня поздравить, но не одни. А с шахматными судьями международного класса. Иностранцы хотели посмотреть, как живут советские люди.

— И их привели к вам сюда? В эту мебель в стиле буль? К простому советскому человеку?

— Да, в этой делегации и был мой будущий муж. Он сразу сказал, что у него нет времени ухаживать и что я ему безумно понравилась. Он сделал мне предложение. Я согласилась.

— А вы не боялись повторить судьбу актрисы Зои Федоровой, отец ее единственной дочери Виктории — американец так и не смог воссоединиться с ней? А она сама попала в тюрьму, а затем трагически погибла.

— Ну это же совсем другие времена и нравы. Знаете, на одном из московских кинофестивалей для гостей была предусмотрена поездка в Ленинград. Ехали в поезде всю ночь, а утром — прямо с Московского вокзала, Невский проспект, Петропавловка, Зимний. И за мной в этом путешествии начал тоже ухаживать американец — известный прокатчик советских фильмов. И определенные люди стали уговаривать меня, пожертвовав собой, помочь родине — выйти замуж за этого продюсера, чтобы заставить его закупать в США побольше наших картин. Разумеется, я отказалась. Хотя он был очень обаятельным мужчиной. На меня обиделись, мол, повела себя не патриотично — если бы советские картины оказались в Штатах, какую агитационную и пропагандистскую роль они могли бы там сыграть. Но я ждала любви.

В гостях на Патриарших Эммануил Виторган, Валентин Гафт, Валерий Золотухин.

— Вы уезжали из страны в трудные времена...

— Все хотели перемен. Андропов, Черненко... Мы жили словно в предчувствии чего-то настоящего. Приход Горбачева и его первой леди, супруги Раисы Максимовны, — это был настоящий прорыв. Эта пара действительно могла многое. И они сами стали очередными трагическими разменными фигурами на политической доске. Их погубил Чернобыль. Я жила в Германии, когда это произошло. Была беременна на последних сроках, ждала сына, я лично видела, как у нас зашкаливали приборы измерения радиации. Это в Союзе весело гуляли 1 Мая с воздушными шариками и красными флажками, а в Европе сразу стало понятно — грядет катастрофа, ветер нес на запад грязные дожди, ветра. Я знаю женщин, которым предлагали прерывание беременности — они зачали ребенка в те страшные весенние месяцы. Мы с мужем спешно уехали в Испанию.

Чернобыль надломил карьеру Горбачева и в итоге уничтожил СССР. Сейчас я много общаюсь с генералом Николаем Дмитриевичем Таракановым, одним из тех, кто руководил тогда ликвидацией последствий аварии, положившим все свое здоровье на это, мы вместе возглавляем Президентский клуб «Доверия» и часто вспоминаем те дни. Я уверена, если бы Горбачев нашел в себе смелость признать, что случилось, систему можно было бы спасти. Ему не простили на Западе молчания. Уклонения от ответственности. И СССР под его управлением было уже не сберечь.

— Это был ультиматум?

— Я думаю, что Горбачева поставили перед фактом — он будет играть по чужим правилам. Как и на каких условиях случится объединение двух Германий, на самом деле практически аншлюс, сдача, поглощение ГДР более сильной ФРГ, я смотрела западные телепередачи на немецком телевидении в те дни, читала «Шпигель», анализировала, что происходит, но после Чернобыля сесть за стол переговоров и договариваться с Горбачевым на равных никто больше не хотел, в вину первому и последнему президенту СССР ставили то, что он не любит свой народ. Так как же ему можно доверить судьбу чужого? Михаилу Сергеевичу, не исключено, пришлось соглашаться на все требования, позволить собой манипулировать. Я думаю, что на каком-то уровне был выставлен и предполагаемый счет от экономического ущерба Европе, нанесенного ядерной катастрофой. И кому-то, возможно, пришлось расплатиться по счетам. Тем же выводом наших войск из Восточной Европы. Это все было представлено как позорный проигрыш Советского Союза в «холодной войне». Ах, если бы Чернобыля не случилось, поверьте, мы жили бы сейчас совсем в другом мире.

Один из творческих вечеров: Михаил Козаков, Арсений Тарковский. Фото: lazich.ru

Меню кремлевских поросят

— Почему же вы вернулись в Москву?

— Однажды я вдруг поняла, что хочу домой, к себе, на Патриаршие, в необустроенную Россию. И я подумала: что я тут делаю? Ради чего? Это необъяснимо. То есть нет, объяснимо, просто мы должны плохо жить в своей стране, потому что иначе обречены умирать от тоски на богатой чужбине. Я такая же сумасшедшая, как и все русские.

— Но сидеть без дела здесь вы тоже не стали.

— У меня дальний родственник был оператором, когда-то он снимал фильм «Чародеи» — новогодние съемки проходили в ресторане «Дубрава». Я слышала о нем и раньше от Гали, что есть такое сакральное место — кремлевский ресторан, куда привозят отобедать улетавших из СССР мировых лидеров. Пионером в этом вопросе стал Фидель Кастро. Многое апробировали именно на нем. Чтобы обеспечить безопасность кубинцу, крышу ресторана сделали из пуленепробиваемого титанового сплава, из которого делают ракеты. На Фиделя нападали бесконечное число раз, но в «Дубраве» ему ничего не грозило. Эта крыша осталась и до сих пор.

— А чем кормили сеньора Кастро?

— О, это очень интересная история. На самом деле «Дубрава» далеко не первое название заведения, сперва ресторан нарекли «Три поросенка», так как рядом располагался мясной комплекс, на котором выращивали молочных поросят для банкетных блюд. Когда все вскрылось, кремлевский протокольный отдел негодовал: какие три поросенка! Кого вы имеете в виду? Ресторану немедленно подобрали благозвучное наименование. Потом сюда приезжали и Джимми Картер, и Эдвард Кеннеди. Кеннеди даже сфотографировался с поварами, снимки повесили на стену — как память, в наследство, они до сих пор у нас висит. Пришел к власти Ельцин, «Дубрава» пришла в упадок.

Ресторан закрыли, полностью законсервировали. Но купить его никто бы не смог, там очень сложная форма госсобственности, надо было заплатить какие-то старые его долги, задекларировать свои реальные доходы, доказать, что они легальные. У меня был обеспеченный иностранный муж, и для меня это оказалось проще. Я поняла, что если я не куплю «Дубраву», то она умрет...

— Вы не пожалели, что начали новую жизнь — без гениев и поэтов?

— Я считаю, что прожила слишком большое количество жизней, чтобы остановиться на какой-то одной. Это был настоящий подвиг — новый виток судьбы, очередное ее ответвление, стать обычным предпринимателем в России. Иногда я считаю, что это как раз самая большая ошибка в моей жизни — «Дубрава». Иногда — что я не смогла бы жить без нее. Я понимаю, что тешу лишь свою ностальгию, тоску по прошлому, заполняя вакуум в душе...

Я знаю многих актеров, мечтавших вырваться из душной рутины советской жизни и ничего не обретших в итоге на том берегу, с Савелием Крамаровым мы в начале 90-х играли эпизод в фильме «Настя» режиссера Данелии. Савелий ненадолго приехал из Америки, он уже исправил свое зрение, глаз не косил, мы с ним изображали в кадре влюбленную пару — он, якобы спонсор из Южной Кореи, оплативший конкурс красоты в метро, и я, его любимая девочка. Для съемок я отдала для главной героини одну из своих шуб, немножко из песца, как говорили в фильме, времена были тяжелые, и реквизита не хватало. Снимали всю ночь на одной из станций метрополитена, и мы с Савелием Викторовичем откровенно проговорили несколько часов. Я поняла одно, если бы можно было вернуть время назад, он бы никуда не уехал. Потому что другой родины ни у кого из нас нет и не будет. Поэтому я и вернулась. И если мне суждено будет прожить еще сколько-то жизней — я проведу их здесь, в Москве, на Патриарших, в кругу друзей.

www.mk.ru

Неизвестная драма Михаила Козакова

Актёр бросил первую жену и двоих детей ради балерины Бессмертновой

Актер бросил первую жену и двоих детей ради балерины Бессмертновой

Актриса Людмила ХМЕЛЬНИЦКАЯ познакомилась с КОЗАКОВЫМ больше полувека назад в студенческой компании. Она первой исполнила роль Маргариты Павловны в спектакле Михаила Михайловича «Покровские ворота». Позже, когда Козаков поставил одноименный фильм, эту героиню сыграла Инна УЛЬЯНОВА. Но Хмельницкая не обиделась. Как и Козаков, в 90-х Людмила Матвеевна уезжала в Израиль, играла в его антрепризе, а потом вернулась в Москву. Они дружили до последних дней жизни актера и режиссера.

