Помещица салтычиха биография


Барыня Салтыкова: шокирующие факты

Кровавый след в российской истории оставила самая жестокая женщина-убийца - столбовая барыня Дарья Салтыкова, затерзавшая до смерти 139 крепостных крестьян, большую часть которых составляли женщины и девушки.

Пользуясь изощренными методами душегубства, она в течение 7 лет бесчинствовала в своем подмосковном имении Троицкое и московском особняке в районе Большой Лубянки, держа в страхе подвластный ей люд.

Эпилептоидная психопатия

Находившаяся в родстве со многими аристократическими фамилиями, красавица Дарья родилась в семье незнатного дворянина Иванова, но удачно выйдя замуж за ротмистра Салтыкова, быстро оказалась в высших кругах общества.

Внезапно овдовев в возрасте 26 лет, невероятно набожная барыня, совершавшая многочисленные религиозные паломничества, превратилась в остервенелую садистку, калечившую, пытавшую и убивавшую своих беззащитных жертв. Современные криминалисты объясняют причину бесчеловечной жестокости Салтыковой наличием у неё психического расстройства - эпилептоидной психопатии, обострившейся после её неразделенной любви.

Тютчев

После смерти мужа без памяти влюбившаяся в инженера Тютчева (деда знаменитого поэта) Салтыкова уже видела себя в роли его жены, однако он, несмотря на продолжительный роман, предпочел сочетаться браком с девицей Панютиной.

Искренне не желая молодой чете счастья, она приказала своим подельникам собрать самодельную бомбу и взорвать Тютчева в доме его жены, но план не был осуществлен, поскольку организаторы струсили.

Не успокоившись, патологическая мстительница Салтыкова распорядилась убить молодоженов из засады во время их следования в орловское имение, но и в этот раз им удалось спастись, так как аноним сообщил Тютчеву о готовившемся покушении.

Взбешенная этим известием Салтыкова еще больше возненавидела молодых девушек, в которых видела основную причину своего горя. Вероятно, поэтому в списке её жертв фигурировало всего два мужских имени.

Салтычиха

На первые проявления агрессии у барыни привыкшие к бесправному житью крепостные не обращали внимания, но когда убийства и истязания приняли систематический характер, дворня испугалась.

Страшнее всего было то, что припадки у Салтыковой, которую служащие за спиной прозвали Салтычихой, случались внезапно, и каждый мог оказаться следующей жертвой. В бешенство хозяйку могла привести любая мелочь, например, на её взгляд, плохо вымытый пол или нечистая стирка.

Орудия убийства

В порыве приступа разъяренная Салтычиха превращалась в кровожадного зверя, получавшего удовольствие от наблюдения за человеческими муками, зачастую длившимися не один день.

Её любимым орудием убийств было полено, которым она забивала молоденьких служанок, а если его не оказывалось под рукой, то в ход шли скалки и горячие утюги.

Бесчинствовавшая помещица, творившая свои злодеяния в возрасте от 27 до 32 лет, обливала крестьянок кипятком, таскала за уши раскаленными щипцами для завивки, поджигала их лучиной и голыми руками вырывала с их головы волосы.

Если после таких пыток в девушке еще теплилась жизнь, а Салтычиха уставала от истязаний, то она приказывала своим верным слугам «гайдукам» - конюху и дворовой девке, закончить дело за неё до смерти забив жертву плетьми или батогами.

Известные жертвы

Серийная убийца Дарья не знала жалости, иначе бы она не заставила крепостных загнать в пруд в холодный ноябрьский день прислужницу Петрову, которая по горло в воде простояла там до тех пор, пока не испустила дух.

Жестокой была смерть крестьянки Ларионовой, которой она подожгла волосы на голове, а умертвив, приказала выставить открытый гроб с её телом на лютый мороз, положив сверху её новорожденного младенца, через несколько часов скончавшегося от переохлаждения.

От рук Салтыковой погибли все три жены крестьянина Ильина: Катерину она засекла плетьми, Федосью забила батогами, а Аксинью избила руками, завершив дело ударом полена.

Последней, кто погиб от чудовища в человеческом обличье была крепостная Фёкла, которой она в процессе избиения вырвала волосы и живьем закопала в землю.

Жалобы

21 раз не участвовавшие в кровавых играх хозяйки крестьяне подавали на неё жалобы властям, но всякий раз взятки, связи и имидж добропорядочной женщины, жертвовавшей огромные милостыни, помогали Салтыковой избежать наказания, а жалобщики, как клеветники, отправлялись на каторгу.

Чтобы скрыть свои преступления Салтычиха отмечала в дворовых записях, что 50 человек из крепостных скончались от болезни, 73 пропали без вести, а 16 убежали к мужьям. И неизвестно, как долго она продолжала бы свои зверства, если бы тот самый Ильин вместе с крестьянином Мартыновым не решились бы на побег из её имения, с целью донести челобитную непосредственно до императрицы Екатерины II, только что взошедшей на российский трон.

Следствие

По счастливому стечению обстоятельств их жалоба дошла до адреса, и императрица, ужаснувшаяся методам истребления и количеству загубленных душ, дала ход расследованию по делу Салтыковой.

Шесть лет следователи устанавливали вину богатой помещицы, которая до конца процесса не раскаялась в своих деяниях и не созналась ни в одном преступлении, надеясь на заступничество высокопоставленных родственников. Однако и они ничего не могли сделать, поскольку Екатерина II решила устроить над Салтыковой показательный процесс и довести дело до логического конца – смертной казни.

2 октября 1768 года по окончании следствия императрица-просветительница помиловала «урода рода человеческого», заменив отсечение головы пожизненным заточением в подземной камере московского Ивановского женского монастыря без общения с внешним миром.

Лишенную дворянского титула и права носить фамилию отца и мужа, Салтыкову было приказано именовать «оно», поскольку её бесчинства не позволяли причислить её ни к женщинам, ни к мужчинам.

Но прежде чем отправиться к месту заключения, Салтыковой предстояло простоять час на эшафоте на Красной площади, будучи привязанной к позорному столбу с табличкой «мучительница и душегубица».

Тюрьма

11 из 33 лет заключения «безбожница» Салтыкова мучилась в кромешной тьме покаянной камеры, единственным источником света в которой была свеча, зажигаемая только на время приема пищи. Остальные 22 года она провела в каменной пристройке монастыря с крошечным окошечком, через которое на неё могли смотреть посетители монастыря.

Однако она, как и прежде никого не жаловала, плевалась на визитеров, ругалась и даже пыталась ударить их палкой, просовываемой через решетку.

Единственный человек, к кому наделенная отменным здоровьем Салтыкова не испытывала неприязни был приставленный к её дверям тюремщик, с которым она умудрилась закрутить роман и родить ребенка.

Умерла душегубица в 71 год и, несмотря на все злодеяния, была похоронена по религиозным канонам на погосте Донского монастыря, где покоилась вся её родня.

zen.yandex.ru

Салтычиха. История помещицы-садистки

Дарья Николаевна Салтыкова по прозвищу Салтычиха — российская помещица, получившая известность из-за убийства нескольких десятков своих крепостных. Имя Салтычихи стало нарицательным, оно до сих пор вселяет в души страх и ужас, но в то же время вызывает любопытство. Ведь до раскрытия этих подробностей её считали набожной и милой женщиной.

