Светлана воронкова прецедент биография


«Прецедент» Светланы Воронковой

 Кому что, а мне - «Прецедент». Не собираюсь спорить с профессиональными деятелями телевизионных искусств (а может, они и не будут спорить), скажу как зритель: «Прецедент», программа о том, как дурят нашего брата - если не лучшая, то одна из лучших на новосибирском телевизионном горизонте. Впрочем, этот сугубо личный вывод раз от разу подтверждается независимыми социологическими опросами.

Больше того. На центральном телевидении есть что-то подобное. Называется «Впрок». Не будем притворяться (у них там в Москве возможностей побольше), центральное телевидение лучше местного. Так вот, «Прецедент» - чуть ли не единственный случай, когда наше лучше «ихнего». Сидит там какой-то благостный мужичок, улыбается, и сразу видно, что на чаяния обманутых потребителей ему начихать с Останкинской башни, а сам он чертовски доволен, что может заработать себе на толстый кусок хлеба с маслом на выгодной теме. И сюжетики там какие-то сладенькие.

Не буду скрывать, кроме тематики, в «Прецеденте» мне нравится ее ведущая. Очень милая женщина. Поэтому я с энтузиазмом воспринял предложение руководства взять у нее интервью.

Светлане Воронковой 33 года. Не замужем. Детей нет. Томский и Горьковский университеты, истфак. По ее собственному выражению, живет в трехкомнатной квартире с котом Моррисом.

Я спрашиваю:

- Моррис - с двумя эс?

- Не знаю. Не задумывалась.

Беседа происходила часов в пять вечера в небольшом кафе в том же здании, где находится офис «Прецедента». При этом Светлана заметила, что с утра не ела, но чтобы утолить голод, ей хватило небольшой порции салата с кукурузой и пятидесяти граммов «Мартини», разбавленного тоником.

Светлана Воронкова:

- Передачу «Прецедент» пять с половиной лет назад придумали известный новосибирский тележурналист Сергей Плисак вместе с Яковом Лондоном, нынешним руководителем ГТРК. Плисак тогда работал в антимонопольном комитете, и понятно, что недостатка в негативной информации у него не было. Я появилась в программе почти сразу, месяца через два. И еще примерно через год осталась там единственным журналистом. С тех пор мы выпустили уже порядка двухсот тридцати серий. Программа выходит практически без перерывов, выпуски прекращаются только во время моих отпусков. А, допустим, болезнь уже не является поводом для отмены эфира. То есть я ни разу не воспользовалась бюллетенем.

- Чем болеете?

- Простудой, как все.

- Как проводите отпуск?

- В этом году ездила к сестре в Германию.

- И как в Германии?

- Сестре там некомфортно. А ее мужу - нормально, у него хорошая работа.

- А вообще как проводите свободное время? Есть увлечения?

- Если учесть, что работать приходится шесть дней в неделю по десять-двенадцать часов и выходной - только воскресенье, то увлечение такое - сон. Это мой любимый вид отдыха.

- Есть какие-то специальные люди, которые работают над вашей внешностью?

- Когда все начиналось, я вообще вставала перед камерой, так можно выразиться, непричесанная и ненакрашенная, потом мне люди сказали: не стоит ли над этим задуматься? Одно время со мной работал тот же самый стилист, услугами которого пользовалась Елена Поваляева, если помните такую. И стиль у меня был похожий - пышный, со сложными прическами. Постепенно пришла к тому, что есть сейчас.

- Фанаты донимают?

- Изредка. Не знаю, фанаты или нет. Езжу я в общественном транспорте. Подходят люди, начинают говорить как со старой знакомой. Они-то меня хоть как-то знают, а я-то их совсем не знаю... Недавно привязался один руководитель фирмы, про которую я делала нелицеприятный сюжет. Но он, вроде, даже не обиделся. Звонит, предлагает встретиться. Несколько дней назад позвонил, говорит: «Я все понял, надо срочно ехать вместе отдыхать на Кубу».

- Почему на Кубу?

- Не знаю.

- Кто является юридическим владельцем «Прецедента»?

- До девяносто восьмого года передача была собственностью четвертого канала. А после кризиса они стали закрывать программы, попала под сокращение и я. С этого времени передачей владеет рекламное агентство «Видео Интернешнл С».

- Как строятся отношения с работодателем?

- Пока нормально. Они еще ни разу не вмешивались в процесс, хотя, у нас так принято, поскольку передача изначально «взрывоопасная», каждую неделю на стол директору ложится план будущего выпуска, но, повторяю, еще ни разу этот план никто не менял.

- Ваша передача рентабельная?

- Я финансовой стороной вопроса не занимаюсь, думаю, что рентабельная. В каждом выпуске есть минута-полторы оплаченной рекламы, которая, по-видимому, окупает затраты.

