Ведерников дмитрий чита биография


Интервью криминального авторитета Ведерникова

Киллер Дмитрий Ведерников по прозвищу Ведера

После попытки корреспондентов федерального телеканала попасть в СИЗО к осуждённому лидеру забайкальской преступной группировки «Меценатовские» Дмитрию Ведерникову за сюжетом об АУЕ (криминальная субкультура «Арестантский уклад един») для местных журналистов возможность встретиться с ним стала равной нулю.

Поэтому интервью пришлось записывать через адвоката. Ответы Евгения Голец писала ручкой — в СИЗО запрещено проносить диктофоны. На следующий день, как и обещала, она отдала дословную расшифровку интервью с криминальным авторитетом.

Дмитрий Ведерников возглавлял отделение банды Игоря Осинцева — лидера «Осиновских». В состав «Меценатовских» входили спорстмены, борцы, мастера спорта. Один из них — киллер Андрей Дрюнин, который 5 лет находился в федеральном розыске и значился первым в составленном МВД списке особо опасных преступников. Дрюню-младшего задержали в Иркутске в 2014-м, к тому времени Осинцев и Ведерников уже находились в СИЗО. В 2016 году лидер «Меценатовских» выпустил книгу «Зеркало», которая разошлась четырёхтысячным тиражом.

Интервью с криминальным авторитетом

— Где вы провели детство?

— Я родился в 1971 году в Чите, детство провёл здесь же, учился в 42-й школе, потом — в 12-й. Занимался дзюдо и самбо в спортобществе «Труд». В начале 1990-х уехал учиться в Киев, но с учёбой не сложилось. Стал посещать секцию боевого джиу-джитсу, участвовал в нескольких боях без правил, выигрывал чемпионат СНГ по джиу-джитсу. С «осиновскими» бандитами был знаком с конца 1980-х. В 1995 году один из лидеров группировки Юра Тороп (криминальный лидер Юрий Торопов, убитый в 2002 году в Москве) во время тренировки пригласил меня в совместную криминальную деятельность, если так можно выразиться.

— Думали о том, чтобы завязать с криминалом?

— Практически любая серьёзная группировка — это не только криминал. На 90% — это защита своего и бизнеса партнёров, подконтрольных коммерсантов. Я пытался завязать с криминалом, но тогда в нашей стране сделать это было практически невозможно — ты врастаешь в это с корнями, становишься соучастником каких-то дел, необязательно связанных с кровью. Есть совместно вложенные в какой-то проект деньги.

— Осинцев начинал с колонии для несовершеннолетних. Но в группировки приходили не бандиты, а спортсмены. Сложно было их сломать?

— Никого из спортсменов не уговаривали и не ломали. В основном все мы были знакомы либо давно дружили.

— Как вы находили их?

— Знакомились в спортзалах, ночных клубах или бизнес-проектах, если называть вещи по-современному.

— Каково это — убедить человека убивать других? Деньги и власть — это же так себе оправдание, или нет?

— Мы никогда никого не принуждали и не убеждали убивать. Например, мой близкий друг Саша Борец (Александр Филиппов) сразу сказал, что он никогда не сможет убить человека. Поэтому ему не давали ствол, не говорили: «Саша, нужно убить того или этого». Само собой, деньги и власть — это не оправдание для того, чтобы лишать человека жизни, если вы об этом.

— А что тогда?

— «Осиновские» всегда считали это неприемлемым. Если вы ознакомитесь с материалами уголовного дела или прочитаете мою книгу, то вам станет ясно, что мы никого не убили из-за денег или за деньги. То же самое про власть. Мы мстили за своих близких или убивали на опережение, чтобы спасти собственную жизнь, когда её пытались забрать наши враги. В нашем мире это называют «поступать» с врагами. Это ни в коем случае не оправдание, просто попытка объяснить, почему всё случилось именно так, а не иначе.

Юрий Шкретов (справа) в обнимку с одним из киллеров из обоймы «Осиновских» Игорем Перепелицыным по прозвищу Ганс

— Лёгкие были власть и деньги?

— Ни власть, ни деньги никогда не были лёгкими для нас, практически всю жизнь мы ходили по краю, и вот итог.

— Вообще, была сформирована какая-то криминальная философия в ОПГ?

— Строгим табу было убить за деньги, изнасиловать женщину. «Осиновские» старались не задевать интересы простого, мирного населения. Эта философия чем-то похожа на философию Якудзы (японской мафии). В основном, мы старались оберегать свой бизнес от любых посягательств, и доминировать в криминальном мире Забайкалья над другими ОПГ.

— Есть место дружбе в криминальных группировках? Вы же сдаёте друг друга все, идёте на сотрудничество со следователями. На чём держится и держалось всё? На страхе, крови, власти?

— Насчёт дружбы в криминальных группировках, я буду говорить только за «Осиновских». Мы никогда не использовали в наших отношениях страх, кровь и власть. Все мы были, есть и, надеюсь, останемся друзьями. Пойти на сотрудничество со следствием было нашим общим решением. В какой-то мере это было желанием покаяться, где-то нам стало ясно, что бороться с системой в рамках правового поля невозможно — на таких как мы Конституция не распространяется вообще.

Мы видели, что без «Осиновских», как бы вам того не хотелось, Забайкалье утонуло бы в криминале и втягивать в него стало бы детей. Поэтому мы решили разоблачить всех: и бандитов, и оборотней в погонах. Сегодня мы стоим один за всех и все за одного. Хотя и среди нас есть предатели, мы не хотим больше быть ОПГ, мы хотим остаться друзьями. Помните, как в фильме «Бригада»: за всё, что мы сделали, мы будем отвечать вместе. Это останется с нами на всю жизнь. Для меня и Осинцев, и все мои ребята были, есть и остаются моими близкими друзьями. Сегодня мы вместе ездим на некоторые судебные заседания и каждая встреча — это неподдельная радость. Обнять друга, поддержать его, сказать что-то, о чём раньше приходилось молчать.

— Насколько забайкальские ОПГ отличались от группировок в других регионах?

— Ничем особо не отличались. Единственное, Чита — город маленький и все друг друга знали и тесно общались.

Слева Игорь Мельничук, четвертый слева киллер ОПГ Андрей Дрюнин. В синей рубашке — Осина

— Сейчас вас всех осудили, кто-то продолжает участвовать в процессах. Известно ли вам, какая обстановка сегодня в регионе? Криминальная, конечно.

— Забайкалье — действительно, наверное, самый криминальный регион. Связано это с плохой экономической обстановкой и с тем, что вокруг много лагерей. Это сказывается, молодёжи нечем заняться, как когда-то и мне, и они идут в криминал. На сегодняшний день полиция сделала своё дело. Регион практически зачищен от организованной преступности, но чтобы этого не повторилось вновь, нужно развитие по всем направлениям, а вот этого как раз и нет, потому что во власти сидят бездарные вруны и депутаты-бандиты.

Киллер Андрей Дрюнин — Дрюня

— Вы поддерживаете отношения с Осинцевым, с Дрюней-младшим и другими участниками?

— Отношения с Осинцевым и Дрюней-младшим, и другим участниками я поддерживаю, мы все относимся друг к другу, как и раньше. Общих вопросов у нас не было, были очные ставки, но расхождения были несущественные: один, к примеру, говорит, что это было в 2006 году, а другой называет иную дату. Эти небольшие противоречия и устранялись. Это свидетельствует о том, что какого-либо сговора и обмана между нами не было. Мы решили говорить правду, какой бы горькой она ни была. Общаться есть возможность в судах и через адвокатов, и хочется, и нужно. Нужно для того, чтобы поддержать друг друга. Мы пошли на сделку со следствием не для того, чтобы облить друг друга грязью и перечеркнуть все отношения. Но с криминалом мы однозначно закончили.

— Справедливым для себя считаете наказание?

— Справедливое наказание для меня — это расстрел. Но то, что государство дало мне шанс исправиться и начать новую жизнь, говорит об изменениях или зачатках человеколюбия со стороны системы. Наше государство прощало чеченских боевиков, дало возможность адаптироваться к другой жизни. Кого-то амнистировали, хотя эти люди убивали российских солдат, а ведь, по сути, в 1990-х, когда обнулились все ценности, мы вынуждены были, как пример, противостоять в Забайкалье чеченским бандитам.

