Сергей тимофеев биография сильвестр


Биография криминального авторитета Сильвестра

Сильвестр

Сергей Тимофеев (Сильвестр) , родился 18.07.55 г. в деревне Клин Мошенского р-на Новгородской области, работал в колхозе трактористом, служил в спортроте, в 1975 году по лимиту перебрался в Москву, работал спортинструктором в строительном тресте.

В начале 80-х годов сошелся со шпаной из Орехово, которая прозвала его Сережей Новгородским.В 1989 году Тимофеев С.И. привлекается к уголовной ответственности по ст.ст. 95 (вымогательство) , 218 (незаконное хранение оружия) , 145 (грабеж) , 153 (незаконное коммерческое посредничество) .

Вместе с ним по делу проходили многие криминальные авторитеты. Группа вымогала деньги у председателя кооператива Фонд Розенбаума, а также с председателя кооператива Солнышко, расположенного в Солнцево. Сильвестр провел под следствием два года и вышел на свободу в 1991 году, так как, по приговору суда, свой срок отбыл в СИЗО.

В ходе следствия удалось выяснить, что в октябре 1988 года Тимофеев в компании с Оглоблиным Н.В., Бендовым Г.А., Чистяковым С.С. и еще двумя приятелями занимался вымогательством денег с кооператива Нива (председатель — Шестопалов) . В ноябре 1988 года Сильвестр вместе с Григоряном В.В., Григоряном А.Г. и Шестопаловым В.И. вымогали деньги у председателя кооператива Магистраль Бугрова. 12-13 января 1989 года Тимофеев вымогал деньги у председателя кооператива «Спектр-Авто» Брыкина, а также у предпринимателей Бродовского и Личбинского.

Криминальный авторитет Сергей Тимофеев — Сильвестр

«Один из лидеров преступного мира города Москвы — Тимофеев Сергей Иванович, кличка «Сильвестр», основатель, так называемой Ореховской преступной группировки, осужден 28,10.91 года народным судом Свердловского района гор.Москвы по ст.95 в редакции Указа ПВС от 3.12.82 года, ст.153 ч.2, ст.145 ч.2 УК РСФСР на 3 года лишения свободы. Тимофеев пользуется большим авторитетом в криминальной среде и имеет широкие связи среди коррумпорованных элементов в органах власти и управления.

Берет «под опеку» в основном крупные СП и банки. За охрану крупных коммерческих структур требует 30 процентов от прибыли, а от мелких -70 процентов. В личном пользовании имеет 2 автомобиля» Мерседес Бенц»-600, в которых установлены телефоны сотовой связи. Группировки под руководством Тимофеева вела борьбу за сферы влияния. Так, например, велась война с чеченами. Тимофеев лично встречался с лидером чеченской мафии, вором в законе по кличке Султан на предмет взятия «под крышу» Элбим Банка (управляющий Морозов) . На встрече с Морозовым Тимофеев обещал в случае взятия под охрану его банка перевод с концерна «Олби- Дипломат» своих 400 миллионов рублей на длительный срок в «Элбим банк».

Ольга Жлобинская (фиктивная жена Сильвестра)

Управляющий «Элбим банком» Морозов летом 1993 года подвергся нападению со стороны чеченских боевиков, в связи с чем не может принять окончательного решения. Тимофеев часто встречается с начальником службы безопасности «Элбим банка» Бачуриным Борисом Николаевичем, от которого требует предъявления ему финансовых документов банка. У Тимофеева на связи по экономическим вопросам имеется советник Бернштейн Владимир Абрамович, который дает консультации по финансовой деятельности банков и иных коммерческих структур.

Связь с Бернштейном Тимофеев поддерживает по телефону. Более мелкие коммерческие структуры контролирует доверенное лицо Тимофеева по имени Александр, связь с которым поддерживают через телефон диспетчера.

Есть информация, что Сильвестр находясь в Бутырской тюрьме, тказался от коронации в вора в законе. Был дружен с авторитетами и ворами в законе Отари Квантришвили, Роспись, Петрик, Захар, Цируль и Япончик. Сильвестр также контролировал Новгород, где за несколько дней убрал с городских улиц «отмороженных» и проституток.

Деятельность Сильвестра, как лидера Ореховской ОПГ, нашла поддержку в уголовном мире: в 1994 году он посетил в Нью-Йорке Япончика, который, якобы, дал ему право контролировать преступные промыслы в Москве.

13 сентября 1994 года в 19.05 у дома 46 по 3-й Тверской-Ямской улице был взорван автомобиль «Мерседес 600», в котором находился Сергей Тимофеев. По сообщению сотрудников милиции, в «Мерседес-600» было заложено радиоуправляемое взрывное устройство. Личность убитого Тимофеева — Сильвестра опознал дантист из США, которыйза некоторое время до убийства ставил Сильвестру коронки. По ним и опознали криминального авторитета. Взорванная иномарка принадлежала председателю правления Трансэкспобанка (2 Тверская-Ямская 54) Андрею Бокареву.

Мерседес Сильвестра после взрыва

17 сентября 1994 года состоялись похороны лидера ореховской преступной группировки. По оперативным данным, в последнее время Сильвестр, получив израильское гражданство, предпочитал жить в Вене. Неизвестно также, как и почему погибший оказался в «Мерседесе», зарегистрированном на имя управляющего Трансэкспобанка. Как стало известно, Бокарев является владельцем нескольких иномарок, на которых по доверенностям ездят его знакомые.

Кроме того, во взорванном «Мерседесе» была найдена обгоревшая визитная карточка на имя Сергея Жлобинского — генерального менеджера израильской фирмы. Как тогда сообщили в Тверской межрайонной прокуратуре, скорее всего, убитым является Сергей Тимофеев, известный более как авторитет уголовной среды по кличке Сильвестр. Его «послужной» список был открыт более десяти лет назад, и Тимофеев по праву считается одним из старейших московских авторитетов.

Сергей Буторин — Ося

Однако правоохранительные органы пока осторожничают и заявляют, что уверены в том, что в «Мерседесе» погиб именно Сильвестр, лишь на 70 процентов.  К вопросу о гибели главаря ореховской ОПГ Тимофеева (Сильвестра) имеется следующая информация: за 2 месяца до взрыва Сильвестр переправил в США жену с дочкой и договорился с личным врачом о проведении пластической операции. У источников, близких к Солнцевской группировке данная информация нашла косвенное подтверждение.

