Трамп биография национальность родители


Родители Дональда Трампа, по национальности немцы и шотладцы

Большинство жителей США, так или иначе, являются иммигрантами или их детьми. Не исключение и Дональд Трамп, новый глава американского государства. Его родители, прибыв из Европы, сумели построить мощную бизнес-империю и обеспечить сына всеми необходимыми ресурсами для его известных достижений.

Дональд — сын европейских иммигрантов, национальность родителей Трампа имеет немецкие корни от отца Фредерика и шотландские от мамы Мэри Энн Маклеод. Изучим наиболее примечательные факты из биографии родителей миллиардера — отражающие обстоятельства их совместной жизни и карьеры.

1993 год, родители в возрасте на второй свадьбе Дональда и Марлы

Фред Трамп

Фредерик Крист Трамп (11.10.1905 — 25.06.1999) — отец Дональда. Занимался бизнесом в сфере недвижимости, был филантропом. Деятельность вел в основном в Нью-Йорке.

Архивное фото Фреда

Бизнесом Фредерик начал заниматься с 15 лет. До того он успел попробовать себя в столярном и чертежном деле. В 1923 году Фредерик вместе с матерью Элизабет открыли семейное предприятие Elizabeth Trump & Son в сфере недвижимости.

Родители Фредерика Трампа — немецкие иммигранты Элизабет Крист и Фредерик (на немецком языке его имя и фамилия звучат как Friedrich Trumpf, Фридрих Трумпф). Фридрих Трумпф иммигрировал в США в 1885 году из небольшого немецкого города Калльштадта. В этом же городе Трумпф позже, в 1902 году, женился на Элизабет Крист, с которой они были соседями.

Всего у Трумпфов, родилось 3 детей — Фредерик, Джон и Элизабет, которые стали, таким образом, носить англофицированный вариант фамилии, Trump.

В 1923 году Фредерик, заняв 800 долларов у матери, построил первый свой дом, который впоследствии смог продать в несколько раз дороже — за 7000 «баксов». В конце 1920-х Фредерик занимался строительством домов для небольших семей — продажная стоимость каждого объекта недвижимости составляла 3990 долларов.

В годы Великой депрессии Трамп недолго занимался розничным бизнесом. В годы Второй мировой войны — строил казармы для военнослужащих американского флота на Восточном Берегу.

После войны предприниматель занялся строительством недвижимости для представителей среднего класса. В 60-х годах его возможности позволяли возводить крупнейшие недвижимые комплексы стоимостью в десятки миллионов долларов. К отцовскому бизнесу в 1968 году подключился 22-летний сын Дональд, будущий Президент США. Фредерик выделил ему кредит в 1 млн. долларов на ведение бизнеса. В 1971 году Дональд возглавляет семейную корпорацию, в 1980-м — переименовывает ее в The Trump Organization.

Фредерик Трамп был женат на Мэри Энн Маклеод. Будущие родители Дональда познакомились на танцевальной вечеринке. Пара заключила брак в 1936 году.

Мэри родилась на шотландском острове Льюис-энд-Харрис, в 1930-м иммигрировала в США. У Фредерика и Мэри родилось пятеро детей — Мэриэнн (связала свою профессию с работой в федеральной судебной системе); Фредерик Крист (стал пилотом гражданской авиации), Элизабет (связала свою карьеру с банковской сферой), Дональд (стал предпринимателем, впоследствии Президентом США), Роберт (стал управлять одной из компаний отца).

В июне 1999 году отец Дональда заболел пневмонией. Его организм не справился с болезнью, и 93-летний Фредерик Трамп ушел из жизни.

Мэри Энн Маклеод Трамп

Мэри Энн Маклеод (10.05.1912 — 07.08.2000) — мать Дональда Трампа. Имеет шотландское происхождение. В принципе, национальности родителей — не редки для США. Сейчас в Америке живет порядка 25 млн. граждан шотландского происхождения, и более 46 млн. человек, являющихся потомками немцев.

Молодая Мэри на родине в Шотландии

Мэри родилась в деревне Тонг, расположенной на острове Льюис-энд-Харрис. Она стала 10-м ребенком в семье Малкольма и Мэри Маклеод. Отец Мэри, Малкольм, занимался фермерством, ловлей рыбы, работал в сфере контроля над дисциплиной учащихся школ.

