Сергей володин дракон биография


СЕРГЕЙ ВОЛОДИН — «ОРЕХОВСКИЙ ДРАКОН». Сергей Николаевич Володин - один из тех людей, которые возглавляли свой клан в «ореховской» группировке, ставших под крыло «Сильвестра»

Поддерживал дружеские отношения с Сергеем Ананьевским. После гибели Тимофеева и Ананьевского попытался занять их место и погиб в расцвете лет в марте 1996 года. Предположительно погиб в «Мерседесе - 500» в знаменитой разборке возле «Президент-Отеля». Несмотря на «легендарную» в некотором смысле личность Сергея, о нем самом и его делах известно не так уж и много, а точнее совсем ничего. Предоставляю вам небольшие отрывки из воспоминаний Алексея Шерстобитова о Сергее Володине: «К большому сожалению, Володина не знал лично, а видимое из далека не позволило создать хоть какой то портрет. Понаслышке имел понятие о нем как о достойном человеке, не останавливающимся перед опасностью смерти. Так же многое делал сам и не нуждался в чьей-то помощи, чтобы отстоять свое достоинство и право на то, что считал своим .И Сергей Ананьевский и Володин не позволяли себе подниматься выше других, пусть и своих подчиненных, относились с уважение к знакомым и незнакомым людям, умея быть с ними на одном уровне. Другое дело люди ставшие против..» «Не отставал и «Дракон» - тоже, нужно сказать, человек не простой, в своё время доказавший свою дерзость и безоглядность в деле, которое считал правильным, расстрелом нескольких человек «бандюшков« в офисе одной конторы за невежливое обращение со своей супругой в тот же день. Одна «засада» - всё сняла скрытая камера. Но, он вышел из лефортовского изолятора (прямо скажем, непростого «централа» через год, где частенько пивал чай и кофе с его начальником) по решению суда, в постановлении которого говорилось об отсутствии вообще каких либо улик. И, разумеется, это не единственный его «подвиг», говорящий о многом, в том числе и об отношении к своей жене. » Однажды «Дракон» разрядил «калаш» в случайного прохожего, который толкнул его жену и не извинился. Освобождение «Дракона» и все материалы по делу обошлись в сто тысяч долларов взятки. Вечером 28 марта недалеко от «Президент-Отеля» произошла перестрелка, которая, возможно, связана с убийством Сергея Ионицы. Несколько «ореховских» были расстреляли неизвестными в «Mersedes-500», Двое из них были убиты, а позже на окраине Москвы был обнаружен третий труп. Далее статья из газеты «Коммерсантъ» за 1996 год, которая подробно описывает как произошла разборка возле «Президент-Отеля»: «Около в 18.00 в 1-м Голутвинском переулке появились две машины «Мерседес-500» и ВАЗ-2109. После того как они остановились неподалеку от «Президент-Отеля», один из пассажиров «девятки» перебрался в иномарку. Буквально через несколько минут в переулок на большой скорости въехал «Москвич-2141». Стекла его боковых окон были опущены, а из салона торчали дула двух автоматов. В тот момент, когда «Москвич» проезжал мимо «Мерседеса», из его салона был открыт ураганный огонь. В иномарку попало несколько десятков пуль. Сидевшие в ней люди открыли ответный огонь из пистолетов. Когда у автоматчиков кончились патроны, они остановили свою машину и вытащили из салона расстрелянного «Мерседеса» тяжело раненного мужчину. Усадив его в свой автомобиль, они уехали в сторону Якиманки. На ходу бандиты выбросили из салона два автомата Калашникова. Как только бандиты уехали, водитель «девятки» перетащил еще одного раненого из «Мерседеса» в свою автомашину и хотел отвезти его в больницу. Пока он заводил автомобиль, раненый скончался. Приехавшие через несколько минут милиционеры задержали водителя. Помимо автоматов они нашли в переулке пистолеты ТТ и Glock, которые принадлежали жертвам киллеров. Для розыска преступников в городе был введен в действие оперативный план «Сирена-1». В 18.40 на Большой Якиманке был найден брошенный «Москвич», салон которого был усыпан стреляными гильзами калибра 5,45 мм. Помимо водителя «девятки» милиционеры задержали еще пять человек. Трое из них - чеченцы. По некоторым данным, в тот же вечер где-то на окраине Москвы был найден труп еще одного участника разборки. Не исключено, что ним мог оказаться и Сергей Володин.» По одной из версий, «ореховская» братва выясняла отношения с чеченскими бандитами. Причиной разборки могло послужить убийство »ореховского» авторитета Сергея Ионницы, которое было совершено в середине того же дня на Каширском шоссе. По другой же версии, с Сергеем расправились «курганские» за долги Сергея Тимофеева.

#Статья@brigandage | Brigändage

interesnoe.me

Самая мощная банда 90-х потрясла Москву жестокими разборками в битве за власть

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных организованных преступных сообществах (ОПС) «лихих 90-х». В предыдущей статье мы рассказали о Сергее Тимофееве по кличке Сильвестр, который, встав у руля Орехово-медведковского ОПС, стал криминальным королем Москвы. 13 сентября 1994 года Mercedes Сильвестра был взорван в центре столицы. Гибель лидера стала сильным ударом для ореховских. Однако вскоре за «трон» одной из главных ОПС 90-х развернулась кровавая борьба, новые вожаки действовали еще жестче, чем беспощадный Тимофеев...

Игра престолов по-ореховски

После гибели Сильвестра у руля Ореховской ОПС фактически встали четыре человека — Сергей Ананьевский (Культик), его правая рука Сергей Володин (Дракон), Сергей Буторин (Ося) и Дмитрий Белкин (Белок). Среди них особенно выделялся Культик, который, по воспоминаниям приближенных, был человеком умным и бесстрашным (за эти качества он был в особом почете у Тимофеева).

Ананьевский до своего прихода в бандформирование всерьез занимался пауэрлифтингом и успел дослужиться до главного тренера сборной России. В бандитских кругах он был известен, в частности, участием в подготовке убийства авторитета Отари Квантришвили — одного из главных конкурентов Сильвестра за звание серого кардинала всей Москвы.

Но век его был недолог: спустя полтора года после гибели Сильвестра, 4 марта 1996-го, Культика ликвидировали неподалеку от посольства США. Подождав, пока Ананьевский начнет парковаться, киллер подбежал к его иномарке и открыл огонь через лобовое стекло. Несколько пуль попали Культику в голову, он скончался до приезда скорой. По одной из версий, с авторитетом расправились курганские — точнее, один из их лидеров Павел Зеленин, который не поделил с Культиком сферы влияния.

Спустя полгода после смерти товарища подобная участь постигла и Сергея Володина: поговаривают, что Дракон излишне ретиво претендовал на единоличное лидерство в группировке, за что и был спешно ликвидирован. Обстоятельства его смерти до сих пор не выяснены — по некоторым данным, Дракона убили в столичном районе Якиманка в перестрелке, которая произошла вечером 28 марта 1996 года.

...Около 18:00 в 1-й Голутвинский переулок на полной скорости влетел «Москвич-2141», из опущенных окон которого торчали дула автоматов. Поравнявшись со стоящим там Mercedes-500 бандиты открыли ураганный огонь, всадив в иномарку несколько десятков пуль. Находившиеся в Mercedes ответили на стрельбу ответным огнем из пистолетов. Когда у нападавших кончились патроны, они остановили «Москвич», вытащили из иномарки тяжело раненого мужчину, посадили в свою машину и увезли. Ходили разговоры, что в тот вечер где-то на окраине Москвы был найден труп участника разборки — погибшим, возможно, и был Дракон.

Наравне с ключевыми авторитетами немалый вес среди ореховских имел и продержавшийся до 1998 года Николай Ветошкин — он же Витоха. При Сильвестре Витоха, ловко обходя «сухой закон» второй половины 80-х, перманентно снабжал Тимофеева алкоголем, за что вскоре заслужил повышение: лидер ореховских сделал его своим чистильщиком. Бригада Витохи, куда входили Игорь Смирнов (Медведь), Игорь Лосев (Лось), Александр Кузнецов (Торпеда-старший), Алексей Соколов (Сокол) и другие, отличалась своей бескомпромиссностью и жестокостью. Убивали они не только конкурентов, но и тех, кто вообще осмеливался возразить бандитам.

Так, в ноябре 1997 года банда Витохи буквально в лоскуты изрезала троих москвичей. А все началось с того, что обычный алкоголик явился в питейное заведение, расположенное на улице Юных Ленинцев (юго-восток столицы), за горячительными напитками. Попал он как раз на празднование дня рождения друга Витохи, и как незваный гость был крайне непочтительно выпровожен из помещения. Обиженный мужчина вернулся домой и поведал своей подруге печальную историю. Девушка (ей едва исполнилось 24 года) оказалась натурой крайне скандальной и сразу же приступила к боевым действиям. Отправив сожителя писать заявление в милицию, она вызвонила троих друзей и повела их на войну с обидчиками, даже не догадываясь, кто они такие. Итог провальной стратегии был печальным: с ресторанного дворика заступников, на телах которых не осталось ни единого места без ножевого ранения, увезла труповозка, а самой воительнице чудом удалось бежать.

Витоху же расстреляли годом позже около магазина на Кировоградской улице. Осторожный Ветошкин, который старался передвигаться на бронированной иномарке, в этот день отступил от правил, за что и поплатился: киллеры изрешетили его из автомата Калашникова. Осе и Белку, в отличие от неудачливых коллег, удалось выжить и удержаться на плаву. Именно они и стали новыми главарями ореховских.

Преемники Короля

По данным правоохранительных органов, бывший прапорщик советской армии Сергей Буторин начал криминальную карьеру в 1990 году, в возрасте 25 лет. Вместе с братом Александром он по заказу коллекционера Якова Фельдмана отнял большое количество антиквариата у коллекционера Виктора Магидса. Правда, заказчик коллекцию так и не получил: вскоре после ограбления Фельдмана нашли повешенным в гостинице в Бельгии (смерть признали самоубийством). В итоге Александра Буторина осудили за разбой на девять лет, а коллекцию Магидса полностью так и не нашли — возможно, она оказалась у Сергея Буторина. Его вину, впрочем, так и не доказали.

Решая вопрос о сбыте антиквариата, Ося познакомился с Сильвестром и находился в его окружении на второстепенных ролях вплоть до гибели Тимофеева. Когда он занял «ореховский трон» после кровавого передела, некоторые сотрудники правоохранительных органов признавались: они пожалели о гибели Сильвестра. Несмотря на жестокость, он все же призывал братву постепенно уходить в легальный бизнес, а Буторин подошел к криминальной деятельности по-армейски жестко.

К примеру, близкий соратник Оси, уроженец и глава преступной бригады подмосковного Одинцово Дмитрий Белкин прославился тем, что требовал от предпринимателей дань лишь один раз: торга и угроз не было — непокорных устраняли сразу же. Немедленная расправа следовала и за малейшие попытки бандитов-конкурентов обидеть бизнесменов, подконтрольных ореховским. Внутренняя дисциплина внутри ОПС также была максимально напряженной: ее членов убивали за склонность к алкоголизму и наркомании, за намерение выйти из банды и за критику лидеров.