— Насколько изменилась система — от правоохранительных органов до суда?

— Изменения, конечно, есть, но я не сказал бы, что они в лучшую сторону. Сейчас, например, сложнее стало дать взятку, но не потому, что что-то изменилось в сознании, а лишь потому, что люди боятся быть пойманными. Всё происходит с обвинительным уклоном и действительно за решёткой сидит много невиновных людей, я имею в виду не себя, но могу привести пример. Прокурор Пучковский (Максим Пучковский, прокурор Черновского района Читы). Кто-то рассказал, что год назад давал ему взятку, возбудили уголовное дело, и затем прекратили. И я считаю,правильно прекратили, потому что одних слов недостаточно. У него тогда проводили срочные обыски в рабочем кабинете, в доме.

Ещё один случай. По своему первому уголовному делу я получил срок 9 лет (по обвинению в вымогательствах, разбое и грабежах), за то, что ни я, ни мои друзья никогда не делали. Кроме этого, я доказал вымогательство взяток сотрудниками ОРЧ3 (оперативно-розыскная часть) по этому уголовному делу, и сейчас в отношении одного из них уже вынесен приговор, срок такой же, как у меня — 9 лет, а этот сотрудник входил в состав следственно-оперативной группы по моему делу. Он был заинтересован в фальсификации доказательств, чтобы вымогать деньги. Всё это сейчас доказано материалами уголовного дела, но приговор не отменили, и все делают вид, что так и должно быть.

— Почему? Из-за сложившегося отношения к вам?

— Ну, хорошо, я бандит. Но сколько тех, кто оказался не в то время и не в том месте, сколько тех, кого просто подставили, у скольких отжимают бизнес? Все это основы нашего сегодняшнего государства, образцово-бездушная система. Хотя мне встречались очень порядочные офицеры полиции, следователи Следственного комитета, прокуроры и судьи, профессионалы, фанатики своего дела, но, к сожалению, таких единицы. К сожалению, потому что сегодня, я считаю, преступность — это самое большое зло, которое разъедает Россию изнутри. С ней нужно бороться, чтобы хотя бы будущие поколения пожили в правовом государстве. Невозможно одним злом победить другое зло — действовать нужно только в правовом поле, а не в том симуляторе юриспруденции, в котором наше государство живёт сегодня.

Например, инкриминируемые мне эпизоды произошли (на момент моего ареста) 5-7 лет назад. У меня проводили обыски, зачем-то забрали компьютеры. Показаний потерпевших, от которых они отказались в суде, и нескольких зашифрованных свидетелей хватило для того, чтобы осудить меня. Один из потерпевших в суде рассказал, что его напоили вином оперативники ОРЧ3, показали фото мои, моих друзей, на которые нужно будет указать. Потом уже в отделе при понятых он опознал нас по этим фото, но в суде заявил, что видит впервые. По другому эпизоду мы через Генпрокуратуру добились экспертизы ДНК, чтобы доказать свою непричастность к разбою. На наши ходатайства следствие отвечало отказом с интересной мотивировкой «необходимости в экспертизе нет, так как ваша вина подтверждается собранными по делу доказательствами». Собирал их тот самый сотрудник, который вымогал взятки. Этот эпизод удалось отбить, за все остальное я получил по полной программе. Возникает вопрос: почему для одних УПК — закон, а для других, как в 1937 году: шепнули на ушко и поехал?

Сейчас в СИЗО сидит некто Полежаев, который совершил несколько десятков преступлений, в его преступную группу входили сотрудники полиции. Он заключил досудебное соглашение, всё рассказал. Оказалось, что сейчас по этим уголовным делам уже отбывают наказание шесть человек, невиновных. Им так же отписали приговор, как и нам. Вот это правосудие.

Осиновская ОПГ

— Про чиновников тоже интересно услышать.

— Про чиновников я многое говорить не могу. Наверняка, ещё идёт следствие, но полноценный ответ на этот вопрос есть в засекреченных документах РУБОП

Их я в своё время опубликовал на Читинском городском форуме. Там фигурировали фамилии губернатора, мэра и других известных людей. Многие из тех, кто называет себя сегодня депутатами, борцами за права избирателей жить лучше, были и остаются людьми вора в законе Тахи, и ряда других бандитских группировок. Имена называть не буду во избежание исков к ИА «Чита.Ру». Есть среди чиновников человек вора в законе Тахи и его кормушка ещё с 2003 года. Когда-то они совместно отжали у новосибирских бизнесменов помещение и оборудование в центре города. Или тот же Иванча, который вместе со своим братом Владимиром входил в ОПГ Пономаря и являлись, по сути, одним из подразделений ОПГ Андрея Кузи, которые в 1990-х враждовали с «Осиновскими». Я считаю, что и братья Иванча, и Ваня Пономарь, и Андрей Кузя причастны к убийствам наших ребят, которым на тот момент исполнилось по 20-25 лет.

— Убийства чаще совершались из-за вражды?

— Мы воевали с враждебными нам ОПГ, защищали свой бизнес не только от криминала, но и от бандитов в погонах, при этом мы не убили ни одного российского солдата или сотрудника милиции.

— Это повод не раскаиваться?

Слева: криминальный авторитет Игорь Осинцев и несостоявшийся губернатор региона Юрий Шкретов

— Я не хочу вас обманывать и говорить, что я раскаялся. Да и раскаиваться можно только перед Богом, пример тому благоразумный разбойник и убийца — первый человек, вошедший в рай с Христом. Но я стремлюсь к покаянию. И очень хочу, чтобы близкие потерпевших смогли простить меня. Для меня это важно. Но как мне раскаиваться в убийстве Свирида, которого я застрелил, когда он приехал убивать 18-летнего пацана, я не знаю. Я хочу, чтобы раскаяние было искренним. Пока не получается на все 100%. Я не смогу просто встать в суде и промямлить: «Я раскаиваюсь, прошу понять и простить». Покаяние должно быть в сердце, а не в голове.

— В стране активно борются с коррупцией. Вы верите, что её можно изжить в России?

— Не считаю, что в стране борются с коррупцией, скорее имитируют борьбу, преследуя личные финансовые цели или какие-то другие интересы. Небезызвестная Евгения Васильева (экс-начальник департамента имущественных отношений Министерства обороны России, приговорённая к 5 годам колонии за мошенничество; получила известность в связи с коррупционным скандалом в министерстве, послужившим причиной отставки министра обороны Анатолия Сердюкова). Посидела под домашним арестом и вышла по УДО. Вы считаете, это борьба с коррупцией? Или арест Алексея Улюкаева (экс-министра экономического развития России, курировал Забайкальский край)… Улюкаев не идиот, чтобы вымогать взятку в 2 миллиона долларов, это уровень какого-нибудь захудалого чиновника в Чите, да ещё и в такой могущественной структуре, как «Роснефть», находящейся под контролем ФСБ. Скорее всего, Улюкаев, как я думаю, сильно мешал кому-то в незаконных делах. Сажать за взятки в виде бутылки коньяка или букета цветов, учителей и врачей — это мерзость и цинизм, потому что люди сегодня так выживают. Или Уханову (осуждённому за взятки экс-начальнику УГИБДД по краю) вкатить 10 лет за 2 миллиона. Проведём параллель с Васильевой и её полмиллиарда, и песней про тапочки на центральном телевидении, и фото в гламурных журналах. Это борьба с коррупцией?

Игорь Осинцев

— Как сегодня работает система УФСИН? Насколько вообще реально пробить «стену» УФСИН или прокуратуры в части условий содержания?

— Система ФСИН сегодня со скрипом, но реформируется. Но исправить кого-либо она не может, наказать — да. Около 70% заключённых в нашей стране — это «второходы», получается 70-процентный брак в работе. Людей социально никак не адаптируют.

Вот представьте, вы сидите в лагере 10 лет и каждый день изо дня в день утром вам на построении включают гимн России, а вечером — «Прощание славянки». Человек освобождается, напивается, просыпается утром с похмелья и, представьте, в это время по радио включают гимн России. Всё накопившееся за 10 лет озлобление он выплёскивает наружу, берёт в руку нож, убивает и садится снова. То есть всё солдафонское, основанное на собачьем лае, из УФСИН нужно однозначно убирать. Нужно давать людям возможность работать, заниматься спортом, образованием, помогать укреплять родственные связи.

