Орлов валентин викторович белгранкорм биография


ТОП-100 – Доходной птице Орлова подрезали крылья

Главная Эксклюзив ТОП-100 – Доходной птице Орлова подрезали крылья

22.11.2018, 18:49

Воронеж. 22.11.2018. ABIREG.RU – Эксклюзив – Прибыльный птицеводческий дивизион «БЭЗРК-Белгранкорм» теряет перспективы роста.

Высокая волатильность цен на российском рынке мяса птицы «осадила» разогнавшийся белгородский агрохолдинг «БЭЗРК-Белгранкорм». Приносившее прежде миллиарды рублей выручки птицеводство из-за насыщенности рынка и снижения покупательской способности населения резко сократило доходы компании.

В 2017 году холдинг впервые за пять лет уменьшил выручку. Если с 2013 по 2016 год она выросла с 27,5 до 48,3 млрд рублей (в 1,8 раза), то падение цен на мясо птицы в 2017 году снизило этот показатель до 44,3 млрд рублей (в статье в отличие от рейтинга мы учитывали все юридические лица холдинга, а не только черноземные). Чистая прибыль при этом тоже упала – с 5,4 до 4,7 млрд рублей. Топ-менеджмент холдинга пытается отыграть финансовые показатели за счет других направлений – более устойчивой цены на продукцию отраслей свиноводства и молочного животноводства, снижения издержек по всей производственной цепочке. Первое полугодие 2018 года для птицеводов было очень напряженным несмотря на то, что к сентябрю цены на птицу выросли, балансировка рынка продолжается.

Старт развития одного из крупнейших в регионе агрохолдингов был почти классическим для российского бизнеса. Построенный в 1987 году «Белгородский экспериментальный завод рыбных комбикормов» сначала производил корма для рыбных хозяйств, но к середине 90-х годов растерял своих заказчиков и был на грани разорения. В 1997 году компанию возглавил Александр Орлов, перешедший на производство из регионального инвестиционного фонда, который, в свою очередь, работал с «БЭЗРК» и владел долей акций завода. Участие в региональных программах помогло удержаться заводу «на плаву», но не позволяло развиваться. И лишь переориентация производства на приготовление кормов для птицеводства и свиноводства дала толчок к развитию. За основу взяли несколько предприятий, также испытывающих финансовые затруднения, получив при этом рынок сбыта для комбикормового завода, а также возможность реализовать мясо птицы и свинину.

«Подспорьем» в развитии оказался дефолт 1998 года, когда в России появилась возможность активно замещать импорт продуктов питания, в первую очередь, на мясном рынке. Довольно быстро мясо птицы стало приносить доход, оно же первым вышло на самоокупаемость. Согласно данным отчетности, в 1998 году компания получила выручку в 88,5 млн рублей, а уже в 1999 году, когда заработали обновленные фабрики, она почти удвоилась – холдинг получил 166 млн рублей.

Занимать деньги на первых порах пришлось у европейцев. Первым партнером стал Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Кредит на реконструкцию комбикормового завода в размере $2 млн на 5 лет компания сумела погасить за 3,5 года. В дальнейшем международная финансовая корпорация (IFC) вошла в капитал холдинга на этапе реализации инвестиционного проекта в Новгородской области. Хотя в большинство инвестиционных проектов компания все же вовлекала российские банки (Россельхозбанк, Сбербанк, ЮниКредит Банк), получая долгосрочные кредиты на выгодных условиях, отчасти с государственными субсидиями. Все это помогло стремительно наращивать объемы выпуска мяса и, соответственно, выручку. В 2002 году она перевалила за 500 млн рублей. В 2003 году произвели уже 30 тыс. тонн, выручка превысила 2 млрд рублей. А к 2007 году этот результат довели до 97 тыс. тонн мясной продукции, выручка превысила 10 млрд рублей, прибыль приблизилась к 2 млрд. Следует отметить, что все эти годы доля выручки от продажи птицы в общей «корзине» колебалась в пределах 35–42%. А после запуска нескольких инвестпроектов в птицеводстве стала превалирующей, достигая 60%. Примечательно, что до 2005 года агрохолдинг вкладывал средства в реконструкцию и модернизацию уже действовавших комплексов, перерабатывающих предприятий. А в 2005 году господин Орлов решился выстроить мощности с «нуля». В Белгородской области почти одновременно строили три птицефабрики, инкубаторий, птицеплемрепродуктор, перерабатывающий комплекс. Работы развернулись в трех районах: Ракитянском, Белгородском и Борисовском. Вынос производства за пределы перенасыщенной мясом Белгородской области и комплексное строительство в истории холдинга бывали как положительными, так и отрицательными. Удачный проект – создание «стандартного» птицеводческого предприятия в Новгородской области «Белгранкорм – Великий Новгород» (2008–2013 годы). Агрохолдинг при поддержке местных властей построил три птицефабрики, инкубатор, птицерепродуктор, перерабатывающий комплекс. Выкупил и реконструировал комбикормовый завод – Подберезский комбинат хлебопродуктов. Экономическая эффективность проекта: индекс рентабельности – 1,24, срок окупаемости – около семи лет.

Интересный, но не совсем удачный опыт компания получила от попытки выстроить аналогичное производство на территории Украины. В начале 2010-х годов к господину Орлову, как к инвестору, обратились украинские власти с предложением выстроить предприятие. Выбрана была Полтавская область с хорошей кормовой базой. К тому же крупных животноводческих комплексов в регионе не было, а цены на свинину для производителя складывались выгодными, да и с кадрами проблем не возникало. В создание свинокомплекса и перерабатывающего завода белгородский агрохолдинг вложил более 1,2 млрд рублей, часть из них профинансировали украинские банки. Предприятия запустили в 2012 году. Примерно за два года украинское подразделение вышло на прибыльные показатели. Но после 2014 года, когда между государствами произошел раскол, сменились региональные власти в Полтавской области, у «дочки» российского холдинга возникли проблемы. Предприятия пришлось сначала приостановить, а затем и вовсе законсервировать: поголовье распродали, людей сократили. Хотя, по данным источников «Абирега», серьезных убытков головная структура не понесла. За то время, пока работало подразделение, оно успело окупить вложенные средства. Сегодня компания работает с несколькими направлениями (свиноводство, птицеводство, молочное животноводство). В состав группы входят три растениеводческие компании, два комбикормовых завода, две птицеводческие компании в Новгородской и Белгородской областях, свиноводческое и молочные подразделения в Белгородской области, три перерабатывающих завода и собственная розничная сеть.