Руслана Курбанова, одного из активных участников ОПС, его же сотоварищи как-то пригласили на дачу, где штатный киллер ореховских Александр Пустовалов по кличке Саша Солдат расстрелял и расчленил соратника (расчлененные тела ореховские называли «конструктором»). Поводом к расправе послужил донос лучшего друга Руслана: тот доложил Белку, что Курбанов мечтает стать лидером ореховских. Впрочем, у «зачисток» была и другая причина.

Игра на опережение

«Чем нас будет меньше, тем больше денег нам достанется», — поясняли в суде члены Медведковской ОПГ братья Пылевы (Пыли) — младший Олег (Саныч) и старший Андрей (Карлик), которые объединились с ореховскими еще при жизни Сильвестра. Когда Буторину удалось захватить лидерство, Пылевы безоговорочно признали его власть и принялись всячески содействовать разгулу ореховских. Особенно лютовал Карлик, который номинально отвечал за финансовую базу группировки и был хранителем «общака».

Спустя некоторое время после воцарения Оси Карлик сделал заказ: устранить ненавистного киллера Александра Солоника (Саша Македонский). Вскоре группа киллеров во главе с Сашей Солдатом задушила Солоника и его возлюбленную Светлану Котову на вилле в Афинах.

Не пожалел Пылев денег и на ликвидацию своего непосредственного шефа — основателя Медведковской ОПГ Гриши Северного (бывшего сотрудника КГБ Григория Гусятинского). Тот, чуя скорую расправу, после гибели Сильвестра спешно уехал в Киев вместе с личным киллером Алексеем Шерстобитовым (Лешей Солдатом). Гусятинского в 1995 году в номере киевской гостиницы застрелил именно Шерстобитов, который перешел в подчинение Пылей.

Пал от рук наемников по заказу Пылева соучредитель сети «Ростикс» и директор стрип-клуба «Доллс» Иосиф Глоцер: Леша Солдат выстрелил ему в висок, когда Глоцер выходил из своего клуба. Следом за ним был заказан коммерсант Юрий Ивахно, который имел неосторожность потребовать у ореховских погасить долг в 100 тысяч долларов за оформление греческих паспортов по поддельным документам. Рассудив, что меркантильный Ивахно может «слить» их милиции, ореховские приняли решение устранить бизнесмена, но поручили организацию убийства не стрелку Шерстобитову, а медведковскому боевику Сергею Махалину.

Тот быстро разработал кровавый план, привлек к делу «однополчан», среди которых были Александр Шарапов (позже он скрывался долгое время и был задержан лишь в нынешнем году) и Владимир Грибков (Булочник). Встреча с жертвой состоялась в последний день зимы 1997 года у метро «Новослободская». Дождавшись пока Ивахно сядет на заднее сидение «Жигулей», бандиты заблокировали двери. После чего Махалин, сидевший на переднем сидении, сильно сдвинул кресло назад, лишив Ивахно возможности двигаться, а Булочник сцепил руки на его шее. «Жигули» тем временем рванули с места и двинулись в Клинский район Подмосковья. По пути жертву насильно напоили водкой. Около лесного массива Махалин задушил Ивахно, после чего насмотревшиеся «Криминального чтива» бандиты облили тело заранее приготовленной кислотой, но ожидаемого эффекта не достигли, в итоге труп облили бензином и сожгли.

Карлик пытался устранить и президента компании «Русское золото» Александра Таранцева. И воспользуйся Леша Солдат традиционным способом убийства, бизнесмена бы давно не было в живых. Но киллер, которому надоела рутина, решил разнообразить механизм своих действий. Он соорудил в обычных «Жигулях» автоматический самострел при помощи автомата Калашникова, работающего от пульта управления и видеокамеры. Авто Шерстобитов припарковал напротив выхода у здания, принадлежащего «Русскому золоту». Как только Таранцев вышел из дверей, киллер попытался привести самодельную систему в действие, но ее заклинило. Заработал автомат лишь спустя два часа, убив охранника и ранив двух случайных прохожих.

Провальный расчет

В 1996 году Ося решил «уйти на дно» и, по данным СМИ, инсценировал собственную смерть, пышно «похоронив» себя на Николо-Архангельском кладбище в Москве. На деле же Буторин сделал пластическую операцию и перебрался в Испанию, откуда продолжил руководить бандой. Ося сбежал вовремя: через два года, в 1998-м, старший следователь прокуратуры Одинцовского района Юрий Керезь впервые использовал для возбуждения дела статью 210 УК РФ («Организация преступного сообщества или участие в нем») и высказал намерение упечь всех членов Ореховской ОПС за решетку. Но сдаваться без боя бандиты, само собой, не собирались.

Для начала ореховские попытались подкупить Керезя. Однажды вечером Белок заявился в кабинет стража порядка и предложил ему сделку: миллион долларов за закрытие дела. Тот наотрез отказался. Обозленные бандиты церемониться не стали, и на следующий день киллеру Олегу Пронину (Аль-Капоне) поступил заказ на устранение неугодного следователя. Киллер нарядился бомжом и два дня караулил жертву у здания прокуратуры, для пущей убедительности валяясь в грязи. Улучив момент, Пронин застрелил ничего не подозревающего Керезя. Преступники рассчитывали, что после гибели их преследователя дело благополучно развалится, но просчитались: коллеги убитого пошли на принцип и взялись за дело с львиным энтузиазмом. Их старания окупились с лихвой: вскоре один за другим были задержаны практически все члены ОПС.

В 2001-м за решетку угодил Ося: его вместе с киллером-телохранителем Маратом Полянским испанские полицейские задержали в пригороде Барселоны. Буторина с подельником обвинили в незаконном хранении оружия и упекли в тюрьму на 8,5 лет. В экстрадиции преступников испанские власти отказали, но в 2003 году согласились переправить их на время в Россию для участия в суде над другими членами банды.

К окончанию тюремного срока Буторин и Полянский, понимая, что на этот раз им светит не вояж, а билет в один конец, попытались просить у правительства Испании политического убежища, но тщетно: прямиком из-за границы оба прибыли в столичный СИЗО, где им предъявили обвинения в организации преступного сообщества и многочисленных убийствах. Осе вменили расправу над тридцатью людьми. Полянский считался мелкой сошкой: по данным стражей порядка, на его счету было не более шести убийств. В отличие от Буторина, который сразу же пошел в отказ, его телохранитель оказался более сговорчивым и решил сотрудничать со следствием.

От сумы до тюрьмы

Суд над криминальным дуэтом состоялся 6 сентября 2011 года. На финальное заседание подсудимые явились при параде: Ося выбрал популярные в 90-х куртку и джинсы-варенки, а Полянский — характерный для «братков» спортивный костюм. Поддержать супруга приехала испанская спутница жизни Полянского, которая после оглашения приговора (бандит сначала получил 17 лет «строгача», но в 2013 году ему добавили еще шесть лет) повела себя в лучших традициях знаменитых жен-декабристок и заявила, что переедет жить в окрестности колонии. Ося, как и ожидалось, был приговорен к пожизненному заключению. На вопрос судьи, понятен ли ему приговор, Буторин с каменным лицом заявил: «Да, понятен».

Журналистам Ося с недоброй ухмылкой заявил, что вину свою он не признает и ни в чем не раскаивается. Вскоре он сделал громкое заявление: мол, всерьез опасается расправы от рук недоброжелателей. Однако по прошествии шести лет Ося все еще находится в колонии «Полярная сова».

Андрея Пылева, соратника Оси, в 2003 году арестовали в Испании, куда он ускользнул вскоре после смерти Керезя, и экстрадировали в Россию. Неясно, чем приглянулся Пылев испанским властям, но главным условием передачи бандита стало обещание российских правоохранителей, что к Карлику не будет применено пожизненное заключение. Уцепившись за такой поворот событий, Пылев тут же заявил следователям, что отношения к ореховским он не имеет. Стражам порядка удалось доказать причастность Карлика лишь к трем эпизодам заказных убийств, что, впрочем, не помешало суду приговорить его к 21 году лишения свободы. Приговор был оглашен в Мосгорсуде в сентябре 2006 года.

Однако к концу сентября 2016 года следствию удалось собрать доказательства причастности Пылева к организации 12 заказных убийств и покушений. Материалы дела были направлены в суд двумя годами ранее, но из-за процессуальных нарушений вернулись на доследование. Ввиду новых открывшихся обстоятельств Карлику добавили еще четыре года, увеличив срок заключения до 25 лет. Это был предел наказания для Пылева из-за наложенного ранее испанцами «моратория» на пожизненное лишение свободы.

Белкина горячка

Не ушел от правосудия и Белок. Он был задержан в 2013 году все в той же Испании, доставлен в Россию и годом позже, как и Ося, осужден на пожизненное лишение свободы. Избежать столь сурового наказания Белкин пытался до последнего, контролируя заказы на систематическое уничтожение свидетелей и их адвокатов.

В марте 2013 года на автомобильной парковке подмосковного Одинцово был расстрелян некий Виктор Сидоров. Некоторое время он был рядовым членом банды Белкина, а после того, как угодил в руки правоохранителей, дал согласие на сотрудничество и принялся давать показания против бывших товарищей. Благодаря этому Сидорову удалось избежать тюремного заключения: в 2004 году он получил маленький срок, который по факту успел провести под арестом, поэтому в этот же день был выпущен на свободу. Продолжать идти по кривой дорожке бывший бандит не стал и вплоть до своей гибели работал водителем. Одну из пуль убийцы Сидорова, словно в отместку за его «стукачество», пустили ему в рот.

4 июня 2014 года было совершено покушение на депутата Одинцовского муниципального собрания, гендиректора торгового комплекса «Одинцовское подворье» Сергея Журбу, у которого, по версии следствия, Белок вымогал объекты недвижимости. К слову, в 2010 году в бизнесмена уже стреляли, но тогда он выжил. На этот раз наемный убийца, расположившись на крыше многоэтажки, подстерег Журбу выходящим из здания на Можайском шоссе. Пуля угодила в нижнюю часть спины депутата и прошла навылет. Журба вновь выжил, но в тяжелом состоянии был доставлен в больницу, где ему чудом удалось спасти жизнь.

Меньше повезло водителю депутата Алексею Захарову: в июле 2014 года он был застрелен около своего дома в Одинцово. В него было выпущено восемь пуль и сделан контрольный выстрел в голову. Его смерть трактовали как акт устрашения для Журбы.

На этом серия кровавых расправ не закончилась. В сентябре 2014-го была расстреляна старший руководитель юридической конторы «Карабанов и партнеры», адвокат Журбы Татьяна Акимцева. Она была известным юристом, защищающим интересы знаменитостей — Аллы Пугачевой, Филиппа Киркорова, бизнесвумен Яны Рудковской и фигуриста Евгения Плющенко. Вместе с Акимцевой погиб ее водитель Сергей Рыканов. Наемные убийцы открыли огонь по авто адвоката неподалеку от ее дома в Москве, на улице Гашека. Согласно записи с камеры видеонаблюдения, после убийства киллер похитил из BMW сумку с личными вещами погибшей. Вскоре после инцидента коллега Акимцевой Александр Карабанов заявил, что и ему, и Татьяне поступали угрозы в связи с делами, касающимися ореховских.

Месяц спустя гибель от рук киллеров постигла заместителя Журбы и по совместительству его адвоката Виталия Моисеева. Вместе с ним погибла его супруга: убийца просто изрешетил пулями из автомата Калашникова автомобиль Volvo, в котором находилась семейная пара. В этот день Моисеев должен был выступить в суде. Впрочем, эта смерть никак не могла помочь Белку: накануне гибели Моисеева он получил пожизненный срок. Вместе с Белкиным осудили и его сообщника Олега Пронина, который угодил в колонию на 24 года.

