Рожнева ольга леонидовна биография


Ольга Рожнева

В 2015 году Промыслом Божиим известный православный автор Ольга Рожнёва, член Союза писателей России, лауреат конкурса Издательского совета РПЦ «Просвещение через книгу», постоянный автор портала «Православие. ру», сподобилась побывать в знаменитом монастыре святого Антония Великого в Аризонской пустыне (США), который основал старец Ефрем (Мораитис) – ученик преподобного Иосифа Исихаста. Поездка была удивительной, так как случилась не без чудесной помощи старца Ефрема. Также Ольге, по милости Божией, удалось познакомиться и побеседовать с митрополитом РПЦЗ Ионой (Паффхаузеном), известными протоиереями города Вашингтона отцом Виктором Потаповым, тридцать лет вещавшим по «Голосу Америки», и отцом Валерием Шемчуком, келейником владыки Василия (Родзянко), игуменией православного монастыря в штате Мэриленд матушкой Емилианой, а также с духовными чадами преподобного Иоанна Шанхайского – матушкой Марией Потаповой и баронессой Ридой фон Люэлсдорф, со Светланой Герич, крестницей императрицы Александры Феодоровны, внучкой выдающегося русского инженера Шведе, возглавлявшего царскосельскую электротехническую службу, и с другими замечательными людьми. Книга открывает читателям православную Америку. В каждом рассказе увлекательно повествуется об интереснейших судьбах людей. Редкие фотографии, в том числе из личных архивов, подаренные автору, делают настоящее издание уникальным. Надеемся, что книга будет интересна самому широкому кругу читателей.

В 2015 году Промыслом Божиим известный православный автор Ольга Рожнёва, член Союза писателей России, лауреат конкурса Издательского совета РПЦ «Просвещение через книгу»,…

www.livelib.ru

Православная Библиотека (читать, скачать fb2 epub)- Рожнёва Ольга Леонидовна

ОТКРЫТЬ ДЛЯ ЧТЕНИЯ (1425)

Cкачать архивом: HTML FB2 EPUB

Книга посвящена удивительному грузинскому старцу, преподобному исповеднику и юродивому, архимандриту Гавриилу (Ургебазде; 1929-1995). В ней собраны его советы, наставления, фрагменты жития, воспоминания о нём и свидетельства о его помощи. Многочисленные чудеса, происходящие после смерти старца Гавриила, ещё больше убеждают в том, что он — святой человек. В 2012 году Синод Грузинской Православной Церкви причислил архимандрита Гавриила (Ургебадзе) к лику святых.

Жития, биографическое, истории |Просмотров: 2650 | | Купить книгу наOzon.ru
Тесный путь / Рожнёва О.Л. ОТКРЫТЬ ДЛЯ ЧТЕНИЯ (4050)

Cкачать архивом: HTML FB2 EPUB

 Самобытные произведения Ольги Рожнёвой основаны на реальных событиях. Новые повести и рассказы автора полны драматизма, лиричности и светлого юмора, что придаёт им особое обаяние. Герои рассказов самые разные, но их объединяет стремление «в переплетении дней и событий разглядеть властную руку Творца». Книга будет интересна самому широкому кругу читателей.

Художественная литература |Просмотров: 4775 | | Купить книгу наOzon.ru
Непридуманные истории, или Монастырские встречи — 2/ Рожнёва О.Л. ОТКРЫТЬ ДЛЯ ЧТЕНИЯ (3345)

Cкачать архивом: HTML FB2 EPUB

Новая книга удивительно мудрой, доброй и глубоко верующей православной писательницы. Читая «Непридуманные истории», вы познакомитесь с интереснейшими людьми, с их судьбами и историями: с оптинским старцем, духовником Патриарха, схиигуменом Илией, насельниками и братьями Оптиной пустыни, трудниками, иеромонахами, паломниками и протоиереями. Все рассказы, представленные в книге, основаны на реальных событиях, встречах автора с людьми, ищущими смысл жизни, проходящими, как многие из нас, непростой путь к Богу, преодолевая испытания и искушения.

