Свиблова ольга львовна биография


Ольга Свиблова

Ольга Львовна Свиблова – заметная персона в кругах отечественной культурной элиты. Имя этой женщины регулярно вносят в топ-50 наиболее влиятельных людей в российском искусстве. А в 2011-ом она вошла в международный рейтинг издания «Le journal des Arts», попав в сотню самых авторитетных персон мирового искусства.

Родилась Ольга Свиблова летом 1953 года в Москве в интеллигентной семье, где мама – филолог, преподаватель немецкого языка в университете, а папа – инженер в космической отрасли, работал в Курчатовском институте. При этом семья жила в коммуналке, где даже ванной не было. Зато в огромной квартире было много детей, а во дворе со старым сараем – собак, которых маленькая Оля обожала. Девочка даже заявила, что, когда вырастет, станет их пастухом.

Искусствовед и кинорежиссёр-документалист Ольга Свиблова

В 4-летнем возрасте Свиблова заболела костно-суставным туберкулезом. Она могла передвигаться с огромным трудом. Наверное, именно тогда у Ольги выработался характер: чтобы стать на ноги и преодолеть последствия страшной болезни, она была вынуждена упорно заниматься спортом, преодолевая боль и слабость.

Родители оказались мудрыми людьми. Они давали дочери возможность развиваться так, как ей хотелось. Никогда не давили и оставляли свободу действия, правильного или неправильного. Так Ольга Свиблова научилась мыслить и выбирать.

Ольга Свиблова

В старших классах математической школы Свиблова выбрала биологию. Поступила с легкостью, но скоро разочаровалась. Девушка ушла, бросив биологию после 3 курса, и поступила на психологический факультет МГУ. Окончила аспирантуру в 1987 году, защитив диссертацию по теме «Метафоризация творческих процессов».

Карьера

Биография Ольги Свибловой начиная с конца 1980-х связана с искусством. История прихода в мир прекрасного довольно проста и одновременно символична. В юности девушка увидела на столичной улице странных людей, которые отличались от общей серой массы. У них были длинные волосы и бороды. Одежда тоже выделяла их из толпы. Заинтересовавшись этими субъектами, девушка отправилась за ними, соблюдая дистанцию. Так Ольга впервые попала на выставку современного искусства. Атмосфера и гости мероприятия так ей понравились, что Свиблова начала регулярно посещать подобные собрания.

Искусствовед Ольга Свиблова

В середине 1980-х Ольга Львовна и сама взялась за организацию художественных выставок. На сегодня она куратор более 500 проектов, среди которых и современное художественное искусство, и фотография.

В 1996 году Свиблова основала Московский дом фотографии, который сегодня носит название «Мультимедиа Арт Музей». А еще она основала ассоциацию «Искусство конца века» и Московскую школу фотографии и мультимедиа имени А. Родченко.

Искусство фотографии Ольга Львовна выделяет особенно. В стенах возглавляемого ею «Мультимедиа Арт Музея» не так давно состоялась выставка любительских фотографий конца 1980-х. Непрофессиональные снимки, которые принесли люди, оказались необычайно занимательными в плане отображения духа прошедшего времени, той атмосферы и лет, когда стремительно менялась эпоха. Интерес к выставке оказался так высок, что ее признали одной из самых успешных на «Фотобиеннале».

Вторая половина 1990-х принесла Свибловой ряд новых творческих задач. Наряду с организацией экспозиций, Ольга стала художественным директором Московского «Фотобиеннале», конкурса «Серебряная камера» и фестиваля «Мода и стиль в фотографии».

А еще Ольга Львовна Свиблова известна как режиссер-кинематографист. На ее счету несколько работ, которые принесли ей известность далеко за границами России. Дебютный фильм Свибловой – лента «Архитектор Мельников». Спустя год, в 1987-ом, вышла картина под названием «Кривоарбатский переулок, 12». За эту работу Свибловой вручили приз на фестивале документального кино об архитектуре, который прошел в Лозанне.

В 1988 году режиссер представила на суд зрителей документальную картину «Черный квадрат». Фильм рассказывает о русском андеграунде периода с 1953 по 1988 годы. За него Ольга Свиблова была награждена главным призом Чикагского фестиваля документального кино и первым призом Бомбейского фестиваля документалистики. Но самая почетная и престижная награда – «Золотая пластина». Это приз парижской критики Каннского фестиваля.

В 1991-ом и 1995-ом Ольга Свиблова презентовала еще две документальные ленты – «В поисках счастливого конца» и «Дина Верни». Эти картины тоже получили престижные российские и зарубежные награды. Во второй киноленте рассказывалось о жизни музы французского художника Аристида Майоля, участницы французского «Сопротивления», неоднократно спасенной своим покровителем. В память о художнике Дина к 1995 году открыла посвященный его творчеству музей.

На родине труд искусствоведа и режиссера оценили по достоинству: в 2001 году Свиблову наградили орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Искусствовед и кинорежиссёр-документалист Ольга Свиблова

Начиная с 90-х годов Ольга Свиблова сотрудничает с французскими, британскими и исландскими музеями, регулярно становясь куратором выставок. Ольга вывозит в столицу Франции инсталляции российских художников и фотографов, среди которых Валерий Кошляков, Мария Серебрякова, Сергей Чиликов, Александр Родченко и другие. На Венецианском биеннале современного искусства Ольга представляла российский павильон. При участии Свибловой в 2016 году в музее Помпиду в Париже прошла выставка «КОЛЛЕКЦИЯ! Современное искусство в СССР и России 1950–2000: уникальный дар музею», организованная Благотворительным фондом Владимира Потанина.