Последние из могикан

По принципу «хочешь что-то спрятать — положи на видное место» долгое время скрывались от стражей порядка три видных участника Ореховской ОПГ — Александр Шарапов, Игорь Сосновский (Чипит) и Сергей Фролов (Болтон). Чипита и Болтона, которые, по версии следствия, были личными киллерами Белка, искали долгих 17 лет и задержали в 2015 году: оба скрывались от Фемиды в Тверской области. Именно они, как считают следователи, устранили адвоката Акимцеву и ее водителя. Кроме этого криминальный тандем подозревается еще как минимум в девяти расправах над неугодными Белкину людьми. К слову, до сих пор в розыске находится их предполагаемый предводитель — бывший сотрудник СОБРа, одноклассник Белка Владислав Макаров.

А летом 2017 года поймали Александра Шарапова — он считается одним из ликвидаторов Солоника, киллером ореховских. Предположительно именно он вместе с другим подельником держал за ноги Сашу Македонского, когда его душил Пустовалов. В «послужном списке» Шарапова могут оказаться еще несколько человек. Один из них — вор в законе Сергей Кондратьев по кличке Кондрат, задушенный в столице в августе 1995 года. Не исключена также причастность Шарапова к устранению Александра Макушенко (Саши-Цыгана) и бригадира Измайловской ОПГ Владимира Зайчикова.

После расправы над Керезем Шарапов в числе видных ореховских деятелей спешно улетел в Испанию, однако после задержания Оси и Карлика решил вернуться на родину. Он осел в Суздальском районе Владимирской области, принялся посещать церковь, отрастил пышную бороду и стал отцом шестерых детей. В течение 16 лет следователи разыскивали Шарапова, и когда к ним поступила оперативная информация о его местонахождении, тщательно готовились к задержанию. Для этого они даже изыскали его образцы ДНК. Когда оперативники нагрянули к Шарапову, тот не стал отпираться и назвал свою настоящую фамилию, даже не попытавшись предъявить им липовый паспорт. Сейчас Александр Шарапов находится под стражей и ожидает окончания следствия.

***

На кровавом счету Орехово-медведковской ОПС — более 50 жизней лишь по доказанным эпизодам, а задержанные бандиты получили тюремные сроки, по совокупности насчитывающие более 800 лет. Сегодня можно смело говорить о разгроме одного из самых свирепых бандитских сообществ «лихих 90-х», однако некоторые члены ОПС до сих пор успешно скрываются от правосудия. Неизвестна и судьба многомиллионного «общака» ореховских: возможно, оставшиеся на свободе бандиты сумели его легализовать.

lenta.ru

«ореховский» авторитет — сергей володин «дракон»

«ОРЕХОВСКИЙ» АВТОРИТЕТ — СЕРГЕЙ ВОЛОДИН «ДРАКОН»Сергей Володин - один из людей, возглавлявший свой клан в «ореховской» группировке, ставших под крыло Тимофеева. По неподтвержденным данным был культуристом, поддерживал дружеские отношения с Сергеем Ананьевским. После гибели Тимофеева и Ананьевского попытался занять их место и погиб в расцвете лет в марте 1996 года. Предположительно погиб в «Мерседесе - 500» в знаменитой разборке у «Президент-Отеля». Несмотря на «легендарную» в некотором смысле личность Сергея, о нем самом и его делах известно не так уж и много, а точнее совсем ничего. Вот небольшие воспоминания Алексея Шерстобитова о Сергее Володине: «К большому сожалению, Володина не знал лично, а видимое из далека не позволило создать хоть какой то портрет. Понаслышке имел понятие о нем как о достойном человеке, не останавливающимся перед опасностью смерти. Так же многое делал сам и не нуждался в чьей-то помощи, чтобы отстоять свое достоинство и право на то, что считал своим .И Сергей Ананьевский и Володин не позволяли себе подниматься выше других, пусть и своих подчиненных, относились с уважение к знакомым и незнакомым людям, умея быть с ними на одном уровне. Другое дело люди ставшие против..» «Не отставал и «Дракон» - тоже, нужно сказать, человек не простой, в своё время доказавший свою дерзость и безоглядность в деле, которое считал правильным, расстрелом нескольких человек «бандюшков« в офисе одной конторы за невежливое обращение со своей супругой в тот же день. Одна «засада» - всё сняла скрытая камера. Но, он вышел из лефортовского изолятора (прямо скажем, непростого «централа» через год, где частенько пивал чай и кофе с его начальником) по решению суда, в постановлении которого говорилось об отсутствии вообще каких либо улик. И, разумеется, это не единственный его «подвиг», говорящий о многом, в том числе и об отношении к своей жене. » Однажды «Дракон» разрядил «калаш» в случайного прохожего, который толкнул его жену и не извинился. Освобождение «Дракона» и все материалы по делу обошлись в сто тысяч долларов взятки.Вечером 28 марта недалеко от «Президент-отеля» произошла перестрелка, которая, возможно, связана с убийством Сергея Ионицы. Несколько «ореховских» были расстреляли неизвестными в «Mersedes-500», Двое из них были убиты, а позже на окраине Москвы был обнаружен третий труп. Далее статья из газеты «Коммерсантъ» за 1996 год, которая подробно описывает как произошла разборку у «Президент-отеля»: «Около в 18.00 в 1-м Голутвинском переулке появились две машины «Мерседес-500» и ВАЗ-2109. После того как они остановились неподалеку от «Президент-отеля», один из пассажиров «девятки» перебрался в иномарку. Буквально через несколько минут в переулок на большой скорости въехал «Москвич-2141». Стекла его боковых окон были опущены, а из салона торчали дула двух автоматов. В тот момент, когда «Москвич» проезжал мимо «Мерседеса», из его салона был открыт ураганный огонь. В иномарку попало несколько десятков пуль. Сидевшие в ней люди открыли ответный огонь из пистолетов. Когда у автоматчиков кончились патроны, они остановили свою машину и вытащили из салона расстрелянного «Мерседеса» тяжело раненного мужчину. Усадив его в свой автомобиль, они уехали в сторону Якиманки. На ходу бандиты выбросили из салона два автомата Калашникова. Как только бандиты уехали, водитель «девятки» перетащил еще одного раненого из «Мерседеса» в свою автомашину и хотел отвезти его в больницу. Пока он заводил автомобиль, раненый скончался. Приехавшие через несколько минут милиционеры задержали водителя. Помимо автоматов они нашли в переулке пистолеты ТТ и Glock, которые принадлежали жертвам киллеров. Для розыска преступников в городе был введен в действие оперативный план «Сирена-1». В 18.40 на Большой Якиманке был найден брошенный «Москвич», салон которого был усыпан стреляными гильзами калибра 5,45 мм. Помимо водителя «девятки» милиционеры задержали еще пять человек. Трое из них - чеченцы. По некоторым данным, в тот же вечер где-то на окраине Москвы был найден труп еще одного участника разборки. Не исключено, что ним мог оказаться и Сергей Володин.» По одной из версий, «ореховская» братва выясняла отношения с чеченскими бандитами. Причиной разборки могло послужить убийство »ореховского» авторитета Сергея Ионницы, которое было совершено в середине того же дня на Каширском шоссе. По другой же версии, с Сергеем Володином расправились «курганские» за долги Сергея Ивановича.

Эта статья была автоматически добавлена из сообщества История Криминала

everything.kz

Последний поход «ореховских» Владислав Трифонов — о том, за что воюют наследники знаменитой ОПГ — Meduza

«Ореховские» — символ организованной преступности 1990-х, бандиты нового времени. В основном — бывшие спортсмены и военные, воспринимавшие свое ремесло как бизнес, в котором некоторые вопросы решаются заказными убийствами и подрывами автомобилей. «Орехи» попадали в новостные сводки чаще политиков; это они — суть того времени.

Эпоха московских ОПГ была громкой и скоротечной. Лидера «ореховских» Сильвестра подорвали в его собственном «Мерседесе» еще в 1994 году. Вторую половину десятилетия группировка провела в междоусобных войнах за место лидера. Выжившие осели в Испании и оттуда руководили бизнесом, но избежать уголовного преследования им не удалось.

Руководители «ореховских» либо мертвы, либо отбывают длительные сроки в российских тюрьмах. Последним из главарей на свободе оставался Дмитрий Белкин.

22 октября 2014 года Белкина приговорили к пожизненному заключению. Однако убийства, связанные с бизнесом «ореховских», на этом не прекратились: уже через два дня было найдено тело заместителя директора Одинцовского рынка. Этот рынок считается последним «активом» ОПГ.

Журналист отдела «Преступность» газеты «Коммерсант» Владислав Трифонов специально для «Медузы» вспоминает историю «ореховской» преступной группировки и объясняет, почему бандиты из 1990-х воюют за Одинцовский рынок. 

* * * 

Рано утром 24 октября вьезд в подмосковный элитный поселок в районе села Успенское (Одинцовский район Московской области) напоминал место съемок «Криминальной России». Изрешеченная автоматными очередями темная Volvo, разбросанные по земле десятки гильз калибра 7,62, залитые кровью тела в салоне иномарки, уткнувшейся в кювет. 

Убитые: заместитель генерального директора крупнейшего в Одинцово рынка «Одинцовское подворье» Виталий Моисеев и его жена-домохозяйка, которая решила проводить мужа на работу. Их Volvo S60 только выехал за ворота поселка и на небольшой скорости направился в сторону Рублевки, когда киллер открыл огонь по машине из автомата Калашникова. Стреляли с расстояния семи-восьми метров, так что шансов уцелеть у пассажира и водителя не было. Моисеев и супруга погибли на месте.

Приоритетная версия убийства — борьба за контроль над Одинцовским рынком, который с момента своего основания в 1993 году попал под опеку «ореховской» организованной преступной группировки. Виталий Моисеев координировал работу юристов рынка в арбитражах, пытаясь не допустить появления в списке учредителей людей, связанных с «ореховскими».

Только в 2014 году в борьбе за этот подмосковный рынок убиты уже пять человек. Помимо юриста Моисеева и его жены, это известный московский адвокат Татьяна Акимцева (убита в сентябре в Москве вместе с шофером), а также личный водитель совладельца и гендиректора «Одинцовского подворья» Сергея Журбы (застрелен в июле в Одинцово).

На самого Журбу в 2014-м тоже покушались — киллер из снайперской винтовки с расстояния 250 метров попал ему в спину, когда предприниматель в окружении охранников входил в свой офис. Бизнесмен чудом остался жив. При этом Журба находился под государственной защитой — как свидетель по делу последнего неосужденного главаря «ореховской банды» — Дмитрия Белкина по прозвищу Белок.

Белок умудрился 12 лет провести в бегах; в 2011 году он был задержан в Испании, а затем передан России. Жизнь в Европе бригадиру «ореховских» Белкину обеспечивали деньги с Одинцовского рынка, в учредителях которого были его жена и мать.

За несколько часов до убийства Виталия Моисеева Белок был приговорен к пожизненному заключению — за организацию 22 убийств. Но мало кто возьмется утверждать, что этот приговор остановит последнюю войну «ореховских». 

