Виктор конецкий биография личная жизнь


Виктор Конецкий — писатель, который всегда со мной

К 90-летию со дня рождения

«Самое загадочное для меня существо

— человек нечитающий»

В. Конецкий

Сегодня, 6 июня, исполняется 220 лет со дня рождения А. С. Пушкина и 90 лет со дня рождения талантливейшего писателя ХХ века Виктора Викторовича Конецкого, которому я обязана своим становлением в жизни.

У каждого человека бывают тяжелые моменты отчаяния, когда свет меркнет, когда, кажется, не осталось ни малейшей надежды, и ты в своем одиночестве остаешься один на один с накрывшей тебя огромной бедой, которая вот- вот будет торжествовать победу. Так было и со мной много-много лет назад, когда грезы о счастливом замужестве без боя уступили место реалиям жизни. Больные дети, страдающие стенозом, задыхающиеся от смрада челябинского воздуха, девятнадцать больничных в год на двоих, отстраненность от семейных забот мужа, борьба за место в профессии, когда коллектив отдела менялся, как перчатки с катастрофической скоростью. Совет близких: «Сама родила, сама справляйся».

В это страшное время, когда дети (7 лет и 4 года) лежали в больницах разных районов, мне попалась в руки книга В. В. Конецкого «Морские рассказы». 

Читала до утра. Смеялась до слез и плакала сквозь смех. Утром в палаты к детям пришла совсем другая мать – уверенная в себе и с четким убеждением на всю жизнь: «Я все могу и все одолею! Я со всем справлюсь!».

Сразу хочу предостеречь от ошибки. Если вы не знакомы с творчеством автора, не надо думать, что он писал о проблемах семьи и бабьих неудачах. Хорошо знаю о библиотерапии. Но феномен разгадке не подлежит. «Думайте сами, решайте сами». Как книги о жизни и тяжелом, подчас непонятном, труде моряков, морских байках, путешествиях во льдах, рассказах о блокаде, известных писателях, артистах, рассуждения о воинском долге, истинном искусстве, боге и др. оставили меня на плаву?

Загадка, но факт остается фактом. Может, не зная тогда жизненный путь писателя, я чувствовала, сколько ударов от судьбы перенес этот сильный и в то же время ранимый человек?

Вслед за первой книгой прочла другие. Прошли годы, выросли дети. Говорят, мне можно позавидовать. Я научилась принимать решение за себя, за семью, за коллектив отдела. Не боюсь возлагать на себя и нести ответственность. Не боюсь с достоинством отвечать за промахи. До сих пор убеждена, что все могу и одолею, и со всем справлюсь. И за все это я благодарна В.В. Конецкому! Его имя и книги остались со мой на всю жизнь. Провожая на учебу семнадцатилетнего сына в Венгрию. вместе с записной книжкой материнских советов и рецептов на каждый день, подарила книгу В. Конецкого. Ухаживая за отцом в госпитале для ветеранов войн, читала ему В. В. Конецкого. Моментально эти читки превратились в «громкие» для ветеранов всего отделения…

И сегодня с удовольствием перечитываю знакомые страницы, открывая все новые мысли писателя необыкновенно близкого мне. Ловлю себя на том, что живу и мыслю с автором на одной волне. Понимаю его юмор и сарказм, принимаю его резкость и нежелание «прогибаться под изменчивый мир».

Многие годы, когда фотографий было мало, представляла его подтянутым, стройным капитаном, а сегодня рада, что образ совпал с реалиями. Тексты дают почувствовать, что пишет человек с настоящей врожденной интеллигентностью и культурой. Уже тогда мы знали, что ленинградцы - это особые люди, с чувством удивительного достоинства.

Никогда не имела кумиров, не интересовалась личной жизнью звезд кино и эстрады, но всегда хотелось понять, в какой семье появляются писатели, как рождается желание писать, откуда появляется талант рассказчика, увлекающий читателя и удерживающий его интерес до последней страницы.

И сегодня мы вместе можем получить ответы на многие вопросы.

Виктор Викторович Конецкий родился 6 июня 1929 года в Ленинграде.  Его отец – Виктор Андреевич Штейнберг был следователем, потом служил транспортным прокурором. 

Мать – Любовь Дмитриевна Конецкая в 1912 году окончила частный французский пансион Люси Ревиль. Французским языком владела отлично. С ноября 1913 года по июль 1914 года Любочка «работала на сцене в труппе Дягилева». Она оказалась в Париже со старшей сестрой Матильдой. Балетного образования у Любы не было, но она была принята в миманс (группа артистов музыкально и пластически одаренных, участвующих в массовых сценах оперных и балетных постановок) и кордебалет. Побывала с труппой в Берлине, Праге, Париже, Лондоне и других городах.  

Брак Любови Дмитриевны Конецкой и Виктора Андреевича Штейнберга состоялся 19 апреля 1917 года, ей было 23 года, жениху — 24.

Венчались молодые в Эстонской Исидоровской православной церкви.

На венчании Любовь Дмитриевна уронила кольцо — плохая примета, — и это всех расстроило… Ничего не напоминает? (Вспомните венчание А.С.Пушкина)

Виктор Андреевич был отличным гимнастом. Рассказывал сыновьям, как во время каких-то праздников в Царском Селе крутил «солнышко» перед очами самого императора.

В августе 1916 года Виктор Андреевич был призван на военную службу — служил санитаром в военно-полевом госпитале.

Работал в технической комиссии при комиссаре народного банка, инспектором РК инспекции путей сообщения. С 1922 года — народным следователем в 14-м отделении на Васильевском острове, старшим следователем областной прокуратуры Ленинграда, военным прокурором, старшим следователем транспортной прокуратуры Октябрьской железной дороги, а с 1937 года — помощником прокурора Октябрьской железной дороги по надзору за следствием, помощником военного прокурора военно-транспортной прокуратуры Октябрьской железной дороги в звании майора юстиции.

Браком этих двух людей соединились две удивительные фамилии, члены которых сами достойны стать героями романов. В. Конецкий, будучи высоким профессионалом, любящим свое дело, писал больше о море и моряках, став писателем- маринистом. Возможно, роман- исследование не его стезя. Но, сегодня, благодаря его жене, Татьяне Акуловой-Конецкой, собран большой исторический материал про две ветви семьи писателя. И между тем, в его произведениях запечатлены мать, отец, тети.

Старшая сестра матери Матрона (Матюня) Дмитриевна Конецкая в десять лет поступила в театральное училище на балетное отделение. Ее учителями были М. И. Петипа, Е. О. Вязем, П. А. Гердт, Х. П. Иогансон, П. К. Карсавин. Воспитанниц учили не только танцу, но и музыке, церковному пению, фехтованию и военным приемам. В семье вспоминали, что у Матюни было много поклонников и в день ее ангела — 9 апреля — она получала так много подарков, что часть их отправлялась в Литовский замок — там была тюрьма, и подарки предназначались арестантам. Характер ее верно передают все сохранившиеся фотографии — скромный мягкий взгляд, серьезность широко распахнутых карих глаз.

Матильда (сценическое имя) Конецкая прослужила в театре 19 лет и закончила свою сценическую карьеру в положении 2-й танцовщицы. В 1918 году вышла замуж за полковника царской армии, который пропал в водовороте Гражданской войны.

Вторая сестра, Ольга Дмитриевна, окончила гимназию и в 18 лет вышла замуж за Сергея Петровича Васильева, офицера и дворянина.

Муж Ольги, Сергей Петрович Васильев окончил Александровский кадетский корпус и Петроградское пехотное юнкерское училище, повторил судьбу мужа Матроны.

Третья сестра, Зинаида Дмитриевна (Зика) окончила гимназию, затем консерваторию, 28 лет служила в хоре Мариинского театра. Сергея Петровича постигла та же судьба, что и двух предыдущих мужей сестер.

Прекрасные вначале и трагические впоследствии судьбы этих красивых, великолепно образованных женщин, достойных счастья и любви, по крупицам собрала верная подруга и жена писателя Татьяна Валентиновна Акулова-Конецкая, библиограф, литератор и редактор, окончившая в Новгородское культурно-просветительное училище, с отличием Ленинградский государственный институт культуры им. Н.К. Крупской. 