Положение на рынке

Львиную (почти 60%) долю бизнеса компании занимает птицеводство, и до 2017 года холдинг уверенно наращивал производство мяса птицы. Хотя тот год наглядно показал, что довольно недорогой продукт уже насытил продовольственный рынок – и спрос, а значит, и доход от него начали падать. К примеру, если в начале 2017 года 1 кг птицы приносил 24 рубля прибыли, к концу года его маржинальность упала до 9 рублей. Цена мяса птицы на рынке снизилась при сохранении себестоимости. По мнению управляющего партнера Agro And Food Communications Ильи Березнюка, и в этом году в ценовой политике заметны существенные колебания. По словам эксперта, птицеводческий сектор (бройлеры) практически полностью удовлетворяет сегодняшний спрос на внутреннем рынке. Если в начале года рост цен составил около 25%, к лету из-за насыщенности рынка они упали до минимальных отметок (в начале лета пик цены на тушку в опте достигал 115–120 рублей за кг). В сентябре за счет сокращения производства они снова стабилизируются, достигнув отметки 128 рублей за кг. Происходит естественная балансировка рынка.

В свиноводстве «Белгранкорм» постепенно набирает обороты, стабильно увеличивая объемы производства: в 2017 году реализация увеличена с 38,6 (в 2016-м) до 65,5 тыс. тонн (рост на 70%), в 2018 году компания намерена добавить к этому еще более 2,4 тыс. тонн. «Свиноводы имеют хороший потенциал для развития, даже несмотря на то, что уровень производства на данный момент уже покрывает свыше 95% внутренних потребностей. А ряд различных факторов спровоцировал рост цены на сырье для мясопереработчиков на 28–30%. Но, как и в случае с производителями мяса бройлеров, цены, скорее всего, сбалансируются с наступлением конца 3-го – начала 4-го кварталов», – подчеркнул Илья Березнюк.

Но оба этих направления животноводства имеют и ряд проблемных моментов. По словам господина Березнюка, большой и нерешенной проблемой остается эпизоотическая ситуация в стране. Вспышки птичьего гриппа у крупнейших производителей индейки «Дамате» и «Евродон» вновь привели к сокращению производства и замедлению темпов роста этого вида птицы на внутреннем рынке. В Белгородской области, где сосредоточены основные птицеводческие мощности «БЭЗРК-Белгранкорм», вспышек птичьего гриппа не зафиксировано, но в соседней Курской области очаги заболевания уже были. Не лучше в ряде регионов обстоят дела и в отношении АЧС, которая является главной угрозой для промышленного свиноводства. В 2017 году белгородский регион, после девятилетней обороны от этого вируса, также попал в зону заражения. Более того, вирус проник и на промышленные производства, которые прежде считались менее уязвимыми.

Перспективы

В последние пять лет холдинг почти завершил все инвестиционные программы в птицеводстве и свиноводстве. В этом году средства вкладываются в молочное животноводство. В Ракитянском районе реконструирован и запущен молочный комплекс на 900 дойных коров, куда вложено свыше 300 млн рублей. Также масштабной стройкой остается молочный комплекс в Новгородской области на 400 голов дойного стада с вложениями около 200 млн рублей.

Именно молоко в «Белгранкорме», по мнению собственника, имеет перспективы по развитию, так как рынок молочной продукции нуждается в больших объемах сырья. По словам представителя компании, в последние годы это подразделение вышло из дотационной зоны и стало приносить прибыль. Объемы производства молока пока не дают оснований сделать его ведущим направлением, но перспективы достаточно хорошие. К концу 2018 года в планах компании довести объемы до 15,3 тыс. тонн и в дальнейшем наращивать их после запуска новых комплексов.

Если прежде, говоря о перспективах, собственник рассматривал в том числе и экспортное направление, с 2017 года эти надежды существенно «подкосились». Поставки продукции из мяса птицы и свинины в страны СНГ продолжаются, и там наблюдается незначительный рост объемов. Через трейдеров компания работает и с Вьетнамом. А вот попытка выйти на арабский рынок оказалась практически провальной.

В ответ на заданный правительством вектор на развитие экспорта российской птицы «Белгранкорм» добавил в ассортимент продукцию халяль, получил сертификаты от Россельхознадзора и международных институтов и даже попытался продавать куриное мясо в Египет, Объединенные Арабские Эмираты через специального агента, компанию «Агроимпэкс». Как сообщала «Независимая газета», после того как агент вроде бы договорился о поставках замороженной халяльной курицы, выяснилось, что «Белгранкорм» не выпускает продукцию требуемого для покупателей качества. По данным «НГ», Министерство изменения климата и окружающей среды ОАЭ (следит за соблюдением требования по качеству продукции) направило в Белгородскую область специальную комиссию, которая вынесла вердикт о несоответствии нормам. Специалисты усомнились в «чистоте» халяльной продукции. К этому добавился срыв сотрудничества с «Агроимпэкс», повлекший судебные разбирательства. Сейчас «Белгранкорм» не оставляет надежды выйти на Ближний Восток со своей продукцией: устраняет замечания арабских проверяющих и налаживает работу с другим посредником.

