Сергей кочерга каскадер биография


У страха колеса велики, — Сергей Кочерга, водитель-каскадер российского театра спортивно-зрелищных представлений «Каскадер» :: Журнал Бизнес Класс

У страха колеса велики, — Сергей Кочерга, водитель-каскадер российского театра спортивно-зрелищных представлений «Каскадер»

Без прав на вождение

— С 4 класса я добирался в школу один на машине. Ну, какие могут быть водительские права у ребенка?! Однажды приехал на уроки и повздорил с учителем: она назвала меня кочергой и поставила двойку за то, что мои руки были в машинном масле, а тетрадки испачканы мазутом. Дело в том, что тогда в школе отключили воду, умыться я не смог. В итоге мой портфель учитель выбросила из класса, затем инцидент разобрали на педсовете — сотрудника уволили за такое поведение. Родители никогда не ругали за то, что я с юных лет за рулем. Я с отцом с пеленок в дороге: сначала на коленках крутил вместе с ним баранку, потом начал меня брать с собой на соревнования по ралли, в которых он участвовал. Удивительно, но я ни разу не разбивал машину, не было вообще аварий. Конечно, штрафовали, не без греха! Однако чаще именно в детстве! У меня дядя был начальником уголовного розыска, который часто выручал, когда мое авто отправляли на штрафную стоянку. Первая машинка у меня была с мотороллеровским двигателем и колесами с формулы, потом появилась инвалидка, затем «четверка», а в 9 классе я ездил уже на «восьмерке». Где-то в 15 лет отец сделал баг — поехал на гонки. Сначала не пускали – молодой слишком был, а потом дали разрешение и я сразу стал побеждать взрослых гонщиков. Но ралли вскоре наскучило и решил с отцом создавать автородео.

Раздави, если сможешь!

До автородео мой отец — Геннадий Кочерга —  занимался авиацией. У него был свой самолет, но, разбив его, решил завязать с небом и отправился в Тольятти в 1996 году, где стал участвовать в автомобильном шоу. Через 2 года он организовал свой коллектив экстремалов. Для этого ему пришлось продать дом и купить машины. Тогда помощи ждать было не у кого да и в то время, признаюсь, не было ни американских BigFoot'ов (прим. Автомобиль на огромных колесах), ни BigPоwer'ов (прим. единственный в России МАЗ, вставшего на задние два колеса). Их мы с отцом создавали сами, когда захотелось в шоу добавить номер с огромными машинами. Сначала купили колеса, потом кузов и так постепенно собрали машину за полгода. Big power мы переделывали 3 раза: изначально была платформа, на которой танцевали девчонки, потом сломалась рама, переделали ее и сейчас он вновь ездит и в шоу и по обычной трассе. Мы можем выступать  на стадионах по 12 часов, и вы устанете смотреть: очень много трюков в запасе, мы их не всегда показываем. В шоу выполняем экстремальное вождение на двух колесах, бешеные развороты на 180-360, 540-720 градусов, а также театральные постановки трюков. Есть одноразовые номера, например, рампа, на которую взлетает машина и приземляется как попало. В Кирове такое, конечно, мы не показывали из-за техники безопасности. У меня была ситуация с BigFoot'ом в одном из городов страны, когда оторвало рулевое и машина улетела на трибуну. К счастью обошлось без жертв: трибуна оказалась пустой.

Не альтруизм, а бизнес

На шоу можно зарабатывать хорошие деньги! Этим бизнесом мы занимаемся вместе с отцом. Хотя с общей казны жить у нас не получается, поэтому у каждого свои статьи расходов и доходов. Конечно, он «рулит» всеми финансовыми потоками. Руководить — не мое! Отец на голову выше меня и в бизнесе, и шоу: импровизирует, дразнит, может и проучить! Деньги за наш труд для кого-то кажутся легкими. Однако нет такого, чтобы я взял и после каждого выступления положил свой гонорар в карман. Чтобы расти и развиваться, необходимы вложения в будущее. Вообще мы начинали ездить на публике на убитых «МАЗах». А что делать? Спонсоров нет! Почти весь транспорт на нашем шоу — автохлам, которому уготована дорога на утилизацию. Сознательно не переходим на иномарки из-за дорогих запчастей. Кому-то покажется это странным: тратить деньги на «бэушки», а затем из разбивать на глазах зрителей! Конечно, мы стараемся их потом сдавать на металлолом и выручать от этого хоть какие-то деньги. Например, в Кирове машины нам предоставили ваши предприниматели, за что им спасибо!

