Вадим козин биография за что сидел


Голубая луна Вадима Козина и постельные капризы Марка Бернеса

- Я никому не давал садиться на шею, - вспоминает патриарх отечественной эстрады Шахнарович

Продолжение воспоминаний знаменитого советского и российского концертного директора Павла ШАХНАРОВИЧА посвящены его работе с двумя знаменитыми певцами. (Остальные главы смотрите тут).

Павел ШАХНАРОВИЧ. Фото Александра БОЙКОВА

ГЛАВА 9. НАДЛОМЛЕННЫЙ ЛАГЕРЯМИ

Срок не за мужеложство. - Накинули три года «за солдатика». - Любовь к молодым мальчикам. - Закрытые города.

- Работал я и с легендарным Вадимом Козиным. Познакомился с ним в 1939 году - еще до того, как его арестовали.

Мы с приятелем сидели в ресторане «Метрополь». В этот момент пришел Козин. А мест не было. И метрдотель, с нашего разрешения, подсадил его к нам за столик. Он нам понравился - такой общительный, веселый. Но тогда это знакомство не получило никакого продолжения.

Спустя много лет, в середине 50-х, мы встретились с ним в Магадане, где он остался жить после освобождения из лагеря. Все почему-то думали, что Козин получил срок за мужеложство. Да, он был голубой. Но посадили его по контрреволюционной статье. Вадим Алексеевич очень любил анекдоты. Особенно антисоветские. Но у него не хватило ума держать их в голове. Он записывал их в специальную тетрадочку. Хранилась она в запертом ящике стола, ключ от которого он держал у себя в кармане.

Вадим КОЗИН

А жил Козин в гостинице «Москва». Все работники там были стукачами. Однажды горничная обратила внимание, что в одном из ящиков нет ключа. Открыла его запасным ключом, прочла записи Козина и сразу же на него стукнула. Это было в 1944 году. Еще шла война. Ему дали пять лет и отправили в Магадан. А уже там он трахнул солдатика и получил еще три года. Это сам Вадим Алексеевич мне рассказывал.

В Магадане он немало натерпелся от начальника «Дальстроя» Никишова. Этот человек имел специальные полномочия от Сталина и был полным хозяином всего Колымского края. Мог без всякого суда посадить или освободить любого человека.

Его жена Александра Гридасова очень любила молодых мальчиков. По ее требованию Никишов отпускал из лагерей тех, кто ей приглянулся, и позволял устраивать их на жительство и на работу в Магадане.

Козина он ненавидел и всячески над ним издевался. На какой-то праздник в магаданском театре устраивали концерт. И привезли из лагеря Вадима Алексеевича. Во время его выступления в зал вошел Никишов. И начал орать на весь театр:

- Это что такое? Немедленно уберите этого педераста!

Козину даже допеть не дали и отправили обратно в лагерь.

После освобождения ему тоже пришлось несладко. Не давали ни жилья, ни работы. Тогда его поддержал мой брат Лев Шахнарович. Тот самый, который уехал в Магадан редактировать газету. Потом он некоторое время возглавлял местный радиокомитет. А в начале 50-х стал директором театра. И взял Козина на работу.

Тот самый НИКИШОВ, который издевался над несчастным КОЗИНЫМ

- Как я благодарен Льву Александровичу! - говорил Вадим Алексеевич. - Он спас меня от голодной смерти.

В Магадане Козин жил очень обособленно. Изредка пел в театре. Но никуда не выезжал.

- Вадим Алексеевич, поедем на гастроли! - предложил я.

- Ну, куда я поеду? - засомневался Козин. - Я уже ископаемое. Боюсь, публика меня не примет.

С большим трудом уговорил его дать концерты на Сахалине и Петропавловске-Камчатском. Приезд Козина вызвал невероятный ажиотаж. Желающих его послушать было так много, что в театрах поломали двери и окна. Через пару лет я снова оказался в Магадане и завел с ним разговор о гастролях. На этот раз Вадим Алексеевич оказался более сговорчивым и согласился поехать, как у них говорили, «на материк».

В Магадане Вадик жил в этом доме

Правда, стоило немалых трудов получить на эту поездку разрешение. Тогда вся творческая деятельность у нас регулировалось так называемым Главлитом - Главным управлением по охране государственных и военных тайн. Они определяли - можно ли выпустить ту или иную книгу, спектакль или песню.

Моя приятельница-музыковед была цензором издательства «Музгиз».

-Что ты там запрещаешь? Музыку, что ли? - недоумевал я.