Так что же подтолкнуло её на на такие жестокости?!

Дарья родилась в семье дворянина Николая Иванова, среди ее родственников - Давыдовы, Строгановы и Толстые. Муж, Глеб Салтыков погиб, когда ей было 26 лет.У них остались двое сыновей, которые были отправлены на службу. Сама Дарья стала помещицей, с 600 душами во владении.

***

Сначала она занималась благотворительностью: раздавала милостыню, помогала церкви. Но затем неуёмная энергия, сексуальная неудовлетворенность и врожденные садистские наклонности превратили её в чудовище. Скорее всего у неё развилась болезнь под названием «эпилептоидная психопатия».

***

Она не умела писать, читать и даже расписываться.

***

Одной из причин ее жестокости считают неразделённую любовь. Она по уши влюбилась в Николая Тютчева, деда Федора Тютчева. Но он разочаровался её глупостью и быстро охладел к ней и женился на Панютиной. Сначала Салтычиха приказала своим крестьянам сжечь её дом, а затем и убить, но они, конечно же, не стали это делать. Возможно отсюда у нее была ненависть к молодым красивым девушкам.

***

Поводы для наказания были очень незначительны:плохо помытый пол или неправильно постиранное белье. Провинившуюся крестьянку она избивала всем, что попадется под руку, особенно любила деревяшки и поленья. После жертву пороли её подданные. Дальше больше: она могла сжечь волосы жертвы или облить кипятком. Одним из самых любимых пыток были горячие щипцы для завивки волос, которыми она хватала жертву за уши. Жертв также морили голодом и привязывали голыми на морозе. Особенно она любила убивать молодых невест, которые собирались выйти замуж.

***

Первым доносом на нее стал донос мужа беременной Анисьи Григорьевы, которую Салтычиха забила до смерти в 1757 году. У Введенской церкви в Москве лежит неродившийся ребёнок, которого тайно похоронили там. Донос не дал результата, мужика убили.

***

Наказали ее благодаря настойчивости двух крестьян - Ермолая Ильина и Савелия Мартынова. Они бежали из её поместья в 1762 году, каким то способом нашли способ передать донос новоиспеченной императрице Екатерине II. Она решила сделать из этого случая показательный процесс, чтобы ознаменовать новую эпоху законности. Но дело затянулось на 6 лет - все боялись последствий расследования, так как у Салтычихи было очень много влиятельных родственников. Все отказались, и за дело взялся безродный чиновник Степан Волков. Он не имел богатых связей и влиятельных родственников, и он привык тянуть лямку. Только благодаря его настырности и упорству дело не пропало в дальнем углу архива и дошло до логического завершения.

***

По спискам Волкова пострадавшими от помещицы оказались 139 крестьян.

Последняя жертва

Последняя жертва помещицы – дворовая девушка Фекла Герасимова. Будучи под расследованием, она поиздевалась над нею. У девушки были вырваны волосы, пробита голова, а спина уже сильно гнила. Во время захоронения она ещё была жива. Эта история получила достаточно серьезную огласку в близлежащих деревнях.

При допросе она не созналась ни в одном преступлении.

***

2 октября 1768 года Екатерина II вынесла приговор. Её лишили дворянского звания, час она стояла прикованной к столу позора, затем её отправили на пожизненное заключение в темницу без света и общения.

После 33 годов заключения она умерла 27 ноября 1801 года в припадках безумия.

Если вам понравилось ставьте лайки, подписывайтесь на канал.

zen.yandex.ru

Дарья Николаевна Салтыкова (Салтычиха)

Дарья Салтыкова (Салтычиха) – богатая русская помещица, жившая в 18 веке, которая известна своей огромной жестокостью и изощрёнными убийствами сотни крепостных крестьян. И по сей день наводит ужас на современников своими преступлениями.

Салтыкова Дарья Николаевна родилась 22 марта 1730 года в семье столбового дворянина Иванова Николая Автономовича и Давыдовой Анны Ивановны. В роду её были вельможи с такими звонкими фамилиями, как Толстые, Давыдовы, Мусины-Пушкины и Строгановы.

Жизнь Дарьи проходила в роскошных условиях: её дед, Автоном Иванов, верно служил Петру Первому, поэтому сумел скопить своим потомкам огромное состояние. Девочка росла на радость своим родителям, была умницей и красавицей и заметно выделялась среди остальных чрезмерной набожностью.

Как выяснилось позже, жестокая вдова за семь лет загубила более 100 крепостных. Всё чаще проскальзывает цифра 139 человек, однако установить точное количество погубленных Салтычихой крепостных людей так и не получилось.

Для Салтыковой ключевой причиной для наказания крепостных служили плохо помытые полы или же некачественная, по мнению Салтычихи, стирка. По этим самым причинам от жестокого отношения со стороны помещицы больше всего страдали именно девушки и женщины. Изначально разгневанная Салтычиха набрасывалась с кулаками на провинившихся или бросала в них любые предметы, которые попадались ей под руку, однако в скором времени ей показалось этого мало, и она стала отдавать приказы гайдукам и конюхам, чтобы те их пороли, нередко до смерти.

Бывали случаи, когда Салтычиха лично участвовала в пытках и истязаниях, обливая своих жертв кипящей водой, поджигая и вырывая им волосы, приказывая привязать провинившихся крепостных на морозе в обнажённом виде и моря их голодом. Большую часть своих убийств Салтыкова совершила в поместье Троицком, которое находилось в Подмосковье.

Однажды от руки Салтычихи чуть не умер дед знаменитого поэта Фёдора Тютчева – землемер и дворянин Николай Тютчев.

Как выяснилось, у него с Дарьей был достаточно продолжительный роман, однако эти любовные отношения не закончились свадьбой. По какой-то неизвестной причине Николай в итоге позвал замуж не богатую помещицу, а довольно скромную женщину. Разъярённая и разозлившаяся Салтычиха за это чуть не убила своего неверного любовника, устроив на него покушение. Избежать смерти ему удалось совершенно случайно.

Стоит также отметить, что, регулярно убивая крепостных и совершая кровавые злодеяния, Салтыкова продолжала с большим усердием бить поклоны в храмах и монастырях, жертвовать большие суммы на церковные нужды, совершать паломничества, прикладываться к святым мощам, а также строго соблюдать посты.

Пытки Салтычихи

Самые первые жалобы от пострадавших от её деяний крестьян или же родственников убитых никакого результата не дали, так как достаточно влиятельные родственники Салтычихи всё время за неё заступались. Более того, задабривая должностных лиц крупными взятками, Салтыкова не только смогла избегать наказаний, но и с лёгкостью узнавала имена тех, кто на неё жаловался, в дальнейшем наказывая их с ещё большей жестокостью. Именно поэтому на протяжении долгого времени преступления, совершаемые помещицей, оставались абсолютно безнаказанными, а её жестокость с каждым разом становилась ещё более ужасной и изощрённой.

Покончить с преступлениями Салтычихи смогли двое крестьян: Савелий Мартынов и Ермолай Ильин, которые в 1762 году смогли пробиться к императрице Екатерине II, которая на тот момент времени только вступила на престол. Царица эту жалобу внимательно рассмотрела и приказала провести тщательное расследование. Узнав же настоящее положение вещей, императрица устроила показательный процесс. И, так как Дарья Салтыкова относилась к роду дворян, дело дало начало для новой эпохи законности.

