Сидоренко андрей юрьевич адамас биография


Сидоренко Андрей Юрьевич

Автор: persona

Совладелец и председатель совета директоров компании «Адамас»

«Связи / Партнеры»

Веремеев Владимир Михайлович — Совладелец компании «Адамас», владелец гостинично-ресторанного комплекса «Галерея»

«Компании»

«Адамас»

«Темы»

Тандем «Путин-Медведев», Уголовные дела

 
«Новости»
«Адамас» в 1993 году был создан отставным офицером-финансистом Андреем Сидоренко и кооператором Владимиром Веремеевым, сообщал журнал Forbes. Предприниматели торговали в 80-е годы матрешками и «палехом». Как рассказывал Веремеев в одном из интервью: «Все, что делают народные умельцы из ближайшего Подмосковья, проходило через крупную сеть наших торговых точек и магазинов. Затем решили заняться золотом — захотелось чего-то нового. Начинали с нуля: взяли кредит в банке, купили станки, запустили завод», — говорил Веремеев. Компания «Адамас» вошла в число крупнейших ювелирных сетей. Но в последнее время у нее возникли проблемы из-за долгов. Летом была начата процедура банкротства трех компаний группы «Адамас» — Столичного ювелирного завода, «Адамас-Ювелирторга» и «Адамас-ювелира». Компания продолжает договариваться с кредиторами.источник: https://www.bfm.ru/news/342197 Сбербанку удалось добиться обеспечительных мер в отношении компании «Адамас-ювелирторг», которая занимается розничной торговлей в ювелирном холдинге «Адамас». Арбитражный суд Москвы удовлетворил 18 февраля ходатайство банка в рамках банкротства «Адамас-ювелирторга», следует из материалов суда.источник: http://www.vedomosti.ru/business/articles/2016/02/20/631009-sud Компанию в 1993 году создали отставной офицер-финансист Андрей Сидоренко и кооператор Владимир Веремеев, торговавший в 1980-х матрешками и «палехом». До начала 1990-х создатели «Адамаса» не имели никакого отношения к ювелирному искусству.Все, что делают народные умельцы из ближайшего Подмосковья, проходило через крупную сеть данных торговых точек и магазинов.Владельцы скрываются за тремя офшорами: люксембургским «Спенсер Холдинг С.А.», владеющим 61% «Адамаса», кипрским Tollcross (20%) и зарегистрированным на Британских Виргинских островах Sand Independence (19%).Отметим, что источники в НИИ ТП и Гильдии ювелиров России говорят, что среди владельцев «Адамаса» точно числятся Андрей Сидоренко и Владимир Веремеев, хозяин гостиницы и ресторана «Галерея» в Абрамцеве.источник: http://www.moscow-post.com/economics/vse_bylo_adamas19211/ Владельцы одного из крупнейших в стране ювелирных производств «АДАМАС» Павел и Андрей Сидоренко начали развитие собственной розничной сети позже, чем их конкуренты. Консолидация рынка заставляет всех игроков быстро наращивать присутствие в рознице, причем борьба идет пусть не за самого богатого и взыскательного, зато массового покупателя, выбирающего товары нижней ценовой категории.  В этой ситуации владельцы «АДАМАСа» снова пошли против течения: вместо грандиозных распродаж компания решила запустить новый проект — сеть дискаунтеров «Ювелирный базар» и стать первой российской мультиформатной ювелирной сетью. Это позволит ей не потерять своего изначального позиционирования и завоевать малообеспеченную и экономную публику. Но таким образом братья Сидоренко фактически отказываются от попыток перевести «АДАМАС» с третьего на первое место по широте присутствия на рынке: развивая сразу две сети, за лидерами они точно не угонятся.ссылка: http://www.adamas.ru/rus Соответствующий договор был подписан вчера, 13 марта, в Сочи. От имени Оргкомитета его подписал его президент, Дмитрий Чернышенко, от имени компании – председатель совета директоров «Адамаса» Андрей Сидоренко.ссылка: http://www.sportmanagement.ru/articles.php?id=6291 Наконец, лидер тройки, крупнейший российский ювелир «Адамас», начинал сразу с производства. Эту компанию в 1993 году создали отставной офицер-финансист Андрей Сидоренко и кооператор Владимир Веремеев, торговавший в 1980-х матрешками и «палехом». «Все, что делают народные умельцы из ближайшего Подмосковья, проходило через крупную сеть наших торговых точек и магазинов, — рассказывал Веремеев в интервью газете «Вперед» (Сергиев Посад). — Затем решили заняться золотом — захотелось чего-то нового. Начинали с нуля: взяли кредит в банке, купили станки, запустили завод».«Заводом» стали арендованные пол-этажа в московском НИИ точных приборов — «почтовом ящике», который когда-то разрабатывал системы космической связи. Там разместили итальянские станки для производства золотых цепей, вспоминает директор «Адамаса» по маркетингу Павел Сидоренко (младший брат и партнер Андрея Сидоренко). «Андрей и Володя приезжали к нам советоваться, покупали полуфабрикат — золотую проволоку, — рассказывает гендиректор Московского завода спецсплавов и глава российской Гильдии ювелиров Александр Иванюк. — Это талантливые ребята. Начав с нуля, быстро догнали и обогнали Бронницы». (В подмосковных Бронницах находился крупный советской постройки завод по производству ювелирных цепей.)ссылка: http://www.forbes.ru/forbes/issue/2006-07/14961-zolotoi-tranzit  Андрей Юрьевич, у компании есть трудности, связанные с недобросовестной конкуренцией небольших торговых компаний, которые реализуют поддельные и некачественные изделия?ссылка: http://www.vz.ru/economy/2007/7/20/95478.html — У мно­гих из тех, кто так или ина­че ин­те­ре­су­ет­ся судь­бой «А­да­мас», жар­кие спо­ры вы­звал во­прос о то­м, по­че­му прак­ти­че­ски од­но­вре­мен­но с ва­ми свой пост по­ки­нул и Па­вел Юрье­вич Си­до­рен­ко?— Этот во­прос, и на са­мом де­ле, мне не­од­но­крат­но за­да­ва­ли в по­след­нее вре­мя. Вне­су яс­но­сть, дабы раз­вен­чать лю­бые до­мыслы. Па­вел Юрье­вич яв­ля­ет­ся од­ним из соб­ствен­ни­ков ком­па­ни­и. На со­бра­нии учре­ди­те­лей в со­ста­ве всех соб­ствен­ни­ков ком­па­нии бы­ло при­ня­то ре­ше­ние со­здать еди­ный ор­ган управ­ле­ния из со­ве­та ди­рек­то­ро­в. Пред­се­да­те­лем вы­бра­ли Си­до­рен­ко Ан­дрея Юрье­ви­ча, а Па­вел Юрье­вич по-­преж­не­му за­ни­ма­ет ру­ко­во­дя­щий по­ст, вхо­дя в со­став со­ве­та ди­рек­то­ро­в.ссылка: http://www.jewellerynews.ru/process/news.html?id=12758 Оргкомитет “Сочи 2014” определился с компанией, которая изготовит олимпийские и паралимпийские медали, это российский “Адамас”. Соответствующий договор подписали в Сочи президент оргкомитета Дмитрий Чернышенко и председатель совета директоров “Адамаса” Андрей Сидоренко, передает rsport.ru.“Честь и ответственная миссия изготовить олимпийские и паралимпийские призовые медали выпала компании «Адамас». Медали — главный трофей соревнований, и именно то, о чем мечтает и за что будет сражаться каждый спортсмен на играх в Сочи. Наш партнер изготовит 1,3 тысячи медалей”, — сказал Чернышенко.ссылка: http://www.panarmenian.net/rus/news/149679/ Ювелирная компания «Адамас» изготовит медали для Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи в 2014 году. Сегодня президент оргкомитета «Сочи 2014» Дмитрий Чернышенко и председатель совета директоров «Адамаса» Андрея Сидоренко подписали договор, по которому компания становится официальным поставщиком Олимпийских игр в категории «Ювелирные изделия, драгоценные металлы, камни и медали».ссылка: http://www.rbcdaily.ru/market/562949986200104 В среду президент Оргкомитета «Сочи 2014» Дмитрий Чернышенко и председатель совета директоров «Адамаса» Андрей Сидоренко подписали договор, согласно которому компания стала официальным поставщиком Олимпийских зимних игр 2014 года в категории «Ювелирные изделия, драгоценные металлы, камни и медали».ссылка: http://sport.ru.msn.com/news

