Шамиль камилович газизов биография


Газизов Шамиль Камилович, Россия

Стадионы Арбитры Футболисты Сотрудники

premierliga.ru

Шамиль Газизов: «Прежние республиканские власти считали, что футбола в Башкирии не должно быть вообще»

Откровенное интервью генерального директора ФК «Уфа» о самых острых проблемах российского футбола

ФК «Уфа» многими в российском футбольном сообществе воспринимается как одна из первых ласточек «европейского подхода» в управлении клубом. В связи с этим особый интерес вызывает личность его генерального директора Шамиля Газизова. В большом интервью спортивной редакции «Реального времени» спортивный функционер рассказывает о своем видении развития футбола в стране, называет виновников того, что столица Башкирии даже не подала заявку на проведение ЧМ-2018, а также сообщает последние вести из клуба.

— Шамиль Камилович, могли вы в момент становления «Уфы» представить, что башкирский клуб будет играть в еврокубках?

— Я был у истоков создания клуба. На каждом этапе его развития мы всегда ставили максимальные задачи, хотя, понятно, на начальном этапе о Европе не думали. Но мы всегда хотели сделать футбол самого высокого уровня. Надеюсь, что будем идти дальше и расти вместе с клубом.

— Лига Европы — некий рубикон. Изменится ли политика клуба? Или будете по-прежнему отпускать лидеров в другие команды?

— Здесь нужно понимать, что мы не готовим кадры для других команд. У нас иная философия: если футболисту или любому другому представителю нашего клуба поступает более выгодное предложение и в профессиональном отношении — это рост, то нельзя ограничивать желание человека развиваться. Важно, чтобы и наши будущие новички это понимали. Если клуб будет препятствовать человеку в его движении вперед, то это, наверное, неправильная политика. Пока такая система нам удается, но есть сложности, с которыми мы сталкиваемся. Иногда хочется оставить игрока или тренера у себя, но ничего не поделать. Зато мы очень хорошо со всеми расстаемся, а это говорит о том, что у клуба правильная политика и хорошая внутренняя обстановка.

— К вопросу о расставаниях. В СМИ мелькала цифра — 1 миллион евро отступных за Семака. ФК «Зенит» озвучивает лишь 500 тысяч. Можете прояснить, где правда?

— Я не знаю, что озвучивает «Зенит», мне кажется, что при переходе тренера можно не упоминать о деньгах. Дело не в сумме, а в наших договоренностях. Самое главное — футбольный клуб «Уфа» выполнил все обязательства перед Сергеем Богдановичем, и Сергей Богданович также выполнил все обязательства перед нашим клубом. За это ему спасибо. Я знаю, что он держит свое слово, он настоящий мужчина. А сумма компенсации — не столь важный фактор.

«Самое главное — футбольный клуб «Уфа» выполнил все обязательства перед Сергеем Богдановичем, и Сергей Богданович также выполнил все обязательства перед нашим клубом. За это ему спасибо». Фото fcufa.pro

— Когда из «Уфы» уходил Виктор Гончаренко, многие говорили про «багаж Гончаренко» — в хорошем смысле слова, как о чем-то ценном. Теперь то же самое говорят про Семака. Как вам удается так точно и правильно назначать тренеров? Может, есть какой-то секрет?

— Можно, наверно, сказать обычным словом — повезло. Но в этом есть доля сарказма. Естественно, это огромная работа. В нашей стране есть серьезные и талантливые специалисты. Просто при поиске главного тренера нужно смотреть значительно шире, чем только на профессиональные качества претендента. В первую очередь мы строим коллектив. Мы рады, что специалисты, которые проходят через футбольный клуб «Уфа», прогрессируют. Это также показывает, что в России хватает молодых талантливых специалистов для того, чтобы наш футбол развивался.

«Сегодня поиск тренера — это разрыв мозга»

— А следующий ваш тренер тоже будет перспективный и не очень, скажем так, раскрученный?

— Сложно дать однозначный ответ на этот вопрос. У нас еще есть время для того, чтобы принять решение. Все-таки выбор тренера — очень серьезный вопрос. На сегодняшний день это просто разрыв мозга, связанный с большим мониторингом ряда аспектов. Поэтому готов комментировать путь, по которому мы идем, уже после назначения. Вся эта история закончится не раньше 8 июня.

— А шорт-лист уже есть?

— Есть. Иностранцы? Их нет. Могу сказать лишь, что кандидатов осталось очень мало. На сегодняшний день планка для нашего клуба задрана очень высоко, и ей надо соответствовать.

— У ФК «Уфа» довольно необычная для российского футбола модель существования. Чем-то она напоминает «Порту» или «Аякс», когда клуб не вкладывает в готовых исполнителей, а зарабатывает на продаже футболистов. Это сказывается на переговорах с тренерами? Ведь наши специалисты к такой модели, как мне кажется, не привыкли?

— Я так не скажу. Мы наблюдаем очень серьезный, правильный подход и в России. В моем понимании, в данном направлении движутся многие клубы. Один из них — «Краснодар». Именно такие примеры задают определенный вектор. Сейчас мы видим, что большое внимание уделяют местным кадрам, иностранцев становится меньше. Все это на поверхности.

«Мы еще только учимся. Должен пройти определенный временной промежуток, чтобы можно было делать серьезные выводы. Сегодня рано говорить о каких-то процентных результатах». Фото fcufa.pro

Доходы «Уфы» на европейском фоне

— Насколько, учитывая все вышесказанное, самоокупаема «Уфа»?

— Мы еще только учимся. Должен пройти определенный временной промежуток, чтобы можно было делать серьезные выводы. Сегодня рано говорить о каких-то процентных результатах. Кстати, вечно такая модель существовать не может. Расходы могут расти или, наоборот, идти вниз — должна быть правильная динамика в каждом моменте. На сегодняшний день мы подбираемся к хорошим суммам доходов. Любое изменение в составе изменит пропорцию доходов и расходов. Но доля наших доходов хорошо смотрится по меркам не только российского, но и европейского футбола.

— То есть из «Уфы» могут уйти лидеры?

— Любой игрок или специалист. Если будет достойное предложение, которое устроит все стороны, в том числе и наш клуб, то препятствовать не будем. Но не буду скрывать, непросто дается каждое расставание.

— Строительство стадиона входит в модель самоокупаемости клуба? За какой срок надеетесь окупить арену.

— Это вообще сложно. В России окупаемость стадиона — это пока заоблачные дали. Мы строим небольшой стадион на 15—17 тысяч болельщиков. Мы понимаем, что аншлаг в районе 25—30 тысяч зрителей вне столиц собрать будет сложно. Поэтому в Уфе логично иметь 15-тысячный стадион, который будет востребован. Никто не состоянии сделать 100-процентный прогноз заполняемости трибун в ближайшие годы.