Экстремальная арифметика

В целом, на автородео мы тратим бешеные суммы. К примеру, 6 дней выступлений, в среднем, нам обходятся в полмиллиона рублей. Большая часть средств — аренда. В вашем городе за нее мы не платили: помогли наши друзья — хоккейный клуб «Родина». Затратно покупать авто: по 20-30 старых машин нам необходимо по 25 тысяч рублей каждая. К слову, всего мы разбили за время существования шоу — около 500 машин. Затем нужно заплатить пожарным, «скорой», за уборку площадки, работа автокрана, гонорары каскадерам, запчасти, топливо. Правда, страховки от несчастных случаев у нас нет! Был смешной опыт: только полисы получили и начались травмы за травмами: один руку ломает, падая с машины, через неделю другой ногу ломает, третий — горит. Мы стали суеверными, сходили в церковь и все вернулось в прежний ритм. Конечно, успех зависит от публики. В Кирове мы замечательно выступили. Очень большая посещаемость. Рекламу активно размещали. Даже на центральных улицах мы выставляли наши машины, а там уже сарафанное радио сделало свое дело. Следующий год Киров вновь будет одним из первых в списке, куда мы приедем с новым шоу! Там мы планируем удивить всех. Привезем грузовую машину, которая будет ездить на двух колесах, а еще кувыркающуюся «Оку», которая совершает удивительной красоты кульбиты. В планах хотим сделать номер «мертвая петля». Правда, для этого необходимо построить 15-метровое сооружение. Мы готовы! А вы?

Фото: Елена Кривошеина

27.09.2016

Сентябрь 2016 №9 (94)

bk43.ru

Каскадер Сергей Кочерга: «Страх есть всегда, но мы с ним боремся»

16:39, 26.06.2015

Этот человек на «ты» с автотранспортом, он приручил машину. Каскадер, раллист, конструктор Сергей Кочерга начал участвовать в трюках уже с шести лет, в десять он сам показывал трюки, а в шестнадцать стал мастером спорта по авторалли. Свои навыки вместе с командой единомышленников Сергей три дня демонстрирует в Сыктывкаре. Корреспонденты БНК побеседовали с Сергеем Кочергой о травмах в автоспорте и любви к технике.

Фото Кирилла Затрутина

- Сергей, как вы стали каскадером?

- С шести лет начал участвовать в автородео, меня отец всегда брал с собой. Изначально, когда он создавал это все, я уже был с ним и его сверстниками, потом само собой все получилось. Каскадерство не сразу началось, сначала я сам делал себе машину, у меня была с мотороллеровским двигателем и колесами с формулы. Ездил на ней в школу, катался кругом. Где-то в 15 лет отец сделал баг – поехал на гонки. Сначала не пускали – молодой слишком был, а потом дали разрешение, так первые-вторые места занимал среди взрослых. Потом и в гонках на выживание участвовал. Но ралли вскоре наскучило, неинтересно стало.

- С малых лет «на экстриме», а как же учеба?

- Школа, техникум, институт одновременно с машинами и трюками. Где-то отпрашивался, где-то приходилось на экзамены приезжать. Раньше мы сильно не гастролировали по всей России, были в Краснодарском крае или во Владивостоке. Учился я только заочно. Окончил сельскохозяйственный техникум и отучился на учителя физкультуры.

- «Big Power», «котопес», «Big Foot» вы конструировали сами?

- Я вообще не теоретик – практик. Я машины теоретически не делаю, сразу практически. Не знаю какие-то узлы, просто вижу «в голове», как это должно быть сделано. Быстро соображаю, мне не надо это учить – картинки возникают в уме. Так с отцом и самолет конструировали - поставили мотор от совершенно другого, без чертежей делали, и главное - летали.

- Обычно люди хотят экстрима, чтобы разнообразить жизнь и пощекотать нервы. У вас же это каждодневная работа. Как же вы расслабляетесь и проводите досуг?