- На мой взгляд, ваша передача не просто «взрывоопасная», а «очень взрывоопасная». Возникают конфликты с вашими «героями»?

- Локальные и быстротекущие конфликты возникают постоянно. Но до последнего времени до суда дело ни разу не доходило. Потому что я работаю очень осторожно, пользуюсь проверенной информацией, за которой часто стоит, например, городской комитет по защите прав потребителей. Но как раз недавно затеплился первый конфликт, который может стать серьезным. Речь идет об одной риэлтерской фирме. У меня был сюжет о том, что женщина (это было несколько лет назад) заплатила сто тысяч рублей риэлтерам за квартиру и в итоге ее не получила (пересказ весьма упрощенный и сокращенный - авт.). После моей передачи ей вернули деньги, правда, нынешние сто тысяч и тогдашние сто тысяч - это разные вещи, но это уже другой вопрос. А после этого риэлтерская фирма обратилась в суд, дескать, мой телесюжет навредил деловой репутации. Чем кончится дело, пока сказать сложно.

- Что вообще сейчас происходит интересного в сфере обмана нас, потребителей товаров и услуг?

- Например, есть ноу-хау со стороны коммивояжеров (те, кто ходят по фирмам или пристают к прохожим на улицах, предлагая, как правило, простенькую косметику, электроприборы и т.п. - авт.) Известно, что эту категорию продавцов многие недолюбливают, во многих фирмах приняты такие правила, что их не пускают охранники или просто висит объявление «коммивояжерам вход запрещен». Так вот, ноу-хау: например, я - директор мебельного салона, мне звонит коммивояжер и называется представителем какой-нибудь фирмы, которая хотела бы купить мою мебель. Естественно, мы договариваемся о встрече. Приходит коммивояжер, смотрит мебель, уже дело доходит до выписывания счета, тут он говорит: ой, я забыл какую-нибудь бумажку, закончим дело завтра, кстати... Кстати, к нам на склад поступила недорогая и очень хорошая косметика, не желаете взглянуть?..

С некоторым даже страхом я задал последний вопрос о перспективах передачи. Потому что перспективы могут быть разными - от дальнейшего совершенствования до... Мне, например, было бы жалко, если бы «Прецедент» исчез из новосибирского эфира или если бы из «Прецедента» исчезло его лицо - Светлана Воронкова.

- Пока интересно, будем работать, - пообещала Светлана. - А далеко заглядывать пока не будем.

vn.ru

Жизнь в конфликте

Фотографии Веры Сальницкой

Почитатели называют её «девочкой — Робин Гудом», злопыхатели — «девкой с противным голосом». Но как бы к ней не относились — её знают в лицо. В рейтинге «50 самых известных лиц Новосибирска» Светлану Воронкову, автора программы «Прецедент», узнали все, кто участвовал в голосовании.

Светлана, вас всегда узнают на улице?

Как-то ко мне подошел человек и воскликнул: «Ой, вы — Светлана Сорокина!?» На что я ему ответила: «Нет, я Светлана Воронкова, но спасибо, мне очень приятно». Да, для Новосибирска, наверное, я одно из немногих узнаваемых лиц. Я не могу сказать, что за мной бегают толпы ошалевших фанатов. Меня иногда узнают в магазине и часто «определяют» по голосу. Я не имею славы, которая усложняет жизнь.

Но, может быть, облегчает?

Не всегда. Мы живем в мире реальных проблем, у меня звезда во лбу не горит. Я не всегда пользуюсь своим профессиональным правом на обнародование того, кто я есть. К этому инструменту прибегаю, когда люди ведут себя совсем уж за рамками приличия.

783 выпуска программы «Прецедент» вышло в эфир с 1995 года.

В одном из магазинов, торгующих мобильными телефонами, пыталась сдать аппарат на штатную экспертизу – право на это есть у любого человека. После того, как меня десять минут пытались выпроводить в сервисный центр, я вручила сотруднику зала визитку и попросила привести старшего менеджера. Мне выдали деньги за телефон и от страха даже экспертизу не провели, как оказалось. То есть пользуюсь иногда «служебным положением», но не считаю зазорным делать это в профилактических, обучающих целях — не для меня конкретно.

На замечания в «Книге жалоб» администрация обязана реагировать в двухнедельный срок

Существует закон. Не нравится – пожалуйста: есть депутаты Госдумы, пишите другие законы. А пока — будьте любезны.

Как с врачом только о болезнях, так с автором «Прецедента» только о проблемах?

Вот это на самом деле так. Программа воспринимается как инструмент непосредственного влияния.

Но основная задача СМИ – доведение объективной информации до потребителя.