Татьяна Валентиновна работала в библиотеках Ленинграда–Петербурга, преподавала в Ленинградском библиотечном техникуме, была секретарем мужа. После смерти мужа вместе с А.Г. Бабуровым и А.Ю. Кузнецовым учредила в 2003 году Морской литературно-художественный фонд им. Виктора Конецкого, является генеральным директором Фонда. Автор и автор-составитель книг о В.В. Конецком. С обширными материалами, представленными ею, сопровождаемые историческими справками, протоколами допросов можно ознакомиться на сайте библиотеки им. В. В. Конецкого (http://www.baltkon.ru/about/works/detail.php?ID=329).

Уверяю, генеалогия писателя В. В. Конецкого не оставит вас равнодушным, потрясет фактами и именами исторических личностей, так или иначе соприкасавшихся с этой семьей.

Поначалу брак родителей В. Конецкого был счастливым. Веселый и располагающий к себе Виктор Андреевич был хорош собою. За усы и поклонение женской красоте в семействе он был прозван «Мопассаном». В 1927 году у пары родился сын Олег (будущий писатель Олег Базунов), а через два года — сын Виктор. Через два года, после рождения второго ребенка, брак рухнул. Но, несмотря на второй брак с Надиной Бернгардовной Зальтуп, Виктор Андреевич не перестал любить Любовь Дмитриевну и заботился о детях.

О себе Виктор Викторович говорил: «Я - баловень судьбы». Но разве остаться без отца в таком возрасте не удар? И это первый удар судьбы.

Мать изо всех сил старалась вытягивать двух сыновей, одевала по - прежнему в бархатные штанишки и беретики, за что дети получали тумаки от друзей, возила отдыхать на море. Вот и перед началом войны они оказались на Украине. В первые дни войны бросились в Ленинград и остались там в первую смертоносную зиму.

Война стала главным трагическим переживанием его жизни и страшным испытанием, нанеся второй удар. Воспоминания писателя прочитаны давно, но картины, нарисованные воображением, память держит цепко.

Вот к семье Конецких подселили родителей с двенадцатью ребятишками, которые последовательно умирают. И автор описывает ужас двух братьев от страха пройти по коридору, где стоят замершие трупы детей. Больше всего меня потрясло это слово: «стоят». Или реальная сцена, связанная со смертью тетушек Матроны и Зинаиды. Из воспоминаний: «Я пошёл навестить тёток, маминых сестер. Когда поднялся к ним, одна из них была мертва, лежала голая, возле неё записка: «Когда умру, зажгите мою венчальную свечу». Вероятно, перед смертью сошла с ума: она почему-то сохранила заветную свечу. (К тому времени все свечки были съедены.) Другая тетка была жива, но примерзла к креслу. Увидев меня, она только и делала, что орала: «Ты ангел, ты ангел, ты ко мне спустился!» Иногда она приходила в сознание и шептала что-то более осмысленное. От взрыва на лестнице ей перебило позвоночник дверным крюком. Она доползла до кресла, залезла в него, ждала смерти, но тут пришёл я. Что мне было делать? Помню, обыскал всю квартиру и нашёл только деревянные колодки для обуви. Этими колодками я растопил печурку. Мертвую тетку накрыл простыней. Живую, Матрону Дмитриевну, я попытался приподнять и привести в чувство… Поплелся за матерью… Ей удалось отправить тетку в госпиталь…». Накануне слабая Матрона приходила к Любочке, кода та кормила детей «обедом»: двумя замершими картошками. Угощать было нечем, и мать вынуждено сухо переговорила с сестрой. Потом убивалась всю жизнь. Это самое страшное его воспоминание отражено в романе «Кто смотрит на облака» в главе «Тамара».

Та тетка, что умерла первой, была красавица Зика, которая крестила его в Никольском соборе в 1934 году, когда Вите было 5 лет. На память об этом таинстве крестная подарила ему Толгскую икону Божией Матери, написав на обороте: «Благословляю тебя, родной сынок Викуся, на всю жизнь».

Недавно по всей стране прошла библиотечная акция «Читаем детям о войне», которая идет не первый год. После нее моя подруга, высокий профессионал в работе с читателями с горечью спросила меня: «А ты заметила, что у нас растет поколение, которое не плачет над книгами?».

Заметила. Мы срывающимися голосами читаем К.Симонова «Сын артиллериста» и видим пустые, безразличные глаза. Не знают истории, не умеют вслушиваться, не умеют сопереживать… А как вам нравится запрос от воспитателя летнего городского детского лагеря: «Нам надо отметить дату начала войны. А нельзя ли как-то полегче и повеселей?». Услышав, дышать перестала. Но «клиента» терять не хочется, а мы – профессионалы и потому сделаем «полегче и повеселей», не теряя достоинства и не принижая себя.

Вырваться из блокадного Ленинграда удалось весной 1942 года. Эвакуация в Киргизию, потом город Омск и, наконец, возвращение в любимый город. За это время братья разболтались, в частности Виктор прогуливал школу. Чтобы восстановить ребят и спасти от послевоенного голода отец устроил их в Военно-морское подготовительное училище. Днем ребята учились, а ночами занимались ремонтными работами, разгружали вагоны и репетировали парады. Позже Конецкий поступил на штурманский факультет 1-го Балтийского высшего военно-морского училища, которое готовило кадры для подводного флота. У него появилась новая страсть – стихи. Приятель уговорил подать документы на филфак Ленинградского университета. Но потом министр обороны Булганин всем курсантам запретил параллельно учиться в гражданских институтах.

1949 г
Похоже и здесь судьба посмеялась над мечтами будущего писателя.

Но испытания так и сыплются на него. Окончив в 1952 году 1-е Балтийское высшее военно-морское училище, лейтенант Штейнберг — дипломированный штурман-судоводитель, получает назначение в качестве командира БЧ-1 (боевая часть — штурманская) и БЧ-4 (связи), на… буксирное судно спасательных работ.

Он вспоминает, что при его распределении смеялась вся рота. Это была очередная насмешка судьбы - после жесткого запрещения начальствующими мракобесами получить курсанту параллельное образование на филфаке ЛГУ.

В интервью Николаю Кавину В. Конецкий говорит об этом так: «...после окончания училища я получил назначение на аварийно-спасательные корабли Северного флота. Назначали туда ребят, которые, как и я, кончили училище с подводным уклоном. Сейчас оно называется Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола.

В те времена аварийно-спасательная служба — это было очень мрачное место. Опытных офицеров туда ссылали за провинности, а я попал прямо из училища, хотя четыре года меня учили воевать, ставить мины, стрелять торпедами, управлять артиллерийским огнем. Кроме основного курса, я еще себе выбрал узкую профессионализацию: штурманское обеспечение десантных операций. Потому что в Великую Отечественную войну большинство десантных операций кончались трагически.

Я оказался на аварийно-спасательных кораблях за длинный язык, за гуманитарные интересы, которые засекли особисты, за стихи, которые мы с дружками моими писали (большинство моих друзей погибли, некоторые с собой покончили)» («Звезда», 2009, №6).

Но он никогда не жалел, что попал на Северный флот. В течение трех лет молодой человек участвовал в двенадцати операциях по спасению рыболовных траулеров!

В самые лютые морозы его бросили вытаскивать затонувшую баржу с рванувшим боезапасом. Там до этого случился пожар, и погибло пять человек. Спасатели сначала должны были выловить все трупы, пока их не унесло сильным течением в океан. Но старшина под водой допустил ошибку, и тело первого покойника при подъёме упало лицом на иллюминатор водолаза. Со спасателем случился шок. Он от дальнейших погружений отказался. Пришлось в воду идти Конецкому.

В марте 1955 года Конецкий демобилизовался. Но уже через пару месяцев он устроился капитаном в администрацию Севморпути, в мае в должности капитана МРС-823 участвовал в перегоне судов по Северному морскому пути из Петрозаводска до Петропавловска- Камчатского. Это был первый в истории переход каравана малых судов в условиях Арктики! И многие коллеги писателя отмечали его мастерство!

1954 г
Почти в это же время его вновь потянуло к литературе, и он приходит в литературное объединение к Леониду Рахманову при Ленинградском отделении издательства «Советский писатель».