- Парапланы, дельтапланы, парашюты – это хобби, в свободное от работы время. Из всех увлечений больше удовольствия приносят самолеты - там опаснее. Раньше и петли исполняли, и другие трюки. А сейчас и нельзя. После того как в 2002 году разбился Анатолий Балуев вместе с молодым парнем, исполняя «мертвую петлю», а позже еще парнишка из их команды упал, запретили полностью летать. А раньше мы на автородео работали вместе, самолеты летали сверху, мы трюки исполняли внизу – люди были в восторге, крутили головами. А расслабляюсь, когда домой приезжаю и гуляю пешком. Устаешь постоянно в автомобиле ездить, нет и секунды, чтобы не был связан с автомобилем, куда ни выйди в городе пешком – потом садишься в такси.

- Вы исполняете сложные и опасные трюки, а хобби – летать в небесах. Вы ничего не боитесь?

- Да что вы, такого не бывает! Кто не боится, тот… Не бывает такого, чтобы не было страха, все равно где-то когда-то он есть. Боремся с ним, если что-то не получается – повторяем трюк снова и снова, и когда он получился – страх пропадает.

- Бывает, что трюк не получается?

- Конечно. Это вчера все гладко прошло. Бывает, если не получается что-то, то на эмоциях одним ударом руки в машине панели сшибаем. Особенно, когда ты знаешь, что прекрасный стадион, хорошая дорожка, а тебя машина подводит. Аж внутри все закипает!

- На выступлениях дежурят «скорая» и пожарные, их помощь требовалась?

- Конечно, и не раз уже. Руки, ноги ломали. Мы с одним из участников лежали в больнице – разбились неплохо. На одном из стадионов стоял бетонный столбик, который сильно выступал, а я забыл про него. Был такой трюк: парень лежал у меня на капоте, и мы разворачивались с ним на 180 и 560 градусов. Я стал разворачиваться и левой стороной об этот столб влетел, парень под машину улетел – разрыв селезенки. Хорошо, что пацан молодой и быстро поправился. В том году другой участник получил 60-процентный ожог тела. Была подготовка к концерту, делали машину, и он загорелся. Минуту тушили его, он даже сознание не потерял, говорил, что уже старался изо всех сил, лишь бы боль не чувствовать, но не получилось. Хотя врачи сказали, что, если бы отключился, могли бы не спасти. До этого у него было 34 перелома, а в другой раз я тащил его за машиной и стер всю спину. Ну не везет человеку, в результате мама у него сказала, чтобы он сидел дома – она сама ему будет платить зарплату, а то он дорого ей обходится.

- Вы полностью приручили автотехнику, а как передвигаетесь по дорогам общего пользования? Применяете там трюки?

- Ну аварий у меня не было ни одной. В молодости еще показывал свою удаль, а сейчас езжу, как все. Ограничение 60 километров в час – так и поеду, ремешок пристегну. Конечно, без «косяков» не бывает, где-то могу и нарушить, но в основном езжу спокойно. А зачем, какой смысл что-то доказывать на дороге, там и так хватает сумасшедших.

- Вам отец привил экстремальное увлечение, а ваши дети пойдут по стопам папы и деда?

- У меня двое пацанов: 15 лет и год. Младший – копия меня, у него уже сейчас есть аккумуляторная машина, и он на ней гоняет, к трем годам на бензиновую пересядет. Он вообще бесстрашный, залезает на самый верх спойлера «BIG POWER» и прыгает ко мне оттуда. Колесо «бигфута» его уже не устраивает – маленькое. Отец у нас в городе делает закрытую площадку для детей, где они будут гонять на «квадриках», мотоциклах, мопедах, велосипедах. Вот малого я туда же отправлю. А старший – компьютерный гений, он ближе к бабушке-доценту и дедушке-профессору, то есть воспитание там соответствующее. Впрочем, я только рад: два гения для меня скучно будет, а два разгильдяя - тяжело. Тут же равновесие получается.

www.bnkomi.ru

Сэм Селезнёв рассказал о каскадёрах и о себе. Шоу уже завтра!

Шоу каскадёров на мотодроме состоится уже завтра. Интерес к событию в городе близок к ажиотажу. GK может это подтвердить, как информационный партнёр — весь процесс подготовки проходил у нас на глазах. А сегодня мы пообщались с одним из ведущих каскадёров шоу Сергеем Кочергой, а также — с ведущим Сэмом Селезнёвым.

Команда шоуменов родом из Краснодарского края. С этим представлением они гастролируют по России и зарубежью уже 27 лет. Автором идеи и основателем шоу является профессиональный каскадёр Геннадий Иванович Кочерга.