- Ты ничего не понимаешь, - объясняла она. - Эта музыка упадническая. А она должна куда-то вести, к чему-то призывать.

Без согласования с надзорными органами нельзя было даже сформировать гастрольный маршрут. Ведь с Козина еще не сняли судимость за контрреволюцию. А в то время были города, закрытые для людей с судимостью.

Когда человека освобождали, ему в паспорт ставили отметку «-10» или «-15», которая означала количество закрытых городов. Были такие ограничения и у Вадима Алексеевича.

Начали мы гастроли с Приморья. Во Владивосток нам, конечно, ехать было нельзя. Но нам разрешили работать в Уссурийске. Потом мы были в Биробиджане, Комсомольске-на-Амуре и полулегально в Хабаровске. Оттуда проследовали в Читу, Иркутск, Красноярск, Новосибирск, Томск и Омск.

В Кемерово нас не пустили. В Челябинск и Свердловск тоже. О Москве и Московской области и вовсе речи не было.

- В подмосковном Серпухове есть хороший театр, - осторожно предлагал я. - Может, там сделать концерт?

- Нет, - отвечали мне. Последние концерты мы отработали в Тамбове и Липецке. И вернулись обратно в Магадан.

Удивительно, но за все время в прессе не появилось ни одной публикации о наших гастролях. Было указание сверху - не привлекать к Козину внимания. Годы, проведенные в лагере, конечно, сильно на него повлияли. Вадим Алексеевич вышел на свободу уже надломленным. В нем сидел какой-то страх. Когда мы приезжали в новый город, он все время спрашивал:

- Меня не арестуют?

Больше Козин на гастроли не ездил. Не хотел и, по большому счету, уже физически не мог.

ГЛАВА 10. МАРК-СЕБЕ-НА-УМОВИЧ

Розовые стены люкса. - «Летающие катушки». - Уход из «Мосэстрады». - «Цирк на стене».

- Со знаменитым Марком Бернесом, которого, видимо, не зря прозвали Марк-Себе-На-Умович, у меня контакт не сложился. Уж очень он был амбициозный и капризный.

Как-то Гастрольбюро зарядило ему концерты в Краснодаре. А съездить с ним было некому. Их директор Сулханишвили, по старой памяти, решил привлечь меня.

Склочный был дядька. А на экране казался идеальным мужиком. Фото: © «ИТАР-ТАСС»

Я повез Бернеса в Краснодар. Не успели мы разместиться в гостинице, как мне позвонил Марк Наумович:

- Ну что это такое?! Почему стены покрашены в такой мрачный серый цвет? Это номер люкс или тюремная камера?

Я спустился к администраторше и поинтересовался, нет ли номера повеселее.

- Хотите люкс, выходящий на солнечную сторону? - предложила она. - Стены там розового цвета.

- Это то что надо! - обрадовался я.

Переселил Бернеса и вернулся в свой номер. Через 10 минут телефонный звонок. Это снова был Марк Наумович.

- Ну что такое? - негодовал он. - Почему покрывало на кровати не из шелка?

- Марк Наумович, вы на этом покрывале спать будете? - попытался успокоить я. - Снимите его и уберите с глаз долой в шкаф.

Но Бернес не унимался и требовал заменить номер. Мне надоело. Ничего менять  не стал.

- Во всей гостинице только такие тканевые покрывала, - сказал я ему. - Живите в этом номере!

А сам позвонил приятелю из Краснодарской филармонии и попросил купить мне билет в СВ на ближайший поезд до Москвы.

- А что случилось? - забеспокоился он. - Умер кто-то?

Я объяснил ситуацию.

- Да пошел этот Бернес к такой-то матери! - согласился приятель.

- Вот и я так подумал, - сказал я. - Он у нас в «Мосэстраде» не работает. Плевать мне на него! Я тебе оставлю все документы. Пожалуйста, выдай за меня деньги коллективу Бернеса. А документы отметь и с кем-нибудь из музыкантов передай им в Гастрольбюро.

Вот примерно такой номер ему предложили. Что-то не так?

Сел в поезд и уехал в Москву.

Я себя везде чувствовал независимо. Никому не давал садиться на шею. Я никогда в жизни не подносил артистам чемоданы, как другие администраторы. На это есть носильщики! Какая бы холуйская у меня ни была профессия, я считал, что я специалист высокого класса, у меня есть достоинство и его нужно уважать.