Московская юстиц-коллегия вела расследование на протяжении шести лет. Ведение следствия было доверено чиновнику Степану Волкову, а также и его помощнику – надворному советнику Дмитрию Цицианову. Когда следователи тщательнейшим образом изучили все счётные книги Салтыковой, то они сумели выявить круг чиновников, которые были подкуплены Салтычихой. Проведя анализ всех записей о перемещении крепостных крестьян, следователи точно определили, кто из них был продан, а кто уже умер.

Ещё в самом начале исследования этих книг следователей насторожили записи по типу той, в которой отмечалось, что девушка в возрасте двадцати лет, только что приступившая к службе на помещицу, скончалась через несколько недель после начала своей работы. И подобных записей насчитывалось огромное количество. Также во многих случаях Салтычиха заявляла и оправдывала себя тем, что отпускала девушек домой, чтобы те погостили у своих родных, однако ни дома, ни в иных местах их больше не видели.

Часть убийств, ужасные и жуткие подробности которых всплыли в процессе следствия, леденили кровь своей особой и запредельной жестокостью. К примеру, Салтычиха, которая всегда «славилась» своей огромной силой, собственными же руками убила одну из крепостных девушек, вырвав ей волосы на голове и приказав подельникам вытащить гроб с её телом на мороз. В свою очередь, на её тело потом положили её же грудного ребёнка, который впоследствии замёрз.

Согласно свидетельствам крестьян, Салтыкова получала огромное удовольствие от проводимых пыток над своими жертвами и их мучений. Она открыто развлекалась, когда таскала бедных крепостных за уши с использованием нагретых щипцов. Среди убитых ею было несколько совсем молоденьких девушек, которые готовились пойти под венец, беременные женщины, а также две девочки в возрасте 12-ти лет.

Тщательнейшим образом изучив архивы канцелярий, следователи выявили более двадцати на помещицу жалоб, поданных крепостными, однако имена этих людей подкупленные чиновники сразу же сообщили Салтычихе, которая впоследствии совершила над ними собственный суд.

В конечном счёте Дарью Салтыкову заключили под стражу и провели допрос с применением пыток, хотя официального разрешения на них никто не выдавал. Однако и в этом случае помещица ни в чём не хотела сознаваться. Не повлияли на неё и уговоры священнослужителя Дмитрия Васильева: Салтыкова так и не покаялась в своих злодеяниях.

В 1768 году её приговорили к смертной казни: следователи смогли доказать её причастность к 38 убийствам. Однако в скором времени смертную казнь изменили на лишение звания дворянки и пожизненное тюремное заточение.

В тексте приговора было сказано: «сие чудовище именовать мущиною». Перед тем, как её заключили в тюрьму при Ивановском девичьем монастыре, она на один час была прикована к столбу позора, который был установлен на Красной площади.

Криминалисты и психиатры современности в один голос утверждают о том, что Салтыкова являлась психически больным человеком. Некоторые же историки утверждают, что она была латентной гомосексуалисткой.

В феврале 2017 года соотечественники вновь вспомнили об этой страшной помещице после того, как на экраны вышел фильм «Екатерина. Взлёт», в котором роль Салтычихи сыграла Александра Урсуляк. Еще через год состоялась премьера сериала «Кровавая барыня», где главную роль сыграла Юлия Снигирь.

Замуж Дарья вышла за Глеба Алексеевича Салтыкова, который был ротмистром в лейб-гвардии Конного полка и который относился к ещё более именитому роду. Семейная жизнь у супругов сложилась достаточно благополучным образом. Вскоре у супругов родилось двое сыновей: Николая и Фёдора.

Семья проживала в огромном доме в Москве, который располагался в районе Большой Лубянки. Также семья часто обитала в большой усадьбе Красное, которая находилась у берега реки Пахра.

Дарья Салтыкова

Дарья Салтыкова являлась не только высокородной столбовой дворянкой, но и довольно уважаемым в обществе человеком. Она регулярно совершала путешествия в качестве паломника к святым местам, жертвовала крупные суммы на церковные нужды и щедро подавала милостыню. Кроме этого, Салтыкова значительно отличалась рассудительностью и покладистым характером.

Горе в семье Салтыковых произошло тогда, когда Дарье исполнилось 26 лет: женщина стала вдовой. После смерти своего супруга она стала очень богатой, так как от него ей перешли поместья в нескольких губерниях. Также Салтыкова получила от него в наследство примерно 600 крепостных душ в Вологодской, Московской и Костромской губерниях.

Уже потом свидетели по делу Дарьи Салтыковой, которая в народе получила прозвище Салтычиха, рассказали следователям о том, что молодая помещица при супруге хотя и была достаточно строгой, однако в рукоприкладстве замечена не была. Ситуация резко изменилась тогда, когда девушка овдовела.

Дарья Салтыкова находилась в камере-землянке одиночного содержания, в которой отсутствовали окна: свет от свечи она видела только тогда, когда ей приносили еду. В общей сложности в тюремном заключении она была на протяжении 33 лет, первые 11 из которых – в камере с полным отсутствием света. Всё остальное время её держали содержали в камере с крошечным окном, а на неё, как на страшное и редкое животное, приводили посмотреть народ. По некоторым данным, во время заключения Салтыкова забеременела от охранника и родила ребёнка.

Дарья Салтыкова скончалась 27 декабря 1801 года, когда ей был 71 год. Тело её было захоронено на кладбище при Донском монастыре, где до этого была похоронена вся её родня.

Ссылки

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

biographe.ru

Страсть кровавой барыни: кого любила помещица Салтычиха

Дарья происходила из старинной дворянской семьи, у ее деда было 16 тысяч душ — крестьян мужского пола, и он считался одним из богатейших помещиков того времени. Дарью выдали замуж рано. За Глеба Салтыкова, офицера лейб-гвардии Конного полка. Говорят, женился на ней Глеб исключительно ради щедрого приданого. Кроме него, девушке похвастаться было нечем: неприятная на лицо, бледная и худая Дарья не отвечала стандартам красоты.

Несколько лет спустя Глеб умер, оставив молодую вдову с двумя сыновьями. Дарья была еще в расцвете сил и при деньгах, так что легко могла найти себе нового мужа.

Вот только женихи, до которых доходили слухи о ее жестокости, предпочитали держаться от богатого дома подальше.

  • Как я перенесла инсульт в 24 года: откровенный рассказ от первого лица

Обычное раздражение, которое Салтычиха испытывала по отношению к слугам, переросло в помешательство. Она стегала прислугу розгами, била всем, что попадется под руку, могла плеснуть кипятком в лицо или прижечь уши щипцами для завивки.

При этом к мужчинам Салтыкова относилась более бережно — они почему-то не вызывали у нее такой неприязни. Лишь ненадолго прервала Салтычиха своё лютое увлечение — когда влюбилась.

Встреча в лесу

Как-то раз Салтыкова, по своей привычке, охотилась в собственных лесах и вдруг услышала выстрелы. Значит, кто-то осмелился вторгнуться на ее земли! Это удивило и разозлило ее одновременно. Мало кто из соседей решался нарушать границы жестокой помещицы.