Первые рассказы опубликовал в 1956 («В утренних сумерках» и др.), первые сборники рассказов – в 1957 («Сквозняк») и 1959 («Камни под водой»). Основные темы «морских» рассказов Конецкого – военное детство, крепкая курсантская дружба и любовь, труд и быт полярных моряков. Герои Конецкого, как правило, – люди трудной, подчас трагической судьбы и твердого характера, немногословные и сплоченные традициями морского «кодекса чести». Авторский стиль с обилием деталей уверена высоко оценили его коллеги. Но как это важно для молодых читателей, которые еще только выбирают свой путь. А обилие разнообразных характеров - это не просто люди, связанные кораблем в единый коллектив, каждый особенный, живой. В них влюбляешься и запоминаешь на всю жизнь.

Обаятельный ворчун стармех Андрияныч, он же Ушастик, простушка-буфетчица тётя Аня, феерический перестраховщик, крепкий задним умом капитан Фома Фомич Фомичев и, конечно, любимейший всеми персонаж Петр Иванович Ниточкин из смешных до колик рассказов «Петр Иванович Ниточкин к вопросу о психологической несовместимости», «… к вопросу о матросском коварстве», «…к вопросу о квазидураках».

После успеха первых книг, В. Конецкого приняли в Союз писателей с пространной рекомендацией В. Пановой и краткой («хороший парень») Михаила Светлова.

В. Конецкий много начинает работать с киностудиями, создавая сценарии. Среди них «Путь к причалу», «Тридцать три» и самый известный и принесший емуславу «Полосатый рей».

Вот как об этом пишет «Литературная Россия»: «Толчок дал Хрущев. Конецкий вспоминал: «Хрущёв встретил, кажется, императора Эфиопии и повёл его в цирк. На Маргариту Назарову, с тиграми. После представления Маргарита принесла в правительственную ложу тигрят. Хрущев растрогался и говорит: у нас-де такая женщина замечательная, такие тигры, а кина нету. И по всем киностудиям страны был брошен клич: немедленно сделать фильм про Маргариту Назарову. Директорат – на дыбы. Стали искать сценарий. Я кое-какие потом читал. Один драматург поместил тигра в коммунальную квартиру. Сказали: очернение действительности. Другой накатал про колхоз, в котором такая зажиточная жизнь, что они свой зоопарк открыли. Ему отвечают: лакировка» («Неделя», 1998, № 2). А у Конецкого нашлась своя изюминка. Он, когда взялся за сценарий, вспомнил случай, когда их корабль с острова Врангеля перевозил в Мурманск трех медведей для местного цирка, и один зверь в дороге выбрался из клетки. Директору студии «Ленфильм» эта история понравилась. Мишек тут же переделали в тигров. Да ещё в помощь студия дала Конецкому опытного Алексея Каплера» (https://litrossia.ru/item/3199-oldarchive/). Кажется, что сегодня В. Конецкого читаю не так как раньше. Но сегодня на полках нашего отдела сохранились всего три его книги 80-х и 90-х годов издания в скромных обложках, зачитанные до дыр. Грустно, что издательства не торопятся насытить страну книгами для настоящих мужчин. А между тем, знаю тех, кто скачал себе собрания сочинений, кто наизусть сыплет знаменитыми цитатами В. Конецкого, кто постоянно посещает группу единомышленников «в контакте».

За что поклонники любят В. Конецкого? Если это книга философского содержания, за возможность честного, открытого разговора с умным собеседником. За красоту морских пейзажей, которые многие никогда не увидят, а мастерство писателя легко заставляет работать наше воображение. За морские романтику и юмор, за яркие образы, ставшие нам родными. За него самого такого разного, но настоящего.

И такой человек достоин счастья. Поэтому так приятно, что жизнь наградила его настоящей женщиной, как Татьяна Акулова-Конецкая, такой красивой, умной, хранящей память и дарующую нам книги о нем, альбомы с фотографиями и картинами В. Конецкого, встречи памяти, позволяющими чувствовать, что писатель все еще рядом с нами.

vokrugknig.blogspot.com

Виктор Конецкий

Русский прозаик, сценарист. Сын помощника прокурора Октябрьской железной дороги и бывшей актрисы миманса Мариинского театра оперы и балета, участницы «Русских сезонов» С.П.Дягилева в Париже.

С детства мечтал стать художником (что позднее отразилось на «зрительной» живописности его литературного письма). В 1942 вместе с матерью и братом был вывезен из блокадного Ленинграда по «дороге жизни» – льду Ладожского озера, жил во Фрунзе (с 1991 Бишкек) и Омске. В 1945 поступил в Ленинградское военно-морское подготовительное училище, в 1948 был переведен в Первое Балтийское высшее военно-морское училище, в 1952 окончил его штурманский факультет. В 1952–1955 служил штурманом на аварийно-спасательных судах Северного флота, плавал штурманом и капитаном на торговых, научно-исследовательских и пассажирских судах в Арктику и Антарктиду.

В бытность военным курсантом экстерном сдал экзамены за 1-й курс филологического факультета ЛГУ, в 1955–1958, вместе с А.М.Володиным, В.С.Пикулем, Э.Ю.Шимом и др. известными впоследствии писателями, занимался в литературном объединении при Лениградском отделении издательства «Советский писатель». Первые рассказы опубликовал в 1956 (В утренних сумерках и др.), первые сборники рассказов – в 1957 (Сквозняк) и 1959 (Камни под водой). Основные темы «морских» рассказов Конецкого – военное детство (Капитан, улыбнитесь!, Петька, Джек и мальчишки), крепкая курсантская дружба и любовь (Заиндевевшие провода, Если позовет товарищ), труд и быт полярных моряков (Под водой, Последний рейс, Путь к причалу, Огни на мерзлых скалах, Островок и др.). Герои Конецкого, как правило, – люди трудной, подчас трагической судьбы и твердого характера, немногословные и сплоченные традициями морского «кодекса чести» приверженцы «философии действия». Критики отмечали определенный налет литературщины в загадочной угрюмости персонажей Конецкого (отсылающей к некоторым героям А.С.Грина), – в т.ч. в повести Завтрашние заботы (1961), Повести о радисте Камушкине, рассказе Над белым перекрестком (оба 1962). Однако именно это вместе с остротой сюжетных ходов, ставящих человека в экстремальную, «пограничную» ситуацию судьбоносного нравственного выбора (в духе близкой Конецкому по типу максималистского художественного мышления литературы западноевропейского экзистенциализма), делают произведения Конецкого особенно привлекательными для молодежи.

«Роман странствия» трилогия За Доброй Надеждой (1977), включающий книги путевой и в то же время лирической, философской, нравоописательной и полемической прозы (Соленый лед, 1969; Среди мифов и рифов, 1972; Морские сны, 1975), объединен общим автобиографическим героем-моряком, насыщен историческим и мемуарным материалом, публицистическими и новеллистическими вкраплениями. Ирония и юмор как средство дистанцирования от несправедливости, зла и противоречий мира, проявляющие новые грани художественного мира Конецкого в повести Путевые портреты с морским пейзажем (1976), рассказах Последний день в Антверпене (1977), Начало конца комедии (1976), Елпидифор Пескарёв (1977), а также в изобилующем лирическими отступлениями романе Кто смотрит на облака (1967) и сборнике Из рассказов старого друга (1987), где множество морских баек вложено в уста добродушного и честного «простака», сгущаются до социальной сатиры и сарказма в повести Вчерашние заботы (1979). В сборнике Третий лишний (1983), Ледовые брызги (1987), Некоторым образом драма (1989; включает одноименную «пьесу для чтения»), имеющих авторское жанровое определение «дневников», «непутевых заметок» и писем, Конецкий рассказывает, в частности, о В.Б.Шкловском, Ю.П.Казакове, В.П.Некрасове и др., о литературной обстановке 1950–1960-х годов, особенно интересных бескомпромиссной независимостью, даже эпатажностью ряда язвительных наблюдений и оценок (в т.ч. некоторых диссидентствующих «шестидесятников»). Опубликовал (совм. с Шимом) киносценарии Своими руками (1957) и Опора (1958); автор сценариев популярных к/ф Полосатый рейс (совм. с А.Я.Каплером, 1961; реж. В.А.Фетин), Путь к причалу (совм. с реж. Г.Н.Данелия, 1962), Тридцать три (совм. с В.И.Ежовым и Г.Н.Данелия, 1965). Экранизированы в 1963 также повести Конецкого Завтрашние заботы (режиссура и сценарий, совм. с Г.Ароновым, Б.А.Метальниковым) и рассказ Если позовет товарищ (реж. А.Г.Иванов, сценарий Б.Ф.Чиркова).