Спустя десятилетие, было установлено что убили Сильвестра отморозки из Курганской преступной группировки. А место Сильвестра занял Ося — Сергей Буторин (сейчас отбывает пожизненный срок).

www.mzk1.ru

От тракториста до лидера ОПГ - биография Сергея Тимофеева "Сильвестр"

В сентябре 1994 года при взрыве автомобиля погиб лидер Ореховской преступной группировки Сергей Тимофеев, или иначе, Сильвестр. Убийство главаря стало серьезным ударом для всей команды. Заказчик до сих пор не найден.

Юность

Родом Тимофеев из Новгородской области, деревни Клин. С детства Сергей был спортивным парнем, не чурался гантелей и турников. По призыву в армию был распределен в Москву, в элитный Кремлевский полк. В дальнейшем Тимофеев окончательно переберется в столицу, а именно в район Орехово-Борисово, устроившись работать в один из столичных автопарков. Обосновавшись в Москве, Тимофеев начинает заниматься рукопашным боем, потом даже становится тренером. Одновременно с этим он дежурит в отрядах ДНД, как тогда было принято среди молодежи, способствовал сохранению порядка на улицах. Но, доход от такого рода занятости не приносил желаемого результата. Вскоре Тимофеев находит решение финансовой проблемы: он стал играть в наперстки, “разводя” незадачливых горожан и гостей столицы.

После ряда стычек с местными, стало понятно, что в Орехово-Борисово сформировалась новая банда, возглавляемая внушительным лидером.

Организация ОПГ

Пришло время, и Тимофеев впервые столкнулся с оперативниками. После задержания и последовавшей за этим длительной беседы, работникам милиции стало понятно, что перед ними хоть и преступник, но человек слова, и с ним вполне можно взаимодействовать. В итоге, Тимофеева отпустили, договорившись, что он со своей стороны гарантирует спокойствие в подконтрольной ему зоне, а взамен милиция не гоняет его наперсточников. Наперстки стали для Тимофеева отправной точкой к более серьезным делам. Обладая хорошими организаторскими способностями, он грамотно расширил свою команду. Будучи сам дисциплинированным, с жестким отношением, прежде всего, к себе, Тимофеев предъявлял и к окружающим соответствующие требования. Физическая сила и воля, пожалуй, были его основными качествами.

Постепенно от наперсточников Тимофеев переходит к местным коммерческим организациям, заставляя их платить “дань”. Большим спросом пользовались услуги заказного вымогательства от ореховской ОПГ. Методы воздействия Тимофеев применял самые устрашающие, так что бедные коммерсанты предпочитали не спорить. Сильвестр шутить не будет.

Война с чеченцами

Отличительной чертой Тимофеева было категорически отрицательное отношение к своим собратьям, что противоречило воровскому уставу. Впрочем, на устав он также не равнялся, считая себя преступником-реформатором, а “понятия” пережитком прошлого. Отношение к нему собратьев, как правило, было взаимным. Говорят, отбывая заключение в Бутырской тюрьме, Тимофеева короновали, но спустя пару дней, он уже был лишен титула. Даже если эта информация верная, то вряд ли Сильвестра это расстроило. К слову, в тюрьму он угодил за вымогательство, и приговорен судом был на девять лет, но освободили его спустя два года. Тогда же впервые серьезно заговорили о влиятельной поддержке Тимофеева со стороны КГБ. Прозвище Сильвестр закрепилось за Тимофеевым гораздо позже из-за некоторого сходства с голливудским актером, а поначалу его прозвали Трактористом. Что отчасти логично было бы связать с его прошлой юношеской профессией, но по сути, подобное прозвище отражало образ Тимофеева, действия которого подобно трактору устраняли безжалостно все на своем пути. Жестокими методами работы Тимофеев навел ужас даже на чеченцев, считавшимися непревзойденными в бандитском деле по части запугивания и расправ. “Король беспредела” сумел “отжать” у матерых преступников часть Южного порта, самый прибыльный ресурс, что до этого не удавалось сделать никому. Объединившись в 1993 году с солнцевской группировкой, пополнившаяся кадрами банда Тимофеева значительно расширила зону своего влияния: водители частного извоза и такси также стали вынуждены пользоваться его услугами.

Преступно добытые деньги Тимофеев начал вкладывать в коммерческие структуры и банки, которые возвращались огромным капиталом. Когда в сферу интересов “ореховских” стал входить крупный бизнес, Тимофеев дал указание членам ОПГ сменить имидж: поменять спортивный стиль на деловой. На новой, неизведанной еще, территории давно сложились свои правила и договоренности, границы влияния были размечены, и новичкам, к слову, там были не рады.

Война с ворами

Первый большой конфликт у Тимофеева случился с Валерием Длугачем (Глобус). Длугач пользовался большим доверием и поддержкой среди кавказцев, чье влияние на тот момент было мощным. Закон “О кооперации” особенно положительно отразился на южных республиках СССР, где мелкие предприятия активно возникали и развивались уже вполне легально. Длугач, с воровской точки зрения, был идеальным “вором”: не служил, не работал, сидел по тяжким статьям, вносил свою долю в общак. Но в силу каких-то причин охотнее работал с кавказскими группировками. С Сильвестром Глобус столкнулся, не сумев договориться о доли прибыли с ночного клуба “Арлекино”. Тимофеев не стал долго размышлять и разрешил дело одним махом, вернее одним выстрелом. 10 апреля 1993 года на выходе из здания, где размещалась дискотека “У ЛИС’Са” Длугач был убит выстрелом киллера Александра Солоника с расстояния 40 метров. Это событие потрясло криминальное сообщество, т.к. этот выстрел в “вора в законе” стал первым в истории криминальных сообществ 90-х. Спустя три дня без особых церемоний Сильвестр разобрался и с Виктором Коганом (Моня), который “крышевал” зал игровых автоматов. Причем, Тимофеев, устраняя людей, которых он считал недоговороспособными, следовал логике, трудно поддающейся пониманию. Как-то ему удалось собрать на стадионе в Медведково порядка четырех тысяч “братков”. Там он обратился к присутствующим с посланием, суть которого сводилась к тому, что пора прекращать разборки между собой, деля прибыль. Нужно идти в коммерцию, вот где перспективный доход.

“Задавив” остальных претендующих на власть своими методами, положение его в преступной иерархии можно сравнить разве что с постом главного управляющего крупного предприятия, коей и являлась Москва, в которой разместились множество банков и прочих предприятий. Только Тимофеев вел контроль над 30 банками, порядка 20 торговых фирм, множеством магазинов, ресторанов, рынков города.

