Радик галиакберов раджа биография


Узники «Черного дельфина». 18 +

В России есть пять исправительных колоний для людей, осужденных пожизненно. Но даже среди них «Черный дельфин» стоит особняком, ибо внушает страх даже матерым уголовникам. Он находится в городе Соль-Илецк под Оренбургом, и здесь содержат самых страшных преступников. Diletant.media о трех узниках «Черного дельфина».

Владимир Николаев

Убийца и каннибал

Этот человек из тех, кто сидит постоянно. Еще до того, как попасть в «Черный дельфин» Николаев отбыл два довольно длительных срока. На свободе он бывал недолго и в это время в основном пил. Но убийцей он стал только в конце 90-х, когда случайно убил своего собутыльника. И вот тут вот и случилось самое страшное.

Убив собутыльника Николаев из любопытства попробовал мясо жертвы на вкус

Николаев хотел спрятать тело и решил расчленить его. А потом, по его же словам, из любопытства, попробовал мясо жертвы на вкус. Так Николаев стал каннибалом. Второго человека он уже убивал вполне сознательно и именно с этой целью. Больше того, часть мяса Николаев продал на рынке, выдав его за сайгачью вырезку. Одному из покупателе мясо показалось подозрительным, и он показал его медикам. На суде Николаев заявил, что ни о чем не жалеет. О своих преступлениях он рассказывает совершенно спокойно, будто и не понимает насколько ужасно то, что он сделал. В «Черном дельфине» к каннибалу особое отношение. Он единственный узник колонии, у которого нет соседа по камере. Администрация не решается подселить кого-либо к Николаеву, ибо никто не может ручаться за последствия.

Владимир Николаев

Радик Галиакберов

Лидер ОПГ «Хади Такаш»

Эта казанская организованная преступная группировка существовала на протяжении 20 лет. Ее расцвет пришелся на 90-е годы, когда во главе ОПГ стоят Радик Галиакберов, известный в криминальных кругах под кличкой Раджа. «Хади Такаш» не брезговала никакими преступлениями, для укрепления своего влияния. Убийства, грабежи, налеты, рэкет, шантаж. Галиакберов первым делом устранил всех «несогласных», то есть, тех членов банды, которые могли поставить под сомнение его авторитет. После этого «Хади Такаш» в довольно короткий срок взяла под контроль почти половину Казани.

«Хади Такаш» в короткий срок взяла под контроль почти половину Казани

Основным источником дохода были проституция, наркотики и игорный бизнес. Кроме того, «Хади Такаш» захватили несколько крупных заводов, около сорока мелких фирм и даже самое большое в городе кладбище. В 97-м «Такаш» истребила почти всех конкурентов, став самой могущественной группировкой в Казани. Арестовывать ее членов начали только в 99-м. Галиакберова задержали в декабре. Судебный процесс продолжался более двух лет. По его итогам Галиакберов был приговорен к пожизненному лишению свободы и отправился в «Черный дельфин».

Евгений Нагорный

Убийца и вымогатель

Это было одно из самых громких преступлений 90-х годов. В разных частях Москвы по неизвестным причинам пропали 10 автомобилистов. Найти их не удавалось, милиция закрывала дела за отсутствием состава преступления. Уже потом выяснилось, что автомобилисты имели дело с одни и тем же автосервисом. Владел им Евгений Нагорный. Он оказывал недорогие услуги по ремонту и доводке машин, но клиенты, вместо помощи, получали нож в спину.

Нагорный его сообщники убивали автомобилистов, трупы прятали в люке под гаражом. Найти их удалось лишь после того, как убийца сам показал место следователям.

Среди жертв Нагорного были два члена Солнцевской ОПГ

Убивал Нагорный ради дорогих иномарок, которые затем продавал. Среди его жертв были и два члена Солнцевской ОПГ. Представители этой банды приходили на суд и прямо в зале угрожали Нагорному расправой. Но на свободу владелец автосервиса уже точно не выйдет. В 1999-м его приговорили к пожизненному лишение свободы и отправили в Черный дельфин.

diletant.media

Грозная банда «Хади Такташ» стала настоящим кошмаром Казани 90-х

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных организованных преступных группировках 1990-х. В предыдущей статье речь шла о казанской банде «Тяп-Ляп». Эта ОПГ родом из СССР первой занялась заказными убийствами, ее бойцы отличались от районных гопников не только строгой дисциплиной, но и своей собственной, извращенной идеологией. В конце 1970-х силовикам удалось отправить за решетку главарей банды, однако многие рядовые члены «Тяп-Ляп» избежали наказания — затаились, ушли в тень. Но распад СССР и перевод экономики на рыночные отношения в начале 1990-х послужили прекрасной почвой для разгула бандитизма. Бойцы банды «Тяп-Ляп» с их опытом пришлись ко двору в новой казанской ОПГ — печально известной «Хади Такташ». Помимо прочего, банда вошла в криминальную историю тем, что, расследуя ее преступления, правоохранители впервые в российской истории применили программу защиты свидетелей.

Отцы и дети

Хади Такташ (1901-1931) — это татарский поэт, основоположник советской татарской поэзии. В Казани есть улица его имени. В 1982 году на этой улице, как и на многих других улицах столицы Татарстана того времени, сформировалась своя молодежная банда.

Хадишевцы регулярно принимали участие в побоищах за свою территорию, имели приводы в милицию. А будущий лидер группировки Радик Галиакберов (Раджа) даже загремел на «малолетку»: на одной из сходок он пробил голову своему противнику металлическим шаром. Отсидев положенное, Раджа вышел на свободу и принялся хвастаться товарищам, каких успехов достиг за время отсидки. По словам честолюбивого Галиакберова, он чуть ли не в одиночку сумел поднять все швейное производство и заработал на этом большую по тем временам сумму — 600 рублей. «Начальник меня даже отпускать не хотел. Кричал, мол, производство все встанет», — с гордостью рассказывал Радик.

Между тем наступили 90-е, в группировке наметился раскол. Прежние авторитеты под предводительством Рауфа Шарафутдинова (Рафа) не желали перемен и продолжали жить по воровским законам. Молодняк — Анвар Халиуллин и его приближенный Николай Гусев — ратовали за расширение сфер влияния, захват власти над городскими предприятиями и открытие собственных фирм. Раджа присоединился к лагерю «реформаторов».

Шарафутдинов от бизнес-перспектив был не в восторге, но его не послушали: Халиуллин внедрил своих людей на местный комбинат «Оргсинтез», и молодое ответвление хадишевских приступило к торговле полиэтиленовой пленкой. Рафа среди своих сторонников тут же объявил ребят Анвара отщепенцами и постановил: отныне Халиуллин должен делиться с ним выручкой. Тот лишь посмеялся — и такой непокорности Шарафутдинов уже не простил.

Старикам тут не место

4 ноября 1992 года Халлиулин приехал на встречу со своими приближенными в дом в частном секторе города. Когда он вышел во двор, грянули выстрелы: позже выяснилось, что киллер попросту просунул охотничье ружье через дыру в заборе и дал несколько залпов. Анвар скончался на месте.

Шарафутдинов ликовал, но недолго. Сообразив, чьих это рук дело, приверженцы погибшего Халиуллина тут же нашли наемника, согласившегося убить Рафу. В январе 1993 года Рафа отправился с деловым визитом в столицу, где предполагал встретиться с местными ворами в законе. Киллер последовал за ним: заказчики решили, что «исполнять» обидчика лучше в чужом городе. Почетного гостя ждали в квартире многоэтажки на Пантелеевской улице. Шарафутдинов вошел в подъезд, следом проскользнул ликвидатор... Рафа был убит одним выстрелом в голову.

Останавливаться на достигнутом молодняк не собирался. Бандиты опасались, что сподвижники Шарафутдинова могут нанести ответный удар. На внутреннем совете всем авторитетным «старичкам» вынесли смертные приговоры. Убивать решили так же, как и Рауфа — подальше от Казани.

Первыми на верную гибель в Москву в сентябре 1993 года отправились трое «стариков» — Ильсур Валеев, Рустем Бореев и их «бригадир» Владимир Диденко (Дидя). Хадишевцев под предлогом организации кредита в 50 тысяч долларов заманил в столицу их приятель Андрей Ситнов (Сито). Тот был одним из «молодых», но троицу это не насторожило: по их мнению, все распри остались в прошлом. И это стоило им жизни. Ситнов разместил их в съемной квартире неподалеку от метро «Таганская» и в первую же ночь открыл дверь прибывшим следующим поездом подельникам. Перестреляли всех. Тела расчленили и закопали в лесополосе.