Наивно полагать, что в каждом случае мы можем разрешить проблему — это подменило бы и законодательную, и исполнительную власти. Тогда СМИ можно было бы, как шашкой, порубить всех подонков на свете.

Всемирный день прав потребителя отмечается 15 марта

Большой коэффициент влияния у нас в несложных ситуациях. К примеру, мы разбираем ситуации, связанные с трудовыми спорами. Часто под удар попадают те, кто работает по ученическим контрактам или вообще вне всяких договоров. Недавно мы выпустили репортаж об одной компании, из которой человек был уволен без выплаты причитающихся денег. Вчера руководство предприятия вернуло долг, и мы тут же получили от них письмо с просьбой снять сюжет с эфира: конфликт улажен. Но программа не предназначена для выбивания денег. Ее задача – дать зрителю представление о том, как минимизировать риски.

Поэтому когда от нас требуют стопроцентного результата, меня это сильно раздражает, я это называю «потребилерством».

Так происходит потому, что СМИ, а тем более «Прецедент» — как последняя инстанция: дальше жаловаться некуда?

К сожалению, да. Но к нам приходят и такие люди, кто даже не пытался защитить себя, их сотни. Недавно звонят и рассказывают про колбасу: что-то нашли в ней подозрительное. А на просьбу оперативно принести ее для проведения экспертизы отвечают: «Мы далеко живем, может, вы к нам приедете?»

Природу человеческую нельзя изменить: она не хуже и не лучше. Но в нашем человеке до сих пор жива дремучая уверенность в том, что государство радеет за его интересы. Это не так.

Вы получали когда-нибудь угрозы в свой адрес?

Была давным-давно совсем смешная угроза, обещали нанять бомжей, которые выбьют все стекла в квартире. Но мне никогда не озвучивали реально серьезной угрозы. Если бы я поняла, что это так, то, возможно, не стала бы, как в кино, лезть на рожон. Потому что человек я одинокий, и это не та цена, которую я готова заплатить даже за сверхсюжет. Но, слава Богу, жизнь пока не ставила меня перед таким выбором.

Что нужно, чтобы столько лет жить в постоянном конфликте?

Безусловно, нужна способность держать удар. Тьфу-тьфу, у нас нет реальных рисков для жизни. Однако регулярные нервотрепки и крайне жесткие еженедельные разговоры – это часть моей профессии.

В судах тоже?

В неделю редакция «Прецедента» принимает 75-100 звонков с жалобами

До судов редко доходит — с каждым материалом мы работаем очень скрупулезно. За всю историю программы были три или четыре попытки с нами судиться. Некоторые не доходили даже до судопроизводства, другие разваливались на стадии предварительного рассмотрения. Научил меня так работать один курьезный случай, который тогда я очень трагично восприняла. 1997 год, я впервые самостоятельно вела программу. Речь шла о некорректно работающих дачных фирмах. И я умудрилась адресным планом одной компании заклеить материал про другую. Слава богу, обошлось без суда. Мы извинились и перемонтировали сюжет, но когда я разговаривала с представителями невинно пострадавшего бизнеса, это было очень унизительно.

Стыд за эту ошибку я ощущала очень остро на протяжении нескольких лет.

Но довольных вашими сюжетами должно быть не меньше, чем недовольных. Благодарности в каком виде получаете?

В самом разном! Вот это — дяденька в благодарность презентовал сумочку, которую сам связал. А вот принесли бутылку вина. Это в канун дня рождения Путина мы обязательно получаем подарок.

Вот как!?

История такая: одна дама три года назад обращалась на все новосибирские каналы, хотела в бегущей строке разместить поздравление президенту России. Но ей везде отказали. И тогда она позвонила нам. Мы подготовили сюжет, посвященный этому забавному случаю, но выход его в эфир был запрещен. Перед нашей героиней мы за это извинились, а через неделю она материализовалась на пороге редакции — с тортом и вином. На мое удивление, ведь помочь мы ей ничем не смогли, она ответила: «Вы хотя бы меня выслушали». Вот с тех пор и поздравляет нас с днем рождения ВВП каждый год.

А сюжеты часто запрещают к выходу в эфир?

К счастью, нет: в исключительных случаях, когда давление на владельца бренда зашкаливает.

  В Законах Хаммурапи (XVIII в. до н. э.) есть статьи о защите прав потребителей

Программе больше 16 лет. Это единственный прецедент в Новосибирске ?

Авторские программы вообще не заточены на такую долгую жизнь. Это, скорее, счастливое стечение обстоятельств.

Профессиональную деформацию ощущаете?

Глобальную! В прошлом году я клеила скетч к нашему пятнадцатилетию и смотрела передачи 1997-98 годов. Я тогда и я сейчас — это земля и небо. Я мрачно стала смотреть на систему, в которой мы вынуждены жить. На разгул демократии, с которым вынуждены мириться. С разочарованием стала и к себе относиться.