Подрыв машины Березовского

Конечно, экономический успех приходит к тем, кто в этом подкован знаниями и опытом. В этом большую, если не основную, помощь оказал Григорий Лернер, главный экономист банды Сильвестра. Он помог утроить состояние Тимофеева посредством банковских операций. Более того, Лернер буквально “вручил” шефу свою гражданскую жену, заметив, что она пришлась ему по душе. Так что, даже в личных отношениях Тимофеев руководствовался обыкновенным здравым смыслом, а не эмоциями. В Ольге Жлобинской он увидел надежного партнера, прежде всего. Потребность в людях, которым можно доверять, стала главной мотивацией в выборе супруги, которой Жлобинская стала в 1992 году. Тимофеев поручает супруге вести дела “Московского торгового банка”, в котором из-за вложенных Б. Березовским средств возник конфликт между Жлобинской и Березовским. Далее последовал, ставший традиционным, ход Тимофеева. Машина Березовского была подорвана, хотя сам олигарх в этот раз остался жив. Но кому выгоден был этот заказ, стало понятно всем знакомым с положением дел. В пик могущества Тимофеева самым главным конкурентом для него стал Отари Квантришвили. Сила его была в том, что не неся на себе бремя “вора в законе”, он тем не менее имел вес в криминальной среде. Это же давало ему возможность “быть своим” и в кругу чиновников, что стало преимуществом в конкуренции с Тимофеевым. Кроме того, между двумя криминальными “акулами” возник конфликт из-за нефтеперерабатывающего завода в Туапсе. Ничего нового Сильвестр не стал придумывать. 5 апреля 1994 года у Краснопресненских бань Квантришвили был расстрелян, как впоследствии, спустя много лет, оказалось Алексеем Шерстобитовым (Леша Солдат), нанятым Сильвестром.

Тимофеев ради укрепления своих позиций летит в Нью-Йорк для встречи с Вяч. Иваньковым (Япончиком). Неизвестно, о чем говорили и договорились ли два авторитета, но вернувшись,

Отряд не заметил потери бойца

Тимофееву доложили, что представители курганской ОПГ назначили ему встречу, где предстояло решить вопрос права контроля ночного клуба “Арлекино”. После встречи, оставив проблему неразрешенной, Тимофеев направился к машине. После того, как он сел в машину и начал разговор по телефону, сработало взрывное устройство, прикрепленное к днищу автомобиля. Версий о заказчике убийства много, но нет ни одной доказанной. Это могла быть месть за Березовского или Длугача. Заказчиком мог выступать и сам Иваньков, т.к. от рук Сильвестра погибло много его людей. Существует также мнение, что взрыв был подстроен, а сам Тимофеев бежал с накопленными миллионами за границу, т.к. странным оказался тот факт, что обычно Тимофеева сопровождала охрана из 19 человек, а на момент взрыва он был в машине один с водителем. Что касается супруги, Ольги Жлобинской, она вместе с бывшим гражданским мужем, и по совместительству главным экономистом ореховской ОПГ, Лернером, сбежала в Израиль.

Так или иначе, Тимофеев, он же Сильвестр, вошел в историю российского криминала как лидер самой устрашающей и жестокой группировки, по сравнению с которой остальные не идут в сравнение. После гибели Тимофеева ореховская ОПГ не прекратила своего существования, на месте управляющего теперь другой человек.

politika-v-rashke.ru

Тайна убийства главного бандита 1990-х

В сентябре 1994 года был убит один из самых влиятельных криминальных авторитетов Москвы — Сергей Тимофеев по кличке Сильвестр. К концу своей жизни он конфликтовал со всеми крупными столичными группировками и значительной частью московского бизнес сообщества. Смерть авторитета породила массу слухов, а многие принялись утверждать, что случившееся — всего лишь грамотная инсценировка.

Главный ореховский

В середине 1980-х Тимофеев связался со шпаной из столичного района Орехово. Спустя несколько лет был арестован за грабежи, вымогательство и незаконное хранение оружия. Был осужден на два года, а после освобождения объединил действовавшие на юге Москвы банды в единую крупную группировку — Ореховскую.

Вскоре он взял под контроль ряд банков, ему подчинялись кафе, рестораны, ночные клубы. «Мзду» Тимофееву платили многие крупные предприниматели. Злейшими врагами ореховских были кавказские организованные преступные группы.

Взрыв на Тверской-Ямской

Тимофеев погиб 13 сентября 1994 года в семь часов вечера на 3-й Тверской-Ямской улице в центре Москвы. Взорвался новенький Mercedes-600, в котором и находился авторитет.

Автомобиль был взорван при помощи радиоуправляемого устройства. Как оно попало в «Мерседес» Сильвестра? По некоторым данным, «адская машина» массой около килограмма была заложена в автомобиль, когда он находился в мойке. После взрыва «Мерседес» загорелся, его потушили, а из обломков автомобиля вытащили обгоревшее и изуродованное тело жертвы.

Чьих рук дело

Оперативники сразу стали отрабатывать несколько версией случившегося. Подозревали в убийстве Сильвестра людей Валерия Глобуса Длугача или Отари Квантришвили — к тому моменту уже мертвых криминальных авторитетов. Оба при жизни враждовали с ореховскими из-за бизнес интересов. Глобус, к тому же, вел дела с кавказскими ОПГ, что для Тимофеева было неприемлемо. По другой версии, к убийству Сильвестра привел конфликт лидера ореховских с другим крупным криминальным авторитетом — Япончиком (Вячеслав Иваньков). Причина банальна — не поделили власть, к тому же Тимофеев обвинил оппонента в краже 300 000 долларов. Такого Япончик простить не мог. Впрочем, есть мнение, что заказчиками преступления были представители кавказских ОПГ, с которыми Сильвестр имел давнюю вражду.

Фальшивая смерть

Группировка ореховских занималась еще и крупными финансовыми махинациями. По некоторым данным, благодаря этим манипуляциям Тимофеев обогатился на 18 миллиардов рублей, которые он вывел в западные банки.

Это заставило многих говорить, что во взорванном «Мерседесе» на самом деле находился не лидер ореховских, а совсем другой человек. Сам же Сильвестр в момент взрыва уже вылетел в США под вымышленным именем. Там он сделал пластическую операцию, после чего жил спокойной и безбедной жизнью.

В пользу этого говорит тот факт, что за два месяца до взрыва на Тверской-Ямской авторитет переправил в Соединенные Штаты жену и дочь. Версию с инсценировкой происшествия позже подтвердили некоторые представители Солнцевской группировки.