…Моя работа в «Мосэстраде» закончилась из-за нелепой случайности. Проводил сборные концерты на приемах в Кремле. У нас был цирковой номер «Летающие катушки». Артист с помощью двух палок с прикрепленной к ним леской перекидывал несколько светящихся в темноте катушек. А вмонтированные в них лампочки питались от батареек. Перед очередным концертом выяснилось, что батарейки сели и невозможно нигде купить новые.

- Будет скандал, - сказал я артисту. - Чтобы тебе не влетело, я объявлю, что ты заболел! Срочно возьми в поликлинике бюллетень.

Он пообещал. А сам на следующий день признался нашему директору, что не выступал не из-за болезни, а из-за батареек.

- Зачем же ты солгал представителям Кремля? - накинулся директор.

- Да откуда они узнают об этом?

- Ну, если уж я узнал, теперь все будут знать, - заверил он.

И действительно, история  дошла до представителей. Какая-то сволочь стукнула.

- Мы не можем работать с человеком, который нас обманул, - сказали мне.

- Да и не надо! - ответил я.

У моего брата был знакомый - заместитель гендиректора Союзгосцирка. Он был готов взять меня в Цирк на Цветном бульваре. Но я отказался:

- Я не знаю эту специфику. Там же животные. Их нужно перевозить. Я с этим никогда не сталкивался.

С животными я сталкивался во время войны в Алма-Ате. С меня этого хватило.

- Может, тогда вам подойдет «Цирк на стене»? - предложил знакомый брата. - Они дают обычные концерты с участием цирковых артистов.

Этот вариант мне понравился. И я пошел в эту контору. А потом на некоторое время вернулся на «Мосфильм» и принимал участие в создании фильмов «Сказка о царе Салтане», «Морские рассказы» и «Операция «Трест». Без работы не остался.

Продолжение следует...

www.eg.ru

Вадим Козин

Имя Вадима Козина стоит в одном ряду с Сергеем Лемешевым и Изабеллой Юрьевой. Политик Уинстон Черчилль называл русского исполнителя романсов золотым Орфеем. Биография певца – иллюстрация непростого периода в истории страны, пережившей волны революций и войн, разрухи и репрессий. И каждый раз популярность возвращалась к Вадиму Алексеевичу с новой силой.

Детство и юность

Вадим родился весной 1903 года в Санкт-Петербурге. Отец – выходец из зажиточных купцов, учился в Париже, работал в городском отделении банка Lion Credit. В музыке не профессионал, но любил подпевать и в особенности слушать. Мать принадлежала к известному цыганскому роду Ильинских, представители которого выступали в хорах, руководили ансамблями и дирижировали оркестрами. В семье, кроме Вадима, родились, по одним источникам, шесть, по другим – четыре дочери.

Певец Вадим Козин

После революции 1917 года Козины лишились всего, даже личные вещи растащила убегавшая прислуга. Отцу пришлось идти работать в артель, мать устроилась уборщицей в Монетный двор. Козин-старший, не выдержав несправедливости, в 1924 году умер, и сын пошел подрабатывать, чтобы содержать семью.

Вадим устроился тапером в кинотеатр в Народный дом, недалеко от Петропавловской крепости, познавал кухню творческой работы, а по ночам разгружал вагоны. А петь начал случайно: не приехала артистка, и парня заставили заполнить образовавшуюся паузу. Успех молодого певца был ошеломительным.

Тогда же встал вопрос о собственном репертуаре, определиться с выбором помогли тонкий вкус Козина и советы матери. В 1931 году Вадима приняли на ставку артиста в концертное бюро Дома политпросвещения Центрального района Ленинграда. Через два года его зачисляют артистом в штат Ленгoрэстрады.

Музыка

По воспоминаниям Игоря Сдобникова, тайного поверенного певца, люди ходили толпами на концерты Козина. Несмотря на расцвет новых жанров исполнительства, публика вовсе не считала романс устаревшим, не модным. Вадим взял псевдоним «Холодный» в память об актрисе Вере Холодной. В 30-е, когда упоминание этого имени стало опасным, выходил на сцену как внук Варвары Паниной, что на деле не было правдой.

Вадим Козин на сцене

Первую песню «Бирюзовые колечки» Козин написал в 1929-м, а в 1936-м перебрался в Москву. Постоянным аккомпаниатором певца стал знаменитый Давид Ашкенази.

В 1939 году вместе с композитором и поэтессой Елизаветой Белогорской Вадим написал романс «Осень», который впоследствии стал едва ли не самым знаменитым произведением исполнителя. Не меньшей популярностью пользовались «Маша», «Прощай, мой табор», «Дружба».