Сам Ситнов вернулся в родной город с легендой для «стариков»: мол, все трое ушли из квартиры и пропали бесследно. Самостоятельные поиски ни к чему не привели, а обращаться в милицию... Сами понимаете. Раджа связался с другом пропавших Александром Кобальновым (Павло) и предложил объединить силы для поиска приятелей. Но тот Радику не доверял и, сославшись на неотложные дела, отказался. После чего его машину обстреляли, Павло чудом остался жив. Некоторое время спустя шурин Кобальнова по своим каналам узнал: это был акт возмездия за несговорчивость.

Пазл постепенно складывался: наследники Шарафутдинова поняли, что к исчезновению их соратников причастны «молодые». А значит, война еще не закончена. Пока «старички» разрабатывали план ответных боевых действий, возглавивший молодняк Николай Гусев, его заместитель Раджа и некоторые из боевиков спешно отбыли в Москву. Вскоре Гусев эмигрировал в Испанию. И ОПГ «Хади Такташ» возглавил удовлетворенный таким поворотом событий Радик.

Он тут же начал примерять на себя образ крестного отца дона Корлеоне из романа Марио Пьюзо. Его речь перемежалась цитатами из книги, старался одеваться с шиком, держался вальяжно, даже челюсть при разговоре выдвигал вперед. Выглядело это крайне комично, но подчиненные давили смех в зародыше: никто не хотел попасть в могилу раньше времени.

Пустили на «Венеру»

Александр Кобальнов и двое его ближайших сподвижников, Булат Куваков и Сергей Аксанов, не теряли надежды поквитаться с Раджой. Они отправились в Белокаменную, чтобы попытаться отыскать пропавших членов группировки. Об этом сразу узнал Галиакберов — и послал своих бойцов на расправу.

Сначала ликвидаторам удалось перехватить Сергея Аксанова. Они привезли парня в съемную квартиру, ту, где и были убиты Диденко, Валеев и Бореев. Там бандиты зверски избили Сергея, проломили ему череп и бросили в ванной комнате, полагая, что Аксанов уже не жилец.

Затем киллеры, положив в хозяйственную сумку несколько топоров, двинулись в Бибирево, где остановились Кобальнов и Куваков. Открыв дверь ключами, позаимствованными у Аксанова, бандиты ворвались в квартиру и принялись рубить направо и налево. Закончив дело, они отделили конечности от тел, завернули останки в покрывала, положили туда для утяжеления огромные булыжники, тщательно завязали и бросили в протекающую неподалеку реку Чермянку.

Вернувшись в квартиру на Таганке, где их ожидал прибывший туда Раджа, убийцы доложили начальнику: «Сделали Венеру». То есть расчленили трупы (как известно, у статуи Венеры Милосской нет рук). Этот «термин» придумал сам Галиакберов. Помимо мании величия, он страдал паранойей: Радику везде мерещились «жучки», установленные стражами порядка, и он, как мог, шифровался. Похвалив бойцов за успешно выполненное задание, Раджа повел их в ванную комнату, где истекал кровью Аксанов. Тот, увидев палачей, взмолился о пощаде. Тщетно — его добили, расчленили и закопали.

Обратно в Казань Раджа и компания не торопились: решили для верности отсидеться в столице. И, как выяснилось позже, не зря: через полгода после расправы над второй троицей всплыли отрубленные руки Кобальнова и Кувакова. Вызванные на место водолазы обнаружили одну голову. При ее осмотре судмедэксперты нашли отличительную примету: у Кобальнова в свое время вырос лишний зуб. Жена Александра, приехав на опознание, подтвердила — да, у ее мужа была такая особенность. Голову Кувакова найти так и не удалось.

Наемные обезьяны

В Казань Раджа и компания вернулись в 1996 году. К этому времени стало ясно: никаких доказательств причастности Галиакберова к расправе над Кобальновым и Куваковым у милиционеров нет. Не оказалось у Радика и явных конкурентов внутри группировки — об их устранении он позаботился заранее, дистанционно заказывая уважаемых членов ОПГ верным бойцам или убирая оппонентов при помощи подковерных козней.

24 сентября 1994 года с подачи Раджи погиб претендовавший на хадишевский «трон» Александр Маряшин, которого Галиакберов успешно стравил с еще одним участником группировки Евгением Егоровым (Урындык). Егоров нанял стороннего киллера — одного казанского безработного, дал ему автомат Калашникова и пообещал заплатить тысячу долларов. Убийца подстерег Маряшина в момент, когда он вместе с супругой выходил из лифта, и открыл огонь на поражение. Маряшин скончался на месте, его жена выжила, но отрикошетившая от стены пуля изуродовала ей лицо.

В 1995 году был устранен еще один из лидеров хадишевских Александр Пичужкин (Пичуга). В роковой день он вместе с супругой собрался ехать за покупками. Пичуга сел за руль припаркованных у подъезда «Жигулей», его спутница замешкалась. К автомобилю подошли две высокие блондинки в темных очках. Приветственно кивнув рассматривавшей их жене Александра, барышни уселись на заднее сидение. Супруга Пичужкина, полагая, что у мужа деловой разговор, решила не мешать и осталась на улице: чем именно занимается ее спутник жизни, она не особо интересовалась, знала лишь, что местом работы у него значится Арское кладбище. Внезапно женщина заметила, что на лобовое стекло внутри салона брызнула кровь. В этот же момент незнакомки выскочили из авто и кинулись наутек.

Неожиданно для самой себя жена Александра ринулась за одной из дам. Та, заметив погоню, навела на преследовательницу пистолет и нажала на спусковой крючок. Раздался щелчок, но выстрела не последовало: по счастью, у убийцы закончились патроны. Воспользовавшись шоковым состоянием несостоявшейся жертвы, киллерша ускорилась. Последнее, на что обратила внимание Пичужкина — женщина бежала как-то по-мужски, высоко задрав юбку.

Когда Пичужкина вернулась к машине, ее муж уже был мертв: при вскрытии выяснилось, что в него выпустили две обоймы. Убийц удалось задержать по горячим следам. Ими оказались два члена бригады Пичужкина — Айдар Литфуллин (Обезьяна) и Ильсур Аглеев (Маймул, что в переводе с татарского тоже означает «обезьяна»). Оказалось, что хитрый Раджа аккумулировал их гнев на Пичугу, пустив слух о том, что бригадир хочет ликвидировать обеих «обезьян». Чуть позже был устранен имевший большой вес в ОПГ Дмитрий Воронцов (Ворона). Раджа облегченно вздохнул и приступил к созданию своей империи.

Интим на «Здоровье»

Чем только не занимались хадишевские! Помимо контроля над многими городскими фирмами, они наладили поставку и сбыт наркотиков. К слову, сами подопечные Галиакберова не употребляли зелье: если Радже доносили о подобном проступке подчиненных, он сразу же лишал провинившихся жизни.

Вскоре многие местные жители прознали: хочешь плотских утех — иди на комбинат «Здоровье». Помимо спектра легальных оздоровительных услуг, вроде массажа и различных процедур, там можно было снять проститутку. Этот прибыльный бизнес, приносивший до шести тысяч долларов в день, тоже организовали хадишевские. А начальником над «ночными бабочками» поставили Александра Сычева (Сыч), ранее судимого за изнасилование. «С таким не забалуют», — рассудил Раджа.

И правда: Сыч регулярно обирал подопечных, не гнушаясь тщательно ощупывать визжащих от подобной грубости барышень. Если находил «заначку» — горе ее обладательнице. Девушку били жестко и крайне умело, чтобы не оставалось синяков и она могла работать дальше. Но однажды сутенеры все же перестарались, и жертва погибла.

Под Раджой были ритуальные фирмы и два городских кладбища — Арское и Архангельское. Многие «стрелки» Галиакберов «забивал» именно на этих погостах: поговаривали, что не все из прибывавших туда возвращались обратно. Некоторые находили свой последний приют в чужих могилах: их попросту прикапывали сверху.

Еще одним способом заработка для хадишевских были собачьи бои. Раджа присутствовал практически на каждом, делая свои ставки. Все собаки Радика содержались в элитных условиях на территории Казанского зооботанического сада, который был расположен крайне удачно — на улице Хади Такташа. К середине 90-х в состав ОПГ входили три бригады: волочаевская, кладбищенская и раджовская. Две первых подчинялись третьей и безропотно пополняли общак группировки.

Вылетело из головы

Времена, когда для хадишевских было верхом счастья отбить свою территорию от агрессивных соседей, канули в лету. Теперь группировке Раджи нужна была власть над всей Казанью. А фраза «Хади Такташ — весь город наш!» считалась лозунгом ОПГ. Однако реализации грандиозных планов мешали другие мощные группировки. Например, ОПГ микрорайона Жилплощадка «Жилка» с ее бессменным лидером Хайдаром Закировым. Они отбили вотчину хадишевских — комбинат «Оргсинтез», да так лихо, что побаивавшийся Закирова Галиакберов никак не решался на ответные действия. На радость Радже вскоре Хайдару стало тесно в родной Казани, и он вместе со своими бойцами отправился покорять Санкт-Петербург. Закиров силы свои явно переоценил и вскоре был расстрелян там во время одной из бандитских разборок.