Найденный в Мерседесе обгоревший труп смог опознать только личный дантист Сильвестра, да и то лишь по зубам. Но и это не успокоило скептиков: по их мнению, авторитет вполне мог войти в сговор со своим зубным врачом. Масла в огонь различных спекуляций подлила и найденная на месте происшествия визитка и декларация на имя некоего менеджера Сергея Жлобинского.

Убить шефа

Однако правоохранителей подобные «теории заговора» не убедили. В 2011 году в расследовании резонансного дела была поставлена точка. В сентябре Мосгорсуд признал виновным в убийстве Сильвестра и приговорил к пожизненному заключению его ближайшего соратника Сергея Осю Буторина.

Тот сам признался, что заказал убийство своего шефа. По словам Буторина, автомобиль с Сильвестром взорвался прямо на его глазах сразу же после начала движения от дома номер 46. Тимофеев в этот момент разговаривал по телефону. Позже его корпус нашли в 11 метрах от места происшествия. После взрыва Ося бросился к автомобилю, убедился, что его босс мертв, а затем поспешил покинуть место происшествия.

Свой поступок Буторин объяснял тем, что опасался расправы со стороны врагов Тимофеева. В то время средний срок жизни ближайших соратников криминальных авторитетов составлял 1,5-2 года. Убийство Сильвестра могло отвести от него угрозу. Кроме того, Ося сам хотел занять место лидера Ореховской ОПГ.

weekend.rambler.ru

Новгородский тракторист стал властелином преступной Москвы

Лихие 90-е — страшное и удивительное время. На руинах СССР за считаные годы одной из самых влиятельных сил стали организованные преступные сообщества (ОПС). Безжалостные и беспощадные, они проникали во все сферы жизни, жестоко устраняя любые преграды на своем пути. Сегодня все это в прошлом, но отзвуки «золотого века ОПС» до сих пор попадают в криминальные сводки. «Лента.ру» открывает цикл публикаций, посвященных самым одиозным фигурам преступного мира 90-х годов. И первый «герой» — Сергей Тимофеев, простой новгородский тракторист, превратившийся в грозного Сильвестра и завоевавший преступный трон Москвы.

На пути к «успеху»

…18 июля 1955 года в деревне Клин Новгородской области родился мальчик, которого назвали Сережей. С детства отличался ответственностью: хорошо учился, потом честно работал в колхозе трактористом. Когда пришла пора служить в армии, Тимофеев оказался в элитном кремлевском полку — а туда брали только с абсолютно чистой анкетой. По окончании службы, в 1975 году, Тимофеев остался в Москве, устроившись на работу спортивным инструктором в управлении ЖКХ Главмосстроя — за скромную зарплату, по лимиту. Прописали в общежитии в Орехово-Борисове. И на этом светлые страницы его биографии заканчиваются...

К 1980-м годам комсомол окончательно забюрократизировался. Эта потеря репутации привела к тому, что в спальных районах возникали неформальные молодежные товарищества, по давней московской традиции получавшие названия по местам своего обитания: солнцевские, ореховские, измайловские, люберецкие... Их объединяли любовь к спорту, особенно — «к железу» (тяганию штанги) и уверенность в плече товарища. В Орехово-Борисове Тимофеев, будучи инструктором спортивной подготовки, возглавил одну из таких группировок: крепкие местные ребята (не только дети лимитчиков, но и коренные жители) безоговорочно признали авторитет тренера. Его блестящие организаторские способности, незаурядный ум и ореол «солдата кремлевского полка КГБ СССР» вызывали заслуженное уважение.

Постепенно ореховские обретали вес в неформальном столичном (и подмосковном) мире. Им уже было мало столкновений «стенка на стенку», из которых они неизменно выходили победителями. Да и милиция научилась быстро пресекать подобные драки. И к середине 80-х, еще до перестройки, Тимофеев и его бойцы потихоньку начали задумываться о том, как зарабатывать деньги тем, что умели — силой и братством. Тем более что именно в рабочих кварталах Москвы контраст между реальной жизнью и байками, которые рассказывали партийная и комсомольская печать, особенно бросался в глаза. И здесь, а не в элитных районах Дорогомилово и Переделкино, выросли поколения, радостно приветствовавшие перестройку, объявленную ЦК КПСС и лично генеральным секретарем Горбачевым.

Ореховские, как и многие другие спортивные товарищества, следуя примеру революционных солдат и матросов, постепенно брали власть «в низах» в свои руки. На первых порах Тимофеев со товарищи обложили данью проституток в барах, в гостиницах и на стоянках дальнобойщиков. Но вскоре сама история подкинула этим «джентльменам удачи» настоящую золотую жилу: 26 мая 1988 года Верховный Совет СССР принял легендарный закон «О кооперации». Повсеместно открывались (или легализовывались) частные производства, а рынки превратились в центры притяжения: наряду с колхозниками, туда устремились и первые советские предприниматели. Ну а следом — мошенники.

Как многие банды, ореховские активно промышляли карточным шулерством и игрой в наперстки. Именно с наперстками связан любопытный эпизод в истории ОПС. Правила игры просты: три наперстка, в одном из них спрятан шарик. Надо угадать, в каком. Это пример классического развода на деньги: вначале игрок ставит немного — и выигрывает, ставит еще — и снова в плюсе. Разгоряченный успехом, решается на крупную ставку — и проигрывает. Но не потому, что не угадал, под каким наперстком шарик, а потому, что шарика на столе для игры вообще нет, его уже убрали ловкие руки. И жертва развода остается ни с чем.

Однажды в организованную ореховскими игру в наперстки включились азербайджанцы с крупного рынка — и проиграли. Но торговцы догадались, что их обманули, и решили поставить ореховских на место; к азербайджанцам на помощь быстро пришло мощное подкрепление. В противостоянии с представителями диаспоры, влиятельной на всех крупнейших рынках столицы, Тимофеев и его товарищи потерпели позорное поражение. И лидер ореховских объявил азербайджанцам, а также другим «лицам кавказской национальности» войну. А ведь гости с юга играли тогда ведущую роль в теневой экономике страны.

Бандитское Эльдорадо

Закон о кооперации наделил граждан страны Советов правом объединяться и создавать кооперативы с использованием наемного труда. Результат не заставил себя долго ждать: торговля расцвела, открылись частные ателье, кафе и рестораны. У всплеска предпринимательской инициативы была и обратная сторона: в одном лишь 1988 году только в Москве в милицию было подано 600 заявлений о вымогательстве. Очень быстро в общественный лексикон вошло американское слово «рэкет».