— Болельщики часто жаловались, что до «Нефтяника» (нынешняя домашняя арена клуба, — прим. ред.) тяжело добираться в дни матча, а также на проблемы с парковкой. При строительстве нового стадиона эти вопросы учитываются?

— Естественно, должна быть логистика, это 100 процентов учитывается. Все должно быть красиво, современно и удобно для болельщиков.

«Для нас Беленов – лучший вратарь, который сегодня есть в России. Лучший! Это наше мнение. Огромная удача, что у нас есть такой вратарь и отличный парень». Фото Максима Платонова

«Власти считали, что футбола в Башкирии быть не должно»

— Как так вышло, что Уфа даже не претендовала на участие в ЧМ-2018?

— Я знаю эту историю, и ворошить ее не хочется… В свое время собирались заявки городов о намерении принимать у себя матчи чемпионата мира. Власти Башкирии в то время негативно относились к футболу, абсолютно не принимали его, естественно, что даже заявку не подали. Они реально считали, что футбола в Башкирии быть не должно. Прямо вот так: не должно быть. Вот и все. А надо было просто подать в оргкомитет заявку, что Уфа претендует на проведение матчей чемпионата мира. Этого сделано не было. С приходом Рустэма Закиевича Хамитова отношение к футболу в корне изменилось, но время было уже упущено. Хорошо, что мы успели зацепиться за возможность создания тренировочной базы.

— Она будет использована на ЧМ? И что с ней будет после?

— Тренировочная база ФК «Уфа» после мундиаля, по всем параметрам, должна перейти нашему клубу. Расчет такой, что на этой базе мы создадим детские группы, а основная команда останется на домашнем стадионе. А что касается самого ЧМ, то у нас ни одна сборная не базируется. База считается запасной.

— А как вы думаете, почему ни одна сборная не выбрала эту базу?

— Многие базы не выбраны. В основном они выбирались поближе к местам проведения матчей.

— Как вы думаете, сборная России выйдет из группы? Многих по итогам последних матчей «терзают смутные сомнения».

— Россиянам сегодня надо верить в свою команду. Как бы нам тяжело не было, мы должны сплотиться вокруг нее и все-таки создать некий эффект «12-го игрока». Я верю в наших ребят, в то, что они все равно покажут хорошую игру при своих болельщиках, а мы будем их поддерживать. Сам я уже взял билеты и поддержу нашу команду с трибуны стадиона. И уверен, что мы продвинемся дальше из подгруппы.

— Кому еще симпатизируете на мундиале, помимо российской сборной?

— Я симпатизирую футбольному клубу «Уфа» и сборной России.

— По всем показателям, голкипер «Уфы» Александр Беленов — один из лучших в РФПЛ. Почему Черчесов не вызывает его в сборную?

— Я не хочу комментировать выбор главного тренера сборной России. Для нас Беленов — лучший вратарь, который сегодня есть в России. Лучший! Это наше мнение. Огромная удача, что у нас есть такой вратарь и отличный парень.

«Пока у нас слишком небольшая история матчей. Однако все игры «Уфы» и «Рубина» уже проходят в очень жесткой и интересной борьбе». Фото Максима Платонова

«Я бы посмотрел, где хоккейное дерби набрало бы аудиторию матча «Уфы» с «Рубином»

— В хоккее есть очень яркое татаро-башкирское дерби «Салавата Юлаева» и «Ак Барса». Почему, как вы думаете, пока не так раскручено противостояние «Уфа» — «Рубин»?

— Пока у нас слишком небольшая история матчей. Однако все игры «Уфы» и «Рубина» уже проходят в очень жесткой и интересной борьбе. Даже в первом матче, когда мы приехали и играли на «Казань Арене», нас смотрели около 26 тысяч болельщиков. Я бы посмотрел, где соберет такие цифры хоккейное дерби. Это всему ответ. А все ярлыки наклеивают журналисты. Цифры зачастую показывают совершенно обратное.

— Российский футбольный чемпионат достаточно непредсказуемый. «Спартак»не выигрывал золото полтора десятилетия, потом наконец взял трофей. Минувший чемпионат достаточно неожиданно выиграл «Локомотив». Почему так происходит? Команды подравнялись?

— В России топовых команд, наверное, пять-шесть, и чемпионат очень сложный. Выравнивания нет. К топам подбирается еще группа команд, в том числе «Рубин» с «Уфой». Именно мы будем бороться за попадание в еврокубки и в дальнейшем.

— Есть мнение, что в 90-е годы российский футбол, условно, стоил рубль, а результаты были такие же, как и сейчас: из групп Лиги чемпионов выходили по праздникам, а сборная была даже сильнее, чем сейчас. Деньги вредят футболу?

— Деньги помогают футболу, но смотря в каком качестве. Сегодня это серьезный бизнес, вокруг него всегда генерируются большие суммы. Это происходит не только в России. Сумасшедшие деньги вокруг футбола во всем мире. Естественно, здесь мы просели как бизнес-модель. Но мы догоняем. Пройдет смена игроков, и сборная, в любом случае, будет прогрессировать. Но не надо сравнивать с прошлым, было время, когда вообще играли бесплатно в полуголодной стране. Давайте жить сегодняшним днем. Я думаю, у российского футбола очень серьезное будущее. Общаясь с коллегами, вижу, что сдвиги в сознании идут. Появляются профессионалы. Пройдет пара лет, и наши игроки поедут в Европу. Вот тогда и сборная, наверное, заиграет.

«Российскому футболу нужны гранды. Поэтому лимиты нужно убрать»

— А зачем нашим футболистам ехать в Европу? У нас человек сыграет несколько матчей и получает зарплату добротного игрока европейского уровня. И никто и нигде не заплатит ему столько же.

— Абсолютно с вами согласен! Мы не должны переоценивать своих игроков. И недооценивать не должны. Переоценить мы можем наверняка только молодого игрока. Здесь ситуация очень сложная. Вроде все хотят хороших и молодых игроков, чтобы дальше прогрессировать, и в то же время определенными деньгами мы их «ломаем».

«Должны быть гранды — огромные клубы с серьезными амбициями и возможностями. И пусть они комплектуются лучшими из лучших. И тогда все остальные в лиге будут вынуждены тянуться за лидерами. Тогда и стадионы будут заполнены. Можно же сказать, что Халк заполнял арены? Можно! И таких игроков необходимо приглашать как можно больше». Фото fc-zenit.ru

— Мутко говорил о потолке зарплат для молодых игроков. Это помогло бы?