За время реализации каскадёр-шоу он успел вырастить себе преемника.

Сыну, Сергею Кочерге, уже 36, и всю сознательную жизнь он является каскадёром.

Более того, его младший сын шестилетний Тимур с недавних пор тоже участвует в шоу. Собственно, он был первым, кого мы встретили на тренировочной базе каскадёров на мотодроме.

Вот, что об истории шоу рассказал Сергей Кочерга, которого мы застали в момент подготовки техники: — Шоу для меня — это жизнь. За время его существования мы объездили всю Россию. В прошлом году на Сахалине выступали, а в этом году планируем ехать в Мурманск. Но сразу из Коврова поедем в Киров. Эти два города — Ковров и Киров, лично я считаю самыми лучшими.

GK: Почему?

— Здесь живут смелые и азартные люди, которым близки такие зрелища. У вас, я знаю, и мотокросс, и мотобол проводят. Поэтому зритель в Коврове очень благодарный. Приезжаем сюда, нас встречают, можно сказать, как родных.

GK: Бывает иначе?

— Бывает. Принимают, конечно, хорошо, приходят на шоу, но какой-то особенной атмосферы не хватает, взаимопонимания. А в Коврове с этим полный порядок. Я третий раз в этом городе, и всегда радуюсь, когда едем к вам.

GK: Бывает, что мальчишки после шоу просятся к вам в «бригаду»?

— Почти в каждом городе! Но профессия каскадёра непростая. Однажды уговорил нас парнишка, взяли его. Но оказалось, что желание стать каскадёром у него больше, чем способности. Расстались в итоге…

GK: Сколько всего участников шоу?

— Наша команда — это 18 человек, 16 из них выступают. Но для меня, для нас, все, кто в команде, важны. Ведь живём на колёсах, постоянно в тесном контакте, поэтому психологическая совместимость и устойчивость крайне необходимы.

GK: Вы выступаете круглый год? И зимой?

— Нет. Сезон гастролей — это полгода. Лето и часть весны и осени. А зимой готовим технику, ремонтируем её, готовим программу. Ведь шоу за 27 лет постоянно менялось. Вот, например, в Ковров мы привезли новый номер — выступление с пулемётом «Максим».

Ещё один участник шоу, с которым удалось поговорить — Сэм Селезнёв. Большинство знают и помнят его как реалитянина «Дома-2», однако этот проект у Сэма в далёком прошлом, как он рассказал GK. Последние 10 лет он живёт шоу каскадёров, неизменно являясь его ведущим. — В своё время в качестве ведущих мы пришли втроём, все с проекта «Дом-2». Но так получилось, что нагрузку выдержал только я. Задержался здесь и, по сути, просто живу этим зрелищем. Меня совсем не смущает походный образ жизни, человек я неприхотливый и коммуникабельный.

GK: Сергей Кочерга сказал, что шоу активно работает летом, а зимой — подготовка техники. Что в этот период делает ведущий?

— Я ведущий. Соответственно занимаюсь своей работой. Отношусь к ней серьёзно. Мой образец для подражания в этом плане — Дмитрий Нагиев. Кстати говоря, мне доводилось несколько раз с ним работать на общих мероприятиях. Мне очень импонирует то, что Дмитрий в жизни ровно такой же как на шоу — простой, позитивный, любитель подшутить. Зритель всегда чувствует правду. Вот и я стараюсь на всех шоу, в первую очередь на этом — шоу каскадёров, быть самим собой, стараться реально подружиться со зрителями.

GK: А свои проекты как у шоу-мена есть?

— Да. Прежде всего, у меня дома, в Краснодаре, я работаю телеведущим. У меня авторская программа, детская. У нас в Краснодаре есть огромный и необыкновенный сафари-парк. И моя программа о том, как с детских лет уважительно и бережно относиться к природе и животным. 25 минут — каждая программа, где я с детьми говорю о животных в сафари-парке. О том, как о них заботиться, как стать им другом. В конце каждой программы ребёнок получает в подарок маленького питомца. А все доходы от рекламы на программе идут на благотворительность, на помощь детским домам.

GK: Детским домам?