Со временем ореховские, как и другие группировки, от мелких предпринимателей переключились на крупные кооперативы с серьезным оборотом, торговавшие компьютерами, бытовой техникой, развивавшими крупные производства. Бандиты не знали жалости: раскаленный утюг на живот, паяльник в физиологические отверстия, избиение ребенка на глазах родителей было обычным делом. Внутри банды даже за мелкую провинность выносился смертный приговор, причем обязательно объявлялся прилюдно.

Ореховские отличались особой жестокостью. Тогда, в эпоху становления ОПС Сергея Тимофеева называли Трактористом — и дело было не только в его бывшей профессии, а еще и в том, что любую преграду на пути он устранял жестко и быстро — будто трактором. Но в криминальную историю России Тимофеев вошел под другой кличкой — Сильвестр: она закрепилась за главой ореховских из-за его любви к Рэмбо и Рокки и из-за прически, похожей на ту, что носил исполнитель этих ролей, знаменитый голливудский актер Сильвестр Сталлоне.

За несколько эпизодов вымогательства Сильвестр угодил в СИЗО №2 — «Бутырку». Проведя там два года, в 1991-м он оказался на свободе, поскольку самый гуманный советский суд постановил: срок он уже отбыл за время следствия. На самом деле ему светило девять лет лишения свободы. Не исключено, что Сильвестр пошел на сделку с милицией, что в будущем лишь способствовало росту его могущества. Тогда же заговорили о влиятельных покровителях из КГБ — однополчанах Сережи Тимофеева. И о скромном трехэтажном домике в Крыму, куда переселился судья по его делу.

Влияние Сильвестра в столице стремительно росло. А в начале 1993 года ореховские объединились с другим крупным ОПС, географически и идейно близким — с солнцевскими. Альянс позволял бандитам крепче стоять против конкурентов. Возглавивший объединение Сильвестр контролировал все аспекты жизни ОПС, вплоть до имиджа ее членов. Если поначалу ореховские носили спортивные штаны и кожаные куртки, то позже, когда в сфере их интересов оказался крупный бизнес, Тимофеев призвал своих соратников надеть костюмы, свести татуировки и уйти от золотых зубов. Внешний вид ореховских должен был быть максимально интеллигентным. Они набирали силу, что устраивало далеко не всех в криминальных кругах столицы, где сферы влияния всегда были четко поделены.

Первая кровь

Одной из первых крупных фигур, вставших на пути Сильвестра, был вор в законе Валерий Длугач, известный в криминальных кругах как Глобус. Его, украинца, активно поддерживали представители кавказской уголовной элиты, чьи позиции в то время были очень сильны по экономическим показателям: именно в южных регионах СССР было больше всего «цеховиков», которые после принятия закона «О кооперации» легализовались и стали приносить большую прибыль своим покровителям. Длугач полностью соответствовал формальным требованиям к «вору в законе» — не замарался в связях с «Софьей Власьевной» (советской властью), не работал, не служил, имел несколько судимостей по уважаемым в воровском мире тяжелым статьям, в том числе — за разбой, честно делился добычей в общак. Но при этом, к неудовольствию многих, тянулся именно к кавказскому (грузинскому и чеченскому) криминалу. А тот, в свою очередь, с помощью Длугача хотел укрепить свое положение в столичном регионе. Глобус был дружен с такими фигурами воровского мира, как Рафаэль Багдасарян (Сво Раф), Захарий Калашов (Шакро Молодой) и Джемал Микеладзе (Арсен). Постепенно Длугач собрал в столице собственную бригаду из представителей Закавказья и жителей Бауманского района — поэтому команду Глобуса и назвали бауманскими. Они контролировали Арбат с его богатыми фирмами и казино.

Яблоком раздора для Глобуса и Сильвестра стал известный в то время ночной клуб «Арлекино» на Красной Пресне. Его крышевали бауманские, что не устраивало лидеров славянских ОПС. Глобус постоянно требовал увеличить свою и без того немалую долю от прибыли клуба, а это неизбежно ударило бы по доходам других группировок. Сильвестр же успел вложить в «Арлекино» огромные деньги...

10 апреля 1993 года Длугач вышел из дискотеки «У ЛИС'Са» в спорткомплексе «Олимпийский» и направился к автостоянке. Раздался выстрел. Единственную пулю с расстояния в 40 метров из 7,62-мм самозарядного карабина Симонова выпустил киллер Александр Солоник (Валерьяныч, или Александр Македонский). Пуля прошила правую сторону груди Глобуса насквозь, он скончался на месте. Солоник сумел скрыться с места преступления. Это был первый в истории «лихих 90-х» отстрел вора в законе: на похоронах Длугача в подмосковной Апрелевке, где он жил, собралось множество криминальных авторитетов, шокированных произошедшим.

Три дня спустя, 13 апреля 1993 года, в Москве был убит еще один вор в законе — Виктор Коган (Моня). Он считался крышей зала игровых автоматов на Елецкой улице (Южный округ столицы) — и попытался объяснить ореховским, что те действуют не по понятиям. Церемониться с криминальным авторитетом люди Сильвестра не стали.

Тимофеев постепенно превратился в настоящего генерального директора преступного мира столицы. В период наивысшего могущества он контролировал 30 банков, 20 крупных торговых фирм, сотни магазинов, ресторанов и автосалонов, десяток казино и все крупные рынки города. Счет шел на миллиарды долларов. Сильвестр стремился сплотить столичный криминал, сделав его единой силой. Однажды он собрал «братву» — около четырех тысяч человек — на стадионе в Медведково и обратился к ним с речью. Надо прекратить междоусобицы, говорил Сильвестр. Займитесь коммерцией — вот где крутятся настоящие деньги.

В этом плане у Сильвестра был серьезный помощник: главный бухгалтер ореховской ОПС Григорий Лернер. Они познакомились в 1990 году, и Лернер, аферист международного класса, отсидевший за мошенничество, очень пригодился Тимофееву в его темных делах.

Битва за трон

В 90-е годы банки в России открывались и закрывались легко и быстро, число пострадавших постоянно росло. Эта обстановка идеально подходила такому человеку, как Григорий Лернер, и он в полной мере раскрыл свой криминальный талант.