Жития, биографическое, истории |Просмотров: 4633 | | Купить книгу наOzon.ru
Пельмени для Витальки / Рожнёва Ольга Леонидовна ОТКРЫТЬ ДЛЯ ЧТЕНИЯ (1824)

Cкачать архивом: HTML FB2 EPUB

Открыв эту книгу, вы пройдёте вместе с игуменом Савватием каменистыми тропами Афона, побываете на страшных Карулях, узнаете, как подвизаются афонские монахи, какие страхования терпят, как молятся. Вы узнаете, почему в монастыре Виталька запросил вдруг пельмени, как отец Валериан помогал похитить старушку, каково это – нести чужое послушание, и отчего вдруг умилился суровый Петенька-здоровяк. Узнаете, как окормлял своих чад известный всей России старец Иоанн (Крестьянкин) и почему настоятельница монастыря мать Ксения воспела оду бабушкам. Книга эта написана с молитвой, она плод молитвенного труда многих людей...

Книги для детей |Просмотров: 2905 | | Купить книгу наOzon.ru
Оптинские дневники / Ольга Рожнёва ОТКРЫТЬ ДЛЯ ЧТЕНИЯ (2285)

Cкачать архивом: HTML FB2 EPUB

Продолжение серии «У каждого свой крест»: Рассказы о святых и верующих. Перед вами книга одного из самых любимых авторов бестселлеров популярной духовной литературы – Ольги Рожнёвой. Сама она много лет несет послушание в Оптиной пустыни – необыкновенном месте, куда хочется возвращаться снова и снова. Если вы тоже хотите ощутить это странное размягчение сердца, это чувство детского восторга и любовь ко всем и всему тебя окружающему, тогда скорее приезжайте в Оптину.

Жития, биографическое, истории |Просмотров: 3515 | | Купить книгу наOzon.ru

www.golden-ship.ru

Ольга Рожнева

В 2015 году Промыслом Божиим известный православный автор Ольга Рожнёва, член Союза писателей России, лауреат конкурса Издательского совета РПЦ «Просвещение через книгу», постоянный автор портала «Православие. ру», сподобилась побывать в знаменитом монастыре святого Антония Великого в Аризонской пустыне (США), который основал старец Ефрем (Мораитис) – ученик преподобного Иосифа Исихаста. Поездка была удивительной, так как случилась не без чудесной помощи старца Ефрема. Также Ольге, по милости Божией, удалось познакомиться и побеседовать с митрополитом РПЦЗ Ионой (Паффхаузеном), известными протоиереями города Вашингтона отцом Виктором Потаповым, тридцать лет вещавшим по «Голосу Америки», и отцом Валерием Шемчуком, келейником владыки Василия (Родзянко), игуменией православного монастыря в штате Мэриленд матушкой Емилианой, а также с духовными чадами преподобного Иоанна Шанхайского – матушкой Марией Потаповой и баронессой Ридой фон Люэлсдорф, со Светланой Герич, крестницей императрицы Александры Феодоровны, внучкой выдающегося русского инженера Шведе, возглавлявшего царскосельскую электротехническую службу, и с другими замечательными людьми. Книга открывает читателям православную Америку. В каждом рассказе увлекательно повествуется об интереснейших судьбах людей. Редкие фотографии, в том числе из личных архивов, подаренные автору, делают настоящее издание уникальным. Надеемся, что книга будет интересна самому широкому кругу читателей.

В 2015 году Промыслом Божиим известный православный автор Ольга Рожнёва, член Союза писателей России, лауреат конкурса Издательского совета РПЦ «Просвещение через книгу»,…

www.livelib.ru

Ольга Рожнёва - Оптинки. Записки экскурсовода

Прочитав эту книгу, вы узнаете, есть ли сейчас в Оптиной пустыни старцы, познакомитесь ближе со схиархимандритом Илием, духовником Патриарха, узнаете о чудесной помощи по молитвам старицы Сепфоры и убиенной на Пасху оптинской братии (отцах Василии, Трофиме, Ферапонте), а также много других интересных и захватывающих невыдуманных историй, написанных чудесным, ясным и чистым языком.