Игра в наперстки

«Орехи», как за глаза называли ореховско-медведковских бандитов, — классическая московская криминальная банда. Уличная шпана, качки из подвалов, заслуженные спортсмены, сбитые в группировку. «Орехи» плевать хотели на уголовные понятия и с презрением смотрели на татуированных «синих» авторитетов, которые не могли рвануть от груди «сотку» килограммов или пробить «двоечку». На зону никто из них никогда не собирался.

Крестным отцом «орехов» был отслуживший в спортроте бывший тракторист из новгородского села Клин Сергей Тимофеев. Он приехал в столицу «по лимиту», жил в общежитии на Шипиловской улице в невзрачном рабочем районе Орехово-Борисово и работал спортивным инструктором в Главмосстрое.

Тимофеев родился 18 июля 1955 года. Он ходил в качалку и занимался полуподпольным в то время каратэ. Работа его, очевидно, тяготила. Все изменилось в середине 1980-х, когда Тимофеев познакомился с местной орехово-борисовской шпаной.

Шипиловская улица фактически и стала родиной «ореховского спрута». В первое время Тимофеева знали как Серегу Новгородского. Но Тимофеев обожал смотреть «Рокки» и «Рэмбо» и старался во всем походить на молодого Сталлоне. В итоге от новых друзей он получил уважительное прозвище Сильвестр.

Среди приятелей Сильвестра — «бригадиры» Сергей Ионица (Шлёп) и братья Александр и Леонид Клещенко (Узбек-младший и Узбек-старший). Как и Сильвестр, они не вылезали из качалок. Однако основным занятием троицы были «столы», за которыми играли в наперстки. Игра шла у универмага «Белград» — это был уже серьезный криминальный бизнес, который контролировали структурированные бандитские бригады.

Сильвестр, Ионица и братья Клещенко зарабатывали деньги исключительно криминальным способом — «разводили лохов на бабки». В бригаде существовала жесткая иерархия и четкое распределение ролей на «нижних» и «верхних», то есть самих наперсточников и подсадных игроков, разжигащих азарт. Для поддержки требовались крепкие парни — без конфликтных ситуаций не проходило и дня.

Сильвестр был значительно старше остальных «ореховских» — в конце 80-х ему было уже далеко за 30. Ионица младше Сильвестра на восемь лет, остальные — еще моложе, при этом выходец из Новгородской области был явно умнее и опытнее своих московских друзей.

Постепенно Сильвестр начинал превращать свою группу в будущий криминальный картель. В составе упор делали на спортсменов; вскоре ее костяк составили пятиборец Игорь Абрамов (Диспетчер), чемпион СССР по боксу Олег Калистратов (Калистрат), хоккеист Игорь Чернаков (Двоечник), президент ассоциации пауэрлифтинга и будущий главный тренер сборной России по этому виду спорта Сергей Ананьевский (Культик), а также его друг, культурист Сергей Володин (Дракон). Всех их застрелят в разгар 1990-х.

Рассказывают, что едва ли не в первый день работы Сильвествра возле «Белграда» произошла стычка с азербайджанцами с местного рынка. Проиграв крупную сумму денег, торговцы возмутились и отказались платить. Их прогнали, но они вернулись с земляками, вооруженными дубинками и ножами. Азербайджанцы легко раскидали «ореховских» качков.

Трудно сказать, повлиял ли именно этот эпизод на Сильвестра, но в историю криминальной Москвы он войдет как яростный противник кавказцев — его бригада всегда будет конфликтовать с ними; а в первую очередь — с чеченцами и азербайджанцами.

Конфликт с азербайджанцами Сильвестра не остановил, его группировка уверенно шла в гору. Набравший силы Сильвестр понял, что криминальный бизнес необходимо диверсифицировать. Вскоре «ореховские» начали обкладывать данью таксистов, «бомбивших» у станций метро «Домодедовская», «Каширская» и «Юго-Западная», забрали «под себя» ларьки и АЗС и активно вторглись в Ленинский район Подмосковья, а также аэропорт «Домодедово». Не забыты были и привычные наперстки. 

Столы Сильвестра стояли уже у всех крупных универмагов Южного округа, включая «Польскую моду», «Лейпциг», «Электронику» и «Белград». Экспансия не проходила гладко — вновь начались трения с кавказцами, и в 1989-м «ореховский» боевик Александр Степанов (Дермантин) совершил, возможно, первое заказное убийство «орехов». В ночь на 1 сентября 1989 года во дворе школы он из дедовского пулемета Дегтярева в упор застрелил одного из родственников чеченского вора в законе Хусейна Ахмадова (Хусейн Слепой). Дермантина затем поймала милиция, еще до введения моратория на смертную казнь его приговорили к расстрелу, но затем заменили высшую меру наказания на тюремный срок — по слухам, за взятку.

Сильвестр понимал, что без поддержки соседних банд противостоять сплоченным «пришлым» этническим группировкам с их огромным количеством готовых подняться по первому зову родственников невозможно. Поэтому он активно начал искать союзников для войны. Главным партнером «ореховских» становятся солнцевские рэкетиры.

В том же 1989 году Сильвестр вместе с легендарными уроженцами Солнцева Сергеем Михайловым (Михась) и Виктором Авериным (Авера-старший) стал фигурантом дела о вымогательстве денег с кооператива «Нива». Михась и Аверин обвинений в тот раз избежали, а лидер «ореховских» попал в «Матросскую тишину», а затем отсидел три года в колонии в Тверской области.

Выйдя на свободу, Сильвестр стал непререкаемым авторитетом в банде и с новыми силами принялся за установление своих порядков на юге Москвы. «Орехи», по воспоминаниям очевидцев, просто «слетели с катушек». Пример их методов — убийство 50-тилетнего матерого уголовника Виктора Когана (Моня), державшего зал игровых автоматов на улице Елецкой. 13 апреля 1993 года к нему приехали «ореховские» с требованием «делиться за крышу». В ответ Моня прочитал лекцию об устройстве уголовного мира, в соответствии с которым он никогда платить не будет. Моню выслушали, после чего в зал зашли молодые люди с битами и разнесли все оборудование; Когана и его телохранителя демонстративно расстреляли (во время этой операции погиб один из «ореховских»).

«Орехи» и сами несли потери — в феврале 1993-го в кафе «Каширское» и «Кипарис» во время ожесточенных перестрелок были убиты шесть членов группировки, 17 августа 1993-го убили «бригадира» Олега Калистратова. Чуть позже возле дома застрелили и друга Сильвестра Леонида Клещенко.

Новые союзники

31 августа 1993 года в ОВД Южного округа состоялось экстренное совещание: растерянные милиционеры (часть из них — на окладе у «ореховских») обсуждали, как остановить гангстерскую войну в столице. И тут Тимофеев сыграл новую роль — он остановил распри со своими соседями под знаменем борьбы с кавказским криминалитетом.

«Ореховские» получили несколько новых союзников — в их картель влилась курганская группировка (в том числе тогда еще мало кому известный киллер Александр Солоник — Саша Македонский), а также медведковская бригада, которую из друзей по качалке сколотил армейский чемпион по гиревому спорту, старший лейтенант КГБ Григорий Гусятинский (Гриша Северный). Медведковские — тоже из спортсменов, но среди них есть и опытные военнослужащие, включая кавалера Ордена Мужества Алексея Шерстобитова (Леша Солдат), который вскоре возглавит бригаду медведковских киллеров.

Примерно в 1993 году к «ореховским» примкнула и одинцовская бригада во главе с Дмитрием Белкиным (Белок) — ее костяк составили спецназовцы, в том числе Александр Пустовалов (Саша Солдат) и Олег Пронин (Аль Капоне), а также бывший суворовец и выпускник Лениградской военно-космической академию им. Можайского Марат Полянский.

Военные в бандиты шли исключительно ради легких денег. Марат Полянский позже рассказывал на допросах: попав по распределению в НИИ ядерных исследований в подмосковном Сергиевом Посаде, он не захотел «жить на нищенскую зарплату военного». «Я понимал, что из группировки уйти мне не дадут, а убивать я не боялся и расценивал это как несложный способ заработка», — пояснял следователям Полянский.

Примерно так же объяснял свое появление в бригаде и Леша Солдат — он в серердине 1990-х получал за работу на «ореховских» $40 тыс. ежемесячно; к необходимости убивать он относился как к «издержкам профессии».

Однако если чекист Гусятинский и его «медведковские» пришли к Сильвестру по идейным соображениям — ради борьбы с этническими группировками, то Белок примкнул к «орехам» от безысходности. В его родном Одинцове «гольяновская» группировка подмяла под себя практически все прибыльные предприятия. Сделать с этим честолюбивый Белкин ничего не мог — и в итоге влился в «ореховский» криминальный картель, надеясь на авторитет и поддержку Сильвестра. Взамен Белок предложил помощь своих спецназовцев, которые, в отличии от спортсменов, хорошо умеют обращаться с оружием.

Вместе с Белком в банду пришел Сергей Буторин (Ося). Бывший прапорщик одинцовского стройбата, неплохой боксер, поработавший затем вышибалой в кафе «Аленький цветочек», он познакомился с Сильвестром в 1990 году. Ося вместе со своим братом ограбил известного коллекционера Виктора Магидса и пытался кому-то продать его картины. В процессе поиска покупателя он и познакомился с Сильвестром, а впоследствии вошел в его окружение.

В начале 1990-х у Сильвестра появился и «свой Меер Лански» — собственного «бухгалтера мафии» «ореховской группировки» звали Григорий Лернер. Лернер — выпускник МГУ, отсидевший за мошенничество; владел банком «Партнер», передвигался по городу на «Мерседесах» и производил впечатление франта и пижона.

Легальный бизнес

Лернер был удачливым аферистом, который и убедил Сильвестра активнее инвестировать «грязные» «ореховские» деньги в легальный бизнес. Он познакомил криминального авторитета со своей секретаршей — бывшей барменшей косметического салона «Женьшень» Ольгой Жлобинской. На ней Сильвестр потом женился, взял ее фамилию и с ее помощью получил паспорт гражданина Израиля. Сильвестр вообще стал часто бывать за границей и больше походить на успешного бизнесмена, чем на криминального босса.

Именно Лернер показал Сильвестру возможности банковских операций и инвестирования в крупные проекты — и бывший тракторист быстро понял, что они приносят в разы больше денег, чем привычные наезды и рэкет.

В 1993 году Сильвестр завершил монтаж своей мощной криминальной империи. Под ее контролем: крупнейшие рынки столицы — Пражский, Дорогомиловский, Тушинский, Митинский и Покровский, компания «Русское золото», МВ-банк и банк «Капитал-Экспресс», свои ЧОПы с легальным оружием и туристическое агентство, через которое «ореховские» стали покупать греческие паспорта. Жена Сильвестра Жлобинская назначена председателем правления Московского торгового банка, который занимался отмывкой денег.

Сильвестр начал активно работать в Новгороде и инвестировать в нефтяной бизнес. По договоренности с уралмашевской группировкой из Екатеринбурга он поменял свою долю от доходов в аэропорту «Домодедово» на участие в металлургических предприятиях Урала. В 1993-м «орехи» даже пытались наладить поставки российских авиационных двигателей для самолетов ВВС ЮАР. Проект провалился из-за жадности посредника, бывшего чиновника Александра Чернухина. Его Сильвестр в итоге приказал устранить — Алексей Шерстобитов заложил в лифт подьезда Чернухина гранату Ф-1 с радиоуправляемым взрывателем.