Лернер пообещал Сильвестру, что утроит его состояние, — и вскоре лидер ореховских убедился, что его новый компаньон держит слово. Причем Лернер не только увеличил состояние Тимофеева, он буквально отдал ему свою гражданскую жену Ольгу Жлобинскую. Главбух ореховских познакомился с ней в начале 80-х годов, и они долгое время жили вместе. Начав работать с Сильвестром, Лернер заметил, что Жлобинская пришлась ему по душе, — и убедил жену уйти к Тимофееву. Ольга прельстила Сильвестра не своей внешностью — он увидел в ней надежного компаньона. В 1992-м они поженились.

Позже супруга Тимофеева возглавила «Московский торговый банк», где в 1994 году организация олигарха Бориса Березовского «Автомобильный российский альянс» разместила огромные деньги. Расставаться с ними банк не спешил, и у Жлобинской с Березовским возник конфликт. 7 июня 1994 года возле дома №40 по Новокузнецкой улице в центре Москвы, где располагался дом приемов «Логоваза», прогремел взрыв. Бомба была приведена в действие в тот момент, когда Mercedes Березовского выезжал из ворот дома приемов. Погиб водитель, были ранены охранник и восемь случайных прохожих, но сам олигарх уцелел. Мало кто из знакомых с ситуацией вокруг «Московского торгового банка» сомневался в том, кому могла быть выгодна смерть Березовского.

Врагов у Сильвестра в Москве становилось все больше, а его щупальца проникали буквально во все сферы жизни столицы. Его люди «трясли» даже самых популярных звезд российской эстрады. Но не он один претендовал на лавры теневого короля Москвы: был серьезный конкурент — Отари Квантришвили. Московский трон мог занять лишь один — и Сильвестр это очень хорошо понимал.

Квантришвили был уникальной фигурой для Москвы 90-х: его нельзя было назвать бандитом, но слово «Отари» в криминальных кругах имело решающее значение. Он не был вором в законе — и неспроста: такой статус навсегда закрыл бы Квантришвили доступ в чиновничьи и милицейские кабинеты. А сила его была именно в том, что он был своим везде. Крупный меценат, председатель фонда имени Льва Яшина, Квантришвили успешно общался и с уголовниками, и с представителями власти. В его друзьях ходили милицейские генералы, члены правительства, депутаты, известные артисты и спортсмены. Неудивительно, что Квантришвили рвался в политику и почти ежедневно выступал на московском ТВ.

Мецената все чаще называли крестным отцом столицы, что очень не понравилось Сильвестру: на этот титул претендовал он сам. Кроме того, Тимофеев интересовался нефтяным бизнесом, и у него с Квантришвили был в этой сфере камень преткновения — нефтеперерабатывающий завод в Туапсе. Финал предсказуем: 5 апреля 1994 года на выходе из Краснопресненских бань Квантришвили был убит тремя выстрелами из снайперской винтовки. Это преступление раскрыли лишь 12 лет спустя. Заказ исполнил знаменитый киллер Алексей Шерстобитов (Леша-солдат). В криминальном мире в версиях убийства Квантришвили особых разногласий не было: все понимали, кто заказчик. После этого преступления уголовная столица затаилась.

Финальный аккорд

А Сергей Тимофеев отправился за океан — в Нью-Йорк. В Бруклине он встретился с тем, кого именовали крестным отцом преступного мира России: криминальным авторитетом и вором в законе Вячеславом Иваньковым, известным как Япончик. О чем говорили лидеры «вне закона» — не знает никто. Существовала версия, что Иваньков дал Тимофееву добро на управление всей Москвой.

Вскоре после возвращения в столицу, 13 сентября 1994 года, Сильвестр встретился с представителями влиятельной курганской ОПС: поводом для встречи, как и в истории с Глобусом, вновь стал ночной клуб «Арлекино» на Красной Пресне. Курганцы хотели узнать у преступного короля столицы, будет ли это злачное место принадлежать им. Но Тимофеев не дал однозначного ответа, взяв время на раздумье.

…Через 20 минут Mercedes-Benz 600SEC, в котором находился Сильвестр, взлетел на воздух рядом с домом №46 по 3-й Тверской-Ямской улице. По оперативным данным, масса тротилового заряда, прикрепленного магнитом к днищу автомобиля (предположительно, на автомойке), составила 400 граммов. Взрывное устройство сработало, как только Сильвестр сел в машину и начал разговаривать по сотовому телефону; корпус устройства взрывной волной отбросило на 11 метров. Любопытно, что Сильвестра охраняли 19 человек, но в тот день он почему-то оказался в машине один.

Ответа на вопрос, кто именно стоит за смертью Сильвестра, нет до сих пор. У него хватало врагов: убийство могло быть расплатой за смерть Глобуса или Квантришвили или местью Березовского. Или даже Япончика: они с Сильвестром были близки, оба выступали против засилья в Москве авторитетов с Кавказа, но от рук ореховских погибло немало близких друзей Иванькова.

Преступного короля Москвы похоронили в закрытом гробу на Хованском кладбище. Надпись на надгробии Сильвестра гласит: «Поторопитесь восхищаться человеком, ибо упустите радость». Так закончилась жизнь человека, с чьим именем связывали один из самых кровавых периодов криминальной жизни столицы. Жена Сильвестра Ольга Жлобинская после гибели мужа сбежала в Израиль вместе с Григорием Лернером. Вскоре бывший главный бухгалтер ореховских разорился и попал в израильскую тюрьму. Что до самой ореховской ОПС — у ее руля встали сподвижники Тимофеева, и история одной из самых грозных банд Москвы продолжилась.

***

Фигура Сильвестра была столь масштабной, что до сих пор ходят слухи: в машине взорвали другого человека, а Тимофеев успешно перебрался на Запад и до сих пор благополучно живет не то в Испании, не то где-то еще, спокойно растрачивая нажитые преступным путем капиталы. Во всяком случае, все до одного, причастные к его опознанию, внезапно резко разбогатели. И если допустить, что это правда, получится, что Сильвестр сумел виртуозно воплотить в жизнь заветную мечту любого бандита: накопить состояние и, бесследно исчезнув для всех, уйти на покой.

lenta.ru

Сильвестр

Сергей Тимофеев (Сильвестр) перебрался в Москву по лимиту в 1975 году. Он сначала прописался в одном из орехово-борисовских общежитий и работал спортивным инструктором в управлении жилищно-коммунального хозяйства Главмосстроя. В то время Тимофеева можно было часто встретить у ресторана «Арбат».

Он был тогда безобидным лохом, но познакомился с арбатскими проститутками, и позднее те платили ему своеобразную дань.