Ольга Леонидовна Рожнёва

Оптинки. Записки экскурсовода

Милая моя Оптина! Друзья мои, любезные сердцу друзья мои! Вы хотите ощутить это умиление, это странное размягчение сердца? Эту податливость на блаженные слёзы? Это чувство детского восторга? Любовь ко всем и всему тебя окружающему? Забудьте о модных морских пляжах и дорогих курортах! В Оптину, скорее в Оптину! То, что испытываешь здесь, вы не забудете никогда, и эти чувства заставят вас возвращаться сюда снова и снова.

Что это, отчего это? Милые мои, это и есть благодать Божия, которая касается нашего очерствевшего сердца и вызывает вот эти любовь и нежность, которыми так полон мой рассказ.

Ольга Рожнёва

Истории монастырского киоска

Люблю проводить свой отпуск в паломнических поездках. Не просто побыть пару дней в святом месте второпях, наскоком, а пожить там, потрудиться во славу Божию, почувствовать себя почти своим в Святой обители, увидеть её жизнь изнутри.

И вот я в Оптиной. Любимая моя Оптина!

В каждом святом месте своя благодать. Приехав, услышала такой диалог двух паломниц. «Я только что от святого Александра Свирского». ― «Да что Вы?! И в Оптину? Ну и как Вам Оптина?» ― «Знаете, в обители Александра Свирского более строгая атмосфера. А здесь как-то мягко, как дома.

Что-то тёплое, родное. Может, это из-за природы?»

Я живу в Оптиной уже месяц. На этот раз моё послушание ― в хлебном киоске. Хлеб монастырский, бездрожжевой, на хмелю. Вкусный! А уж про пирожки и говорить нечего ― объедение. С творогом, с рыбой, с грибами, с картошкой, с изюмом, с повидлом, с курагой. Глаза разбегаются ― какой пирожок попробовать? Плюшки с сахаром и маком! Только успеваю подавать покупателям пакетики с пирожками. И наливать чай.

Сначала послушание кажется игрой. Вспоминаю детство. Во дворе под кустами сирени строим магазин. Игра захватывает всех. Рыжий Вовка приносит кирпич и доску. Это весы. Собираем листья лопуха ― это овощи в нашем магазине. Когда магазин полностью обустраивается и совершается пара покупок, игра заканчивается. Весь интерес заключался в создании магазина. А процесс покупки лопухов, разноцветных стёклышек и другого «товара» уже не так привлекателен.

Теперь я могу поработать в настоящем монастырском киоске. Справа ― стены и блестящие золотые купола Оптиной. Виден ангел с трубой на одной из башенок, собирающий верных под крылья обители. А если встать на крылечко киоска, то видны луг, жёлтая дорога, убегающая вдаль, сочная июньская зелёнь. Густой и тёплый воздух, солнце любовно и мягко согревает Оптинскую землю. Голубое лёгкое небо с белыми невесомыми тучками. Несколько домиков с огородами, прилепившихся рядом с монастырём. Щебечут птицы, петух важно кукарекает. Смотришь вдаль, и сердце замедляет своё биение, мир и покой царят в душе.

Рядом с киоском ― важные галки, шумные голуби, шустрые воробьи, ждущие от меня вкусных крошек. Самый крохотный и смелый воробышек дважды влетает через окошко ко мне в киоск и расхаживает по прилавку. Приходит важный рыжий кот и требует внимания. Кормлю его, и он, насытившись, укладывается на пороге, там, куда падают солнечные лучи. Греется на солнышке и мурлычет.