Место Конецкого в современной отечественной литературе точно определил Е.Ю.Сидоров, отметив в его творчестве трудное и печальное прощание с экзотикой и тайной, с ветшающим романтическим парусом, соединенное с постоянной темой «встречи безмерности мечты с предельностью морей», как писал в любимом стихотворении Конецкого Плаванье Ш.Бодлер (пер. М.И.Цветаевой). Конецкий возродил и преобразил традиционный жанр морских заметок, сообщив им дальний нравственный прицел, в сплаве достоверности и вымысла, документа и фантастики, в легком и ясном «интеллигентном» письме поставив актуальные для современного человека вопросы о смысле жизни, совести и свободе, о выборе между правдой и ложью.

facecollection.ru

Виктор Конецкий. Последний рейс.

В июне будущего года страна отметит 90 лет со дня рождения писателя, прозаика, сценариста, художника, капитана дальнего плавания Виктора Викторовича Конецкого. Кем больше был в этой жизни Конецкий, наверное, не ответил бы и он сам. Но во всём, что он делал, он был настоящим, живым…

Текст: Наталия Савощик Фото: Марина Пешкова и из личного архива Виктора Конецкого

Не стало любимого автора многих поколений в две тысячи втором. Как считает его жена, Татьяна Акулова-Конецкая, путь этого талантливого человека мог быть длиннее, если бы не августовская трагедия 2000 года, унёсшая жизни экипажа атомной подводной лодки «Курск». «Его убил развал флота», — эти слова она произнесла в феврале нынешнего года в Дудинке на открытии выставки картин своего мужа. Экспозиция, развёрнутая в Таймырском краеведческом музее, стала первой из трёх, с которыми в рамках гуманитарного проекта «Читаем Север» также смогли познакомиться жители Красноярска и Великого Новгорода. В декабре выставка «Виктор Конецкий. Север в фарватере. Живопись. Акварель» вновь вернётся за Полярный круг в Мурманск.

…Известный писатель, ленинградец, всю жизнь связанный с родным городом, Виктор Конецкий более 30 лет был капитаном дальнего плавания. Он побывал в различных районах Мирового океана от Арктики до Антарктики, в портах разных стран мира, четырнадцать раз прошёл Северным морским путём.

Началось всё в 1952 году, когда по окончании Первого Балтийского высшего военно-морского училища он был направлен на Северный флот в аварийно-спасательный дивизион. Служба не была долгой. Хотя на счету Конецкого и его товарищей были уже десятки спасённых жизней, во время одной из операций сами спасатели оказались жертвами сурового арктического шторма. Из передряги выбрались. Но после госпиталя Виктору Конецкому по состоянию здоровья была показана только береговая служба. Без моря он себя не мыслил и, демобилизовавшись в марте 1955 года из военно-морского флота, поступил на гражданский. В мае того же года в должности капитана МРС-823 участвовал в перегоне судов по Северному морскому пути из Петрозаводска в Петропавловск-Камчатский. Это был первый в истории столь длительный переход каравана малых судов в суровейших условиях Арктики. Капитану Конецкому, который вместе с командой успешно привёл судно в порт назначения, было 26 лет. Американцы, ревностно следившие за советской экспедицией, образно говоря, крутили пальцем у виска: только сумасшедшим русским могло прийти такое в голову…

Далее — многолетняя работа на гражданском флоте, путь от четвёртого помощника до капитана дальнего плавания с одновременной литературной работой и — неразрывная связь с Севером.

Первый его рассказ «В море» был опубликован в альманахе «Молодой Ленинград» в 1956-м, а в мае 1957 года увидел свет авторский сборник рассказов «Сквозняк». В начале 1960-х писателя приглашают сценаристом в кино: в соавторстве им созданы сценарии фильмов «Полосатый рейс», «Путь к причалу», «Тридцать три». Своё главное детище — роман-странствие «За доброй надеждой» в восьми книгах автор более пятидесяти литературных произведений, многие из которых изданы не только в России, но и за рубежом, создавал с 1969 по 2000 год. Служению памяти писателя, моряка и художника Виктора Викторовича Конецкого, поддержке нравственного престижа флота и людей флота, в том числе пишущих о море и моряках, посвящена работа фонда, созданного в Петербурге вдовой писателя в 2003 году.

…Накануне открытия выставки в Дудинке в Публичной библиотеке Норильска Татьяна Акулова-Конецкая встретилась с читателями. Конференц-зал был полон—заполярный город ждал эту встречу. «Мы и мечтать не могли, — так выразила эмоции собравшихся заместитель директора Централизованной библиотечной системы Норильска Татьяна Журавлёва, — Сейчас другие имена, другие писатели. Мы на библионочь чаще приглашаем, как сейчас говорят, раскрученных авторов, модных. И вот представилась такая возможность! Мы же просто зачитывались этими книгами в восьмидесятые! И в библиотеке они не стояли на полках. Они практически всегда были на руках».

Книги Конецкого в Публичной библиотеке Норильска, конечно, есть и сейчас. Но это — издания лет, давно минувших. И хорошо, что произведения замечательного советского прозаика доступны в электронном виде.

Свой рассказ Татьяна Валентиновна Акулова-Конецкая начала с детских лет писателя, которые пришлись на военное лихолетье. Первая, самая страшная блокадная зима в осаждённом Ленинграде, эвакуация весной 1942 года по «Дороге жизни», мечта после войны стать художником и… — поступление в военно-морское училище, чтобы не быть обузой матери. Незадолго до открытия первой персональной выставки, которая прошла в 1981 году в ленинградском Доме писателя, Виктор Конецкий, действующий капитан дальнего плавания, уже почитавшийся классиком отечественной литературы, признавался: «Если бы не война, думаю, я стал бы художником».

В каталоге к выставке «Север в фарватере» приведены его мемуарные строки: «Обычно люди вспоминают детство с нежностью. А я не люблю своего. Хорошее в нём только рисование. Дворец пионеров на углу Невского и Фонтанки, снег на капителях колонн, запах пластилина и скипидара, раннее честолюбие, радость от смирения и буйства красок. Я уходил в рисование от арифметики, грамматики, неудов и школьного одиночества. Даже в блокаду я утешался мыслью, что не надо идти в школу. И рисовал в бомбоубежище. Причём рисунки мои были далеки от войны — цветы и летние пейзажи».

…Фотографии из семейного архива, документальные видеокадры, записи голоса Виктора Конецкого, гармонично дополнявшие общение, создавали атмосферу незримого присутствия в зале библиотеки самого писателя.

Слушая об экранизации знаменитой повести Конецкого «Путь к причалу», северяне смогли улыбнуться шутливому аудиомонологу автора: «Я очень хороший писатель, поэтому я не вижу своих книг в руках пассажиров трамваев, например. Очевидно, они читают в интимной, домашней обстановке, чтобы как следует сосредоточиться… Вообще-то я ещё не встречал человека, который бы слышал мою фамилию. Это потому, что вокруг меня много завистников — единственная современная трагедия, попахивающая Шекспиром, «Путь к причалу» испорчена композитором Андреем Петровым и поэтом Поженяном. Они сочинили популярную песню с художественным свистом. И чтобы заставить человека вспомнить трагедию, мне приходится говорить: «Помните, там есть слова в песне: друг мой — третье моё плечо — будет со мной всегда»? «А, как же, — говорит зритель,— помню!». И, действительно, попробуй такое забыть: третье плечо! Интересно, из какого места оно произрастает»?

Фильм «Путь к причалу» был снят в 1962 году. С режиссёром Георгием Данелия, в соавторстве с которым был написан сценарий, они остались друзьями на всю оставшуюся жизнь.

«Человек талантливый и умный, Данелия снял фильм, в котором абсолютно соблюдён Виктор Конецкий, и бережно сохранена глубинная, нравственная суть его повести, — говоря это, Татьяна Акулова-Конецкая вглядывалась в чёрно-белые кадры на большом экране, — И фильм получился настоящим, мурманским».

А два года назад в Мурманске поставили памятник боцману Росомахе, персонажу Виктора Конецкого, абсолютно мурманскому герою.