— Вы жаловались на качество еды, медицинской помощи. Прокуратура проверила и опровергла. Что поменялось в СИЗО?

— Что касается качества еды, то мне, например, непонятно, как прокуратура проводила проверку. Сомневаюсь, чтобы прокурор что-то пробовал на вкус. Но меня поразила реакция на мою статью в газете «Вечорка». Меня пригласил начальник СИЗО, я думал, что посадит в изолятор, но он выслушал меня, сделал у себя какие-то заметки и буквально через несколько дней качество пищи кардинально поменялось. Именно в таких случаях и есть положительные примеры того, как меняется ФСИН. Не злом, а добром нужно исправлять людей. Что касается медицинской помощи, то моему сокамернику действительно провели двухчасовую операцию и вставили имплант в брюшную полость под местной анестезией. Но я надеюсь, что ФСИН не будет опять говорить, какой же Ведерников сволочь, наводит на нас поклёп, а примет к сведению и подобное просто не повторится. Тем более, что мой сокамерник, пусть и преступник, но когда-то воевал в Чечне и имеет медаль «За отвагу». Что касается медчасти СИЗО-1, могу сказать только хорошее — добрейшие врачи и медсестры.

Криминальный авторитет Игорь Осинцев в зале суда

Условия содержания сегодня просто идеальные: круглый год горячая вода, за 4 года, что я в этой камере, воду отключали всего два раза на пару часов, закрытый отдельный санузел, выложенный кафелем, нормальный унитаз, а не дырка в полу, камера светлая, сухая, покрашена в пастельных тонах, нет мрачного синего или зелёного, есть пластиковое окно, телевизор, хорошая библиотека, регулярно приносят выписываемые газеты. Но все эти изменения стали происходить с приходом нового начальника управления Николая Санджигоряева и начальника СИЗО Игоря Чагдурова.

Моя камера в идеальном состоянии. Что касается соседних, то всё зависит от того, кто в них сидит. Контингент есть такой, назовём его условно ОПГ «Боярышник». Их в тюрьме только и отмоют, и накормят, они здесь впервые видят унитаз, потом во время нервного срыва начинают всё рушить и ломать, и жалуются, посмотрите в каких условиях мы сидим. Они таковы, что сегодня для меня это просто дом отдыха какой-то по сравнению с тем, что было раньше. Бывший начальник СИЗО один год продержал меня в сыром карцере в компании мышей и мокриц за мои статьи в газете, но считаю именно это и внесло свою лепту в произошедшие изменения.

— Вы слышали что-либо об избиениях и угрозах в системе УФСИН?

— Из системы УФСИН я был только в СИЗО-1 и СИЗО-2. Что касается избиений или угроз сотрудниками ФСИН либо полиции, то в Забайкальском крае этого нет. И это не преувеличение или попытка «заработать баллы» перед УФСИН, а чистая правда. За 7 лет я ни разу не видел, чтобы к кому-то применяли насилие. В 2011 году я видел, как врач СИЗО пинал заключённого, но он скорее тыкал его своими дистрофичными ногами, заставляя встать. А теперь… Представьте себе такую картину: в 22.00 открывается глазок на двери камеры, симпатичная девушка-дежурная выключает свет и желает вам спокойной ночи, а утром в 6.00 — доброго утра. Согласитесь, вставать в 6.00 и слышать про доброе утро — это куда лучше, чем гимн России. Где-то и обвиняемые становятся добрее, улыбаются в ответ: «И вам доброе утро». Вы можете подумать, что я прикалываюсь, но это тоже чистая правда и реалии сегодняшнего СИЗО-1. Поэтому нужен диалог между людьми: осуждёнными, УФСИН и прокуратурой, и нужен общественный контроль, тогда всё будет в порядке. Нужно больше сотрудничать с представителями традиционных религий, разрешать им как можно больше посещать заключённых.

— Россия изменилась с конца 1990-х — начала 2000-х. А вы? Смогли перестроиться?

— А в чём изменилась Россия? Мы окружили себя врагами, погрязли в коррупции, в нетерпимости друг к другу, в нищете. Скорее, мы вернулись на круги своя, но не изменились.

Сколько Мельничук не бегал, в конце концов был задержан, один из лидеров Осиновских

— Вы надеетесь на возможность выйти по УДО? Если бы так случилось, чем бы занимались?

— Я пока вообще не думаю об этом. Завтра скажут, что я что-нибудь не то сказал в интервью или рассказал правду о том, о ком говорить не надо было. Я вступил в определённые доверительные отношения не с системой, а с обычными, но честными людьми в лице офицера полиции, следователя Следственного комитета, прокурора. Это и называется сделка с правосудием, когда вы доверяете честным людям, но системе я не доверяю, а судить меня будет система. И хорошо, если в этой системе меня будет судить честный судья.

Если всё-таки получится освободиться, то первым делом хочу поработать послушником в монастыре, написать несколько книг — вы не представляете, как это сложно сделать в тюрьме. И посвятить свою жизнь близким и родным людям, отплатить им за всё, что они делают для меня сегодня.

— Как проводите дни заключения? Занимаетесь спортом? Какие отношения с сокамерниками?

— Я занимаюсь спортом 5 дней в неделю, провожу силовые и боевые тренировки, и по системе кросс-фит, 2 дня отдыхаю. Пишу, много читаю, в том числе православной литературы, писания священных отцов. Это помогает посмотреть на себя с другой стороны. Это и есть путь к истинному покаянию. Сокамерник у меня один — мастер спорта по боксу, ветеран ВДВ. Играем в шахматы, но гроссмейстер из меня не очень.

— В последние годы тема АУЕ очень активно исследуется СМИ и различными органами — от общественных организаций до правоохранителей. Глава УМВД края Деев говорит, что организованного движения нет. А иркутская ФСИН, например — что есть. Есть?

— АУЕ — это не движение, а образ жизни, который навязывают в России воры в законе. У нас это приобрело массовый характер и арестантский уклад вышел за границы колючей проволоки в мирную, вольную жизнь. В 2011 году между ворами произошёл раскол, смотрящего за Забайкальем и Бурятией Тахи (вора в законе) начали пододвигать из Забайкалья. Чтобы укрепить здесь свои позиции, Тахи расставил везде своих смотрящих, положенцев, многие из числа тех, кто раньше «был под вопросом», то есть совершил неблаговидный поступок. Эти ставленники, чтобы набрать очков перед Тахи, начали собирать деньги для него везде, где только можно, мотивируя это тем, что они собираются в общак, хотя на самом деле они шли в карман Тахи и его окружения. Так образовалась некая пирамида, на вершине которой Тахи и его положенцы Забайкалья, Читы и по нисходящей — смотрящие за районами, посёлками. Дошло до того, что деньги стали собирать даже со школьников, хотя сам Тахи мог этого и не знать. Но именно он — причина того, что АУЕ в Забайкалье засело в умах школьников, которые порой не понимают значения этих слов. На сегодняшний день полиция своё дело сделала, теперь дело за молодёжными организациями, которые могли бы приобщить детей к спорту, образованию и так далее. Но этого нет, есть лишь единичные акции.

— Какие сегодня у подростка или даже не подростка, а взрослого, шансы выйти на свободу и не вернуться к криминалу?

— В Забайкалье нет или практически нет шансов не вернуться к криминалу. Это замкнутый круг.

— Легли ли в основу сюжета книги события до присоединения к ОПГ? О чём она?

— Она об истории «Меценатовской» группировки, о том, как и почему она возникла, как и почему были убиты те или иные люди, почему были приняты такие кардинальные решения убивать, и была ли какая-либо возможность избежать кровопролития.

— Как восстанавливались события и диалоги? Насколько хронологически и фактически история верна?

— Я старался писать в стиле «минимал», так как задачей было показать большой временной период, а уже раскрыть характер и детально описать взаимоотношения внутри группировки попытаюсь во второй книге «Отражение». Получится или нет, я не знаю, потому что не обладаю профессиональными качествами или талантом писателя.