Уходя на обед в трапезную, забываю кота в киоске, не заметив, что он в тенёчек перешёл, за табуретку. Возвращаюсь назад, Миша ― о нём речь ещё впереди ― кричит: «Иди скорей, у тебя там кот торгует пирожками!» Я пугаюсь: «Батюшки, кошмар-то какой! Неужели проказник залез в пирожки? Ну всё, конец моему послушанию!»

Нет, рыжий и близко к ящикам с пирожками не подошёл, не обманул доверия. Видно сквозь окошко палатки, как он важно сидит на моём табурете, голова на уровне стола рядом с калькулятором. На подошедших паломников-покупателей смотрит важно и спокойно: дескать, всё в порядке, ждите, сейчас вы получите свои пирожки.

С утра послушание кажется лёгким и весёлым. Но к концу дня ноги болят, в голове гудит, соображаю плохо. И считаю уже медленно. Скоро нужно уносить столы и стулья, а послушника, который этим занимается, не видно. И тут на помощь приходит Миша.

Про Мишу, который не знает о кризисе

Миша достался мне по наследству от предыдущей послушницы монастырского киоска. Начинаю работу и вижу, что неподалёку подолгу сидит мужчина лет сорока пяти. Одет он худо, небрит, на голове лыжная шапочка. На ногах тапочки. А глаза добрые и ясные, как у ребёнка.

Миша помогал тем, кто нёс послушание в монастырском киоске. Нужны мужские руки: воды в бочку натаскать для чая, расставить столы и стулья утром и убрать их вечером или в случае дождя. Протереть столы и убрать одноразовую посуду, забытую покупателями-паломниками.

Вообще-то принести воды и расставить столы и стулья ― это послушание брата, который привозит хлеб и пирожки на тележке и увозит пустые ящики. Но он очень загружен работой, и не всегда его можно дождаться. А Миша тут как тут.

В выходные, когда народу в обители много, желающих попить чая с монастырскими пирожками так много, что я порой остаюсь без обеда. Выйти на улицу и прибраться некогда. А тут Миша:

– Водички принести, а?

– Давай тряпку, там детишки чай пролили, надо стол вытереть, во!

– Щас дождяра ливанёт, давай мебель твою начну убирать.

Миша сейчас нигде не работает. Решил отдохнуть летом. А осенью собирается опять устраиваться на работу. У Миши летние каникулы.

Знающие Мишу люди говорят, что он всю прожитую жизнь работал грузчиком. А этой зимой работал на мойке автобусов. Говорят, что он не пьёт. Очень добрый и кроткий человек. Но умственное развитие у Миши как у ребёнка.

Он говорит про себя:

– Я, это, не очень умный. Живу, во!

– Миша, как ты учился?

Смущённо улыбаясь, показывает один палец, а затем два пальца:

– Колы да двойки! Во! Восемь классов закончил!

– Миша, ты почему с работы ушёл?

– Автобусы мыл! Зимой! Во! А ты попробуй зимой холодной водой автобусы мыть!

У Оптиной иногда стоят нищие, просят милостыню. Миша денег не просит.

– Миша, ты на что живёшь? Ты не просишь милостыню?

– Не! Я машины мою. Мне за это дают денежку. А иногда ничего не дают. Смеются.

Сегодня Мише за работу дали сто рублей. Миша счастлив. Он гордо показывает мне сторублёвую бумажку: «Деньги!» Сидит за столом. Время от времени достаёт сто рублей, разглаживает, рассматривает, снова бережно кладёт в карман.

К киоску подходит блаженненькая Мария, она уже пожилая, но улыбка у неё как у ребёнка. На плакате, висящем на груди, написано: «Помогите сироте Марии на лекарства».

Миша суетится, подбегает ко мне:

– Во! Марии дай чаю! И пирожков! Это… С картошкой и булочку с маком! Во! Я заплачу! У меня есть деньги!

И Миша радостно протягивает свою драгоценность ― сторублёвую бумажку. Миша покупает Марии то, что любит сам, ведёт старушку, усаживает и радостно угощает.