Кроме «Жилки» боевики Радика точили зуб на «перваков», группировку района «Первые горки». Формальным поводом для объявления войны послужил проступок «первака» Александра Гринькова (Гриня). Бандит прибыл на одну из наркоточек хадишевских и взял 200 грамм кокаина — для себя и для братвы. Расплачиваться не стал, небрежно бросив «потом».

Это Раджу обрадовало: сезон охоты на «перваковских» можно было считать открытым. 25 августа 1997 года в квартиру на улице Мавлютинской, где Гриня гулял с дружками — Тативосом Кирокосяном, Акакием Аршбой и Раилем Мубараковым (Рубль) — приехали хадишевские. В состав команды входили Ситнов, которого Гриньков считал одним из самых лучших своих друзей, гроза казанских проституток Сычев и Сергей Гребенников (Промокашка).

Гриня пригласил дорогих гостей к столу, а Аршба с Мубараковым вызвались сбегать за добавкой. Едва за ними закрылась дверь, Сито, Сыч и Промокашка вытащили пистолеты и в упор расстреляли Гринькова и Кирокосяна. И неспешно подняли рюмки за упокой: торопиться было некуда, ведь вскоре должны были вернуться еще две жертвы.

Как только Акакий и Раиль появились в коридоре, они оказались под градом пуль. Аршба скончался на месте, а Рубль, получив сквозное ранение головы, не только остался жив, но и находился в сознании. Решил притвориться мертвым. Но услышал выстрелы: это Ситнов и Гребенников обходили тела и делали контрольные выстрелы в голову. Когда Сито, вооруженный наганом, выстрелил в лежащего рядом с Рублем Аршбу, Раиль резко вскочил и кинулся наутек. Сито тщетно нажимал на крючок: пистолет заклинило. Рублю удалось сбежать.

Первым, кому открылся в больнице чудом выживший бандит, был ближайший соратник Грини, лидер «перваков» Альберт Батров (Бибик). Он рассвирепел. Другой босс группировки Фердинанд Юсупов (Федя) пытался донести до Бибика, что расправа над Гриней и товарищами есть не что иное, как дальновидная провокация со стороны Раджи, но тот и слушать не стал. Отколов от группировки своих сторонников, Батров начал готовиться к войне.

Коварные расправы

Галиакберов ждал этой войны. Он быстро скооперировался с недавно покинувшим места лишения свободы членом группировки Ринатом Фархутдиновым (Ринтик). Тот в свое время считался спецом по добыче оружия, за хранение которого и отсидел приличный срок. Ринтик предложил сформировать группу киллеров, которых можно направить на отстрел «перваков». Радик дал добро, и вскоре ряды хадишевских пополнились новыми ликвидаторами — Денисом Чернеевым, Анатолием Новицким и Валерием Широковым.

Ждать атаки Бибика Раджа не стал. Члены группировки Батрова гибли один за другим. «Перваки» пытались ответить, но их тактика была нейтрализована хитрым Галиакберовым. На время войны он постарался окружить себя максимальным количеством бандитов. Задача тех была проста: внимательно наблюдать за происходящим в округе и по поводу любых подозрительных лиц звонить в милицию. Стражи порядка, которые, сами того не ведая, охраняли Раджу и его приспешников, прибывали на место и, бывало, задерживали киллеров, прибывших по душу Галиакберова. Таким образом, бойня закончилась с неутешительными для «перваков» результатами — они потеряли девять бойцов, ОПГ «Хади Такташ» — всего одного.

Улучив удобный момент, в своих интересах подсуетился и Ринтик. Он решил расправиться с мужем своей бывшей супруги Юлии Гавриловой Никитой Воздвиженским. Тот в свое время входил в ОПГ «Хади Такташ», но не выдержал кровавой философии Раджи и покинул группировку. Воздвиженский и Гаврилова поженились, когда Фархутдинов сидел в тюрьме, и брошенный муж затаил обиду. Он убедил Галиакберова, что лучшие враги — бывшие друзья, и получил добро на устранение Воздвиженского.

Сам Воздвиженский ожидал подобного развития событий и говорил жене, что Раджа никогда не простит ему ухода из банды. 5 августа 1998 года он был застрелен около своей машины. Киллер предварительно проколол колесо авто и воспользовался тем, что жертва, изучая резину, присела на корточки. Убийцу мужа видела Гаврилова, сидевшая на переднем пассажирском сидении. Это был хорошо знакомый ей приятель Ринтика Анатолий Новицкий. Она сообщила об этом стражам порядка, те кинулись на поиски киллера, но тот будто испарился.

Понимая, что в любой момент может стать жертвой наемного убийцы, Альберт Батров в конце 1998 года скрылся в Москве. Чтобы не терять время на его поиски, Радик решил прибегнуть к хитрости. Он заказал своим киллерам ликвидацию некоего Александра Сакмарова (Куян), бывшего члена хадишевской группировки, мужа родной сестры Батрова. Расчет был прост: Альберт приедет на похороны свояка, и его отправят на тот свет вслед за родственником. Киллер Широков убил Куяна прямо на глазах жены и маленькой дочери, когда семья входила в подъезд своего дома. Но Бибик, вопреки ожиданиям, в Казани так и не появился. Умер он в столице своей смертью от осложненной пневмонии в возрасте 44-х лет.

«Перваки» пали, и Раджа обратил свой взор на новых противников — павлюхинскую ОПГ. Мало того, что те были конкурентами в области наркоторговли, так еще и молодежь, которую обрабатывали хадишевские, к себе в ряды зазывали. Скрывающийся от милиции Новицкий получил новый заказ: устранить лидера противников Владимира Марушкина.

Подарок для милиции

День милиции 1999 года можно по праву считать началом конца ОПГ «Хади Такташ». Именно 10 ноября Новицкий, переодевшись бомжом, отправился ликвидировать Марушкина. Киллер долго ждал в подъезде. Как только Марушкин показался во дворе на своем автомобиле, Новицкий выскочил на улицу и выпустил в него весь магазин пистолета Макарова. Авторитет скончался на месте.

Внезапно ликвидатор был сбит с ног. Новицкий и понять ничего не успел, как его окружили незнакомые ему парни и принялись сурово избивать. Оказалось, что свидетелями расправы над «павлюхинским» лидером оказались молодые члены группировки. Скорее всего, они бы запинали Новицкого до смерти, если бы не подоспевшие на место преступления сотрудники Вахитовского РУВД.

Киллера задержали и доставили в отделение. Там деморализованный провалом Новицкий покаялся в том, что на убийство решился за пять тысяч долларов и начал сдавать своих боссов. Так стражи порядка получили несколько печатных листов чистосердечного признания. В заказчиках убийств, согласно показаниям ликвидатора, значились видные лидеры «хадишевских».

30 ноября 1999 года задержали Галиакберова. Вскоре к нему присоединились и его 11 коллег — Фархутдинов, Сычев, Ситнов и другие. Обезглавленная группировка разваливалась на глазах. Активно готовились обвинительные заключения, но тут из СИЗО пришли плохие вести: наемный убийца Новицкий от своих показаний отказался. И даже нагло смотря в глаза опознавшей его вдове Воздвиженского, заявил, что та ошиблась.

Показаний Гавриловой достаточно, чтобы упечь Новицкого за решетку. Но как же Раджа и компания? Отпусти их сейчас, всю кропотливую работу придется начинать сначала. И тогда следователи решились впервые применить в России программу защиты свидетелей.

Судебные инновации

Чтобы скрыть личности тех, кто осмелился выступить с обличающей правдой против хадишевских, стражи порядка шли на различные ухищрения. Натягивали простыню в дверных проемах своих кабинетов, чтобы преступники не смогли опознать свидетелей по силуэтам. Надевали на очевидцев преступлений вязаные балаклавы. Однажды пришлось делать профессиональный грим — пригласили специалиста из местного театра. Научились даже голос изменять: собрали искажающий голос динамик из старого дискотечного оборудования. Для пущей объективности переодевали и самих преступников. Например, в белые медицинские халаты. И тогда очевидец, помимо того что указывал на подозреваемого, должен был описать какая одежда была на правонарушителе в день преступления.

Поняв, что доказательная база собирается с приличной скоростью, бандиты принялись топить друг друга. Задержанный вместе со всеми ликвидатор Валерий Широков фактически уничтожил показаниями своего шефа Ринтика. Рядовые пешки делились историями о злодеяниях Раджи. И лишь сам Галиакберов упорно отрицал свою причастность к хадишевским. «Я не Раджа, я —Радик!» — смиренно вещал он на допросах.