Мнение эксперта

«Российское животноводство на сегодняшний день имеет как ряд преимуществ, так и очевидные недостатки. К положительной стороне можно отнести потенциал и возможные точки роста объемов внутреннего производства по ряду направлений, например, индейке и говядине. Негативными сторонами рынка традиционно остаются зависимость отечественного животноводства от импортной генетики, компонентов комбикормов и, как следствие курсовых колебаний, отсутствие в полной мере у наших производителей возможности реализовывать свой экспортный потенциал, а также рост себестоимости кормовой базы на внутреннем рынке. Основным критерием для развития становятся оптимизация бизнес-процессов, снижение себестоимости продукции и максимальное сокращение издержек. С начала 2018 года было зафиксировано подорожание соевого шрота – одного из важнейших кормовых компонентов. Если в начале года цена за тонну соевого шрота в ЦФО колебалась в радиусе 28–29 тыс. рублей за тонну, то к началу июня были зафиксированы пиковые цены: 37–39 тыс. рублей. Легкого пессимизма для животноводов добавила и ситуация на зерновом рынке. В результате снижения валового сбора зерновых в текущем сезоне и высоких экспортных цен, цена на фуражное зерно тоже поползла вверх на внутреннем рынке, что также ведет к росту себестоимости. Общий прогноз и тенденции таковы, что рынок продолжит консолидацию вокруг крупнейших производителей. Не думаю, что стоит ожидать серьезной инвестиционной активности в ближайшие несколько лет, а вот провести масштабную работу в отношении оптимизации производства и качественных показателей мясопродукции – вполне решаемая задача. Скорее всего, именно в этом направлении будет развиваться внутренний рынок, и это основной тренд, в том числе для потенциальных экспортеров российской животноводческой продукции», – считает управляющий партнер Agro And Food Communications Илья Березнюк.

Председатель Совета директоров агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм» Александр Орлов:

– Нынешние нестабильные условия российского рынка мяса не позволяют планировать серьезные изменения в структуре нашего агрохолдинга и делать инвестиции в расширение производства – рынок мясной продукции насыщен отечественными товарами. Диверсификация бизнеса позволяет компании уверенно себя чувствовать в сложные моменты: при снижении выручки от продажи мяса птицы у нас есть возможность сбалансировать доходы за счет реализации свинины. Рентабельной стала отрасль молочного животноводства. Не так давно мы открыли еще одно направление бизнеса – развитие производства и увеличение поставок мясокостной муки для предприятий, использующих ее как основу в производстве кормов для домашних животных. Дальнейшее развитие агрохолдинга предполагает работу над издержками, совершенствование производства, которое позволит выходить на рынок с более низкой себестоимостью продукции. Мы должны вывести на новый качественный уровень то, что уже умеем делать.

Добавьте «Абирег» в свои избранные источники

abireg.ru

О компании

Агропромышленный холдинг «БЭЗРК-Белгранкорм» сегодня - одна из крупнейших многоотраслевых, вертикально интегрированных структур сельскохозяйственного сектора Российской Федерации. Основными направлениями деятельности холдинга являются: производство мяса птицы, свинины, говядины, молока, зерна и комбикормов.

подробно

Структура компании

В современном составе агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм» более 40 структурных подразделений, расположенных в 5-ти районах Белгородской области и 3-х районах Новгородской области. Они стали базой успешной деятельности для компании.

Управляющая компания - OOO «Белгранкорм-холдинг»

Совет директоров агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм» возглавляет его Председатель Александр Викторович Орлов. С его именем связывается становление холдинга: стремительный рост производства комбикормов, модернизация предприятия, активное сотрудничество и объединение с потребителями его продукции - птицеводческими и животноводческими хозяйствами. И это неудивительно, ведь Александр Викторович стоял у самых истоков компании, под его чутким руководством агрохолдинг вырос в стабильную, высокоэффективную компанию.

Управляющая компания, генеральным директором которой является Терещенко Павел Васильевич, вырабатывает стратегию развития агрохолдинга, и ведение производственно-экономической деятельности.

ООО «Белгранкорм»

Основное структурное подразделение агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм», в ведении которого находятся вопросы птицеводства, свиноводства, молочного животноводства, мясопереработки и реализации готовой продукции.

Генеральный директор - Терещенко Павел Васильевич.
ООО «Белгранкорм» управление мясопереработки
Структурное подразделение ООО «Белгранкорм», в ведении которого сконцентрированы вопросы производства готовой продукции из мяса птицы, свиней и КРС.

Белгородский экспериментальный завод рыбных комбикормов, расположенный в Ракитянском районе, Белгородской области. Является основным производителем комбикормов для внутреннего потребления на территории Белгородской области.

Генеральный директор - Хараман Александр Васильевич.

Структурное подразделение агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм», в ведении которого находятся вопросы птицеводства, мясопереработки, молочного животноводства и растениеводства,  на территории Новгородской области.

Генеральный директор - Котяш Александр Филимонович .
ОАО «ПКХП»

ОАО «Подберезский комбинат хлебопродуктов» - завод по производству комбикормов, расположенный в д. Подберезье Новгородской области. Является основным производителем комбикормов для внутреннего потребления на территории Новгородской области.

Генеральный директор - Верига Николай Степанович.

ООО «Семхоз Ракитянский»
Генеральный директор - Леонов Василий Викторович. Генеральный директор - Леонов Василий Викторович.

Генеральный директор - Бондарев Роман Викторович.

ООО «Дельта Инвест»
Генеральный директор - Костин Владимир Акимович.

ООО «Старорусское»

Генеральный директор - Морозов Сергей Васильевич.

ЧДОУ «Детский сад «Орлёнок»

Директор - Кучеревская Марина Владимировна

jasnzori.ru

Председатель совета директоров агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм» Александр ОРЛОВ: Всегда идти вперёд, не сдаваться и быть справедливым!

Минуло полгода с тех пор, как Россия вступила в ВТО. Прогнозы относительно последствий такого шага были противоречивыми: от развала нашей экономики до её взлёта. Чтобы понять, что же происходит на самом деле, редакция «Белгородских известий» пригласила в гости председателя совета директоров агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм» Александра Викторовича ОРЛОВА.