Он счастлив. У него есть деньги, и он может потратить их на более нуждающегося человека. Миша радуется простым вещам ― солнцу и дождю. Чаю и булочке.

Воробьишке, клюющему крошки с его ладони. Рыжему коту за калькулятором. Возможности помочь людям. У Миши нет кризиса. Он не читает газет и не знает о нём.

– Миша, у тебя родители живы?

– Не! ― Миша отвечает коротко и отходит.

Сидит за столом, думает, видимо, о грустном, затем подходит:

– Алёнушка! А я свою мамочку знаешь где похоронил? На новом кладбище! У меня мамочка очень хорошая была. Она меня строго держала ― во! И любила! А теперь я один совсем. Плохо, Алёнушка, одному.

– Ну, ничего, Мишенька! Да и не один ты! Ты же со мной!

– Да, я с тобой! Я тебе помогаю, да?!

Мишу угостили конфетами. Он приносит их мне:

– Алёнушка, сестрёнка, конфеты, во!

Ему приятно поделиться своей радостью.

У Миши есть мечта.

– Алёнушка, а знаешь, хочу я свой домишко! У меня там банька будет, во! Хочу завести два поросёнка, барашка, гусей. Хорошо!

К киоску подходит милиционер:

– Миша! Мишка! Ты чо не бреешься? Ты у нас, этот, как ево, комильфо! Дон Жуан!

И обращаясь ко мне:

– Он вам не мешает?

Миша смущён словом «комильфо». Я вижу, что он очень деликатен. При всей простоте Миша своей скромностью и тонкостью чувств мог бы соперничать с самым образованным человеком. Миша краснеет и пытается улыбаться милиционеру, и я чувствую, как ему неудобно за грубые шутки. Душа у него детская и чистая.

Сегодня у Миши сплошные искушения. После милиционера к киоску приехал холёный мужчина на дорогой иномарке. Купил, долго выбирая, пирожок с рыбой и кофе. А потом подошёл к сидящему за столом Мише и, присаживаясь, бросил ему:

– Пшёл вон отсюда! Развелись тут, бомжи несчастные!

Миша покраснел и встал. Бросил взгляд в мою сторону и кротко отошёл от киоска.

Сел на бордюр рядом с колонкой. Сидит. Голову опустил.

Мужчина из иномарки подходит ко мне второй раз:

– Налейте, пожалуйста, ещё кофе.

Я глубоко вздыхаю. Мысленно прощаюсь с полюбившимся мне послушанием и отвечаю:

nice-books.ru

Ольга Рожнёва. «Хочу стать такой, как твои чудаки» / Православие.Ru

Паломничество

Раньше люди старались совершать паломничество так, чтобы понести какой-то труд, принести жертву. Часто шли пешком, стирая ноги в кровь. Похоже, времена эти минули в прошлое, и сейчас мы предпочитаем комфорт в поездке. Но не все.

Оптина пустынь. Вид со стороны реки Жиздры. XIX век.
    

После экскурсии паломница делится рассказом о своей бабушке:

«Едем мы на поезде в Оптину: я, муж и наша бабушка старенькая. И вот она ходит тихонечко по вагону туда-сюда, туда-сюда. Муж не выдержал:

– Бабуся, ну что же вам спокойно-то не сидится? Зачем вы всё ходите?

– Я иду в Оптину Пустынь!»

Про Дашеньку

– Мы к вам на экскурсию – всей семьей! Да, мои! Два сыночка и лапочка дочка! А я вот вам сейчас расскажу, пока народу нет. Ребята, погуляйте немножко. В книжную лавку? Можно, только Дашу за руку возьми…

Что же я рассказать-то хотела? А – вот: ждала первого ребенка, думала – дочка, назвать хотела – Дашенька. Родился сын. Хорошо: вторая дочка будет. Забеременела вторым. Опять сын. Тоже хорошо: два сына! Через девять лет только снова забеременела. Мать у меня неверующая, стала донимать: «Делай аборт! Не прокормишь троих. Кто ты такая? Простая телятница…» – «Нет, мама, там моя дочка Дашенька…» – «Там пацан опять… Делай аборт, тебе говорю!»