Среди ореховской шпаны Тимофеева называли не иначе как Сережа Новгородский, Сильвестр, а затем Иваныч. В начале 80-х годов он сошелся с некоторыми ореховскими группировками и вступил в одну из них к ныне покойному, никому не известному рецидивисту Ионице. Тогда Тимофеев подпаивал Ионицу. Впоследствии Ионица спился и отошел от дел. Сергей же в тот период принципиально не пил и усердно занимался в «качалке».

Ореховская группировка изначально, как и многие другие столичные команды, существовала за счет наперсточников и картежников. Тимофеева часто брали на дело. Вскоре Сережа Новгородский преуспел — подобрал под себя некоторых наиболее верных ореховских и постепенно стал превращаться в авторитетного Сильвестра.

Сильвестр, обвиняемый в вымогательстве, провел под следствием два года и вышел на свободу в 1991 году, так как по приговору суда свой срок отбыл в СИЗО.

К тому времени в бригаде Сильвестра произошли значительные перемены. Оставшись без вожака, часть людей Тимофеева влилась в команду солнцевских и другие бригады. Когда же вышел Сильвестр, его бригада собралась вновь. К тому же его люди привели с собой часть солнцевских. Отношения же Сильвестра с солнцевскими стали более прохладными, как отмечали многие очевидцы: Тимофеева не устраивало то, что его бывшие союзники заключили мир с чеченскими группировками. Даже оставшись без мощной солнцевской поддержки, Сильвестр успешно проводит несколько разборок с чеченцами в районе Царицынских прудов и получает под свой контроль Севастопольский проспект.

После этого Сильвестр начал активно заниматься легальным бизнесом, для чего зарегистрировал сеть офшорных компаний на Кипре. По некоторым данным, он вложил деньги своей группировки в российские нефтедобывающие заводы. Несколько коммерческих проектов осуществил совместно с Отари Квантришвили.

Кроме того, Сильвестр сходится с такими ворами и авторитетами, как Роспись, Петрик, Захар, Цируль и Япончик. Всех их снова объединило неприятие вторгшегося в Москву «дикого Кавказа». Ореховская бригада Тимофеева активно сотрудничает с гольяновскими, ленинскими и таганскими бригадами, причем Сильвестр пользуется в этих группировках неоспоримым авторитетом. По некоторым сведениям, в то время несколько славянских воров предложили Сильвестру стать вором в законе, однако по неизвестной причине он отказался. Кстати, другу Сильвестра Боре-Антону в коронации было отказано, поскольку прежде он работал в МВД (пожарным — пожарные службы были в системе МВД).

Тем не менее Тимофеев (Сильвестр) почти всегда присутствовал на всех воровских сходках, и к нему прислушивались. 

Следующая глава

biography.wikireading.ru

Тимофеев Сергей Иванович (Сильвестр)

Криминальный авторитет, главарь-основатель Ореховской ОПГ, возникшей в Москве в 1986 году. Известен своим непримиримым отношением к кавказским преступным группировкам

«Биография»

Сергей Тимофеев родился 18 июля 1955 года в деревне Клин Мошенского района Новгородской области. По национальности русский.

Образование

Учился в средней школе в деревне Филистово (у реки Уверь), где ещё будучи школьником, работал трактористом в колхозе. Увлекался спортом: занимался гантелями, гирями и упражнялся на турнике. В 1973 году был призван в армию. Служил в Москве, в элитном Кремлёвском полку. В 1975 году Тимофеев, вместе со своим одноклассником, окончательно перебрался в Москву, жил в общежитии в районе Орехово-Борисово и работал в управлении механизации.

Деятельность

В Москве увлёкся рукопашным боем и стал спортивным инструктором в управлении жилищно-коммунального хозяйства Главмосстроя. Вскоре Тимофеев женился и стал жить на Шипиловской улице. После ухода из спорта, Тимофеев продолжал совершенствовать физическую подготовку и одновременно занимался частным извозом, но это не приносило ему желаемых доходов. В середине 1980-х годов Тимофеев связался со шпаной из Орехово и начал заниматься напёрстничеством. Позднее Тимофеев подчинил себе всех частных извозчиков, напёрсточников, автоугонщиков на южной окраине Москвы. Постепенно Тимофеев приобретал всё большее влияние среди шпаны, активную помощь в этом ему оказывал младший брат «Иваныч-младший», впоследствии взявший на себя часть группировки. После выхода горбачёвского закона «О Кооперации», Тимофеев создал свою группировку, костяк которой составляли бывшие молодые спортсмены, и основным их занятием стал рэкет. Уже в то время, бригада «Сильвестра» стала конфликтовать с чеченцами из-за рынка в Южном порту, но особо серьёзных столкновений между ними не было. Для борьбы с кавказцами «Сильвестр» познакомился с лидером Солнцевской ОПГ Сергеем Михайловым («Михась»), и какое-то время Тимофеев и Михайлов работали вместе. В 1989 году Сергей Тимофеев, Сергей Михайлов, Виктор Аверин («Авера-Старший») и Евгений Люстарнов («Люстрик») были арестованы по обвинению в вымогательстве с кооператива «Фонд». Но обвинение рассыпалось и за решётку отправился один Тимофеев, который был приговорён к трём годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Свой срок «Сильвестр» отсидел в Бутырской тюрьме и вышел на свободу в 1991 году.

Освободившись, «Сильвестр» сумел объединить под своей властью мелкие банды, действовавшие в столичном районе Орехово-Борисово, в единую структуру. За короткий период Тимофеев подчинил себе все крупные организации и предприятия на юге Москвы, а также множество кафе, ресторанов, ночных клубов, индивидуальных предпринимателей. Ореховская ОПГ постоянно отвоёвывала территории у других банд, что приводило к затяжным криминальным войнам. По некоторым сведениям, в то время несколько «славянских» воров предложили Сильвестру стать вором в законе, однако по неизвестной причине он отказался.

Чуть позже Сильвестр обзавёлся влиятельными зна­комствами, которые помогли ему быстро подняться к вершинам уголовной иерархии. Он дружил с влиятельными ворами в зако­не и авторитетами: Росписью, Япончиком, Петриком, Джамалом, Цирулем, Отари Квантришвили, Михасем. Одно время «ореховская» группиров­ка даже объединилась с «солнцевской», чтобы эффективнее противостоять «чер­ным» в Москве.