— В РФПЛ и в большом футболе потолка зарплат быть не должно. Любой лимит приводит к тупиковой ситуации. Должны быть гранды — огромные клубы с серьезными амбициями и возможностями. И пусть они комплектуются лучшими из лучших. И тогда все остальные в лиге будут вынуждены тянуться за лидерами. Тогда и стадионы будут заполнены. Можно же сказать, что Халк заполнял арены? Можно! И таких игроков необходимо приглашать как можно больше.

— Наверное. Но тогда и лимит на легионеров нужно отменять, что обрушит в том числе и ценник на наших игроков.

— Абсолютно правильная мысль! Любой лимит повышает стоимость той или иной детали. Причем искусственно. Вот и все.

— Грядущий перевод лимита «с поля на заявку» — это благо?

— Лучше уж в заявке. Пусть хотя бы на поле в основном составе выходят сильнейшие, а не по национальному признаку. Тренер не должен лимитировать себя в принятии решений и учитывать такие моменты, как замену иностранца на иностранца. Он должен выпустить на поле сильнейшего. Тогда и качество игры улучшится. Повторюсь, российскому футболу нужны гранды. А для этого нужно убрать лимит.

СпортФутбол БашкортостанУдмуртияТатарстан

realnoevremya.ru

«Меня прям прет, когда происходит что-нибудь жареное». Кто чемпион России по пиару

Сергей Тыртышный, возможно, главное открытие премьер-лиги последних сезонов. В то время как одни русские клубы закрываются от мира на все замки, а другие – проводят серию долгих и дорогих операций по улучшению собственного имиджа, 48-летний руководитель пресс-службы «Уфы» с помощью мобильного телефона и несложной видеокамеры выносит всех конкурентов. Работа «Уфы» в последние полтора сезона – пример того, как должен коммуницировать с миром небольшой спортивный клуб.

Главный хит «Уфы» – ютьюб-канал, а конкретно – шоу «Это премьер-лига, брат». В нем Тыртышный вместе с игроками исследует быт главой футбольной лиги России и показывает то, чего большинство клубов привыкли стесняться.

Например, это:

Или это («Хорошая киска – черная, брат»):

Тыртышный снимает, как на кипрском пляже игроки заставляют Эмануэля Фримпонга мазаться кремом от загара, почти пинками учит легионеров русскому языку, шутит над главной звездой команды (украинцем Александром Зинченко) про пришедшую повестку в армию (а таких приходило три, и никто об этом до этого не знал). Если в русском футболе и есть свой Хантер Томпсон, то больше всех на него похож именно Тыртышный.

Юрий Дудь встретился с ним и поговорил о том, как устроен самый симпатичный клуб премьер-лиги.

* * *

– Широкая публика впервые узнала о вас, когда «Уфа» выходила в премьер-лигу. Вторая стыковая игра, победа, послематчевое интервью и корреспондент, который плачет от счастья.

– В том сезоне у нас не было задачи выходить. Нашей задачей было быть в тройке. И ее мы не выполнили. Мы стали четвертыми, и то «Газовик» из Оренбурга опередили только по разнице мячей. В стыках мы попали на Томск, и все понимали: у «Уфы» нет шансов. Весной «Томь» была на невероятном ходу, хлопнула в премьер-лиге всех лидеров, и все говорили: ребят, без шансов.

– Первый матч, тем не менее, вы выиграли 5:1. Что произошло?

– Там я впервые увидел, что такое народная игра. Мы играли на маленьком стадионе – 5 000 зрителей – и закрыли его минут за 40 до конца, потому что свободных мест вообще не было. Когда я зашел внутрь, как будто оказался в 30-х годах: на крышах, на заборах сидели люди. Один знакомый рассказывал: «Пришел за полчаса, мест нет, я встал у забора. К перерыву так прижало, так хотел поссать, но я повернулся и увидел, что за мной – метров 15 плотной толпы, понял, что надо терпеть. К концу матча у меня чуть не лопнул мочевой пузырь, зато я пережил настоящее счастье».

Плюс у Томска была недооценка. Все равно же ребята друг с другом общаются, наши знали, что в «Томи» полкоманды уже заключили контракты, как будто они остаются в премьер-лиге. У них – «тридцатка» баксов в месяц, у них – все отлично, у них – уверенность, что остались. Мегаклуб, который приехал в какую-то деревню.

И тут у нас как все полетело. У нас был нападающий Дима Голубов, у него тогда реально был звездный час. В двух матчах он забил пять голов, причем, как он сам потом мне рассказывал, все пять ударов у него НЕ ПОЛУЧИЛИСЬ. Первый – пенальти – бил на силу, вышло так себе, но вратарь прыгнул в другой угол. Второй – убил крота: врезал в землю, но мяч покатился и залетел. Третий – рикошет. Четвертый – ударил в руки вратарю со штрафного, а тот хлоп – и залетело. Пятый – тоже штрафной; у Томска тогда на поле было болотце, Голуб разбежался, и из-за этой влажной земли поехала нога; стенка подпрыгнула, а мяч из-за неудачного удара покатился под ней. Ну это была судьба! Ну звезды так распорядились! Бывает так, что бьешь, бьешь – и не попадаешь. А тут мы не били – и попадали.

Первый матч мы выиграли 5:1 – и все плакали. 90 процентов были уверены, что пять голов в Томске не забить. Но надо отдать им должное: в ответном матче они нас так прижали! Когда мы туда ехали, у меня был дикий мандраж – такой, какого никогда в жизни не было. Первый они нам забивают на 8-й минуте, они летят, у них все получается – стало еще страшнее. Но Голуб забил – и они встали.

Ответный матч показывали на федеральном канале. Съемочная группа была из Уфы, а корреспондента в целях экономии они не взяли. Дали манишку мне – «Серег, запишешь интервью?» Мне вообще не до того, я бегу, кричу Колыванову: «Игорь! Игорь!» Он говорит: «Это премьер-лига…», а я понимаю: этого не может быть! Не может быть в принципе. Люди ставят задачи, люди идут к этому, а у нас – ни стадиона, ничего, но мы там… У нашего гендиректора в тот год сын умер, и Колыванов сказал, что этот успех – в том числе и для сына. Сын Шамиля Камиловича – Тимур – был нашим самым активным болельщиком, он написал и исполнил гимн клуба... И когда камера выключилась, у меня просто истерика началась – бывает такое от перенапряжения.

А, перед матчем был знак.

– Какой?

– У «Томи» же символ – конь. Живой, он перед матчем выходит с зеленым седлом. И когда они перед матчем с нами его выпустили, он взял и обгадился – причем как раз в тот момент, когда я его фоткал. Я отправил фотографию, а один из болельщиков пишет: «А «Томь»-то еще до игры обделалась!».