А с ней не спорю, чтобы не расстраиваться, а сама время тяну, вот уже пять месяцев беременности – поздно аборт-то делать! Родила – дочка! Дашенька! 2.400. И вот никак младенчик вес не набирает. Набрала 2.500 и – никак. Ей уже три месяца, а она всё 2.500. Положили нас в Калуге в областную больницу на обследование. Врачи ничего понять не могут. Она кушать – кушает. А в весе не прибавляет. Заговорили об операции. Я – реву.

А в палате со мной матушка с ребенком лежала. Она меня с Дашенькой – в охапку, к мужу-священнику отвезла – и он нас обеих окрестил. Я сама-то тоже некрещеная была.

И что вы думаете?! После крещения ребенок стал быстро набирать вес! Сейчас Дашеньке четыре с половиной. Умница! Мне помогает во всём, даже полы метет. Приду с фермы, а она как обычно спрашивает: «Мама, что делала? Муку кормила?» – «Кормила, доча, кормила».

Не поняли?! Это она с младенчества так телят зовет! Знаете, я даже сама после крещения изменилась. Да-да! Я была какая-то… жестокая такая… агрессивная… Скажет кто-нибудь что-то не по мне, я хожу – злюсь, всё думаю об этом, всё придумываю, как бы ответить позлее, чтобы отомстить, значит.

А сейчас: обидят – да и ладно! А я и не расстроилась! Как-то легче на душе стало после крещения, как-то веселее. Я ведь не умею толком-то объяснить… Понимаешь?

– Понимаю.

– Вот и рассказала… А теперь можно нам экскурсию по Оптиной?

Что же мешает нашему спасению?

Отец иеродиакон Н. рассказывает, как стал свидетелем разговора паломников с владыкой Феогностом, приехавшим в Оптину.

– Владыка, благословите! Разрешите задать вам вопрос… В наше время так много факторов, мешающих спасению души: глобализация, высокие технологии, виртуальные реальности, которые на самом деле расчеловечивают человека; компьютерные игры и бесконечное общение в социальных сетях, отрывающее людей от реальной жизни; монстры телевидения, которые зомбируют зрителей, – опасностей миллион! Как вы полагаете, что же является самой большой опасностью для спасения души и жизни по заповедям Божиим?

– Эгоизм.

– …

Чудаки с гостинцами

Оптинский игумен Н. рассказал мне о своей сестре. Ему очень хотелось, чтобы она пришла к Богу, но сестра о вере не задумывалась и в церковь не ходила. Отца Н. очень любят его духовные чада, их любовь к духовному отцу распространялась и на его сестру.

Они часто стучали в дверь ее московского дома, не заходя дальше прихожей, – просто чтобы передать какие-то гостинцы, угощение, сладости. Чем-то порадовать сестру любимого отца, просто поздравить с церковными праздниками и подарить подарки.

Она сначала не понимала этих людей, удивлялась их гостинцам. Если случалось кому-то из них зайти при ее подругах, говорила: «Это опять от брата гости… Странные люди… Чудаки!»

Подруги в модных нарядах, с дорогим маникюром и изысканной прической, выглянув в прихожую, позже высмеивали ее гостей: всех этих простых, без косметики, в длинных юбках, непонятно чему радующихся женщин, этих не слишком элегантных бородатых мужчин с сияющими лицами, которые просто так привозили ей гостинцы, передавали поклон от брата.

Сестре хотелось защитить их, и она говорила в ответ на ехидные колкости подруг: «Зато – они такие добрые! У них у всех – такие радостные светлые лица!»