К началу судебных слушаний, к январю 2002 года, было собрано 32 тома уголовного дела. Семнадцать свидетелей продолжали тщательно скрывать: их привозили к зданию суда с усиленной охраной, размещали в одной из комнат. Вход туда был открыт только судье, в обязанность которого входила проверка паспортов. Сами граждане входили в зал заседаний с закрытыми лицами, окутанные плотными одеялами.

А вот одна из главных свидетельниц обвинения, вдова Никиты Воздвиженского Юлия Гаврилова, до суда не дожила. В канун нового 2002 года ее нашли мертвой в собственной квартире. Судмедэксперты установили, что смерть вызвало отравление угарным газом. Жильцы многоэтажки подтвердили: местные маргиналы разожгли огромный костер под окнами, и многим казанцам пришлось буквально выбегать на улицу, спасаясь от удушливого дыма. Стражи порядка подозревали, что гибель Гавриловой носит криминальный характер, но доказать этого так и не смогли.

Гибель Гавриловой не сильно сказалась на ходе дела. Хотя из предполагаемых 60 убийств было доказано только 13, Раджа и Ринтик получили высшую меру наказания — пожизненное заключение, Промокашка и Сыч — 24 года в колонии строгого режима, Сито — 22, Новицкий — 20, а Широков —15 лет лишения свободы. Вместе с ними было осуждено еще пятеро членов группировки. Бандиты подавали апелляцию в Верховный суд России. В феврале 2003 года все жалобы были отклонены, и осужденные разъехались отбывать свои сроки. Радик Галиакберов, который перед вердиктом Верховного суда заявлял, что будет отпущен на волю, с усиленным милицейским эскортом отправился доживать свой век в знаменитую колонию «Черный дельфин». Грозная ОПГ «Хади Такташ» прекратила свое существование.