Романс Вадима Козина «Осень»

Во время Великой Отечественной войны Вадим Алексеевич участвовал во фронтовых агитбригадах. Довелось Козину выступать перед участниками Тегеранской конференции, на одной площадке с Морисом Шевалье и Марлен Дитрих. Но данный факт часть биографов и культуроведов ставят под сомнение.

Козин участвовал в сборных концертах вместе с Леонидом Утесовым и Клавдией Шульженко, выбиравших современный репертуар, а Антонина Нежданова и Иван Козловский исполняли арии из опер. Однако Вадиму с легкостью удавались и сольники, на которых артист к тому же не пользовался звукоусиливающей аппаратурой.

Памятник Вадиму Козину в Магадане

Репертуар Вадима Алексеевича не укладывался в рамки «цыганского жанра». Советская власть цыган не жаловала, но голос Козина постоянно звучал по радио. Он пел и лирические песни, и русские народные. Как сказали бы сейчас, плей-лист исполнителя состоял из тысяч произведений, голос редко встречающегося тембра передавал все тонкости эмоций – тоски, страсти, нежности или удали.

Самому Козину, по собственному признанию, нравился романс «Нищая», и связано это с воспоминаниями о жизни в Петрограде. Исполняя произведение, певец каждый раз представлял бывшую дворянку, продававшую спички у Казанского собора. Когда Вадим захотел помочь ей просто так, гордая женщина не взяла денег.

Романс Вадима Козина «Нищая»

Сочиняя песни, а их из-под пера артиста вышло более 300, Козин обращал внимание на триединство музыки, текста и исполнения. Причем слова могли быть любыми, взятыми у классического автора или прочитанными в газете.

«Бывает, что один какой-то образ привлечёт внимание. И вот зазвенит в душе некая струна... Бывает, сразу песня рождается, а иногда и по семь вариантов прокрутишь, да и отложишь».

Вадим Алексеевич в интервью говорил, что слушал и отбирал для себя содержательные сочинения, а музыкальный образ складывался позднее. Отобранный текст певец запоминал, затем на пианино подбирал мелодию либо сразу записывал песню на магнитофон.

Романс Вадима Козина «Мой костер»

Козину не нравились популярные исполнители 80-90-х годов, он считал, что у тех из-за отсутствия голоса «ни черта не получится выйти на сцену Колонного зала да без микрофона исполнить под рояль». Музыкант утверждал, что представители его поколения, даже если голоса не хватало, брали артистизмом. Вадим восхищался Александром Вертинским, «одни руки чего стоили, поющие руки».

Личная жизнь

Вадим Козин был осужден два раза, после победы в 1945-м попал на Колыму. Отсидев срок, артист навсегда поселился в Магадане. Как рассказывал знаменитый советский и российский концертный директор Павел Шахнарович, распространенное мнение, что певец сидел за мужеложство, ошибочно.

«Посадили его по контрреволюционной статье. Вадим Алексеевич очень любил анекдоты. Особенно антисоветские. Но у него не хватило ума держать их в голове. Он записывал их в специальную тетрадочку».

Однажды в гостинице «Москва» тетрадку нашла горничная и доложила куда следует.

Вадим Козин в последние годы

Среди предполагаемых причин попадания Козина за решетку – отказ петь во славу Сталина и конфликт с Берией, который пообещал вывезти семью Вадима из блокадного Ленинграда, но слово не сдержал. На допросах в НКВД, вспоминал певец, ему вменяли связь с Геббельсом. Под угрозой расправы Вадим подписал все бумаги, которые подсунули следователи.

В Магадане Козин жил в маленькой однокомнатной квартире, а ведь когда-то наряду с Исааком Дунаевским считался первым богачом Советского Союза. Ни жены, ни детей – компанию артисту на излете дней составляли кот Бульдозер и кошка Чуня.

Вадим Козин и Дина Климова

По слухам, в 1983 году Вадим Алексеевич, будучи в возрасте далеко за 80, всё-таки решился сделать предложение любимой женщине, которую звали Дина Климова. Бывшая учительница и поклонница помогала Козину по хозяйству, после смерти певца стала первым директором его дома-музея.

Смерть

Популярный исполнитель романсов умер в 1994-м. Похоронен в Магадане на Марчеканском кладбище.