whoiswhopersona.info

Лабиринт лжи: как зарабатывались золотые миллионы «Адамаса»

По материалам СМИ

Ювелирная компания «Адамас» является одной из самых круп-нейших в России. На сегодняшний день во многих городах нашей родины открыто около 250 бутиков «Адамаса». Компания широко рекламируется в прессе, а ее лицами уже успели побывать многие российские звезды.

Однако мало кто знает, какую подноготную скрывает эта с виду успешная и кристально чистая компания. Наше издание провело собственное расследование и выяснило, что же на самом деле стоит за золотыми миллионами «Адамаса». Этот увлекательный рассказ мы начнем издалека…

Система работает

Эта история началась в далеких нулевых, когда уволившийся сотрудник ВС России Сидоренко Андрей Юрьевич, искал применение своим приобретенным на службе умениям управлять хозяйствующими субъектами. Как это, к слову, происходит в ВС РФ, мы все прекрасно знаем… Хотя бы на примере недавних скандалов в Министерстве обороны.

Это применение Андрей Юрьевич действительно нашел. В тот самый момент, когда была обнаружена крупная прореха в Законодательстве РФ. Вы наверняка спросите, в чем заключалась та самая прореха. Отвечаем: в том, что золото на межбанковском рынке обращалось без НДС (в том числе и выдача займов в золоте), а вот дальнейшая продажа презренного металла производилась уже с НДС, который не было необходимости никому уплачивать.

Фирмы создавались, металлические кредиты получались, налоги не платились, а фирмы однодневки ликвидировались. Так, собственно, на лжи росло и множилось богатство недобросовестных предпринимателей.

Вы, должно быть, поинтересуетесь, при чем же здесь вышеупомянутая компания «Адамас»? Все дело в том, что она была создана как раз для реализации той самой нелепой ошибки в Законодательстве. Горебизнесмены вовремя подсуетились и занялись переработкой золота, а также производством массовых ювелирных изделий. Их основной бизнес состоял вовсе не в зарабатывании добавленной стоимости, а в производстве тоннажа.

Таким образом и ковались золотые миллионы «Адамаса»: приглашались иностранные специалисты, покупалось оборудование и производились золотые цепи, которые тоннами продавались на рынок. И все это отнюдь не ради коммерческой прибыли, а ради заработка на неуплате налогов.

Иностранное владение российским бизнесом или каждый охотник должен знать, где сидит фазан

Чтобы продолжать работать и при этом не платить налоги, нечистые на руку предприниматели создали нехитрую схему, которая помогала им ловко обводить вокруг пальца государство.

Металл производился в промышленных масштабах и успешно продавался на российский рынок. При таких нешуточных заработках было просто необходимо озаботиться сохранением владения и ка-питала. А лучше всего — вывести этот самый капитал за пределы РФ. Как нам удалось выяснить, таким образом у российской компании «Адамас» появились иностранные учредители родом из Ки-пра и владельцы торговой марки родом оттуда же. Дальше схема владения осуществлялась через Вирджинские острова и через систему фондов. Все это делалось с одной единственной целью: чтобы никто не узнал, кто на самом деле владеет компанией.

Заработанную нечестным путем прибыль нужно было както выводить. Тогда-то и появились договора франшизы и оплата роялти за границу за пользование российской торговой маркой «Адамас». Впрочем, ничего нового, все в тренде отечественных экономических реалий…

Однако давайте не будем забывать, что за всей этой схемой стояли простые российские бизнесмены — Андрей Юрьевич Сидоренко и Владимир Владимирович Веремеев. Забыть здесь немудрено, ведь стояли они незаметно, были тише воды, и ниже травы, а так-же по-всякому дистанцировались от своего детища, которое приносило им миллионы. Мол компанией владеем не мы, а владеют иностранные компании: наша хата с краю, ничего не знаем!

Но вот ведь какая интересная вещь. Фирма принадлежит иностранным компаниям, но все решения по ней почему-то принимаются теми самыми «не владеющими бизнесменами Сидоренко и Веремеевым. Именно они управляли всеми финансовыми и юридическими структурами, а также вели ключевые переговоры.

Вот и получалось: прибыль зарабатывается, миллионы текут за границу «непонятно» кому, а в то самое время на территории нашей с вами необъятной родины «не владеющие» владельцы, скупают дома, машины, недвижимость и много другого ценного имущества. 

Банки и кредиты, или где брать деньги и куда лучше инвестировать

Каждая интересная история имеет свои переломные моменты. Наша — не исключение. Тем самым моментом для компании «Адамас» стал кризис, который грянул в России в 2008-2010 годах. Бизнес посыпался, ручеек иссяк, но возвращать миллионы владельцам фирмы совсем не хотелось.

Тогда в их головах созрел новый план: попросить денег в долг у банков. Но тут все не так просто. Банкам нужны хорошие заемщики, а чтобы быть хорошим заемщиком нужно как минимум создавать хорошее впечатление и иметь безупречную репутацию. Как говорится, встречают по одежке…

С той самой целью «Адамас» и пошел в розницу. И не просто пошел, а сделал это громко и, не побоимся этого слова, помпезно: с рекламой и открытием бутиков в самых дорогих и раскрученных местах.

На подходе была Олимпиада-2014 в Сочи — это тоже оказалось наруку недобросовестным, но весьма находчивым бизнесмена. Согласитесь, грех обойти столь громкий повод с точки зрения пиара.

Реклама, покупатели, конференции, изготовление и поставка олимпийских медалей, хорошие контакты на высшем государственном уровне — неудивительно, что после всего этого банки буквально выстроились в очередь, чтобы дать кредит именитому заказчику. Сбербанк, ВТБ, Промсвязь Банк, Возрождение, Газпромбанк – все Топ-10 банков страны были готовы сотрудничать с ювелирной компанией.

Многие финансовые организации почитали за честь познакомиться с тем самым «не владельцем», «не работником» и «не принима-ющим решений» в компании «Адамас» Сидоренко Андреем Юрьевичем.

От предложенных вышеперечисленными банками денег никто не отказывался, и тогда кредитные миллионы буквально потекли в «Адамас».

Использовать такое количество денег в операционной деятельности было попросту невозможно. И тогда предприниматели приняли решение углубить переработку металла и купили золотой рудник. Да не один, а сразу несколько.