Как профессионал я выросла, но счастливее не стала. Мои профессиональные амбиции удовлетворяются, а личная жизнь — в загоне, на десятом плане. Я не Людмила Прокофьевна из известного фильма, и я пока не могу помирить эти две вещи.

Не возникает желания круто изменить жизнь, бросить этот бесконечный конфликт, выйти замуж?

Возникает. Я же нормальный человек. Лет десять назад это желание ощущала меньше. Тогда я была очень зависима от своих профессиональных амбиций и не вполне материально обеспечена, чтобы у меня был выбор. Сейчас я уже могу работать или не работать. Могу позволить себе быть одинокой — и могу позволить быть не одинокой. Я вообще в своем возрасте и ситуации много чего могу себе позволить.

То есть некоторые мечты сбылись?

Главная моя мечта — найти общий язык с самой собой. Потому что я нахожусь в состоянии внутреннего конфликта. Желаю покоя и жажду профессиональных успехов. Эти цели не стыкуются между собой. Мужчина, дети, тихие радости жизни – производные от того внутреннего комфорта, которого пока нет. Я не знаю, достижимо ли это. Или это та цель, которая постоянно уходит за горизонт. Мне кажется, это вообще редко кому удается. И иногда целой жизни мало, чтобы такая мечта осуществилась.

Автор Анжелина Дерябина журналист Автор Анжелина Дерябина журналист

Теги: СМИ права потребителей Новосибирская область

sib.fm

Правда о правдивости программы «Прецедент»

История фальсификации одного из сюжетов

Недавно в новосибирский офис финансовой корпорации «Социальная инициатива» позвонила тележурналистка Светлана Воронкова, автор программы «Прецедент». Она просила прокомментировать сведения, появившиеся в Интернете. А поскольку информация, о которой шла речь, мягко говоря, не соответствовала действительности, директор регионального филиала Евгений Васильев согласился дать разъяснения. Однако, когда программа вышла в эфир, оказалось, что ситуация буквально поставлена с ног на голову. Что же произошло на самом деле?

Евгений ВАСИЛЬЕВ, директор Новосибирского филиала финансовой корпорации «Социальная инициатива»:

— Журналистка Светлана Воронкова при личной встрече не произвела впечатление предвзятого человека. Слушала внимательно. Спрашивала много и обстоятельно, не пренебрегая мелочами. Но когда посмотрел сделанную ею передачу, стало и грустно, и смешно.

Думаю, не слишком много народу имели счастье видеть этот выпуск «Прецедента». Поэтому предлагаю представить: начинается передача, и ведущая Светлана Воронкова многозначительно сообщает, что на такую-то фирму в Интернете распространен «настоящий компромат». Правда, уточняет она, не приведены «реальные факты». Но это не беда — факты есть у нее, у Светланы Воронковой. Так незатейливо начинается рассказ про компанию «Социальная инициатива» и якобы «тревожную ситуацию» на строительстве микрорайона «Береговой».

Зрителю, конечно, невдомек, что в качестве интернетовского «вещдока» ведущая предъявляет сайт, который является независимым форумом вкладчиков корпорации. И, по словам самой же Воронковой, по большей степени содержит только эмоции людей. Но это, как оказалось, было только началом. Едва ли не все, что в этой телепередаче было показано далее, представляет собой произвольный монтаж моих фраз, вставленных в качестве некой иллюстрации к «глубокомысленным» рассуждениям автора.

Например, на экране показывается вид «молчащей» строительной площадки (к сожалению, момент съемки совпал с обеденным перерывом), и голос Светланы Воронковой за кадром комментирует: мол, как видите, темпы строительства на «Береговом» не вызывают оптимизма. Сразу после этих слов включается видеоряд, где я, руководитель Новосибирского филиала «Социальной инициативы», сижу и подтверждаю: «Да, действительно…» и т. д. На самом деле я отвечал на вопрос, сформулированный иначе!

Дальше — больше. В кадре появляется человек, слова которого Светлана Воронкова представляет чуть ли не как сенсацию. Наш инвестор, таинственно названный «Анатолием», неторопливо пересказывает содержание распространенной нами информации о новой дате сдачи первого пускового комплекса на «Береговом». Мы, действительно, считаем, что первые новоселья необходимо отложить. О переносе сроков сдачи объекта мы, начиная с прошлого года, информировали своих вкладчиков. Но Светлана Воронкова при помощи «ни о чем не ведающего Анатолия» представляет это сообщение как новость, заговор, который она, доблестная журналистка, сумела раскрыть.