Произведения

  • «Дружба»
  • «Маша»
  • «Шумит ночной Марсель»
  • «Магаданский вечерок»
  • «Идут белые снеги»
  • «Не буди воспоминаний»
  • «Песня об Ольге и Наталии»
  • «Смейся, смейся громче всех»
  • «Зачем было влюбляться»
  • «Что вы головы повесили, соколики?»
  • «Заката лучи догорали»
  • «Грустное танго»
Page 2

Юлия Подозерова

Актриса театра и кино

24smi.org

За что сидел самый популярный певец в СССР Вадим Козин

Постепенно Вадим начал выступать, как бы сейчас сказали, на разогреве публики. Он пел в кинотеатрах перед сеансами. Благодаря своему голосу и манере исполнения Козин приводил зрителей в восторг, и скоро слава о талантливом певце облетела всю северную столицу. Почувствовав уверенность в своих силах, Козин отправился покорять Москву.

Успех был оглушительным. В 1930-х годах о Козине узнала вся страна. Несмотря на то, что пластинки с песнями в исполнении Вадима Козина выпускались относительно немалыми тиражами, достать их было крайне сложно: так быстро их раскупали. Кстати, в военные годы грампластинки в больших количествах переплавляли для всевозможных нужд фронта. Но пластинки с Козиным были внесены в реестр запрещенных к переплавке. Тогда для того, чтобы стать счастливым обладателем записи певца, нужно было сдать на переплавку несколько других пластинок.

Во время войны Козин активно выступал на фронте, поддерживая дух бойцов Красной Армии. Не было случая, чтобы певец отказался куда-либо поехать. Вместе со своими благодарными зрителями он не раз попадал под обстрелы. За свою творческую деятельность в военный период Козин был удостоен ордена Красной Звезды.

russian7.ru

Вадим Козин: за что сидел самый популярный певец в СССР

Постепенно Вадим начал выступать, как бы сейчас сказали, на разогреве публики. Он пел в кинотеатрах перед сеансами. Благодаря своему голосу и манере исполнения Козин приводил зрителей в восторг, и скоро слава о талантливом певце облетела всю северную столицу. Почувствовав уверенность в своих силах, Козин отправился покорять Москву.

Успех был оглушительным. В 1930-х годах о Козине узнала вся страна. Несмотря на то, что пластинки с песнями в исполнении Вадима Козина выпускались относительно немалыми тиражами, достать их было крайне сложно: так быстро их раскупали. Кстати, в военные годы грампластинки в больших количествах переплавляли для всевозможных нужд фронта. Но пластинки с Козиным были внесены в реестр запрещенных к переплавке. Тогда для того, чтобы стать счастливым обладателем записи певца, нужно было сдать на переплавку несколько других пластинок.

Во время войны Козин активно выступал на фронте, поддерживая дух бойцов Красной Армии. Не было случая, чтобы певец отказался куда-либо поехать. Вместе со своими благодарными зрителями он не раз попадал под обстрелы. За свою творческую деятельность в военный период Козин был удостоен ордена Красной Звезды.

russian7.ru

Двуликий Янус советской эстрады (правда и мифы о певце Вадиме Козине)

К 110-летию легендарного певца Вадима Козина

(от редакции)

Нынешнее время возвращает нам имена старых мастеров русской и советской эстрады, и это не случайно. В обществе всё больше распространяется тяга к изучению истории отечественной культуры и искусства.

К сожалению, многие биографии корифеев эстрадного искусства до сих пор окутаны легендами и мифами и порождают споры среди исследователей и поклонников их творчества.

Наиболее уязвимой оказалась личность самого востребованного певца в 30-х годах прошлого века Вадима Козина

Расцвеченная невероятными фактами и событиями биография советского Орфея вызывала всегда живой интересу поклонников его таланта. Даже во времена гонений на артиста в 40-х годах и последующего магаданского затворничества Вадим Козин продолжал удивлять всех «чудесными откровениями» и фантазиями на тему своего «жития». К тому же, популярность певцу обеспечивали концерты и грампластинки. Вадим Козин никогда не выступал по радио, пока автор и ведущий радиорубрики «На звук душа отозвалась» Владимир Заика не предложил певцу сделать цикл передач с его участием. Первая передача состоялась в июне 1989 года.

С этого момента началось очищение харизмы именитого артиста. О том, как всё происходило, рассказывается в этой статье. Её автор, наш земляк, журналист Владимир Степанович Заика надеется, что многие прочитают её с интересом.

Поводом для написания этой статьи послужила телепередача из цикла «Романтика романса» 20 июля с.г., посвящённая В.Козину.