В 1930 году Мэри эмигрировала в США, выбрав городом своего проживания Нью-Йорк. В первые годы нахождения в Америке она проживала вместе со своей сестрой Кристиной Матесон, работала горничной.

По ряду свидетельств, Мэри познакомилась с Фредериком Трампом на одной из танцевальных вечеринок. В январе 1936 года они заключили брак. В 1937-м году у них родился первый ребенок, дочь Мэриэнн, в 1938 году — сын Фредерик, в 1942-м — дочь Элизабет, в 1946-м — сын Дональд, в 1948-м — сын Роберт.

В годы, когда Фредерик Трамп активно занимался бизнесом и филантропией, Мэри активно содействовала ему во втором направлении деятельности. В ранге супруги известного бизнесмена Мэри помогала ему в семейных делах. Дональд Трамп с исключительной теплотой и восхищением высказывался о своей матери.

Мэри не стало в августе 2000 года.

Поделиться:

Нет комментариев

whoismrtrump.ru

Трамп – первый еврей, возглавивший США

Перевоплощение янки с германо-шотландскими корнями в иудея наглядно описал на сайте Глобального еврейского он-лайн Центра публицист Петр Люкимсон.

ПРАВИЛЬНЫЕ ВНУКИ

«Сейчас в социальных сетях развернулись нешуточные бои между израильтянами и американцами, которые на разных языках продолжают обсуждать итоги выборов в США и хороши ли они для евреев. Среди представителей левого лагеря, иначе как фашистом Трампа не называющих, царит явное уныние – третий месяц стоит плач по Бараку Обаме как по родному брату. Однако большинство израильтян снова пребывает в явной эйфории, вспоминая давнюю присказку: «Еврей – это не тот, у кого папа еврей, а тот, у кого внуки – евреи». С их точки зрения выходит, что на выборах в США впервые победил еврей. Теперь этот президент в два счета перенесет американское посольство в Иерусалим, не станет препятствовать расширению еврейских поселений, а затем и – чем черт не шутит! – поддержит аннексию Иудеи и Самарии!»

Необходимое пояснение о внуках. Иванка – дочь Трампа от первой супруги, чешской модели Иваны, в 2009 г вышла замуж за Джареда Кушнера. Его родители – ортодоксальные иудеи, весьма влиятельные в еврейской общине Нью-Йорка, были против этого брака. Они не могли позволить, чтобы будущие внуки перестали быть евреями. Но любовь победила. Иванка перед свадьбой перешла в иудаизм, совершила сложный обряд превращение нееврея в еврея - гиюр, получила древне-еврейское имя Яэль («горная козочка»). Пара относится к ортодоксальному течению иудаизма, соблюдает его законы строже большинства молодых американских евреев. Сама Иванка - активистка женского движения ХАБАД. У них уже трое детей - Арабелла Роуз, Джозеф Фредерик и Теодор Джеймс Кушнеры.

Так что с внуками-евреями у нового президента США все в ажуре.

Иванка и Джаред входили в руководство его избирательного штаба, сыграли большую роль в победе над Хиллари Клинтон. Ведь это исключительно благодаря им Трамп стал пользоваться поддержкой иудейской общины США. На выборах более 90% очень влиятельной общины хасидов отдали ему голоса, в том числе в Нью-Йорке, который в абсолютном большинстве проголосовал за Клинтон. Хотя до замужества дочери к миллиардеру были большие претензии по части антисемитизма.

Когда СМИ перед выборами назвали одну из записей в твиттере кандидата-республиканца «антисемитской», Кушнер открыто встал на защиту тестя: «Дональд Трамп — не расист и не антисемит. Я убедился в этом на личном опыте, ухаживая за его дочерью.» И напомнил про свою еврейскую бабушку, бежавшую из гетто оккупированного фашистами белорусского городка Новогрудок к партизанам. В партизанском отряде она встретила деда Джареда.

Сейчас Джаред – старший помощник своего тестя, президента Соединенных Штатов. Наблюдатели отмечают, что он стал проводником планов Трампа на Ближнем Востоке. Во всяком случае, приложил руку к назначению новым послом США в Израиле своего давнего знакомого Давида Фридмана.

НЕОПРАВДАННЫЕ ВОСТОРГИ

Но вернемся к статье Петра Люкимсона «Большая трампиада». Она дает повод задуматься не только израильтянам, но и нам в России.