- В день, когда Мишу хоронили, мне исполнилось 74 года, - рассказывает Хмельницкая. - Провожая Козакова в последний путь, я вспомнила, как мы еще недавно вместе отмечали мое 70-летие. Что за праздник тогда устроил Миша! Читал для меня стихи Бродского, Самойлова, Пушкина, Тютчева. А когда мы жили в Израиле, тоже любили закатывать шумные пирушки. Однажды Козаков решил собрать у себя большую компанию, пригласил даже посла. Получилось так, что и накануне мы крепко выпивали. И вот прихожу к Мише «после вчерашнего», дипломат уже там, а мне навстречу выбегает Мишка-младший, маленький сын Козакова - ему годика три тогда было, и громко заявляет: «Теть Люд, а помнишь, как ты вчера напилась и меня на пол уронила?» От стыда я готова была провалиться.

Михаила Михайловича отпевали в московском храме Святителя Филиппа. КОЗАКОВ велел родным обойтись без гражданской панихиды

Измена

По словам Людмилы Матвеевны, она нянчила всех пятерых детей Козакова. Например, его старшего сына Кирилла однажды взяли с беззаботной компанией друзей отца в Эстонию, в Пярну - в гости к поэту Давиду Самойлову.

- Кирюша постоянно ходил за мной хвостиком и твердил: «Я голодный, есть хочу!» Что и говорить, Миша всегда был свободным от быта человеком. Он себя-то накормить не мог, не то что ребенка, - вспоминает Хмельницкая. - Например, если не был женат, брал кусок сахара, размачивал водой из-под крана и клал в рот. Вот и вся трапеза.

Впрочем, утверждает актриса, большого «зазора» между дамами у нашего героя никогда не было. Он постоянно окружал себя представительницами прекрасного пола, понимая, что в одиночку просто не выживет.

Внучка покойного Полина, дочь Катерина и пятая жена Надежда

Первой женщиной, а вскоре и первой супругой любимца публики стала эстонка Грета Таар. Она родила Козакову сына Кирилла и дочь Катерину.

- Очаровательная прибалтка, с которой Миша прожил десять лет, не смогла простить ему измену, - впервые раскрывает интимную тайну друга Людмила Хмельницкая. - Увы, Козаков стал гулять от нее с балериной Натальей Бессмертновой.

Оказывается, прима Большого театра, будущая жена балетмейстера Юрия Григоровича, настолько очаровала Михаила, что ради нее он оставил жену и двоих детей. Правда, бурная страсть танцовщицы и артиста продлилась недолго. А в феврале

2008 года Бессмертнова умерла от рака.

Четвёртая супруга мастера Анна ЯМПОЛЬСКАЯ

Онкология

- Я часто звонила Мише, - продолжает Хмельницкая. - В конце прошлого года он меня ошарашил: «Людка, у меня онкология!» Думаю, в болезни в первую очередь виноваты его разборки с женами. Он всю жизнь пил, курил и прекрасно себя чувствовал. Его четвертая жена Аня, которая заботилась о нем в последний год жизни, не позволяла себе произносить страшные слова «рак и химиотерапия», а просто говорила: «Процедуры». У Миши в результате лечения на 20 процентов сократилась площадь поражения. Анна оплачивала проживание Козакова в лечебном пансионате - четыре с половиной тысячи долларов в месяц! Очень дорого, но там за ним ухаживали одновременно пять человек. Миша заказывал обед по меню из ресторана.

Людмила с теплотой вспомнила, что, когда смертельно больной друг жил в израильском пансионате, они почти каждый день разговаривали по скайпу (видеозвонок через компьютер). Анна Ямпольская приносила бывшему мужу в палату ноутбук.

- В последнее время он вздыхал: «Мне тяжеловато сегодня говорить, я устал». Молчал и внимательно слушал мои новости, - делится Хмельницкая. - Однажды в конце разговора сказал: «Людка, я тебя очень люблю». Я ответила: «Мишка, и я тебя очень люблю». Аня нас слушала и, наверное, жутко ревновала, но мне хотелось его немного развеселить. У нас никогда не было романтических отношений, только дружба. Я для Миши всегда была как парень. Он мог мне сказать все что угодно, наорать, даже в лоб дать.

Первая жена КОЗАКОВА - Грета Ангиновна и сын Кирилл у свежей могилы

Смерть

- На поминках, в ресторане Дома актера на Арбате, ко мне подошла Мишина дочка Зоя и произнесла: «Я тебе так благодарна за папу. Ты ему звонила каждый день. Он так ждал этих звонков, был счастлив, когда вы разговаривали», - вздыхает Людмила Матвеевна. - В последнее время Миша перестал вставать, началась депрессия от болевого синдрома. Он умер, потому что больше не смог дышать, отказали легкие. Но до конца надеялся, что победит болезнь. Твердил: «Или я его побежу, - имея в виду рак, - или он меня»...

Михаила Козакова похоронили в Москве на Введенском кладбище рядом с могилой его отца. Такова была последняя воля великого актера и режиссера.

Надгробный крест нёс Евгений СТЫЧКИН

Почему американская жена не приехала на похороны

С переводчицей Региной Быковой у Козакова был самый продолжительный брак. Они прожили вместе почти 18 лет.

- Когда Миша жил с ней, все делал по часам: работал, ел, спал, - рассказывает Людмила Хмельницкая. - Регина - фантастическая хозяйка. Но в конце концов она устала от его капризов. После развода с Мишей, в 1988 году, Быкова уехала в США. Козаков всем женам, кроме нее, отдавал при расставании квартиры, машины... А тут получилось наоборот. «Трешка» в центре Москвы, на Ордынке, которая на две трети принадлежала ей, досталась Мише. При очередном разводе Козаков ее разменял. За 23 года жизни в Штатах переводчица ни разу не смогла приехать в Россию. Не получилось у нее выбраться и на похороны бывшего мужа, хотя они до последнего общались. Регина оказалась невозвращенкой. В свое время она работала в СССР в дипломатическом корпусе, а потом в Штатах - секретарем в крупном издательстве.

С Региной актёр прожил почти два десятка лет

С детства грезил о балеринах

С 1934 по 1952 год юный Козаков жил в Ленинграде в доме напротив Малого театра оперы и балета. Окна комнаты будущего актера выходили на репетиционный зал балетного училища, и парень зачарованно смотрел, как девочки занимаются у станка. Позже Михаил Михайлович признался, что его первые сексуальные грезы были связаны с барышнями в балетных пачках.

ДОНЖУАНСКИЙ СПИСОК МИХАЛ МИХАЛЫЧА

* В свое время Козаков ухаживал за Татьяной Путиевской-Штейн, которая позже стала женой Игоря Кваши. Так же, по молодости, Козаков был влюблен в молодую коллегу Софью Зайковскую, затем - во внучку писательницы Анастасии Зуевой. В 60-х годах Михаил крутил роман с грузинской актрисой Викторией Лазич. А на съемках картины «Безымянная звезда» у него случилась любовь с Анастасией Вертинской.