…Таймырский краеведческий музей расположен на высоком берегу Енисея в непосредственной близости от порта, который в этих полярных широтах благодаря ледокольному флоту работает круглый год. Открывая выставку «Север в фарватере», жена писателя и хранительница его наследия с волнением подбирала слова: «Я точно знаю, когда Виктор Викторович был в Дудинке. Северным морским путём он прошёл много раз. А в Дудинке в последний раз был в октябре 1986 года во время своего последнего рейса. В этом рейсе он прощался с морем. Он уже точно знал, что никогда больше не пойдёт в море капитаном.

И понимал, что, скорее всего, больше никогда не увидит Арктику. И у него была задача написать о своём последнем рейсе. Он не сразу это сделал, а через несколько лет, когда понял, что это будет его последняя книга. Но он хотел сохранить материал своего последнего рейса. Книга так и называется «Последний рейс». Виктор Викторович говорил, что она не удалась, что он её не дотянул. И всё-таки я рада, что она есть, потому что эта книга — часть реальной биографии писателя».

Виктор Викторович не писал в море, как считают многие. В море он вёл дневники, весьма фрагментарные. Это потом дома, за письменным столом, рождались одна за другой книги, в том числе его замечательный роман странствий «За доброй надеждой».

До сих пор бытует миф о Конецком — художнике: дескать, брал он с собой в рейсы мольберт, краски и рисовал, находясь в море. «Это не совсем так, — говорит вдова писателя, —Две работы, представленные на выставке «Север в фарватере» — «Игарка» и «Диксон» — действительно, создавались им во время плавания. Но только не на судне, а на берегу. Всё остальное сделано по памяти, когда море ему только снилось. А снилось часто. Виктор Викторович говорил, что самый страшный сон, который ему снился в жизни, который повторялся на протяжении многих лет, это, как его судно идёт по Невскому проспекту. Он всегда говорил, что понять кошмар этого сна могут только капитаны, судоводители—люди, которые ходят в море».

Татьяна Валентиновна рассказала о том, как создавались ладожские пейзажи, акварели с видами Петербурга, как писались морские арктические закаты и труженики полярных широт —ледоколы, делилась сокровенным: «А вот эта картина — горькая и памятная для меня. Она писалась в те самые дни, когда погибал подводный атомный крейсер «Курск». Нам говорили, что они стучат (моряки —ред.). Виктор Викторович в это не верил. Но даже, понимая, что моряки «Курска», скорее всего, погибнут, он в душе всё-таки, как мне кажется, надеялся, что какое-то чудо произойдёт. Он назвал эту картину «ПЛ идёт домой. Памяти «Курска». Я помню, что он писал её дрожащими руками, желая унять эту дрожь. Но чуда не произошло. И поэтому в последние годы Виктор Викторович был очень грустным человеком и очень грустным писателем».

Капитан дальнего плавания Виктор Викторович Конецкий уйдёт из жизни на фоне развала флота. По словам его вдовы, он считал, что главная трагедия его жизни в том, что он дожил до такого дня.

…На выставке «Север в фарватере» живопись и акварель писателя сопровождали развёрнутые отрывки из его же произведений. Тексты — картины… Картины — тексты… Лилия Луганская, научный сотрудник Музейно-выставочного комплекса «Музей Норильска» выразила мнение многих, пришедших в тот вечер в Таймырский краеведческий музей — жителей Дудинки и Норильска, моряков со стоявших в порту на разгрузке-погрузке судов — мурманчан, петербуржцев, москвичей, минчан, архангелогородцев, петрозаводчан… «Читаешь и смотришь, смотришь и читаешь, — сказала она. И складывается из этого не картина. Образ. И он такой близкий, понятный, живой»…

Живой… Как и всё творчество, как и вся жизнь Виктора Викторовича Конецкого.

Читать в источнике: http://menswork.ru/konetsky

sever1000.ru

Конецкий, Виктор Викторович - это... Что такое Конецкий, Виктор Викторович?

Ви́ктор Ви́кторович Коне́цкий (6 июня 1929, Ленинград — 30 марта 2002, Санкт-Петербург) — советский, российский писатель, сценарист, художник, капитан дальнего плавания. Член КПСС с 1953 по 1990 г.

Виктор Викторович Конецкий родился в Ленинграде в семье следователя. Детские и юношеские годы его были связаны с Адмиралтейским каналом в исторической части Санкт-Петербурга.

Летом 1941 года он с матерью и братом находился на Украине, где и встретил начало Великой Отечественной войны. В августе Конецкие смогли добраться до Ленинграда, а потом вокруг города сомкнулось кольцо окружения. Самую тяжёлую зиму 1941—1942 они провели в блокадном Ленинграде. В марте 1942 Конецкие были эвакуированы по льду Ладожского озера на Большую Землю и далее в Ташкент, где и находились до осени 1944 года.

В 1945 году Виктор Конецкий поступил в Ленинградское военно-морское подготовительное училище, а в 1948 на штурманский факультет Первого Балтийского военно-морского училища, который окончил в 1952 году.

С 1953 по 1955 год служил на судах 441-го Отдельного дивизиона Аварийно-спасательной службы Северного флота. Впоследствии некоторые его наблюдения легли в основу новеллы «Путь к причалу» и одноимённого фильма.

В марте 1955 года Виктор Конецкий демобилизовался, а уже в мае в должности капитана МРС-823 участвовал в перегоне судов по Северному морскому пути из Петрозаводска до Петропавловска-Камчатского. Это был первый в истории переход каравана малых судов в условиях Арктики.

В этом же году Виктор Конецкий вступил в Литобъединение при Ленинградском отделении Союза писателей СССР. Первый рассказ — «В море» — был опубликован в 1956 году, в альманахе «Молодой Ленинград», а уже в мае 1957 года вышел и первый сборник рассказов — «Сквозняк».

В начале 60-х годов его приглашают в качестве сценариста для работы в кинематографе: в творческом соавторстве были созданы сценарии таких фильмов, как «Полосатый рейс», «Путь к причалу», «Тридцать три».

С мая 1964 года Виктор Конецкий совмещал работу в морском флоте и литературную деятельность. Он прошёл путь от четвёртого помощника капитана до капитана дальнего плавания.

Он работал на:

  • научно-исследовательском судне «Нерей» (1965—66)
  • теплоходе «Вацлав Воровский» (1967)
  • теплоходе «Челюскинец» (1968)
  • теплоходе «Невель» (1969)
  • теплоходе «Пионер Выборга»
  • теплоходе «Новодружеск» (1974)
  • теплоходе «Ладогалес»
  • теплоходе «Костромалес»
  • теплоходе «Ломоносово» (1975)
  • теплоходе «Эстония» (1979)
  • теплоходе «Северолес» (1979)
  • теплоходе «Индига» (1982 и 1984)
  • теплоходе «Лигово» (1985)
  • теплоходе «Кингисепп» (1986)

За это время он побывал в плаваниях в различных районах Мирового океана от Арктики до Антарктики, в портах разных стран мира, четырнадцать раз прошёл Северным морским путем.

Виктор Конецкий — автор более пятидесяти литературных произведений, многие из которых изданы не только в России, но и за рубежом. Повесть «Завтрашние заботы», впервые опубликованная в журнале «Знамя», сразу снискала ему читательскую любовь. Эта и другие повести, в том числе «Среди мифов и рифов», «Солёный лед», «Морские сны», переведены на несколько языков. Но самым главным творением Конецкого стал роман-странствие «За Доброй Надеждой» в восьми книгах. Этот роман создавался им с 1969 по 2000 год и в его основу легли личные впечатления писателя от работы на морском флоте.

Его рассказы и повести в той или иной сте­пени связаны с морской тематикой, но подлинный интерес его сосредоточен на душев­ной жизни. Для его прозы характерно вос­произведение мыслей одинокого человека, с частыми отступлениями в прошлое, многие истории построены как «спор героев с самим собой» (Holthusen). — Самой постановкой вопроса о смысле жизни они связаны с за­мечательной прозой, появившейся на рубеже 50-х — 60-х гг. Проверка человека на деле, в сложных ситуациях — это мотив, пронизы­вающий творчество Конецкого; он пробуждает сочув­ствие читателя скорее постановкой вопросов, чем их разрешением.

— Вольфганг Казак

Виктор Конецкий скончался после тяжелой болезни 30 марта 2002 года. Похоронен на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга[1].