Бизнесмены нашли партнера, знатного геолога и добытчика золота. И все бы было ничего, да не привыкли они делиться. Что же было дальше? Партнер построил фабрику, все успешно начали зарабатывать деньги. Однако столкнувшись с жадностью тех самых предпринимателей, партнер попытался восстановить справедливость. В тот самый момент «не владельцы» быстро выжали его из компании. Да выжали так, что за свои акции партнер получил ровным счетом ничего.

Второй рудник оказался долгим проектом с большим объемом капиталовложений, так что быстрых схем и прибылей от него было не получить. Но рудник дело долгое, а тут еще рынок металлов просел… И вся история повторилась будто по второму кругу. 

Как начать банкротство, затянуть его, а все это время зарабатывать деньги не платить никому

Продолжим нашу увлекательную историю о сколоченных нечест-ным путем золотых миллионах «Адамаса». Грянул 2014 год, который повлек за собой не только очередной кризис, но и начало государственной программы усиления фискальной политики. Все это не принесло компании «Адамас» ничего хорошего.

Сроки возвратов кредитов подходили к концу. Супер прибыль не зарабатывалась, и предпринимателям опять нужно было что-то придумывать.

На счастье «не владельцам» «Адамаса» повстречался хороший поставщик золота и по совместительству их коллега по цеху — Мавлянов Игорь Рахминович в лице компании «Яшма-Золото».

Как выяснилось, он-то и открыл для своего старого товарища Ан-дрея Юрьевича Сидоренко кредит на 2,5 миллиарда рублей. Получив такие поставки, компания, конечно же, заработала с новой силой…

Однако в тот момент никто не учитывал, что ситуация на рынке стремительно меняется: спрос упал, а издержки продолжали расти. Золотые рудники требовали финансирования, да и от личного заработка никто из «не владельцев» Адамаса отказываться не собирался.

Игорь Рахминович также не учел, что его «партнеры» не собираются играть с ним по правилам и что «не принимают» они никаких решений в компании. Также как этого в свое время не учли банки. Даже в момент подписания договоров поручительства по кредитам с Андреем Юрьевичем, никто и не заметил, что в компании «Адамас» он совсем ничего «не решает.

А потом, как в сказке, настал один прекрасный день, когда все кредиторы и поставщики обнаружили, что все их заемщики и покупатели, выступавшие со стороны компании «Адамас» находятся в процедуре банкротства. И контроль в этой процедуре принадлежит далеко не кредиторам, а сами догадайтесь кому. Грустная получилась какая-то сказка… хотя, «не владельцам» «Адамаса» в тот момент наоборот было довольно весело! Ведь обманув всех, им все равно удалось выйти сухими из воды.

Как же эта история развивалась дальше? Рассказываем: в 2015 году, начавшая процедуру банкротства компания «Адамас» приостановила все выплаты по кредитам и погашение долгов кредиторам, и… Что бы вы думали? Правильно, продолжила спокойно работать.

Как потом выяснилось, некоторые кредиторы все же получили деньги от «Адамаса». И конечно же, не за красивые глаза, а за содействие в нейтрализации части кредиторов. Таким образом, Андрей Юрьевич с помощью Банка Открытие возбудил надуманное уголовное дело против компании «Яшма-Золото» и того самого великодушного Игоря Рахминовича, который дал кредит компании в 2,5 миллиарда рублей.  

Именно так Мавлянова нейтрализовали как кредитора и потенциального противника. Эх, Игорь Рахминович, знали ли бы Вы с кем связались… Правда, Вы далеко не первый человек, попавший в капкан, расставленный бизнесменами Сидоренко и Веремеевым. Мало того, что надежды на возврат кредита нет, так теперь Вы еще и вынуждены доказывать, что нарушения закона не было, и все ваши деньги лежат в «Адамасе».

Ну а как же налоговые проверки, спросите вы. Они действительно были проведены и выявили чудовищные хищения со стороны ком-пании «Адамас». Но и налоговая в этой ситуации бессильна, пото-му что идет процедура банкротства.

Во что же все это вылилось? Все государственные и не государ-ственные банки теперь стоят в очереди и доказывают, что «Адамас» должен им денег, в время как этих денег давно уже нет. Точно так же как золотых рудников и компаний через которые выводи-лись деньги на их приобретение. Так же как нет залогового золота и платежей по обслуживанию кредитов. Да и в общем-то розничной компании, которая сегодня является единственным активом, уже тоже нет.

Торжество справедливости, или каждое действие имеет свои последствия

Вот уже 3 года компания «Адамас» находится в процедуре банкротства. Часть компаний из периметра уже ликвидирована, часть еще в процессе. Так тихо почивали в бозе «Золотой Фонд», «Золототорг» и многие другие ничего не значащие, на первый взгляд, компании.

Банки продолжают стоят в очереди за своими кредитами. Забавно, что еще несколько лет назад они выстраивались в точно такую же очередь из-за искреннего желания сотрудничать с «Адамасом»…

Идут уголовные дела, и рядовой персонал, исполнявший волю «не принимающих» решения владельцев компании, может оказаться на скамье подсудимых.

Давно уже не работает компания «Яшма-Золото», и никто ничего не слышит о Игоре Рахминовиче. В то время как Андрей Юрьевич Сидоренко и Владимир Владимирович Веремеев спокойно живут, здравствуют и успешно работают.

Как оказалось, еще в 2010 году Андрей Юрьевич «продал» компанию «Адамас» немецкому гражданину Бернду Келлеру за смешные деньги — 100 долларов США. И никому об этом не сказал, а продолжал «не принимать» решения, «не назначать» директоров, «не создавать» компании для вывода денег и «не управлять» банкротством собственной компании.

Вот такая совсем несказочная получилась у нас история. Ведь только в сказке добро всегда побеждает зло, злодеи получают по заслугам, а добрые и честные люди восстанавливают справедливость и получают полкоролевства впридачу. В реальной жизни чаще всего все складывается с точностью до наоборот…

После чего у нашего издания остаются вполне логичные вопросы: неужели никому не очевидно, кто стоит за этой схемой? Неужели всем наплевать, кто на самом деле принимал решения? До каких пор экономика страны и нормальные люди будут страдать от тако-го беспредела? И есть ли в стране силы, которые могут восстановить справедливость и наказать виновных в проблемах стольких людей и компаний?

Источник: https://www.wek.ru (c)

mosmonitor.ru

Золотой транзит

Специализация «Адамаса» — украшения массового спроса. В последние шесть лет этот рынок растет более чем на 20% ежегодно, если считать по весу изделий (данные Пробирной палаты). В денежном выражении его объем превышает $2 млрд. «Массовка» — самый крупный сегмент ювелирного рынка. Для сравнения, ювелирных изделий класса luxury (от $3000) в России продается в год на $1 млрд. На рынке luxury норма прибыли выше, чем в массовом сегменте, но там правят бал импортеры, торгующие мировыми брэндами. А массовый рынок — вотчина российского производителя. Лидеры здесь — компании «Адамас», «Алмаз-Холдинг» и «Яшма» (вместе они контролируют около четверти рынка). Все три сами производят ювелирные изделия, продают их оптом и строят сети ювелирных магазинов. Хотя пришли к этому по-разному.