Этот холдинг входит в тройку крупнейших в России производителей мяса птицы. К тому же «БЭЗРК-Белгранкорм» - многопрофильная компания, которая по итогам 2012 года произвела почти 222 тысячи тонн мяса птицы, почти 34 тысячи тонн свинины, 242 тысячи тонн зерновых, около 600 тысяч тонн комбикормов, а консолидированная выручка составила более 26 миллиардов рублей. Вот мы и хотели получить из первых уст объективную информацию о том, как чувствует себя в условиях ВТО агропромышленный бизнес. Потому что именно для нашего сельского хозяйства многие эксперты сочли гибельными правила Всемирной торговой организации.

Александр Викторович устроился на нашем «гостевом диване» (ему, кстати, уже знакомом - Орлов был гостем редакции в феврале 2011 года, тогдашнюю беседу с ним можно прочитать на сайте «Белгородских известий» по ссылке http://belwesti.ru/26.2.11-9843.html ). И начался обстоятельный разговор.

- Александр Викторович, в многотиражке вашего агрохолдинга напечатана заметка о назначении топ-менеджеров предприятия «Ясные Зори-Полтавщина». Это же в Украине, так? Выходит, «БЭЗРК-Белгранкорм» теперь транснациональный холдинг? - Наверное, можно сказать и так. В Полтавской области мы открыли «дочернее» предприятие компании, которое и вело строительство свинокомплекса мощностью 10 тысяч тонн свинины в год. В этом году оно уже дало более полутора тысяч тонн продукции. Там создан замкнутый цикл производства с мясопереработкой. Сейчас мы оформляем на Полтавщине в аренду около трёх тысяч гектаров земли - будем заниматься растениеводством. И, естественно, побочный продукт свиноводства - стоки - тоже станем, как и на Белгородчине, перерабатывать в удобрения и вносить в эту землю.

- Судя по информации Госстата Украины, там снизилось производство всех видов мяса. Страна, которая во всём мире ассоциируется с салом, теперь вынуждена покупать свинину аж в Южной Америке. Например, в январе-июне 2012 года Бразилия поставила на Украину 64,1 тысячи тонн свинины, что в 3,6 раза больше, чем за аналогичный период 2011 года. В результате Украина стала крупнейшим покупателем бразильской продукции - доля бразильской свинины в украинском импорте превысила 50 процентов. А вы, получается, возвращаете Украине производство её, можно сказать, национального продукта? - Сало уже не в моде. Увеличивается спрос на свинину с минимальным содержанием сала. Это тенденция всемирная. Требуется мышечная масса, белок, а не жир. Сегодня население страдает от ожирения. А индустриального свиноводства в Украине очень мало. Преобладают личные подсобные хозяйства или старые комплексы, которые не производят индустриальную свинину - ту, что нужна сегодня рынку и для переработки, то есть обладающую беконными качествами. Такой свинины процентов пять всего производится в Украине. Рынок большой, и условия для ведения бизнеса с точки зрения фуража более оптимальные, чем даже в Белгородской области, плюс там научились выращивать сою, являющуюся основной белковой культурой в комбикормах. А корма - это 70 процентов успеха в животноводстве. Бизнес в Украине эффективный, себестоимость получаемого мяса несколько ниже, чем в Белгородской области. Рентабельность продукта оказалась неплохой - на первом этапе, а дальше жизнь покажет. Хотя политическая ситуация в Украине не вполне стабильная, поддержка села в полном объёме пока не осуществляется, поэтому есть сомнения в целесообразности дальнейшего расширения производства. Мы планировали вместе с Полтавской государственной администрацией реализовать проект на 40 тысяч тонн мяса свиней в год. Отведена площадка, выделены земли, но начнём ли мы реализовывать проект в этом году или нет, решим после дополнительной проработки вопроса.

- В самом деле, когда в центре Киева устраивают шествия с плакатами «Москалiв на ножi!», тут впору задуматься, а туда ли мы пришли со своими инвестициями? Вас политика сильно напрягает? - В Полтавской области у нас нормальные взаимоотношения с местной властью, подписаны все соглашения. Условия для строительства предприятия нам создавали неплохие. А что касается национализма, то в работе мы по большому счёту его не ощущаем. Там такие же православные люди, только по своему экономическому развитию лет на десять отстают от России, точнее сказать - от Белгородской области.

- Александр Викторович, а зачем вообще вкладывать инвестиции в зарубежные предприятия? По-моему, надо, прежде всего, развивать экономику России, создавать здесь рабочие места… - Россия и Украина подписали договор о зоне свободной торговли в рамках СНГ. Это позволяет нам какие-то более эффективные структуры производства животноводческой продукции размещать или в России, или в Украине - в зависимости от того, где это выгоднее. Сегодня, допустим, в Украине выгоднее продавать свинину, чем в России. Буквально за четыре месяца в России произошёл обвал цен на свинину в рамках ВТО. Если мы раньше продавали по 96 рублей за килограмм свинину второй категории, то сегодня продаём по 66 рублей. А в Украине такого не произошло. Бизнесу в рамках зоны свободной торговли прибыльно работать. Сами понимаете, мы не можем работать в убыток.

- О каком обвале цен вы говорите? Что-то незаметно, чтобы свинина в магазинах и на Центральном рынке подешевела! - Я говорю о цене, которую нам платят переработчики свинины. После вступления России в ВТО были резко снижены таможенные ставки на импортную свинину. Но российская сельскохозяйственная промышленность ещё не готова к этому. В принципе, только 25 процентов российского свиноводства обладают индустриальными качествами и могут конкурировать с производителями Европы и Америки - той же Бразилии. А больше половины поголовья свиней содержится в хозяйствах, которые работают по технологии сорокалетней давности, а она не позволяет получать высокий выход постного мяса, минимально расходовать корм, то есть быть на уровне требований современного рынка.