Ольга Свиблова знаменита собственным стилем, который выработался у нее с годами. Ольга не изменяет многолетней привычке носить эффектные украшения в виде массивных колье и бус. Одно время искусствовед регулярно появлялась с жемчужным колье, основа которого была сделана из сетчатого материала. Позднее Ольга стала отдавать предпочтение бусам, сделанным из крупных прозрачных шаров, которые называла мыльными пузырями. Впервые Свиблова приобрела их в Венеции, в магазинчике сестер Марианны и Сюзанны Сент. Благодаря Ольге Свибловой коллекция вошла в моду и принесла авторам финансовый успех.

Кинорежиссёр-документалист Ольга Свиблова

Из одежды Ольга Львовна предпочитает модели коллекций японских и бельгийских модельеров. Любимый цвет предметов гардероба – черный. По словам Свибловой, вкус ей привила мама, которая водила ее еще девочкой на модные показы в ГУМ. А летом родители привозили вещи из Германии, на турпутевки в которую копили целый год. Благодаря маме Ольга научилась находить в комиссионных магазинах брендовые вещи. Любую депрессию она исцеляет походом в секонд-хенд, чтобы «лечение» не получилось разорительным. А еще Свиблова с детства не выбрасывает одежду, а переделывает ее, так как считает, что с нарядом покупает часть себя.

Личная жизнь

Впервые искусствовед пошла под венец в 18 лет. Но этот опыт оказался печальным. Приближающийся день бракосочетания вызывал в невесте не восторг и радость, а желание все отменить. Но белое платье было куплено, зал заказан, и отступать было некуда. То, что совершает ошибку, Ольга поняла в день бракосочетания. Поэтому сбежала сразу же после торжественного объявления пары мужем и женой. Развод последовал спустя 3 месяца.

Второй раз Ольга Свиблова вышла замуж через несколько лет. Ее мужем стал талантливый и творческий человек, поэт Алексей Парщиков. В 1983 году у пары появился сын Тимофей. Супруги прожили вместе 18 лет, но в результате расстались.

Ольга Свиблова с сыном

Личная жизнь Ольги Свибловой сложилась счастливо после встречи и знакомства с Оливье Мораном, французом по национальности, владельцем страховой компании, директором выставочного центра La Base в Париже и своим единомышленником. Супруга не стало в 2014 году. В третьем браке общих детей не было.

Сын Ольги Свибловой, Тимофей Парщиков, окончил операторский факультет ВГИКа и отучился на высших курсах режиссеров и сценаристов. Позднее стал знаменитым в Москве фотографом.

Ольга Свиблова сейчас

За многолетнее плодотворное сотрудничество Ольга Свиблова в 2017 году удостоилась титула Офицер Ордена Почетного легиона от французского правительства. Сейчас искусствовед продолжает совместную работу по проведению выставок в российских и европейских музеях, о чем свидетельствуют фото в «Инстаграме» Свибловой.

Page 2

Дэвид Швиммер

Актёр, кинорежиссёр

24smi.org

Ольга Свиблова работала дворником, пока ее муж писал стихи ... Пришлось заменить русского мужа на француза.

Ольга Свиблова работала на пяти работах и даже дворником 6 лет (с высшим образованием и тремя языками), чтобы содержать семью,

варила кашу (16 блюд) из топора,

а сама угощалась лишь стихами безработного мужа-поэта на протяжении 18 лет,

пока не вышла замуж за француза.

на каше из топора не располнеешь... и в этом ее единственная пищевая ценность.

Да, Ольга Свиблова - рафинированная представительница московской культурной элиты, создатель Московского дома фотографии, доктор искусствоведения и вдова французского мецената Оливье Морана,

рассказала о терниях на пути к звездам, которые прошла и она тоже.

Ольга Свиблова в молодости

Первый раз Ольга Свиблова вышла замуж по окончании школы, но сбежала со свадьбы, сразу после регистрации в ЗАГСе.

Штамп о первом браке и штамп о разводе разделяет мало времени и много глупости.

Попытка выйти замуж просто так, из интереса или в знак протеста, как-то не к лицу ответственной перфекционистке Ольге Свибловой.

Осознание ошибки пришло быстро, уже под звуки марша Мендельсона непосредственно в ЗАГСе. До первой брачной ночи с первым мужем дело не дошло. Сбежавшая невеста не нашла выхода удобнее побега.

Капитуляция при полном параде в фате невесты авторства Ольги Свибловой опередила голливудские сюжеты.

Со вторым мужем - поэтом Алексеем Парщиковым Ольга Свиблова познакомилась вскоре же: в 18 лет, а в 19 вышла за него замуж по-настоящему. Но не столько за Алексея, сколько за его стихи.

Как оказалось, поэзия не самый лучший фундамент для создания семьи, погоды в доме не делает, кашу можно долго варить из топора, но ямбом и хореем сыт не будешь.