«Мне в равной степени неприемлемы как рыдания по Обаме, так и восторги (чуть не написал «поросячьи визги») по поводу Дональда Трампа. Впрочем, последние как раз еще можно понять. Хуже Барака Обамы американского президента для Израиля все равно не будет. Он занимал откровенно антиизраильскую, а если называть вещи своими именами, то антисемитскую позицию. Он стал первым американским президентом, не просто нарушившим договор с Израилем о защите его интересов, но подготовившим и проведшим через Совбез ООН одну из самых опасных антиизраильских резолюций. А последним решением Обамы стал перевод 221 млн долларов палестинцам – еще один удар по Израилю, поощряющий противников еврейского государства. (Трамп успел «заморозить» этот транш, выделенный уходящим президентом США на «поддержку демократических реформ и гуманитарную помощь» Палестине. – Авт.) Так что, когда Барак Обама заявлял, что если у Ирана появится атомная бомба, то на ней должно быть написано его имя – он не шутил. Хуже, чем Обама, для Израиля Трамп точно не будет. И это уже один раз хорошо.

Однако касаемо возлагаемых на него надежд, тут я бы не торопился – мое дежавю меня никогда не обманывает. Во-первых, вчитайтесь в биографию Дональда Трампа, и вы поймете, насколько разносторонне талантлив этот человек, насколько взвешены и продуманы все его решения. Вся его экстравагантность – не более чем маска для любителей его телешоу.

Поэтому никаких сногсшибательных шагов ни по отношению к Израилю, ни по отношению к России от Трампа ожидать не стоит – хотя бы для того, чтобы потом не разочаровываться. Вероятнее всего, переноса посольства США в Иерусалим не будет. Как и поддерживаемой аннексии Иудеи и Самарии и всего прочего. Но вот если Трамп вернет Израилю американскую поддержку в ООН, даст возможность спокойно развивать уже существующие еврейские поселения, а также пересмотрит решение, согласно которому рожденные в Иерусалиме не считаются в США рожденными в Израиле, – это будет не так уж и мало.»

Скептицизм мудрого Люкимсона начинает оправдываться.

15 февраля в Вашингтоне состоялась первая встреча Трампа с израильским премьер-министром Б. Нетаньяху. В переговорах участвовал и Джаред Кушнер. Были затронуты проблемы двусторонних отношений, палестино-израильский конфликт, иранская ядерная угроза, борьба с терроризмом. И хотя Нетаньяху на совместной пресс-конференции заявил, что в отношениях между США и Израилем «начался новый день», администрация нового президента дала понять: Трамп хоть и согласен помочь своему ближневосточному партнеру, но не по всем пунктам, прокомментировала итоги визита Татьяна Карасова, зав. отделом Израиля Института востоковедения РАН. Представляется, что ждать от Трампа слишком многого не следует - он отдает себе отчет, что его произраильские симпатии имеют объективные ограничения.

А среди российских политиков, также бурно радовавшихся недавно, подобно израильтянам, победе Трампа, и вовсе наступает разочарование Дональдом. Последние заявления нового президента США и его ближайшего окружения в адрес России весьма огорчают. И только ли объективными ограничениями со стороны Конгресса США они вызваны?

ДОСМОТРИМ ФИЛЬМ ДО КОНЦА

Впрочем, самому Трампу тоже придется нелегко, пишет Люкимсон. В покое его не оставят. «Впереди нас еще ждут громкие журналистские расследования и попытки устроить новый «Уотергейт». Ну и само собой, никто не позволит Трампу то, что было позволено Клинтону с Моникой Левински.

Прежде чем навешивать на Трампа ярлыки и собак, лучше просто досмотреть этот фильм до конца и уже потом судить, насколько хорош или плох был этот американский президент для мира и для евреев. Автор сценария и он же главный режиссер этого фильма, судя по его предыдущим постановкам, обладает неплохим чувством юмора и непредсказуемой фантазией. Так что нас еще ждет множество увлекательных поворотов, и возможно, главным злодеем окажется совсем не тот, на кого вы вначале подумали.»