Думаю, этот момент оказался ключевым.

Я не знаю, что чувствуют люди, которые выигрывают Лигу чемпионов, но думаю – что-то подобное. Гендиректор кричал: «Летите за шампанским! Берите и дорогое, и дешевое, чтобы обливаться». Я забежал в раздевалку, у меня текут слезы, меня снимают футболисты – не я их, а они меня. Натащили шампанское, но в горячке стали обливаться дорогим и скоро оказалось, что вылили все шампанское за 1800 рублей. Осталось только за 350 – пили его. В самолете шампанское лилось рекой. Пили все!

Из самой Уфы команда не разъезжалась дня три – с одного приема перемещались на другой.

– Когда начался следующий сезон, вы понимали, что, скорее всего, вылетите?

– Нет, мы понимали, что стопроцентно остаемся. Сначала, правда, попали «Кубани». Но мы там обделались перед началом. Когда запел кубанский хор, мы просто осели: мы никогда тут не играли, а тут – огромный стадион, хор, ух. А потом – «Амкар» хлопнули, «Краснодар» хлопнули. Оказывается, здесь играть можно. Оказывается, здесь такие же люди из мяса, костей и всего остального. И понеслась.

* * *

– Канал «Уфы» на Youtube, который вы делаете более или менее в одиночку, абсолютный хит двух последних сезонов премьер-лиги. Расскажите: кто вы и откуда взялись в профессии?

– Долгое время я выпускал в Уфе спортивную газету. Сначала она называлась «1:0», потом – «Спорт-Эксперт». Еще я работал с нашим нынешним гендиректором – Шамилем Камиловичем Газизовым. Он содержал мини-футбольный клуб «Динамо-Тималь», который сначала был в высшей лиге, потом – в суперлиге.

В газете я был редактором, хозяином, всем на свете – это началось, кажется, в 2000 году. Поначалу у нас был инвестор, но потом он подумал: «На фиг она нужна?» Естественно, газета не окупалась. Мы делали ее вместе с женой, многие из тех, кто сейчас в Уфе работают в спортивной журналистике, начинали у нас. Но потом мы просто задолбались жить в нищете. Каждый день у тебя минус 30-40 тысяч, и ты не знаешь, где их найти. А ребенок у тебя ест доширак и ты отвозишь его к бабушке, чтобы он хоть что-то поел. Да, есть статус – можешь прийти на какое-то соревнование и тебе там рады. Но минус угнетал.

Пока я работал в «Динамо-Тималь», я сделал сайт, на котором и сделал себе имя в уфимском футболе. Сайт назывался «Футбол в стране Курая», его адрес – 22duraka.ru. Людей это название просто убивало, куда бы я ни приходил, мне говорили: «Какую рекламу ты найдешь на сайт с таким адресом? Ты что?». Изначально я зарегистрировал два домена: 22duraka и 11na11. Решил испробовать на знакомом уфимском тренере – очень консервативном чуваке. «Дим, я тут зарегистрировал два адреса. Как думаешь, какой выбрать?» «Однозначно: 11na11! Если будет другое – я с тобой вообще общаться не буду». «Значит я попал в точку. Выбираю 22duraka».

И это работало! Я размещал все подряд, что было связано с уфимским футболом. Мне просто звонили люди и говорили: «Серег, размести». Свои 800-1000 хостов я имел, но в республике, где вообще не было футбола, это нормально. Уфа ведь долго была единственным городом-миллионником, где не было команды мастеров – вообще никакой, даже из второй лиги. У нас не было ни одного искусственного поля! Мы были таким страшным оазисом.

Понятно, что я мочил все подряд. «Когда это кончится?». «Когда эти люди уйдут из власти?». Писать можно было все подряд, никто меня не контролировал.

Потом у нас образовалась команда «Башинформсвязь-Динамо». Сначала я год бесплатно работал, просто так им помогал. Потом получал небольшую зарплату – 10 тысяч рублей. На второй год существования у нас сменился политический курс – президентом Башкирии стал Рустэм Закиевич Хамитов, который к футболу совершенно иначе относился – в том числе потому что сам в него играл. В конце августа у него была первая встреча с журналистами. От спорта предложили меня. Все было довольно демократично – никакой модерации вопросов. С тогдашним президентом клуба я согласовал вопрос: когда в Уфе будет команда премьер-лиги? Помимо всего прочего, там были телемосты с разными регионами республики, и люди спрашивали всякую ерунду: «Когда вычистят наш коровник?! Этот запах идет на нашу деревню!» Я серьезно. Или: «Дорогу начали строить, но пока строили, украли песок. Когда это кончится?» Встреча заканчивается, я понимаю, что журналисты задали всего вопроса три-четыре, и до меня очередь точно не дойдет.

Вижу девушку, которая носит микрофон. Подзываю к себе: «Дашь мне сейчас микрофон?». «Так ведь не ваша очередь». «Один вопрос остался. Тебе какая разница? Сделай – и стол с меня». «Да?..». «Обещаю: стол с меня!». До сих пор ей должен, потому что быстро забыл, как она выглядит. Но я помню: должен.

В общем, я взял микрофон и, очень волнуясь, спросил: «14 или 15 лет назад мы с «Рубином» играли в одной лиге. Сегодня мы во втором дивизионе, а «Рубин» принимает «Барселону». Когда мы тоже будем в премьер-лиге?». Рустэм Закиевич ответил: «Почему нет? Давайте вместе это сделаем». Потом, когда все выстроились для совместного фото, я спросил: «Не обманете?». «Не обману. Вы только меня теребите».

Администрация президента республики заказала соцопрос жителей, и выяснилось, что 75 процентов населения испытывают дискомфорт, что в Башкирии нет серьезного футбольного клуба. Все закрутилось. Клуб «Башинформсвязь-Динамо» переименовали в «Уфу», мы все там остались.

Тренером пришел Канчельскис, я съездил с ними на сборы. Может, мы друг друга не поняли, но мне далеко не все нравилось, что они делали. Я пришел к президенту клуба: «Я с ними работать не буду – увольняюсь». Тот: «Утром уже приходили Канчельскис и гендиректор, просили тебя уволить. Я навел справки: ты человек, который работает с негативом, ты негативщик, но очень хороший негативщик. Так что ты все равно остаешься работать».

– Что вам не нравилось?

– Мы с бюджетом в 182 млн заняли второе место во второй лиге. Нижнекамск с бюджетом 63 млн занял первое. Это ненормально, мне как фанату местного футбола это очень не нравилось. Я это открыто говорил, ни от кого не скрывал.