Президент «Алмаз-Холдинга» Флун Гумеров в советское время строил плотины в Подмосковье, а в годы перестройки открыл строительный кооператив. Тогда в расчетах все использовали бартер — благодаря ему Гумеров познакомился с оптовой торговлей ювелирными изделиями. Дело оказалось выгодным, и в 1994 году компания «Алмаз-Холдинг», заработавшая первоначальный капитал на торговле, начала скупать акции предприятий отрасли. В 1997-м она купила крупный завод «Красносельский ювелирпром» (Костромская область), а затем открыла более 90 магазинов. Как утверждает источник в «Алмаз-Холдинге», оборот компании составляет около $150 млн.

«Яшма» начиналась не с опта, а с розницы. В начале 1990-х у предпринимателя Игоря Мавлянова была в Москве сеть ювелирных магазинов. В середине 1990-х он ее распродал и занялся импортом «ювелирки». А в 2001 году Мавлянов стал совладельцем и председателем совета директоров ювелирного дома «Яшма», который указан в качестве одного из активов на сайте московской группы ТЭН, занимающей 29-е место в рейтинге крупнейших владельцев столичной недвижимости, составленном Forbes. «Яшма» делает ставку на розничную торговлю, предлагая владельцам ювелирных магазинов свою вывеску в обмен на скидки, и параллельно строит с нуля несколько производств в Москве, Костроме и Иванове. Почему такие метаморфозы — розница, затем импорт, потом снова розница и местное производство? Руководство «Яшмы» отвечать на вопросы Forbes отказалось. Источник, знакомый с бизнесом этой компании, утверждает, что все дело в предстоящем вступлении России в ВТО: мол, когда отменят импортные пошлины (42% с учетом НДС), в страну хлынут дешевые изделия из Италии, Турции и Юго-Восточной Азии, с которыми отечественные изделия конкурировать не смогут. А розница — стабильный бизнес, не зависящий от поставщика. Конкуренты «Яшмы» говорят, что в 1990-х Мавлянов якобы поставлял из Турции «ювелирку» такого качества, что товароведы магазинов зачастую от товара отказывались — вот и пришлось «Яшме» открывать свои торговые точки. Сейчас выручка «Яшмы», по оценкам конкурентов, превышает $100 млн.

Наконец, лидер тройки, крупнейший российский ювелир «Адамас», начинал сразу с производства. Эту компанию в 1993 году создали отставной офицер-финансист Андрей Сидоренко и кооператор Владимир Веремеев, торговавший в 1980-х матрешками и «палехом». «Все, что делают народные умельцы из ближайшего Подмосковья, проходило через крупную сеть наших торговых точек и магазинов, — рассказывал Веремеев в интервью газете «Вперед» (Сергиев Посад). — Затем решили заняться золотом — захотелось чего-то нового. Начинали с нуля: взяли кредит в банке, купили станки, запустили завод». «Заводом» стали арендованные пол-этажа в московском НИИ точных приборов — «почтовом ящике», который когда-то разрабатывал системы космической связи. Там разместили итальянские станки для производства золотых цепей, вспоминает директор «Адамаса» по маркетингу Павел Сидоренко (младший брат и партнер Андрея Сидоренко). «Андрей и Володя приезжали к нам советоваться, покупали полуфабрикат — золотую проволоку, — рассказывает гендиректор Московского завода спецсплавов и глава российской Гильдии ювелиров Александр Иванюк. — Это талантливые ребята. Начав с нуля, быстро догнали и обогнали Бронницы». (В подмосковных Бронницах находился крупный советской постройки завод по производству ювелирных цепей.)

Цепи в 1990-х были самым ходовым товаром. Но постепенно «Адамас» освоил и другую продукцию — кольца и серьги, в том числе с драгоценными камнями, и в 1997 году вышел на первое место в России по производству «ювелирки».

Как маленькой фирме это удалось? Крупные ювелирные заводы советского времени — Екатеринбургский, «Русские самоцветы» (Санкт-Петербург), «Красносельский ювелирпром» — в 1990-х оказались в невыгодном положении. Раньше план производства им спускали «сверху», снабжали сырьем, а тут пришлось искать поставщиков и покупателей, брать кредиты. Кроме того, эти предприятия имели раздутый штат, а на их балансе висели поликлиники и профтехучилища. «Адамас» со своим компактным производством не имел лишних расходов, к тому же сразу сориентировался на самый массовый товар — цепочки, объясняет Иванюк.

Расположение в «почтовом ящике» могло рассматриваться как важный фактор безопасности бизнеса, ведь в те годы ювелирная отрасль была одной из самых криминализованных: директоров ювелирных магазинов расстреливали, а хозяева успешных производств (например, ювелирного предприятия «Сирин») иногда просто исчезали. Но, с другой стороны, сам Андрей Сидоренко — бывший военный финансист, а значит, человек со связями, а во-вторых, у владельцев «Адамаса» были партнеры, умеющие «решать проблемы». В их числе участники рынка называют Дмитрия Барановского, совладельца нескольких ночных клубов и ресторанов в Москве (позже он продал свою долю в компании).

Как бы то ни было, со временем «Адамас» вышел из своего «бастиона» и в 1997 году открыл за воротами НИИ офис, а при нем магазин. Осенью 1998 года, когда импортная продукция в одночасье подорожала в несколько раз, «Адамас» начал один за другим открывать магазины, стараясь располагать точки рядом со станциями метро, чтобы обеспечить большую «проходимость». Сейчас у «Адамаса» уже 40 собственных и 30 франчайзинговых магазинов в Москве и регионах.

Если «Яшма» и «Алмаз-Холдинг» около 90% своих изделий продают через собственные розничные сети и планируют в ближайшие годы увеличить число магазинов («Яшма» — до 300, «Алмаз-Холдинг» — до 200), то «Адамас» наполеоновских целей себе не ставит. «Откроем сколько сможем, — говорит Сидоренко. — Мы и на опте неплохо зарабатываем».

Всего в России около 12‑000 ювелирных магазинов. Многие открываются и быстро закрываются, не выдержав конкуренции. На рынке тесно, так что будущее — за крупными сетями, имеющими свой брэнд и производство.

Правда, свое ли производство у российских компаний — большой вопрос. По свидетельству участников рынка, еще в 1999 году почти половина золотых изделий в российских магазинах была контрабандой: драгоценности ввозились без уплаты пошлин и клеймились подпольно (по закону Пробирная палата России обязана освидетельствовать каждое изделие, попадающее на рынок, и поставить на нем клеймо: проба 585, 750 и т. д.).

Сейчас контрабанда уже не так распространена, зато расцвели давальческие схемы, разрешенные в мае 2003 года приказом ГТК. Золото можно вывозить за границу на переработку и ввозить сделанные из него ювелирные изделия. Таможня руководствовалась благим намерением: помочь ювелирам повысить качество продукции, позволив заказывать за рубежом элементы украшений, которые в России делать не умеют. Например, «дутые» (полые внутри) цепочки, замки и т. д. «На деле это превратилось в узаконенную форму контрабанды», — утверждает Флун Гумеров из «Алмаз-Холдинга». Если импортировать золотое изделие, таможне надо отдать 42% от его стоимости, около $7 за грамм. А если работать по давальческой схеме, платить надо только со стоимости труда зарубежных ювелиров. «Указывают, допустим, $0,6 за грамм (хотя в России переработка стоит более $2 за грамм) и платят менее $0,2», — говорит Гумеров.

Оценить объемы давальческих схем сложно. «Можно импортировать замки для цепочек, а можно — почти готовое изделие, и сделать в России одну операцию, например шлифовку. Дальше украшение клеймится в России и считается российским», — объясняет Иванюк из Гильдии ювелиров. Павел Сидоренко считает, что объем ювелирных изделий, ввезенных по давальческой схеме, составляет 25 тонн из 86 тонн официально произведенных в России — чуть меньше трети. Кстати, во всем СССР делали лишь 60 тонн золотых украшений в год.