Потом она стала задумываться, почему у людей из ее окружения лица – совсем не радостные и не светлые, почему они не готовы никого бескорыстно радовать. И ей захотелось чаще видеть «этих чудаков»…

А спустя несколько лет она приехала к брату в Оптину Пустынь и сказала, смущаясь:

– Знаешь, я хочу стать такой, как твои чудаки, – такой же доброй, искренней, открытой. Верующей. Помоги мне, пожалуйста!

Плащаница

После экскурсии паломница рассказывает об удивительном случае. Она сама доктор наук, преподаватель МГУ. Начали с мужем, тоже преподавателем МГУ, воцерковляться уже в зрелом возрасте. А у них была верующая подруга, и она вышивала золотом плащаницы для храмов. Вот как-то они купили у подруги плащаницу Успения Пресвятой Богородицы.

– Повесили мы эту чудесную плащаницу в гостиной, как картину, думали: как хорошо сделали… Да еще, по своему новоначалию ничего не понимая в этом, повесили вертикально. И вот ночью мне снится сон: Пресвятая Богородица тихим добрым голосом говорит мне: «Повесьте плащаницу горизонтально и в место поспокойнее…» И мы унесли плащаницу в храм и стали относиться к святыням благоговейно – так, как и нужно к ним относиться.

А сейчас в Оптиной есть старцы?

Часто задают на экскурсии вопрос: «А сейчас в Оптиной есть старцы?» Обычно отвечаем:

– Знаете, а они отсюда никуда и не уезжали. Они здесь хозяева.

Три важных бизнесмена на экскурсии сетуют:

– Приехали мы в ваш монастырь, зашли в храм, попросили дежурного инока открыть мощи преподобного Амвросия, а он отказал. Дескать, не вовремя, после молебна приложиться можно будет. Нам молебнов ваших ждать некогда, у нас дел много. Мы ему деньги предлагаем, а он смотрит так удивленно – и денег не берет.

На следующей экскурсии – группа бабушек из далекой уральской деревни. Вот уж никакой важности у них нет, наоборот, робкие такие бабушки, видно, что совсем бедные, может, на последние деньги в Оптину приехали. Делятся радостно:

– Доченька, мы на молебен-то опоздали, думали: теперь уж к мощам батюшки Амвросия не приложимся. Видать, недостойные мы. А монах-то у мощей нам стекло отодвинул и говорит: «Прикладывайтесь, матушки!» Вот радость какая, доченька! Вот как нас батюшка Амвросий хорошо встретил!

Преподобные отцы наши, старцы Оптинские, молите Бога о нас, грешных!

pravoslavie.ru

Оптинские дневники

Соперники Наполеона — тема, редко встречающаяся в современной отечественной литературе, посвященной французскому императору. Великая французская революция породила целую плеяду выдающихся полководцев, таких как Ожеро, Клебер, Дезе, Массена, Бонапарт, Моро, Гош, Жубер, Журдан, Ней, Мюрат, Пишегрю, Ланн, Даву, Бернадот и многих других. Это были звезды первой величины полководческого искусства, оставившие заметный след в летописи побед Республики.

Особняком в этом ряду талантливейших воинов стоит имя генерала Моро. Современники сравнивали военный гений Моро с гением Бонапарта и считали, что именно в этой области Моро был равен и даже превосходил Наполеона. Победа Моро при Гогенлиндене на время затмила одну из самых блестящих побед Наполеона — Маренго. Этот успех Моро историки ставили в один ряд с Аустерлицем и Йеной. Во время государственного переворота 18 брюмера Моро поддержал Наполеона, однако позднее был вовлечен в заговор против правительства, арестован, судим и выслан из страны. По этому поводу Наполеон писал на о. Св. Елены: «Мне ставили в вину его изгнание; так или иначе — нас было двое, а нужен был только один».

Трудной судьбе этого талантливого полководца, нашедшего свой последний приют в Санкт-Петербурге, посвящена эта книга.

bookshake.net


Смотрите также