— Для меня тема детских домов очень важная. Ведь у меня за плечами детдомовское детство. Никогда не стыдился этого. Более того, очень горжусь тем, что искал и нашёл своего родного отца. Так вышло, что когда я родился в Краснодаре, отец уехал в свою африканскую страну. Жаль, что личной встречи так и не вышло, только переписка была — папа умер. Но я никогда не осуждал его, просто такая судьба. Я-то вырос, со мной всё в порядке. И моя помощь детским домам — это ещё и возможность личным примером показать тем, кто в них оказался, что всё у нас получится, всё хорошо будет, просто надо делать свою судьбу! Свою судьбу, как уже сказано, Сэм Селезнёв делает на шоу каскадёров. Уже завтра ковровчане увидят и его, и Сергея Кочергу, и основателя шоу Геннадия Ивановича Кочергу, и всех, всех, всех.
GK идёт на шоу! А вы?
Фотограф Дмитрий Кулешов

www.gorodkovrov.ru

Геннадий Кочерга: «Я просто Скорпион!»

AG: Геннадий, откуда вы родом?

– Я родился в Красноярской крае в 1956 году, в День милиции – 10 ноября. Милиционером я не стал, зато с ранних лет увлекался музыкой и автомобилями. Я окончил музыкальную школу по классу баяна и школу джаза, стал барабанщиком. Причем довольно хорошим. В девятом классе работал с командой ребят на банкетах и заработал 739 рублей на «Яву». А еще купил барабан у Владимира Мулявина из группы «Песняры». Это был самый крутой барабан в городе.

AG: А каскадерством когда занялись?

– В 18 лет я стал водить машину, и у меня очень хорошо это получалось. Стал заниматься автоспортом (ралли, автокросс), стал делать трюки – переворачиваться, ездить на двух колесах. Сделал какой-то трюк для фильма. Потом меня заметили и пригласили в шоу каскадеров в Тольятти. А потом решил сам собрать свою группу. Нашел спонсоров, которые мне помогли. После этого все уже менялось много раз – автовозы, машины, команда обновилась. Это четвертая группа самых молодых ребят, все выходцы из автоспорта. Все растут, женятся, а жены потом чаще всего в автоспорт и длительные гастроли не отпускают. Я вот разведен, потому мне разрешено катание по всей стране в течение восьми месяцев.

AG: Каскадеры всегда ассоциируются с кино и опасными трюками. Вас именно синематограф вдохновил на этот род занятия?

– В кино меня вдохновляет только Джеки Чан. Он мастер трюков. Но в целом в кино все скучно. Ну проехался, перевернулся, ну загорелся. Это москвичи-каскадеры сидят и ждут, когда их в кино позовут за 500, максимум 1000 долларов. У меня другие цели.

AG: У кого вы учитесь?

– Не учусь, а подсматриваю и порой перенимаю что-то. Например, списываю у Александра Иншакова – знаменитого актера, каскадера, президента Ассоциации каскадеров России. Но и у меня есть свои трюковые решения, которые кто-то использует.

AG: Например, какие ваши уникальные решения?

– Например, «Котопес». Эта идея родилась у меня пять лет назад. Это две сращенные машины, два двигателя, два водителя. Когда двое управляют одной машиной, то им нужно слажено работать. К тому же мы единственные в России, кто выступает с Bigfoot Show: бой машины с водителем-каскадером по определенному сценарию – наезды, переезды, опрокидывание. Big Power – тоже моя находка. Это уже третий автомобиль, все собирал сам. Одна машина еле выдерживает сезон работы (он у нас длится около семи месяцев). Сейчас Big Power собран из разных составляющих не только автомобилей, но и содержит детали самолета.

AG: А где вы взяли самолет?

– Так у меня ж еще одно хобби есть – я авиатор. У меня образование – автодорожный институт, но автомобили сейчас для меня – это слишком слабо. Вот авиация – другое дело. Я собрал вручную несколько самолетов, два вертолета – и все взлетело. Среди моих друзей есть авиаторы. Например, Валдис Пельш. У меня сын и дочь летают на дельтапланах и парапланах.

AG: Вас устраивает такая кочевая жизнь?

– Я по знаку зодиака – Скорпион, этим все сказано. Я очень четкий знак. Каждый человек выбирает, чему посвятить себя, чем увлекаться. Мое увлечение стало моей работой. Я пробовал уходить в бизнес, был у меня свой кирпичный заводик, автосервис – но все не то, всегда возвращаюсь к каскадерам. Конечно, не каждая женщина выдержит такого балбеса, как я. Вот сейчас я свободен, но мы с моей женой очень хорошие друзья, даже больше, чем друзья. Просто живет каждый по-своему.