Давальческая схема душит российское производство, возмущается Гумеров. «Говорят, что она нужна, потому что в России плохой дизайн и старое оборудование. Это неправда. Мы поставлены в неравные условия по сравнению с иностранными производителями и теми, кто ввозит их изделия по давальческой схеме, — кипятится он. — Нам приходится платить высокие процентные ставки по кредитам (в два-три раза больше, чем в Европе), а до недавних пор приходилось платить еще и около 20% пошлины на ввоз современного ювелирного оборудования. Хорошие дизайнеры есть и в России, да и не проблема привлечь иностранных специалистов».

Участвуют ли лидеры ювелирной отрасли в давальческих схемах? Участвуют, но говорить об этом не любят. «То, что ювелирный рынок в России теневой — это больше миф, чем реальность», — осторожно утверждает Павел Сидоренко из «Адамаса». Изготовление ювелирных изделий вне территории России не противоречит законодательству, подчеркивает он. А цифры? Из произведенных «Адамасом» в прошлом году 11 тонн золотых изделий около 700 кг сделано из «полуфабрикатов высокой готовности», утверждает источник, знакомый с ситуацией в компании. А сотрудник конкурирующей ювелирной компании убежден, что «Адамас» сам выпускает всего около 6 тонн ювелирных изделий, а остальное производит по «временному ввозу-вывозу».

Про «Яшму» участники рынка говорят, что более половины ее объемов завозится по давальческой схеме. Зато «Яшма» осваивает производство продукции, традиционно считающейся прерогативой импортеров, например «дутых» цепей. «Алмаз-Холдинг» тоже не гнушается давальческих схем. «Мы этим пока не занимаемся, но раз мы в неравных условиях, я тоже получаю разрешение на временный вывоз золота», — обмолвился Гумеров в интервью Forbes.

Да и формально бизнес ювелирных компаний пока непрозрачен. Ни «Адамас», ни «Алмаз-Холдинг», ни «Яшма» не являются консолидированными компаниями с единой отчетностью. Между тем мода на создание прозрачных компаний, подготовленных к размещению на бирже или привлечению стратегического инвестора, не обошла отрасль стороной. «Адамас» проводит консультации с Morgan Stanley: по словам Павла Сидоренко, компания собирается упорядочить свою структуру и рассматривает возможность размещения части акций на рынке. Конкуренты считают, что сторонние инвестиции «Адамасу» просто необходимы, чтобы открыть новое производство взамен того, что работает на площадях, арендованных еще 13 лет назад в «закрытом» НИИ.

Только цифры

  • В 1775 году Православная церковь соединила обручение и‑дарение колец с обрядом венчания. Обручальные кольца с тех пор называются также свадебными.
  • $4,7 млрд — капитализация Tiffany & Co., второй по величине ювелирной компании мира.
  • 1837 ювелирных магазинов в США и Великобритании контролирует Signet Group Plc, крупнейший в мире ювелирный ритейлер. Годовая выручка группы — $3,2 млрд.
  • 7 рублей за одно ювелирное изделие — официальная цена клейма Пробирной палаты.

Источник: Адамас, Hoovers, SIGMET

www.forbes.ru

Дважды краденное олимпийское золото "Адамаса"

Дмитрий Чернышенко, Андрей Сидоренко и Александр Богуславский распилили сочинские медали

Весь мир с нетерпением ожидает зимнюю Олимпиаду в Сочи 2014 года, одновременно не переставая удивляться безобразиям, творящимся вокруг подготовки к играм. Их стоимость побила все рекорды ещё на старте проекта — таких дорогих Олимпиад не было за всю историю движения. 

Однако по ходу дела денег стало резко не хватать. Увеличение издержек по сравнению с первоначальными оценками проекта прямое следствие вульгарной коррупции и воровства, которые подтверждаются результатами многочисленных аудиторских проверок и тремя десятками уголовных дел. 

Дошло до того, что правительство, МВД и ФСБ России вынуждено подготовить «комплексный план мероприятий по предупреждению и пресечению фактов коррупции, других злоупотреблений при использовании бюджетных средств с участием должностных лиц и правонарушений при реализации властных полномочий» в ходе подготовки Олимпиады-2014». 

И вот сейчас, когда казалось бы все деньги уже украдены и «попилены» добрались до святого — олимпийских медалей. Глава Оргкомитета Дмитрий Чернышенко на официальном сайте в марте 2013 года заявил: «Честь и ответственная миссия изготовить олимпийский и паралимпийские медали выпала лидеру российского ювелирного рынка — компании «Адамас». Правда, за какие заслуги непонятно. 

Тем не менее соответствующий договор подписан с председателем совета директоров ООО «Адамас «столичный ювелирный завод» Андреем Сидоренко. Стоимость производства медалей не разглашается. Известно лишь, что их дизайн включает в себя впайку из стеклянного фрагмента. 

Между тем компания «Адамас» сама попала в поле зрения правоохранительных органов. «Адамас» в результате нехитрых манипуляций совместно с прежним руководителем предприятия задолжал «Приокскому заводу цветных металлов» (ПЗЦМ) более 70 млн рублей за полученные в 2009 году 200 кг золотых слитков. И сейчас в результате длительного расследования эта история из гражданско-правовой плоскости стала чисто уголовной. Теперь вместо гордости за свою страну, нам всем придется краснеть за это фактически краденое золото, из которого и будут изготовлены олимпийские медали.  

Олимпийские сочинские медали   

27 мая 2013 года Касимовский районный суд Рязанский области вынес приговор бывшему генеральному директору ОАО «Приокский завод цветных металлов» (ПЗЦМ) Александру Богуславскому, признанному виновным в злоупотреблениях полномочиями, повлекшими ущерб предприятию на 191 млн рублей. Если верить приговору, четыре года назад бизнесмен «в целях извлечения материальной выгоды для себя, а также для связанных с ним компаний, заключал сделки, заведомо невыгодные для ПЗЦМ». Ему дали три года тюрьмы и запретили в течение одного года занимать руководящие должности.  Одной из этих компаний является «Адамас». Суть такова. Летом 2009 года ПЗЦМ и «Адамас» заключили договор на поставку золота в слитках на 100 кг. Цена золота фиксировалась на дату отгрузки исходя из вечернего Лондонского фиксинга плюс 1% с отсрочкой платежа на полгода. ПЗЦМ поставило товар на 112 млн рублей.  После того как «Адамас» оплатил лишь треть, Богуславский заключил дополнительное соглашение и поставил еще 100 кг слитков с отсрочкой платежа до февраля 2010 года. Когда стало ясно, что ювелирный завод платить не собирается, Богуславский и «Адамас» заключили одно за другим еще шесть допсоглашений. В конце концов срок погашения долга за золото пролонгировали до января 2011 года. За это время «Адамас» заплатил заводу около 50 млн рублей, что меньше четверти от требуемой суммы. Стоит отметить, что в дни отгрузок золота, в период июнь-ноябрь 2009 года, цена за одни грамм колебалась от 950 рублей до 1006 рублей. А в январе 2011 года грамм стоил уже 1323 рубля. То есть Богуславский предоставлял отсрочки в условиях устойчивого роста цен на золото, что несомненно было выгодно «Адамасу», но увеличивало убытки ПЗЦМ.  Сколько «Адамас» откатил бывшему гендиректору Богуславскому за эти сделки, сейчас разбирается следствие. Деньги за драгметаллы с учетом убытков ювелирный завод так в полном объеме и не вернул. Сейчас ПЗЦМ вынужден через арбитражный суд взыскивать свое. 