* Первой женой актера стала эстонка Грета Таар, которая родила Михаилу дочь Катерину, ставшую филологом, и сына Кирилла, который пошел по стопам отца. Союз с Гретой просуществовал десять лет.

Любимец публики слыл дамским угодником

* Со второй супругой - грузинкой Медеей Берелашвили, художником-реставратором, Козаков прожил меньше трех лет. Плодом их любви стала дочь Манана.

В третий раз артист женился на полуеврейке-полутатарке Регине Быковой, переводчице и литераторе. Дети в этом союзе не появились.

* Следующей женой Козакова стала еврейка Анна Ямпольская, выпускница ГИТИСа, актриса и театральный продюсер. Она родила сына Михаила и дочь Зою. Развод пара оформила после 15 лет совместной жизни.

* Пятая супруга Надежда Седова была официальной женой Козакова с 2006 по 2010 г.

Олег МЕНЬШИКОВ пришел сказать «последнее прости» своему учителю. Именно в картине КОЗАКОВА «Покровские ворота» МЕНЬШИКОВ сыграл первую звёздную роль

Михаил с женой Гретой, детьми Кириллом и Катериной

Наталья БЕССМЕРТНОВА покорила актёра своей точеной фигуркой (фото «РИА-Новости»)

1На сцене Большого театра БЕССМЕРТНОВА танцевала ведущие партии в классических балетах (фото «РИА-Новости»)

www.eg.ru

Настя (1993)

Майлз Моралес вернется на экраны в апреле 2022 года.Отсидев семь лет за решеткой, Александр Петров жаждит поквитаться со своим врагом.Премьера фильма «Француз»Актер сыграл в новом веб-сериале.Ежегодная культурно-образовательная акция пройдет 3 ноября.Антон Хабаров влюбляется в женщину, которая ждёт с фронта своего любимого мужа.Глуповатый мультфильм про тех, кому смерть к лицуГлавную роль исполняет Алексей Серебряков.Мэттью Макконахи построил многомиллионную империю по сбыту марихуаны, но что-то пошло не так.Дарья Щербакова пытается найти свою истинную любовь.Непрозрачность системы распределения госсредств, траты на кино, претензии к «Союзмультфильму» и сомнительные подрядчики

www.kino-teatr.ru

Судьба наказала Брежнева, разлучив его с любимой

Генсек запрещал дочери Галине самой выбирать мужчин и лишь под конец жизни понял, как она страдала

Анна ВЕЛИГЖАНИНА

Пожалуй, ни о ком из первых лиц страны народ не сочинил столько анекдотов, как о Брежневе. Да и отношение к нему всегда было неоднозначным. Между тем, по словам очевидцев, в жизни Брежнев был мягким и добрым. Жестким и бескомпромиссным он становился только с одним человеком - собственной дочерью. Галина Брежнева пользовалась всеми привилегиями «кремлевской принцессы», но при этом была глубоко несчастна. О личных тайнах генсека и его семьи «Комсомолке» рассказали подруги дочери Брежнева.

Жена удержала в семье шантажом

Официально Галина выходила замуж трижды: за акробата Евгения Милаева, иллюзиониста Игоря Кио и заместителя министра внутренних дел СССР Юрия Чурбанова. Известно и о ее многочисленных романах.

- В советские годы я организовывала творческие вечера и знала весь столичный бомонд, - вспоминает бывшая актриса, а ныне общественный деятель Виктория Лазич. - Моя семья общалась с семьей министра МВД Николая Щелокова. Однажды его жена привела ко мне в дом на Патриарших свою подругу Галину Брежневу. Мы подружились и часто вели с Галей задушевные беседы. Я понимала, что интересна ей скорее как ширма. У нее в то время начался роман с цыганским актером и певцом Борисом Буряца. Но Галя была замужем за Чурбановым и пыталась соблюдать конспирацию. Она знала, что отец будет в ярости из-за ее внебрачной связи. Вот я и предложила им свою квартиру для свиданий. Если Чурбанов звонил Гале, она говорила, что помогает мне готовить творческий вечер. Муж верил.

Мне было жаль ее. Ведь во многом именно отец испортил ей жизнь. Отца она любила, но где-то в душе и ненавидела. Галина рассказывала: во время Великой Отечественной, когда Брежнев ушел на фронт, они с матерью и братиком жили в нищете, очень тяжело. Но их согревала вера: отец скоро придет с фронта. А он вернулся и объявил, что бросает их. Леонид Ильич явился со своей фронтовой подругой Тамарой, которая ждала за дверью, пока он разговаривал с семьей. Признание отца потрясло Галю. Тогда законная жена Брежнева Виктория Петровна, рыдая, заявила мужу: она испортит ему карьеру. Пожалуется в партком, и Брежнев положит партбилет на стол. «Мама с помощью шантажа сумела сохранить нашу семью», - признавалась Галя Брежнева.

Леонид Ильич выбрал карьеру. Фронтовую подругу Тамару он и после опекал, но разводиться не стал. Хотя счастливой семейной жизни у них не получилось.

«Бьет - терпи»

- Брежнев был душевным человеком, но дочь держал в строгости, - продолжает Виктория Лазич. - Он знал, что Галя была несчастлива в первом браке с Милаевым. Замуж она вышла по велению сердца, но скоро поняла, что это ошибка (супруги поженились в 1951 году, Милаев был на 19 лет старше Галины, с двумя детьми-близнецами. - Ред.). Скорее всего, Милаев просто использовал Галю: став зятем Брежнева, Евгений из акробата взлетел до директора Московского цирка. С женой Милаев обращался жестко, заставлял делать всю домашнюю работу. Она ничего не умела, но стала усердной хозяйкой, готовила, убирала, обстирывала мужа и его детей. Милаев мог бы нанять домработницу, но не хотел. Брежнев считал, что зять прав - пусть приучит жену к семейной жизни. Но Милаев начал бить ее...

- Когда Галя пришла к отцу и взмолилась: не могу больше жить с мужем, Леонид Ильич ответил: «Терпи», - вспоминает еще одна подруга Галины Брежневой, артистка цирка Энгелина Рогальская.

Галина развелась только через 10 лет, когда встретила новую любовь - иллюзиониста Игоря Кио. Оставила записку: «Папа, я влюбилась» - и уехала за Игорем в Сочи.

- Но Леонид Ильич разрушил счастье дочки, - продолжает Виктория Лазич. - Узнав об истории с Кио, рассердился и велел аннулировать брак. У пары забрали паспорта и вернули уже чистыми, без штампа о разводе. Они были мужем и женой всего 10 дней. Свою несложившуюся личную жизнь Галина всегда ставила в вину отцу. И своими многочисленными романами словно мстила ему за разбитое сердце.

- Леонид Ильич считал: он лучше знает, что нужно его дочери, - добавляет Энгелина Рогальская. - Брежнев выдал ее замуж за Чурбанова. Галя его не любила. Да и Чурбанову этот брак нужен был лишь для повышения по службе. В красавца Бориса Буряца Галя была влюблена, но цыгана посадили в тюрьму за торговлю драгоценностями. Считалось, что это было сделано по указке Чурбанова.

Среди возлюбленных Галины оказался и танцор Марис Лиепа.

- Связь с женатым мужчиной компрометировала Галину, - вспоминает Лазич. - Но тогда Брежнев был болен и не вмешивался в личные истории дочки. Однако Лиепа выбрал семью. Как-то Галя встречала его в аэропорту с гастролей, а Марис, выйдя из терминала, подошел не к ней, а к жене и детям. Это был удар для Галины... Отношения отца и дочери всегда складывались непросто. Но понять и простить друг друга они смогли только в конце жизни Леонида Ильича. Тогда Брежнев полюбил в последний раз. В разговоре со мной Галина призналась, что знает о поздней страсти отца к медсестре Нине Коровяковой. Но в целях безопасности КГБ оградил генсека от влияния возлюбленной, получившей над ним власть. «Я впервые видела, чтобы отец страдал из-за расставания с женщиной», - говорила Галина. И добавляла, что Леонид Ильич лишь тогда понял, что чувствовала его дочь, когда он разъединил ее с Кио.