«Ореховские» были самой могущественной группировкой столицы, которая зарабатывала $20-25 млн в год и жестко расправлялась с конкурентами.

С жертвами «ореховские» никогда не считались. Например, в одинцовской «Мечте» во время покушения на авторитета Мингазова были убиты четыре посторонних человека. Леша Солдат в 1994 году по приказу Сильвестра пытался убить вора в законе Андрея Исаева (Роспись): подогнал к его подъезду на Осеннем бульваре заминированный автомобиль и подорвал его, когда авторитет вышел из дома. Роспись выжил, его телохранитель погиб; две школьницы младших классов были ранены. При покушении на лидеров измайловской группировки (его организовал тот же Леша Солдат) погибла официантка кафе. Александр Пустовалов, получив приказ убить лидера курдской группировки, застрелил заодно еще троих человек.

Закат Сильвестра

Сильвестр продержался во главе «ореховской» империи недолго. В 1993 году он вступил в жесточайшую схватку с двумя своими лютыми врагами — лидером партии «Спортсмены России» Отари Квантришвили и бизнесменом Борисом Березовским. Фактически это было схватка за российский криминальный престол.

С Квантришвили лидер «ореховских» не поделил криминальный бизнес по переработке нефти, в том числе на Туапсинском НПЗ. C будущим главой Совета безопасности и «серым кардиналом» российской политики авторитет повздорил из-за денег. 16 марта 1994 года Московский торговый банк «ореховских» продал АVVА Березовского два своих векселя по 500 миллионов рублей со сроком погашения 6 апреля, однако затем отказался их оплачивать. Березовский, подключив свои связи в московском РУОП, настаивал на возврате этих денег.

С Квантришвили Сильвестр расправился в апреле 1994 года: на выходе из Краснопресненских бань Квантришвили застрелил Леша Солдат. 

Березовского никому из бандитов 1990-х устранить не удалось.

Самое известное покушение на Березовского произошло 7 июня 1994 года. У дома приемов «ЛогоВАЗа» (акционерное общество, занимавшееся продажей автомобилей ВАЗ, основано в 1989-м Березовским) возле Павелецкого вокзала взорвался начиненый взрывчаткой автомобиль Opel. Взрыв произошел в тот момент, когда из двора дома приемов выезжал «Мерседес» предпринимателя. Водитель «Мерседеса» Михаил Кирьянов погиб. Березовский чудом остался жив: радиоуправляемая мина, заложенная в «Опеле», имела узкое поле поражения.

Как потом рассказывал следователям Леша Солдат, незадолго до взрыва он по распоряжению бывшего чекиста Гриши Северного оборудовал лежку на чердаке напротив офиса «ЛогоВАЗа» и был готов стрелять в Березовского. Но приказ отменили.

13 сентября 1994 года на 3-й Тверской-Ямской новенький «пятисотый» «Мерседес» Сергея Тимофеева по кличке Сильвестр разнесло на части. Пассажира опознали лишь по зубным протезам — помог американский дантист Сильвестра. 

Тимофеева похоронили на Хованском кладбище, на «ореховской аллее», где вскоре вырос целый некрополь из приближенных Сильвестра (сравнимый лишь с длинным рядом бандитских могил на Баныкинском кладбище в Тольятти).

Похоронив босса, «орехи» начали уничтожать друг друга в борьбе за власть. Победителями вышли Сергей Буторин (Ося) вместе с братьями Пылевыми — за несколько месяцев они устранили всех, кто мешал занять вакантное место во главе криминальной имерии.

Сперва были убиты главные претенденты — Дракон и Культик, присоединившиеся к Сильвестру в «раннюю эпоху». Лидер «медведковских», бывший чекист Гусятинский сбежал в Киев, где его в 1995-м застрелил Леша Солдат.

Затем пришла очередь бригадиров поменьше, включая Александра Солоника. Ося поселил его на нашпигованной «жучками» вилле в Греции с любовницей Светланой Котовой. Решив, что киллер «курганских» хочет начать свою игру, Ося отдал приказ на убийство — друг Солоника Александр Пустовалов пригласил коллегу выпить и задушил его и спутницу.

Устранив конкурентов из числа боевиков, Ося взялся и за «главбуха» Григория Лернера — с намерением вытащить из него спрятанные Сильвестром деньги.

Лернер даже написал новому главарю «ореховских» письмо:

«Если вы ставили своей задачей напугать меня, вы этого добились. Если вы ставили своей задачей унизить меня, вы этого добились — впервые „дети Сильвестра“ посмели разговаривать в таком тоне, впервые сделали постановку с запиранием дверей, с шестеркой в углу, с удавкой из шнура на видном месте. Вы меня ни с кем не перепутали? Вы еще в армиях на коммунистов работали, когда меня жулики на зоне в кузнице сжечь пытались. Вы еще имени Иваныча не слышали, когда я под чеченским ножом сидел. Вы еще рубль криминальный не заработали, когда я в 1988 году отдавал Иванычу, не ему (он с меня никогда гроша не брал), а пацанам по 100 тысяч рублей в месяц. Никогда я не работал с Сильвестром за „боюсь“ и не платил за „боюсь“. И не буду, даже если вы еще четырех шнырей по углам посадите. Ни Дима, ни Юра, ни Миша, ни Культик, ни Дракон не позволяли себе устраивать со мной такие встречи. Вы оскорбили меня до самого сердца, и С. И. действительно вчера вертелся в гробу, и Культик, и Дракон… Я не проститутка, которая переходит из рук в руки от сутенера к сутенеру. Я работал и работаю только с одним человеком — с Иванычем, и отвечаю только перед его памятью».

Тем не менее, Осе удалось добиться своего. Хотя и неизвестно, каким образом. В конечном итоге Лернер передал управление счетами Сильвестра Осе и братьям Пылевым, превратив их в мультимиллионеров.

«Ореховские» на покое

В 1995 году, посчитав, что дело сделано, Ося инсценировал собственную смерть. Поставив себе надгробие на Николо-Архангельском кладбище, Ося уехал с Пылевыми и Маратом Полянским в Испанию, где преступники обосновались и накупили недвижимости.

Основой «ореховской» империи в это время стала компания «Русское золото», которая в то время, по словам ее руководителя Александра Таранцева, занималась торговлей, строительством и эксплуатацией торговых центров. Как потом будут рассказывать в суде главари и боевики «ореховских», многие убийства (включая громкое убийство владельца клуба Dolls Иосифа Глоцера) произошли из-за того, что они были выгодны именно Таранцеву. А саму компанию представители группировки открыто считали своей.

К Таранцеву, впрочем, претензий у следователей так и не появилось — бизнесмен официально проходил по делу «орехов» как потерпевший. Все тот же Леша Солдат в 1999 году соорудил дистанционно управляемый автомат для покушения на главу «Русского золота», который попытался выйти из-под опеки «орехов». Но покушение сорвалось — самопальный механизм, устройство которого Леша Солдат подсмотрел в фильме «Шакал», заклинило.

Разгром «ореховских» начался в 1998 году, когда по приказу Белкина был убит военный следователь Юрий Керезь: Белок предлагал ему за $1 млн закрыть дело против них, а следователь отказался.

Против «орехов» бросили профессионалов из управления по расследованию бандитизма и убийств Московской прокуратуры, легендарный «бандитский отдел». За два года следователи, арестовав многих боевиков и бригадиров, полностью раскрыли весь механизм банды и начали охоту за ее лидерами.

В 2001-м Ося и его верный телохранитель Марат Полянский были арестованы в пригороде Марбелья в Испании на выходе из публичного дома с сумками, набитыми оружием. Чуть позже арестовали братьев Пылевых — всех их в итоге экстрадировали в Россию, где начались длительные суды над «орехами».

Буторин и Олег Пылев были приговорены к пожизненному, Андрей Пылев получил 24 года, киллеров банды осудили на длительные сроки. 

Всего доказаны более полусотни убийств, причем почти половина из жертв — «свои», которых лидеры «ореховских» в конце 1990-х приказывали убивать, считая, что содержание банды им слишком дорого обходится.

Сейчас на свободе осталось около десятка «ореховских». Последним неосужденным главарем банды был Белок, а последним активом группировки — подконтрольный ему Одинцовский рынок.

Судя по количеству жертв, война за рынок явно будет затяжной и беспощадной, и прекратить ее уже некому — подмосковная полиция и местное управление СКР явно с этой задачей не справляется. Столичное «бандитское управление», которое и разгромило «орехов» в начале 2000-х, разогнано два года назад — после того, как его сотрудники отказались подписывать обвинительное заключение боксеру Расулу Мирзаеву.

Практически все следователи управления уволены из органов. 

Владислав Трифонов

«Коммерсант»

meduza.io

Медведковские мясники

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ 01.07.2005

«Политбюро медведковских». Слева направо: Сергей Буторин (осужден в Испании), Олег Пылев (ждет суда), Григорий Гусятинский (убит)

Несчастливое стечение обстоятельств, чья-то оплошность, провокация или тщательно спланированная операция, чтобы увести от уголовной ответственности лидеров организованной преступности и их покровителей в высших эшелонах власти и правоохранительных органах? Этот вопрос возник, когда я узнала о том, как неожиданно прервалось в Московском городском суде слушание дела медведковской организованной преступной группировки (ОПГ).

Сенсационному процессу («чистильщики» из этой группировки причастны к самым громким преступлениям середины 90-х) предшествовали суды над курганской и ореховской ОПГ («Пятая власть», «Совершенно секретно», № 7, 2002 год, и «Бандитский спецназ», «Совершенно секретно», № 4, 2004 год).

Управление по расследованию бандитизма и убийств Московской городской прокуратуры совместно с 1-м отделом МУРа (раскрытие заказных убийств) работало над делами около 10 лет. Название «ореховские», «медведковские» – это скорее брэнд, чем привязка к определенному московскому району: члены бригады, называющие себя «медведковскими», просто тренировались в спортклубе Медведкова. Их дело составляет почти 100 томов. Шло оно в Мосгорсуде на удивление гладко. Свидетели охотно давали показания, сообщая совершенно сенсационные сведения из жизни московского криминалитета. Присяжным предстояло вынести вердикт. Но в конце процесса, когда было заслушано многотомное обвинительное заключение и представлены все доказательства, а его участники должны были перейти к прениям сторон, вдруг неожиданно (?) выяснилось – в составе суда присяжных находится человек, не внесенный ни в какие списки. Состав признали недействительным. По закону предстоит сформировать новый и начать слушание многотомного объемного дела с самого начала. Это может растянуться на годы.

…В 1989 году я писала о первом уголовном деле лидеров «солнцевских», среди которых «затесался» и один из главных генералов преступного мира середины 90-х, бывший тракторист Сергей Тимофеев, более известный как Сильвестр. Дело практически развалилось. Для этого было применено множество схем, в том числе и самых на первый взгляд примитивных. Так, уголовное дело одной из солнцевских бригад, которое было расследовано Черемушкинской районной прокуратурой, просто похитили из канцелярии суда – человек, показавший адвокатское удостоверение, взял его и в суд уже не вернулся. С приходом в нашу жизнь суда присяжных возможность злодеев уйти от ответственности лишь увеличилась.