Телезрителям не может быть известно, что, добиваясь встречи со мной, Светлана Воронкова убеждала, что хочет только одного — рассказать телезрителям правду. И я доверчиво рассказывал ей о том, какой нелегкий путь был пройден за 2,5 года, с какими трудностями пришлось столкнуться «Социальной инициативе» при освоении микрорайона «Береговой». В общем, правду я рассказал, да только места ей в передаче Светланы Воронковой не нашлось. Вместо этого было произнесено обвинение в «профанации», которым ведущая «Прецедента» эффектно завершила свой опус. В качестве «обвиняемого» выступил конкурс «Новосибирская марка», организаторы которого посмели-де наградить «Социальную инициативу»! Автор программы даже не удосужилась заглянуть в номинацию диплома, гласящего, что «Социальная инициатива» получила его отнюдь не за строительство, являющееся одним из направлений деятельности компании, а за предоставление услуг населению — небанковское ипотечное кредитование. В ставшей уже привычной манере усталого судьи Светлана Воронкова выносит приговор: нельзя было «Новосибирской марке» объявлять деятельность «Социальной инициативы» бизнес-достижением, так как эта компания срывает сроки строительства.

Тут снова расчет на несведущего телезрителя. Ведь многие могут и не знать, что «Социальная инициатива» — одна из первых компаний в России, которая стала предоставлять населению финансовые услуги в сфере недвижимости. Имея авторские права на программу «Как улучшить жилье при нехватке денег» и неоднократно получая за ее продвижение заслуженные награды, мы можем смело заявлять о лидерстве в этой области. Это сейчас в законодательстве введено понятие «небанковское ипотечное кредитование». Так вот наши основные технологии еще задолго до появления законов основывались именно на нем. За что, кстати, нас нередко критиковали, называя наши технологии «суррогатными». А жизнь показала, что мы оказались правы.

И все же что касается строительства. Реанимируя гигантскую строительную площадку, которая в течение 20 лет была заброшенной, «Социальная инициатива» и здесь в числе лидеров. Мы придали самому масштабному новосибирскому проекту конца ХХ века инвестиционную привлекательность — сегодня немало инвесторов Новосибирска рассматривают возможность своего участия в застройке «Берегового». Хотя еще год назад(!) об этом никто всерьез и не думал.

Складывается впечатление, что передача журналистки Светланы Воронковой выступает в качестве личной трибуны автора. Наверное, это как наркотик — поучать и выносить приговоры. Но, с другой стороны, пока один человек удовлетворяет личные амбиции, сотни других людей начинают задумываться: а что если в его словах есть правда? Смешно и жалко! Вот только телезрителей еще «жальчее», а вдруг кто-то из них и вправду примет это за чистую монету?

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Нам стало известно, что корпорацией «Социальная инициатива», в соответствии со ст. 46 Закона о СМИ, подготовлена Претензия в адрес программы «Прецедент» с требованием размещения ответа на изложенную в программе информацию, которая умаляет деловую репутацию как «Социальной инициативы», так и учредителей конкурса «Новосибирская марка».

www.nsk.kp.ru

Светлана Воронкова и дурдом

«Ура, мы уходим в отпуск». Когда я говорю это всем страждущим нашей помощи на этой неделе, люди явно не понимают о чем идет речь. В представлении обычного человека наша программа ассоциируется с какой-то бесперебойно работающей машиной, которая не ест, не пьет и не спит. На самом деле у нас как у всех. Три журналиста, оператор, монтажер и водитель, которые 11 месяцев в году совершают этот подвиг, самые обычные люди, которые от усталости на взводе, а летом, дурея от жары, тоже ходят с оплавленными мозгами и пониженным КПД. Поэтому дорогой зритель ближайшие две недели потерпи как-нибудь без нас.  Лучше не звони, а если совсем приспичит, оставляй сообщения на электронке. Расставание наше будет то ли к счастью, то ли нет, но недолгим. Вы и опомнится не успеете, как  «девочка Робин Гуд, которая у богатых берет, а бедным дает» уже снова будет утирать слезы и как Чип и Дейл бежать на помощь. Кстати, перед отпуском, видимо потому что нервы, как натянутая струна, кажется, что количество неадекватных людей, которые тебя терзают увеличивается на порядок. Хотя на самом деле перед отпуском неадекватным скорее делаешься ты сам. Да  еще пока не забыла, сегодня список людей, покинувших нашу программу, вырос еще на одну строчку. Сегодня наш оператор, с которым мы прошагали последние восемь месяцев, уехал на Север снимать большое документальное кино. Наши репортажные будни с постоянный беготней и конфликтами не сравнились с высокими мыслями о документалистике. Но отряд зрителей не заметит потери этого бойца. Просто у меня внутри остается ощущение гнетущей пустоты. Хотя 27-го поезд двинется дальше, он не останавливается уже 22 года подряд. Первый выпуск «Прецедента» вышел страшно сказать летом 1995-го.  

precedent.tv

19 октября 2012

Золотой Клуб VIP-клиентов Центра красоты «Лелея» Профессиональная журналистка. Автор и ведущая программы «Прецедент»

Образование: Горьковский государственный университет по специальности «Преподаватель истории и обществоведения». 