Лирический герой Алексей Парщиков мужем был не очень: хронически безработный, к жизни не приспособленный, бесквартирный-безлошадный, безответственный, молодая семья квартировала на жилплощади тещи, а на 5-ти работах пахала молодая жена Ольга Свиблова, окрыленная рифмами мужа-поэта.

Одним из способов дохода стала работа дворником на Востоке Москвы, где будущий искусствовед Ольга Свиблова мела улицы. И чтобы не вызывать жалости и сочувствия к себе теперь, предпочитает романтизировать физический труд метлой : “Мне очень нравилась эта работа. Она имела смысл”.

Так Ольга Свиблова и Алексей Парщиков прожили в браке 18 лет, родили сына Тимофея, Ольга охотно слушала хорей и белый стих, восхищалась гением мужа, пока тот не начал пить.

Плохой муж и отец, никакой добытчик, инфантильный эгоист, неоплачиваемый интеллектуал, еще и сильно пьющий?!

Прозрение.

1991 год. Развод. 18 лет совместной жизни - перевернутая страница в сборнике стихов и прозы.

В паузах трезвости бывший муж, поэт Алексей Парщиков, эмигрирует покорять своей лирикой заграничье,

муж Ольги Свибловой, Алексей Максимович Парщиков - поэт-метареалист (24.5.1954 - 3.4.2009)

там успевает жениться еще дважды ( в 2009 после продолжительной болезни умер от рака в Кельне в возрасте 54 лет, Ольга с сыном Тимофеем Парщиковым были на похоронах).

После развода Ольга Свиблова продолжила возводить культурные мосты между Москвой 90-х гг и буржуазными столицами Европы.

Так, во Франции она посещает маленькую частную галерею и знакомится с ее владельцем - француз Оливье Моран, стал третьим мужем Ольги Свибловой на последующие 23 года.

И вот он - удачный союз любви и взаимопонимания, межнациональным отличиям вопреки, на дистанции не смотря.

Ради венчания католик француз принял православие.

Венчание Ольги Свибловой с французским мужем Оливье Моран

Именно Оливье был вдохновителем идеи создания в Москве Дома фотографии Ольги Свибловой.

Трагическое совпадение (?), но в 2014 Оливье Моран умер от онкологии (как и первый муж, и отец Ольги Свибловой).

Диагноз поставили российские врачи в Москве, во Франции долго не могли распознать рак.

Детей в этом русско-французском браке не было.

У Ольги Свибловой единственный сын от русского мужа-поэта

Тимофей Алексеевич Парщиков 1983 года рождения, по профессии - фотограф,

и внешне он очень похож на отца.

zen.yandex.ru

История любви Ольги Свибловой и Оливье Морана

Герои6 июня день рождения отмечает директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова. По этому поводу вспоминаем историю ее красивой любви с Оливье Мораном.

Мы с Ольгой Свибловой сидим в кафе «Париж–Лондон» на площади Мадлен, рядом с квартирой, где моя собеседница москвичка и парижанин Оливье Моран провели последние семнадцать лет своей совместной французской жизни. О них мы и говорим.

С Олиным мужем я простился пять лет назад в русской церкви на Рю Дарю, стоящей с царских времен. Там были Ольга и ее сын, фотограф Тимофей Парщиков, с которыми я был знаком до этого лет сто, и французские дочь, сын, внуки Оливье, которых я не видел ни до того, ни после. Это были русские, но и французские похороны. Молитву читал на французском русский поп, потом в церкви вспомнили последние слова Оливье с обещанием: «Мы встретимся через сто лет на планете Маленького принца».

Ольга встретилась с Оливье двадцать восемь лет назад. Она приехала в Париж и пошла в гости к художнику Николе Овчинникову, ну а тот решил познакомить ее с владельцем галереи, в которой выставлялся и рядом с которой жил. В большом выставочном зале галереи La Base под стеклянной крышей девятисотых годов стоял, как скульптура минималиста, маленький домик хозяина. Внутри на стенах висели «Праздники» Кабакова. Ольга почувствовала себя почти как в Москве.

– К Илье Кабакову меня привел Иосиф Бакштейн, – вспоминает Ольга. – Он тогда ухаживал за мной, но я была беременна Тимошей и готова была только на нежную дружбу. Однажды он сказал, что надо «зайти к знакомому художнику». Мы лезли вверх по лестнице, и на каждой площадке Иосиф меня останавливал и целовал, то в левое ушко, то в правое. Мило, трогательно, лестница высокая.

Когда лестница кончилась, они оказались под крышей. Там сейчас обосновался Институт проблем современного искусства, а тогда без проблем жило искусство в лице Ильи Кабакова.

Директор МАММ Ольга Свиблова в своем доме под Парижем.

– Мы сидели и смотрели его альбомы. Я потеряла счет времени. У меня было ощущение, что со Сретенского бульвара я вдруг улетела в космос. Так вот на «Базе» было такое же чувство – что я в гостях у волшебника.

Хозяин, Оливье Моран, пришел чуть позже и мгновенно из ничего и с легкостью приготовил замечательный ужин.

– Я влюбилась в него сразу, – говорит Ольга. – В моего первого мужа, Алешу Парщикова, я влюбилась за стихи, которые к жизни не имели отношения. А в Оливье – за необыкновенное пространство жизни, которое он создавал вокруг.