И мы все почувствовали это - цена свинины покатилась вниз. И в то же время стоимость кормов выросла почти в два раза, а зерна - более чем в два раза. Сегодня даже современные хозяйства работают с минимальной рентабельностью. А вот розничные цены для потребителей остались без изменений, то есть случился переток денежных средств в сторону зарубежных поставщиков свинины. Импортная свинина дешевле российской, и переработчики переориентировались на неё. А розничная цена не изменилась...

Если это продолжится ещё 2-3 месяца, то свиноводческие предприятия старого типа остановятся, уже многие стали. Но и современные предприятия, особенно те, что взяли большие кредиты, столкнулись с серьёзными проблемами. Удар по животноводству нанесён огромный.

- Странно слышать это, ведь многие экономисты утверждают, что у нашего сельского хозяйства есть конкурентное преимущество - дешёвая, по сравнению с Западом, рабочая сила… - Это иллюзия. В нашей компании средняя оплата труда по итогам прошедшего года, а у нас 6300 сотрудников, составила 29 тысяч рублей в месяц. Это почти тысяча долларов. А в европейских странах в аналогичном производстве 1000-1200. Но у них выше отчисления в пенсионный фонд, страхование, они дороже платят за жильё.

- Похоже, что в ходе длительных переговоров, которые вела Россия, добиваясь вступления в ВТО, не всё учтено? Ведь государство должно защищать своего производителя, поддерживать его, не так ли? - В рамках ВТО прямой поддержки не может быть, но есть косвенная поддержка, в том числе через инфраструктурные проекты, через корма. Уровень поддержки, по многим оценкам, у нас один из самых небольших - где-то 7 процентов к обороту, а в той же Японии, в Западной Европе он достигает 70 процентов - по разным схемам. Потому что не может сельское хозяйство эффективно вестись без поддержки государством непосредственного производителя.

Если говорить в целом, то наше государство за последние восемь лет неплохо с точки зрения субсидирования процентных ставок поддерживало сельскохозяйственных производителей. Примерно до 80 процентов ставки, по которым мы брали кредит, - субсидировалось государством. Это неплохая поддержка, но она должна работать в комплексе с другими мерами.

Вот в Америке и Европе электроэнергия в два раза дешевле для сельхозпроизводителей, чем у нас. Дизельное топливо для фермеров дешевле обычного и даже окрашено в специальный цвет, чтобы нельзя было использовать вне сельскохозяйственного производства. Это тоже меры поддержки сельского хозяйства. Кроме того, есть специальный тариф на энергию, которую вырабатывают альтернативные источники, например, биогазовые станции.

- А вы не планируете построить у себя биогазовую станцию? Стали бы независимыми от энергетического монополиста… - Я изучал в Западной Европе биогазовые установки. Они вырабатывают не только электрическую, но ещё и тепловую энергию, плюс получают органические удобрения. Но главная наша проблема - отсутствие «зелёного тарифа»…

- А что это такое - «зелёный тариф»? - Это цена, по которой государство покупает излишки электроэнергии, выработанной биогазовой станцией. Вот мы сейчас платим энергетикам в среднем по пять рублей за киловатт-час. А «зелёный тариф» должен быть выше, скажем, десять рублей за киловатт-час. Так государство косвенно субсидирует производителя сельхозпродукции и к тому же стимулирует его к решению экологических проблем. Государство покупает по 10 рублей за киловатт-час, если электричество выработано биогазовой установкой, чтобы поддержать это направление, а продаёт фермеру также по пять. Вот в чём суть «зелёного тарифа». Но энергетики - монополисты, они не заинтересованы в появлении конкурентов, это главный тормоз развития альтернативной энергетики.

- Так как же насчёт биогазовой станции? Будете строить? - Мы наши инвестиционные планы стараемся несколько приостановить. В 2011 году наш инвестиционный портфель был 4 миллиарда рублей, в прошлом - 6 миллиардов 200 миллионов. А сегодня мы видим негативные тенденции, которые развиваются в рамках ВТО. Нужно ещё раз всё оценить. Любые инвестиции должны окупаться. А сегодня на 30 процентов упала цена свинины. И при этом корма резко подорожали. Такая же тенденция наблюдается и на рынке мяса птицы - цена уже снизилась на 7-8 рублей. Поэтому мы те проекты, которые начали в прошлые годы, должны завершить, а новые, скорее всего, в этом году начинать не будем.

- Однако членство в ВТО начало приносить и пользу. Вот Евросоюз открыл свой рынок для российских мяса птицы и яиц. Вы уже торгуете в Западной Европе? - Ещё нет. На наших бойнях был проведён аудит западными специалистами, еврокомиссарами. И после длительного изучения было принято решение о том, что наш холдинг при определённых условиях готов поставлять мясо птицы на западный рынок, потому что организация производства, состояние технологии позволяют это делать. Но предприятие ещё должно пройти сертификацию еврокомиссаров, получить их одобрение. В Евросоюзе защите своего рынка уделяют очень серьёзное внимание, и попасть на него очень сложно. Можно попасть с тем, чего там не хватает, а всё остальное - по техническим регламентам не пропустят.

Они даже в рамках своей Еврозоны стараются не заходить на чужой рынок. Посмотрите, как защищают себя Норвегия, Финляндия, даже маленькая Исландия - у неё там нет мяса из Голландии, Дании, они стараются поддержать своего фермера любыми протекционистскими методами, которые не противоречат правилам ВТО. Нет американской свинины на европейском рынке, потому что в Америке при производстве кормов применяют один из видов антибиотиков, который запрещён Евросоюзом.

Это одно препятствие. И второе - экономические предпосылки. Сегодня реально рубль переоценён. Он не обладает к евро и доллару той номинальной стоимостью, чтобы конкурировать. Все страны, которые ориентированы на экспорт, сегодня борются за снижение стоимости своей валюты. Гонку устроили йена, евро, юань - кто быстрее упадёт. Идёт экономическая война, торговая. Мы радуемся, что у нас доллар стоит 30 рублей, а евро - 40. Тут радоваться нечему. Вот если бы 37 и 47 - было бы лучше для всей экономики.