lenta.ru

У Раджи, главаря банды «Хади Такташ», в глазах по кладбищу

Эта фотка уникальна. Музейные дамы сказали бы: «Свидетель истории». На обороте - два слова: «Хади Такташ». Вообще-то Хади Такташ - это татарский классик, поэт, именем которого названа одна из улиц Казани. Он давно умер, но его имя и сегодня заставляет трепетать потомков. Все благодаря этим мальчишкам со старой черно-белой фотографии. Это не литературный кружок, но именно эти пацаны чуть позже будут писать историю своей улицы, своего города и своей республики. Точки в ней расставят из пистолетов и автоматов. А начнут с друзей детства - друг с друга. Это точно не литературный кружок. «Хади Такташ» - ОПГ. Организованная преступная группировка. В суде им насчитали 12 убийств. Всего же «мокрых дел», по мнению следователей, около 50. Это были 1993 - 1997 гг. Шел глобальный передел денег и власти в преступном мире, было не до сантиментов вроде детской дружбы. Заговор мертвых Это, правда, жутковато. Неизвестно откуда в зале раздается мрачный, скрипучий голос и начинает перечислять грехи присутствующих. Кто говорит - неизвестно, все молчат и напряженно слушают - и судья, и автоматчики с собаками, и все 13 (!) обвиняемых. Мистика какая-то, будто вещает голос возмездия. Он рассказывает о давних убийствах, про которые, казалось, никто никогда ничего не узнает. А если узнает, побоится рассказать. Было не по себе, хотя все в зале знали тайну этого «спиритического сеанса» - в секретной комнате находился свидетель, который давал показания через искажающий голос динамик и в суд доставлялся в обстановке строжайшей секретности. Таких «зашифрованных свидетелей» было 17 человек. Говорить в открытую им не давал страх. ...Следователи рассказали мне, что это громкое уголовное дело началось с одного убийства, которое планировалось быстренько расследовать и благополучно передать в суд. Благо убийца был задержан прямо на месте преступления. Но на прокурорских работников стали буквально сыпаться трупы - одно преступление тянуло за кровавую ниточку другое... Как будто переполнилась чаша терпения и живых, и мертвых. Зашел в подъезд и там исчез! Страх на улицы Казани пришел вслед за модой на убийства. Трупы с огнестрельными ранениями находили регулярно. Еще чаще люди просто пропадали без вести. Все убитые и пропавшие не были невинными жертвами - они входили в группировки. Народ родил страшилку: «Хади Такташ» - страна чудес, зашел в подъезд и там исчез!». Ясно было, что убивает кто-то свой. Хорошо знакомый, проверенный, кому доверяешь, как себе. Другие бы просто не попали, например, в квартиру Гринькова из группировки микрорайона «Первые Горки» - «Перваки». Перед убийством Гриньков и его убийцы сидели за одним столом, выпивали... ...Никита Воздвиженский говорил своей жене, что на свете боится только лидера «хадишенских» Раджу. Его жене открыто говорили: - С покойником живешь... Мужа убили на ее глазах. Уезжая на работу, он заметил, что у машины проколото колесо. Наклонился поменять, и был убит четырьмя выстрелами в упор. Юля смотрела в это время в окно и узнала в убегающем убийце одного из «хадишенских» - бывших закадычных друзей своего мужа. - Никита хотел «отскочить» от группировки, потому что не мог убивать своих товарищей. А Радже нужно было всех кровью замазать, повязать, - рассказывала Юля следователям и в суде. Киллеры - самоучки Если бы, если бы у киллеров был свой учебник, «Хади Такташ» была бы в нем на одной из первых страниц. По оперативным данным, которые оглашались в суде, «хадишенские» в числе первых в городе и стране занялись заказными убийствами, торговлей наркотиками и созданием притонов, благодаря чему быстро стали одной из самых богатых группировок в Казани. «В киллера» тогда вербовали просто: - А человека за деньги убить сможешь? - спрашивал Бульба своих безработных приятелей, которые просили помочь с трудоустройством. Учились на своих ошибках. Некоторые эпизоды из жизни бригады - типичная комедия положений. Бульба (правая рука Раджи) пил-пил с «заказанным» ему Черножуковым, потом вызвал его во двор, галантно извинился - так и сказал: «Извини!» - и выстрелил. Спьяну промахнулся, попал только один раз убегающей жертве... в ягодицу. ...Но убийственное мастерство неизбежно совершенствовалось - свидетели молчали, милиционеры закрывали дела. И так шесть лет. Гангстерские хроники Рауф убил Анвара. Анвар убил Рауфа. Такое вот Евангелие от современных бандитов. Убивали не сами, конечно, через своих людей. Рауф и Анвар были двумя лидерами входящих в «Хади Такташ» бригад. Как водится, не поделили деньги и власть в группировке. Вместо двух отрубленных голов выросли пять - пять новых лидеров. Но пять королей на одной улице - это многовато. «Чистка» внутри группировки «Хади Такташ» - одна из самых кровавых страниц в ее истории. Убей своих, чтоб чужие боялись. Очень быстро многие из претендентов на лидерство в «Хади Такташ» умирали естественной для члена группировки смертью - огнестрел. Выжить мог только самый жестокий, коварный, хитрый. Им и оказался Раджа, которого поначалу «старшие товарищи» даже не замечали - он был еще слишком молод. Говорили, Раджа уже тогда проявил недюжинные способности, постравливав лидеров друг с другом. Устранить их поодиночке было проще. ...Диденко, Бареев и Валеев (бригада Диди, одна из самых сильных в «Хади Такташ») пропали в Москве, куда поехали за кредитом в 50 тысяч долларов по приглашению бригады Раджи. Их тела не нашли до сих пор. О судьбе Кобальнова, Кувакова и Аксанова, которые отправились в столицу на поиски пропавших товарищей, в суде рассказывал Олег Макаров. Он присутствовал при убийстве, поэтому сыпал подробностями, от которых мутило всех: - Кувакова и Кобальнова зарубили топорами. Аксанова еще до этого выманили на квартиру и издевались над ним три дня. Все три дня он лежал связанным в туалете, его периодически избивали, из разбитого черепа наружу торчала кость. Убили его только на третий день, он совсем обезумел от истязаний, плакал, ползал на коленях и целовал руки Радже. Перед убийством Бульба туго перебинтовал его голову - чтобы потом не собирать осколки от разрубленного топором черепа... Всех троих расчленили в ванной и упаковали кусками... Оставшиеся в живых на этом поле боя почли за лучшее смириться. Другие входившие в «Хади Такташ» бригады - «Кладбищенские» и «Волочаевские» - Радже не перечили и денежки в общак платили, сколько велено. После этих событий Раджа с приближенными уехали отсидеться в Ялту. 5 тысяч долларов за голову врага «Раджовские» вернулись в Казань в 1996 году. С тех пор в милицейских отчетах появилось слово «ВОЙНА», и писалось оно без кавычек. На самом деле это была уже вторая война. Навели «порядок» внутри «Хади Такташ», пошли дальше - стали подминать под себя соседние территории. Стреляли по утрам и вечерам. И даже днем, и даже на глазах у свидетелей. Причина? Началось все с того, что Гриня (Гриньков) из конкурирующей группировки «Перваки» взял на точке «Хади Такташ» 200 граммов кокаина и отказался заплатить. Гриню расстреляли. А с ним и двоих оказавшихся в этот момент в «нехорошей» Грининой квартире Кирокосяна и Аршбу. На сходках обеих группировок была объявлена война. - Кто хочет повысить свой авторитет на улице, убей «Первака»! Тут же была назначена цена за голову каждого «Первака» - 5 тысяч долларов. Она оглашалась даже на сборах у самых мелких - школьников. Все члены группировки получили размноженные на ксероксе списки врагов с адресами и номерами машин. Потери: у «Хади Такташ» - один избитый до смерти член группировки, у «Перваков» расстреляны семь «братков». Крестный отец Только не надо представлять Раджу в образе мясника с грязными от засохшей крови ногтями. Среди тринадцати «хадишенских» за решеткой я искала глазами самого звероподобного. Этот - с волчьим взглядом? Самый здоровый? Оказалось, самый незаметный. Тихо-скромно сидел в углу и ни разу ничем не привлек к себе внимания. Его «интеллигентность» в манерах отмечают даже следователи. - Даже матом не ругался. Не пил, не курил. Начитанный - назвал же своего расчлененного товарища по группировке «Венерой Милосской». Не любитель дешевого понта. Не светился. Мало кто видел его в лицо. Что способствовало росту легенд на улице: жестокий, беспощадный, хитрый, голова, как компьютер, в банде ему все преданы. С его приходом к власти родилась поговорка: «Хади Такташ» - весь город будет наш!». Раджа обожал фильм «Крестный отец», смотрел его сотни раз. Перенимал опыт. - Он даже голову держит и челюсть вперед выдвигает, как Марлон Брандо в фильме, - говорят следователи городской прокуратуры. Кто-то сказал: у Раджи в глазах по кладбищу. Кстати, именно на ближайших к Хади Такташ кладбищах - Архангельском и Арском - он любил иногда проводить «стрелки» и сборы. Кладбищенская атмосфера дисциплинирует собеседника. - Кто знает, сколько там людей вторым слоем лежат, - спокойно пожимают плечами местные жители. Работа с молодежью ОПГ не государство, они думают о своем будущем. Заботятся, растят молодежь, воспитывают смену. - Не пиши об этом, ты все равно ничего не поймешь, потому что на улице не выросла... Это правда. Любой зеленый пацан «с улицы» знает больше меня. Их-то я и выбрала своими гидами и консультантами. - Улица - это сила! - 12-летний Сереня имеет все основания для таких утверждений. На днях одноклассник расквасил ему нос. Сереня знает, как поступать в таких случаях - пожаловался взрослому соседу из группировки Павлюхина. Тот пришел и просто поговорил с обидчиком. Теперь Сереню не обидит никто - школьное «радио» разнесет, что за ним «павлюхинские». Для чего берегут Сереню? Сейчас от него еще ничего не нужно, кроме чувства благодарности. Через некоторое время старшие товарищи доверят ему первый пакетик анаши для распространения. А если «проявит» себя, то в будущем, может, и пистолет. - Раньше в группировку брали только «бакланов» - ну в смысле сильных очень, а сейчас мозги тоже ценятся, - мечтательно щурится на солнце щупленький Сереня. Я стараюсь не спрашивать себя о том, что его ждет. И не вспоминать одну черно-белую фотографию, на которой изображены пацаны Серениного возраста. НАША СПРАВКА На подходе к суду еще два громких уголовных дела по организованной преступности. Обвиняются группировки «Жилка» (микрорайон «Жилплощадка») и «Перваки» («Первые Горки»). Да-да, те самые «Перваки», которые в деле «Хади Такташ» шли потерпевшими. Для оргпреступности такие «перемены мест слагаемых» – это нормально. В Татарстане насчитывают порядка 120 группировок. ОПГ - это не изобретение 1990-х. Первое дело по бандитизму в Казани было возбуждено еще в 1978 году. Для советского общества это был шок. На скамью подсудимых тогда села банда «Тяп-Ляп» - после проведенной «акции устрашения». Просто вышли на улицы и громили все подряд, досталось сотрудникам милиции и случайным свидетелям, несколько человек были убиты. В начале 1990-х в обиход вошло определение «казанский феномен» – небывалый всплеск преступности. КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ Маски-шоу в суде Адвокаты подсудимых очень возмущались такой системой защиты свидетелей: «Так можно обвинить кого угодно и в чем угодно!». Обращались в Верховный суд РФ. Суд принял сторону свидетелей. На эту тему все равно продолжают спорить - ведь Закона о защите свидетелей, как известно, в России нет. Есть Конституция, где нам даровано право на защиту. Конституция - хорошая вещь. Но есть у нее один маленький недостаток - ею не прикроешься от бандитских пуль. Поэтому весь этот маскарад. Как это происходит: свидетель под охраной автоматчиков по коридору забегает в секретную комнату. В такой экипировке его мать родная не узнает: черная бесформенная хламида, шерстяная, натянутая до шеи шапочка. Единственное, чего не скроешь, - это рост, все остальное, даже кисти рук и размер ног, надежно спрятано. В секретную комнату заходит только судья, по паспорту убеждается в личности свидетеля. Показания такой свидетель дает под вымышленной фамилией. Реальную же знают только судья и следователь. Голос подается в зал через искажающий динамик, нивелирующий все особенности речи вплоть до заикания. Есть очень дорогостоящие аналоги такой аппаратуры, но нашу установку в милиции собрали из древнего дискотечного оборудования. Одного из свидетелей для очной ставки с бандитами даже гримировали в известном театре. Про все это ни в каком законе не сказано - самодеятельность следователей. Но если бы ее не было, скорее всего, не было бы и этого уголовного дела. ПРИГОВОР Подсудимые своей вины в суде не признали Раджа на все обвинения отвечал одинаково: «Я не Раджа, я Радик. Все это фикция». Тем не менее Верховный суд Республики Татарстан счел большую часть злодеяний доказанными, в том числе 12 из 15 предъявленных убийств. В приговоре особенно подчеркивается «дерзкий характер и высокая степень опасности содеянного». Бандиты получили: Галиакберов Радик (Раджа) - пожизненное заключение. Фархутдинов Ринат (Ринтик, в пейджинговых сообщениях подписывался «Арнольд», руководил бандой киллеров внутри бригады Раджи) - пожизненное заключение. Ситнов Андрей, Сито, активный член группировки, - 22 года колонии, конфискация. Гребенников Сергей, Промокашка, активный член группировки, - 22 года колонии, конфискация. Сычев Александр, Сыч, активный член группировки, - 24 года колонии, конфискация. Лонщаков Денис, член группировки, - 12 лет, конфискация. Хакимов Айрат, член группировки, - 8 лет, конфискация. Чернеев Денис, исполнитель заказных убийств, - 20 лет колонии, конфискация. Зайнутдинов Вадим, правая рука Раджи, - 22 года колонии строгого режима, конфискация. Новицкий Анатолий, Толян, исполнитель заказных убийств, - 20 лет колонии, конфискация. Широков Валерий, Широк, исполнитель заказных убийств, - 15 лет колонии, конфискация. Валлиулин Асхат, Пенек, «куратор» одного из притонов, - 6 лет, конфискация. Комлев Павел, Кащей, член группировки, - 7 лет, конфискация. Галиакберов Радик (Раджа) - пожизненное заключение. Фото из архива автора: Экон (номер 9 на фотографии) вскоре будет найден в лесу разрубленным на части. Никита (4) и Куян (10) будут застрелены. Гудок (7) давно пропал без вести. Маймул (6) и Обезьяна (8) сядут в тюрьму за убийство своего хорошего друга. Алтуха (12) и Синий (15) погорят на наркоте. Дольше всех продержался Бульба (5) - до 2002 года, когда ему вынесли приговор - 22 года колонии строгого режима...

www.kp.ru

Лидер Хади Такташ Радик Галиакберов планирует обратиться в Европейский суд по правам человека

Лидер Хади Такташ Радик Галиакберов — Раджа

Когда-то лидера группировки Хади Такташ Радика Галиакберова по кличке Раджа боялась половина Казани. Он ездил на самых дорогих машинах, ужинал в самых роскошных ресторанах. Элегантное длиннополое пальто и безупречный костюм вкупе со слухами о его кровожадности снискали Радже славу казанского Дона Корлеоне. Сегодня его мир — это тесная четырехместная камера в богом забытой колонии «Черный дельфин» в Оренбургской области, где он отбывает пожизненный срок за организацию преступного сообщества и 12 убийств.