Леонид Ильич с женой Викторией Петровной в 1973 году. В коляске - их правнучка Галина.Фото: Владимир МУСАЭЛЬЯН

Последняя страсть вождя

Кто она - медсестра, покорившая генсека? Нина Коровякова родилась в 1931 году в семье военных. Окончила с красным дипломом медицинское училище. После работы в обычной московской поликлинике получила повышение.

- Я работала с Ниной Александровной в поликлинике при 4-м Главном управлении, - рассказывала «КП» Валентина Лелеко, последняя медсестра Брежнева, которая заменила Коровякову. - Было видно, что она стремится сделать карьеру. Хваткая, пробивная.

Есть версия, что Коровякова была не только медсестрой, но и агентом КГБ, передававшим информацию об именитых пациентах. Когда здоровье Брежнева в конце 60-х стало хромать, рядом с его приемной в Кремле устроили медицинский кабинет. В нем по очереди дежурили три сестры, одна из них - Коровякова. Нина была красива, и Леонид Ильич обратил на нее внимание.

Вскоре Брежнев попросил, чтобы Нина помогала ему не только в рабочее время, но и на отдыхе. Так Коровякова стала его личной медсестрой. По воспоминаниям племянницы генсека Любови Брежневой (дочери его брата), Леонид Ильич признавался: Нина напоминала ему фронтовую любовь Тамару, с которой ему пришлось расстаться после войны.

На тот момент за Брежневым присматривал его личный доктор Николай Родионов, человек в возрасте, сам не совсем здоровый и изрядно уставший от капризов генсека.

- Родионов и распустил эту медсестру, - объяснял «КП» лечащий врач Брежнева Михаил Косарев, сменивший потом Родионова. - Я был удивлен: при той строгости, которая царила в 4-м Главном управлении, какая-то медсестра имела свободный доступ к наркотическим препаратам и давала лекарства Брежневу на свое усмотрение. Сама лечила ему горло и нос, зубную боль снимала массажами и травами. Она быстро поняла, что может крутить генсеком.

Больной генсек настоял, чтобы Нина Коровякова была его личной медсестрой.Фото: Первый канал

Близость к телу

С женой отношения Брежнева были из рук вон плохи.

- Дядя никогда не любил свою жену, они вообще были очень разными. Виктория Петровна - замкнутый, некоммуникабельный человек, он - ее полная противоположность, - вспоминала племянница вождя Любовь Брежнева.

Работавшая в той же клинике хирургом Прасковья Мошенцева рассказывала, как однажды стала свидетельницей разговора Брежнева с Чазовым.

- Женя, - сказал Брежнев, - не выписывай меня, пожалуйста. Не хочу домой. Опять с женой начнется...

Леонид Ильич настолько привязался к своей медсестре, что потребовал, чтобы она сопровождала его во всех поездках. Не без участия высокого пациента Нина получила трехкомнатную квартиру в доме управления делами ЦК КПСС, а ее муж-майор стал генералом. Говорят, супруг медсестры знал про близость жены «к телу» и даже бравировал этим. Когда шеф КГБ Юрий Андропов сообщил генсеку, что муж Коровяковой «распространяется о характере ее взаимоотношений с Брежневым», тот ответил: «Юрий, это моя проблема, и я прошу больше никогда ее не затрагивать». Доходило до того, что Нина по просьбе Брежнева читала вслух государственные документы, которые ему приносили на подпись. В ее присутствии обсуждались государственные тайны.

- Галина Брежнева мне рассказывала про Нину. Говорила, что отец просто меняется в лице, когда она рядом, - говорит Виктория Лазич. - Брежнев потребовал, чтобы Нина сидела за обеденным столом со всеми членами семьи...

Влияние медсестры на генсека уже обсуждали в Политбюро. И пришли к мнению: ее пора изолировать от Брежнева. В 1976 году Коровяковой сообщили, что ее переводят на другую работу. Она потребовала встречи с Леонидом Ильичом. Прощание устроили на улице. Евгений Чазов держал Брежнева под руку, вокруг толпилась охрана. Медсестра попыталась что-то сказать, но ее перебили и усадили в авто. А Брежнева развернули и под локотки повели к дому.

Последний лечащий врач Брежнева вспоминал, что Леонид Ильич после расставания с Коровяковой переживал, сначала часто спрашивал про Нину, а потом сник и как-то быстро одряхлел, словно потеряв жизненный стимул.

Свое единственное интервью Нина Коровякова (ныне ее нет в живых) дала «Комсомольской правде». Женщина уверяла, что не имела интимной связи с вождем...

КОМПЕТЕНТНО

Одни делали вид, что руководят, другие - что исполняют

- На протяжении всей жизни (за исключением закатных лет) Леонид Ильич олицетворял собой образ красавца мужчины, можно сказать, мачо, - говорит историк и публицист Андрей Светенко. - Есть байка, что Брежнев, являясь Первым секретарем ЦК компартии Молдавии, попал в 1952 году на заседание в составе Президиума ЦК КПСС. Стоял на трибуне - красивый, чернобровый, статный. На него обратил внимание Сталин, спросил: «А кто это такой?» Ему ответили, что это Первый секретарь ЦК компартии Молдавии. «Какой красивый молдаванин!» - сказал Сталин.

- Почему именно Брежнев оказался потом у власти?

- В октябре 1964 года, когда снимали Хрущева, Брежнева воспринимали как временную фигуру. Но так вышло, что потом на протяжении 18 лет Леонид Ильич показал себя мастером аппаратной интриги, избавляясь от тех, кто мог оспаривать его лидирующие позиции. При Хрущеве было время постоянных встрясок, изменений... Партийная элита от них устала. Брежнев их в этом смысле всех устраивал. Фактически времена правления Брежнева - это инерция развития экономики хрущевского времени. Запаса прочности еще на какое-то время хватало. Но инерция развития заканчивалась, и это совпало с последними годами жизни Брежнева.

- Был ли шанс при Брежеве как-то реформировать социализм?

- Нет. Брежнев не собирался ничего менять. Поэтому его эпоху и назвали застоем - нет реформ, нет развития. С одной стороны, правильные речи и красные флаги, патриотически воспитательная работа, но она уже имеет флер казенщины. Одни делают вид, что уговаривают, другие - что слушаются. Одни делают вид, что руководят, другие - что исполняют. Брежнев обусловил всеобщее ожидание перемен, которые начал Горбачев.

Галина Брежнева не была красавицей, но всегда привлекала мужчин.Фото: Владимир МУСАЭЛЬЯН

МУЗЫ

На своих книгах он заработал миллионы рублей. Но потратить не успел

Про генсека говорили, что он и двух слов без бумажки сказать не может. И вдруг - лауреат Ленинской премии по литературе, член Союза писателей. Вышедшую под его именем трилогию «Малая земля», «Целина», «Возрождение» даже включили в школьную программу. О том, как создавались творения Леонида Ильича, «Комсомолке» рассказал заместитель главного редактора журнала «Историк» Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ.

«Брови точно мои»

- О «писательских талантах» Брежнева слагали анекдоты. Вот один из них. Генсек рассуждает: «Вот говорят, что «Малая земля» отличная книга. Все читали. Может, и мне почитать?» Правда ли, что Леонид Ильич не только не писал, но даже ни разу и не открывал книг, автором которых номинально являлся?

- Конечно, он не занимался кропотливым литературным трудом. И прочитал свою первую книгу «Малая земля» (о боях в Новороссийске в 1943-м), когда она уже вышла в печать. Но правда и в другом: это действительно воспоминания Брежнева. Он наговаривал их своим консультантам, а те передавали канву известным журналистам, которые выстраивали композицию, снабжали рассказ публицистическими отступлениями. Авторы, которые создавали брежневскую беллетристику (Анатолий Аграновский, Аркадий Сахнин, Александр Мурзин и Виталий Игнатенко), замечательно перевоплотились в генсека.