Вторженцем оказался молодой дворянин, инженер Николай Андреевич Тютчев, будущий дед поэта. Он не из злого умысла въехал на чужую территорию. Николай Адреевич занимался межеванием земель и проводил топографическую съемку местности к югу от Москвы. Тютчев был хорошо образован, дипломатичен (этого требовала его работа), но при этом очень небогат. Да и на службе не преуспел — дослужился всего-навсего до секунд-майора.

Салтычиха велела своим мужикам скрутить его и доставить к ней в имение. Остается только догадываться, какой шок испытал Тютчев, когда его, рассыпающегося в извинениях, силком потащили к дому помещицы.

Унизительный плен

Тютчев оказался пленником Дарьи Салтыковой. По одной версии, его тут же бросили в погреб и продержали там без еды несколько дней, по другим — сразу отправили в покои Салтычихи.

Помещица, не зная других манер, угрожала Тютчеву и осыпала его оскорблениями. Она попыталась ударить его, но неожиданно получила отпор. И успокоилась. Тютчев с такой силой ударил женщину, что та упала. Но ту это не отпугнуло, даже напротив.

Так Тютчев становится любовником Салтычихи. Ненадолго, впрочем. По слухам, к тому времени Дарья Салтыкова обладала богатырским телосложением, грубым мужским голосом и в целом отталкивающей внешностью.

Брак с Панютиной

Такой роман не мог длиться долго. Но, только Тютчев задумал сбежать, Салтыкова пронюхала об этом и велела запереть его в сыром погребе, «волчьей погребнице». По счастью, рискуя собой, мужчину освободила дворовая девка.

Накануне великого поста 1762 года капитан Тютчев посватался к соседке Пелагее Панютиной. Можно только вообразить, как была оскорблена этим известием Салтычиха.

Ей, богатой помещице, он предпочел невзрачную девицу с двадцатью крепостными, да еще родительским домом в селе Овстуг в Брянском уезде. Это можно было бы понять, будь он сам состоятельным дворянином, но у самого Николая Андреевича было 160 душ.

Салтычиха была в ярости и твердо решила отомстить.

Замыслила она взорвать московский дом Панютиной. Конюх Салтычихи купил пять фунтов пороха, перемешал его с серой и завернул в пеньку. Он должен был подоткнуть это взрывное устройство под застреху дома и поджечь, «тобы оный капитан Тютчев и с тою невестою в том доме сгорели». По счастью, второй конюх Роман Иванов, который должен был осуществить последнюю часть плана, отказался брать грех на душу.

Салтычиха жестоко наказала ослушавшегося холопа, но не передумала.

Когда Панютина и Тютчев отправлялись в свой уезд, их путь пролегал мимо имений Салтычихи. Она велела своим дворовым встретить их с ружьями и дубинами, но кто-то предупредил молодых о грозящей им опасности. Тютчев подал челобитную и попросил для себя и молодой жены конвой.

Вскоре нескольким крестьянам удалось подать челобитную лично Екатерине II, после чего началось долгое судебное разбирательство, которое и привело Салтычиху в тюрьму.

Предки поэта

А капитан Тютчев в апреле 1762 года женился на Пелагее Панютиной. Обладали супруги, судя по всему, незаурядными хозяйственными способностями, потому что спустя 25 лет Тютчевы приумножили свое состояние в 15 раз. В Овстуге был построен большой господский дом, разбит парк с прудами.

За что полюбился молодой инженер кровавой помещице — неизвестно.

Один из известных биографов поэта В. В. Кожинов писал, что, по словам овстугских крестьян, будущий дед поэта «позволял себе дикие выходки. Он рядился в атамана разбойников и с ватагой своих также ряженых дворовых грабил купцов на проходившей близ Овстуга большой торговой дороге».

Впрочем, многие считали такие домыслы нелепыми и лишенными всяких оснований.

Фото из сериала «Кровавая барыня» (телеканал «Россия», режиссер Егор Анашкин)