Колония эта считается образцово-показательной, и подавляющее большинство инспекций от правозащитных организаций направляют именно сюда. Благо в городе Соль-Илецке, где она расположена, имеется престижный курорт со всевозможными грязелечебницами. Так что высоким гостям есть где развеяться после гнетущих впечатлений от одной из самых страшных тюрем страны.

Лишь редкие поездки в Казань для бесед с оперативниками, пытающимися получить у Галиакберова информацию о нераскрытых убийствах середины 90-х годов, скрашивают жизнь обреченного на забвение убийцы. В последний раз его привозили на родину год назад вместе с приятелем и подельником Ринатом Фахрутдиновым (Ринтик), с которым они руководили «хадишкой» и ее бригадами, за что получили пожизненно и теперь уже несколько лет делят камеру в «Черном дельфине».

Во время «командировки» в некогда такую покорную ему Казань Раджа восемь месяцев провел в следственном изоляторе №1 и должен был в качестве ценного свидетеля принять участие в громком судебном процессе по делу группировки «Перваки». Встретиться со мной Галиакберов согласился не сразу, объясняя, что в городе его хорошо знают и дурная слава ему не нужна. Впрочем, потом передумал. Хотя, наверное, только от скуки: ведь в СИЗО авторитет проводил время в двухместной камере под неусыпным надзором конвоя, так что круг общения у него был небольшой. Единственным условием стал категорический запрет на диктофонную запись.

Вину, как известно, Галиакберов ни на следствии, ни на суде не признал. Причем с тех пор ничего не изменилось. Соответственно, и разговор о своем прошлом в Хади Такташе Раджа переводил в другое русло либо отделывался фразами вроде: «Жили в тяжелое время, защищали бизнес, я не разбоями занимался и с топором за кушаком не ходил на большой дороге».

Галиакберов был арестован в ноябре 1999 года, когда ему не было и тридцати. Сейчас это зрелый мужчина, хотя за годы, проведенные за решеткой, он не сильно изменился, разве что появились обширные залысины да морщинки у глаз. Говорят, это свойственно осужденным на солидный срок, которые, выйдя на свободу, стареют на глазах. Впрочем, узникам «Черного дельфина» такая перспектива не грозит.

…Радик был одет в недорогой, но добротный спортивный костюм. Аккуратно остриженные ногти, чисто выбритое лицо: по всему видно, что и за решеткой лидер группировки не переставал следить за собой. Единственное, что выдавало в нем зэка, так это легкое подкашливание (следствие постоянного нахождения в бетонном мешке) и абсолютно белое, уже долгие годы не видевшее солнечного света лицо, поскольку согласно внутреннему распорядку колонии для «пожизненников» прямой солнечный свет не должен падать на лица осужденных. А еще все тот же, как и на суде, пронизывающе-жесткий, хотя и печальный взгляд, от которого чувствуешь себя не в своей тарелке.

Несмотря на, казалось бы, полную изоляцию от общества, находящийся в компании людоедов, террористов и насильников Галиакберов, представлявший некогда истеблишмент бандитской Казани, не потерял интереса к жизни. Выписывает «Российскую газету», всевозможную юридическую литературу, следит за новостями, в том числе из родной республики, и живо рассуждает о политической ситуации в стране и мире.

Раджа говорит медленно. Складывается ощущение, что он тщательно продумывает каждую фразу. Но за словом в карман не лезет. Серийный убийца оперирует такими терминами, что если бы не тюремная решетка, вполне можно было подумать, что это маститый профессор читает лекцию в университетской аудитории. Разумеется, ни слова матерного и вообще никакой брани — сплошные цитаты из философов от Платона до Вольтера. Говорят, и на воле Раджа был крайне начитан (в отличие от своих приближенных, которые вряд ли и в школе-то держали в руках что-то кроме учебника), а в зоне он и вовсе читает запоями.

Галиакберов перечитал все до одной книги из тюремной библиотеки. Его любимые — о Великой Отечественной войне, и осужденный готов без умолка рассказывать о Харьковской или Берлинской операции, в мельчайших подробностях описывая детали боев. При этом он знает чуть ли не каждого командира сотен дивизий Красной армии и Вермахта. Что и не удивительно: по словам Радика, за проведенные в колонии годы он прочитал более 400 книг, посвященных войне. И по слухам, прибыв в Казань, заказал еще 33 редкие книги о войне.

Еще «хадишенский» демонстрирует просто энциклопедические познания в российском законодательстве. Может слово в слово пересказать содержание решения того или иного пленума Верховного суда России и не скрывает, что постоянно пишет жалобы во всевозможные инстанции о признании незаконным вынесенного ему приговора, поскольку он-де обычный предприниматель, ставший жертвой навета.

Мне почему-то в связи с этим сразу вспомнились показания одного из свидетелей по уголовному делу Галиакберова: «Аксанов ползал на коленях, умолял Галиакберова оставить его в живых, плакал, даже руки ему целовал… Раджа сказал Халве разрубить труп Аксанова на куски… Марсель передал Галиакберову одну ногу и голову Аксанова в пакете. Марсель разрезал Аксанова постепенно, и по мере отрезания Галиакберов открывал дверь ванной и забирал у него эти куски тела. После передачи куска Галиакберов сразу закрывал дверь ванной и упаковывал отрезанное в сумку».

Галиакберова, судя по всему, это не особо смущает. Сейчас авторитет думает, как отменить все (!) приговоры, вынесенные в России с 2000 года, как незаконные, и даже планирует обратиться в Европейский суд по правам человека.

Что ж, это не удивительно. Для Галиакберова это единственный способ выйти на свободу живым — за всю историю колонии из «Черного дельфина» убежать еще никому не удавалось. В принципе шансы на освобождение у осужденного есть, хотя очень и очень призрачные. После 20 лет отбытия наказания по закону Раджа может ходатайствовать о замене пожизненного заключения на 25 лет. Но с учетом его личности рассчитывать на это крайне самонадеянно. Кроме того, с 1 августа 2013 года произошли определенные изменения, благодаря которым для принятия решения об условно-досрочном освобождении суд обязан пригласить на заседание потерпевших. Кажется очень сомнительным, что кто-то из них выскажется в пользу освобождения Раджи.

Но энергии в Галиакберове с годами не поубавилось, и он, похоже, ни на минуту не сомневается, что окажется рано или поздно на свободе. Хотя очевидно, что потеряй он последнюю надежду на освобождение — и тогда конец! Пока же он может только мечтать о том, что ждет его за воротами «Черного дельфина»: «Вернусь в бизнес — у меня есть определенные сбережения. Обсудим с друзьями, куда лучше вложить денежные средства. Сейчас регулярно переписываемся, общаемся с ребятами, проходившими по делу. Поддерживают из дома — у меня есть дети…». Впрочем, по некоторым данным, за все восемь месяцев пребывания в следственном изоляторе в Казани Галиакберова навестили всего один раз — некий молодой человек.

В заключение нашего разговора Раджа стал обладателем первой части серии книг «Бандитская Казань», одна из глав которой посвящена банде «Хади Такташ». На том и расстались.

Позже на заседании суда по «Первакам» Галиакберов остался верен себе и сообщил, что никакого отношения к группировке «Хади Такташ» не имел. После оказавшегося бесполезным вызова в суд он был незамедлительно этапирован к месту отбытия наказания. Возможно, это была его последняя поездка на родину.

По материалам evening-kazan.ru

www.mzk1.ru

Казанский судья в законе: в «Черном дельфине» Ринтик и Раджа стали активными жалобщиками

Интервью «Реального времени» с Эдуардом Абдуллиным, который получил награду Бастрыкина, сменив полковничий мундир на судейскую мантию

Как жестокий убийца спрятался от следствия в милиции, а бандиты провели первое задержание по делу ОПС «Хади Такташ» и почему в «Черном дельфине» запрещена физкультура — рассказал «Реальному времени» бывший «спикер» регионального Следкома, а ныне — судья Верховного суда Татарстана Эдуард Абдуллин. Недавно он получил награду от бывшего шефа Александра Бастрыкина — за то, что 20 лет назад так отработал на месте зверского убийства, что изъятый биоматериал и новые технологии помогли раскрыть «висяк».

— Добрый день, Эдуард Ильсиярович! Поздравляем с наградой Следкома! Помните то дело, за которое вас наградили?