В чем - в чем, а уж в увлекательных поворотах сюжета можно не сомневаться. Трамп и его команда не один год были свои люди в Голливуде. Будем смотреть. А что остается делать…

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Петр Ефимович ЛЮКИМСОН – израильский русскоязычный писатель, журналист. Родился в 1963 г на Украине, с раннего детства жил в Баку. С 1991 г - в Израиле. Был главным редактором «Русского израильтянина». Сейчас - замглавного редактора газеты «Новости недели». Выпустил в России 20 книг. Шесть из них – в популярной серии ЖЗЛ: «Моисей», «Саладин», «Фрейд», «Царь Давид», «Царь Ирод», «Царь Соломон». Как он сам шутит, все на одну тему: евреи, евреи и еще раз евреи.

www.kp.ru

Семья Дональда Трампа

Что известно о Мэри Энн Маклауд – матери Дональда Трампа?

Мэри Энн Маклауд родилась в Шотландии, но в начале 1930-х годов переехала в Америку и вышла замуж за Фреда Трампа, к тому моменту успешного предпринимателя. У них родилось четверо детей, один из которых — Дональд Трамп, 45-й Президент США.

Чем знаменита сестра Дональда Трампа?

Имеет ученую степень доктора юриспруденции. Начинала она свою деятельность простым юристом, но впоследствии стала судьей Верховного суда.

Основные факты о жизни Элизабет Трамп

Бабушка Дональда Трампа. Основала вместе с сыном Фредом компанию Elizabeth Trump & Son.

Ключевые факты о биографии Фреда Трампа

Сын немецких иммигрантов, продолжил бизнес своего отца и основал строительную компанию.

Ключевые факты из биографии Фредерика Трампа

Приехал в США из Германии в начале 1880-х годов. Сделал состояние на ресторанном бизнесе, а также на сделках с недвижимостью.

Родители Дональда Трампа и их национальность

Его родители, прибыв из Европы, сумели построить мощную бизнес-империю и обеспечить сына всеми необходимыми ресурсами для его известных достижений.

Генеалогическое дерево

От дедушки Фридриха, заканчивая детьми и внуками от трех браков Дональда.

whoismrtrump.ru

Тайные комплексы Дональда Трампа: властный отец «переломал» его в юности - МК

Претендующий на кресло президента США магнат натерпелся унижений в военной школе

Дональд в семье

Начнем с того, что родовая, по отцовской линии, фамилия нынешнего кандидата в президенты была не Трамп, а Дрампф. Над уродцем вдоволь порезвились враги миллиардера — мол, Дрампфу никогда бы не стать всемирно известным брендом. Хорошо, что дедушка Дональда, немецкий иммигрант (как и бабушка), не ведая о будущих затруднениях будущего внука с такой корявой фамилией, догадался ее заменить на более звучную.

Семейство Трампов (Дрампфов) живет в Штатах с 1885 года. После обычных эмигрантских мытарств, проблуждав в поисках заработка «от моря и до моря» и взяв курс на восток, первое поколение Трампов благополучно осело в нью-йоркском Куинсе, заложив там основу фамильного строительного бизнеса.

Отец Фред Крист Трамп был крупный и преуспевающий застройщик жилых домов в Куинсе и Бруклине. Терпеливо, экономно, но без ущерба качеству билдинга, ежедневным трудом на измор (никаких отпусков и уик-эндов) Фред постепенно расширял свой бизнес, пока не стал владельцем собственной билдинговой империи. Ко времени рождения Дональда 14 июня 1946-го, Фред был миллионером.

Мать, Мэри Энн Маклеод, родом из Шотландии. Восемнадцатилетней барышней уехала на праздники в Нью-Йорк, где познакомилась с местным строителем и осталась. Свадьбу сыграли в 1936 году.

Мэри Энн, оказавшись в неромантическом захолустном Куинсе, сильно тосковала по родине, часто навещала островной городок, где родилась в 1912 году, и пару раз брала с собой Дональда, его двух братьев и двух сестер. Мать знала гэльский и приучала детей к этому загадочному языку. Поездки в Шотландию, тамошняя родня, обрывки гэльских легенд и песен, которые еще помнила мать - вся эта живописная иностранщина оказала на не очень впечатлительного Дональда заметное влияние, как-то формирующее его личность Большую часть жизни Трамп был окружен женщинами–иммигрантками — от шотландки-матери до обеих жен: бывшая жена Ивана и нынешняя Меланья родились за пределами США. С ними Трампу было комфортнее, чем с независимыми, качающими свои феминистские права американками.