У Ольги не было желания непременно выйти замуж и непременно уехать в Париж.

– Любила ли я город так, чтобы здесь жить? Когда Оливье, меньше чем через полгода после нашего знакомства, предложил мне руку и сердце, я ему сказала, что пойду за ним хоть на край света, но я не буду жить в Париже.

– Почему? Разве не интересна совсем новая жизнь? Новая страна?

– Оливье было сорок семь, мне тридцать семь, мы были два взрослых человека. Он даже спрашивал меня: «Почему, Оля, я так поздно тебя встретил?» У него была семья и дети, хотя он жил не с ними. Я к тому времени ушла от Алеши Парщикова, но у меня тоже был Тим, и мама, и папа. И у меня была Москва, где все было так интересно. Я ничего там не боялась. Советская власть, бандиты – все это прошло мимо меня по касательной. А в Париже я не понимала ничего.

В свои тридцать семь Свиблова оставалась советской девочкой, которой трудно принять законы парижской жизни. Неизменность дня с petit déjeuner утром, déjeuner днем и dîner вечером. Чинные воскресенья. Неотменяемый отпуск. Семейные праздничные столы, где, как в старой французской комедии, собираются непонимающие друг друга поколения.

Венчание в Высоко-Петровском мужском монастыре в Москве, 1998.

– Тут все завязано на том, что бабушка дяди была знакома с прадедушкой тети, их дети вместе ходили на охоту, – говорит Ольга. – Все переплетено, такие корни – не прорубишь.

Другой ритм и другая манера. Наверное, так же европейцев пугали наши посиделки на кухне или пьяные поездки Москва–Ленинград на электричках.

Оливье был достаточно умен и тонок, чтобы ее не принуждать. Ольга с детства отличалась феноменальным упорством, которое проявляла, когда ее заставляли делать то, что она не хочет. Учиться в школе у противной и лживой Ольги Сергеевны, когда можно у красивой и веселой Татьяны Владимировны. Носить сползающие гольфы вместо удобных колготок, которые смастерила мама.

– Сначала я сказала ей: «Мама, что ты делаешь со мной? – вспоминает Свиблова. – Из-за твоих дурацких колготок меня стыдили на собрании и не сделали в октябрятской звездочке санитаркой. Почему я не такая, как все?» На что мама мне ответила: «Ты никогда не должна быть такой, как все!»

Впрочем, Ольга старалась понять Оливье.

– Когда мне не нравилось, я возражала, но возражала тихо, – вспоминает она. – Говорила: «Оливье, mon amour, если ты меня не обучишь, я не сумею жить во Франции».

«Музыка, которая в нем звучала, она как та скрипка, спрятанная в чехол. Так никогда и не заиграла».

Что такое для нас художник? И кто нам дороже? Тот, кто придумывает то, чего быть не может? Или тот, кто показывает, сколько искусства вокруг нас, в нашей собственной жизни? Ольга говорит, что Оливье был настоящим художником. Он зарабатывал деньги, чтобы тратить их на искусство. Не только на картины, выставки. На все, что его окружало и что понимается под art de vivre, французским «искусством жизни».

Они были разными. Ольга любила концепт, общее, генеральный план сражения, Оливье думал о деталях.

– Когда он шел по лесу, он видел муравейник, на который нельзя наступить, замечал гнездо птички. Он видел все, понимал все с первого взгляда. И так же c людьми, которых он встречал. Если человек попадал в сферу его влияния, он был абсолютно за него ответственен. Старался, чтобы самые маленькие детали радовали этого человека.

Каждое утро Оливье приносил Ольге цветы. В Париже покупал их на цветочном рынке у площади Мадлен. Когда жили в летнем доме в прованском Камарге или на даче в Горках-10, носил в кармане ножик, чтобы легче срезать новый букет.

– Возле каждого нашего дома растут посаженные им деревья, – рассказывает Свиблова. – Голубые ели на подмосковной даче. Или березки, которые он посадил в мою честь у дома в Четырнадцатом округе.

Я бывал в этом их первом совместном доме, в котором Ольга и Оливье прожили несколько лет. Он принадлежит сейчас фонду Картье-Брессона. Полгода назад я пришел туда на очередную выставку и удивился тому, что внутри в доме все осталось по-прежнему – так, как задумал бывший хозяин. Ну а березки выросли до верхних этажей.

С сыном Тимофеем Парщиковым в Москве, 1996.

Главным делом Оливье в последние годы стал дом, который они купили в парижском пригороде Виль-д’Авре, – вилла Хефферлин 1932 года, памятник архитектуры.

– Оливье обожал создавать красоту, – говорит Ольга. – Он был невероятно внимателен к тому, как строилось пространство вокруг нас. Он ненавидел все законченное, дизайнерское. Ему нужен был простор. Он спал только с открытыми окнами. Всегда говорил: «Мне нужен воздух, Ольга, ай нид де л’эр».

В новом доме было сколько угодно воздуха и огромный сад. Оливье знал виллу Хефферлин с давних времен, когда она еще принадлежала владельцу знаменитой парижской галереи. Он не мог ее не купить – это была его идея счастья на двоих, наконец-то заслуженного.