Меня обескуражила некомпетентность ведущего Святослава Бэлзы. С присущей ему велеречивостью, наш прославленный искусствовед представил В.Козина чуть ли не борцом со сталинским режимом. А в качестве «достоверности» своих комментариев озвучил доверчивым зрителям несколько побасёнок из «жития» сладкоголосого авантюриста. А чтобы понятней было, о чём дальше пойдёт речь, вернёмся на два десятилетия назад.

В декабре 1994 года радиостанции России донесли до слушателей скорбное известие: в Магадане на 92-м году жизни скончался Вадим Козин. Певец, всенародно известный до войны, но с середины 40-х вплоть до конца 80-х находился в полном забвении официальной прессой. Лишь с приходом гласности стали возможны передачи о нём, газетные и журнальные статьи. Вышли три долгоиграющих диска - переписи с патефонных пластинок. В документальном фильме «Два портрета на звуковой дорожке» (реж. А.Гиммерверт), артист впервые появился на телеэкране. Наконец, в 1993 году, в передаче «Момент истины» было показано одно из последних интервью певца. Второй раз передача вышла в эфир уже после его смерти. Дважды с экрана ведущий обращался к Президенту присудить Козину звание Народного артиста России. Вроде бы даже указ был подготовлен, но так и не подписан. Почему?

Причины тому нужно искать, конечно же, в делах давно минувших дней... Как это ни покажется странным, рискну утверждать, что подлинных фактов из жизни артиста мы не знаем. Потому что биография певца, хорошо известная любителям музыки и «кочующая» из публикации в публикацию, из передачи в передачу - это по большей части художественный пересказ воспоминаний самого Вадима Козина. Они- то и приняли с лёгкой руки журналистов (движимых, впрочем, благородными целями) статус фактологического материала. Признаюсь, когда на заре «перестройки» я задумал сделать серию музыкальных передач об опальном артисте и началось с Вадимом Алексеевичем творческое общение, мне также пришлось поверить на слово в его поистине увлекательную биографию.

Аура «нелегальности», сопровождавшая певца вторую половину его жизни, отсутствие даже в архивах Ленинки каких либо сведений - всё это не способствовало критическому подходу к восприятию долгих телефонных рассказов певца.

Но уже тогда у меня закладывались сомнения в достоверности ряда фактов. Таких, как авторство некоторых песен цыганского репертуара, приоритет первых записей на грампластинке того или иного романса, а также контакты и выступления в концертах с известными артистами довоенного времени.

Свойственный Козину, как и многим популярным артистам, эгоцентризм в сочетании с блестящим даром рассказчика, эмоциональный, живой ум, отличная интуиция и хорошее знание психологии людей делали слушателя заложником его творческой личности. На эстраде свои фантазии певец делал образными приложениями к песне, романсу, придавая их содержанию некую сценическую форму. В биографии же Козина такие «конструкции» начались ещё в самом начале певческой карьеры, когда артист сошёл с малоприметной тогда «творческой тропинки имени Козина» и резво припустил по «проспекту имени Веры Холодной». Афиши начала 30-х годов зазывали доверчивую публику на выступления Вадима Холодного. Взятая «напрокат» фамилия известной актрисы немого кино ещё жила в памяти людской. Но в 1937 году выступать под такой фамилией стало опасно. В соответствующих органах мог возникнуть вопрос: «А не родственник ли Вы Вере Холодной, замеченной в связях с белым офицерством в годы гражданской войны?» Артист поступил мудро, став просто «внуком Вари Паниной» - непревзойдённой цыганской певицы начала века.

Позже возникнут «воспоминания» о тёте Наде (Н.Плевицкая), тёте Насте (А.Вяльцева), дяде Юре (Ю.Морфесси), якобы часто бывавших в гостях у отца Вадима Алексеевича. Разумеется, ни подтвердить, ни опровергнуть это сейчас уже невозможно. Но вызывает сильное сомнение, что, например, Анастасия Вяльцева (женщина высшего света, имевшая громадное состояние и ездившая на гастроли в личном вагоне - точной копии вагона императрицы) могла водить дружбу с цыганско - еврейской семьёй купца, пусть даже и первой гильдии. Также трудно представить короля русского и цыганского романса Юрия Морфесси (друга Ф.И.Шаляпина) с юным Вадиком Козиным на коленях, как бы благословляющего мальчика на звёздный путь в большое эстрадное искусство. И уж совсем неправдоподобно выглядит «дружба» с тётей Надей (Плевицкой), известной на всю матушку Россию певицей, к тому же подругой Ольги Александровны Романовой — сестры царя.