Имя Виктора Конецкого занесено в Листы Памяти «Золотой Книги Санкт-Петербурга». В подтверждение заслуг капитана и писателя ведущая российская судовладельческая компания «Совкомфлот» приняла решение назвать его именем танкер нового поколения.

Награды

Произведения Конецкого

Собрания сочинений

  • Собрание сочинений: В 4 т. / Оформ. худож. И. Кулика. Л.: Худож. лит., 1989—1990.
  • Собрание сочинений: В 7 т. / Вступ. ст. А. Комарицына. — СПб.: Междунар. фонд «300 лет Кронштадту — возрождение святынь», 2001—2003.
  • Избранное: В 2 т. / Оформ. худож. Е. Савиновой и С. Спицына. Л.: Худож. лит., 1983.
  • Избранное: В 2 т. М.: Аграф, 1996.

Отдельные издания

  • Сквозняк: Рассказы. Л.: Сов. писатель, 1957. 169 с.
  • Заиндевелые провода: Рассказы: [С биогр. справкой]. М.: Воениздат, 1957. 48 с. (Б-ка журнала «Советский воин»).
  • Камни под водой: Рассказы. Л.: Сов. писатель, 1959. 244 с.
  • Если позовёт товарищ: Рассказы / Худож. В.Ветрогонский. Л.: Детгиз, 1961. 168 с.: ил.
  • Завтрашние заботы: Повесть: [С биогр. справкой]. Л.: Сов. писатель, 1961. — 171 с.: ил., портр. на суперобл.
  • Луна днём: Повесть и рассказы разных лет: [С биогр. справкой] / Худож. О. Маслаков. Л.: Лениздат , 1963. 271 с.: ил., 1 л. портр. (Б-чка совр. прозы).
  • Огни на мёрзлых скалах: Рассказы. М.: Сов. Россия, 1964. 152 с.: ил.
  • Над белым перекрестком: Повести и рассказы. М.; Л.: Сов. писатель, 1966. 440 с.
  • Кто смотрит на облака: Повесть. М.; Л.: Сов. писатель, 1967. 347 с.
  • Соленый лед: Путевые заметки. Л.: Сов. писатель, 1969. 311 с.: 1 л. портр.
  • Повести и рассказы / Послесл. И. Кузьмичева; Худож. М. Новиков. Л.: Худож. лит., 1970. 391 с.: 1 л. портр.
  • Среди мифов и рифов: Путевые заметки. Л.: Сов. писатель, 1972. 344 с.: 1 л. портр.
  • Морские сны: Путевые заметки. Л.: Сов. писатель, 1975. 334 с.: 1 л. портр.
  • За Доброй Надеждой: Роман-странствие. Л.: Сов. писатель, 1977. 751 с.: портр.
  • Начало конца комедии: Повести и рассказы / Предисл. авт. М.: Современник, 1978. 367 с. (Новинки «Современника»).
  • Повести и рассказы / Послесл. Н. Крыщука; Худож. С. Спицын. Л.: Дет. лит., 1978. 414 с.: ил., 1 л. портр.
  • Вчерашние заботы: Путевые дневники и повесть в них. Л.: Сов. писатель, 1979. 423 с.: 1 л. портр.
  • Завтрашние заботы; Кто смотрит на облака; Путевые портреты с морским пейзажем (С послесл. от изд-ва). Л.: Лениздат, 1979. 576 с.: 1 л. портр. (Повести ленингр. писателей).
  • Соленый хлеб: Избранное / Вступит. ст. Д. Гранина; Худож. А. Дурандин. Л.: Худож. лит., 1979. 456 с.: 1 л. портр.
  • Вчерашние заботы; Соленый лед / Послесл. А. Урбана; Худож. И. Бронников. М.: Известия, 1980. 656 с.: ил., 1 л. портр.
  • В сугубо внутренних водах: Повести. М.: Современник, 1982. 591 с. — То же. — М.: Современник, 1983. 591 с.; То же. — М.: Современник, 1984. 591 с.
  • Третий лишний: Повесть, эссе / Худож. М. Новиков. Л.: Сов. писатель, 1983. 336 с.: 1 л. портр.
  • Путевые портреты с морским пейзажем: Повести и рассказы / Худож. М. Новиков. Л.: Сов. писатель, 1984. 616 с.
  • За Доброй Надеждой: Роман-странствие / Худож. А. Денисов. М.: Сов. Россия, 1987. 744 с.
  • Из рассказов старого друга: [С биогр. справкой] М.: Правда, 1987. 48 с. (Б-ка «Огонек»; № 4).
  • Ледовые брызги: Из дневников писателя / Худож. Л. Авидон. Л.: Сов. писатель, 1987. 544 с.: 1 л. портр.
  • Морские повести и рассказы. Л.: Лениздат, 1987. 656 с.: 1 л. портр.
  • Рассказы и повести разных лет / Послесл. Е. Сидорова. М.: Высш. школа, 1988. 399 с.
  • Некоторым образом драма: Непутевые заметки, письма / Худож. В. Коломейцев. Л.: Сов. писатель, 1989. 368 с.: 1 л. портр.
  • Никто пути пройденного у нас не отберет: Сб. / Послесл. Л. Аннинского; Худож. А. Юркевич. М.: Кн. палата, 1989. 636 с. (Попул. б-ка).
  • Вчерашние заботы: Повесть-странствие / Худож. В. Емельянов. Л.: Сов. писатель, 1990. 400 с.: ил.; 1 л. портр., суперобл.
  • Повести и рассказы / Послесл. Н. Крыщука; Худож. А. Борисенко. Л.: Дет. лит., 1991. 319 с.: ил.
  • Невезучий Альфонс: Рассказы. СПб.: Новый Геликон, 1994. 288 с.
  • Полосатый рейс: Повесть, рассказы, сценарий. СПб.: Северо-Запад; Лицей, 1994. 622 с.: фот. на суперобл. (Рус. беллетристика).
  • Среди мифов и рифов: Путевые заметки. СПб.: Библиополис, 1994. 448 с.: 1 л. портр. (Петерб. роман).
  • За Доброй Надеждой: Роман-странствие: В 2 кн. / Худож. Г. Мацыгин. М.: Терра, 1997. (Терра инкогнита).
    • Кн. 1. 352 с.
    • Кн. 2. 336 с.
  • Кляксы на старых промокашках: Рассказы, эссе, из дневниковых записей / Худож. Д. Бюргановский. СПб.: Блиц, 1997. 316 с.: фот. на суперобл. (Рус. ПЕН-клуб).
  • ЭХО: Вокруг и около писем читателей. СПб.: Блиц, 1998. 538 с.: портр. на суперобл. (Рус. ПЕН-клуб); То же. — 2 изд., исп. и доп. / Сост. Т. Акулова. СПб.: Блиц, 2001. 456 с.: портр. на обл.
  • Камни под водой: Из ранних рассказов: [С биогр. справкой.] СПб.: АртСтрим, 1999. 342 с.: 1 л. портр., фот., цв. прилож., суперобл.
  • История с моим бюстом: Повести и рассказы. М.: Текст, 2000. 381 с.: портр. на обл. (Открытая книга).
  • Никто пути пройденного у нас не отберет: Сб. / Послесл. Л. Аннинского. М.: Олимп, АСТ, 2000. 688 с. (Отечественная проза); То же. — М.: Олимп, АСТ, 2000. 688 с.: портр. на обл. (Отражение. XX век); То же. — М.: Олимп, АСТ, 2002. 677 с.
  • Вчерашние заботы: Путевые дневники и повесть в них: В 2 ч. М.: Армада-пресс, 2001. (Путешествие с улыбкой).
    • Ч. 1. 352 с.: ил.
    • Ч. 2. 288 с.: ил.
  • Завтрашние заботы: Повесть, главы из кн. / Оформл. И. Сальниковой /. М.: Олимп, АСТ, 2001. 352 с. (Отражение. XX век).
  • Последний рейс: Повести и эссе. М.: Текст, 2001. 253 с.: портр. на обл. (Открытая книга).