www.cosmo.ru

Салтычиха (Салтыкова Дарья Николаевна) - биография: Изощренная садистка

Имя: Дарья Салтыкова (Салтычиха) Daria Saltykova

Дата рождения: 1730 год

Дата смерти: 9 декабря 1801 года

Возраст: 71 год

Место рождения: Российская империя

Место смерти: Москва

Деятельность: Русская помещица

Семейное положение: Была замужем

Дарья Салтыкова - биографияСледователи , работавшие над делом Дарьи Салтыковой, серьезно проверяли слухи, будто помещица ела своих жертв, а одним из любимых ее лакомств была женская грудь. Слухи не подтвердились - Салтычихе нравился сам процесс истязания.Салтычиха - страшная сказка русской истории. Имя помещицы, мучившей и убивавшей своих крепостных, не забыли до сих пор, хотя подробности кровавых дел в ее биографии уже изгладились из людской памяти.Жители Теплого Стана и расположенного по другую сторону кольцевой автодороги поселка Мосрентген даже не догадываются, что здесь два с половиной века назад зверствовала барыня-злодейка - Салтычиха.Почему обычная дворянская девица Дарья Салтыкова стала чудовищем в человеческом обличье? Что сделало ее одной из самых известных массовых убийц в истории? Пухлое следственное дело Салтычихи, хранящееся в Российском историческом архиве в Петербурге, не дает ответы на эти вопросы. Поступки в ее биографии нельзя объяснив даже дурной наследственностью: предки Дарьи были совершенно нормальными людьми. Дед, думный дьяк Автомон Иванов, при Петре Великом возглавлял Поместный приказ. Во время стрелецкого бунта он очень вовремя встал на сторону молодого царя, за что был награжден чинами и поместьями. Его сын Николай, отслужив несколько лет на царском флоте, вернулся в родное Подмосковье, где отстроил барский дом в селе Троицкое. В год смерти Петра он женился на Анне Тютчевой - поместье ее родителей находилось по соседству. У Николая и Анны было три дочери - Аграфена, Марфа и Дарья. Вскоре после рождения младшей - Дарья появилась на свет в марте 1730 года -Анна Ивановна умерла.Ивановы не принадлежали к тем помещикам, которые восторженно внимали идеям европейского Просвещения. В их доме все было устроено по-старому: долгий сон, обильная еда и скука. Грамоте дочек не учили, зато обучали тому, что нужно будущей хозяйке - вести дом и держать в строгости рабов.Многие господа именно так, по старинке, называли крепостных крестьян, которые по закону считались полной собственностью владельца. В конце концов, даже знатные дворяне подписывали прошения к царю «раб Вашего Величества» -что уж говорить о крестьянах? В те годы императрица Анна Иоанновна и ее любимец Бирон могли избить любого вельможу батогами, «усечь» язык и отправить в Сибирь. Русская жизнь XVIII века была пропитана жестокостью, к которой Дарья привыкла с детства.По обычаю, дочерей рано выдали замуж. В 19 лет настала очередь Дарьи - она стала женой 35-летнего ротмистра Глеба Салтыкова, потомка богатого и знатного рода. Благодаря этому браку у Дарьи появились владения в Вологодской и Костромской губерниях, а также дом в Москве, на углу Кузнецкого Моста и Большой Лубянки. Год спустя, в 1750-м, она родила сына Федора, еще через два года - Николая. Детьми Дарья занималась мало, оставив их на попечение кормилиц и нянек. Муж почти все время проводил на службе и часто ездил в Петербург с поручениями. Во время одной из таких поездок он простудился и весной 1756 года умер. После этого Дарья почти совсем забросила городской дом и вернулась в Подмосковье. К тому времени скончался и ее отец, оставив любимой младшей дочке Троицкое и соседнюю деревню Теплый Стан - когда-то там находился постоялый двор, где ямщики отогревались чаем или чем-нибудь покрепче. В обоих селениях жило около пятисот крестьян - в основном женщины и дети, поскольку половину мужиков забрали на неравно начавшуюся войну с Пруссией.Как выглядела 26-летняя, юная по нынешним временам Дарья Салтыкова, мы точно не знаем. Один источник описывает ее как «маленькую, костлявую и бледную особу», другие пишут о «женщине богатырского сложения с мужеподобным голосом». Однако все упоминают о ее горячем и пылком нраве. Изнывая без мужской любви, она после года вдовства нашла замену покойному мужу. По легенде, в один прекрасный день она услышала в лесу выстрелы и приказала гайдукам (то есть слугам) поймать дерзкого нарушителя границы ее владений. Скоро к ней привели молодого красавца в простой одежде. Приняв его за крестьянина, Дарья привычно велела всыпать ему плетей, но он ударом кулака сшиб на пол ближайшего гайдука и закричал: «Как вы смеете? Я капитан Николай Тютчев!» Узнав, что дальний родственник матери заехал в ее лес по ошибке, увлекшись охотой, Салтычиха смягчилась и пригласила незваного гостя к столу. А вскоре он оказался и в ее постели.Этот «соседский» роман продолжался не один год. Тютчев был на пять лет моложе Салтыковой, но все же уставал от ее буйного темперамента. К тому же он был дворянином новой формации, получил неплохое образование и чувствовал себя неуютно рядом с грубой и безграмотной сожительницей - с ней и поговорить-то было не о чем. Поэтому он навещал Троицкое не чаще одного-двух раз в неделю, отговариваясь занятостью по службе - он работал в Межевом департаменте. Во время этих кратких визитов он не мог не замечать, с каким страхом дворовые смотрели на свою барыню. Хотя, конечно, самое страшное Дарья от «свет-Николеньки» скрывала - боялась, что бросит.А страшного в усадьбе хватало. В те же годы, отмеченные любовью к Тютчеву, Дарья Салтыкова сжила со свету десятки своих крестьян. Почти все они были молодыми женщинами - среди жертв оказалось только двое мужчин и пять девочек 11-15 лет. Помещица наказывала своих крепостных не за преступления или какие-нибудь серьезные провинности. Вполне достаточно было, чтобы крестьянка не очень чисто вымыла полы в усадьбе или плохо постирала платья барыни. Салтыкова била несчастных всем, что попадется под руку - скалкой, поленьями, даже раскаленным утюгом. Крики и мольбы жертв приводили садистку в дикое возбуждение. Устав, она вызывала гайдуков, которые били женщин сами или заставляли делать это мужей крестьянок - если те отказывались, их ждала та же участь. Салтычиха наблюдала за экзекуцией из кресла, крича: «Сильнее, сильнее! Бейте до смерти!» Нередко послушные слуги выполняли этот приказ. Тогда мертвых женщин переносили в подвал, а ночью закапывали на опушке леса. В казенную палату отправлялась бумага о «бегстве» очередной крестьянки. Чтобы избежать лишних вопросов, к этому документу обычно прикладывалась пятирублевая купюра.Но чаще бывало иначе - после истязаний жертва оставалась жива. Тогда ее снова заставляли мыть полы, хотя она уже едва держалась на ногах. Тогда с криком: «Ах ты, дрянь, лениться вздумала!» - Салтычиха вновь принималась за «вразумление». Женщин выставляли раздетыми на мороз, морили голодом, рвали тело раскаленными щипцами. Эти сцены повторялись раз за разом - фантазия мучительницы была довольно скудной. Крестьянку Аграфену Агафонову она била скалкой, а конюхи - «палками и батожьем, отчего руки и ноги у нее были переломаны». Акулине Максимовой после битья «без всякого милосердия скалкою и вальком по голове» барыня жгла волосы свечкой. 11 -летнюю дочь дворового Антонова Елену она «учила» той же скалкой, а затем столкнула с каменного крыльца усадьбы.Такие же сцены происходили в московском доме Салтычихи, рядом с модными магазинами Кузнецкого Моста. Там погибла служанка Прасковья Ларионова - сначала садистка избивала ее сама, а потом отдала гайдукам, крича при этом: «Бейте до смерти! Я сама в ответе и никого не боюсь!» Забитую до смерти Прасковью повезли в Троицкое, бросив в сани ее грудного ребенка, который замерз по дороге. Той же дорогой везли Катерину Иванову, у которой конюх Давыд «видел от бою ноги опухлые и из седалища текла кровь».С годами Салтычиха стала более изобретательной и употребляла, как отметило следствие, «мучительства, христианам неизвестные». Например, «разженными щипцами припекательными тянувше за уши и обливая голову горячею из чайника водою». А крестьянку Марью Петрову в ноябре загнали в пруд, где четверть часа продержали по горло в ледяной воде, а потом избили до смерти. Ее труп выглядел так страшно, что даже троицкий священник отказался ее отпевать. Тогда тело по давней привычке закопали в лесу.Чаще таких проблем не возникало: умирающую жертву уносили в «заднюю палату» и отпаивали вином, чтобы во время предсмертной исповеди у нее были силы хоть что-нибудь пробормотать. Если этого не случалось, ее исповедовали «по-глухому» и хоронили на сельском кладбище. Так случилось с женой конюха Степанидой, которую по приказу Салтычихи ее собственный муж избил розговыми комлями - толстыми концами прутьев. На похоронах конюх стоял под надзором гайдуков - чтобы он не побежал доносить. Правда, такие доносы ни к чему не приводили - благородная фамилия мужа и щедрые подарки властям надежно защищали Салтычиху. Жалобщиков сажали в карцер, а потом возвращали барыне, чтобы она могла поквитаться с ними.Порой расходившаяся Салтычиха устраивала настоящие массовые казни. В октябре 1762 года, уже находясь под следствием, она приказала слугам избить четырех девок, включая 12-летнюю Прасковью Никитину, -снова за нечистое мытье полов. В результате Фекла Герасимова была едва жива: «волосы у ней были выдраны, и голова проломлена, и спина от побоев гнила». Ее вместе с остальными бросили в одной рубахе в саду, а потом втащили в дом и продолжили избиение. В результате трое из четырех жертв умерли. Изредка Салтычиха убивала и мужчин. В апреле 1761 года староста Григорьев не устерег отданного под его надзор гайдука Иванова, который чем-то провинился. Нерадивого тюремщика привезли в Троицкое и отдали на расправу конюхам, которые попеременно били его кулаками и кнутами. К утру староста умер.