Легенда шагала по биографии артиста долгое время, с восторгом перепеваемая многими «исследователями». В некоторых интервью Варя Панина становилась «двоюродной сестрой моего дедушки по материнской линии» (а поди-ка проверь).

Хуже обстояло дело с настоящими родственниками В.П.Паниной. Вот что рассказал мне внук знаменитой цыганки Б.В.Воронов: «Кроме моей мамы, Елены Фёдоровны, все дети бабушки (3 сына и ещё одна дочь), умерли, не оставив потомства... Поэтому, когда в 1938 году в театре сада «Эрмитаж» Козин сказал с эстрады, что он внук Вари Паниной, я пошёл за кулисы и заявил, что сейчас выйду на сцену и объявлю, что он - авантюрист, набью ему физиономию и сорву концерт. Он передо мной извинялся и дал слово забыть, что он мой «родственник». А на пластинках, которые мне дарил, подписывал: «С напевов Вари Паниной» - к чему я, естественно, претензий не имел... Последний раз мы с ним встречались в Уфе в 1942 году. Потом он «загремел по уголовному делу как гомосексуалист».

За годы нашего знакомства я услышал от Козина немало рассказов о причинах его первого и второго арестов. Этот вопрос был спутником артиста всей второй половины его жизни и был запальной свечой в создании биографии, где вдруг нашлось место и жене и дочке (тоже придуманными), оправдательной медицинской справке (в интервью на радиостанции «Маяк»), а также политическим мотивам за отказ петь песни о Сталине, по которым пришлось испить горькую чашу узника Гулага. Правда, несколько смущали воспоминания солагерника В.Шаламова (В.Шаламов. «Колымские рассказы»), где Козин упоминается как гомосексуалист и лагерный стукач... Это ли шикарные гостиницы, ночные кутежи и сложный характер богемного артиста, лагерная одиссея и последующее добровольное затворничество на Колыме, видимо и стало главной темой обсуждения вопроса: быть или не быть Козину Народным артистом.

Да, Вадим Козин был артистом с большой буквы. Его голос восхищал всех, и талант его нисколько не пострадает в нашей памяти, и без высшей правительственной оценки (теперь уже и не нужной). Так и ушёл из жизни выдающийся певец с печатью «нелегальности», не дождавшись официальных наград. За давностью лет восстановить подлинные факты биографии не представляется возможным.

Давайте будем просто слушать его песни. А факты... Что ж, таковые, возможно, когда-нибудь появятся из пыльных архивов. И станет известна правда, может быть и весьма неприятная для поклонников артиста. Но, когда сквозь энергичные ритмы современной эстрады к вам прорвётся нежный и задушевный голос Вадима Козина: «Осень... прозрачное утро, небо как будто в тумане...», я уверен, что у вас на сердце станет теплее, и в вашу душу снизойдёт такая благодать, которую дарует настоящее искусство. Это и будет нашей главной оценкой творчества самого загадочного певца советской эстрады.

Владимир Заика

etnos.ru

Вадим Козин: история легендарного певца

Вадим Козин – феноменальный советский артист, который за свою жизнь пережил и пики славы, и забвение, и заключение, а потом опять волны восхищения и признания. В 1930-1940 гг. популярность этого эстрадного певца была фантастической, публика обожала его необыкновенный по тембру голос – лирический тенор. Но судьба готовила Козину еще много испытаний. О жизненном пути артиста расскажем в статье.

Биография

Вадим Козин появился на свет 21.03.1903 в Санкт-Петербурге. Его отец, Алексей Козин, был купцом первой гильдии, а мать, Вера Ильинская – цыганкой из хоровой династии. Папа Вадима рано умер, и мальчик, учившийся в то время в гимназии, прервал обучение, чтобы помогать сестрам и матери.

Свою карьеру артиста Козин начал с тапера – озвучивал немые фильмы. Затем стал петь и выступать на эстраде. В 1920 годах участвовал в комическом хоре «Комхор», потом начал выступать сольно: исполнял цыганские песни, произведения русских композиторов, романсы.

Вадим Козин стал невероятно популярен в России в 1930 годах. Его современники вспоминали, что за грампластинками певца выстраивались большие очереди, и, чтобы не было беспорядков, приходилось даже задействовать конную милицию.

Во время войны

В военные 1941-1945 годы Вадим Козин ездил с концертами по частям советской армии. Для этих целей ему даже выделили отдельный вагон. Как известно, во время войны грампластинки сдавали на переплавку в качестве сырья для оборонной промышленности. Но пластинки Козина входили в отдельную категорию: на них стоял штамп о запрете переплавки.