А пока суд да дело, компания плавит из украденного золота олимпийские медали. И опять на особых условиях. Во всяком случае, никакой информации о проведении конкурса или процедуры государственных закупок по изготовлению олимпийских медалей на официальном сайте Олимпийского комитета нам обнаружить не удалось. Возникают опасения, как бы опять не повторилась история, подобная афере с Приокским заводом цветных металлов, но теперь уже в масштабах всей страны. Медали, как известно спортсмены получают за лучшие результаты по каждой дисциплине. Свой рекорд «Адамас» уже установил, доказав всему миру, что в ходе подготовки к Олимпиаде в Сочи можно заработать дважды: на госзаказе по производству олимпийских медалей и на похищенном для них золоте. Остается надеяться, что свою «награду» руководитель «Адамаса» Андрей Сидоренко получит не вследствие кулуарных договоренностей и мошеннических схем, а в результате честного и непредвзятого расследования правоохранительных органов.

Дмитрий Наумов  

www.rospres.org

Лабиринт лжи: как зарабатывались золотые миллионы «Адамаса»

Ювелирная компания «Адамас» является одной из самых круп-нейших в России. На сегодняшний день во многих городах нашей родины открыто около 250 бутиков «Адамаса». Компания широко рекламируется в прессе, а ее лицами уже успели побывать многие российские звезды.

Однако мало кто знает, какую подноготную скрывает эта с виду успешная и кристально чистая компания. Наше издание провело собственное расследование и выяснило, что же на самом деле стоит за золотыми миллионами «Адамаса». Этот увлекательный рассказ мы начнем издалека…

Система работает

Эта история началась в далеких нулевых, когда уволившийся сотрудник ВС России Сидоренко Андрей Юрьевич, искал применение своим приобретенным на службе умениям управлять хозяйствующими субъектами. Как это, к слову, происходит в ВС РФ, мы все прекрасно знаем… Хотя бы на примере недавних скандалов в Министерстве обороны.

Это применение Андрей Юрьевич действительно нашел. В тот самый момент, когда была обнаружена крупная прореха в Законодательстве РФ. Вы наверняка спросите, в чем заключалась та самая прореха. Отвечаем: в том, что золото на межбанковском рынке обращалось без НДС (в том числе и выдача займов в золоте), а вот дальнейшая продажа презренного металла производилась уже с НДС, который не было необходимости никому уплачивать.

Фирмы создавались, металлические кредиты получались, налоги не платились, а фирмы однодневки ликвидировались. Так, собственно, на лжи росло и множилось богатство недобросовестных предпринимателей.

Вы, должно быть, поинтересуетесь, при чем же здесь вышеупомянутая компания «Адамас»? Все дело в том, что она была создана как раз для реализации той самой нелепой ошибки в Законодательстве. Горебизнесмены вовремя подсуетились и занялись переработкой золота, а также производством массовых ювелирных изделий. Их основной бизнес состоял вовсе не в зарабатывании добавленной стоимости, а в производстве тоннажа.

Таким образом и ковались золотые миллионы «Адамаса»: приглашались иностранные специалисты, покупалось оборудование и производились золотые цепи, которые тоннами продавались на рынок. И все это отнюдь не ради коммерческой прибыли, а ради заработка на неуплате налогов.

Иностранное владение российским бизнесом или каждый охотник должен знать, где сидит фазан

Чтобы продолжать работать и при этом не платить налоги, нечистые на руку предприниматели создали нехитрую схему, которая помогала им ловко обводить вокруг пальца государство.

Металл производился в промышленных масштабах и успешно продавался на российский рынок. При таких нешуточных заработках было просто необходимо озаботиться сохранением владения и ка-питала. А лучше всего — вывести этот самый капитал за пределы РФ. Как нам удалось выяснить, таким образом у российской компании «Адамас» появились иностранные учредители родом из Ки-пра и владельцы торговой марки родом оттуда же. Дальше схема владения осуществлялась через Вирджинские острова и через систему фондов. Все это делалось с одной единственной целью: чтобы никто не узнал, кто на самом деле владеет компанией.

Заработанную нечестным путем прибыль нужно было както выводить. Тогда-то и появились договора франшизы и оплата роялти за границу за пользование российской торговой маркой «Адамас». Впрочем, ничего нового, все в тренде отечественных экономических реалий…

Однако давайте не будем забывать, что за всей этой схемой стояли простые российские бизнесмены — Андрей Юрьевич Сидоренко и Владимир Владимирович Веремеев. Забыть здесь немудрено, ведь стояли они незаметно, были тише воды, и ниже травы, а так-же по-всякому дистанцировались от своего детища, которое приносило им миллионы. Мол компанией владеем не мы, а владеют иностранные компании: наша хата с краю, ничего не знаем!

Но вот ведь какая интересная вещь. Фирма принадлежит иностранным компаниям, но все решения по ней почему-то принимаются теми самыми «не владеющими бизнесменами Сидоренко и Веремеевым. Именно они управляли всеми финансовыми и юридическими структурами, а также вели ключевые переговоры.

Вот и получалось: прибыль зарабатывается, миллионы текут за границу «непонятно» кому, а в то самое время на территории нашей с вами необъятной родины «не владеющие» владельцы, скупают дома, машины, недвижимость и много другого ценного имущества.

Банки и кредиты, или где брать деньги и куда лучше инвестировать

Каждая интересная история имеет свои переломные моменты. Наша — не исключение. Тем самым моментом для компании «Адамас» стал кризис, который грянул в России в 2008-2010 годах. Бизнес посыпался, ручеек иссяк, но возвращать миллионы владельцам фирмы совсем не хотелось.

Тогда в их головах созрел новый план: попросить денег в долг у банков. Но тут все не так просто. Банкам нужны хорошие заемщики, а чтобы быть хорошим заемщиком нужно как минимум создавать хорошее впечатление и иметь безупречную репутацию. Как говорится, встречают по одежке…

С той самой целью «Адамас» и пошел в розницу. И не просто пошел, а сделал это громко и, не побоимся этого слова, помпезно: с рекламой и открытием бутиков в самых дорогих и раскрученных местах.

На подходе была Олимпиада-2014 в Сочи — это тоже оказалось наруку недобросовестным, но весьма находчивым бизнесмена. Согласитесь, грех обойти столь громкий повод с точки зрения пиара.

Реклама, покупатели, конференции, изготовление и поставка олимпийских медалей, хорошие контакты на высшем государственном уровне — неудивительно, что после всего этого банки буквально выстроились в очередь, чтобы дать кредит именитому заказчику. Сбербанк, ВТБ, Промсвязь Банк, Возрождение, Газпромбанк – все Топ-10 банков страны были готовы сотрудничать с ювелирной компанией.

Многие финансовые организации почитали за честь познакомиться с тем самым «не владельцем», «не работником» и «не принима-ющим решений» в компании «Адамас» Сидоренко Андреем Юрьевичем.

От предложенных вышеперечисленными банками денег никто не отказывался, и тогда кредитные миллионы буквально потекли в «Адамас».