Криминальный авторитет Свирид, убитый Осиновскими

Диалоги восстанавливал по памяти, к тому же во время следствия приходилось давать показания и всё вспоминать. Я вас уверяю, что фактически история полностью соответствует тому, что было в реальности. Даже более соответствует действительности, чем уголовное дело. В хронологии есть небольшие сдвижки. Например, в изоляторе я сидел с весны 2011 года до лета 2013-го, а в книге идёт 2012 год. Всё остальное — правда.

— Кто предложил написать книгу? Чем руководствовались вообще? Опытом братьев Иконниковых (Олега и Эдуарда Иконниковых, лидеров группировки в посёлке Первомайский)? Читали их книги?

— Предложений написать книгу было много от разных людей после моих статей в «Вечорке». Руководствовался тем, что возможно, прочитав эту страшную историю, кто-то не встанет на тропу криминала. Да и считал необходимым как-то объясниться перед обществом, потерпевшими. Подчеркну — объясниться, а не оправдаться, попроситьу них прощения, донести до людей ту правду, как я её тогда понимал, ведь многие считают, что мы отмороженные киллеры, которые убивали людей за деньги. Но из книги, как и из материалов уголовного дела, становится понятно, что это не так.

Опытом братьев Иконниковых я не руководствовался, но книгу «Большая медведица» читал. Когда то в середине 1990-х я занимал очередь, чтобы прочитать её, а прочитав, думал, что со мной-то такого точно никогда не случится. Но вот я в камере, мне грозит пожизненное, и, как Олег Иконников, я пишу книгу. То есть сделать выводы на чужом примере не получилось, поэтому обращаясь сегодня к молодёжи, хочу сказать, если вы ступили на тропу криминала, разворачивайтесь и бегите оттуда, у вас не будет ничего по другому, вы придёте к тому же финалу: тюрьма или могила, и ещё неизвестно, что лучше.

— То есть у книги какая-то педагогическая ценность?

— Есть ли педагогическая или культурная ценность, я сказать не могу. Это судить не мне, а читателю. Но мне бы хотелось, чтобы это было так.

— На какую аудиторию рассчитывали?

— Я рассчитывал на то, что книга будет интересна тем, кто имеет отношение, был очевидцем или слышал о происходящих событиях и людях. Поэтому первый тираж был тысяча книг. Но её раскупили за две недели, и решили сделать дополнительный тираж.

— Кто писал и редактировал книгу? Сколько времени это заняло?

— Книгу я писал один, редактировал сам, поэтому все талантливые мысли, если таковые имеются, и все ошибки — все моё. Немного помогал сокамерник, заняло все это 1,5 года, так как раньше никогда ничего не писал, кроме статей в газету.

— Как технически передавали текст из СИЗО?

— Текст передавал через адвоката, так как любая переписка с адвокатом не подлежит цензуре.

— Были проблемы с изданием, печатью, например, из-за пропаганды криминала, экстремизма?

— Проблем было много, но это связано с юридическими барьерами и желанием всех абсолютно заработать на этом. Вот смотрите, я сижу в тюрьме, мне грозит пожизненный срок, но, тем не менее, я хочу быть полезным обществу, не хочу уйти так, чтобы обо мне вспоминали только как об убийце. Это не связано с пропагандой криминала или экстремизма. Там есть осуждение этих явлений.

— Коммерческий успех или хотя бы окупаемость тиража есть, не обанкротились?

— Во время кризиса, сидя в камере, я дал возможность заработать типографии, тем, кто привозит книги из Иркутска, продавцам. То есть, если ты хочешь что-то сделать и прилагаешь к этому всё своё умение быть не только убийцей, но и бизнесменом, то всё получится, хотя препонов была масса.

Я передал все авторские права третьему лицу и принципиально отказался от каких-либо денег за эту книгу. Хотя за 7 лет, что я сижу в тюрьме, у меня не осталось никакого бизнеса и ровным счётом ничего, вообще ничего из прошлой жизни. Из своей небольшой пенсии мама делает мне передачи, хотя я, как могу, отказываюсь, так как понимаю, что им накладно. Всё, что я попросил — это купить мне с гонорара зимние ботинки и зимнюю куртку, так как мои пришли в негодность. Оплачивать расходы помогали мои близкие друзья из тех, кто ещё ими остался, газета «Вечорка», её редактор Владимир Кантемир и журналист Мария Снегова, адвокат Евгения Голец, которая прошла со мной весь путь, от рукописи до издания книги. Ей я благодарен за благотворительную и правозащитную деятельность. Она ни разу не предала мои интересы. Ещё я благодарен батюшкам Сергию и Алексию. Вы не представляете, сколько делает православный священник в СИЗО и лагерях Забайкальского края.

— Эта книга, она всё-таки, если не придумка специальная, она больше для кого? Для самого себя? Что-то поменялось после написания?

— Эта книга — приговор криминалу и уголовной романтике. Она написана в большей части для себя и близких, потому что из-за моих грехов страдают и они. Родители воспитывают и растят детей не для того, чтобы они становились преступниками. Всю жизнь мои родители пытались привить мне общечеловеческие ценности, и то, что я стал таким, не их вина. Случилось то, что случилось.

Тем и страшна тюрьма, что ты не можешь обнять дорогих людей, в трудную минуту ничем не можешь помочь им. Не пытками, не издевательствами, не карцерами страшна, а именно беспомощностью. Представьте себя в четырёх стенах с мыслью о том, что вы больше никогда не сможете увидеть родного вам человека. Я ставлю себя сегодня на место тех людей, чьих близких мы убили… Пять минут назад ваш близкий человек вышел из дома, и вот он уже лежит мёртвый. Это невыносимо. Я прошу потерпевших простить меня. Смог бы я простить? Не знаю, но я молюсь об убитых.

www.mzk1.ru

Кровавый путь Ведёры

90 томов уголовного дела. Такой внушительный пласт материалов обличает преступную деятельность некогда одного из самых влиятельных и жестоких бандитов в истории современного Забайкалья Дмитрия Ведерникова. На прошлой неделе криминальный авторитет предстал перед судом и начал давать признательные показания, чтобы избежать пожизненного лишения свободы.

Находка для следствия

Больше десяти лет Дмитрий Ведерников, он же «Ведёра», состоял в рядах небезызвестной на территории края группировки «Осиновские». Только по официальным данным ему инкриминируют 14 тяжких и особо тяжких преступлений, большая часть которых – это убийства, грабежи и похищения людей. Практически каждый из эпизодов являлся плодом бандитских разборок. Были, конечно, и исключения, когда от рук Ведерникова и его подельников страдали ни в чем неповинные люди. К таким инцидентам, например, относится убийство случайного прохожего, которого подчиненные обвиняемого приняли в темноте за своего кровного врага. Или хищения дорогостоящих автомобилей у предпринимателей с незапятнанной репутацией.

На сегодняшний день по делу Ведерникова проходит около 30 пострадавших. По большей части это родственники тех, кто в начале нулевых нашел в себе смелость перейти дорогу лидерам «Осиновских». Чтобы восстановить справедливость и компенсировать себе моральный вред, они сейчас активно подают иски в отношении подсудимого. Суммы по ним доходят до полутора миллионов рублей. Сам Ведёра воспринимает это как должное и не отказывается в будущем платить по счетам. Оно и неудивительно, ведь подобным образом криминальный авторитет желает придать своей персоне напускного благородства накануне вынесения приговора. Его расчет прост: нужно максимально сотрудничать с правоохранительными органами и попытаться произвести положительное впечатление на родных и близких потерпевших лиц.

Сторона обвинения, кстати, уже оценила его «старания». Так, заместитель прокурора края Баир Доржиев в рамках судебного следствия подтвердил, что показания бандита имели высокую значимость для раскрытия целого ряда преступлений, в которых тот так или иначе был задействован. Если бы Ведерников отказался заключать досудебное соглашение, то ему бы грозило пожизненное лишение свободы. При нынешних же обстоятельствах он получит не более 25 лет заключения. Кроме того, у него будет возможность выйти по УДО после отбытия половины срока. Добавим, что подобной схемы в последнее время придерживаются все ключевые фигуры из стана «Осиновских». Исключением даже не стал основатель банды Игорь Осинцев, которого в мае прошлого года приговорили к 25 годам колонии.