– Дом за городом, но всего в получасе от площади Согласия, – рассказывает Свиблова. – Ехать туда красиво и весело. Сначала по набережной Сены. Потом через настоящий лес, парк Сен-Клу. Там можно гулять, там лань выходит на тебя посмотреть, потому что кругом заповедники. Оливье сделал этот дом проектом всей нашей жизни. Он успел его отреставрировать так, как хотел и умел, но жить там вместе нам уже не пришлось.

Последние два года Ольга сама заканчивала дом, расставляла мебель.

– Оливье подобрал каждый кран, каждую полку как произведение искусства. И когда я привела дом в порядок, еще раз восхитилась тем, насколько он все знал заранее. А потом подумала, что вряд ли смогу там жить одна, без него. Застряну в прошлом, куда меня зовет каждый предмет, каждая его мечта.

Они вместе решили, что Ольга сделает в Москве Дом фотографии, не хуже чем в Париже, да что там, гораздо лучше. Теперь она рассказывает о том, как много в ее карьере зависело от мужа. И от абсолютной уверенности в том, что ее безумная жизнь во всех важных мелочах будет поставлена в нужные рамки. Что Оливье уложит спать и накормит. Если надо – поедет в Британию спасать Тимофея, которого нужно забрать из школы, да вот беда: паспорт накануне украли. И по-шпионски провезет ребенка через границу в багажнике машины.

Конструктивистская вилла Хефферлин является частью архитектурного наследия Франции.

В трудные моменты, когда не хватало денег на выставку, на страховку, на приглашение художника, Оливье безропотно брал расходы на себя.

– Он знал, что я не попрошу лишнего и буду аккуратно тратить то, что он для меня нашел, – говорит Ольга. – Каждый понимал, что мы живем друг для друга. Мы делали что-то, чтобы мы могли друг другом гордиться. Каждый день, пусть даже не были вместе, мы созванивались. И когда Оливье говорил: «Какие у тебя хорошие выставки!», я радовалась, как будто меня похвалил папа.

Он приезжал в Москву каждый год двадцать четвертого декабря. Традицией было праздновать Рождество в Москве.

– И в итоге всегда спал у меня на диване в кабинете, потому что конец года в музее – всегда самый страшный период. Мне домой было не уйти. Он прощал, он терпел. Он меня принимал такой, какая я есть. И я его принимала таким, какой он есть.

В день свадьбы дочери Оливье подарил ей скрипку. Положив футляр на стол, открыл замочек, достал инструмент, долго протирал его. Все ждали, что он сейчас сыграет, не зря же учился музыке! Но он аккуратно вернул скрипку в футляр и протянул дочери.

– Мне показалось, – говорит Ольга, – что он так рассказал о своей жизни. Музыка, которая в нем звучала, она как та скрипка, спрятанная в чехол. Так никогда и не заиграла.

Оливье заболел в 2013 году. Точнее, узнал, что болен.

– Есть вещи, которые я не могу себе простить. Я его умоляла сменить врачей, а он радовался, что его врачи ничего не находят. А они не там искали. Я не могла настаивать. Когда я слишком давила, он начинал плакать. Я пугалась и отступала. Ему было все хуже и хуже. Я помню, как приземлилась в Париже, но, услышав его голос по телефону, сказала, что даже не выйду из аэропорта. Он приедет сейчас же, мы возьмем билеты и отправимся в Москву. В результате диагноз ему поставили в Москве.

Сделать ничего было невозможно. Оливье оставалось лишь несколько месяцев, которые он провел в больнице, Ольга была рядом с ним.

Прозрачный, на две стороны, дом выходит в огромный сад, который обожали Ольга и Оливье. «Здесь он сделал мне кабинет, – говорит Ольга. - Но мой кабинет – в Москве».

В кафе «Париж–Лондон» мы говорили без остановки шесть часов. Ольга пришла на встречу смертельно бледная, едва держась на ногах, в корсете на сломанном позвоночнике. Но с каждым часом становилась все красивее и бодрее, пока, уже в сумерках, не позвала официанта и не потребовала свежей крови. «Стейк, пожалуйста. Только очень кровавый!»

В Виль-д’Авре она ездила совсем недавно – сделать съемку для «Татлера». Но живет по-прежнему у площади Мадлен.

– Нашла маленькую гостиницу в квартале, где мы жили. И каждый день хожу, смотрю на окна нашей бывшей квартиры. Вчера там впервые зажглись окна. Я поняла, что наконец-то там кто-то есть.

За пять лет, прошедшие после смерти Оливье, она многому научилась.

– Было тяжело во всех смыслах. И в бытовом, и в деловом, и в человеческом. Без Оливье я осталась одна, не зная даже, как заплатить за электричество и газ. Он все брал на себя: и заботы с документами, и нашу общую жизнь, и жизнь моего ребенка, и жизнь его детей, с которыми ему, наверное, было не так-то легко, как и мне сейчас. Но я не могу не справиться с жизнью, не могу никого обидеть. Потому что иначе с какими глазами я встречу его на планете Маленького принца через сто лет?

www.tatler.ru

Свиблова, Ольга Львовна - это... Что такое Свиблова, Ольга Львовна?