Конюхи и гайдуки были постоянными палачами Салтычихи, причем им приходилось убивать и своих близких. Один из них, Ермолай Ильин, по прихоти помещицы избил до смерти трех своих жен - одну за другой. Во время следствия он показал, что «по приказу помещицы, многих, взятых из разных деревень во двор, девок и женок бивал, которые от тех побоев вскоре и умирали...» О том он, Ильин, нигде не объявлял и недоносил, убоясь оной помещицы своей, а более того, что и прежние доносители наказаны кнутом; то ежели б и он, Ильин, стал доносить, также ж был истязан или еще и в ссылку послан». Последнюю жену Федосью Артамонову добила скалкой сама барыня, которая заставила мужа ее хоронить, предупредив: «Ты хотя и в донос пойдешь, только ничего не сыщешь».Но на этот раз уверенность Салтычихи в своей вседозволенности не оправдалась. Конюх Ермолай все же пошел «в донос», взяв в компанию другого крепостного Савелия Мартынова. Они выбрали удачный момент -июль 1762 года, когда на престол только что взошла Екатерина II. Новая царица, свергнувшая своего мужа Петра III, желала предстать перед Россией и всем миром защитницей своих подданных. Дело Салтычихи оказалось весьма кстати - жалобу крестьян передали в Юстиц-коллегию, и та начала следствие. С этим совпало и другое событие - разрыв Салтыковой с ее любовником Тютчевым. Устав от тяжелого характера подруги, молодой офицер перед Великим постом объявил, что собирается жениться на дочери брянского помещика Пелагее Панютиной. Салтычиха пришла в ярость - по ее приказу вероломного Тютчева заперли в сарае, но одна из дворовых девок помогла ему бежать. В мае они с Панютиной обвенчались и поселились в Москве, на Пречистенке. Но Салтычиха не успокоилась - по ее приказу конюх Алексей Савельев купил на артиллерийском складе пять фунтов пороха, чтобы взорвать им дом молодых супругов. В решающий момент конюх струсил и объявил, что порох отсырел и не взорвался.Через месяц Салтычиха yзнала, что молодожены поедут в Брянскую губернию мимо Теплого Стана, и устроила на дороге засаду. Ей снова не повезло -один из гайдуков, прежде друживший с Тютчевым, предупредил его, и тот отменил поездку. После этого помещица оставила бывшего любовника в покое, но он, похоже, был всерьез напуган -потому и отказался давать показания против нее. Следствие и без того продвигалось с трудом: сама Салтычиха все обвинения отрицала, а жалобы крестьян суд не мог принимать в расчет. Но Екатерина, лично державшая дело под контролем, была полна решимости довести его до конца. В конце 1763 года Юстиц-коллегия предложила «во изыскании истины» подвергнуть Салтыкову пытке.Однако императрица решила, что пытка - это не по-европейски. Она решила приставить к Салтычихе «искусного священника на месяц, который бы увещевал ее к признанию, и если от сего еще не почувствует она в совести своей угрызения, то чтоб он приготовил ее к неизбежной пытке, а потом показать ей жестокость розыска приговоренным к тому преступником». Иными словами, преступницу водили в застенок и показывали, как пытают других. Но она по-прежнему молчала. Не помогли и увещевания батюшки: четыре месяца спустя он объявил, что «сия дама погрязла в грехе» и добиться от нее раскаяния невозможно.В мае 1764 года на Дарью Салтыкову было заведено уголовное дело. Ее посадили под домашний арест, и присланные из столицы следователи начали обыскивать не только усадьбу, но и все Троицкое. Только тогда крестьяне осмелели и показали властям и «заднюю палату», где на полу еще виднелись следы крови, и пруд, в котором морозили женщин, и свежие могилы в лесу.В архивах были подняты старые дела о Салтыковой, закрытые за взятки. В апреле 1768 года Юстиц-коллегия вынесла вердикт, согласно которому Салтычиха «немалое число людей своих мужеска и женска пола бесчеловечно, мучительски убивала до смерти».Ее признали виновной в 38 убийствах, хотя реальное число жертв составляло от 64 до 79 человек. Позже откуда-то взялось гораздо большее число -139 убитых, которое до сих пор повторяют многие авторы. Энциклопедии предпочитают более осторожную оценку - «более 100 человек». Истинного количества жертв уже, видимо, никто не узнает. С одной стороны, немалая часть пропавших крепостных могла действительно уйти в бега, чтобы не стать жертвами Салтычихи. С другой — часть погибших могла остаться незамеченной: вряд ли власти проявляли большое рвение при подсчете убитых крестьян.Салтычиха - не уникальное явление в мировой истории. Мы знаем имена не менее страшных преступников. Например, Жиль де Ре - «Синяя борода» - убил в XV веке более 600 детей, а венгерская графиня Эржебет Батори уже в XVII столетии замучила почти 300 человек. В последнем случае совпадение почти буквальное -графиня тоже взялась за зверства после смерти мужа, и ее жертвами тоже были в основном женщины и девушки. Правда, она, по слухам, купалась в их крови, желая сохранить красоту, и вдобавок приносила жертвы дьяволу. С Салтычихой все было иначе - каждое воскресенье она ходила в церковь и ревностно замаливала грехи.Сенат требовал для преступницы смертной казни. Но она все-таки была дворянкой, поэтому Екатерина II указом от 12 июня 1768 года велела сохранить ей жизнь, лишив всего имущества, родовой фамилии, материнских прав и даже пола - было приказано «впредь именовать сие чудовище мущиною». В указе императрицы говорилось: «Сей урод рода человеческого не мог воспричинствовать того великого душегубства над своими собственными слугами одним первым движением ярости, но надлежит полагать, что она особливо пред многими другими убийцами в свете имеет душу совершенно богоотступную и крайне мучительскую». Иными словами, убийства совершались не в ярости, а по природной склонности к насилию. Слова «садизм» тогда еще не знали, да и сам маркиз де Сад, что называется, пешком под стол ходил. Однако троицкая барыня была классической садисткой. Впрочем, истязания и убийства крепостных были в России того времени обычным явлением (хоть и не в таких масштабах), и дело Салтыковой не вызвало в обществе ни ужаса, ни особого удивления.17 ноября 1768 года Салтычиху подвергли «гражданской казни» - поставили на Красной площади к позорному столбу с табличкой «мучительница и душегубица» на груди. Наказание продолжалось всего час, после чего бывшую помещицу отвезли в Ивановский монастырь на Солянке и посадили в полуподвальную темницу. Еду ей подавали через зарешеченное окошко, не открывая дверь. Раз в день ее выводили из камеры, чтобы она могла слушать богослужение в храме - но снаружи, не входя внутрь. Крепостным гайдукам, которые участвовали в избиениях и убийствах, и священнику, который «по-глухому» исповедовал жертв Салтычихи, тоже пришлось несладко - их били кнутом, вырвали ноздри и сослали в Нерчинск на вечную каторгу.Как ни удивительно, преступница не пала духом. Она решила, что наказание будет смягчено, если она родит ребенка, и взялась за дело. В 1778 году ей удалось если не соблазнить, то разжалобить караульного солдата, и она забеременела. Но «матушка» Екатерина в нужных случаях умела проявлять твердость. Салтычиху не помиловали, а только перевели из подвала в каменную пристройку с окном. Рожденного ею ребенка отдали в приют, а следы жалостливого солдата потерялись в Сибири. Расчет Салтыковой не оправдался - напротив, ее наказание стало еще мучительнее. Монастырь осаждали толпы зевак, которые заглядывали в окошко к заключенной и издевались над ней. В ответ она ругалась последними словами и пыталась достать смельчаков палкой. Очевидцы вспоминают, что она в ту пору была безобразно толстой и грязной, с растрепанными волосами и «лицом, бледным, как квашня».Тем временем имение Салтычихи досталось ее свояку Ивану Тютчеву. Вскоре он продал его дальнему родственнику - тому самому Николаю Тютчеву, у которого усадьба, похоже, будила не только страшные воспоминания. Он построил в Троицком новый дом, разбил парк и оборудовал пруд с лебедями. Сегодня от всего этого не осталось и следа -сохранилась только заброшенная церковь, где некогда отпевали жертв Салтычихи.Николай Андреевич умер в 1797 году, а двадцать лет спустя в Троицкое приехал его внук - знаменитый поэт Федор Тютчев. Ему в имении понравилось - вместе с воспитателем Амфитеатровым они «выходили из дому, запасаясь Горацием или Вергилием, и, усевшись в роще, утопали в чистых наслаждениях красотами поэзии». Что касается родных детей Салтычихи, то Федор умер бездетным, а рано умерший Николай оставил сына, который тоже прожил недолго. Таким образом, род Ивановых пресекся.Дарье Салтыковой уже не было до этого никакого дела. Она старела в своей комнате-клетке, привыкнув к нерушимому распорядку и уже не стремясь его изменить. В последние годы у нее отекли ноги, и она уже не могла ходить в церковь.В ноябре 1801 года, когда узница целый день не вставала с кровати и не брала еду, монахи вошли в камеру и обнаружили ее мертвой. Ей исполнился 71 год, из которых она почти половину провела в заточении. В Ивановском монастыре кладбища не было, и Салтычиху похоронили в Донском монастыре. Ее надгробие сохранилось до наших дней, а камера вместе с монастырем сгорела во время Великого пожара 1812 года. Та же участь постигла московский дом Салтыковых - сегодня на его месте находится площадь Воровского.О зверствах в биографии троицкой барыни постарались поскорее забыть. В этой истории все было отвратительно - и свирепость самой Салтычихи, и рабская покорность ее жертв, и долгое бездействие властей. Она не вдохновила писателей, не породила звучных легенд, как история Жиля де Ре или графа Дракулы. Остались только страшные сказки о барыне-мучительнице, в реальность которых не слишком верили даже те, кто их рассказывал.