Плюс там был эпизод… Я же стараюсь со всеми журналистами поддерживать отношения – мы едим один хлеб, неизвестно, кто где завтра откажется. Но меня вызвал тогдашний гендиректор и сказал: «Тут на телевидении один твой коллега оставил неприятный комментарий. Пиши под своей подписью письмо, что он не соответствует занимаемой должности и что от матчей «Уфы» его надо отстранить». «Я не буду такое писать на своих коллег». «Тогда напишешь заявление об уходе». «Не проблема». Я вышел и начал писать. Через какое-то время гендиректор вышел: «Ну что, написал?» – он имел в виду письмо на коллегу. «Да, написал. Заявление».

Я ушел и сосредоточился на сайте 22duraka.ru, оголял там все проблемы клуба. У меня было полно информаторов – от игроков до административного штаба. Знал, что у них каждый день были драки на тренировках. Я не знаю другого клуба, где за ОДНУ тренировку может случиться ДВЕ драки. Дрались из-за всего: одну группу игроков привезли, они получали деньги совсем не по уровню второй лиги, другая группа зарабатывала сильно меньше, всех это напрягало.

За все эти годы футбол тесно вошел в мою жизнь. У меня сын здесь играл во второй лиге за «Горняк», а сейчас учится в Польше и играет там за университетскую команду. Дочке 13 лет – она тоже играет в футбол, даже два года в Москве жила. Жена – футбольный тренер, причем она три раза выигрывала первенство Москвы со своими девчонками. У нас вся семья повернута на футболе, у нас другой жизни нет. Вечером с женой и дочкой смотрим Лигу чемпионов. Не просто втроем – еще звоним сыну и обсуждаем по скайпу.

– Когда вы вернулись в «Уфу»?

– Через год, в 2012-м. Гендиректором стал Шамиль Камилович Газизов – тот, с которым мы были в мини-футболе. Он сказал: «Сергей, давай все забудем и начнем все заново». Мы вышли в ФНЛ, я пришел за два дня до вылета на первый сбор. Мы сели в чартер, а там – половина команды, которая была у нас во второй лиге. И я точно знал, что все они начинали утро с чтения моего сайта – потому что каждого из них там мочили. Более того, там была совершенно гениальная фишка. Обычно голосуют за лучшего игрока матча, а я делал опрос, кто худший в матче. Точно знаю, что футболисты голосовали за партнеров, чтобы самим не стать худшими.

Но ничего – со всеми мы быстро нашли общий язык. Азамат Засеев мне говорил: «Ну ты же нас так мочил! Это же было несправедливо». «Азамат, ты хочешь сказать, что я плохо делал свою работу?». «Делал хорошо, это правда».

Надо отдать должное нашему гендиректору. Он гениальный пиарщик. Многие вещи придумывает лично он. Например, лозунг «Наша республика – наша команда!» – это его. Мы по всему городу 30 таких биллбордов как-то развесили. Я раньше жил в одном доме с Сашей Семаком, знаменитым хоккеистом из нашего города, как-то пересекся с ним и услышал: «Что вы там из себя строите? Мы и то пишем – Уфа. А вы – республика. Давайте как-то поскромнее?». «Саш, уже поздно».

Но я должен сказать, что «Салават» мы тоже заставили работать. Раньше, имея бюджет в 100 млн или долларов, или евро, они просто не заморачивались на имидж, на что-то еще. А тут появилась – какая-то «Уфа», которая стала заявлять: это мы спорт номер один. Сначала они над нами смеялись: если у нас зарплата в месяц – 20 млн рублей, а у вас – 120 тысяч, это же просто несоизмеримо. Сейчас они гораздо активнее, и, может, в этом есть наша заслуга – что мы заставили их бороться за зрителя и за интерес.

Я повторю то, что много раз говорил: неизвестно, стрельнула бы «Уфа» так же в смысле пиара, если бы у нас был другой гендиректор. Иногда я захожу к нему: «Слушай, я тут хороший ход подсмотрел…». «Ты же знаешь, как делать? Делай». Он меня не ограничивает практически ни в чем.

* * *

– Когда и где вам пришла в голову идея шоу «Это премьер-лига, брат»?

– Еще во второй лиге, в команде «Башинформсвязь-Динамо». Я уже говорил: если я завтра приду в другую команду, совершенно не факт, что можно будет делать такие же видео. Игроки тебе должны доверять, они должны жить с тобой на сборах, на выездах, ты должен быть частью команды. Только тогда они могут при тебе материться, обсуждать женщин и делать другие интересные вещи. В противном случае вот приду я сейчас в условный ФК «Сочи» и скажу: «Ребят, я вас сейчас поснимаю тут на камеру?». Реакцией на это будет: «И чо?».

– Бывало, что вы не бросали на Ютьюб то, что сняли?

– Я не ставлю больше половины из того, что снимаю.

Вот тот же «Владимирский централ». Сначала они пели другую песню, но я не поставил, потому что Сафрониди был голый по пояс. Я сказал: «Саф, надень, пожалуйста, какую-то майку». «Да пофиг – так пойдет». «Не пофиг – дети смотрят». Без футболки он пел «За милых дам», а когда оделся – был уже «Владимирский централ». На сборах у всех едет крыша, всем надо хоть как-то себя выплеснуть. Все потом растиражировали, что Фримпонг, бывший игрок «Арсенала», поет «Владимирский централ». На самом деле он случайно зашел в комнату, где что-то пели. Футболисты посадили его и заставили спеть хотя бы два слова. Он спел: «Вэтэр сэвэрный».

– Расскажите о Фримпонге.

– Кому-то он может показаться странным, но иногда он делает очень продуманные вещи. Когда он только переехал в Уфу, он где-то неделю выбирал квартиру. Он сказал: нужна двухкомнатная. И его возили по двухкомнатным – в российском представлении. Потом он говорит: «Можешь показать все квартиры, которые есть у клуба?». «У клуба нет своих квартир». Он был в шоке. Потом мы поняли, что в их понимании зал не считается, поэтому возить его надо по трехкомнатным. Заехали в первую – ему очень понравилось. Вышли – он предложил обойти дом вокруг, чтобы оценить двор. С обратной стороны – граффити к Дню Победы: солдат держит девочку и надпись «Спасибо деду за победу». «Граффити? Это криминальный район, я не буду здесь жить». «Так это же к Дню победы, к празднику специально. Это самый дорогой район в Уфе». «Можете не объяснять – граффити значит криминал. Жить я здесь не буду».

В итоге заселили его через дорогу. Объехали квартал на машине длинной дорогой, чтобы он подумал, что мы далеко уехали, и просто вернулись к соседнему дому. Спокойно выбрал квартиру там, заселился.