- Ну да, это для экспортёров слабый рубль - благо, а для простых россиян обвал рубля - бедствие… - Должна быть ориентация экономики на экспорт, а регулировать внутренние цены, повышать материальный уровень своих граждан - это уже забота государства. Весь мир так работает, по-другому нельзя. После того, как у нас в 1988 году в три раза обвалили рубль, пошло вверх импортозамещение, а экспортный потенциал России резко вырос. Мы должны быть конкурентами на западном рынке. А с сегодняшним соотношением валют мы на европейский рынок не попадаем.

- В феврале 2011 года вы уже были «гостем редакции», и тогда, помнится, рассказывали о планах строительства в Ракитянском районе завода по утилизации отходов мощностью 340 тонн в сутки. Завод построили? - Он уже больше года функционирует. Один из лучших в Европе. К нам едут смотреть со всей России. Завод позволяет утилизировать отходы производства эффективно, без нанесения вреда природе. Мы получаем из биологических отходов мясокостную муку, применяемую в дальнейшем при производстве комбикорма. А что касается других отходов - навоза крупного рогатого скота и свиней, помёта птицы, - то у нас современные полигоны, на которых получаем хорошие органические удобрения. Мы внедряем технологию нулевой обработки почвы - No-till - и резко сократили закупки минеральных удобрений. Прошлым летом в условиях жаркой погоды собрали рекордный урожай - 242 тысячи тонн зерновых с 67 тысяч гектаров. Это благодаря работе с органическими удобрениями.

- Вы упомянули крупный рогатый скот. Агрохолдинг занимается ещё и производством говядины? - И говядины, и молока. Но мы регулярно от пяти до десяти миллионов рублей ежемесячно получаем убытков от молока и мяса КРС. Без прямых субсидий на каждый килограмм молока эта отрасль прибыльной не станет. То же самое касается, наверное, и мясного скотоводства.

У нас мясное скотоводство - это побочный продукт молочной деятельности. Как правило, рождается 50 процентов тёлочек и 50 процентов бычков. Из тёлочек ещё примерно 25 процентов будут выбраковываться. В итоге лишь 25 процентов приплода станет дойным стадом, а 75 процентов должны превратиться в мясо.

Мы не делаем ставку на породы, которые обладают ценными качествами: бекона, мраморной говядины или стейков. Потребность в этом мясе в России пока незначительная. И, естественно, конкурировать с Аргентиной, Бразилией или Австралией - это безумно в условиях нашей экономики. А вот молоком кормить нужно всю нацию. И то, что сейчас стали поддерживать мясное скотоводство, это, на мой взгляд, не совсем правильно в рамках нашей реальности. Нужно всё-таки в первую очередь поддержать молочное животноводство, побочным продуктом которого будет производство говядины.

- Александр Викторович, у вас квартира в Белгороде и дом в Ракитном. Где вы проводите больше времени? - В дороге. Приходится много ездить - и в Великий Новгород, и в Полтаву, и в Белгород.

- А в Великий Новгород зачем? - У нас в Новгородской области три крупных птицекомплекса.

- Но это же северный регион, там корма дороже, чем на южных чернозёмах… - В Новгородской области только рынок сбыта немного другой. Всего 250 километров до Санкт-Петербурга и 400 - до Москвы, что делает производство мяса стратегически важным. Сбыт по более дорогой цене. И при этом соевый шрот там не очень дорогой: к сожалению, 80 процентов соевого белка Россия импортирует из других стран через морские порты - оттого он там и дешевле. А что касается зерна, то сегодня это биржевой товар. Наш новороссийский и другие порты забиты зерном. Внутренняя цена фуража выше, чем мировая. Сегодня мы покупаем пшеницу 5-го класса по 11 тысяч рублей. А мировая цена 320-340 долларов плюс фрахт-доставка. Поэтому ненамного дешевле зерно у нас на Белгородчине - в производящей зоне, чем в Великом Новгороде. Разница только в транспортных издержках.

Любой производитель, если есть мировая цена, есть спрос, будет продавать по той цене, которая есть на рынке. У нас себестоимость кукурузы получилась 3 рубля, а цена её - 10. Мы получили от растениеводства 630 миллионов рублей прибыли. Такого никогда не было. Но просто так перекладывать доходы с растениеводства в животноводство - это неправильно. Каждая отрасль должна быть конкурентной и окупаемой.

- Эксперты считают, что развитие производства в России тормозит острая нехватка квалифицированных кадров... У вас тоже с хорошими работниками туго? - Да, не хватает квалифицированных, эффективных управленцев, работников. Пытаемся решить эту проблему своими силами. Вложили 15 миллионов рублей в Ракитянский агротехнологический техникум, совместно программы разрабатываем, чтобы они готовили для холдинга механизаторов, переработчиков мяса птицы, свиней, техников-технологов мяса и мясных продуктов, электромонтёров, техников-электриков - сегодня же всё на электронном оборудовании основано. Обучаем в вузах за счёт своих средств зоотехников, ветеринарных врачей, агрономов. На своём опыте убедились, что если таких специалистов брать с улицы, то один из 5-6 остаётся, а остальные просто нам не подходят.

- Производству не хватает специалистов, а у молодого специалиста своя проблема - где жить? Если нет у человека крыши над головой, он в любой момент уйдёт туда, где обеспечат жильём. Или я не прав? - С вами нельзя не согласиться. Мы и строим жильё, и покупаем. Потому что умелый, знающий дело сотрудник - наш главный капитал. Стараемся таких удержать, помочь им стать более значимыми в социальной среде. Вот сейчас строим посёлок на 117 домов - на берегу водохранилища вблизи села Солдатское Ракитянского района. Там предусмотрен торговый центр, бассейн, спортплощадки, кафе, детский сад и ещё парковая зона - для отдыха. Думаю, в этом году мы этот проект завершим полностью. Он обойдётся нам почти в миллиард рублей.