Из спорта в криминал

Из биографии Дмитрия Ведерникова известно, что он родился в 1971 году в Чите. Всю сознательную молодость обвиняемый занимался боевыми искусствами: боксом, вольной борьбой и самбо. Окончив школу, Ведёра отправился получать высшее образование в Киев. Однако там у него учеба не заладилась, и он через некоторое время вернулся обратно в Забайкалье. На дворе как раз был расцвет лихих 90-х. Для того, чтобы свести концы с концами, парень с головой окунулся в криминал и стал промышлять перегоном ворованных автомобилей.

В этот период его приметил Осинцев и позвал к себе в банду. Поначалу будущий авторитет выполнял мелкие поручения своего работодателя, а затем перешел к более крупным делам. Здесь-то у него и проявился талант бескомпромиссного киллера вкупе с лидерскими задатками. Уже к началу 2000-х Ведерников из мальчика на побегушках превратился в матерого главаря обособленного криминального подразделения «Меценатовские». Эта структура на протяжении долгих лет позиционировалась как боевое крыло «Осиновских».

На правах лидера Ведёра за короткий срок привлек в свою бригаду десятки спортсменов, преимущественно борцов и рукопашников. Склонять их к совершению преступлений не составляло труда, так как все они горели желанием заработать легких денег. Эта жажда наживы в конечном итоге обернулась для многих молодчиков печальными последствиями. По данным следственных органов, костяк группировки обвиняемого состоял из пяти человек: Николая Сиволапа, Александра Филиппова, Игоря Перепелицына и братьев Дрюниных – Виктора и Андрея, ставшего впоследствии профессиональным киллером.

Убивал без тени сомнения

Одним из первых громких дел в послужном списке «Меценатовских» значится дерзкое убийство некоего Андрея Ананских по кличке Анан, который в 90-е лишил жизни нескольких участников банды Игоря Осинцева, а после залег на дно. Обзаведясь могущественными покровителями, он снова объявился в Чите лишь летом 2002 года и начал заниматься поставкой наркотических средств в ночные клубы. По иронии судьбы Анана не уберегли связи в криминальном мире. Узнав о его приезде, «Осиновские» незамедлительно отреагировали. Задание по устранению конкурента легло на плечи банды Дмитрия Ведерникова. После нескольких дней слежки они буквально выкрали наркодиллера с территории городской больницы № 2, где тот лечил перелом ключицы.

Под покровом ночи бандиты перевезли его на автомобиле в район Смоленки. Там в заброшенном доме злоумышленники жестоко избили жертву. Затем Ведёра собственноручно накинул на шею мужчины веревку и стал душить. Делал он это до тех пор, пока она не порвалась. Чтобы довести начатое до конца, главарь киллеров голыми руками принялся выбивать из Анана дух. Это продолжалось не больше пяти минут. Далее молодчики погрузили труп оппонента в багажник машины и увезли в окрестный лес, где закопали.

Не менее кровавым эпизодом оказалась расправа над преступными авторитетами Андреем Княжевым и Николаем Парыгиным, которые в середине 90-х участвовали в нападении на спортивную базу «Березка» (результат конфликта забайкальских ОПГ с чеченской диаспорой – авт.). Они отбыли за это в колонии строгого режима несколько лет, а выйдя на свободу, пошли войной на своих земляков. В марте 2007 года бандиты попытались организовать заказное убийство лидеров «Осиновских». Однако их планам не суждено было сбыться. «Меценатовские» под руководством Ведерникова сработали на опережение и устранили конкурентов.

В форме сотрудников спецназа Ведёра вместе с подельниками похитил Князя и Парыгу с территории базы «Забайкалспецтранс» в районе Сухой пади в Чите, куда они приезжали по делам. После этого злоумышленники вывезли своих заложников в окрестности аэродрома ДОСААФ, где и устроили над ними казнь. Каждому из пострадавших приспешники подсудимого нанесли множественные ранения ножами, от которых те скончались на месте происшествия. Затем их тела были погребены в лесной чаще.

Еще одним громким «заказом» в карьере Ведёры стало убийство главаря «Флягинской» ОПГ Виктора Свиридова. Он тоже в свое время перешел дорогу Осинцеву, за что жестоко поплатился. В начале нулевых мужчину заманили обманным путем на производственную базу, принадлежащую бывшему депутату Заксобрания края Юрию Шкретову, водившему дружбу с «Осиновскими». Как только Свирид вошел в гаражный бокс, подсудимый в компании еще нескольких человек расстреляли его буквально в упор из ружей и автоматов. Труп потерпевшего киллеры сожгли за городом.

Это далеко не полный список прегрешений Дмитрия Ведерникова. Всего на его счету 11 загубленных жизней и четыре покушения на убийство. Стоит отметить, что приговор подсудимому будет вынесен в течение ближайшего месяца. А пока он содержится под стражей в СИЗО и занимается литературной деятельностью. В стенах изолятора маститый бандит уже принялся за написание второй книги о своей лихой молодости.

Статья опубликована в газете «Дело» №7 от 17 мая 2017 года

zab.ru

Бандиты города Ч. Часть третья

За участие в 17 умышленных убийствах и массе преступлений рангом поменьше судья Забайкальского краевого суда Татьяна Красноярова 26 мая 2016 года приговорила его к 25 годам лишения свободы и 26-миллионной компенсации морального вреда. На этом историю «Осиновского» преступного сообщества можно считать законченной.

За двадцать с лишним лет своего существования «Осиновские» прошли путь от рядовой банды до мощного криминального спрута, раскинувшего свои щупальца на криминал, бизнес, спорт, политику и даже общественную жизнь региона. Давайте вспомним, как это было, и подробно посмотрим, почему бандитам не могли дать укорот многие годы.

Иногда они возвращаются

На свободу Осинцев выходит в конце мая 2001 года из колонии, расположенной в городе Плавск Тульской области, отбыв на две трети срок по делу о налёте на базу «Берёзка». В Москве его встретил Мельничук, к этому времени уже находящийся на воле.

Знакового бандита из 90-х Забайкалье начала нулевых встречало недружелюбно. «Осиновская» группировка за время отсутствия своего лидера заметно растеряла свои позиции, а чужаки, наоборот, не дремали. Самой сильной среди них была бригада двух сводных братьев — Андрея Ранчина (Фляга) и Виктора Свиридова (Свирид).

Банда именовалась «Флягинской», но первую скрипку в ней бесспорно играл Свирид — удачливый борец-вольник родом из Братска, обладатель корочек мастера спорта и напрочь съехавших мозгов. Все 90-е годы Свирид провел в колонии за тройное убийство и в начале 2000-х активно навёрстывал упущенное. Его боевики брали под «крышу» коммерсантов сразу двух городов — Читы и Белгорода, где он отбывал наказание. Методы он использовал простые и кровавые. В Белгороде его подручные убили местного положенца по кличке Гитлер и его охрану, прямо в квартире у криминального генерала. Тела разрезали на части и разбросали по окрестным лесам, где останки мафиози съели дикие звери.

В Чите киллер Свирида Сергей Рощупкин (Сережа Белгородский) жестоко расправился с предпринимателем Алексеем Бусыгиным, которому Свиридов мстил за гибель близкого друга Нечипорука, погибшего осенью 1993 года в перестрелке в посёлке Кижинга в Бурятии. Владельца СТО, близкого к «Осиновским», жестоко зарезали в подъезде дома по улице Красной Звезды 1 июня 2001 года.

Штатное расписание

Новый состав своей группировки Осинцеву пришлось собирать едва ли не по крупицам. К 2001 году заметная часть из первого состава его банды либо была мертва, либо сидела в колонии, либо начала вести свою игру.

Юрий Торопов по кличке Тороп, один из бригадиров «Осиновских» в 90-е годы, к началу 2000-х создал собственную бригаду, занимающуюся как рэкетом, так и легальным бизнесом. Осинцева он поначалу просто сторонился, однако первая же крупная пьянка показала, что с бывшим патроном ему стало откровенно не по пути. В октябре 2001 года в ресторане «Панама Сити» его конфликт с Осиной едва не перерос в драку со стрельбой.