Работа: Профессиональной журналистикой стала заниматься сразу после окончания университета в газете «Мотор» завода НВА. Затем несколько лет проработала редактором отдела информации в газете «Ведомости» Областного Совета депутатов. На телевидение пришла в 1995 году. С 1997 года стала автором программы «Прецедент». За много лет существования программы тележурнал неоднократно признавался лучшей программой в Новосибирске. Светлане Воронковой как автору программы присуждена премия в области журналистики «За верность профессиональному долгу», в 2010 году программа «Прецедент» стала победителем в конкурсе региональных СМИ «Я, ты, мы вправе».

Мечты: Делать ток-шоу по проблемам защиты прав потребителей... 

Хобби: Академический вокал. Когда-то давным-давно самой главной целью жизни было поступление в консерваторию по классу академического вокала, но жизнь распорядилась иначе, очень удачно рекрутировав Светлану в тележурналисты.

«Здравствуйте, в эфире «Прецедент».

Программа «Прецедент» на новосибирском телевидении явление знаковое и значимое. В Новосибирске почти не осталось авторского телевидения. Одна из немногих программ, которая остается в эфире, это «Прецедент». Очевидно, потому что программа её бессменная ведущая Светлана Воронкова вот уже второй десяток лет честно, профессионально и от всей души занимается защитой даже не просто прав потребителей, а самих потребителей тоже.

«Прецедент» — это программа не об абстрактных потребителях и абстрактных законах, а о проблемах конкретных людей. И проблемы эти программа решает, и помогает людям, как может. Потому-то и имеет она высокий рейтинг и любовь зрителей.

Слушая злободневные программы, вы наверняка не раз восхищались тем, как прекрасно выглядит известная телеведущая, автор знаковой для Новосибирска программы «Прецедент» Светлана Воронкова. Ясный взгляд, ни капли усталости, прекрасный цвет лица и безупречная прическа. А ведь у Светланы плотный график съемок и очень много сложной работы, которая требует порой нахмуренных бровей и строго выражения лица, что явно не пользу красоте. Средство Макропулоса, которое обеспечивает как жизнестойкость программы, так и не увядающую молодость ее ведущей, это неистребимое честолюбие Светланы, умение деловой женщины находить время для себя и уникальные возможности и экспресс-методики Центра красоты «Лелея».

leleya.ru

Александр Балян : в цивилизованном мире это называется «взять заложников»

Чтобы понять природу уголовного дела Владимира Кожевникова, надо адресоваться к другому процессу, ассоциированному с Биотехнопарком.  9 октября 2018-го года СУ СК по НСО возбудило уголовное дело в отношении Татьяны Франк, директора ООО «МедХолдингГрупп», и неустановленных лиц за мошенничество в особо крупном размере. Поводом стал контракт на поставку оборудования и материалов для опытно-производственного участка твердых и жидких лекарственных форм на 104,316 млн рублей. Он был заключен в ноябре 2015-го года с УК «Биотехнопарка» в лице генерального директора Владимира Кожевникова и компанией «МедХолдингГрупп» в лице Татьяны Франк. Четыре года назад этот контракт был подписан без конкурса, с единственным поставщиком.

После проверки Контрольно-счетной палаты НСО, заинтересовавшейся, в том числе и этим контрактом, возникли вопросы. Сначала они были связаны с тем, что оборудование было поставлено физически, но не находилось на балансе акционерного общества. Действовавшее на тот момент руководство Биотехнопарка объясняло это тем что, оборудование поставлено не полностью, поэтому его нельзя принимать. Длительное время дискуссии вокруг контакта носили сугубо хозяйственный толк, но позже эта история получила развитие и в уголовной плоскости.

Сначала доследственной проверкой занималось МВД, постфактум ее материалы были переданы в следственный комитет по традиционной предпринимательской статье «Мошенничество» в отношении предпринимателя, поставившего оборудование и неустановленного круга лиц. Летом 2019-го Биотехнопарк был официально признан потерпевшим в рамках этого уголовного дела. Изменилась и роль ключевого персонажа, Татьяны Франк. В деле, которое было возбуждено в 2018-ом, она была единственным фигурантом, названным персонально, и считалась ключевым подозреваемым.

Но неожиданно уголовное дело было прекращено в соответствии со ст. 25.1. УПК РФ (введена ФЗ № 323 от 03.07.2016г.). Эта норма применяется по инициативе суда или по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора. В таком случае мерой наказания становится всего лишь судебный штраф. Именно такое решение не так давно было вынесено мировым судьей в отношении Татьяны Франк, которую обязали заплатить штраф в размере пятидесяти тысяч рублей. 