- Он действительно был таким, каким предстает в мемуарах?

- Есть такая история. Когда Леонид Ильич с супругой смотрели кинофильм «Солдаты свободы», там появляется молодой генерал-майор Брежнев. Виктория Петровна спросила его: «Это ты?» «Да нет, это артист Матвеев», - ответил генсек. А через некоторое время засомневался: «А может, и я. Брови точно мои». Вот так и с воспоминаниями. Брови его. И мысли тоже.

Пиар для генсека

- Как вообще возникла идея издавать книги Брежнева?

- Все началось в спецпоезде, который возил генсека по стране. За столиком сидели трое: сам Брежнев, Константин Черненко (тогда он возглавлял Общий отдел ЦК) и Леонид Замятин, директор ТАСС. Пили чай, а может быть, и что покрепче. Леонид Ильич рассказывал о войне, о том, как потом пришлось поднимать из разрухи промышленные области Украины. Черненко воскликнул: «Да это же готовая книга!» Замятин его поддержал и сказал, что работу в архивах и литературную редактуру организовать будет нетрудно.

- И Брежнев загорелся идеей?

- Нет, он согласился не сразу. В середине 1970-х идеологи из ЦК решили сделать акцент на участии Брежнева в Великой Отечественной войне. Решение закономерное: брежневская фронтовая биография не была особенно яркой, но он добросовестно исполнял воинский долг, участвовал в Параде Победы. Западные лидеры ничем подобным похвастаться не могли. А десант на Малую землю - дело по-настоящему героическое. Книги получились неплохие. Но болезнь к тому времени настолько одолела генсека, что мало кто поверил в его авторство. Слишком разителен был контраст между Брежневым из «Возрождения» и немощным старцем из программы «Время». Поэтому проект не принес власти политических дивидендов.

- Брежнев получал гонорары?

- «Малая земля», «Целина» и «Возрождение» сперва выходили в «Новом мире» и «Литературной газете», потом издавались колоссальными тиражами в десятках стран (ЦК удалось организовать перевод на 65 языков!). Книги звучали по радио, с пластинок, по телевидению, со сцен Малого и Вахтанговского театров. За трилогией последовали «Воспоминания» - несколько очерков на разные темы. За несколько лет на счет Леонида Ильича пришло не менее полутора миллионов рублей (на эти деньги можно было купить 166 автомобилей «Волга»! Для сравнения: зарплаты учителей, врачей, инженеров со стажем доходили в начале 80-х максимум до 200 - 250 рублей. - Ред.). Но сам он их потратить не успел. Какая-то часть зарубежных гонораров пошла на нужды партии, другая осела в семье генсека, а что-то, возможно, пропало, так как вопрос наследования решался нелегко.

Писал стихи и вел дневники

- Так все же, был ли у Леонида Ильича какой-то литературный талант?

- Брежнев умел травить байки. В юности любил читать, выходил на сцену любительского театра. В зрелые годы мог наизусть продекламировать Есенина, Мережковского, Симонова. Сам в молодости сочинял стихи - крайне наивные, неумелые. Вот, например, строки из стихотворения «На смерть товарища Воровского»:

Длинные речи ненужны и глупы,

громкие фразы о добрых делах.

От наркотика лица бессмысленно тупы,

наглость во взоре и ложь на устах.

На двери внезапно устремились всех взоры,

и замер среди речи английский сэр:

в залу с улыбкой под шум разговора

вошел Воровский - делегат СССР!..

Всю жизнь он вел дневники. Эта потребность тоже связана с литературным мышлением.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Тайна века: куда исчез автор «Серенады Солнечной долины»?

zen.yandex.ru

Мой друг Андрей Брежнев: подруга умершего внука генсека раскрыла тайны

Больше девяти дней прошло со странной смерти в Крыму Андрея Брежнева, внука Леонида Ильича Брежнева. Кем был этот непростой, закрытый, хотя на первый взгляд весьма дружелюбный человек, смог ли он реализовать себя в карьере и любви и почему знаменитая фамилия помешала ему достичь высот, нам рассказала подруга семьи Брежневых.

фото: Михаил Ковалев

Андрея Брежнева мало кто знал по-настоящему.

Я сижу в квартире Виктории Лазич — ресторатора, светской дамы советских времен. За окном на Патриаршие спускаются неспешные сумерки. Шум и гам на улице, полной жизни.

И только здесь, в полумраке квартиры, царит покой и воспоминания о давно и недавно ушедших. С Галиной Брежневой Виктория общалась несколько десятилетий, со времен ее славы и власти и до печального забвения в психиатрической больнице.

Они познакомились, когда дочь первого лица государства, как известно, обожавшая драгоценности, пришла к маме Виктории, потомственной дворянке, чтобы приобрести фамильную бриллиантовую брошь. Та раритет продавать отказалась. Но между Викой и всемогущей тогда Галиной, несмотря на разницу в двадцать лет, завязалась дружба.

Справка «МК»: «У Леонида Брежнева было двое детей от брака с Викторией Денисовой. Галина родилась в 1929 году, Юрий — в 1933.

Андрей Брежнев — сын Юрия Брежнева».

На столе у Виктории стоит хорошенькая керамическая собачка, на ее груди висит надпись: «Welcome» — ««Добро пожаловать».

«Это после похорон моей мамы мне ее привез Андрей. Подарок от его папы Юрия Леонидовича Брежнева. Чтобы я не оставалась одна. Тот любил коллекционировать такие статуэтки», — тепло вспоминает она.

«Можно сказать, что Андрюша достался мне «по наследству» от Гали, — начинает Виктория свой рассказ. — Я помню ее слова относительно племянника: «Посмотри, этот мальчик далеко пойдет. Вылитый дед».

Галя была абсолютно уверена в его будущем. Никто не мог и представить, что при столь блестящих задатках из Андрея не получится ни большого государственного деятеля, ни олигарха.

Я считаю, что он не смог реализовать себя на том уровне, которого был достоин. Не показал все, на что способен. Недолюбил...

Кстати, они с Галей были гораздо более близки и привязаны друг к другу, чем она со своей родной дочерью Викторией.

Андрей искренне относился к тетке, считал, что та самая веселая в их семье. Знаете, его ведь мало кто знал по-настоящему. Я сейчас слушаю воспоминания о нем от большого количества людей, только знаете — это все не про Андрея Брежнева.

Он был принципиальным, не продажным, благородным и очень порядочным человеком. Общительный на первый взгляд, вокруг него всегда вертелось множество приятелей и знакомых. Но когда он приезжал к нам, так как дружил с моей мамой, та обычно спрашивала: «Как дела, Андрюшенька?» И он отвечал: «Дела хорошо. А вот поговорить не с кем».

Он не мог ни перед кем открыть душу из опасения, что его слова на следующий день окажутся перевранными в прессе. Они будут вредны для памяти бабушки и дедушки, тети, для будущего его сыновей. Поэтому ходил как переполненный сосуд.

Полностью откровенным он был лишь со своим отцом. Тоже очень интеллигентным, воспитанным, мягким человеком. Получилось так, что сначала умерла мама Андрея, через два года, в 2013-м, ушел Юрий Леонидович, и Андрюша остался один...

фото: ru.wikipedia.org

Дочь генсека Галина закончила жизнь в психиатрической клинике.

Я никак не могу забыть деликатный момент, касающийся моей собственной семьи. Мы с мамой всегда старались отметить его рождение — 15 марта, договаривались об этом заранее, 10 ноября, в годовщину смерти Леонида Ильича. Обычно в этот печальный день Андрей бывал у нас. Как-то мама пообещала ему: «Деточка, вот в марте отметим твой праздник, я приготовлю твои любимые чебуреки», — мы так этого ждали. Но 15 марта моя мама умерла... Это был удар. Именно в день рождения Андрея.