Самыми ценными приобретениями «Осиновских» в начале 2000-х годов стали боксер из Дарасуна Дмитрий Антипин и перегонщик машин Дмитрий Ведерников, имеющий богатый опыт как в различных видах спортивного мордобоя, так и в мошенничестве, рэкете и стрельбе по бандитским конкурентам. Антип и Ведера приведут в группировку в общей сложности несколько десятков человек и со временем возглавят самостоятельные бригады, которые станут силовым блоком «Осиновской» группировки.

Летом 2002 года лидеры банды случайно узнают, что в городе появился киллер Андрей Ананских по кличке Анан, застреливший в 90-е нескольких «Осиновских» боевиков. Он ездил по Чите на «Ауди» и занимался поставкой наркоты в одну из модных дискотек города. Анана отследили в одной из больниц, где он лежал с переломом ключицы. Оттуда его прямо в тапочках выкрадут и увезут в недостроенный дом в Ивановке. После жесткого разговора бывшего киллера задушат и закопают в окрестном лесу.

После этого «Осиновские» почти подряд совершат три автомобильных разбоя, силой отобрав у владельцев три почти новеньких «Круизера». Первым лишился внедорожника тот самый предприниматель Князев, в фирме у которого в 90-е годы работали Осинцев и Мельничук. В отместку за то, что Князев отказался поддерживать лидеров группировки, в 2003 году у него было решено отобрать машину. Под видом сотрудников ГАИ молодые члены банды в Смоленке попросят водителя выйти из салона, а потом скроются на угнанном авто. По схожему сценарию в Антипихе и районе Большого Острова своих «Крузаков» лишаются ещё два предпринимателя.

Потом разберутся с Тороповым. Вышедшего из-под контроля бригадира киллеры «Осиновских» отыщут в Москве осенью 2002 года. Торопа сначала напичкают клофелином, а потом расстреляют из пистолета ПМ.

Есть кому Свирида заломати

То обстоятельство, что Осинцев жил в одном подъезде элитки по улице Богомягкова, 53 с лидером «Флягинской» преступной группировки Ранчиным, вполне можно было бы назвать пикантным, однако именно оно в конечном итоге и стало причиной кровавого конфликта между двумя группировками.

Первым эпизодом должно было стать похищение Осинцева. Планировалось, что Свирид — человек огромной физической силы — должен был схватить на лестнице Осину, затащить в квартиру Ранчина, а там зарезать и расчленить.

Этого не произошло, потому что Свиридову резко потребовалось помощь «Осиновских». Влиятельный отморозок заподозрил своего киллера Рощупкина в предательстве и попросил помочь его ликвидировать. Чтобы не портить отношений с «Флягинскими», Осинцев даёт команду своему подручному Игорю Перепелицыну (Ганс) выполнить эту договоренность. В декабре 2002 года Ганс застрелит Сережу Белгородского во дворе дома по улице Богомягкова, 22. Однако дружбе со Свиридом этот факт поможет мало.

В 2003 году члены «Осиновской» группировки узнали, что их криминальный конкурент планирует убийство Осинцева и Мельничука. Было решено работать на опережение. Бригада убийц вышла на след Свирида, когда тот выходил с девушкой из подъезда дома по улице Шилова. Из-за боязни зацепить случайных прохожих киллеры стрелять не стали.

Со Свиридовым было решено расправиться в уединённом месте, выбор которого пал на производственную базу в районе школы № 17, принадлежавшую будущему депутату Юрию Шкретову. 31 августа 2003 года Свиридова заманят туда обманом и расстреляют из автомата.

Место под бандитским солнцем

После убийства Свирида отстрел старых врагов, недругов и конкурентов начался уже на полную мощность.

В конце 2003 года члены «Меценатовской» преступной группировки, образовавшейся вокруг Ведерникова, пытаются взорвать машину некоего Андрея Колычева, одного из близких людей «вора в законе» Георгия Углавы (Тахи). От гибели пассажиров авто спасли небольшая мощность взрывного устройства и невзорвавшийся бензобак.

В мае 2004 года на улице Заб-рабочего по приказу Осинцева и заказу лидеров «Ключевской» преступной группировки была обстреляна машина криминального авторитета Леонида Калинина. Он сам и трое охранников были убиты на месте. Весной 2005 года тот же Ганс с согласия Осинцева и в обществе боксёра Антипина убивает в лесу под Дарасуном 24-летнего Александра Липатникова — соучастника расстрела Калинина и его людей. Бандитам показалось, что он может по пьянке разболтать о преступлении.

В мае 2005 года будет убит криминальный авторитет Виктор Кравцов (Кравец) — давний, ещё с 90-х, недруг Осины. Его зарежут в лесу в районе Молоковки. За месяц до этого следившие за Кравцом киллеры по ошибке застрелят его соседа, не имеющего никакого отношения к криминалу.

В августе 2005 года во дворе дома по улице Крымской,10 по распоряжению Осинцева убьют ещё одного бригадира «вора в законе» Тахи — 32-летнего Вячеслава Иванова, более известного как Слава Читинский. Якобы тот планировал убить Осину и Красного.

В марте 2007 года Осинцев и Мельничук получают информацию, что преступные авторитеты Княжев (Князь) и Парыгин (Парыга), недавно освободившиеся по делу о расстреле «Берёзки», пытаются организовать их заказное убийство. «Осиновские» опять сработали на опережение. Парыгу и Князя похитят члены «Меценатовской» преступной группировки, одетые в форму сотрудников спецназа. Жертв вывезут в лес, где истыкают ножами.

В перерывах между отстрелом конкурентов «Осиновские» активно занимались угонами чужих автомобилей, дорожными разбоями, выбиванием долгов и прочими криминальными делами.

Но не криминалом единым сыт современный российский бандит. Примерно года с 2004 «Осиновские» начинают активно заниматься общественной деятельностью, заходить в легальный бизнес и обзаводиться связями в структурах власти, политики и правоохранительных органов.

Как недавние рэкетиры и убийцы готовились легализовать свой статус? Какую роль в этом играла Федерация бокса Сибирского федерального округа? Зачем «Осиновским» нужна была своя партия? В каких объектах забайкальской экономики работали и работают бандитские деньги?

Ответы на эти и другие вопросы — в финальной части нашего расследования, которая выйдет в свет ровно через неделю: в среду, 22 июня.

xn--80aacb0akh2bp7e.xn--p1ai

Осиновская ОПГ

Организатор и лидер Осиновской ОПГ Игорь Осинцев

Организованные преступные группировки, которым удается за короткое время завоевать свои города, строя свою власть на беспределе, ничем не отличаются в своих историях. У них одинаковая и порой трагичная судьба. Всем отморозкам сразу же стает мало своего города, и они начинают проникать в столицу, пытаясь урвать здесь большой кусок криминального бизнеса. Такими группировками были банда Лабоцкого, Курганская преступная группировка, ну и Осиновская ОПГ из Читы.

Криминальный авторитет Игорь Осинцев по прозвищу полученным еще на малолетке Осина, появился в родной Чите в конце 1980-х годов, после отбывания тюремного срока. На дворе полным ходом шла перестройка. Создавались коммерческие предприятия, кооперативы. Не обошло это и Читу. Дерзкий по своей сути Осинцев, собирает в Чите единомышленников из числа боксеров, чтобы заняться в городе рэкетом. Группировка, получившая впоследствии название Осиновская ОПГ, довольно быстро взяла под свой контроль не только рынки, вокзалы, но и крупные коммерческие структуры. Действовала банда жестко. Несговорчивых били, отбирали бизнес, и как выяснилось впоследствии, убивали.

Осиновские завоевывают Читу

На этом поприще Осина сходится с Игорем Мельничуком по прозвищу Красный. Тот также недавно вернулся в Читу, после службы в главном разведывательном управлении. В Чите устроился работать тренером по боксу. Осинцев, также увлекавшийся боксом, решает, что Красный пригодится в бандитском деле. У них происходит серьезный разговор, после которого Мельничук входит в ОПГ на правах второго лидера. Именно он разрабатывает различные боевые операции, как по устранению, так и по запугиванию бизнесменов и конкурентов.