Уже вскоре после вынесения этого решения, Франк написала явку с повинной и показала, что в 2015-2016 годах при заключении контракта на поставку оборудования бывшим руководством Биотехнопарка ей якобы было предложено передать взятку в размере 2,5 миллионов рублей через цепь посредников. Эти показания и легли в основу уголовного дела по взятке в особо крупном размере, возбужденного в отношении экс-директора УК «Биотехнопарка» Владимира Кожевникова (он ушел со своего поста в июле 2018-го). Так Татьяна Франк из подозреваемой по делу о мошенничестве, превратилась в ключевого свидетеля обвинения по делу о взятке. 

Владимир Кожевников

Свое мнение о метаморфозах, произошедших с ролью Татьяны Франк в двух резонансных уголовных делах, о перспективах уголовного преследования в отношении Владимира Кожевникова и о сомнительных схемах, получивших в последние годы широкое распространение в России, мы говорим с председателем Новосибирской городской коллегии адвокатов, Александром Баляном. Для этого есть, как минимум, две причины, во-первых, Владимир Кожевников и Александр Балян знакомы больше тридцати лет еще со времен учебы в ФМШ, во-вторых, именно Александр Балян был залогодателем в суде.   

Полный текст интервью:

- Александр Ванович, вынося решение о мере пресечения, суд исходил из тяжести преступления, в котором обвиняется Кожевников, его проживанием не по месту регистрации, наличием загранпаспорта и тем, что он неоднократно выезжал за границу, а кроме того возможностью оказывать давление на свидетелей. Насколько это весомые причины для того, чтобы заключить его на два месяца под стражу?

- Из материалов, которые мне были представлены, там нет оснований для предъявления таких обвинений. Нет денег, которые передавались бы из рук в руки, нет договоренностей, нет общего покровительства по службе. Все это дело, на мой взгляд, натянуто. Причем натянуто неаккуратно и демонстративно. Что касается избрания меры пресечения…О чем мы говорим? Кожевников живет в Новосибирске больше 30-ти лет. Он  имеет троих детей, живет с семьей, работает в Новосибирске. Он действительно много ездил по России и собирался в ближайшее время посетить Крым. И на этом основании делается неожиданный вывод, что он планирует (по оперативным данным) покинуть территорию РФ через государство, для въезда в которое не нужен загранпаспорт. По моему мнению, это звучит дико, ставить человеку в качестве обоснования для избрания меры пресечения то, что он много ездит по России, а так же собрался в Крым. Они что, не считают Крым Россией? У него действительно были билеты с женой и двумя детьми, но если это класть в основание по решению об избрании меры пресечения для ареста, тогда у нас получается, что любой выезжающий в Крым может скрыться.

- То есть Вы считаете, что заключение под стражу в этом случае избыточная мера пресечения?

- Конечно. Предполагается, что он может оказать давление на потенциальных свидетелей по этому делу. При этом Верховный Суд говорит, что инициатор такого ходатайства должен представить в суд конкретные, фактические данные о том, что обвиняемый может оказать давление. Например, что он совместно работает с  людьми, на которых может оказать давление. Этого нет, Кожевников уже давно не работает в Биотехнопарке. Если там речь идет о сдаче-приемке оборудования, то акты давно подписаны. Люди, которые могли мешать или не мешать этому, не находятся в его подчинении, они уже давно допрошены и не по разу. Допрашивался и сам Кожевников, он всегда являлся по вызову следователя, будучи свидетелем по делу Татьяны Франк. То же  касается и второго арестованного по делу о взятке, Павла Шелеметьева, то, что давление может оказать он, мне это вообще кажется какой-то дичью. Что получилось в итоге? Теперь нам надо охранять в условиях строгой  изоляции двух человек, лишить их общения с семьями (у одного двое детей и у другого трое). Или может быть надо просто обеспечить безопасность Франк, если она боится? Тогда надо просто написать в компетентные органы, чего именно она боится, и они найдут возможность, обезопасить ее. В любом случае это дешевле, чем двух человек в тюрьме содержать. Но никто не решился представить компетентному органу основания для принятия мер безопасности в отношении Татьяны Франк. Ведь люди, которые подписываются под этими мерами, отвечают финансово за выделение денег на эти цели. А в случае с ФСИН у нас все предоплачено, пожалуйста, в СИЗО всегда есть посадочные места. Усадили людей, ну чуть плотнее вот и все.

- Получается, что держать подозреваемых под стражей, удобнее следователям?