- А на каких условиях в этом посёлке получат жильё работники холдинга? - Часть жилья, процентов 15-20, мы оставим, как жильё компании, которое будет сдаваться внаём. А всё остальное передадим в аренду с правом выкупа по льготной цене. Кто отработает в компании более десяти лет - для него цена дома будет в два раза ниже, чем себестоимость. В этом посёлке себестоимость квадратного метра 28 тысяч рублей, значит, кто отработал более десяти лет, сможет выкупить дом по 14 тысяч рублей за квадратный метр.

- Пока мы тут настраивали звукозаписывающую аппаратуру, вы с явным удовольствием похвалились удачной покупкой. Речь, по-моему, шла о палатке? - Да, вчера был в командировке в Москве, зашёл между делом в спортивный магазин и увидел там оригинальную палатку - российского производства, двухслойная, круглогодичная, во весь рост можно в ней находиться, и печка стоит. Купил. Думаю испытать её - в феврале дня 3-4 пожить на Кольском полуострове за полярным кругом. Я туда уже лет восемь езжу регулярно, на неделю. Охота, рыбалка, на снегоходе люблю промчаться... После такого отдыха лучше себя чувствую.

- Александр Викторович, в 1997 году вы возглавили Белгородский экспериментальный завод рыбных кормов и постепенно «вырастили» из этого «зёрнышка» мощный агрохолдинг, входящий в тройку крупнейших в России производителей мяса птицы. Судя по этому факту, вы человек волевой и целеустремлённый. Наверное, у вас есть личное правило, которому вы следуете в жизни? Ну, что-то вроде девиза на щите средневековых рыцарей? - Личное правило? ( Орлов ненадолго задумался, видимо, ему не приходилось отвечать на такой вопрос ). Всегда идти вперёд, не сдаваться и быть справедливым!

Беседовал Виктор ФИЛИППОВ

belgorod.bezformata.com

Агрохолдинг "БЭЗРК-Белгранкорм"

Агрохолдинг «БЭЗРК-Белгранкорм» - это компания с огромным потенциалом развития.

Для успешной работы у агрохолдинга есть все необходимое – производственные мощности, профессиональные сотрудники и грамотное руководство, опыт реализации крупнейших проектов, и главное - желание быть лучшими.

В ближайшей перспективе компания намерена увеличивать производство мяса птицы за счёт интенсификации отрасли птицеводства. Этому способствует и введение в строй, выход на проектную мощность нового комплекса по забою и глубокой переработке птицы (12 тысяч голов в час) в Ракитянском районе. Современное оборудование и технологии комплекса позволят компании сделать новый шаг в повышении качества производимой продукции, расширении её ассортимента, освоении новых сегментов отечественного рынка мяса птицы.

В настоящий момент в компании действует два комбикормовых производства — ОАО «БЭЗРК» и ОАО «Подберезский комбинат хлебопродуктов» (Новгородский район). Их реконструкция позволяет в полной мере удовлетворять потребности животноводов недорогими кормами.

Созданы и эффективно действуют собственные оптовые и розничные торговые сети, реализующие товары под торговой маркой «Ясные Зори», совершенствуется логистика.

cельскохозяйственный сектор Российской Федерации, основными направлениями деятельности которого, являются производство мяса птицы, свинины, говядины, колбасных и деликатесных изделий, молока, зерна и комбикормов.

skillbook.bstu.ru

Повороты судьбы Павла Терещенко. Как он прошёл путь от тракториста до гендиректора

В самом конце прошлого века началось становление предприятия птицеводческой отрасли–агропромышленного холдинга «БЭЗРК-Белгранкорм». Скептики, видя, как стремительно обваливается сельскохозяйственное производство, уверяли, что задуманному не суждено осуществиться. Даже доводы приводили, но ошиблись и очень глубоко. Холдинг, пройдя тернистый путь длиной более 20 лет, сегодня является одним из крупнейших предприятий России по производству и переработке сельскохозяйственной продукции.

Если на ранней стадии развития специалисты будущего гиганта отрасли тщательно присматривались к зарубежному передовому опыту, то сейчас уже его технологические процессы стали объектом пристального внимания птицеводов ближнего и дальнего зарубежья. Холдинг стал кузницей кадров: здесь созданы все условия для раскрытия талантов и организаторских способностей, реализации плодотворных инициатив.

По стопам деда и прадеда

Генеральный директор управляющей компании агрохолдинга Павел Терещенко в кресло большого начальника попал, пройдя долгий путь, полный трудностей и бессонных ночей, командировок и совещаний, размышлений о развитии производства. Родился он в крестьянской семье, где почитали семейные традиции, знали цену хлебу насущному. Деды и прадеды с обеих сторон трудились на земле. Отец и мать много лет отдали сельскому хозяйству. С детства он знал, что такое тракторная мастерская, видел тяжёлый труд механизатора. Мальчишкой часто задавался вопросами: «Как облегчить труд мужиков, в мороз и вьюгу ремонтирующих тракторы? Что придумать, чтобы не приходилось трудиться комбайнёрам в страду до седьмого пота?». Выбор профессии решился сам собой. Была, правда, мысль стать морским офицером. Несколько близких родственников несли морскую службу в Калининграде. Конечно, в то время многие мальчишки мечтали бороздить океанские просторы или покорять космос. Но тяга к земле оказалась сильнее соблазнов морской романтики.

В июне 1986 года Павел самостоятельно сел за рычаги трактора в колхозе имени Крупской в селе Венгеровка Ракитянского района. Буквально через месяц поступил в высшее учебное заведение по специальности «Инженер-механик». А ровно через год был призван на службу в ряды Советской Армии. Служил добросовестно, с большим рвением, понимая со всей ответственностью, что является защитником Родины. Прошёл по ступенькам роста — несколько раз ему присваивалось очередное воинское звание. За усердие в службе был награждён правительственной наградой. О службе до сих пор вспоминает тепло, о сослуживцах рассказывает с большим уважением.