— Награда совершенно неожиданная, а то дело, честно говоря, запало в душу. Мне всегда очень хотелось раскрыть это давнее преступление. И в разговоре с коллегами я не раз говорил: «Представляешь, вот такой недочеловек гуляет на свободе. Сколько он еще может совершить...» Всегда хотелось, чтобы преступник понес заслуженное наказание. И это произошло — приговор был вынесен нашим Верховным судом и уже вступил в силу (убийца признал вину и получил с учетом неотбытого срока 23 года колонии, — прим. ред.).

А началось все 26 мая 1997 года. Я тогда был начинающим следователем — отработал в Кировской райпрокуратуре пять месяцев и 20 дней. Опыта как такового не было. И вот я получил в производство это дело. В будний день нам сообщили — обнаружен криминальный труп в парке возле Молодежного центра. Убийство произошло в достаточно людном месте — тело лежало прямо на спуске, сейчас это спуск к парку аттракционов и чуть левее от дорожки. Женщина была раздета. На теле сверху лежала чуть обгоревшая джинсовая куртка — преступник хотел скрыть следы. На земле были следы волочения.

Эксперты сразу обнаружили, что перед смертью женщину сильно били по лицу — челюсть, носовая перегородка были сломаны. Рядом сломанный зонт лежал. Уже в морге из глотки жертвы извлекли кляп из колготок и нижнего белья. Эксперт нам сказала, что такой жестокости в своей многолетней практике не встречала. И еще меня поразило, что это среди бела дня произошло и никто это преступление не видел.

Нам удалось найти очевидца, который в частном секторе на улице Большая Крыловка примерно в нужное время видел бегущего мужчину. Тот был исцарапан и спрашивал: «Где можно умыться?» Очевидец показал ему колонку, тот умылся и ушел. Через 20 лет, оказалось, что это и был преступник.

Ну а тогда была проведена большая работа и отработаны все версии. Вместе с сотрудниками милиции Кировского района проследили весь маршрут движения жертвы, начиная с завода «Гаро» на Нариманова. Допросили коллег по работе, выяснили, с кем общалась, личные конфликты. Жила одна, воспитывала дочь. Всех ее сожителей установили, дождались, когда один из них вернется из Азербайджана. На тот момент уже имелся фоторобот, субъективный портрет предполагаемого убийцы со слов продавщицы киоска на остановке «Молодежный центр». Она говорила, что видела погибшую с молодым человеком примерно в 16 часов — купили какой-то напиток спиртосодержащий, два стаканчика и двинулись в сторону парка. Внешность мужчины продавец описала хорошо. Ей бросилось в глаза какое-то несоответствие пары — женщина постарше, а мужчина, на взгляд свидетеля, внешне очень интересный и приятный.

«Видимо, у человека уже отсутствовали какие-то тормоза. За то покушение и убийство он был осужден в 2000 году лет на 15, если не ошибаюсь. Освободили по УДО в 2012-м, а в следующем году он изнасиловал женщину из соседнего подъезда. И опять попал в места лишения свободы». Фото Олега Тихонова

Преступник пересидел поиски в милиции

Отработали фактически всех знакомых жертвы. Но установить подозреваемого не удалось. Месяца через 3—4 следствие было приостановлено. А раскрыли дело в прошлом году, в том числе потому, что это преступление в биографии того мужчины не стало последним.

— Если бы в ту пору были уличные камеры, раскрыть было бы легче?

— Конечно. Нынешняя техника во всем шагнула вперед, в том числе в биогенетике. Именно благодаря этому и появлению баз биоданных удалось раскрыть это преступление. Тогда на месте мы изъяли ту палку с биоматериалом предполагаемого убийцы. Сейчас для таких улик есть специальные пакеты, а тогда подручных средств не было, обматывали бумагой, пакетом. Самое главное, чтобы это делалось при понятых.

— И где этот материал хранился в течение 20 лет?

— Палка — в камере хранения вещественных доказательств. А сами биологические следы — в бюро судмедэкспертизы в банке данных. Изымают следы марлевыми тампонами, затем их высушивают. Если этого не сделать — они разлагаются. Так же, как одежда покойников. И чтобы не пропали доказательства, их приходилось сушить — у себя, прямо в кабинетах. Запах стоял ужасный. Это сейчас для этого специальные сушки есть.

И вот когда в банк попали его новые данные и совпали со старыми — с того места преступления, он написал явку с повинной. Оказывается, уже в 25 лет он был склонен к употреблению спиртного. Рассказывал, что в тот день на остановке «Молодежный центр» познакомился с этой женщиной. Решили вместе приобрести спиртное, купили, пошли в лесочек, стали распивать. Он в силу своей молодости решить вступить с ней в половую связь. Она ему отказала, и, как он говорит, ударила зонтом по лицу. Это его взбесило — он стал ее избивать руками, потом разбил бутылку и ей удары наносил. Начал насиловать — закричала. Тогда он ей вместо кляпа сунул нижнее белье глубоко в горло, а когда понял, что совершил, решил добить — задушил ее же футболкой.

После совершения этого преступления побежал в сторону дома и либо в этот же день, либо на следующий — сейчас уже не помню — был задержан сотрудниками милиции за то, что употреблял алкоголь в общественном месте. В камере для административно задержанных он провел не меньше 10 суток, и вот это способствовало тому, что его сразу не смогли найти. Искали по фотороботу человека с царапинами везде, но не там.

Через два года после первого убийства он вновь в ходе распития спиртного затеял ссору с собутыльником и пытался его убить, не получилось. Однако через 2—3 недели он все-таки убил уже другого собутыльника. Видимо, у человека уже отсутствовали какие-то тормоза. За то покушение и убийство он был осужден в 2000 году лет на 15, если не ошибаюсь. Освободили по УДО в 2012-м, а в следующем году он изнасиловал женщину из соседнего подъезда. И опять попал в места лишения свободы. Эксперты признавали его вменяемым, но личность полностью изменена алкоголем.

Недавно он получил награду от бывшего шефа Александра Бастрыкина — за то, что 20 лет назад так отработал на месте зверского убийства, что изъятый биоматериал и новые технологии помогли раскрыть «висяк». Фото vs.tat.sudrf.ru

У каждого нераскрытого преступления — свой час

— За вашу карьеру в следствии много таких «висяков» осталось?

— Очень хотелось бы раскрыть еще одно дело — убийство сотрудника конвойной службы милиции. В 1997 году он на автобусе выехал домой, из Казани в Зеленодольск, и в районе озера Глубокого, до путепровода, в автобусе произошел какой-то конфликт с пассажирами. Там был какой-то мужчина нетрезвый. И милиционер вышел, чтобы утихомирить бузотера. Оба они направились в лесопосадку, где через некоторое время там нашли труп этого сотрудника. Автобус их не ждал.

Раскрыть убийство коллеги было делом чести. Работали оперативники и УВД, и МВД. Установили всех пассажиров автобуса, составили схему, кто на каком месте из них сидел, кто на какой остановке сошел — чтобы установить личность подозреваемого. Курсантов танкового училища нашли, которые видели, какой именно мужчина выходил с милиционером, описали его внешность. Проверялась версия, что убийство совершил кто-то из бывших арестантов, кого он перевозил в автозаках. Поднимали картотеки… Грандиозная работа была проведена, но убийство осталось нераскрытым. Но я считаю, у каждого нераскрытого преступления — свой час. Думаю, наступит то время, когда сойдутся звезды на небе и придет недостающая информация.

— А почему в свое время выбрали силовые органы? И с кем вместе учились на юрфаке?

— Мне всегда нравились фильмы про следователей. Особенный след оставила картина с участием Высоцкого «Место встречи изменить нельзя». Еще раньше был сериал с участием Каневского — «Следствие ведут ЗнаТоКи», помните? Тяготел я к этим вещам. А родители у меня — рабочие. Папа всю жизнь отработал на вертолетном заводе, мама — на пороховом. На юрфаке в одной группе со мной были Павел Михайлович Николаев и Марат Наилевич Зарипов (руководитель Следкома по РТ и его первый зам, — прим. ред.). Я немного постарше их — пришел в университет в 1989 году, мне было 22 года.

После школы поступить не получилось — не хватило баллов, год отработал на пороховом заводе — учеником электромонтера и электромонтером. Серьезных аварий там в то время не помню. Может, объемы производства не были такие серьезные, а может, оборудование на тот момент не было так изношено. Год отработал, потом ушел в армию. В вузе я был старостой группы, отвечал за раздачу стипендии и еще ряд вопросов. Не один я был после армии. Были и другие — например, ныне действующий прокурор Московского района Павел Шамов — тоже мой одногруппник. Есть среди моих одногруппников и адвокаты.

После вуза два года работал юрисконсультом на одном предприятии и понял — не мое. После этого пришел в прокуратуру Кировского района. Мне тогда было 29. Уже какое-то представление о жизни было, о психологии людей. Поэтому умел выстраивать допрос человека, как-то войти к нему в доверие — расположить к себе.