Ольга Львовна Свиблова (род. 6 июня 1953, Москва) — российский кинорежиссёр-документалист, куратор художественных экспозиций, основатель Московского дома фотографии и директор Мультимедиа Арт Музея. Академик Российской академии художеств.

В 2011 году Ольга Свиблова вошла в международный рейтинг 100 самых влиятельных людей в мире искусства по версии издания «Le journal des Arts», заняв 97 место в списке. Она постоянно включается в Топ-50 самых влиятельных лиц в российском искусстве, который составляет журнал «Артхроника» (в 2012 году занимает 2-ю позицию в рейтинге).

Биография

В 1978 году с красным дипломом окончила факультет психологии Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, в 1987 году — аспирантуру факультета психологии по специализации «Общая психология» (научный руководитель — известный специалист по психологии мышления профессор Олег Константинович Тихомиров, тема незащищенной диссертации «Метафоризация как модель творческих процессов»). Академик Российской академии художеств.

Куратор более 500 проектов в области современного искусства и фотографии в России и за рубежом. Художественный критик, автор более 200 статей.

Режиссёр и автор сценариев документальных фильмов

  • 1987 г. — «Кривоорбатский переулок, 12» (приз на фестивале документального кино об архитектуре в Лозанне).
  • 1988 г. — «Черный квадрат» — фильм о русском андеграундном искусстве с 1953 по 1988 г. (приз парижской критики на фестивале в Каннах, «Золотая пластина» — главный приз фестиваля документального кино в Чикаго, первый приз на фестивале документального кино в Бомбее, Первый приз на I Всесоюзном фестивале документального кино) [1].
  • 1991 г. — «В поисках счастливого конца», фильм о современном русском искусстве 1988—1991 гг. (первый приз на конкурсе документальных фильмов в Центре Помпиду).
  • 1995 г. — «Дина Верни» (приз кинофестиваля ЮНЕСКО в Париже).

Работа

  • 1996 г. — основатель, совместно с Правительством Москвы, и директор музея Московский Дом фотографии (с 2001 г. — «Мультимедийный комплекс актуальных искусств»). Основатель и бессменный художественный директор Международной Фотобиеннале в Москве и конкурса «Серебряная камера».
  • 1997 г. — художественный директор Международного фестиваля «Москва глазами русских и зарубежных фотографов»;
  • 1998 г. — художественный директор Международного фестиваля «Спорт в фотографии»;
  • 1999 г. — основатель и бессменный художественный директор Московского Международного фестиваля «Мода и стиль в фотографии» (раз в два года).
  • 2007, 2009 гг. — куратор Российского Павильона 52-й и 53-й Венецианской биеннале современного искусств

ПРОЕКТЫ (куратор, со-куратор и координатор)

  • 1984 г. — куратор однодневных художественных выставок молодежного современного искусства в выставочном зале Московского Союза художников на Кузнецком Мосту;
  • 1987 г. — куратор кино- и поэтических программ в рамках 17 молодежной выставки на Кузнецком Мосту;
  • 1987 г. — куратор 1-го фестиваля русского авангардного искусства в Финляндии и выставки «Три поколения семьи Родченко», Иматра, Финляндия;
  • 1988 г. — «Игорь Ганиковский», галерея Julia Tokaer, Париж; «Евгений Дыбский», галерея «Кай Форсблом», Хельсинки; «Игорь Ганиковский», галерея «Пелин», Хельсинки; приглашенный профессор Королевской академии, Амстердам;
  • 1989 г. — выставка исландских художников, Музей декоративно-прикладного искусства, Москва; выставка российских художников на Международном фестивале современного искусства в Глазго; «Ирина Затуловская», галерея «Кай Форсблом», Хельсинки; «Захар Шерман», галерея «Пелин», Хельсинки; «Сергей Шутов», галерея «Кай Форсблом», Хельсинки;
  • 1990 г. — выставка русских художников в Национальной галерее Исландии, Рейкьявик; выставка украинских художников, галерея «Кай Форсблом», Хельсинки; выставка грузинских абстракционистов, галерея «Кай Форсблом», Хельсинки; «Франциско Инфанте», галерея «Кай Форсблом», Хельсинки; «Искусство как деньги, деньги как искусство», Всемирный экономический форум, Давос, Швейцария;
  • 1991 г. — куратор корпоративной коллекции РИНАКО; «Common Land» / «Общая земля», совместный англо-российский проект в шести музеях Великобритании: Peterborough Museum, Art Gallery; Aberdeen Art Gallery; Grundy Art Gallery; Wakefield Museum and Art Gallery; York City Art Gallery; Salford Museum and Art Gallery; Usher Gallery; создание и общее художественное руководство творческими мастерскими в Трехпрудном переулке, старт программы «Искусство как удовольствие, удовольствие как искусство»: программа существовала в течение двух лет, и каждый четверг открывалась новая выставка; «Искусство как власть, власть как искусство», выставка современных российских художников, ЦДХ, Москва; «Дональд Джадд», Выставочный зал Фонда Культуры, Москва;
  • 1992 г. — выставка современного русского искусства, Caisse des Depots et Consignations, Париж; «Валерий Кошляков», Центр современного искусства La Base, Париж;
  • 1993 г. — выставка корпоративных коллекций международного современного искусства Caisse des Depots et Consignations, ЦДХ, Москва; «Франциско Инфанте», Центр современного искусства La Base, Париж;