Дональд был четвертым в семье из пятерых детей. Семья была образцовой, воспитание строгое, требовательное, взыскательное. Дети твердо знали свои обязанности, а также — ожидания честолюбивых родителей. Внедрялась система поощрений, наград и наказаний. Культивировались бережливость, уважение к доллару.

Отец отказывал подростку Дональду вожделенную бейсбольную перчатку — дороговата, подзаработай на нее сам. Не позволял упражняться на частных гольфовых площадках: «Чем плохи общественные парки?» Отцовская прижимистость, да попросту скупость, с детства угнетала Дональда. Он-то как раз любил потщеславиться на тему семейного богатства, покрасоваться перед соседями, разъезжая с отцом в шикарном «Кадиллаке».

Взрослый Дональд Трамп вспоминает себя баловнем семьи, любимым сыном грозного отца. На самом деле общим любимцем был первенец — очаровательный миролюбивый Фредди, старше Дональда на целых восемь лет. Именно на Фредди возлагались все семейные надежды, но он воспротивился отцовскому властному диктату, пренебрег отцовским предначертанием, за что и был сурово наказан. Это потом, после падения Фредди, Дональд заслужит титул «любимого сына» и станет наследником отцовского бизнеса.

А пока тринадцатилетний Дональд не только не любимчик, он — злостный нарушитель уставной семейной благопристойности. Он переживает, но как-то слишком бурно и неприглядно для окружающих, затянувшуюся у него стадию подросткового бунта против всяческих авторитетов, законов и правил. Отвратительно учится в школе, грубит, дерзит и даже плюется. Абсолютно неуправляемый. При этом спесив, самолюбив и самоуверен без меры.

Вроде бы — типическое импульсивное бессознательное проявление личности, еще не сознающей своих размеров и лимитов. А если подростковый бунт особенно упорен, то здесь — утверждают психологи — проклюнулась личность незаурядная, крупно-масштабная.

Но Фреду Трампу было не до психологических тонкостей. И без того озадаченный своеволием старшего сына, он не намерен терпеть восстание Дональда. Зарвавшийся мальчишка был позором образцовой, всеми уважаемой семьи. Его неукротимость рассматривалась отцом, да и всей семьей, кроме мягкосердечного Фредди, как злостное хулиганство, подлежащее искоренению.

Мальчишка был изъят из родного дома, из либеральной школы, где его педагогично терпели, и транспортирован на север штата, в военную школу — отдаленный филиал Нью-Йоркской военной академии — куда был заточен безвыездно на целых пять лет.

Без семьи. Наказание Дональда Трампа

Где-то в девяностых годах Стив Уинн, магнат игорного бизнеса и многолетний друг-враг-соперник Дональда Трампа, пронаблюдав, с каким садистическим упоением Трамп — словесно и превентивно — расправляется с воображаемым врагом, воскликнул: «Как глубоко он душевно растревожен! Как сильно и круто травмирован! В детстве или когда подрастал — кто и что сделал с ним?”.

Военная школа, куда Фред Трамп определил непокорного сына, была в те годы чем-то вроде исправительной колонии для малолетних. Не успел нахальный мальчишка освоиться на новом месте, как был подвергнут принудительной обработке. Над ним издевались — словесно и дисциплинарно, его оскорбляли, унижали, морально топтали, а при попытке протеста, возмущения, жалобы — избивали.

Крутая расправа с самонадеянным новичком производилась с лихими вариациями, до тех пор, пока не получали готовый продукт: беспрекословно покорного, энтузиаста дисциплины, ревностного исполнителя любых приказов — короче, показательного идеального кадета. Система не знала сбоя. Проколов не было — ни одного.

Первый год в военной школе для Дональда — шок, кошмар, катастрофа. К официальным карательным мерам добавлялись и любительские, негласно уставные издевательства старших курсантов над новичком. По-английски - «хэйзинг» (hazing).

Этого хэйзинга малолетний Трамп хватил, похоже, через край. Носил чужое белье в стирку, наводил глянец на ботинки, получал объедки на обед, безропотно сносил любые оскорбления и беспрерывные побои.