Фримпонг может выйти босиком на тренировку посреди зимы. В Перми в «минус 11» вышел без носков. «Ты что, обморозишься!». «Считайте, что сегодня день Африки без носков». Все вместе искали ему носки. Но при этом если на тренировку придет любой турист и посмотрит на Фримпонга в «квадрате», он сразу скажет: это игрок!

В клипе – почти бессмертном – где Марсиньо и Диего пели «Супергуд» Шнура, изначально должен был сниматься именно Фримпонг.

За день до этого он попросил у меня четыре билета на «Салават Юлаев», потому что к нему приезжал друг из Сомали: «Ты же мой друг, найдешь билеты?» «Найду. В обмен – завтра приезжает «Матч ТВ» и ты у них снимаешься». «Вопросов нет». С другом из Сомали, кстати, на хоккее смешно получилось. К нам все подходили фотографироваться и, показывая на него, спрашивали: кто это? Мы говорили: «Наша главная звезда!». Все с ним фоткались просто отчаянно, хотя он не футболист, а студент нефтяного института.

И вот на следующий день после совместного похода на хоккей, после того, как я раскрутил его сомалийского пирата до статуса звезды – так, что люди с «Уфа-Арены» шли счастливыми домой, потому что только что в их инстаграм попал второй человек мирового футбола после Месси, после того, как я стал Фримпонгу почти братом, я звонил ему, а он не брал трубку. «Фрими, журналисты из Москвы приехали!». «Я не пойду, я заплачу штраф, у меня личная неприязнь к Сергею». То есть ко мне.

Мы его оштрафовали на 50 тысяч рублей. За отказ от интервью мы штрафуем именно на такую сумму. Пока это закреплено просто приказом, как допсоглашение. Но со следующего года, гендиректор сказал, будем включать обязательным пунктом в контракт.

С Фримпонгом мы где-то неделю не разговаривали. Но потом снова подружились.

– На конференции в Сочи вас назвали Хантером Томпсоном русского футбола. Вы знаете, кто это такой?

– Когда называли – не знал. Но потом мне объяснили: чувак, который делал крутую журналистику от первого лица, а потом застрелился.

Все наши ролики, наш подход к пиару отчего? Чтобы отвоевать информационное пространство у хоккея, мы вынуждены были быть открытыми. Многие журналисты жаловались: чтобы поймать игрока, надо писать письмо на имя гендиректора. В футболе звонят мне, говорят, кто нужен, и приезжают на тренировку, зная: кого надо – того возьмут. Мы поняли: быть открытыми – тоже круто. Возможно, когда-нибудь мы перестанем быть такими открытыми – когда Халк, наконец-то, переедет в Уфу. Но пока эта фишка работает.

– У вас бывало, что вы выбрасывали видео о жизни команды и понимали, что перегнули палку?

– Бывает часто так: я загружаю в Ютьюб, у меня просчитывается ролик, я останавливаю и отрезаю какой-то кусок. Перегнул – наверное, только раз. Когда Сафронили говорил, что его сосок вот-вот проснется. Недавно вот я отрезал совершенно обалденный кусок, как Сафрониди с Фримпонгом мяли бумажку и играли в баскетбол. По правилам кто не попадал – должен был изображать обезьяну. И они по очереди у-у-укали. Я подумал, что если выпущу такое, через 800 тысяч подписчиков Фримпонга это разлетится по всему миру, и мне начнут звонить со всего мира: расизм долетел до Уфы!

Вообще в Уфе Фримпонг сам поменялся. Когда он только приехал, ему было тревожно ходить по городу. Стадион находится в 250-300 метрах – я не вру – от его дома, но он все равно ездил на такси. Сначала сам, потом мы стали ему вызывать – поездка стоила 80 рублей. Потому что когда он ездил сам, получалось по 5000 рублей. Он совершенно не ориентировался в наших деньгах, доставал 5-тысячную купюру и спрашивал таксиста: «Этого хватит?» «Хватит! Хватит!» – никто не отказывался. Но где-то через неделю мы это прекратили.

Потом он чуть пообвык и стал ходить сам.

Потом его по дороге к стадиону стали окружать местные пацаны. Он почувствовал себя звездой и расслабился.

Потом к нему уже подружка приехала, он стал ходить с ней по кафе-ресторанам. И окончательно понял: в Уфе с ним вообще ничего не сможет случиться.

* * *

– Когда «Уфа» играла в ФНЛ, с ней случилась эпическая история – прямо перед игрой команда застряла в лифте и просидела там чуть ли не час.

– Это была Уфа, команда жила на втором этаже, отель практически примыкал к стадиону – идти ровно минуту. Колыванов уже провел предыгровую установку, семь человек зачем-то решили проехать один этаж вниз на лифте. Колыванов потом рассказывал: «Они еще и меня звали. Игорь Владимирович, заходите – тут есть кусочек. Но я не пошел». Вот эти семеро там и застряли. Благо наш президент, Марат Шарифович Магодеев, бывший МЧСовец, он всех поднял в ружье. Приехал специальный автомобиль с какими-то специальными тросами, через третий этаж вытаскивали. В итоге в лифте они просидели 40 минут, прибежали в раздевалку, надели бутсы и без разминки выскочили на поле. И обыграли «Балтику»!

В эйфории победы мы об этом забыли, но на следующий день я, кажется, на onedivision запустил этот инсайд. Раз разошлось, два разошлось, все посмеялись, а потом мы нашли себя в топ курьезов года от «Евроспорта». Мы не «Зенит» и не «Спартак» – когда «Евроспорт» вспоминает о клубе первого дивизиона, сидящем в лифте, это классно.

Но больше лифтом в этом отеле они не ездили.

– Самый известный игрок, который мог оказаться в «Уфе»?

– Андрей Тихонов. Мы были во второй лиге, уже была договоренность, генеральный директор разговаривал с ним при мне. Он тогда играл в «Химках» и в одиночку собирал по первой лиге стадионы. Надо отдать ему должное: зарплату он попросил совершенно нормальную – больше, чем у других игроков, но совершенно не фантастическую. Еще бонусом пообещали: если на лето захочет перевезти семью, она могла отдыхать в наших санаториях.

Но когда пришел Андрей Канчельскис, ему сказали: есть договоренность с Тихоновым. И Канчельскис сразу обрубил: «Вы чего? Знаете, сколько ему лет? И потом – зачем нам два лидера? Лидер в команде должен быть один – главный тренер». После этого Тихонов оказался в «Спартаке», за который провел прощальный матч. Это была мегаигра – официальный матч против «Кубани», где он отдал голевую передачу. Я смотрел и думал: и этот футболист не подошел нам во второй лиге?!