«Хорошие парни»

Медведковская ОПГ – одна из самых законспирированных в криминальной летописи Москвы бандитской. Если о «солнцевских», «измайловских», «люберецких» и т. д. знали даже за границей, то имена лидеров «медведковских» стали известны лишь узкому профессиональному кругу, да и то в 1993 году. Все началось с того, что коммерсанты Владислав Тыщенко и Максим Зотов, через которых осуществлялось финансирование банды, замутили, по показанию одного из свидетелей обвинения, интригу вокруг своего компаньона С.Сидорова, у которого вымогалась крупная сумма.

В начале 90-х Сидоров познакомился с Максимом Зотовым, а позже с Владом Тыщенко, в то время бухгалтером кооператива «Здоровье». Возглавив по предложению Зотова фирму «Гелос», он вместе с ними брал кредиты в различных банках, затем троица похищала деньги. Криминальной «крышей» коммерсантов были тогда Гусятинский и братья Пылевы. Зотов и Тыщенко сказали при знакомстве: «Не бойся. Это наши бандиты. Хорошие парни!» Приходили в кооператив и другие «хорошие парни», вооруженные до зубов.

Когда при хищении очередного кредита у Сидорова возникли проблемы с криминалом, Зотов предложил ему встретиться с Андреем Пылевым. На встрече коммерсант передал тому 100 тысяч рублей – за оказание помощи. Но вскоре возник конфликт с «коптевскими». Тогда в дело вступил Олег Пылев. Он заявил: «Обстановка действительно сложная, серьезные люди заинтересованы в твоем уничтожении, поэтому заплати 16 миллионов «коптевским» и 6 миллионов мне за «охрану». Он понял – его просто «разводят» на деньги и если он отдаст требуемое, Пылев его ликвидирует. Хотя Сидорова к этому времени плотно «охраняли» люди Олега, он сбежал. Вскоре он узнал две новости – одна другой хуже. Во-первых, один из бойцов «медведковских» Юрий Тутылев, по кличке Мясо, с сообщниками обокрал его квартиру, воспользовавшись дубликатом ключей. А во-вторых, его ищут бандиты, угрожая расправой с близкими. Сидоров обратился в МУР. На следующий день оперативники в спортивном зале Медведкова, где обычно тренировались члены ОПС, задержали братьев Пылевых. Остальным соучастникам удалось скрыться. Через день в здании ГУВД на Петровке, 38, сотрудник уголовного розыска организовал ему встречу с Олегом Пылевым наедине. Олег предложил разойтись мирно. Понимая, что уж если сотрудник МУРа сам организовал потерпевшему встречу с уголовником, милиция вряд ли сможет защитить его, Сидоров забрал свое заявление и не стал настаивать на завершении уголовного дела

Но тогда сотрудникам милиции от него стали известны не только братья Пылевы, но и другой руководитель «медведковских» – бывший сотрудник КГБ СССР Григорий Гусятинский, по кличке Гриша Северный. Он избежал уголовной ответственности по причине того, что в 1995 году был убит. Один из братьев Пылевых – Олег, обвиняемый в совершении многих тяжких преступлений, в том числе в организации преступного сообщества, в многочисленных убийствах, а также в бандитизме, находится сейчас под арестом, а его брат Андрей, которому вменяются аналогичные серьезные статьи УК, пока под арестом в Испании. Вопрос о его экстрадиции решается.

А тогда, в 1993 году, уголовное дело прекратили. Как говорил Гусятинский, на улаживание вопросов с правоохранительными органами он потратил миллион долларов. Участники прерванного процесса узнали,что вопрос о прекращении уголовного дела со следователем решал адвокат Илья Рыжков. Последний, по свидетельству многих членов ОПГ, и в дальнейшем консультировал костяк банды. Позже, в 1995 году, под его руководством на деньги «медведковских» было создано адвокатское бюро «Согласие». Адвокаты оказывали юридическую помощь членам группировки. Помогали они в арбитражных судах решать вопросы фирмам, подконтрольным ОПГ. Так, Рыжков защищал президента компании «Русское золото» Александра Таранцева, когда тот был задержан в США. В присутствии одного из свидетелей именно Олег Пылев консультировал Рыжкова, какую именно давать информацию прессе по этому вопросу. Другой же адвокат из АБ «Согласие» угрожал задержанному телохранителю и доверенному лицу Олега Пылева – Владимиру Грибкову, когда тот сидел в ИВС ГУВД Москвы. Узнав, что Грибков начал давать показания, он сказал: «Тебе конец».

В 1993-1994 годах «медведковские» влились в ореховскую ОПГ, возглавляемую Сергеем Тимофеевым, по кличке Сильвестр. С тех пор руководство «медведковских» стало тесно сотрудничать с другими «бригадирами» команды Сильвестра, в частности бывшим прапорщиком стройбата Сергеем Буториным, по кличке Ося, по приказу которого 13 сентября 1995 года на 3-й Тверской-Ямской в Москве в своем «мерседесе» и был взорван Тимофеев. Опознали его только по зубам. Сейчас Ося сидит в испанской тюрьме.

Андрей Пылев и Юрий Бачурин (убит) на фоне заграничных красот

В январе того же года в Киеве застрелили Григория Гусятинского. Олег Пылев позже рассказал своему телохранителю, что это убийство организовал он сам, так как при очередном задержании Григорий дал сотрудникам милиции полный «расклад» по их организации. Чтобы выкупить эти протоколы, понадобилась весьма солидная сумма. И это стало одной из сенсаций процесса.

Но на этом борьба за лидерство в ОПГ не закончилась. В феврале 1995 года в бане на Путевом проезде в Москве убивают «бригадиров» среднего звена – Юрия Бачурина и Алексея Садовникова. Примерно через год убивают Сергея Ананьевского (Культик) и Сергея Володина (Дракон), принимавших участие в банном побоище. На тот момент они были лидерами группировки.

Как только братья Пылевы и Ося укрепили свои позиции в организации, они уехали за границу. Ситуация к тому времени оставалась стабильной – от подконтрольных структур исправно поступали деньги. Когда в 1997 году Олег Пылев продал свой дом на Канарах «бригадиру» Сергею Махалину (бывший десантник) и переехал на континент, в испанский город Марбелья, он приобрел недвижимость на территории гольф-клуба. В оформлении этой недвижимости принимал участие один из руководителей АКБ «Капитал-Экспресс» Владислав Тыщенко. Вместе с коллегой Максимом Зотовым и адвокатом Ильей Рыжковым они часто приезжали на встречу с Олегом в Испанию.

Олег Пылев тоже наведывался в Москву. Ведь именно он планировал силовые акции. Летом 1997 года, как установлено следствием, он прилетел в столицу и непосредственно организовал убийство члена ОПГ А. Макушенко (Цыган). Через год непосредственно участвовал в устранении вышедшего из доверия члена группировки А. Пирогова. Когда Олег Пылев 2 мая 1999 года в очередной раз приехал в Россию, он собрал на даче своего брата нескольких бойцов группировки и пригласил телохранителя В. Грибкова. Поведение «коллег» показалось тому подозрительным, и, воспользовавшись случаем, Грибков сбежал. Зная об обширных связях Олега Пылева в милиции, решил не обращаться туда с заявлением, а скрыться в Санкт-Петербурге. Вскоре был задержан за драку и ношение холодного оружия и затем этапирован в Москву

Связи лидеров «медведковских» с милицией подтверждаются и документами. У одного из членов ОПГ – Пономарева при обыске в гараже были изъяты распечатки базы данных ГИБДД с информацией о владельце «мицубиси паджеро», которым пользовался интересующий бандитов человек, а также распечатка списка жильцов дома по улице Паустовского, где жила семья очередной жертвы. У Пономарева также изъяли служебные документы по спецпроверке в ЗИЦ ГУВД Москвы в отношении интересующих лиц. Все эти люди стали жертвами вооруженного нападения.

На вредном производстве

Даже эти немногочисленные кровавые эпизоды из деятельности банды свидетельствуют: члены группировки жили в обстановке постоянного страха за свою жизнь. Их в любой момент могли убрать или «в назидание» посадить по наводке руководства ОПГ. Так, двух членов бригады, поставленных «смотрящими» над одним из рынков, принадлежащих «Русскому золоту», без всяких на то оснований задержали сотрудники милиции. В отделении их жестоко избили, но вскоре освободили. Потом им дали понять, что таким образом руководство группировки проверяет их лояльность. Позже Олег Пылев провел с ними собеседование на тему, как себя вести и что говорить при задержании.

Печальна судьба многих членов климовской бригады, которая добровольно перешла к «медведковским». Примерно в 1996-1997 годах ее «бригадиры» Юрий Федулов (Шарпей) и Игорь Смирнов (Шульц) уехали в Грецию и там пропали без вести. Позже, выехав на встречу с Вячеславом Пономаревым (Моряком), был арестован Василий Царьков. Когда он освободился, то узнал, что его подставил Олег Пылев. Как только начал вслух произносить угрозы, пропал без вести. Исчез и Игорь Царенко: он тоже говорил, что «больше не хочет находиться в организации и ничего никому не должен». Всех их убили.

Дисциплина в банде была железной. Дан приказ – его надо выполнять. Например, в 2001 году «заместителями» Олега Пылева – Махалиным (он руководил частным охранным предприятием «Великая держава») и Пономаревым (возглавлял аналогичный ЧОП «медведковских» на Ленинском проспекте) трем бойцам было приказано уехать на Украину. Им объяснили, что охранник Пылева Владимир Грибков (Булочник) задержан милицией и может многое рассказать. Об этих бойцах ему было что рассказать. Именно они в 1997 году ликвидировали Макушенко (Цыгана) и лично докладывали об этом по телефону Олегу Пылеву, руководившему операцией из Испании. Махалин сказал тогда: «Наша фирма увольняет людей на неопределенное время. Ищите работу лучше на Украине». И тогда бойцы сделали вывод, что ОПГ прекратила свое существование. В Ялте они занимались сбором информации на руководителей администрации и правоохранительные органы города. Однако, обнаружив на телефонной линии квартиры, в которой они поселились, подслушивающие устройства, они, утратив доверие к руководству банды, сбежали в Москву и прекратили контакты с другими членами ОПГ.

Видимо, правильно сделали. Главари «курганских», «ореховских», «медведковских» вели настоящую разведывательную работу. «Жучками» была оборудована и вилла Александра Солоника в Греции. Прослушивая разговоры Саши Македонского, руководство орехово-медведковской бригады – братья Пылевы и Сергей Буторин в конце 1996 года решили его убрать. Кроме того, Ося серьезно опасался, что Солоник может напасть на него, а если его задержат, то сдать всю организацию. Для исполнения «приговора» были привлечены члены ореховской и медведковской бригад – Пустовалов, Гусев, Филиппов и Шарапов. Именно Александр Пустовалов (Саша Солдат) затянул шнур на шее Солоника, которого СМИ сделали «киллером № 1».

МиГом в ЮАР

Показания на следствии членов ОПГ позволили «реанимировать» многие «висяки». Среди них громкое заказное убийство в доме на Новинском бульваре, совершенное 17 января 1995 года. Убитый несколькими выстрелами в голову Теймураз Хецуриани работал генеральным директором СП «Рус Джет». С начала 90-х СП участвовало в проекте по поставке двигателей от самолетов МиГ в ЮАР для оснащения находящихся там на вооружении истребителей «Мираж». Поставка шла в обход запрета Организации Объединенных Наций на предоставление этой республике военных технологий. Помимо «Рус Джета», в проекте были задействованы российские заводы-производители двигателей для самолетов, а также частная немецкая компания «Марвол», которая и заключила договор на 65 миллионов долларов с государственной компанией по вооружению ЮАР

Постановление о создании консорциума, в который вошли крупные оборонные предприятия, подписал президент России Борис Ельцин.