Автор биографии: Вадим Эрлихман

biography-life.ru

Чёрная вдова Салтычиха. Красавицу-дворянку прославили зверские убийства

2 (13) октября 1768 года Екатериной II был утверждён приговор Дарье Салтыковой.

Набожная девушка из хорошей семьи

О Российской Империи сегодня, как правило, предпочитают вспоминать лишь парадную сторону «России, которую мы потеряли».

«Балы, красавицы, лакеи, юнкера…» вальсы и пресловутый хруст французской булки, несомненно, имели место. Вот только этот приятный уху хлебный хруст сопровождался и другим — хрустом костей русских крепостных, своим трудом обеспечивавших всю эту идиллию.

И дело не только в непосильной работе — крепостные, находившиеся в полной власти помещиков, очень часто становились жертвами самодурства, издевательств, насилия.

Изнасилование господами дворовых девушек, само собой разумеется, не считалось преступлением. Барин захотел — барин взял, вот и весь сказ.

Разумеется, случались и убийства. Ну, погорячился барин в гневе, избил нерадивого слугу, а тот возьми, да испусти дух — кто обращает внимание на подобное.

Однако даже на фоне реалий XVIII века история помещицы Дарьи Салтыковой, более известной как Салтычиха, выглядела чудовищно. Настолько чудовищно, что дошла до суда и приговора.

11 марта 1730 года в семье столбового дворянина Николая Иванова родилась девочка, которую назвали Дарьей. Дед Дарьи, Автоном Иванов, был видным государственным деятелем эпохи Петра Великого и оставил своим потомкам богатое наследство.

В юности девушка из видного дворянского рода слыла первой красавицей, а помимо этого, выделялась чрезвычайной набожностью.

Дарья вышла замуж за ротмистра лейб-гвардии Конного полка Глеба Алексеевича Салтыкова. Род Салтыковых был ещё более знатным, чем род Ивановых — племянник Глеба Салтыкова Николай Салтыков станет светлейшим князем, фельдмаршалом и будет видным царедворцем в эпоху Екатерины Великой, Павла I и Александра I.

Богатая вдова

Жизнь супругов Салтыковых ничем особенным не отличалась от жизни других родовитых семей того времени. Дарья родила мужу двоих сыновей — Фёдора и Николая, которых, как тогда и было принято, сразу с рождения записали на службу в гвардейские полки.

Жизнь помещицы Салтыковой изменилась, когда умер её супруг. Она осталась вдовой в 26 лет, став обладательницей огромного состояния. Ей принадлежали поместья в Московской, Вологодской и Костромской губерниях. В распоряжении Дарьи Салтыковой находилось около 600 душ крепостных.

Большой городской дом Салтычихи в Москве находился в районе Большой Лубянки и Кузнецкого моста. Кроме того, Дарья Салтыкова владела большой усадьбой Красное на берегу реки Пахры. Ещё одна усадьба, та самая, где будет совершено большинство убийств, находилась неподалёку от нынешней МКАД, где теперь располагается посёлок Мосрентген.

До того, как всплыла история её кровавых деяний, Дарья Салтыкова считалась не просто высокородной дворянкой, а весьма уважаемым членом общества. Её уважали за набожность, за регулярное паломничество к святыням, она активно жертвовала деньги на церковные нужды и раздавала милостыню.

Когда началось расследование дела Салтычихи, свидетели показывали, что при жизни мужа Дарья не отличалась склонностью к рукоприкладству. Оставшись вдовой, помещица сильно изменилась.

Конвейер смерти

Как правило, начиналось всё с претензий к прислуге — Дарье не нравилось, как помыт пол или выстирано бельё. Разгневанная хозяйка начинала бить нерадивую служанку, причём излюбленным орудием её было полено. За отсутствием такового в ход шёл утюг, скалка — всё, что было под  рукой.

Поначалу крепостных Дарьи Салтыковой это не особо встревожило — подобного рода вещи происходили повсеместно. Не напугали и первые убийства — бывает, погорячилась барыня.

Но с 1757 года убийства приняли систематический характер. Более того, они стали носить особо жестокими, садистскими. Барыня явно начала получать от происходящего удовольствие.

В доме Салтычихи появился самый настоящий «конвейер смерти» — когда хозяйка выбивалась из сил, дальнейшее истязание жертвы поручалось особо приближённым слугам — «гайдукам». Конюху и дворовой девке поручалась процедура избавления от трупа.

Основными жертвами Салтычихи становились прислуживавшие ей девушки, но иногда расправа учинялась и над мужчинами.

Большинство жертв после зверского избиения хозяйкой в доме попросту засекали до смерти на конюшне. При этом Салтычиха лично присутствовала при расправе, наслаждаясь происходящим.

Многие почему-то полагают, что эти зверские расправы помещица чинила в преклонном возрасте. На самом деле бесчинствовала Дарья Салтыкова в возрасте от 27 до 32 лет — даже для того времени она была достаточно молодой женщиной.

От природы Дарья была очень сильной — когда началось расследование, у погибших от её руки женщин следователи практически не находили волос на голове. Оказалось, Салтычиха их попросту вырывала голыми руками.

Наказание батогами. Из книги аббата Chappe d’Auteroche «Voyage en Siberie» 1761 г. (Amsterdam 1769 г.). Фото: Public Domain

В землю живьём

Чем дальше, тем более изобретательными становились убийства, совершаемые помещицей. Девушек привязывали голыми к столбу на морозе, морили голодом, обваривали кипятком.