– Самый невероятный выезд, в который вы катались с «Уфой»?

– В Тюмень во второй лиге. Администратор сказал: «Я нашел обалденно дешевый отель!». Заезжаем – на входе нас встречают цыгане: давай погадаем, ребята? Оказалось, это было общежитие для малоимущих, а на одном из этажей было что-то вроде отеля. Пошли ужинать в столовую – а там свадьба, нас никто не ждет. «Что за фигня?». «Свадьба только сегодня, завтра все будет хорошо, а пока зайдите с другого входа. Мы там положили строительные доски, закрыли их скатертью, получились столы – поешьте сегодня там». Когда мы закончили ужин, свадьба была уже очень пьяной, там увидели футболистов и стали кричать: «О, молодые мальчишки! Давай танцевать с нами!». Россия.

Получилось жестоко. И на следующий день мы попали 1:4.

* * *

– Кого вы считаете лучшими в профессии?

– Васю Уткина. И еще Геннадия Орлова, пусть к нему многие неоднозначно относятся. Это реальные звезды.

– Что в профессии вас вдохновляет?

– Вдохновляюсь, когда происходит что-то жареное. Меня прям прет! Например, Зинченко убрали из сборной. Или команда застряла в лифте. Я пытаюсь представить это так, чтобы сначала дать что-то одно, через три часа – еще что-то. Так получается поддерживать интерес к клубу в течение целых суток, а то и больше. Но бывает, меня тормозят, бывает, что гендиректор говорит: сюда вообще не суйся. Когда мы в Перми сыграли с ЦСКА и нам поставили два пенальти, все разбирали эти несчастные пенальти. И никто не разбирал, сколько штрафных развернули в нашу сторону. Я чувствовал, что могу это качнуть, но мне не разрешили.

– Вы допускаете, что когда-то «Уфа» станет более закрытой?

– Когда пришел Евгений Перевертайло, он сказал: матчи со сборов мы транслировать не будем. Хотя в свое время мы чуть ли не самыми первыми в ФНЛ это стали делать. «Если хочешь, покажи гол», – говорил он. Его можно понять: сезон мы начинали матчем с ЦСКА, а Слуцкий не тот тренер, который удовлетворится только голом. Ему надо будет смотреть, как мы начинали атаку, как выходили из-под прессинга – в наших же интересах это не показывать.

Хотя было смешно на Кипре. На сборах мы играли с «Партизаном», который привез с собой человек 40 журналистов, вел прямую трансляцию на двух радиостанциях и одну – на телеканале. Так что нас в любом случае показывали. Но благо трансляция сорвалась именно на стадионе. Скорее всего, стадион обманул, они так всегда делают: говорят, что интернет на арене хороший, а потом минут через пять, чтобы не платить за трафик, просто его вырубают.

Кстати, чуть не забыл: есть прекрасная история про то, как мы представляли Пауревича.

– Слушаю.

– Иван Пауревич – воспитанник «Боруссии» (Дортмунд). Он хорват, но вырос и осел в Германии – у него там дом, семья. К нам он приехал летом 2014-го, подписал контракт и наш местный телеканал попросил об интервью – коротком, на несколько вопросов. «Пожалуйста, приезжайте». «Только у нас никто не знает ни немецкого, ни хорватского». «Все равно приезжайте, я переведу».

– О, вы говорите по-хорватски?

– Нет, конечно. Я подошел к Пауревичу и как мог объяснил: «Тебе зададут всего два вопроса. Говори на хорватском все, что считаешь нужным. НО! В первом ответе произнеси слово «Уфа», во втором – фамилию «Колыванов». Дальше я все сделаю сам».

Приезжает журналистка с оператором и начинает интервью.

«Почему вы решили продолжить карьеру именно у нас?».

Пауревич что-то отвечает, произносит «Уфа», а я перевожу:

«У меня были разные варианты, но «Уфа» была конкретнее всего. Я очень рад, что присоединился к такому перспективному клубу. Надеюсь, принести ему много пользы».

«Что уже удалось узнать о нашей команде?».

Та же схема – лопочет на своем, говорит «Колыванов», после этого включаюсь я:

«Главное, что я знаю: тренер – Игорь Колыванов, я хорошо помню его как игрока. Для меня большая честь развивать свою карьеру под его руководством. Надеюсь, вместе мы будем добиваться успеха».

Но тут журналистка решила задать третий вопрос:

«Вы уже успели посмотреть город? Как он вам?».

Пауревич что-то говорит, а я-то знаю, что он только полтора дня в Уфе и вообще еще ничего не видел, поэтому перевожу:

«К сожалению, я только вчера утром прилетел, был занят разными организационными вопросами и не успел ничего посмотреть. Но я наслышан, что Уфа – очень зеленый и аккуратный город. Надеюсь, совсем скоро я смогу насладиться всеми его достопримечательностями».

Все, интервью закончилось. «А у тебя хороший хорватский», – сказала мне журналистка. Да, и правда неплохой.

– Слушайте, ну это же обман.

– Обман. Но, во-первых, именно в том интервью людям вообще не нужны были другие ответы. Во-вторых, если бы не такой обман, наш новый замечательный футболист остался бы непредставленным.

* * *

– О чем вы мечтаете?

– О том, что мы доберемся до высокой стадии какого-нибудь еврокубка. Хотя бы до полуфинала. Если мы привезем в Уфу хотя бы полуфинал, я буду счастлив.

– Это нереально.

– Это реально! Нам для этого надо малость – сложить бюджет «Уфы» и «Салават Юлаева» и поделить пополам. И тогда мы, во-первых, узнаем, кто из нас круче. А, во-вторых, будем ставить совершенно другие задачи.

Фото: РИА Новости/Юлия Дмитриева; vk.com/tsnufa (2,3,5,7); facebook.com/fcufa.pro; РИА Новости/Александр Вильф

www.sports.ru

С Днем рождения, Шамиль Камилович!

№ Команда И О
1 Зенит 15 33
2 Ростов 15 30
3 Локомотив 15 30
4 Краснодар 15 29
5 ЦСКА 15 27
6 Урал 14 18
7 Спартак 14 18
8 Уфа 15 17
9 Крылья Советов 14 17
10 Рубин 14 16
11 Арсенал 14 16
12 Оренбург 14 15
13 Динамо 15 15
14 Тамбов 15 14
15 Ахмат 15 14
16 Сочи 15 13

www.fcufa.pro

Генеральный директор ФК «Уфа» Шамиль Газизов рассказал о готовности Башкирии к чемпионату мира по футболу

Генеральный директор ФК «Уфа» Шамиль Газизов рассказал о готовности Башкирии к чемпионату мира по футболу Фото: ИА «Башинформ»

УФА, 13 янв 2018. /ИА «Башинформ», Дарья Петрова/.