Невидимая, но крепкая и в какой-то степени мистическая связь с Андреем после маминого ухода не прервалась, а перешла ко мне. В тот трагический год Юрию Леонидовичу тоже должны были делать серьезную операцию, Андрей волновался, переживал, но я помню, какие добрые слова он сказал мне после ухода моей мамы: «Она оставила тебя на мои руки».

— Он действительно заботился о вас?

- Он был настоящим мужчиной и настоящим другом. Все эти годы. Наша дружба была в какой-то степени тайной. Ему было не с кем делиться какими-то сокровенными вещами о состоянии своей души. Другие видели его рубахой-парнем, но это совсем не так.

Он говорил ровно столько, сколько хотел, чтобы о нем знали. Никогда и никого чужого не пускал в свое личное. Но человек не может все время жить, когда его распирает изнутри, когда болит сердце. Последние годы Андрей выглядел неважно. Сильно поправился, одышка постоянная. Здоровьем своим он не занимался. «Заедаю стрессы», — так отвечал на мои вопросы о своем состоянии.

— Скажите, а почему у него сложились такие сложные отношения со своей двоюродной сестрой, Викторией? Он ведь даже не разрешил похоронить ее рядом с родной матерью — на Новодевичьем кладбище.

- Да, он был категорически против. И я могу понять его позицию. Сейчас уже можно сказать, их обоих нет в живых.

Виктория (дочь Галины Брежневой и артиста цирка Евгения Милаева - «МК») сделала все, чтобы сломать жизнь двоюродного брата. Не специально, нет, из-за своего эгоизма.

Андрея ждала большая политическая карьера. Ему сделали некое серьезное предложение. Флаг Брежнева снова мог быть поднят. Но его предупредили: сперва наведи порядок в собственной семье. Потому что, когда в прессе постоянно мелькает бог знает что, знаменитая фамилия связана не с генеральным секретарем партии, не с нашим великим прошлым, а с грязным бельем, психиатрическими больницами, пьянством, совершенно ненормальными взаимоотношениями матери и дочери... Как в паутине, он оказался запутанным в поступках родственников.

— Вы имеете в виду Галину Леонидовну Брежневу и Викторию?

- Да. Всем известно, что Витуся отказалась от родной матери, определила ее в закрытую клинику, не хотела сама о ней заботиться. Мало того, она продала все квартиры, доставшиеся ей в наследство. И все это происходило у всех на виду.

Андрею строго выговорили: если ты не можешь прекратить их бесконечные скандалы, как ты сможешь управлять другими людьми?

Он встретился с Викторией, между ними состоялся весьма непростой разговор, я знаю, что он поставил перед ней вопрос ребром, дал понять, что своими ошибками она портит и его будущее. Она не только бросила мать, но оставила нищей уже свою единственную дочку Галочку, правнучку Леонида Ильича. В конце концов она могла бы сдать элитное жилье в аренду и на эти деньги прекрасно жить с мамой, с дочерью, но почему-то не пожелала.

Да, Витусю не научили быть самостоятельной, она выросла в золотой клетке, в любви и заботе, настоящей принцессой. Но все изменилось. Счастливое детство закончилось. Она была уже взрослой девочкой.

— Жестко.

- Помню, в детстве ее все звали Витусей. Вита означает жизнь. Виктория — победа. Она же была Витуся. Избалованная, амбициозная, капризная. Бабушка с дедушкой пылинки с нее сдували.

Маму она не воспринимала вообще. Впрочем, та ее и не воспитывала. В 71-м году Галина вышла замуж за Чурбанова. Взять единственную дочку в свою новую семью не могла. Да Галя и не дала бы ей то, что дал дедушка.

Витуся палец о палец никогда не ударила. Для этого существовала кремлевская обслуга. Галя же, вопреки расхожему мнению о ней, все делала своими руками. Этому ее научил первый муж, цирковой артист, а затем директор Московского цирка Евгений Милаев, отец Виктории.

Живя с ним, Галина готовила, убирала, стирала. Ездила на гастроли обычной костюмершей. Воспитывала двух его первых детей, Наташу и Сашу, мама которых умерла в родах. В этих отношениях она никогда не была дочерью Брежнева, а только женой Милаева, она и фамилию меняла, и только после развода вернула девичью.

Виктория Лазич.

Наверное, именно поэтому Витуся выросла такой. С Андреем они не были близки. Впрочем, у них и разница в возрасте довольно большая, кажется, лет семь или восемь.

В отличие от сестры Андрей всегда очень достойно относился к людям труда и не считал работающих на его дедушку обслугой. Со многими он поддерживал отношения даже после смерти Брежнева.

Он прекрасно понимал, что Витуся инфантильна, но при этом амбициозна, что в зрелом возрасте она влюбилась в молодого и красивого юношу, много моложе себя... Это уже сказался мамин темперамент. На все нужны были средства. Но это же не повод разбазаривать нажитое не тобой.

«У меня нет денег», — отвечала Виктория на упреки Андрея. «Тогда иди работать». Действительно, в чем проблема? По этому поводу у них произошла крупнейшая ссора. Отношения надломились.

Все, что случилось после, все карьерные и жизненные неудачи Андрей связывал с двоюродной сестрой. Тетю Галю он жалел. За племянницу, маленькую Галочку, переживал. Но он так и не смог простить Виктории очень горькие и несправедливые слова: «Тебе легко говорить. Твои собственные дети — миллионеры». Ударила по самому больному... Подчеркнув, что не сам Андрей какой-то выдающийся человек и обеспечил своим сыновьям будущее, что их воспитал и вырастил второй муж его жены.

— Андрей, наверное, переживал, когда супруга Надежда вместе с двумя детьми ушла от него к олигарху Александру Мамуту.

- Не то слово! Он был мудрый человек, конечно, при всей своей любви к мальчикам, тот уровень жизни, блестящее образование, которые они получили во второй семье, он им никогда бы не дал. Это, безусловно, било по самолюбию. Внук Брежнева не мог сравниться и соперничать с миллиардером.

Надежда умерла очень молодой, сгорела от болезни, от которой вообще сейчас не умирают, от воспаления легких, несмотря на всю ту любовь, которую ей подарили двое этих, я считаю, выдающихся мужчин, но они оба не смогли ее спасти.

В память о Надежде ее второй муж стал для их с Андреем детей вторым отцом. Но Андрея все равно до конца мучило осознание того, что, возможно, если бы совместная жизнь повернулась иначе, Надежда осталась бы жива...

фото: Из личного архива

Надежда Брежнева со второй семьей.

— Он так ее любил?

— Думаю, что сильнее, чем ее, он не любил никого. Бывают такие женщины. Они учились вместе в МГИМО. Поженились, по-моему, на третьем курсе. Мне Надежда запомнилась совсем молоденькой, тоненькой как тростинка. С короткой стрижкой, беленькая... Наши дети, мой сын и сынишки Андрея, были погодками, помню, как-то мы вместе ходили в театр кукол. Тогда еще все были так счастливы...

— Какая-то череда трагедий и боли. Но вернемся к отношениям Андрея с Викторией.

- Витуся умерла, и начались непонятности с захоронением, все же по просьбе Наташи Милаевой, ее сводной сестры, я позвонила Андрею. «Понимаешь, это имеет такой общественный резонанс, обсуждается на всех кухнях, что ты запрещаешь лежать дочери с матерью. Возможно, ситуацию как-то можно откорректировать?» — я очень деликатно это предложила.

Но Андрей ответил категорично: «А когда она поместила мать в психушку, она не хотела с ней там лежать?» Естественно, я не имела права больше вмешиваться.

— И все же Виктория в конце жизни жалела, что так обошлась с мамой. Она говорила об этом в своем последнем перед смертью интервью.

— Возможно, имело место запоздалое раскаяние. После того как она узнала, что сама неизлечимо больна. Не исключено, что она искала причину, за что ей все это. Онкология, страшная болезнь — кара небесная? Я не могу за нее домысливать, что и как она думала. Но я знаю, что в ответ на все это сказал Андрей: «Любить и беречь нужно живых».