Использовать такое количество денег в операционной деятельности было попросту невозможно. И тогда предприниматели приняли решение углубить переработку металла и купили золотой рудник. Да не один, а сразу несколько.

Бизнесмены нашли партнера, знатного геолога и добытчика золота. И все бы было ничего, да не привыкли они делиться. Что же было дальше? Партнер построил фабрику, все успешно начали зарабатывать деньги. Однако столкнувшись с жадностью тех самых предпринимателей, партнер попытался восстановить справедливость. В тот самый момент «не владельцы» быстро выжали его из компании. Да выжали так, что за свои акции партнер получил ровным счетом ничего.

Второй рудник оказался долгим проектом с большим объемом капиталовложений, так что быстрых схем и прибылей от него было не получить. Но рудник дело долгое, а тут еще рынок металлов просел… И вся история повторилась будто по второму кругу.

Как начать банкротство, затянуть его, а все это время зарабатывать деньги не платить никому

Продолжим нашу увлекательную историю о сколоченных нечест-ным путем золотых миллионах «Адамаса». Грянул 2014 год, который повлек за собой не только очередной кризис, но и начало государственной программы усиления фискальной политики. Все это не принесло компании «Адамас» ничего хорошего.

Сроки возвратов кредитов подходили к концу. Супер прибыль не зарабатывалась, и предпринимателям опять нужно было что-то придумывать.

На счастье «не владельцам» «Адамаса» повстречался хороший поставщик золота и по совместительству их коллега по цеху — Мавлянов Игорь Рахминович в лице компании «Яшма-Золото».

Как выяснилось, он-то и открыл для своего старого товарища Ан-дрея Юрьевича Сидоренко кредит на 2,5 миллиарда рублей. Получив такие поставки, компания, конечно же, заработала с новой силой…

Однако в тот момент никто не учитывал, что ситуация на рынке стремительно меняется: спрос упал, а издержки продолжали расти. Золотые рудники требовали финансирования, да и от личного заработка никто из «не владельцев» Адамаса отказываться не собирался.

Игорь Рахминович также не учел, что его «партнеры» не собираются играть с ним по правилам и что «не принимают» они никаких решений в компании. Также как этого в свое время не учли банки. Даже в момент подписания договоров поручительства по кредитам с Андреем Юрьевичем, никто и не заметил, что в компании «Адамас» он совсем ничего «не решает.

А потом, как в сказке, настал один прекрасный день, когда все кредиторы и поставщики обнаружили, что все их заемщики и покупатели, выступавшие со стороны компании «Адамас» находятся в процедуре банкротства. И контроль в этой процедуре принадлежит далеко не кредиторам, а сами догадайтесь кому. Грустная получилась какая-то сказка… хотя, «не владельцам» «Адамаса» в тот момент наоборот было довольно весело! Ведь обманув всех, им все равно удалось выйти сухими из воды.

Как же эта история развивалась дальше? Рассказываем: в 2015 году, начавшая процедуру банкротства компания «Адамас» приостановила все выплаты по кредитам и погашение долгов кредиторам, и… Что бы вы думали? Правильно, продолжила спокойно работать.

Как потом выяснилось, некоторые кредиторы все же получили деньги от «Адамаса». И конечно же, не за красивые глаза, а за содействие в нейтрализации части кредиторов. Таким образом, Андрей Юрьевич с помощью Банка Открытие возбудил надуманное уголовное дело против компании «Яшма-Золото» и того самого великодушного Игоря Рахминовича, который дал кредит компании в 2,5 миллиарда рублей.

Именно так Мавлянова нейтрализовали как кредитора и потенциального противника. Эх, Игорь Рахминович, знали ли бы Вы с кем связались… Правда, Вы далеко не первый человек, попавший в капкан, расставленный бизнесменами Сидоренко и Веремеевым. Мало того, что надежды на возврат кредита нет, так теперь Вы еще и вынуждены доказывать, что нарушения закона не было, и все ваши деньги лежат в «Адамасе».

Ну а как же налоговые проверки, спросите вы. Они действительно были проведены и выявили чудовищные хищения со стороны ком-пании «Адамас». Но и налоговая в этой ситуации бессильна, пото-му что идет процедура банкротства.

Во что же все это вылилось? Все государственные и не государ-ственные банки теперь стоят в очереди и доказывают, что «Адамас» должен им денег, в время как этих денег давно уже нет. Точно так же как золотых рудников и компаний через которые выводи-лись деньги на их приобретение. Так же как нет залогового золота и платежей по обслуживанию кредитов. Да и в общем-то розничной компании, которая сегодня является единственным активом, уже тоже нет.

Торжество справедливости, или каждое действие имеет свои последствия

Вот уже 3 года компания «Адамас» находится в процедуре банкротства. Часть компаний из периметра уже ликвидирована, часть еще в процессе. Так тихо почивали в бозе «Золотой Фонд», «Золототорг» и многие другие ничего не значащие, на первый взгляд, компании.

Банки продолжают стоят в очереди за своими кредитами. Забавно, что еще несколько лет назад они выстраивались в точно такую же очередь из-за искреннего желания сотрудничать с «Адамасом»…

Идут уголовные дела, и рядовой персонал, исполнявший волю «не принимающих» решения владельцев компании, может оказаться на скамье подсудимых.

Давно уже не работает компания «Яшма-Золото», и никто ничего не слышит о Игоре Рахминовиче. В то время как Андрей Юрьевич Сидоренко и Владимир Владимирович Веремеев спокойно живут, здравствуют и успешно работают.

Как оказалось, еще в 2010 году Андрей Юрьевич «продал» компанию «Адамас» немецкому гражданину Бернду Келлеру за смешные деньги — 100 долларов США. И никому об этом не сказал, а продолжал «не принимать» решения, «не назначать» директоров, «не создавать» компании для вывода денег и «не управлять» банкротством собственной компании.

Вот такая совсем несказочная получилась у нас история. Ведь только в сказке добро всегда побеждает зло, злодеи получают по заслугам, а добрые и честные люди восстанавливают справедливость и получают полкоролевства впридачу. В реальной жизни чаще всего все складывается с точностью до наоборот…

После чего у нашего издания остаются вполне логичные вопросы: неужели никому не очевидно, кто стоит за этой схемой? Неужели всем наплевать, кто на самом деле принимал решения? До каких пор экономика страны и нормальные люди будут страдать от тако-го беспредела? И есть ли в стране силы, которые могут восстановить справедливость и наказать виновных в проблемах стольких людей и компаний?

Источник: https://www.wek.ru (c)

rus-criminal.ru

Андрей Сидоренко о золотых украшениях и иностранца

«Существует практическая возможность и фактическая невозможность работать на экспорт»

Российские ювелиры работают по жестким стандартам времен СССР. Это позволяет поддерживать высокое качество украшений, которые могли бы конкурировать с продукцией иностранных производителей. Но отправлять свои изделия на экспорт предприятиям невыгодно. По словам генерального директора завода «Адамас», продажи за рубеж убыточны из-за сложного процесса возврата НДС и отсутствия необходимой господдержки.

– Андрей Юрьевич, у компании есть трудности, связанные с недобросовестной конкуренцией небольших торговых компаний, которые реализуют поддельные и некачественные изделия?