Учебно-тренировочная база, построенная в Башкортостане к грядущему чемпионату мира по футболу, полностью готова. Об этом в интервью «Известиям» рассказал генеральный директор ФК «Уфа» Шамиль Газизов.

«Да, она полностью сдана. Всё готово к приему команд, — прокомментировал Шамиль Газизов. — База сейчас принадлежит республике, после мундиаля она перейдет в собственность футбольного клуба «Уфа».

Напомним, ранее президент футбольного клуба «Уфа», вице-премьер правительства республики Марат Магадеев заявлял, что в Уфу приезжали официальные делегации сборных Египта, Ирана и Дании, неофициальный визит нанесла Саудовская Аравия. Состояние базы удовлетворило всех, какую именно команду примет Башкортостан, станет известно в середине января.

Согласно проекту, общая площадь постройки составляет 25,6 тысячи кв. м. Тренировочная площадка включает в себя игровое поле площадью 105×68 м с трибунами на 500 мест, раздевалки, пресс-центр и парковку.

news.myseldon.com

Шамиль Газизов: «Наша задача — отобрать очки у «Локомотива»

Футбольный клуб «Уфа» проводит один из самых успешных сезонов в своей истории. За четыре тура до финиша чемпионата России команда под руководством Сергея Семака расположилась на шестом месте в турнирной таблице. Сейчас перед клубом стоит задача сохранить свои позиции, что будет весьма непросто. В предстоящем туре «Уфе» предстоит встреча с лидером РФПЛ — столичным «Локомотивом», которому до гарантированного триумфа в чемпионате страны нужно одержать всего две победы в оставшихся четырех матчах. 

В преддверии важнейшей игры «Известия» поговорили с генеральным директором уфимского клуба Шамилем Газизовым. Функционер рассказал о настрое команды на грядущую встречу с «железнодорожниками» и решающий отрезок сезона, а также поделился мнением относительно кадровых изменений в структуре судейского корпуса лиги и прокомментировал будущее молодого наставника «Уфы» Сергея Семака, которого спортивные СМИ регулярно «сватают» в петербургский «Зенит». 

— «Уфа» близка к лучшему результату в своей истории в рамках чемпионата России. Какие ожидания от заключительного отрезка сезона? 

— Пока рано что-то говорить. Наш ближайший матч — с лидером чемпионата и без пяти минут чемпионом страны «Локомотивом». Нас ждет очень сложная игра и надо пройти сначала этот этап. Мы договорились так, что ближайший матч — самый важный. Как будто у нас впереди не четыре игры, а одна, и мы пока думаем только о ней. 

— Пример «Амкара», обыгравшего «Локо» в Москве, мотивирует «Уфу»? 

— В каждом матче может произойти всё, что угодно. Понятно, что «Локомотив» — безоговорочный фаворит предстоящей встречи, но наша задача — отобрать у них очки. 

— В середине недели «железнодорожники» провели матч с «Ахматом» (0:0) в рамках перенесенного 23-го тура. Плотный календарь соперника может сыграть команде на руку? 

— Не думаю, что это как-то нам поможет. Возможно, даже навредит — ведь «Локомотив» будет находиться в игровом тонусе. Думаю, об усталости игроков соперника говорить не стоит. «Железнодорожники» сейчас очень заряжены эмоционально и видят перед собой большую цель — чемпионство в РФПЛ. 

— В дерби с «Динамо» два лидера «Локо» — Игорь Денисов и Мацей Рыбус — получили четвертые желтые карточки в сезоне и должны были пропустить встречу с «Уфой». Но из-за переноса 22-го тура дисквалификация пришлась на матч с «Ахматом». Насколько справедливой вам кажется эта ситуация? 

— Наверное, если футболист получил предупреждение в 26-м туре, он должен пропускать 27-й, а не 22-й. Думаю, это было бы логичнее и справедливее, но решения принимать не нам. 

— Нынешний сезон вскрыл много проблем в регламенте лиги. По окончании сезона со стороны вашего клуба будут какие-либо предложения относительно его изменения или совершенствования?

— Мы видим определенные пробелы и будем обсуждать их с коллегами. Но я бы хотел отметить и другой момент — было очень много судейских ошибок. Практически в каждом туре случались прецеденты. Совсем недавно у нас произошли определенные перемены (в начале недели ушел в отставку глава судейского корпуса РФС Андрей Будогосский, исполняющим обязанности был назначен Александр Егоров. — «Известия») — посмотрим, к чему они приведут. Но судейство у нас, очевидно, чуть-чуть «скрипит»… По самим перестановкам у меня пока нет комментариев, но то, что судейских скандалов в этом сезоне было много, — факт. 

— В начале сезона было и много разговоров о введении видеповторов, но сейчас эта история утихла. Почему? 

— Могу сказать только то, что я выступаю за введение видеоповторов в нашем чемпионате. Они помогут судьям принимать правильные решения. Это большое подспорье для всех. 

— Сейчас идет ребрендинг РФПЛ — уже представлен новый логотип. У вас не возникло желания обновить эмблему «Уфы», сделать ее более современной? 

— Наш логотип мы менять не планируем. Но то, что футбольному клубу «Уфа» есть куда расти, — это факт. Надо модернизироваться. Будем работать и стараться для своих болельщиков. Мы только в начале пути.

⚽️ Новый логотип #РФПЛ утвержден! Как вам? pic.twitter.com/UYdRvc5LE4

— Известия Спорт (@izvestia_sport) April 16, 2018

— В СМИ регулярно появляются сообщения о возможном уходе наставника «Уфы» Сергея Семака. Насколько сложно руководить клубом в условиях постоянного информационного давления? 

— Абсолютно спокойно отношусь к таким слухам, так как знаю — если по Сергею Богдановичу реально поступит предложение от топ-клуба и он сам захочет сменить место работы, мы его сразу отпустим. Мы уже об этом договорились. Идеология «Уфы» заключается в том, что мы трезво смотрим на вещи и адекватно относимся к таким ситуациям. Это нормальный, профессиональный подход к делу. 

— На базе в вашем регионе в период чемпионата мира – 2018 не будет базироваться ни одна из сборных? 

— Нет, там никто не будет проживать и тренироваться. Если базу передадут нам, наша позиция будет заключаться в том, что там должен базироваться детский футбол. 

— Когда станет известно, кому будет передана база? 

— Думаю, это станет ясно уже после Кубка мира. Мы хотим участвовать во всех программах по наследию чемпионата мира в России. 

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

iz.ru


Смотрите также