Фильмография

Сценарии, написанные Виктором Конецким

Фильмы по произведениям Виктора Конецкого

  • 1963 — «Если позовёт товарищ»: По повести «Если позовёт товарищ». Сценарий и постановка Г. Товстоногова. Центральная студия телевидения. Москва, 1963.
  • 1963 — «Завтрашние заботы»: По повести «Завтрашние заботы». Сценарий Б. Метальникова, режиссёры Г. Аронов, Б. Метальников. Ленфильм, 1963.
  • 1974 — «Хлеб на воде»: По повести «Кто смотрит на облака». Сценарий и постановка В. Геллера. ЛенТВ, 1974.
  • 1980 — «Ещё о войне»: По рассказу «Ещё о войне». Сценарий и постановка Д. Карасика. ЛенТВ, 1980.
  • 1984 — «Перегон»: По повести «Завтрашние заботы». Сценарий и постановка О. Рябоконя. ЛенТВ, 1984.
  • 1988 — «Кошкодав Сильвер» По рассказу «Кошкодав Сильвер». Сценарий и постановка Ю. Елхова. Беларусьфильм, 1988.
  • 2004 — «Ещё о войне»: По мотивам произведений В. Конецкого. Сценарий И. Кавелашвили, режиссёр П. Кривостаненко. Беларусьфильм, 2004.

Литература

  • Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М.: РИК «Культура», 1996. — 492 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8

Примечания

  1. ↑ Могила Виктора Конецкого
  2. ↑ Указ Президента РФ от 12 апреля 2000 г. № 672

dic.academic.ru

Виктор Конецкий - Виктор Конецкий: Ненаписанная автобиография

Виктор Конецкий: Ненаписанная автобиография

Виктор Конецкий задумывал подготовить книгу на основе материалов своего архива, даже название придумал — ироническое — «Барашки».

«Барашки» — это пена… По словарю: «белая пена на гребнях волн, образующаяся в результате опрокидывания гребней волн под действием ветра; тоже: зайчики, беляки, белоголовцы, белки, белыши, бель, завой, кудри».

К сожалению, такую книгу Виктор Викторович подготовить не успел… Правда, была книга «Кляксы на старых промокашках», в которой он поместил кое-какие «кляксы-барашки»…

Виктор Конецкий не работал «в стол». В его архиве нет законченных произведений, не печатавшихся при жизни писателя. Исключение — ранние рассказы, сценарии и заметки, не попавшие в широкий читательский обиход. Переиздавать свои ранние произведения, полагая, что «к художественности они никакого отношения не имеют», Конецкий не любил, но в них не в меньшей степени, чем в остальных, отразилась его творческая биография.

Виктор Конецкий был убежден, что и письма, и дневниковые записи, не вошедшие в его путевые книги, материалы выступлений и высказывания в прессе по различным общественным проблемам можно считать подлинным документом времени. И сегодня, перечитывая письма, листая старые газеты и дневники Виктора Викторовича, ловлю себя на мысли, что писатель по-прежнему говорит с нами — настолько четко уловима интонация, его голос, так узнаваема в каждой строчке его страстная натура, так еще близко сказанное им.

И название «Барашки» оставляю — в первой, главной, части книги.

Вторая часть книги включает читательские отклики и воспоминания о Викторе Конецком близких ему по духу людей.

В приложении впервые печатается литературный сценарий кинокомедии «Через звезды к терниям».

Татьяна Акулова

Часть первая

Барашки, или Страницы автобиографии

Я из разночинцев, русский, баловень судьбы, пьющий, родился в 1929 году — год Великого перелома у нас и Великой депрессии в Америке — 6 июня в един день с А. С. Пушкиным, что, конечно же, не случайно, и бывшим президентом Индонезии Сукарно.

Убежден, что если бы не война, то не стал бы ни моряком, ни писателем — обязательно живописцем. И обязательно — великим, не меньше Гойи или Рафаэля.

До войны я занимался во Дворце пионеров у Деборы Иосифовны Рязанской. Еще совсем маленьким мне было неудобно оттого, что я рисую лучше ее, и она это сама мне говорила. Помню, после летних каникул показывала мне свою — холодную, даже ядовитую в зелени, живопись — и плакала оттого, что пишет плохо. Потом вытерла слезы и все щурилась, щурилась на свои работы, а потом смотрела на меня с надеждой и, конечно, вздыхала…

А мать иногда говорила, смотря на нарисованное: «Се лев, а не собака!..»

Еще до войны у меня была флегмона под коленкой. Я всю жизнь врал, что это шрам от осколка снаряда. И ни один хирург ни разу не усомнился в моем вранье. Врал всю жизнь, и даже не знаю, в чем была цель моего вранья. А вот то, что в шею контузило под Диканькой, не говорил никому и никогда.

Меньше всего за время литературной работы я написал о нечеловеческих муках блокады — голоде, холоде, смерти. Но в памяти и душе блокада оставалась и остается всегда.

Сидишь с пишущей машинкой, уходишь в кошмар тех времен. А потом начинается: «Что вы сюда столько трупов напихали? Как это так: они у вас в дворовой мусорной яме? И подростки их изо льда вырубают? Зачем эти страсти? Нет, уважаемый, мы такими страстями читателя запугивать не собираемся». Дело не в запугивании читателя. Уж больно не вписываются блокадные фантазии в устоявшиеся каноны всех видов и типов военной прозы. А как иначе? Если вы хотите знать, тогда примите эти ужасные картинки. И знайте.

Пишут, что я мальчишкой пережил блокаду и все видел. Не было там мальчишеских глаз. Все глаза были одинаково на лбу. Если только они могли туда вылезти.

Как появилось название «блокадник», врать не буду. Вначале оно было засекречено по приказу Сталина и даже для самих блокадников необъяснимо: город Ленина не мог быть окружен, это не допускалось идеологически. Отсюда и все вытекающие последствия. Раз никакого кольца вокруг Ленинграда нет, раз связь поддерживалась через Ладогу — блокады вроде как нет. Но куда такое спрячешь? О блокаде, конечно, узнали не сразу. Но тут и газет не надо было — разъехались ленинградцы по всей стране великой, и сталинский запрет вынуждены были снять гораздо раньше, чем прорвали это чертово кольцо.

Маннергейм дальше своей линии не пошел, потому что боялся ввязаться в крупную драку с противником и нажить массу неприятностей уже в самом городе. В царской России он служил офицером, у него были свои вполне резонные соображения насчет Ленинграда. Он остановился в районе Сосново, почти на линии финской войны, а дальше отдал приказ своим войскам окапываться, и все. Гитлер требовал от него наступления и жутко злился, что никакого наступления не получается.

…Мы жили в коммуналке, часть которой смотрела окнами на канал, который теперь называется Адмиралтейским. Окна вылетели при первой же бомбежке. Комнаты на той стороне квартиры стали нежилыми. У нас там стояло пианино. Однажды на нем образовался сугроб.

Забудьте об электричестве! Вместо него коптилки. Выкиньте из головы отопление: никакого отопления! Буржуйка — и только-то.

Поколение, к которому принадлежала моя мама, еще не такое видело. Устроить в доме печурку для них не составляло особого труда. Брали бак, к нему приваривали или приклепывали трубу, которую высовывали в форточку. И все, тепло. Так жили.

Жгли все, что горит. Я отлично помню, у нас была большущая картина «Сирень». Это полотно с пышным букетом мы кромсали ножницами и кормили им нашу буржуйку.

Думали только о еде, больше ни о чем. Взрывов и стрельбы уже не боялись, все это для нас было уже на втором плане.

Маме ничего не доставалось. Она все нам с братом подсовывала. А сама? Бог знает, как она умудрилась жить и откуда у нее брались силы. Это материнство, это необъяснимо. Поймете ли?

Страшно-нелепое обрушивалось на матерей, если в зиму 1941–1942 г. их детенышу исполнялось двенадцать лет. Ребенок разом переходил на половинный паек. Детьми тогда считались только те, кто младше двенадцати лет. После этого рубежа существа превращались в иждивенцев, то есть вполне взрослых дармоедов.

Помню, что к середине блокадного периода ребенок привыкал получать 250 граммов хлеба, и матери к этому тоже привыкали. Как только ребенку исполнялось двенадцать лет, он сразу же переходил на половинный паек и получал знаменитые теперь 125 граммов. Блокадная норма не менялась до тех пор, пока не достигнешь призывного возраста или не пойдешь работать и попадешь в категорию ремесленников. Ремесленники получали рабочую карточку — 400 граммов.

nice-books.ru

Кронштадтский вестник » «Вспоминая Виктора Конецкого»

Кронштадтский Морской музей

«Вспоминая Виктора Конецкого» — так назывался творческий вечер, прошедший 5 декабря в Кронштадтском Морском музее. Главной гостьей на нём стала вдова писателя Татьяна Валентиновна Акулова-Конецкая. «Я рада вновь быть в Кронштадте», — такими словами приветствовала она собравшихся в этот день на Андреевской, 5 друзей и завсегдатаев Морского музея, среди которых военной выправкой выделялись ветераны Военно-Морского Флота и воспитанники Кронштадтского Морского кадетского корпуса.