Вот что пишет ональд Трамп об этом своем — сильно травмированном — отрочестве, проведенном вместо родного дома, в военной школе. Единственное место в его автобиографии, не окрашенное в позитивные тона:

«Называлось так: выбить из тебя эту говенную спесь, весь твой клятый гонор — и без остатка. Чтоб был как новенький. Без всяких там закидонов. Крутые, грубые парни. Шли на тебя с боевым кличем и — бац! — удар, еще удар и — с ног! И ты уже ползешь к ним за пощадой, раздавленный, на все заранее согласный — “Yes, Sir!” Если бы какой-нибудь парень сотворил сегодня то, что они делали тогда, получил бы четвертак в тюряге!»

Да, крупно подзалетел наш Дональд в эту школьную колонию! Воспринимал свою беду как отцовское наказание-проклятие, но главное — ничем не заслуженное. Наказание без преступления. И когда, через пять лет, он вышел из этой школы, понимал, что отбыл срок наказания сполна.

Поначалу он внутренне противился насилию. И даже держал у себя в общежитии фотографию брата Фредди, бунтаря и самочинца, выбравшего жизнь и профессию летчика - вот он стоит рядом с обалденным самолетом.

Но потом Дональд эту фотку убрал. Когда осознал, что самосохранение не только бесплодно, но и убыточно.

Да и что сохранять? Он себя прежнего — охальника и буяна — не воспринимал, уже не помнил. Тот независимый дерзкий пацан был раздавлен и стерт отцовским проклятием.

Сработал другой мощный стимул выживания в крайности. Слабонервный Фредди — попади в такую передрягу — тут же бы сломался. Дональд был жестким, напористым, достаточно толстокожим чтобы устоять и воссоздаться.

Он стал примерным, показательным кадетом. Не слезал с доски почета, получал награды академии, устанавливал спортивные рекорды, дослужился до высшего у курсантов звания батальонного старшины. Так — немного картиночно, виртуально — уже 18-летний Дональд Трамп не только тешил свое ущемленное самолюбие, но — прежде всего — старался угодить отцу, оправдать его ожидания.

Когда блистательная курсантская униформа была сброшена, из военной школы вышел юноша со слегка скособоченной психикой. В нем жил страх. Страх наказания неизвестно за что. Тягостное ощущение близкой опасности и неизменной враждебности окружающего мира. Осознание необходимости превентивной самообороны: суметь вовремя отбиться и знать своих врагов.

Образование Трампа

Окончив военную школу, 18-летний Дональд немного потешил свое честолюбие иллюзией свободного выбора будущей профессии. Поразвлекался идеей уйти не в строительный, а в шоу-бизнес, поступить в Калифорнии на сценарно-режиссерские курсы, приобщиться к Голливуду... и вот уже он — звезда Голливуда.

Мечты несбыточные и опасные. Отец о них не знал и не должен был знать. Выбор поприща за Дональда был сделан Фредериком Трампом, так же окончательно и бесповоротно, как до того жестокое, травматичное испытание малолетки Дональда, насильственно изъятого из семьи, военной школой.

Дональд безропотно подчинился воле отца, избравшего для него карьеру застройщика, был признан — вместо отлученного от первородства Фредди — наследником семейного бизнеса, и уже мелькали в его киношном воображении заманчивые перспективы собственного блистательного успеха, подпертого отцовскими миллионами.

Он поступает в Фордэмский университет, но, проучившись два года, неудовлетворенный («как если бы и не учился вовсе») Трамп делает гигантский прорыв в своем образовании — посягает на знаменитую престижную Уортонскую школу бизнеса Пенсильванского университета. Куда трудно поступить, и еще труднее ее окончить.

Трамп окончил Уортон в 1968 году со степенью бакалавра наук по экономике и специализацией в области финансов. «Годы учебы преобразили меня». Наметились перспективы и пути вхождения в крупномасштабный «большой» бизнес. «После Уортона невозможно возвращаться назад».

Но возвращаться пришлось. В старомодную для амбициозного выпускника Уортона строительную компанию отца. На целых пять лет.

Дональд на дне колодца. Годы прозябания: 1968–1973

К тому времени Фред Трамп лидировал в сфере недвижимости среди застройщиков Бруклина, Куинса и Статен-Айленда. Специализировался на комплексном строительстве многоквартирных жилых домов, рассчитанных на средний класс. Фред строил прочные, крепкие, добротные, предельно экономичные билдинги (преобладали типовые шестиэтажки), ничем не примечательные, стандартные. Но это был довольно высокий стандарт и со знаком качества, отвечающий потребностям и прихотям зажиточных съемщиков. Фред был преуспевающим предпринимателем и инвестором и терпеливо, рачительно, изморным трудом и экономией каждого пенни потихоньку создавал и приумножал свою строительную империю.