«Анатолий Журавлев», Центр современного искусства La Base, Париж;

  • 1994 г. — «Мария Серебрякова», Центр современного искусства La Base, Париж; «Олег Васильев», Центр современного искусства La Base, Париж; групповая выставка современного русского искусства, Центр современного искусства La Base, Париж;
  • 1995 г. — «Игорь Шелковский», Центр современного искусства La Base, Париж;
  • 1996 г. — «Исламский проект» группы «AES+F», галерея La Base, Париж; групповая выставка современных российских фотографов, Центр современного искусства La Base, Париж;
  • 1997 г. — «Фотографии Александра Гринберга 1920—1930-х гг.», галерея «Черный квадрат», Париж; «Фотографии Юрия Еремина 1920—1930-х гг.», галерея «Черный квадрат», Париж; «Александр Викторов», галерея «Черный квадрат», Париж; арт-директор и куратор фестиваля «Москва глазами русских и зарубежных фотографов», 72 выставки, Москва;
  • 1998 г. — «Фотографии Макса Пенсона 1920—1930-х гг.», галерея «Черный квадрат», Париж; «Фотографии Михаила Дмитриева конца XIX — начала XX века», галерея «Черный квадрат», Париж; «Игорь Мухин», галерея «Черный квадрат», Париж; «Ольга Чернышева», галерея «Черный квадрат», Париж; «История Москвы в фотографиях», Musée Carnavalet — Musée de l’Histoire de Paris, Париж; «Советская фотография — зеркало своего времени», выставочный зал Pavilion des Arts, Париж;
  • 2000 г. — «Советская фотография — зеркало своего времени. 1917—1991 гг.», художественный музей Хельсинки
  • 2002 г. — «Фотопровокации» Сергея Чиликова, фестиваль «Международные фотографические встречи в Арле»; «Макс Пенсон. Ретроспектива», «Международный месяц фотографии в Париже», выставочный зал Исторической Библиотеки, Париж; «Новый стиль в русской фотографии», «Международный месяц фотографии в Париже», выставочные залы Национального Архива, Париж; «От пикториализма и модернизма — к соцреализму. Советская фотография 1920—1930-х гг.», Музей истории, Вена;
  • 2003 г. — «Новое начало / Современное искусство из Москвы», Кунстхалле, Дюссельдорф; «Сергей Чиликов», «Международный месяц фотографии», Рим «Русская фотография. Ретроспектива», Арт-музей, Рейкьявик; «Современная российская фотография. 1991—2003 гг.», Франкфурт-на-Майне;
  • 2004 г. — «Советская фотография 1920—1930-х гг.», Фотомузей Винтертура, Винтертур;
  • 2005 г. — «Тихое сопротивление. Русский пикториализм. 1900—1930-е», Fondazione Scientifica Querini Stampalia Onlus, Венеция; «Александр Родченко. Московские открытки» в рамках «Европейского месяца фотографии», Еврейский музей, Вена; «Дмитрий Бальтерманц. Ретроспектива», Европейский Дом фотографии, Париж; «Street, Art and Fashion» в рамках фестиваля EUROPALIA.RUSSIA 2005, Фотомузей Антверпена, Антверпен; «Русский взгляд на Европу» в рамках фестиваля EUROPALIA.RUSSIA 2005, Брюссель; Фотографический раздел выставки «Авангард. До и после» в рамках фестиваля EUROPALIA.RUSSIA 2005, Дворец изящных искусств, Брюссель; «Вторжение» в рамках 1-й Московской биеннале современного искусства, Москва;
  • 2006 г. — «Визуальное оружие. Советский фотомонтаж 1917—1953», Пассаж де Ретц, Париж;
  • 2007 г. — «Макс Пенсон. Ретроспектива» в рамках фестиваля «ACT 2006. Новое русское искусство в Лондоне», The Gilbert Collection, Somerset House, Лондон; «Рай безгорестный…» группы « AES+F» , Пассаж де Ретц, Париж; «Александр Родченко. Революционный взгляд», Musee d’art moderne de la ville de Paris, Париж; Российский Павильон 52-й Венецианской биеннале современного искусства (художники — Юлия Мильнер, Александр Пономарев, Андрей Бартенев, Арсений Мещеряков, группа «AES+F»), Венеция;
  • 2008 г. — «Рай безгорестный…» группы «AES+F», MACRO, Рим; «Виза в Россию: земля и душа» Марка Виноградова, Пассаж де Ретц, Париж; «Александр Родченко», Hayward Gallery, Лондон; «Александр Родченко», Мартин-Гропиус-Бау, Берлин; «Тихое сопротивление. Русский пикториализм 1900—1930-х», в рамках российско-латвийских сезонов, Музей декоративно-прикладного искусства Латвии, Рига; «Тихое сопротивление. Русский пикториализм 1900—1930-х», Музей современного искусства, Стамбул; «Фотомонтаж в СССР. 1920—1950-е гг.», Фотомузей на Канарских островах, Тенерифе;
  • 2009 г. — куратор Российского Павильона 53-й Венецианской биеннале современного искусства (художники: Павел Пепперштейн, Ирина Корина, Сергей Шеховцов, Георгий Острецов, Анатолий Журавлев, Алексей Каллима, Андрей Молодкин), Венеция.[2]

Семья

Первый муж — поэт Алексей Максимович Парщиков — видный представитель метареализма русской поэзии 1980-х годов (их сын — фотограф Тимофей Парщиков, род. 1983). Второй муж — Оливье Моран.