Игорь Царенко, по кличке Злой, еще не знает, что жить осталось недолго

Компанию «Марвол» возглавлял бывший советский стоматолог Марк Волошин. Гражданин Германии, он в то время жил в ЮАР, где трудился в качестве советника правительства по туризму. Волошин выступал как посредник между российской, немецкой и южноафриканской сторонами. «Марвол», помимо прочего, управляла финансами, выделенными под проект. С этой целью в Москве основали дочернее предприятие «Марвол групп Россия», финансовым директором которого назначили Дмитрия Ческиса, бывшего сотрудника АКБ «Микоян». Деньги из ЮАР переводились через российское дочернее предприятие «Марвола» на счета СП «Рус Джет», а дальше распределялись по заводам и предприятиям, участвующим в проекте. На этой почве между Ческисом и Хецуриани произошел конфликт. Ческис пытался целиком перевести на себя финансовые потоки, что возмущало Хецуриани. Он выступил с инициативой о направлении денег на поставку двигателей из «Марвола» напрямую в СП «Рус Джет», минуя посредника – «Марвол групп Россия». Ческису это, естественно, не понравилось. И он предпринял попытку сместить Хецуриани с поста руководителя «Рус Джета». Однако директоры российских заводов отстояли Теймураза. Все, кто имел с ним дело, характеризовали его как честного, хотя и взрывного по характеру человека.

Хецуриани работалось нелегко – он был очень подавлен тем, что криминальные структуры пытались взять под контроль его и возглавляемое им предприятие, и коммерческий проект в целом. Его лично навещал Сильвестр, но ушел ни с чем. Сотрудники компании подтвердили, что бандитов, требующих платить им дань, приводил Ческис. В конце декабря жена Хецуриани заметила около квартиры постороннего мужчину, следившего за ней и ее мужем…

Проект с МиГами был осуществлен в смутное время. Старые схемы не действовали. Новые, например, «Росвооружение», занявшееся торговлей оружием, еще не созданы. Почти все оборонные предприятия сидели без зарплаты. И тут на сцене появляется бывший советский стоматолог Марк Волошин. По делам он часто приезжает в Москву. В авиакассах знакомится с Олегом Галушко и его другом Дмитрием Ческисом. Знакомство материализовалось в замечательный коммерческий проект. Так как в чистом виде он был противозаконен, документы оформлялись на поставку МиГов якобы для стендовых испытаний. Основной проводник идеи Волошин, основавший под проект «МВ банк», выходит на правительство и на КГБ СССР. Бывший высокопоставленный сотрудник КГБ становится вице-президентом компании «Марвол холдинг». Позже, когда после убийства Хецуриани Ческис назначает на его место Головина, финансовая деятельность СП становится бесконтрольной. Когда чекист сделал попытку отстранить Ческиса и Головина от дел, ему пригрозили расправой.

Следствие выявило, что только часть денег шла на зарплаты сотрудникам оборонных предприятий. Большая же часть похищалась. Проект курировали сотрудники КГБ, ГРУ и бойцы Гриши Гусятинского. Один из сотрудников консорциума оценил проект в 1,5 миллиарда долларов. 30 миллионов из них осели в карманах бандитов. Любопытно, что до того, как Ельцин стал президентом и поддержал деятельность консорциума, проект одобрили в ЦК КПСС. Вести его поручили уже упомянутому генералу КГБ. В августе 1991 года страна попрощалась с прежним режимом, а генерал уже выполнял поручения Волошина.

Из документов следствия ясно, что «Марвол групп Россия» по проектам Ческиса потеряла несколько сот тысяч долларов. Фирмы, на счета которых переводились деньги, оказались подставными, и их контрагенты просто скрылись с деньгами. Один из сотрудников службы безопасности «Марвол групп Россия» предложил директору компании Ческису воспользоваться его связями с органами безопасности, чтобы вернуть деньги. Тот отказался, зато встречался с «ореховскими» и Сильвестром, которых знал раньше. Так началось сотрудничество, выгодное для бандитов. Впрочем, лидеров ореховско-медведковского ОПС Ческис знал и раньше. Один из членов организации опознал его как человека, распоряжавшегося частью бандитских денег, и подтвердил, что тот находился на даче Гусятинского в день убийства одного из бойцов – А. Пирогова. Ческис, естественно, все отрицает.

Исполнителями убийства Хецуриани Олег Пылев назначил своих бойцов Кондратьева и Тутылева. О мотивах убийства не сообщал. Сначала решили зарезать Хецуриани будто в пьяной драке. Потом после согласования с Пылевым изменили план. На вооружении у киллеров были ТТ и АКМ с укороченным стволом. Так решилась судьба честного и несговорчивого человека

Кровавые танзаниты

Еще один коммерческий проект организации, связанный с закупкой и реализацией полудрагоценных камней, также обильно полит кровью. И речь идет не о бриллиантах, а всего лишь о танзанитах. Два года назад я была в Танзании – изделия из танзанитов в золоте по весьма завышенным ценам продаются в торговых центрах для туристов. Нельзя сказать, что пользуются спросом.

Но в начале 1997 года Олег Пылев, желая увеличить финансирование деятельности своей организации через подконтрольный ему акционерный банк «Капитал-Экспресс», вложил часть денег своей ОПГ в экономический проект по закупке и продаже танзанитов. О танзанитах он узнал от В. Грибанова. Бывший военный переводчик ГРУ долгое время работал в ЮАР, хорошо знал не только южную, но и восточную Африку. Уйдя на пенсию, решил заняться бизнесом и привез из Танзании образцы камней, единственное месторождение которых и дало им название. Грибанов обратился к знакомым в фирму «Алмазы Россия – Саха», но те не могли финансировать его проект и стали искать инвестора. Сам «АлРосс» решил выступить гарантом проекта. Опять же через знакомых вышли на «Капитал-Экспресс». Те порекомендовали английскую фирму «Скаймастер», которая и выдаст кредит. Получив деньги, Грибанов едет в Танзанию. Вместе с ним отправляются сотрудник «Капитал-Экспресс» и два охранника – члены медведковской ОПГ Игорь Царенко и его брат. Пылев приказывает отследить все связи Грибанова в Танзании, чтобы подмять этот бизнес под себя. Те действительно налаживают там свои контакты.

В начале осени 1997 года возникли трудности при реализации танзанитов. Это грозило большими материальными потерями. Олег Пылев заподозрил Грибанова в укрывании прибыли. И хотя бойцы «медведковских» проверили его отчеты, обнаружили недостачу лишь 7 тысяч долларов, которые ушли на представительские расходы, Олег решил, что Грибанова надо похитить и допросить. «Операцией» руководил Пономарев. Вместе с другими бойцами он занялся техническим оснащением «операции». Соучастники приобрели две радиостанции, микроавтобус и два легковых автомобиля ВАЗ-2109. Выяснили московский адрес Грибанова. 8 сентября Игорь Царенко – «специалист» по танзанитам и еще несколько человек ожидали Грибанова у подъезда его дома по улице Удальцова. Когда тот на такси поехал в офис фирмы «АлРосс», ему на обратном пути под видом такси предложили бандитскую «Волгу». Грибанова заковали в наручники и, пересадив в микроавтобус, отвезли на дачу родственников Пономарева в Щелковский район.

Когда Пылев получил от Грибанова все нужные сведения, он вынес вердикт – виновен в провале операции с танзанитами, а следовательно, в возможной потере прибыли медведковской организации. Решено было убить Грибанова. Ночью четверо исполнителей вывезли жертву в лес, где уже вырыли ему могилу. Сначала Грибанова задушили, затем сняли одежду, отчленили у трупа голову и кисти рук. Их зарыли в другом месте.

Пылев решил перестраховаться, понимая, что в деле об убийстве Грибанова могут выйти на след танзанитов, а значит, узнать имя Царенко, ездившего с ним в Африку. Он приказал своему бойцу скрыться. Тот ослушался и продолжал спокойно жить у себя дома. В ноябре 1997 года Олег Пылев отдал распоряжение убрать Царенко все той же команде, что убила Грибанова. Выследив Царенко, узнали его адрес – он жил в военном городке Подольск-13. Как только тот выехал за пределы городка, его поймали и застрелили. С трупом Царенко поступили так же, как и с трупом Грибанова, – раздели и расчленили.

Александр Шарапов (в розыске)

Следующей жертвой танзанитов стал Дмитрий Значковский, принимавший участие в двух предыдущих убийствах. Олег Пылев обвинил того в употреблении наркотиков, что строжайше было запрещено в организации, и решил устранить – в назидание другим и для поддержания дисциплины в банде. 20 февраля 2000 года Значковского заманили на дачу во Владимирской области, где задушили заранее приготовленной веревкой. Труп закопали в лесу.

Затем настала очередь Сергея Кондратьева. Пылев уличил его в нарушении дисциплины и установленного режима. Для устранения привлек членов все той же банды (каждое убийство поощрялось премией от Пылева). Кондратьева под надуманным предлогом вывезли на специально арендованную дачу. Вечером бандиты привезли своего подельника в лес, к заранее приготовленной яме, где и задушили. От трупа отчленили кисти рук и ударами лопаты обезобразили лицо

Таких эпизодов в деле «медведковских» множество. Выезд на пикник в обществе «коллег» мог стать для любого члена ОПГ последним. Следовало опасаться и «дружеской» вечеринки – пример тому Солоник и его подруга фотомодель Светлана Котова, которых пригласили в гости «выпить водочки». Так что прав оказался бывший телохранитель Олега Пылева Грибков, когда сбежал с такой вот «вечеринки».

Не все золото…

Коммерческие споры решались «медведковскими» так же просто, как и персональные дела членов банды, нарушивших дисциплину. Валили всех. Вот один из ярких примеров.

В январе 1994 года у лидеров ОПГ начался конфликт с предпринимателем Муссой Хамхоевым. Тот не хотел переуступать право аренды части здания на Земляном валу АОЗТ «Русское золото». Тогда Олег Пылев принял решение убрать Хамхоева. На дело вышли Кондратьев и Тутылев. В коммерсанта стреляли около входа из пистолета ПМ с глушителем. Киллеры скрылись, тяжело раненного Хамхоева доставили в больницу, где он скончался.

От свидетелей обвинения стало известно, что братья Пылевы и Сергей Буторин (Ося) ежемесячно вкладывали в коммерческие проекты около миллиона долларов. Кроме бизнеса, были у них и другие общие интересы. Так, в конце 1997 – начале 1998 года группировками – ореховской и медведковской – совместно было приобретено 20 автоматов Калашникова.

Олег Пылев в последнее время руководил проектами из Испании по телефону, через доверенных лиц. Часто приезжал в Москву, пользуясь поддельными документами. Кроме «своего» адвокатского бюро, «медведковские» владели туристическим агентством на Тверской улице, поэтому вопросы с визами, загранпаспортами и билетами решались так же быстро, как и с кредитами, квартирами и прочими бытовыми проблемами.