Лидер Осиновской ОПГ Игорь Мельничук

В 1993 году в Чите был наверное только один человек, который явно противопоставил себя Осиновской банде, и в открытую пошел на них войной. Это был местный криминальный лидер Сильверстов по прозвищу Боцман. Он давно уже был теневым хозяином Забайкалья. С ним считались многие авторитеты и воры в законе. Но вот Осиновские не стали чтить Боцмана, и залезли на его территорию. Боцман тогда заказал Игоря Осинцева киллерам. Но те исполнить заказ не успели — Боцман сам был расстрелян в автомобиле прямо днем на одном из перекрестков города. Стреляли в него киллеры, подъехав к машине авторитета на мотоциклах.

Впрочем убийство Боцмана тогда списали на чеченскую группировку. В следствии этого на пансионат»Березка», контролируемый кавказцами, славянские бандиты организовали налет, применив к тому же и гранаты. Это не могло остаться незамеченным, и в ближайшие часы были арестованы лидеры преступных группировок. В сети милиционеров попали Мельничук, авторитет Интеллигент (Александр Трифонов), вор в законе Икона (Олег Иконников). Но сидели они недолго — вскоре всех благополучно выпустили. Не удалось доказать их причастность к налету на пансионат.

Сергей Сухаревич-старший, являвшийся одним из авторитетов Осиновских

За два года Осиновская ОПГ уничтожила практически всех своих конкурентов в городе. По всему Забайкалью о них шли слухи, как о мощной и влиятельной бригаде. Единственным человеком, который решился встать на их пути, был криминальный авторитет Свирид — огромный дядька, весом под 150 килограмм. Он появился в Чите в 1999 году, после отсидки 9 лет за убийство и вымогательство. В городе собрал свою банду из борцов, и постепенно начал вытеснять Осиновских с их мест. Банда двух боксеров не могла такого позволить никому. За это Свирид был убит на промышленной базе, куда его заманил депутат и бизнесмен Юрий Шкретов по просьбе Осины. Шкретов вызвал Свирида для якобы делового разговора. Ничего не подозревающий авторитет выехал к коммерсанту один. Он и подумать не мог, что это была засада. На месте его уже ждали 11 боевиков Осиновской группировки. Свирида расстреляли на базе, вывезли тело и сожгли.

Осиновские бандиты завоевывают Москву

Завоевав Читу, Осиновские авторитеты, два Игоря, отправляются в Москву. Им стает мало своего города и области. Дело было как раз в конце 90-х, начале 2000-х, когда Курганская банда киллеров практически прекратила свое существование. Осиновские заменяют ее собой. Теперь они исполняют заказные убийства, попутно крышуя некоторые московские структуры. В столице они завоевали такую-же славу, как и некогда банда Лабоцкого и Курганцы — отморозки, беспредельщики. Поэтому криминальные авторитеты стараются не идти на конфликт с Осиновскими бандитами.

Киллер Дмитрий Ведерников по прозвищу Ведера

Игорь Мельничук поддерживал связи со многими ворами в законе и авторитетами. Некоторые из них кстати становились заказчиками убийств, а некоторые стали жертвами одной и той же бригады. Координировал все действия по убийствам Игорь Мельничук. Главными киллерами были Дмитрий Ведерников по прозвищу Ведера и Андрей Дрюнин, по прозвищу Дрюня. Прежде чем стать киллером группировки, Дрюня побывал в роли рэкетира. Видя успехи на поприще выбивания денег, Мельничук берет Дрюнина в свою бригаду убийц. Здесь Андрей чувствовал себя как рыба в воде. Он прекрасно справлялся с заданиями по убийству авторитетов и бизнесменов.

В Москве между двумя лидерами Осинской ОПГ разгорелся конфликт на почве денег и влиятельности. Авторитеты разбежались, а бригада распалась на две. Одна продолжала контролироваться Осинцевым, а другая стала контролироваться Мельничуком. Авторитеты даже пытались убить друг друга, но все обошлось малой кровью.

Андрей Дрюнин некоторое время сам возглавлял бригаду киллеров

Лидеры банды не теряли время попусту, пока не было заказов на убийства. Они продолжали контролировать предприятия в Чите, а также в Москве вполне легально имели несколько фирм. В 2008 году, Игорь Осинцев рейдерским захватом пытался подмять под себя Читинскую кондитерскую фабрику «Восток». Но бизнесменов уже порядком напрягало подобное беспредельничество бандитов. Поэтому руководство предприятия обратилось в правоохранительные органы. Сразу же был арестован Игорь Осинцев. Также был объявлен в розыск и Мельничук, но ему удалось скрыться. Четыре года гонялись за ним оперативники, но он всегда ускальзывал из их рук. И причем попутно ему удавалось руководить и группировкой и коммерческими структурами.

Конец Осиновской банды

В это же время, оперативники плотно сели на хвост всем участникам преступной группировки. Бандиты стали давать показания против своих лидеров. Одним из самых весомых поимок оперативников, стал арест киллера Ведеры, который давал такие показания, которые смогли бы посадить лидеров группировки на пожизненный срок.

Сколько Мельничук не бегал, в конце концов был задержан

В 2012 году Мельничука все-же взяли в Москве, когда он ужинал в одном из столичных ресторанов. Он тут-же был этапирован в Читу, где ему предъявили очень серьезные обвинения в убийствах, организации убийств, вымогательствах. За время, которое авторитет провел в бегах, поменялись люди в силовых ведомствах, с которыми Мельничук был дружен. Поэтому ему грозило пожизненное заключение. Пробыв под следствием несколько лет, в октябре 2014 года, Игорь Мельничук был найден повешенным в одиночной камере.

Все это время бригадой Мельничука руководил киллер группировки Андрей Дрюнин. Он кстати находился в федеральном розыске, но это не мешало ему в руководстве киллерами и исполнении заказов на убийство по всей России самому.

А Осина между тем, был выпущен на свободу еще в 2012 году, когда адвокаты показали в Омской колонии липовую справку о пересмотре его дела Верховным судом, заверенные штампом и печатью Верховного суда и подписью судьи. Оказавшись на свободе, Осинцев вылетает в Москву, где встречается с несколькими криминальными авторитетами. В это время судебная комиссия понимает, что Осину выпустили незаконно, и в Москву прибывают оперативники из Читы для его задержания.

Совместно с московскими коллегами, полицейские Читы определяют местонахождение Осины. Он уже вполне вольготно устроился в элитном жилом корпусе. При выезде с подземной парковки этого комплекса, Игорь Осинцев был задержан. Он как раз собирался ехать на важную встречу к одному из авторитетов. После этапирования в Читу, Осине предъявляют уже более весомые преступления, чем рейдерский захват. Теперь речь идет о 22-х убийствах, и еще 31 тяжком преступлении.

Юрий Шкретов

В 2013 году по всей России были арестованы 25 активных участников Осиновской ОПГ. Многим из них уже предъявлены обвинения. Осенью 2014 года 10 лет лишения свободы получил Шкретов за помощь в подготовке убийства Свиридова в 2003 году.

Киллер Андрей Дрюнин доставлен в Читу

А совсем недавно был задержан штатный киллер, и по совместительству руководитель бригады киллеров Осиновской ОПГ Андрей Дрюнин. Его задержали в Иркутске Читинские полицейские. Он жил спокойно на съемной квартире, и обладая заурядной внешностью офисного клерка, не вызывал ни у кого подозрений. Сейчас Дрюня ожидает суда.

Суд же над главным фигурантом и организатором Осиновской ОПГ Игорем Осинцевым начнется в начале 2016 года. Сейчас криминальный авторитет находится в СИЗО и знакомится с материалами дела.

www.mzk1.ru

«Подвиги» Дюди из «Осиновских»

Материалы уголовного дела охватывают 2002–2009 годы, когда Виктор Дрюнин вместе с двоюродным братом Андреем Дрюниным по прозвищу Дрюня (в начале августа 2017 года его приговорили к 23 годам в колонии строгого режима) состоял в группировке «меценатовские» – преступной ячейке, подконтрольной «осиновским». Возглавлял «меценатовских» Дмитрий Ведерников – его в июне 2017-го суд приговорил к 22 годам строгого режима. К группировке Дюдя примкнул сразу после того, как освободился из колонии – туда он попал в 1998 году за вымогательство.