«Наверное, в плане объема и масштаба самым сложным было дело по группировке «Хади Такташ». Фото vk.com/ussrchaosss

Киллера сдали милиции, за свидетелей взялся гример

— И какое расследование для вас было самым сложным?

— Наверное, в плане объема и масштаба самым сложным было дело по группировке «Хади Такташ». И началось расследование с того, что 10 ноября 1999 года — в День милиции — на улице Эсперанто задержали Анатолия Новицкого, после совершения убийства Марушкина. На киллера набросились и задержали его ребята из той же группировки, в которой был убитый. Приехали сотрудники милиции, забрали задержанного и стали работать с ним. А он стал говорить, кто ему заказал убийство вот этого человека. Назвал Радика Галиакберова, также известного по кличке Раджа (лидер группировки «Хади Такташ», — прим. ред.). Сказал, что это он заказал за 5 тысяч долларов убийство того человека из другой группировки. И вот с этого началась раскрутка.

В декабре Раджа был арестован. А в феврале 2000 года было возбуждено первое в практике республики дело по преступному сообществу и бандитизму. Потом пошли «Жилка», «29-й комплекс», «Тагирьяновские» и так далее… Это был прорыв такой — выдернули пробку. В орбиту расследования попали 13 человек. Ими занимались следователи. Нас была целая группа — Максим Владимирович Беляев (ныне зампред Верховного суда РТ, — прим. ред.), Равиль Вахитов (прокурор Кировского района Казани), Александр Валентинович Семушин (сейчас он работает в адвокатуре), Сергей Николаевич Куранов (судья Верховного суда РТ). Руководителем группы назначили Вахитова, но у каждого своя была зона деятельности, свои обвиняемые и действия с ними.

По крупицам собирали информацию на всю группировку, выясняли, чем они занимались, поднимали нераскрытые архивные дела. Сложность была, во-первых, в периоде преступной деятельности — они совершали преступления с 1993 года, а мы расследовали в 2000-м. И сами по себе фигуранты были непростые, которые не признают вину, отрицают очевидные, на наш взгляд, вещи. Я плотно занимался следственными действиями с Ренатом Фахрутдиновым (Ринтик) — сейчас он вместе с Галиакберовым (Раджой) отбывает пожизненное в «Черном дельфине». Валерий Широков и племянник Фахрутдинова Чернеев тоже моими фигурантами были.

Сам Галиакберов проходил по многим эпизодам, поэтому его допрашивали и я, и остальные следователи. Запомнился он мне как очень хитрый, ищущий выгоду человек. Пытался продемонстрировать, что всегда готов сотрудничать со следствием, но в свою пользу. Даже на финише расследования, когда мы в СИЗО знакомили обвиняемых с материалами дела, Раджа, встречая меня, говорил: «Вот я выйду, покажу все свои записи, и ты увидишь, что все не так было, и зуб там у убитого был не такой, а вот такой». Он очень много говорил. А Ренат Фахрутдинов, напротив, был молчаливый.

Именно на деле «Хади Такташа» была впервые в Татарстане применена методика шифрования свидетелей. Вплоть до того, что приезжал гример из театра оперы и балета и накладывал человеку грим, приклеивал усы, парик, и вот в таком виде проводили с его участием очную ставку. Лично у меня был такой опыт — я проводил с Фахрутдиновым очную ставку, а человек, который давал показания против него, был в образе Гоголя. На самом деле, совершенно абстрактная внешность получилась, но мне показалось, что очень похоже на Гоголя, так мы его и прозвали. Еще облачали свидетелей в очень объемную одежду, которая полностью скрывала их очертания. В маски с прорезями для глаз. Иногда ставили ширму — натягивая простыню на уровне глаз, и из-за нее только глаза были видны: таким образом человек мог участвовать в опознании. Сейчас-то для этого есть специальные помещения со стеклами, за которыми свидетеля не видно.

Голос зашифрованным свидетелям меняли уже в суде, когда привозили их туда. Через черный ход запускали в здание суда, которое располагалось тогда на Кремлевской.

— Противодействие было?

— Активного и явного нет. Были депутатские запросы с Москвы — что там у вас происходит. У одного из фигурантов, если не ошибаюсь, были среди родственников какие-то связи во властных структурах федеральных.

«Я же ездил где-то в 2004 году в «Черный дельфин» — учреждение ФСИН для осужденных к пожизненному заключению — для допросов Фахрутдинова и Галиакберова по новому делу. Ничего ценного они не рассказали, конечно». Фото ural56.ru

Псевдоромантика и запрет на физкультуру в «Черном дельфине»

— Прошло почти 20 лет с тех пор, вы ощущаете возрождение группировок?

— Если честно, как-то не вижу. Раньше были надписи на заборах, на зданиях — помните? «ТРК «Короли» — сила» и так далее, помните? Сейчас такого нет. Но от сотрудников полиции в том числе слышу — поднимают голову какие-то молодежные группировки, начиная со школьного возраста. Есть какие-то лидеры среди них, которые подтягивают, заражают этой уголовной псевдоромантикой. И почему-то молодежь этим интересуется. Почему-то для них не становится уроком то, сколько группировок в нулевые прошли через суды и сколько людей получили пожизненные сроки!.. Не пойму, что в этом может быть привлекательного. В тюрьме же не сахар, не рай. Один запах уже давит на тебя — романтики никакой нет. Ты там должен быть зверем, волком, только так выживешь. А те, кто сейчас из молодежи, считают, что они какие-то крутые, там в большинстве своем становятся изгоями.

Я же ездил где-то в 2004 году в «Черный дельфин» — учреждение ФСИН для осужденных к пожизненному заключению — для допросов Фахрутдинова и Галиакберова по новому делу. Ничего ценного они не рассказали, конечно. Зато мы с Жаудатом Ахметхановым (бывший начальник Ново-Савиновского РОВД, позже возглавлял МВД в Карачаево-Черкесии, — прим. ред.) оценили условия и порядок содержания. Это действительно что-то. На тот период в «Черном дельфине» были самые строгие нравы в стране. Сейчас там немного поменялось, корпус теперь другой.

А тогда нас водили по зданию, которое было построено еще при Екатерине — там содержались зачинщики Пугачевского бунта. Кованые лестницы, дух там своеобразный, за столько лет им пропитано все. Всюду гуляет туберкулез. Нам сразу сказали — снимите свою верхнюю одежду — дело было зимой — потому что меховая одежда сразу впитывает эти бактерии.

Муштра там — очень серьезная. Любые нарушения сразу караются. Осужденным нельзя заниматься спортом и физической культурой, любые укрепляющие упражнения запрещены. Чтобы окрепший осужденный не набросился на кого-то. Это ведь люди, которым терять абсолютно нечего… Поощряется доносительство друг на друга. На территории не соблюдается никаких воровских законов: авторитетный вор в законе может находиться в одной камере с геем. Убираются в камерах по очереди. Если человека выводят на допрос, ведут обязательно головой вниз и в определенной позе: сначала надевают на руки за спиной наручники, просовывают между рук резиновую дубинку и наклоняют человека головой вниз. Глаза закрывают повязкой, и он в таком положении перемещается до следственного кабинета, чтобы не было возможности запомнить расположение коридоров. Ему только говорят: «Две ступеньки вниз, поворот направо». Или «две ступеньки наверх» — командным, жестким голосом.

— И как изменили эти условия осужденных к крайней мере из Казани?

— Когда я встречался с ними в 2004 году, они еще только прибыли туда. Раджа опять пытался торговаться, говорил, мол, готов сообщить какие-то факты, ему известные, но только если его привезут в Казань. Фархутдинов сказал: «Меня все устраивает, я ничего говорить не буду». Тогда у них такая позиция была. А вот на сегодняшний день люди, которых многие знали как Ринтика и Раджу, стали активными жалобщиками, такими сутяжниками. Любой их приезд в казанский изолятор на следственные действия сейчас порождает массу жалоб по всем вопросам, которые поступают к нам, в суд.

Они все время что-то оспаривают, просят какие-то документы им прислать, ищут любой повод, чтобы завязать переписку. Это, видимо, для них уже часть жизни, потому что люди отбывают наказание уже 19-й год. Они и внешне изменились. Фархутдинов похудел очень сильно, начались проблемы со здоровьем — суставы и тому подобное. Он сказал, что отсутствие физических упражнений не заменят никакие таблетки… Но, как мне говорили там, все осужденные очень хотят жить. И все на что-то надеются.

***

Во второй части интервью Эдуард Абдуллин рассказал, почему решил сменить мундир следователя на мантию судьи, и о непоправимых ошибках своих бывших коллег.

ПроисшествияОбществоВластьИстория Татарстан

realnoevremya.ru


Смотрите также