Имели «медведковские» и свой банк. Люди, бравшие там кредиты, чудом избегали гибели. Один из свидетелей обвинения по просьбе знакомого Григория Гусятинского оформил в банке «Капитал-Экспресс» кредит на свою фирму – ООО «Инвалид». Деньги инвестировал в строительство жилого дома на Карачаровской улице. Позже в этом доме приобрели квартиры братья Пылевы, сам Гусятинский и люди из их окружения. Летом 1997 года он вновь обратился за кредитом к одному из руководителей КБ – Максу Зотову, но тот сказал, что надо позвонить в Испанию Андрею Пылеву. Андрей потребовал вернуть прежний долг, а присутствовавший при разговоре Олег подтвердил – «организация несет убытки и деньги надо возвращать». Коммерсант передал в собственность банка свою автомашину и, продав квартиру, рассчитался с долгами.

Как установило следствие, ОПС была тесно связана с компанией «Русское золото». В ее развитие вкладывали деньги и «медведковские», и «ореховские». На деньги «медведковских» были созданы Покровский и Пражский рынки, охраной которых занимались бандитские бригады. Они же вели первоначальные переговоры в случае «наездов» со стороны других криминальных групп, собирали деньги с коммерсантов за «прикрытие».

За каждую точку отвечали «бригадиры». Так, до 1995 года бригада Евгения Любимова контролировала Тушинский вещевой рынок, лианозовская ОПГ, входящая в медведковскую ОПС, – Митинский радиорынок, климовская – торговлю в своем подмосковном городе и Покровский рынок. Когда лидерами ОПС стали Пылевы и Буторин, бригада Сергея Махалина начала «смотреть» за Митинским рынком и КБ «МВ-банк» на улице Красина, Тушинский вещевой рынок перешел к Юрию Федулову, а после его убийства – к его племяннику Вячеславу Пономареву, хотя тот знал, кто именно отдал приказ убрать его родственника. Деньги на нужды «организации» изымались как из «черной», так и из «белой» касс. От подконтрольных структур ОПС получала до 50 процентов прибыли. 10-15 процентов из этой суммы шло на приобретение средств связи, прослушки, транспорт и на подкуп «нужных» работников правоохранительных органов. «Бригадиры» лично получали не менее 20 000 долларов. Как такового «общака» у группировки не было – большая часть полученных средств уходила на содержание главарей и развитие подконтрольного бизнеса.

«Бригадиры» отвозили деньги в КБ «Капитал-Экспресс». Порой они не знали друг друга. Деятельность «организации» была тщательно законспирирована. Авторитет главарей держался на страхе: ослушался – можешь лишиться жизни. И не только ты, но и твои близкие. Члены группировки знали, что у охранника Олега Пылева – Владимира Грибкова в Крыму убили жену, а вместе с членом группировки Дмитрием Сергеевым (Белым) были убиты его брат и жена.

Армейские будни. «Бригадир» Сергей Махалин (слева в верхнем ряду). Сейчас ждет суда

Другого охранника, Олега Толстикова, которого, как он признался, «втянули в ОПГ как-то незаметно», сдали милиции. Вина его заключалась в том, что он активно интересовался, куда делся его коллега – Смирнов. На предварительном следствии к нему пришел адвокат «медведковских» и потребовал, чтобы тот признал свою вину в ношении и хранении оружия, то есть оговорил себя. В итоге его осудили на 1 год. В колонии его навещал все тот же адвокат и выспрашивал, как он «воспринимает случившееся». В феврале 1998 года, уже на свободе, Толстиков разговаривал по телефону с Олегом Пылевым, и тот пригрозил: «Хочешь, чтобы с твоей семьей, с дочерью все было в порядке, подчиняйся нам». Через несколько месяцев, уже в Москве, Олег Пылев собрал своих бандитов на стадионе «Слава». Толстикова и Пирогова главарь и его приспешники обвинили в употреблении наркотиков. К тому же Толстикову Олег еще раз объяснил, что задержание организовал именно он, поэтому пусть говорит «спасибо», что не убили, а отправили в колонию. На следующий день на даче во Владимирской области, принадлежавшей когда-то Гусятинскому, был убит Пирогов. Чтобы повязать своего бойца кровью, Олег Пылев привлек к этому убийству Толстикова. Порвать с группировкой тот смог только летом 2001 года. Пришлось долго скрываться.

«Русское золото» неоднократно фигурирует в материалах уголовного дела. Александр Макушенко (Цыган) – «авторитетный» член ОПС с помощью одной своей приятельницы, имевшей связи в правительстве Москвы, по просьбе знакомого, Эдуарда Шоля, лоббировал в интересах АОЗТ «Русское золото» решение вопроса о долгосрочной аренде земли в районе Рижского вокзала. При этом между «Русским золотом» и руководимым Шолем концерном «Принц» было заключено соглашение, согласно которому концерн получал 10 процентов от суммы сделки (200 тысяч долларов). По договоренности с Шолем при удачном решении вопроса они должны были поделить эти деньги. На момент проведения конкурса за право аренды залоговая сумма была переведена на счет Москомзема. Шоль сообщил знакомой Макушенко, что может выплатить ей и Цыгану деньги за лоббирование. Деньги Макушенко передал один из лидеров «ореховских» – Культик (криминальная «крыша» «Русского золота»). Но вскоре, 28 декабря 1995 года, «Русское золото» неожиданно отказалось от победы в конкурсе. От Макушенко потребовали вернуть деньги за лоббирование. И хотя процент в сумме 200 тысяч долларов был возвращен, представители «крыши» «Русского золота» требовали вернуть деньги, внесенные в качестве залога. Этого Макушенко сделать не смог.

Сначала был убит Шоль, а в октябре 1997 года и сам Макушенко. В его теле обнаружено семь пуль. Стреляли в Цыгана из оружия, как показал один из исполнителей заказа, из «личного запаса Олега Александровича». Естественно, устранение строптивого планировал Олег Пылев. Сначала Цыгана хотели ликвидировать возле техцентра, но когда при помощи прослушки выяснили домашний адрес Макушенко – дом на Фрунзенской набережной, – решили «убирать» его там. «Присутствие посторонних людей не должно остановить вас», – сказал своим киллерам по телефону Олег Пылев (к этому моменту он уже уехал в Испанию). Как только сообщение об убийстве появилось в «МК», Пылев распорядился оплатить услуги киллеров. Исполнитель получил пять тысяч долларов, два подельника – такую же сумму на двоих.

Это лишь некоторые эпизоды из жизни медведковского ОПС, в которое входило множество бригад помельче. Главарь этого преступного сообщества Олег Пылев совсем не похож на обаятельного киногероя Сашу Белого из ставшего уже культовым фильма «Бригада», хотя у них много общего. Костяк кинематографической бригады прошел армейскую школу. «Медведковские» делали ставки на людей из спецназа. Многие известные лидеры «курганских», «ореховских», «медведковских» (порой одна группировка переходила в другую) служили в элитных спецчастях, как это было с суперкиллером Александром Пустоваловым (Саша Солдат) или Маратом Полянским.

Интересно, что биография самих братьев Пылевых резко отличается от прошлого их боевиков. Андрей когда-то трудился в медведковском магазине мясником. Здесь-то с ним познакомился старший лейтенант Гусятинский. Григорий втянул в банду Андрея, а тот младшего брата Олега. Сейчас тому 44 года. В 1984 году он был судим по статье 206 УК РСФСР (хулиганство) за драку с дружинником. Говорил, что хотел стать военным, но помешала судимость (сейчас уже погашенная). В ОПС Олег руководил всеми силовыми операциями, чаще всего по «зачистке». Андрей же отвечал в основном за финансовую и коммерческую деятельность. Бывший мясник оказался настоящим самородком. Говорят, вел дела талантливо и теперь переплюнет любого банкира.

…По дороге в редакцию обратила внимание на рекламное объявление о Кубке мира по парашютному спорту, который состоится в начале июля на аэродроме в Ступине. Как гласила реклама, он посвящен памяти Антона Малевского. Кто не знает, поясню: Антон Малевский, он же Антон Измайловский, лидер одноименной ОПГ, за которой также тянется кровавый шлейф, Погиб, совершая очередной прыжок с парашютом. Может быть, не случайно. У каждого времени свои герои.

P.S. Пока верстался номер, стало известно: дело «медведковских» уже начали слушать в Мосгорсуде. Состав суда присяжных новый, судья прежний.

www.sovsekretno.ru

Ореховская ОПГ | Фотографии | Сборная солянка

Сборная солянка

Фотографии Сильвестра, сделанные в интервале 1988—1994 гг.

Крайний справа — Сильвестр, третий справа — Игорь Максимов (Макс).

Фотографии Сильвестра из архива Любови Тимофеевой.

Николай Ветошкин по кличке «Ветоха» 27 декабря 1996 года. Расстрелян в ноябре 1998 года на улице Маршала Захарова.

Игорь Абрамов по кличке «Диспетчер» в 1980-е годы работал учителем физкультуры в школе 998, что в столичном районе Братееве. Расстрелян в кафе «Каширское» 5 февраля 1993 года.

Боксер и позднее ореховский авторитет Олег Калистратов (слева, лежа) в Адлере в 1986 году. Застрелен возле ресторана «Берег» в августе 1993 года.

Боксер Валерий Ландин в будущем станет ореховским авторитетом и правой рукой Игоря Максимова (Макса). Убит в декабре 1996 года на глазах сына-школьника.

Слева направо: Зураб Цинцадзе, Олег Болбатовский, Валерий Длугач (Глобус). Последний убит Солоником.

Слева направо: Зураб Цинцадзе, Бадри Когуашвили, Валерий Длугач (Глобус). Последний убит Солоником.

Головорез Смирнов по кличке «Медведь».

Марат Полянский и Сергей Буторин во время оглашения приговора.

Слева направо: Леонид Клещенко, Дмитрий Шарапов и Сергей Ионица.

Леонид Клещенко и Игорь Чернаков.

Дмитрий Власов и Виктор Маковец, оба из бригады Двоечника.

Игорь Чернаков.

Первый слева — Игорь Чернаков, третий слева — Сергей Ионица.

Ореховский авторитет Виктор Комахин по кличке «Сказка».

Второй слева — Виктор Комахин, третий слева — Игорь Чернаков.

Бригада Виктора Комахина в Санкт-Петербурге. Предположительно 1991 год.

Алексей Шерстобитов в Париже.

Сергей Ананьевский (посередине) — советский чемпион Европы 1991 года.

Сергей Ананьевский (крайний слева) — советский чемпион Европы 1991 года.

Григорий Гусятинский и Сергей Ананьевский.

Сергей Ананьевский (второй справа внизу) — советский чемпион Европы 1991 года.

Сергей Ананьевский (второй справа) на дне рождения Пылевых. Первая половина 1995 года.

Сергей Ананьевский в 1985 году.

Фотография из журнала «Мир силы» №2, 2000.

Сергей Володин по кличке «Дракон» (справа) на дне рождения Пылевых. Первая половина 1995 года.

Сергей Володин (слева) на похоронах Ананьевского (Культика) на Хованском кладбище. Очень скоро Дракон ляжет рядом. Первая половина 1996 года.

Слева направо: Андрей Пылев, Сергей Ананьевский, Григорий Гусятинский и Сергей Буторин.

Руководители операции по устранению Отари Квантришвили в Греции. Предположительно первая половина 1994 года. Пылев и Буторин в настоящее время отбывают пожизненные сроки, остальные убиты.

mafia-from-uao.narod.ru


Смотрите также