AG: Что за дворняжка с вами путешествует?

– Это Венька, мой ребенок. Эта собака познакомилась со всеми губернаторами и начальниками милиции тех городов, где мы были. Я нашел его случайно у речки в Саратове. Услышал плач, нашел его в ночи. Вот уже два года со мной.

AG: А сколько городов вы посетили?

– Ой, не сосчитать уже. В прошлом году 150. У меня есть дома музей тех городов, в которых я был. Россия оказалась такой маленькой, не то что нам в школе говорили. Это только негастролирующие люди думают, что страна у нас необъятная. Нет, это не так.

AG: Расскажите о своем проекте «Бременские музыканты».

– Мы делали уникальную сказку по мотивам этого мультфильма. Персонажи – как люди (король, принцесса, гениальный сыщик), так и автомобили (осел, кот и т. д.). У нас была специальная пушка, копны сена, из-за которых сыщик следил за принцессой, мы даже «Хонду» переделали под каталажку сыщика! Один в один как в мультфильме и на ходу! Но для этой сказки нужна большая площадка – стадион. А так как мы сказку эту показывать больше не планируем, таскать за собой это реквизит – сложно, мы выкинули пушку, а машину сыщика подарили детской спортивной школе в Лесозаводске.

AG: Сколько вы ходите еще заниматься своим шоу?

– Вот с этим шоу мы выступаем последний год. Потом у нас будет другое направление. Оно также связано с автомобилями, но пока не буду озвучивать, что это. Вся команда перетечет в новый проект.

AG: У вас в шоу используется преимущественно российский автопром.

– Если бы мы жили в ваших краях, мы бы ориентировались на японские автомобили. Но мы постоянно нуждаемся в запчастях – после выступлений вечно что-то отваливается. Хотя сам я предпочитаю японскую технику – люблю микроавтобусы, например такие, как Nissan Eldrand. Работали мы как-то на китайских автомобилях сборки ТагАЗа – еле сезон доработали.

AG: Как вам Владивосток?

– Я не в первый раз в вашем городе, даже в свое время хотел переехать сюда. Мне очень нравятся тут люди. Таких людей за Уралом чем ближе к Москве, тем меньше. Надеюсь, вы такими и останетесь.

Справка AG

Группа «А» – это профессиональный творческий коллектив автомотокаскадеров, организованный Геннадием Кочергой в 1989 году. За свою творческую жизнь коллектив исколесил все просторы России. В 2000 году группа изменила свое название на «Московский государственный театр спортивно-зрелищных представлений «Каскадер». За 22-летний период состав команды помолодел. На смену ветеранам авто пришли молодые спортсмены, средний возраст команды 23 года, но основной состав остался без изменений.

Ребята являются участниками ежегодных фестивалей каскадеров, неоднократно награждались почетным званием лауреата. Участники автородео только высококвалифицированные спортсмены, раллисты, кроссовики, артисты, каскадеры высшей категории. Команда принимала участие в съемках кинофильмов и клипов.

ag25.ru

Каскадер Сергей Кочерга: «Страх есть всегда, но мы с ним боремся»

Этот человек на «ты» с автотранспортом, он приручил машину. Каскадер, раллист, конструктор Сергей Кочерга начал участвовать в трюках уже с шести лет, в десять он сам показывал трюки, а в шестнадцать стал мастером спорта по авторалли. Свои навыки вместе с командой единомышленников Сергей три дня демонстрирует в Сыктывкаре. Корреспонденты БНК побеседовали с Сергеем Кочергой о травмах в автоспорте и любви к технике.

Фото Кирилла Затрутина

- Сергей, как вы стали каскадером?

- С шести лет начал участвовать в автородео, меня отец всегда брал с собой. Изначально, когда он создавал это все, я уже был с ним и его сверстниками, потом само собой все получилось. Каскадерство не сразу началось, сначала я сам делал себе машину, у меня была с мотороллеровским двигателем и колесами с формулы. Ездил на ней в школу, катался кругом. Где-то в 15 лет отец сделал баг – поехал на гонки. Сначала не пускали – молодой слишком был, а потом дали разрешение, так первые-вторые места занимал среди взрослых. Потом и в гонках на выживание участвовал. Но ралли вскоре наскучило, неинтересно стало.