— А он сам, кстати, часто навещал тетю Галю в психиатрической клинике?

— Этого я не знаю. Вообще-то Витуся была против любых посещений. Я тоже просила разрешения приехать к Гале, но она сказала, что мама никого не хочет видеть. Тогда я просто попросила передать ей привет и добрые пожелания.

— В результате Виктория так и не была похоронена с Галиной Леонидовной?

— Нет. Она лежит рядом со своим папой Евгением Милаевым. Андрей до конца жизни был уверен, что поступил правильно.

— Какие разные получились внуки у Леонида Ильича...

— Они же не зеркальные близнецы. С чего бы им быть одинаковыми. Витуся даже на свою родную маму не была похожа. Галя намного проще. Намного. Виктория же была очень высокомерной, хотя и умной, и образованной. И если бы не произошел развал Советского Союза, а эту семью не сломали насильно, не издевались бы над ними всеми, то для нее, да и для остальных все могло бы закончиться совсем иначе. Задатки-то были хорошие.

— То есть это не вина младших Брежневых в том, что их жизнь сложилась так, как она сложилась? Не семейное проклятие?

- Проклятие? Абсурд! Их просто затравили. После распада СССР, как мы помним, именно Брежнева обвинили во всем, что случилось со страной. Его эпоху презрительно назвали эпохой застоя. Хотя сейчас все понимают, что это было лучшее время для людей.

Но в начале 90-х все катилось под откос. Брежневы выживали. Их преследовали. Велась настоящая охота на ведьм.

Старшие дети Евгения Милаева, приемные Галины — Наталья и Александр, были вынуждены эмигрировать в Америку, потому что оставаться здесь оказалось совершенно невозможно. Андрей был еще совсем молодым, и тогда те, кто развалил наше государство, попытались сделать ставку на него. Ему предложили написать книгу о деде в «нужном ключе». Она должна была выйти во многих странах под именем Брежнева. Эти мемуары могли бы кормить его всю оставшуюся жизнь, так же как Аллилуеву кормили воспоминания о Сталине. Ставилась конкретная задача, которую заказчики потребовали неукоснительно исполнить, опозорить деда, но

Андрей отказался быть Павликом Морозовым. Слышала, как однажды про него сказал Березовский: «Так и будет нянчиться со своими идеалами, неудачник».

— Они были знакомы?

- Да, но не близко. Думаю, что и предложение написать книгу шло от Березовского, хотя официально его сделали иностранцы. Березовский, как известно, любил загребать жар чужими руками. Но об Андрея он споткнулся. Тот не стал плясать под чужую дудку.

Помню, Галя как-то показала мне квартиру Виктории Петровны и Леонида Ильича. Ничего особенного, добротная мебель, но никаких излишеств, никакой роскоши. И вот эта месть, ненависть, зависть черни обрушились разом на детей и внуков. Несчастье и горе, постигшие эту семью, имели большой политический душок.

Но все началось с обычного предательства памяти Леонида Ильича Брежнева. Из него сделали героя анекдотов. Поэтому до сих пор и расплачиваемся... Возможно, для самих Брежневых было бы правильнее, если бы в свое время они объединились — с детьми Милаева, с Викторией, с младшей Галочкой, все вместе они выдержали бы этот натиск. Если бы раз сделали движение навстречу друг другу одной семьей... Увы, амбиции некоторых перевесили.

— Жизнь внука Брежнева оборвалась так рано. Инфаркт. Всего 57 лет — не возраст для мужчины...

- Это произошло именно тогда, когда он получил второй шанс. Начал жизнь с чистого листа. Свое возрождение он связывал с Крымом. Не то чтобы он жил на полуострове постоянно. То там, то здесь.

А в этом году мы встретились, когда он был в Москве три недели. У него был очень серьезный план, в котором и я тоже принимала деятельное участие.

Он рассказывал, что в Крыму на 90% вышла из строя канализация и очистные сооружения, что многие земли стоят необихоженные, в запустении, вот до чего Украина довела Крым...

Андрей хотел изменить сложившееся положение вещей, стать представителем Общественной палаты от Крыма или депутатом, он разработал более пяти масштабных и реальных для реализации проектов. Нашлись серьезные российские инвесторы, готовые его поддержать...

Он собирался приехать в августе в Москву и продвигать все это на определенном высоком уровне. Но, увы, Андрея не стало. Так внезапно и так страшно. Надорвался.

Я не видела его мертвым. Не хочу. Хочу запомнить его другим. Деятельным, колдовавшим над фантастическими шашлыками у меня на даче, с какими-то своими, специально привезенными травками, необыкновенным медом...

Он был талантливым даже в этом. Но таким его мало кто знал. Мне кажется, что его сыновья, которые давно стали взрослыми, состоявшимися людьми, предпочли оплакать своего отца не публично и без пустых речей. Уповаю лишь на то, чтобы хотя бы это поколение потомков Брежневых, их дети, младшая Галочка, внучка Галины, были спокойны и счастливы.

Екатерина Сажнева

1001.ru

Актриса Виктория Островская: биография, личная жизнь

В далеком 1968 году актриса Виктория Островская появилась в крохотном эпизоде в комедии Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука», но яркий персонаж жрицы любви из Стамбула принес ей известность на многие десятилетия.

«Цигель, цигель, ай-лю-лю»

Ассоциируемая с ней фраза «Цигель, цигель, ай-лю-лю» вмиг стала крылатой и принесла Виктории популярность и узнаваемость на долгие годы. Мало кто сейчас вспомнит, что, в общем-то, первым эти слова произнес контрабандист в аптеке, где накладывали гипс на руку, и за ними следовало предложение: «Михаил Светлов ту-ту». Фраза прочно связана в сознании зрителей именно с эпизодом в переулке.

Фразу «Цигель, цигель, ай-лю-лю» до сих пор довольно часто можно услышать из уст, как представителей молодого поколения, родившихся спустя десятилетия после выхода фильма на экраны, так и людей более старшего возраста.

Казалось, будущее актрисы после выхода и всенародного признания комедии предопределено, новые роли и съемки обеспечены ей на долгие годы вперед. Но течение жизни и ее сюрпризы невозможно предугадать. Биография Виктории Островской полна драматических событий.

Родилась Виктория Островская 1 сентября 1938 года в Киеве. С детства ребенок рос в творческой атмосфере, что не могло не наложить отпечаток на формирование взглядов, интересов и характера девочки. Отец Вики был репрессирован, отчим Вики, Давид Семенович Вольский, воспитывавший ее, являлся известным деятелем искусства, в довоенные годы возглавлял Киевский цирк, затем драматический театр им. И. Франко. В доме часто бывали люди, которых боготворила вся страна, – Леонид Утесов, Эмиль Кио, Ирина Бугримова. Такие приемы проводились по-домашнему, без пышности и эпатажа. Вика обожала эти приемы, на которых всегда присутствовало много народу, велись горячие дискуссии, обсуждались интересные темы. Ребенок буквально впитывал в себя всю поступающую информацию, часто удачно копировал взрослых.

Была у девочки еще одна страсть – балет. Мать Виктории, занимавшаяся в юности балетом, записала ее в школу хореографии. Занятия девочка с удовольствием посещала до тех пор, пока с ней в 4-м классе не произошел несчастный случай – во время катания по перилам она свалилась вниз с высоты примерно второго этажа и ударился головой о кирпичи, выложенные вокруг клумбы. Как результат – сотрясение мозга и запрет врача заниматься танцами. В связи с этим дальнейший жизненный путь был открыт только в актерскую профессию.

Образование

Окончив школу, Виктория поступила в Киевский театральный институт на актерский факультет. Курс вел народный артист П. Т. Сергиенко. Будущая актриса Виктория Островская училась на одном курсе с Адой Роговцевой. Преподаватели отмечали способности Виктории.