Награды

Фото

Примечания

dic.academic.ru

Руководство

Директор Мультимедиа Арт Музея, Москва / музея «Московский Дом фотографии»

Родилась 6 июня 1953 г. в Москве. В 1978 г. с красным дипломом окончила Московский Государственный Университет, факультет психологии, в 1987 – аспирантуру факультета психологии по специализации «Психология творчества». Доктор философии, академик РАЕН, член Совета по культуре при Президенте РФ, академик Российской академии художеств. Куратор более 500 проектов в области современного искусства и фотографии в России и за рубежом. Художественный критик, автор более 200 статей. В 1988 году ее фильм о русском андеграундном искусстве «Черный квадрат» получил приз парижской критики на фестивале в Каннах, главный приз фестиваля документального кино в Чикаго, первый приз на I Всесоюзном фестивале документального кино; В 1996 году совместно с Правительством Москвы основала музей «Московский Дом фотографии», в 2001 г. – ГБУК Москвы «Мультимедийный комплекс актуальных искусств». Является основателем и бессменным художественным директором Международной Фотобиеннале в Москве, фестиваля «Мода и стиль в фотографии», конкурса «Серебряная камера». За период работы с 1996 года осуществлено более 2500 российских и зарубежных проектов как в области фотографии, так и в области современного искусства в Москве, российских регионах, странах ближнего и дальнего зарубежья.

В 2007 и 2009 гг. выступала куратором Российского павильона на 52-й и 53-й Венецианской Биеннале современного искусства.

Имеет почетную грамоту Московской Городской Думы (1998); Золотую медаль г. Парижа (1999); медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени» (2000); орден Академической Пальмовой Ветви (государственная награда Франции «За особые заслуги в образовании, культуре и искусстве» (2005);

Государственную премию в области современного искусства «Инновация» в номинации «Лучший кураторский проект» (2005), Орден Дружбы (2007), орден Почетного Легиона степени кавалера (2008).

Орден «За заслуги перед Итальянской Республикой» степени Командора (2012)

Приемная директора +7 (495) 637 11 22

mamm-mdf.ru

Косметичка Ольги Свибловой. «С возрастом уход за собой стал занимать меньше времени»

Закончив все срочное, я понимаю, что пора выходить к людям. Вопрос уважения к окружающим, несмотря на все стрессы, выпитые с утра витамины и панадол от головной боли, для меня крайне важен. Макияж занимает не более 15 минут, а если отвлекает телефон, то и семь. Самое страшное в плане косметики — это постоянное появление новинок: когда появляется новый продукт, а ты привык к старому, это дико действует на нервы, но в итоге все равно приходится находить что-то похожее. Все мои бьюти-закупки происходят в duty free, где за несколько минут я запасаюсь всем необходимым.

Мой классический набор — тональный крем, пудра, компактная палетка теней, которая не будет занимать много места. Тушью я пользоваться не могу, потому что у меня аллергия. Карандаши для губ покупаю всю жизнь в The Body Shop, и чаще всего в том, что рядом с Центром Помпиду.

Вообще с возрастом, казалось бы, уход за собой должен занимать больше времени, но у меня наоборот. Жизнь «спрессовывается», ее остается все меньше, как и времени. Помню, как раньше, будучи студенткой с повышенной стипендией, я раз в месяц ходила на массаж лица. Сейчас я могу позволить себе салон, но времени нет. Есть только одно место, где меня ждут до ночи: там раз в несколько месяцев я могу позволить себе маникюр, покраску бровей и ресниц.

У меня страшная аллергия на духи, поэтому с парфюмерией отношения плохие. Есть, конечно, любимые и нелюбимые запахи. Так, мне совсем неприятны пряные ароматы с мускусом, сандалом, все индийское. В последнее время все мои знакомые запахли модными сандаловыми композициями, поэтому целый год пришлось держать дистанцию с другом, прекрасным куратором (смеется).

Я с детства люблю аромат Diorissimo. Недавно хороший знакомый создал аромат мимозы — натуральный и чудесный. Если бы я была парфюмером, то сделала бы композицию именно на основе мимозы. Я много лет ходила с Eau de Toilette от Kenzo, но вышло множество модификаций, которые мне не идут. Недавно понравился аромат на одной знакомой, это оказалась композиция от Tom Ford, которую мне вскоре и подарили. Пока люблю ее и с радостью пользуюсь.

Но в целом духи — это всегда какая-нибудь история. Помню, как приехала в 1988 году в Милан, на мне были Poison от Dior. Они мне жутко нравились, этот аромат отлично тонизировал. В Италии я была месяц, вела лекции, и мне в координаторы дали чудесного молодого человека, который на моих глазах начал заболевать гриппом. Перед отлетом я ему говорю: «Слушай, ну надо как-то твой грипп лечить», — на что он мне отвечает: «Это не грипп, это твои духи. И хорошо, что ты уезжаешь». Так я поняла, что с ароматом Poison я больше не дружу.

www.buro247.ru


Смотрите также