В 1964 году Фред осуществил свой самый дерзновенный, громадный и притом горделиво именной проект: строительство Trump Village. В эту бруклинскую колоссальную (по тем временам и по месту) застройку входило семь мощных зданий в 23 этажа каждый и собственный торговый центр. Никогда раньше с таким размахом и замахом осторожный Трамп, с трудом окончивший среднюю школу, не пускался в дело! Никогда раньше не брал на себя таких грозных обязательств!

На этой фамильной village его творческие силы, его мобильная предприимчивость иссякли. Конгломератов он больше не возводил

Когда Дональд, возбужденный прогрессивными идеями Уортона, вернулся в отеческий особняк в Куинсе, а затем отправился в контору отца в Бруклине — прижимистый Фред руководил всем своим громоздким бизнесом из комнатушки в одном из своих жилых билдингов, — так вот, 22-летний Дональд, прокручивающий в голове безумные планы стремительного обогащения, был потрясен и удручен мелочностью отцовских дерзаний на строительных площадках.

Когда Дональд приступил к работе в отцовской компании, там уже не разрабатывали крупные строительные проекты. Сыну удалось под руководством отца провернуть модернизацию большого квартирного комплекса «Свифтон-Виллидж» в штате Огайо, затратив на него $6 млн. и продав за $12 млн и получив таким образом стопроцентную прибыль. Это был первый проект Дональда, реализованный еще в студенческие годы.

Но в основном строительная компания Трампа специализировалась не на строительстве, а на аренде домов, на продаже или сдаче внаем готовых квартир. Приходилось обслуживать всю расползшуюся по трем районам-городкам квартирную империю Трампа.

Инспектируя свои дома, и прежде всего колоссальную Trump Village, Фред и Дональд прекрасно понимали, как они смотрятся в глазах своих многотысячных съемщиков — первым и вторым поколением типично немецких строителей. А поскольку значительный контингент в их билдингах составляли евреи, Трампы проявили известную деликатность и осмотрительность, долгие годы уверяя прессу и всех любопытствующих, что семья родом из Швеции, а не Германии. Что повлекло впоследствии путаницу и недоразумения в выяснении национальности Дональда — многие считали его шведом.

В компании отца Дональд проработал, получая зарплату, пять лет. Год за годом каждый месяц он собирал в Бруклине квартплату — из дома в дом, от двери до двери, часто в сопровождении головорезов для защиты от агрессивных съемщиков. Мотаться по асфальту вокруг строительных объектов никак не шло выпускнику Уортона, и воображение Дональда мгновенно представило спасительный вариант.

«Отец интуитивно просекал, как надо строить, и я научился этому делу в основном от него. Но если в чем я обгонял его, так это в концепции билдинга. А также в размахе...» Скорее — в замахе, а замахнулся Дональд — пока что в воображении — на Манхэттен, предчувствуя, что этот район станет его золотой жилой.

Минимализм претензий Фреда, буравящего глазами строительную площадку — где бы еще скостить, дерущего лишний гвоздь из земли: пригодится, — оскорблял амбициозного Дональда. Он хотел продавать апартаменты биллионерам, которые хотят жить на Пятой авеню и не привыкли экономить.

Мечтал покорить Манхэттен. Мечтал до маньячества. Ни внятных планов, ни деловых связей, никакой финансовой поддержки. Подавленный, заметно комплексующий, растерянный, неизгладимо провинциальный (парень из Куинса с акцентом — будут шпынять его в зените богатства и славы). В 27 лет — мальчишка, волосы всклокочены, личность неопределенная, психически, эмоционально явно недоразвившаяся (таким он останется надолго, если не навсегда). Трудно поверить, через пяток лет мальчишка (оставаясь мальчишкой) начнет гальванизировать захиревший в рецессии Манхэттен.

А пока что Дональд Трамп, покинув строительную площадку и собрав с жильцов Trump Village очередную квартплату, стоит на другом берегу Ист-ривер и смотрит на Манхэттен. Изо дня в день…

www.mk.ru


Смотрите также