Но окончить институт ей не удалось. На четвертом, последнем, курсе Виктория Островская была отчислена из института. Официальная формулировка гласила «по политическим мотивам».

Девушку обвинили в пропаганде образа жизни разлагающегося Запада. На комсомольском собрании о разборе поведения Виктории секретарь комсомола упомянул в своем докладе не только вызывающий внешний вид самой Виктории, но и добавил фразу о том, что носить короткие юбки и ярко краситься она переняла у своей матери – распущенной особы. Вот этого Вика вынести не смогла, она с яростью вцепилась в докладчика.

Островскую на год исключили из института и, конечно, из комсомола.

Поездка в столицу

После отчисления Виктория решила полностью изменить свою жизнь. Островскую направили «проникнуться идеологией рабочего класса» в Москву, где она работала слесарем по контролю измерительных приборов на Бескудниковском керамическом заводе. Еще раньше Виктория успела выйти замуж за москвича, Игоря Ульчицкого. Познакомившись с девушкой на отдыхе в Одессе, он сделал ей предложение во время своей стажировки в Киеве.

Возвращение в Киев, второе замужество

После года отработки на заводе Виктория вернулась в Киев, где ее восстановили в институте и в комсомоле. Муж остался в Москве. Через три или четыре года после замужества Виктория знакомится с известным писателем и журналистом Романом Райгородецким. Новая любовь захватывает актрису со всей силой, она оформляет развод с первым мужем и выходит за Райгородецкого.

После получения образования Викторию Островскую направили по распределению в Сызрань в драматический театр. Роман устроился работать в газету. Через год Виктория забеременела. Тот год был очень тяжелым для актрисы. Помимо бедности и голода в городе, в семье назрел кризис в отношениях. Островская поехала в Киев делать аборт, возвращаться в Сызрань она не собиралась. Но уступила раскаянию и обещаниям мужа, поверив ему.

Жизнь и работа в Днепропетровске

Совместная жизнь была сложной, супруги часто ссорились, порой дело доходило в буквальном смысле до драк. Они расходились и снова сходились. Романа пригласили на работу на Куйбышевское телевидение, Виктория поехала следом. После одной из ссор она отправилась в Днепропетровск, куда ее пригласили на работу в Русский драматический театр. Узнав, что жена беременна, Райгородецкий поехал за ней в Днепропетровск, чтобы помириться. Но ничего из этого не вышло. Виктория осталась в Днепропетровске, а Роман уехал на Камчатку.

Побег с Камчатки

Дела в Днепропетровске шли у актрисы довольно хорошо. Рожать она поехала в Киев. Островская родила сына Кирилла в 23 года. В это же время тяжело заболела мать Вики. Когда мать выписали из больницы, Островская отправляется с малюткой на Камчатку к мужу.

Но семейная жизнь не налаживается, наоборот, кризис становится ощутимее. Муж начинает злоупотреблять алкоголем и в пьяном состоянии избивать женщину. Однажды Виктория не выдерживает и вскрывает себе вены. Слава Богу, все обошлось. Но жить так дальше было невозможно, и Островская решает сбежать от мужа, сказав ему, что ненадолго слетает с ребенком в Киев к маме. Сев в самолет, она на прощание показывает мужу в иллюминатор знаменитый русский жест, обозначающий разрыв отношений навсегда.

Спустя несколько лет Райгородцев, будучи женатым вновь, нашел Викторию. Но воскресить былые чувства не получилось. Умер Райгородцев в Америке от рака.

И снова в Москву

Островская вернулась сначала в Днепропетровск, в театр, но после ссоры с директором уехала в Москву, где уже жила ее мать. Там же вышла замуж в третий раз, но брак был непродолжительным: муж, поскользнувшись на обледенелой ступеньке, упал и разбился.

Устроиться по специальности в театр актрисе Виктории Островской не удавалось, несмотря на предложения и собеседования. Нужны были деньги кормить семью и ухаживать за мамой, у которой снова возникли проблемы со здоровьем. Махнув рукой на актерскую карьеру, Виктория устраивается диспетчером на автобазу. На автобазе Островская пользовалась уважением простых работяг-водителей, они любили ее за бойцовский характер, ценили и уважали. Однажды, когда Викторию («Мадлен», как рабочие называли ее) хотели уволить с работы за грубость, водители вступились за свою любимицу, отстояли ее, вынудив начальство просить у Виктории прощение.

Но от судьбы, как известно, не убежишь. В то время начались съемки «Бриллиантовой руки», и Гайдай искал актрису на роль проститутки. Однажды к Островской на улице подошла ассистент режиссера, поинтересовавшись, не актриса ли та. Виктория ответила утвердительно. Посмотрев фотопробы Островской, Гайдай тут же дал ей роль, без единой кинопробы. Виктория отправляется в Баку, где в то время снимались все заграничные сцены, чтобы сыграть эпизодическую, но свою самую яркую роль в жизни.

Практически сразу она снимается в продолжении «Карнавальной ночи» – в фильме «Старый знакомый» (эпизод с женщиной в душе).

Однако эта роль осталась незамеченной.

Приняв участие в съемках двух фильмов, Виктория Островская искренне надеялась, что теперь придет признание и долгожданный успех, пусть даже и в 30 лет. Вика увольняется с автобазы. Но…

Срыв и возвращение к жизни

Сидеть и ждать подходящей роли или предложения она не могла: надо было кормить и содержать семью. Виктория Григорьевна устраивается на работу в Ленинскую библиотеку, в сектор искусств, где она проработала на протяжении 30 лет.

Ее зарплата в те годы составляла 80 рублей, вырастить ребенка на эти деньги не было никакой возможности. Виктория подрабатывала где только могла, даже убирала в частных квартирах. Держалась из последних сил, но все-таки произошел срыв.

Неудачи в карьере, больная мать, маленький ребенок – слишком много всего свалилось на плечи женщины. За 2 недели она потеряла 13 кг, слезы лились рекой, посещали мысли о суициде. Мать, не выдержав, вызвала дочери «скорую». Требовалась помощь невропатолога. Знакомый посоветовал Островской обратиться в клинику неврозов и психотерапии в Ленинграде. Проведя в Бехтеревке три месяца, пройдя курс лечения транквилизаторами, Виктория вышла из больницы совсем другим человеком.

Личная жизнь Виктории Островской так и не сложилась. Официально замуж она уже не выходила. Было не до мужей: внуки, кошка, собаки. Виктория всегда стремилась всем помочь, никогда не жаловалась на свою судьбу и неудачу в кинематографе: значит, так Богу угодно.

Очередная трагедия и восстановление

Жизнь текла своим чередом, и вдруг вновь случилась беда. Островская неожиданно слегла с позвоночной грыжей. Никакое лечение не помогало, вставать она не могла, требовалось операционное вмешательство. Но Виктория отказалась. По ее же словам, не позволила совесть: некому было присматривать за ее собаками, которых она подобрала на улице.

Случайно по радио Островская услышала передачу о докторе и его системе, которая ставит на ноги даже безнадежных пациентов. Виктория решила – это ее шанс. Так она попала в Центр кинезитерапии и стала заниматься. Островская Виктория Григорьевна не только победила свой недуг, но и осталась преподавать в центре гимнастику для людей с болями в спине. Это стало ее настоящим призванием.

Она помогла многим людям. До сих пор ей пишут письма благодарности, которые значат для актрисы Виктории Островской гораздо больше, чем кинопризы и награды, которых она так, к сожалению, и не получила.

Сегодня ей уже 79 лет, но она не только сама делает гимнастику, но и проводит занятия, помогая другим. Неисправимая оптимистка и «жизнерадостная рахитка» (по ее же словам), Островская все так же полна энергии, все так же не избегает крепких словечек и выражений в жизни и работе.

Можно только пожелать здоровья и долгих лет Виктории Островской. Судьба актрисы является примером мужества, которого в наше время многим так не хватает.

fb.ru


Смотрите также