В 1941 году артист подготовил программу, в которую была включена патриотическая композиция «Москва». В конце 1943-го вместе с Марлен Дитрих, Изой Кремер и Морисом Шевалье принимал участие в концерте для членов Тегеранской конференции. Всего в довоенные и военные годы в Грампласттресте было выпущено свыше пятидесяти пластинок Вадима Козина.

За что сидел?

Биография певца содержит немало печальных эпизодов. Так, в 1945 г. его голос пропал из эфира, а грампластинки перестали выпускаться. Дело в том, что Вадим Козин вступил в конфликт с советской властью: он просил вывезти мать и сестер из блокадного Ленинграда, но ему долго отказывали, а когда наконец согласились, было уже поздно – члены семьи артиста умерли от голода. После произошедшего Козин сказал, что если бы знал про такое бессердечие, то лучше бы эмигрировал из России на Запад.

12.05.1944 был выписан ордер на арест певца, и в тот же день его повязали в гостиничном номере. За антисоветскую агитацию Вадима Алексеевича осудили на восемь лет исправительно-трудовых лагерей. Наказание он отбывал на Колыме, но срок отсидел относительно легко, к тяжелому физическому труду не привлекался, вместе с другими артистами-заключенными работал в Магаданском драмтеатре. Козин был ответственным за художественную самодеятельность в лагере, вечерам работал в областной библиотеке: составлял картотеку, печатал списки книг. Начальство ценило певца: в дневное время ему можно было ходить по Магадану без конвоя, летом он часто менял лагерную форму на обычную одежду и шел гулять в сквер.

В 1950 году Вадима Козина освободили досрочно за хорошую работу и примерное поведение. Артист возобновил концертную деятельность и стал наращивать былую популярность. Сначала выступал в Сибири, затем и в европейской части Союза. В конце 1957 г. певец дал 193 концерта в центральных районах страны, и всюду ему сопутствовал успех, как и в тридцатые годы.

Но в 1959 году Козина осудили повторно по статье «мужеложство». По словам близких друзей Вадима Алексеевича, он и правда был гомосексуалом, причем не скрывал свою ориентацию. В этот раз артист пробыл в заключении до 1961 года. После освобождения так и не вернулся в центр, а остался жить в Магадане, оставаясь для города человеком-легендой и своеобразной достопримечательностью.

Последние годы

В 1990 годах о Вадиме Козине неожиданно вспомнили и выпустили на центральном ТВ несколько передач о его творчестве и таланте. Интерес к забытому певцу вновь проснулся. В 1993 г. на празднование девяностолетнего юбилея Вадима Алексеевича в Магадан прибыла целая делегация прославленных артистов во главе с Иосифом Кобзоном.

Умер Вадим Козин 19.12.1994 в Магадане, похоронен там же, на Марчеканском кладбище. После смерти в городской квартире певца открыт мемориальный музей, где по сей день звучит его бархатный голос. За свою жизнь этот великий артист создал более трехсот музыкальных произведений, а в его репертуар входило свыше трех тысяч композиций. Многие песни Вадима Козина популярны и в наши дни, например, «Любушка», «Осень». Сегодня на сцене их исполняют современные мастера эстрады.

Память

Мемориальный музей, созданный в память о певце, по-прежнему открыт для посетителей. Он находится в Магадане, на Школьном переулке, дом 1, квартира 9. Здесь Вадим Алексеевич жил и творил с 1968 года. В квартире сохранен интерьер, окружавший Козина многие годы: магнитофон «Тембр», пианино «Красный Октябрь», предметы быта, мебель, личные вещи. Творческое наследие составляют личные дневники, домашние магнитные ленты, обширная библиотека, личные фотографии, собрание нот, афиши и газетные публикации.

Сегодня, как и при жизни певца, его квартиру посещают приезжие артисты, политики, магаданцы разных поколений и гости города. Здесь звучат романсы и песни Козина, проходят музыкальные и литературные вечера. Музей является популярным туристическим местом в городе, каждый год его посещают около четырех тысяч человек.

В 2013 г. к 110-летию со дня рождения Вадима Алексеевича в магаданском сквере на улице К. Маркса ему установили памятник. Скульптура изображает Козина, сидящего на скамье в пальто и валенках, с кошкой на руках, а рядом лежит папка со стихами.

fb.ru


Смотрите также