Убивая крестьянку Ларионову, Салтычиха сожгла ей свечой волосы на голове. Когда женщину умертвили, подельники барыни выставили гроб с телом на мороз, а на труп положили живого грудного ребёнка убитой. Младенец замёрз насмерть.

Крестьянку Петрову в ноябре месяце загнали палкой в пруд и продержали стоя в воде по горло несколько часов, пока несчастная не скончалась.

Ещё одним развлечением Салтычихи было таскание своих жертв за уши по дому раскалёнными щипцами для завивки волос.

Среди жертв помещицы было несколько девушек, собиравшихся скоро выйти замуж, беременные женщины, две девочки в возрасте 12 лет.

Крепостные пытались жаловаться властям — с 1757 по 1762 годы на Дарью Салтыкову была подана 21 жалоба. Однако благодаря своим связям, а также взяткам, Салтычиха не только уходила от ответственности, но ещё и добивалась того, чтобы на каторгу отправлялись сами жалобщики.

Последней жертвой Дарьи Салтыковой в 1762 году стала молодая девушка Фёкла Герасимова. После избиений и вырывания волос несчастную закопали в землю живьём.

Покушение на Тютчева

Слухи о зверствах Салтычихи поползли ещё до того, как началось следствие. В Москве судачили, что она жарит и ест маленьких детей, пьёт кровь молоденьких девушек. Подобного, правда, на самом деле не было, но и того, что было, хватало с лихвой.

Иногда говорят, что молодая женщина подвинулась рассудком из-за отсутствия мужчины. Это неправда. Мужчины, несмотря на набожность Дарьи, у неё были.

В течение долгого времени у помещицы Салтыковой продолжался роман с землемером Николаем Тютчевым — дедом русского поэта Фёдора Тютчева. Но Тютчев женился на другой, и разъярённая Салтычиха приказала своим верным помощникам убить бывшего возлюбленного. Планировалось взорвать его при помощи самодельной бомбы в доме молодой жены. Однако план не удался — исполнители попросту струсили. Убивать крепостных — куда ни шло, но вот за расправу над дворянином дыбы и четвертования не избежать.

Салтычиха подготовила новый план, предполагавший нападение на Тютчева и его молодую жену из засады. Но тут кто-то из предполагаемых исполнителей известил Тютчева о готовящемся покушении анонимным письмом, и дед поэта избежал гибели.

Возможно, зверства Салтычихи так бы и остались в тайне, если бы в 1762 году с челобитной к только что взошедшей на престол Екатерине Второй не прорвались двое крепостных — Савелий Мартынов и Ермолай Ильин.

Терять мужикам было уже нечего — от рук Салтычихи погибли их жёны. История Ермолая Ильина и вовсе ужасна: помещица поочередно убила трёх его жён. В 1759 году первую супругу, Катерину Семёнову, забили батогами. Весной 1761 года её судьбу повторила вторая жена, Федосья Артамонова. В феврале 1762 года Салтычиха забила поленом третью жену Ермолая, тихую и кроткую Аксинью Яковлеву.

Императрица не испытывала большого желания ссориться со знатью из-за черни. Однако масштаб и жестокость преступлений Дарьи Салтыковой заставили Екатерину II ужаснуться. Она приняла решение устроить показательный процесс.

Долгое следствие

Расследование шло очень тяжело. Высокопоставленные родственники Салтычихи надеялись, что интерес государыни к делу пропадёт и его удастся замять. Следователям предлагали взятки, всячески мешали в сборе улик.

Сама Дарья Салтыкова своей вины не признала и не раскаялась, даже когда ей угрожали пытками. Применять их, правда, в отношении родовитой дворянки не стали.

Тем не менее следствие установило, что в период 1757 по 1762 годы у помещицы Дарьи Салтыковой при подозрительных обстоятельствах погибли 138 крепостных, из которых 50 официально считались «умершими от болезней», пропали без вести 72 человека, 16 считались «выехавшими к мужу» или «ушедшими в бега». 

Следователям удалось собрать доказательства, которые позволяли обвинить Дарью Салтыкову в убийстве 75 человек.

Московская Юстиц-коллегия сочла, что в 11 случаях крепостные оговорили Дарью Салтыкову. Из оставшихся 64 убийств в отношении 26 случаев была применена формулировка «оставить в подозрении» — то есть было сочтено, что доказательств недостаточно.

Тем не менее полностью доказанными были признаны 38 зверских убийств, совершённых Дарьей Салтыковой.

Дело помещицы было передано в Сенат, который вынес решение о виновности Салтычихи. Однако сенаторы решения о наказании не приняли, оставив его Екатерине II.

Архив императрицы содержит восемь черновиков приговора — Екатерина мучительно думала, как наказать нелюдя в женском обличье, который к тому же является родовитой дворянкой.

Нераскаявшаяся

Приговор был утверждён 2 октября (13 октября по новому стилю) 1768 года. В выражениях императрица не стеснялась — Дарью Салтыкову Екатерина называла «бесчеловечной вдовой», «уродом рода человеческого», «душой совершенно богоотступной», «мучительницей и душегубицей».

Салтычиху осудили к лишению дворянского звания и пожизненному запрету именоваться по фамилии отца или мужа. Также она была приговорена к одному часу особого «поносительного зрелища» — помещица стояла прикованной к столбу на эшафоте, а над её головой висела надпись: «Мучительница и душегубица». После этого она была пожизненно сослана в монастырь, где ей надлежало находиться в подземной камере, куда не поступает свет, и с запретом на общение с людьми, кроме охранника и монахини-надзирательницы.

Иоанно-Предтеченский женский монастырь, в который заключили Дарью Салтыкову. Фото: Public Domain

«Покаянная камера» Дарьи Салтыковой представляла собой подземное помещение высотой чуть больше двух метров, свет в которое не попадал вовсе. Единственное, что разрешалось — зажигать свечу во время еды. Заключённой не разрешались прогулки, из темницы её выводили лишь по крупным церковным праздникам к маленькому окошку храма, чтобы она могла слышать колокольный звон и издалека наблюдать службу.

Режим смягчили спустя 11 лет заключения — Салтычиху перевели в каменную пристройку храма, в которой имелось небольшое окошко и решётка. Посетителям монастыря было дозволено не только смотреть на осуждённую, но и разговаривать с ней. На неё ходили смотреть, как на диковинного зверя.

Дарья Салтыкова действительно отличалась отменным здоровьем. Существует легенда, что после 11 лет под землёй она закрутила роман с охранником и даже родила от него ребёнка.

Умерла Салтычиха 27 ноября 1801 года в возрасте 71 года, проведя в заключении больше 30 лет. Нет ни одного свидетельство о том, что Дарья Салтыкова раскаялась в содеянном.

Современные криминалисты и историки предполагают, что Салтычиха страдала психическим расстройством — эпилептоидной психопатией. Некоторые и вовсе считают, что она была латентной гомосексуалисткой.

Установить сегодня достоверно это не представляется возможным. Уникальной же история Салтычихи стала потому, что дело о зверствах этой помещицы завершилось наказанием преступницы. Имена некоторых жертв Дарьи Салтыковой нам известны, в отличие от имён миллионов людей, замученных русскими помещиками за время существования крепостного строя в России.

aif.ru


Смотрите также