«Конкуренция внутри страны выглядит как завиточек налево, завиточек направо»

– Ущерб, который наносят мелкие торговцы – он на уровне нарушений уголовного права и более опасен для самих торговцев. Большее беспокойство вызывают достаточно серьезные операторы. Их трудно назвать мелкими, но они создают проблему самому рынку и принципу существования такого сегмента потребительских товаров, как ювелирные украшения. В ювелирной торговле происходит размывание ценности через систему продвижения: это различные скидки, два изделия по цене одного и т.д. А те, кто идут на чистый обман – ставят один камень, а выдают его за лучший по качеству – скорее наносят ущерб себе.

Есть еще один момент. Определенный негативный эффект создают СМИ, которые рассказывают о ювелирной продукции как о продукции, в целом подверженной легкой подделке. Из этого очень легко сделать вывод, что в ее производство лучше не соваться, потому что все просто подделать.

У нас есть набор базовых принципов по соблюдению качества, которые в краткосрочной перспективе выглядят не очевидно привлекательными, поскольку нужные характеристики означают существенное увеличение цены, но дают отдачу через завоевание безусловного авторитета, создают условия, когда колебания рынка (сезонные и ситуационные) затрагивают компанию в меньшей степени.

– Привлекаете ли к производству другие компании или обходитесь собственными ресурсами?– Основной объем производства – собственный. Из крупных поставщиков только «Эстет». Используется также толлинговая схема, но толлинг внутренний. Мы даем металл на переработку российским предприятиям, которые делают то, что могут производить лучше всего. Это касается в основном элементарного, простого ассортимента – штампованные изделия, микролитье без вставок.

– Какую долю компания занимает на рынке?– Существенно меньшую, чем нам хотелось бы, хотя лидерство на локальном рынке – уже пройденный этап.

– Как компания будет развиваться дальше, планируете ли выход на зарубежный рынок?– Не то что планируем, мы упорно пытаемся это сделать. Это одна из самых больших проблем, но рынок ее не признает. Создается впечатление законсервированности отрасли.

С одной стороны, действуют высокие ввозные пошлины на чистый импорт, что создает некие преференции для национального производства. Но есть и обратная сторона – ослабление конкуренции.

Компания существует в условиях, которые не требуют жесткого позиционирования по отношению к мировым производителям. Мы находимся в некоем расслабленном состоянии и конкурируем только друг с другом. При этом все прекрасно знают, что от кого ждать.

С другой стороны, существует практическая возможность, но фактическая невозможность работать на экспорт.

Например, база турецкой промышленности – не внутреннее потребление, а экспорт, причем экспорт, который имеет активный протекционизм со стороны государства.

А у нас, если я отправляю продукцию на экспорт, то НДС возвращается в лучшем случае через два года, когда в принципе он уже экономически непривлекателен.

В Турции по-другому. Там на сумму экспорта государство открывает беспроцентный годовой кредит, который привязан к оплате покупателем этой продукции. Фактически государство выполняет функции факторингового оператора. При таких условиях естественно создаются возможности для выхода и освоения любых интересных рынков.

У нас таких возможностей нет даже у крупных операторов. Сегодня при растущем рынке и растущем спросе операторы все деньги направляют на развитие, туда, где они приносят существенный доход, а экспорт при нынешних условиях на уровне окупаемости.

– Что может изменить сложившуюся ситуацию?– Необходимо обеспечить строгое соблюдение уже принятого законодательства в части налогообложения, то есть порядок возмещения НДС при экспорте должен быть уведомительный. В ситуации, когда государством определен строжайший учет каждого грамма и доли карата произведенной продукции, псевдоэкспорт, от которого больше всего недополучают налоговики, практически невозможен. Цепочка от покупки минимального объема металла до произведенной и экспортированной продукции прослеживается вплоть до отдельного изделия.

Нужна элементарная поддержка со стороны государства, например, добровольное опробование экспортных изделий. Сейчас существует обязательное опробование изделий, продающихся на внутреннем рынке, государственными органами, а не производителями, как, например, в Италии. Но наше пробирное клеймо за рубежом, во-первых, не необходимо, а во-вторых, в ряде государств есть свой национальный пробирный контроль, требующий своего клейма. Иногда клеймо также влияет на эстетические данные изделия.

Логика развития бизнеса во всем мире одинакова: сначала ты растешь на национальном рынке, как только ты исчерпал себя здесь, ты начинаешь перешагивать на другие рынки. Мы же сейчас законсервированы, это действительно создает опасность, что как только произойдет вступление в ВТО, мы окажемся на внутреннем рынке в конкуренции с мировыми производителями, уровень подхода которых выше и лучше, и будем не готовы с ними столкнуться. Сталкиваться же с ними сейчас на их территории мы не можем в силу экономической нецелесообразности и даже убыточности экспорта. Нельзя же рассматривать экспорт как бюджетный проект, который ты еще и финансируешь, чтобы твои маркетологи, продавцы, твое производство в целом «тренировалось».

–По качеству российская продукция конкурентоспособна?– Да, в этом нет никаких сомнений. Критерии технологического качества у нас остались еще с советских времен, они существенно выше, чем требования по качеству за рубежом. Понятие «русской огранки» возникло именно потому, что у нас был жесткий стандарт. Если огранка, то классическая, по Толковскому. На Западе же достаточно долго применялась так называемая огранка «коммерческая», то есть не по стандартам качества, а с выгодой для каждого конкретного решения. То же в производстве изделий с камнями и без – оставшиеся с советских времен требования существенно выше тех требований по качеству, которые существуют у зарубежных производителей.

У нас, скорее, проблемы с дизайном. Дизайн – это некая нематериальная конкуренция идей, для которой у нас нет почвы. Конкуренция внутри страны выглядит как завиточек налево, завиточек направо. Нет необходимости сталкиваться с достойными игроками, которые заставят тебя или им соответствовать, или уступить им место. Можно даже с ними договариваться, чтобы они делали коллекции для тебя.

–Как часто обновляется ассортимент ювелирной продукции «Адамаса»?– Ассортимент обновляется по мере необходимости, при этом треть годового ассортимента должна быть замещена следующими коллекциями. Есть у нас также опыт привлечения зарубежных дизайнеров.

–В дальнейшем вы планируете оставаться в той же ценовой категории? – Стоять на месте невозможно, так как ситуация очень текучая и зависит от спроса, моды, культуры потребления и др. Надо принимать решение не о том, в какой ценовой категории оставаться, а на какую потребительскую группу ориентироваться. Мы экспертам недавно заказывали исследование, и для нас открытием стало то, что мы о себе узнали. Сейчас приходится слегка менять позиционирование. Выяснилось, что мы немного не так представляли себе своих потребителей. А главное – продвигать не свои представления о себе, а представления о тебе тех, для кого ты работаешь.

–Возможно ли в России создание ювелирного бренда премиумного класса мирового уровня?– Да, но только не массово-глобального уровня, а скорее уникально-локального. Если сопоставить с мировыми брендами, то вряд ли это будет Bvlgary, это может быть, например, Avakian, который есть, но достаточно локален. Нужно пользоваться тем, что у нас еще есть свои мастера. Оборудование и технологии уже импортные. Мне не нравится слово самобытность, но другого синонима я не готов подобрать.

Их изделия действительно отличаются от всего того, что нам преподносят законодатели ювелирной моды и внутренний рынок. Такая самобытность осталась у питерской школы и, наверное, в Екатеринбурге. В Костроме все затерто массовым производством. Москва – она слишком космополитична, чтобы говорить о самобытности, конечно, отдельные мастера есть, но это не школа. Вот на этом можно сделать бренды такого уникально-локального характера.

vz.ru


Смотрите также