- С малых лет «на экстриме», а как же учеба?

- Школа, техникум, институт одновременно с машинами и трюками. Где-то отпрашивался, где-то приходилось на экзамены приезжать. Раньше мы сильно не гастролировали по всей России, были в Краснодарском крае или во Владивостоке. Учился я только заочно. Окончил сельскохозяйственный техникум и отучился на учителя физкультуры.

- «Big Power», «котопес», «Big Foot» вы конструировали сами?

- Я вообще не теоретик – практик. Я машины теоретически не делаю, сразу практически. Не знаю какие-то узлы, просто вижу «в голове», как это должно быть сделано. Быстро соображаю, мне не надо это учить – картинки возникают в уме. Так с отцом и самолет конструировали - поставили мотор от совершенно другого, без чертежей делали, и главное - летали.

- Обычно люди хотят экстрима, чтобы разнообразить жизнь и пощекотать нервы. У вас же это каждодневная работа. Как же вы расслабляетесь и проводите досуг?

- Парапланы, дельтапланы, парашюты – это хобби, в свободное от работы время. Из всех увлечений больше удовольствия приносят самолеты - там опаснее. Раньше и петли исполняли, и другие трюки. А сейчас и нельзя. После того как в 2002 году разбился Анатолий Балуев вместе с молодым парнем, исполняя «мертвую петлю», а позже еще парнишка из их команды упал, запретили полностью летать. А раньше мы на автородео работали вместе, самолеты летали сверху, мы трюки исполняли внизу – люди были в восторге, крутили головами. А расслабляюсь, когда домой приезжаю и гуляю пешком. Устаешь постоянно в автомобиле ездить, нет и секунды, чтобы не был связан с автомобилем, куда ни выйди в городе пешком – потом садишься в такси.

- Вы исполняете сложные и опасные трюки, а хобби – летать в небесах. Вы ничего не боитесь?

- Да что вы, такого не бывает! Кто не боится, тот… Не бывает такого, чтобы не было страха, все равно где-то когда-то он есть. Боремся с ним, если что-то не получается – повторяем трюк снова и снова, и когда он получился – страх пропадает.

- Бывает, что трюк не получается?

- Конечно. Это вчера все гладко прошло . Бывает, если не получается что-то, то на эмоциях одним ударом руки в машине панели сшибаем. Особенно, когда ты знаешь, что прекрасный стадион, хорошая дорожка, а тебя машина подводит. Аж внутри все закипает!

- На выступлениях дежурят «скорая» и пожарные, их помощь требовалась?

- Конечно, и не раз уже. Руки, ноги ломали. Мы с одним из участников лежали в больнице – разбились неплохо. На одном из стадионов стоял бетонный столбик, который сильно выступал, а я забыл про него. Был такой трюк: парень лежал у меня на капоте, и мы разворачивались с ним на 180 и 560 градусов. Я стал разворачиваться и левой стороной об этот столб влетел, парень под машину улетел – разрыв селезенки. Хорошо, что пацан молодой и быстро поправился. В том году другой участник получил 60-процентный ожог тела. Была подготовка к концерту, делали машину, и он загорелся. Минуту тушили его, он даже сознание не потерял, говорил, что уже старался изо всех сил, лишь бы боль не чувствовать, но не получилось. Хотя врачи сказали, что, если бы отключился, могли бы не спасти. До этого у него было 34 перелома, а в другой раз я тащил его за машиной и стер всю спину. Ну не везет человеку, в результате мама у него сказала, чтобы он сидел дома – она сама ему будет платить зарплату, а то он дорого ей обходится.

- Вы полностью приручили автотехнику, а как передвигаетесь по дорогам общего пользования? Применяете там трюки?

- Ну аварий у меня не было ни одной. В молодости еще показывал свою удаль, а сейчас езжу, как все. Ограничение 60 километров в час – так и поеду, ремешок пристегну. Конечно, без «косяков» не бывает, где-то могу и нарушить, но в основном езжу спокойно. А зачем, какой смысл что-то доказывать на дороге, там и так хватает сумасшедших.

- Вам отец привил экстремальное увлечение, а ваши дети пойдут по стопам папы и деда?