- Нет, я думаю, что следователям было бы удобнее, если бы Кожевников и Шелеметьев приезжали сами, а не конвой заказывать и ездить в тюрьму. Это удобнее в другом плане, когда люди сидят в тюрьме, они находятся в дискомфортных условиях, у них есть стимул, чтобы выйти. Для этого надо сделать то, что от них требуют. В цивилизованном мире это называется «взять заложников». В России это настолько популярно сейчас стало, все считают, что это нормально. Если человек не сознается в совершении преступления – его нужно взять под стражу.

- Это правда, что залог за Кожевникова готовы были внести не только Вы?

- Когда СМИ опубликовали то, что я предложил деньги и их не приняли, мне начали звонить из разных городов и стран, потому что Кожевников был человеком популярным среди выпуска нашей физмат школы. Один профессор, который мне не кажется богатым человеком, приехал ко мне вечером того дня, когда Владимира арестовали, и сказал «ты мало предложил, наверное, я готов еще добавить, у нас сообщество архитекторов готово скинуться». Тут вопрос не в сумме, вопрос в том, кто принимал решение о целесообразности заключения человека под стражу. Но они хотят продолжить «негодяйскую цепь».

- Что Вы зазываете «негодяйской цепью»?

- То, что происходит с Кожевниковым важный прецедент для жителей нашей области, потому что все, кто хоть как-то активен, должен быть готов к следующему: если место, которое он занимает, кому-то интересно, если его бизнес кому-то нужен или кому-то мешают, есть очень простая схема.  У нас есть статья, позволяющая прекращать уголовное дело по ходатайству следователя и с согласия прокурора. Эта особая процедура, когда лицо, совершившее преступление небольшой или средней  тяжести или впервые совершившее его, в случае, если вина заглаживается или ущерб погашен, может рассчитывать на прекращение дела в суде с применением штрафа. Прекращение дела означает, что человек привлекался, но не судим. Прекращение дела происходит без судебного разбирательства и в этом самая главная изюминка – судья вообще не заглядывает в обоснованность обвинения. Я видел копию постановления мирового судьи о прекращении дела, оттуда видно, что Франк была обвиняемой по уголовному делу о мошенничестве  в особо крупном размере, вместе с какими-то неустановленными личностями. Потом каким-то неизвестным образом это обвинение было переквалифицировано в обвинение по другой статье, это уже не часть 4. УК РФ 159 (Мошенничество), а часть 1 УК РФ 165 (Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием), это большое облегчение. Из особо крупного ущерб стал небольшим. То, что такая переквалификация произошла - это успех защиты Татьяны Франк, но, как я предполагаю, это результат переговоров. Эта схема, ставшая популярной в последние два года, опасна для общества тем, что, на мой взгляд, порождает преступников. Если в лоб читать постановление мирового судьи, на мой взгляд, случилось следующее: кто-то сокрыл следы тяжкого преступления, переквалифицировав его в преступление небольшой тяжести. В обмен на это или после этого бывшая обвиняемая, дождавшись, когда все вступит в законную силу, явилась с повинной. Она не просто предоставила какую-то информацию, она прямо указала на другого человека, как на лицо совершившее преступление. На одной чаще весов у бывшей обвиняемой Франк была сумма, предполагаемого хищения в десятки миллионов рублей, а это до 10 лет лишения свободы, а на другой чаще весов – полное освобождение от уголовной ответственности, 50 тысяч рублей штрафа и чистая биография, соблазн очень велик. Итак, есть свидетель Франк, которая прямо заинтересована в том, чтобы то, что она написала в явке с повинной в отношении Кожевникова, подтвердилось. Если этого не произойдет, для нее это драматическое изменение судьбы, ведь за донос надо будет ответить. Можно ли верить такому свидетелю и вообще?  

- Вы считаете, что любого человека можно спокойно отправить в места лишения свободы?

- В принципе, да. Самое неприятное, что следователи и оперативники когда достигается такая договоренность, они же знают, что там было совершенно. Получается, они создают порочную цепь, берут свободу другого человека и от этого другого могут попросить того же самого, и так цепь может дойти куда угодно. И ты никак не защищен. Если эта схема будет применяться, возможно, будут добиваться от Шелеметьева, чтобы он показал на Кожевникова. Если он так сделает, для него, наверное, найдут компромиссное решение. Соглашения со следствием просто так не заключаются, надо или «подельника» другого, неизвестного следствию изобличить либо новый эпизод приделать. И эта цепочка начнет разрастаться. И только когда они встретят настоящего мужчину или твердую женщину, эта порочная цепь может прекратиться. У меня в Матросской тишине сидит человек, и я вижу, как все это происходит. И цепь остановилась только на простых парнях из маленького поселка, которые сказали «мы не будем врать».

Светлана Воронкова

precedent.tv


Смотрите также