В решении конфликтов Ти­мофеев порой прибегал к помощи «измайловцев», «гольяновцев», «таганцев», «перовцев». Тимофеев также имел связи с екатеринбургскими группировками, ко­торые в обмен на долю в доходах от аэро­порта «Домодедово» уступили ему часть уральского бизнеса, в том числе и акции некоторых крупнейших приватизирован­ных металлургических предприятий.

В 1992 году женился на Ольге Жлобинской и получил гражданство Израиля. Позднее Ольга Жлобинская возглавила «Московский торговый банк», где в 1994 году коммерческая структура Бориса Березовского «Автомобильный всероссийский альянс» разместила денежные средства. Банк задержал выплату денег Березовскому. К 1994 году «Сильвестр» вступил в конфликт со значительной частью других группировок Москвы, в том числе этнических. Он один за другим брал под свой контроль банки, устраняя всех, кто вставал на его пути. Тимофеев также интересовался нефтяным бизнесом, из-за чего у него возник конфликт с «авторитетным» главой Партии Спортсменов России Отари Квантришвили. Они не поделили Туапсинский НПЗ, и 5 апреля 1994 года Квантришвили был застрелен снайпером. Это громкое убийство организовали по приказу «Сильвестра» лидер Медведковской ОПГ Григорий Гусятинский («Гриня») и Сергей Буторин («Ося»), а выполнил Алексей Шерстобитов («Лёша-Солдат»).

В начале 1993 года у Тимофеева возникли разногласия с известным ставленником кавказского криминала, вором в законе «Глобусом», за право контролировать клуб «Арлекино». Впрочем, возможно, этот клуб — лишь формальная причина, за которой скрывался очередной виток противостояния кавказских и славянских группировок. Сильвестр решил устранить «Глобуса» и привлёк незамеченную в московских разборках Курганскую ОПГ, в частности, их профессионального киллера Александра Солоника. В ночь с 9 на 10 апреля 1993 года на Олимпийском проспекте «Глобус» был им застрелен при выходе из дискотеки «ЛИС’С». Вечером 17 января 1994 года недалеко от стрелкового клуба на Волоколамском шоссе известный ореховский боевик Сергей Ананьевский (Культик), которого прикрывал Солоник, обстрелял автомобиль «Ford», в котором погиб криминальный авторитет Владислав Ваннер по прозвищу «Бобон», правая рука «Глобуса».

Летом 1993 года (по другой версии — летом 1994 года) Сильвестр летал в США, где встречался с авторитетнейшим вором в законе Япончиком. Тот, якобы, дал добро Тимофееву на управление всей Москвой. Впрочем, эти сведения многими опровергаются. Журнал «Огонек» № 18 от 5.05.1997 напечатал статью известного журналиста и автора «Бандитского Петербурга» Андрея Константинова, который написал следующее: «В июле 1994 г. у Иванькова возникли разногласия с Сергеем Ивановичем Тимофеевым (Сильвестром), который возглавлял „Ореховскую“ группировку и контролировал значительную часть торговли наркотиками в Москве. Конфликт возник после несостоявшейся сделки, когда Тимофеев обвинил сына Иванькова Эдика в присвоении трехсот тысяч долларов». В газете «Коммерсантъ» от 1.02.1997 приводятся те же сведения: «Примерно в июле 1994 года интересы Иванькова столкнулись с интересами Сергея Тимофеева (Сильвестр), который возглавлял ореховскую группировку и контролировал торговлю наркотиками в большей части Москвы. Тимофеев обвинил сына Иванькова Эдика в том, что тот ему «недодал» $300 тысяч. Дальнейшие события произошли в сентябре 1994 года.

7 июня 1994 года на Новокузнецкой улице у здания «ЛогоВаза» был взорван заминированный автомобиль, в момент когда рядом проезжал Березовский. В результате взрыва погиб водитель Березовского, а он сам получил ранения. Покушение на Березовского вызвало резонанс в СМИ, президент Ельцин заявил о «криминальном беспределе в России», и вскоре «Московский торговый банк» вернул средства Березовскому.

14 июня 1994 года Ольга Жлобинская и несколько человек из преступной группировки Тимофеева были задержаны московским РУОПом. 17 июня была взорвана бомба в офисе «Объединённого банка», основным акционером которого являлся «ЛогоВаз».

13 сентября 1994 года в 19:00 Тимофеев погиб в Mercedes-Benz 600SEC, который был взорван посредством радиоуправляемого устройства, возле здания «Чара-банка» на улице 3-я Тверская-Ямская в Москве у дома № 46. По мнению одного из ближайших сподвижников «Сильвестра», бомба могла быть заложена в машину, когда она находилась в мойке. По оценкам специалистов ФСБ, масса тротилового заряда, прикрепленного магнитом к днищу автомобиля, равнялась 400 граммам. Взрыв произошел как только «Сильвестр» сел в машину и начал разговаривать по телефону. Корпус сотового телефона отбросило взрывной волной на 11 метров.

Убийство «Сильвестра» нанесло колоссальный удар по всей Ореховской ОПГ. Никто тогда точно не знал, кто мог совершить убийство: слишком много у «Сильвестра» было врагов. Возможно, это были «курганские», которые не хотели оставаться на вторых ролях; возможно, «Сильвестру» мстили люди «Глобуса» за убийство их лидера, возможно люди Квантришвили, возможно и Березовский. Некоторые источники утверждают, что Сильвестра заказал сам Япончик или «свои». Наиболее вероятными заказчиками убийства являются Сергей Буторин и Сергей Кирюта.

Сведения о младшем брате Тимофеева обрываются в конце 2008 года. Согласно протоколам, младший брат Сильвестра погиб в результате пожара в квартире на Ленинском проспекте в Москве.

Могила Сергея Тимофеева находится на Хованском кладбище в Москве.

Остался сын, на данный момент проживает в США.

В массовой культуре

Документальный фильм Вахтанга Микеладзе «Чёрная метка Сильвестра» из цикла «Документальный детектив». Документальный фильм Вахтанга Микеладзе «Чикаго на Борисовских прудах» из цикла «Документальный детектив». Документальный фильм «Не дожившие до пожизненного заключения» (3 серии) из цикла Вахтанга Микеладзе «Приговорённые пожизненно». Тимофеев стал прообразом ряда киногероев, среди которых «Рокки» из сериала «Ледниковый период» (актёр Игорь Лифанов) и «Сильвер» из сериала «Банды» (актёр Тагир Рахимов).

Сильвестр также считается одним из прототипов Саши Белого, главного героя телесериала «Бригада». Эту роль сыграл Сергей Безруков.

whoiswhopersona.info


Смотрите также