- У меня двое пацанов: 15 лет и год. Младший – копия меня, у него уже сейчас есть аккумуляторная машина, и он на ней гоняет, к трем годам на бензиновую пересядет. Он вообще бесстрашный, залезает на самый верх спойлера «BIG POWER» и прыгает ко мне оттуда. Колесо «бигфута» его уже не устраивает – маленькое. Отец у нас в городе делает закрытую площадку для детей, где они будут гонять на «квадриках», мотоциклах, мопедах, велосипедах. Вот малого я туда же отправлю. А старший – компьютерный гений, он ближе к бабушке-доценту и дедушке-профессору, то есть воспитание там соответствующее. Впрочем, я только рад: два гения для меня скучно будет, а два разгильдяя - тяжело. Тут же равновесие получается.

siktivkar.bezformata.com

Московские каскадеры искали в Усолье жен

Воскресный день 15 сентября запомнится усольчанам надолго. На стадионе «Химик» проходило автомотошоу «Русский экстрим». Его участники — ребята из московского государственного театра спортивно-зрелищных представлений «Каскадер» — снимались в фильмах «Бригада», «Диверсант» и многих других. В течение полутора часов каскадеры показывали свое мастерство, восхищая зрителей опасными трюками.

Как рассказал разработчик трюков, призер соревнований в США и Франции, тренер театра Геннадий Кочерга, «Каскадер» объехал с апреля уже 97 городов. В команде шесть участников, всем по 24 года. Самому театру уже много лет. По мнению тренера, самое главное на выступлении — дисциплина и слаженность. Тогда все получится.

В Усолье точно все получилось. Сначала на бешеной скорости два автомобиля гоняли туда-сюда, резко проходя повороты. Резина, из которой состояла дорожка, буквально брызгала из-под колес! Дальше, максимально высунувшись из своих четырехколесных напарников, каскадеры на прежней скорости поднимали с дорожки цветы. При этом ведущий не преминул разрекламировать ребят: «Участники все молодые, неженатые, ищут спутниц жизни». Да уж, будущие жены точно будут довольны, ведь нервы у каскадеров просто стальные. Для них пустяк даже пройти через огненные кольца, стоя на крыше мчащегося автомобиля!

Сергей Кочерга вызвал шквал аплодисментов тем, что сделал, сидя за рулем автомобиля, поворот на 540 градусов движением назад. Ведущий поведал зрителям, что на асфальте Сергей поворачивается на целых 720 градусов. После этого четыре девушки по собственному желанию сели в машину к каскадеру. Зря. Езда на двух колесах — штука экстремальная!

Чтобы разрядить атмосферу, ребята шутили. Так, «пьяный» рассердил «бабулю», не заплатив за выпивку. Попытался удрать на автомобиле, но «бабуля» оказалась не промах — стала палить из пистолета! Патроны оказались, конечно же, холостыми. Потом в ход пошла базука. В итоге «пьяный» бежал полстадиона, полыхая в огне! Спасибо Виктору Федорову за столь опасный трюк.

Сергей Удовченко, мастер спорта по мотогонкам, вывел на дорожку своего железного коня. Ведущий объяснил, что Сергей привык ездить только на одном колесе — переднем или заднем, второе он использует только для разгона. Все это молодой человек с удовольствием продемонстрировал. Зрители даже переставали дышать, когда Сергей прыгал с трамплина на трамплин. Расстояние между ними было десять автомобилей.

Завершал шоу бой гладиаторов — огромного автомобиля Big Foot и москвичонка. Как только громадина не таранила бедную машину! Кстати, водитель был внутри. Публика скандировала: «Дави, дави!» И «большая нога» проехала по «Москвичу», оставив от него груду железа. Хорошо, что водитель вовремя вылез.

После выступления усталый и счастливый Сергей Кочерга под истошные вопли усольчанок («Дай постоять рядом с тобой!», «Я люблю тебя!» и прочее) поделился впечатлениями:

— Усолье нам понравилось. Город маленький, но чем меньше стадион — тем больше опасность. В театре «Каскадер» я с восьми лет. Нас часто зовут на съемки, не объясняя для чего. А потом смотришь фильм и понимаешь, что это ты. Но там все ненастоящее, в автомобилях даже ремни безопасности есть. Настоящий экстрим — это то, что мы делали сейчас!

baik-info.ru


Смотрите также