— Последний раз мы были с Виктором Викторовичем в Кронштадте в 1997 году, — вспомнила Татьяна Валентиновна. — И первым местом, куда он меня повёл, была площадь перед Собором. Сегодня, я уверена, видеть восстановленный Собор было бы невероятной радостью для Виктора Викторовича. Он также очень любил кронштадтский памятник адмиралу Макарову. Этот человек был нравственным ориентиром для Конецкого. И слова Макарова «Помни войну» Виктор Викторович повторял часто. Он знал, что для моряка практически нет мирного времени: он ведёт постоянную борьбу, если не с врагом, так с океаном… — О Конецком трудно рассказывать, так как в свои книги он вложил всю свою биографию, — продолжала вдова писателя. — Он практически ничего не придумывал, не умел врать даже на бумаге. Эта абсолютная честность, уверена, привлекает к нему читателей. А ещё, мне думается, Конецкого как писателя любят за оптимизм. Хотя оптимистом он не был, просто считал, что писатель не должен приносить в жизнь человека ад… — Мы прожили вместе 17 лет, но счастливым я его видела не за письменным столом, а за мольбертом. Тут он был свободен от критики… Писательство он, 22 раза сходивший в Артику, считал тяжким трудом. Сегодня очень много графоманов, и никто не отвечает за свои попавшие на бумагу слова. Конецкий свой первый рассказ переписал 21 раз. Это писательское поколение умело работать. Сегодня, по-моему, так тщательно не работают… Оживленный разговор о жизни и творчестве любимого писателя, которого нет с нами вот уже 10 лет 8 месяцев и 4 дня, кронштадтцы украсили декламацией стихов, прозаических отрывков и даже исполнением авторских песен под гитару. На вечере выступили поэты Алексей Молодчина, Анатолий Перхин, Людмила Свириденко, а также Владимир Андреев и автор-исполнитель Александр Соболев. Директор музея Владимир Шатров на правах «домового» разливал чай. Познакомившись с уникальной экспозицией Кронштадтского Морского музея, Татьяна Валентиновна Акулова-Конецкая рассказала своеобразный анекдот из жизни Виктора Викторовича:

— Он мечтал стать художником. Однажды на экзамене в изостудию Конецкий нарисовал водолаза. Я думала, что уже тогда, в юности, он бредил морем, но оказалось, что он изобразил водолаза в шлеме, так как не знал, как нарисовать лицо…

В конце творческой встречи, прошедшей тепло и душевно, вдова писателя преподнесла директору музея Владимиру Шатрову книги, изданные при попечительстве Морского литературно-художественного фонда имени Виктора Конецкого, в том числе собрание сочинений писателя, посвященное «священным камням Кронштадта».

Серафима БЕЛЕВИЧ Фото автора

Биография писателя В. В. Конецкого

Родился 6 июня 1929 года в Ленинграде. Детские и юношеские годы связаны с Адмиралтейским каналом в исторической части Санкт-Петербурга, где семья Конецких жила долгое время. Начало войны встретил вместе с матерью и братом на Украине. В августе 1941 года они вернулись в Ленинград и жили в осаждённом городе до апреля 1942 года, когда были эвакуированы на восток по «Дороге жизни». Семья вернулась в Ленинград в 1944 году. С 1945 по 1948 Виктор Конецкий учился в Ленинградском военно-морском подготовительном училище, а с 1948 по 1952 — в Первом Балтийском военно-морском училище на штурманском факультете. После его окончания, с 1953 по 1955, служил на судах 441-го Отдельного дивизиона Аварийно-спасательной службы Северного флота. За время службы спас около сотни человеческих жизней, о чём говорить не любил. В марте 1955 года Виктор Конецкий демобилизовался, а уже в мае в должности капитана МРС-823 участвовал в перегоне судов по Северному морскому пути из Петрозаводска до Петропавловска-Камчатского. Капитану Конецкому было тогда 26 лет. Этот переход вошёл в историю освоения Северного морского пути как один из примеров мужества: попыток перегона на такие расстояния малых судов в сложнейших условиях Арктики никогда раньше не предпринималось. В этом же году Виктор Конецкий вступил в Литобъединение при Ленинградском отделении Союза писателей СССР. Первый рассказ — «В море» — был опубликован в 1956 году в альманахе «Молодой Ленинград», а уже в мае 1957 года вышел и первый сборник рассказов «Сквозняк». Всесоюзный семинар молодых прозаиков Северо-Запада (1957), в котором Виктор Конецкий принял участие, рекомендовал его в члены Союза писателей СССР. В начале 1960-х его приглашают для работы в качестве сценариста в кинематографе: в творческом соавторстве были созданы сценарии таких известных кинофильмов как «Полосатый рейс», «Путь к причалу», «Тридцать три». С мая 1964 года Виктор Конецкий совмещал морские плавания и литературную деятельность. За это время он побывал в плаваниях в различных районах Мирового океана — от Арктики до Антарктики, в портах разных стран мира, четырнадцать раз прошёл Северным морским путем. Вырос от четвёртого помощника до капитана дальнего плавания. Автор более пятидесяти литературных произведений, многие из которых изданы не только в России, но и за рубежом. Его повести «Завтрашние заботы», «Среди мифов и рифов», «Солёный лед», «Морские сны» переведены на несколько языков. Но самым главным творением Конецкого стал роман-странствие в восьми книгах «За Доброй Надеждой». Этот роман Конецкий писал с 1969 по 2000 год, в его основу легли личные впечатления писателя от работы на морском флоте. «Конецкий был не просто прекрасным писателем, — писал Борис Стругацкий, — он всегда представлялся в своих книгах именно самим собой — Виктором Конецким, а не «инженером человеческих душ», «властителем дум» и всё такое прочее, и от того, пожалуй, был многим из нас, прежде всего, по-человечески близок». За литературную и морскую работу Виктор Конецкий был награждён двумя орденами «Знак Почета» (1971 и 1979), орденом «Трудового Красного Знамени» (1984), орденом «За заслуги перед Отечеством» (2000), Знаком Чести «Серебряный Крест Георгиевского Союза» (2001). В 2000 году писатель был удостоен независимой премии «Люди нашего города» в номинации «Литератор года», а в 2002 году был отмечен (посмертно) престижной литературной премией «Северная Пальмира» за книгу «ЭХО». Виктор Конецкий известен и как художник. Его картины выставлялись на нескольких персональных и групповых выставках живописи. Писатель ушёл из жизни 30 марта 2002 года. Имя Виктора Конецкого занесено в Листы Памяти «Золотой Книги Санкт-Петербурга». В 2005 году его именем был назван новый танкер крупной российской судовладельческой компании «Совкомфлот».

Биография с сайта Морского литературно-художественного фонда имени Виктора Конецкого www.baltkon.ru.

Виктору Конецкому

Путевые портреты с пейзажем морским мне писатель-моряк для души подарил. Я с ним тысячи миль намотал на винты в океанах и внутренних водах. Сквозь спирали циклонов, торосы и льды, под шипенье и вздохи забортной воды мы заботы вчерашние в завтра несли на антеннах своих теплоходов. Шелестели страницы в полночной тиши, где за юмором крылась ранимость души, за бронею сатиры и сцен бытовых — неуменье «закручивать гайки». «Среди мифов и рифов» проложенный курс, и идущий по Севморпути сухогруз, «Третий лишний» везде, кроме штурманских вахт, одиночество раненой чайки. Черный кофе и дым сигарет по ночам, лунный меч разрубил океан пополам, где реальность, где вымысел — мне не понять, вдруг сместились все точки отсчета… Но «За Доброй Надеждой» мы будем спешить, даже если надежды — давно миражи, даже если мечты наши прахом пошли, есть еще океан и работа.

Кирилл Ривель

kronvestnik.ru


Смотрите также