С 2002-го по 2009-й Виктор Дрюнин успел принять участие в убийстве девяти человек, однако сам руки марал редко. Если же до этого доходило, предпочитал огнестрельному оружию холодное. Так, в мае 2005 года он одним ударом заточки в сердце убил криминального авторитета Виктора Кравцова, которого вместе с «меценатовскими» до этого схватил на улице и посадил в машину. Кравцова, которому лидер «осиновских» Игорь Осинцев решил отомстить за дачу против него показаний, вывезли за город, где с ним и расправился Дюдя. Тело бандиты закопали в лесу, в нескольких километрах от села Молоковка.

Второго человека Виктор Дрюнин убил в ноябре 2006 года. Это был Андрей Мясников, которого поручил убрать второй лидер «осиновских» Игорь Мельничук за смерть своего армейского товарища. Как и Кравцова, «меценатовские» решили вместе схватить Мясникова и вывезти в безлюдное место. Но на этот раз преступники решили выглядеть как бойцы спецназа – за жертвой они приехали в камуфляжной форме, масках, с огнестрельным оружием и муляжом автомата Калашникова.

Когда Мясников был на базе компании «Читаспецвнештранс», бандиты подъехали к нему на «Жигулях». Ведерников выскочил из машины и ударом ноги повалил мужчину на землю, Виктор Дрюнин и Александр Филиппов надели на руки Мясникову наручники, а на голову – мешок. С ним Дюдя расправился на одной из дач в кооперативе «Гремячий лог» ударом ножа в грудь. Труп затем положили в бане, которую облили бензином и подожгли.

Последним известным следствию человеком, к убийству которого Дюдя приложил руку лично, был криминальный авторитет Николай Парыгин. Его вместе с другим авторитетом Андреем Княжевым «меценатовские» схватили в марте 2007-го, одевшись в форму сотрудников милиции. Лидеры «осиновских» поручили Ведерникову убрать Княжева и Парыгина, чтобы избавиться от конкуренции.

На этот раз Виктор Дрюнин не обошёлся одним ударом. После того как схваченных Княжева и Парыгина отвели в наручниках в лес рядом с аэродромом ДОСААФ, Дюдя ударил Парыгина ножом не меньше 12 раз и передал нож своему двоюродному брату Дрюне, который ещё дважды ударил мужчину в шею. Княжева в это время убивал Николай Сиволап, в декабре 2016 года он получил 22 года колонии.

Дюдя-похититель

Переодеваться сотрудниками силовых структур для «меценатовских» вообще было не в диковинку. Так, в 2004 году они нашли себе форму сотрудников спецподразделений ОВД, шапки-маски, пару наручников и муляжи автоматов, чтобы похитить главу цыганского семейного клана Белькеева. Об этом Ведерникова за награду попросили сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью УВД Читинской области Баир Лыгдынов и Аркадий Смолин (в мае 2016 года приговорены к 9,5 и 9 годам строгого режима соответственно), которым Белькеев перестал давать взятки за покровительство в торговле героином.

Похищение прошло успешно: Дюдя и другие «меценатовские» скрутили Белькеева в малолюдном месте, отвезли его в гаражный кооператив, где несколько часов избивали ногами и угрожали расправой. Как только глава цыганского клана согласился с требованием платить взятки, его бросили на кладбище, где Белькеев скончался от полученных травм.

Дюдя-разбойник

В июле 2007 года Виктор Дрюнин принял участие в разбойном нападении на водителя КамАЗа, перевозящего из Улан-Удэ в Китай крупную партию нефрита. Но здесь роль Дюди сводилась только к разгрузке украденного нефрита. Остальную часть провернули его сообщники.

На сей раз «меценатовские» воспользовались формой сотрудников ДПС, чтобы остановить машину на федеральной трассе. После того, как водитель грузовика остановился на обочине и по требованию одного из членов банды прошёл к машине со знаками ДПС, его схватили и уложили на пол в УАЗе, туда же привели и малолетнего сына мужчины – мальчик ехал вместе с отцом. Всего «меценатовские» украли 15,4 тонны нефрита на 2,36 миллиона рублей, а разгруженный КамАЗ вернули водителю.

Дюдя, которому стыдно

«Бесспорно, я злодей и причинил страдания этим людям, не имея никакого права этого делать, – говорил в последнем слове в суде Виктор Дрюнин. – Наверное, трудно поверить в раскаяние человека, прочитав материалы моего уголовного дела, но то, что происходит внутри меня, известно только мне». По его словам, в большинстве случаев не он принимал решение убивать, а отказаться выполнить приказ означало «неминуемую смерть». Дрюнин признался, что у него была хорошая работа, с которой можно было уйти из криминала, но у Дюди этого не получилось. В зале суда он попросил у потерпевших прощения: «Сейчас, спустя много лет, мне ясно видны мои ошибки, но вернуть назад ничего нельзя. Ещё раз повторяю, мне очень жаль, что всё так сложилось».

Первым за время работы ведущего дело прокурора был случай, когда подсудимый написал семьям потерпевших письма с извинениями. Дрюнин отправил таких девять.

Кроме того, Виктор Дрюнин частично выплатил пострадавшим моральный вред ещё до вступления приговора в силу. Однако впереди у него выплата ещё 1,7 миллиона рублей, не считая штрафа в 300 тысяч рублей.

Фото: Алексей Малашенко

Алексей Малашенко15:52, 14 сентября 2017

www.chita.ru

Криминальный авторитет Ведерников отправится в колонию на 22 года

Забайкальский краевой суд 1 июня огласил приговор в отношении криминального авторитета Дмитрия Ведерникова, возглавлявшего ОПГ «Меценатовские» в 2000-х годах. Он признан виновным в ряде тяжких и особо тяжких преступлениях, в связи с чем суд приговорил его к 22 годам колонии строгого режима, сообщили Забмедиа в пресс-службе суда региона.

Как уточнили в Забайкальском краевом суде, приговор был вынесен с учетом предыдущих судебных решений. Помимо длительного лишения свободы, Ведерникова приговорили к штрафу в размере 725 тысяч рублей. Ему также предстоит компенсировать моральный вред, нанесенный пострадавшим и их родственникам. Сумма компенсации составляет 6,7 миллионов рублей.

Подробно о том, в чем обвиняли Ведерникова, можно прочитать в статье «Кровавый путь Ведёры».

Напомним, ранее Дмитрий Ведерников заключил сделку со следствием и начал активно помогать в расследовании. Благодаря его показанием стало известно о многочисленных преступлениях ОПГ, удалось задержать активных участников и лидеров преступного мира Забайкалья.

Как ранее писало Забмедиа, во время заседания 11 мая перед началом судебного следствия адвокат Дмитрия Ведерникова попросила суд запретить присутствующим на заседании представителям СМИ распространять видео с изображением ее доверителя. Однако суд оставил ходатайство защитника без удовлетворения.

Добавим, что 25 декабря 2012 года Центральный суд Читы приговорил главу ОПГ «меценатовские» Дмитрия Ведерникова и еще троих членов группировки к разным срокам отбывания наказания в колонии строгого режима и уплате штрафов. Тогда Ведерникова осудили на 10 лет лишения свободы с выплатой штрафа в 100 тысяч рублей. Виктор Дрюнин получил 9 лет лишения свободы и штраф 80 тысяч рублей, Александр Филиппов  - 8 лет 6 месяцев и штраф 70 тысяч рублей, Николай Сиволап - к 7 лет 6 месяцев и штраф в 70 тысяч рублей. Находившиеся под подпиской о невыезде Ведерников и Филиппов были взяты под стражу непосредственно в зале суда.

Позже, 4 июня 2013 года, Забайкальский краевой суд принял решение по кассационной жалобе осужденного Дрюнина и кассационному представлению заместителя прокурора Центрального района Читы на приговор в отношении Дмитрия Ведерникова, Николая Сиволапа, Виктора Дрюнина, Александра Филиппова. Наказание каждому из них было смягчено. Окончательно назначенное Ведерникову наказание снижено до 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 60 тысяч рублей, Дрюнину наказание снижено до 8 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 50 тысяч рублей, Филиппову - до 8 лет лишения свободы со штрафом 45 тысяч рублей, Сиволапу - до 7 лет лишения свободы со штрафом 45 тысяч рублей.

zab.ru


Смотрите также