«Служить довелось в войсках связи в Борисполе под Киевом, — рассказал Павел. – Получил закалку, естественно, возмужал. Вообще мне армейские порядки по душе: дисциплина, порядок, никакой расхлябанности. Мне это помогало после армии, когда продолжал учёбу в вузе, а потом и на производстве. Разные должности приходилось занимать, повидал много хороших ребят, много людей из командного состава были объектами подражания и уважения. Часто вспоминаю годы службы, особенно первые 20 лет после демобилизации. Я даже ездил в свою часть гораздо позже. Честно скажу, событие для меня было волнующее. Вмиг вспомнилось всё, что было связано со службой. Вспомнил своих друзей-сослуживцев, с которыми у меня были хорошие, добрые отношения. Ребята тоже служили добросовестно, знали своё дело, занимались спортом. Правда, там уже всё изменилось: другие войска, другая страна. Но воспоминания всё же согревали душу в дни посещения».

Жизнь распорядилась по‑своему

После учёбы Павел Терешенко вернулся в родные края. Первая должность – инженер по трудоёмким процессам в АО «Венгеровское». Не поработав и полгода, возглавил коллектив животноводческого комплекса в этом же хозяйстве. Было тогда непростое время для страны и особенно для российского крестьянства. Обещания хорошей жизни по образцу Запада, разговоры о поддержке аграрного сектора экономики оказались пустым трёпом политиканов разных мастей. Были мудрые мысли и вполне деловые предложения, но кликуши перевесили чашу весов. Стоит ли напоминать, чьи «ножки» были на прилавках магазинов? Самое страшное – из колыбели нашей культуры, обители духовных ценностей, стали уезжать люди в поисках заработка или лучшей доли.

Павел Терещенко из родного села не уехал, но профессию пришлось сменить: с августа 1995 года он стал учить детей в родной школе.

«Я, наверное, не был готов к такому повороту судьбы, — поделился юбиляр. – Подготовлен был к работе со взрослыми людьми, с металлом, а здесь – совсем другое дело. С первых дней трудовой деятельности понимал, что самое трудное – работа с людьми. А здесь – дети. Их не обманешь, от их пытливых глаз ничего не скроешь. Ты им предмет рассказываешь, стараешься вложить знания, а они слушают тебя, а сами изучают каждый твой шаг».

Оправдал доверие

В самом начале 2001 года ряд земельных пайщиков решили присоединиться к холдингу. В их числе был и Павел Терещенко. Получилось так, что половина хозяйства уходит, а половина продолжает самостоятельно бороться за существование. Позже и другая половина, трезво всё оценив, объединится с холдингом. Ему пришлось отстаивать интересы пайщиков, которые, видя его способности организатора, поручили массу организационных вопросов. Собственно, с этого времени и началось продвижение его по служебной лестнице. Сам того не желал, но начальству, как говорят, всегда виднее. Замечали его старание, компетентность, умение расставлять приоритеты в работе. В послужном списке нынешнего генерального директора путь творчества и созидания на благо холдинга. Должности самые разные: начальник цеха, замдиректора, директор производства, зам генерального, первый заместитель. Складывается впечатление, что этого человека бросали либо «на прорыв» на самые сложные участки, либо просто готовили и «обкатывали» на разных направлениях.

Холдинг имеет производства и за пределами Белгородчины. В частности, в Новгородской области. Покорял он и ближнее зарубежье: была идея организовать одно из производств на Украине. Всё было согласовано на самом высоком уровне обоими государствами. Выбрали Полтавщину. Открытие крупного свинокомплекса на 3600 свиноматок в селе Белики Кобелякского района было выгодно украинской стороне не только экономически, но социально: 300 рабочих мест. Это в государстве, где люди в поисках стабильного заработка вынуждены гастарбайтничать по всему свету. Был также реанимирован мясокомбинат. Дело пошло сразу, коль председатель совета директоров холдинга Александр Орлов предложил назначить руководителем проекта Павла Терещенко.

«Не оправдать доверие было просто невозможно, – продолжил разговор собеседник. – Внешне Александр Орлов кажется таким серьёзным, строгим и даже жёстким. Но нужно знать этого человека. В глубине он добр и человечен. А сколько он добра людям сделал? Как можно было с прохладцей отнестись к его предложению?»

Юбиляр понимал, какие деньги вкладываются в проект. Старался, как мог. Ему нравился тот период времени: конкретное дело, люди.

«Для меня всё это было серьёзно и очень полезно и поучительно. Приобретённые там знания и опыт пригодились мне сегодня, когда стало больше обязанностей и ответственности. Известные события приостановили нашу деятельность на Полтавщине. Мы, безусловно, оказались в проигрыше. Но ещё больше потеряла украинская сторона, ведь были возможности сотрудничества в аграрной сфере, перспективы развития отношений и дружбы», — продолжил он.

Продукция холдинга в складских помещениях не залёживается. Она поступает в торговые точки крупных и мелких торговых операторов. Она выдержала все проверки и испытания на «прочность» и качество. Более того, она конкурентоспособна на внешнем продовольственном рынке и реализуется за рубеж. Это радует и обнадёживает коллектив агрохолдинга.

В коллективе осознают, что их деятельность связана с реальным сектором экономики, что они производят продукты питания, решают проблему белка. Это не строительство каких‑то пирамид, всякого рода «купи – продай», а вполне серьёзные вещи, над которыми работает шеститысячный коллектив холдинга.

Руководство холдинга понимает, что самая большая ценность – люди, работающие в нём, поэтому работники этого крупного агропромышленного предприятия социально защищены. Нет задержки зарплаты, для работников строится жильё, решены вопросы бесплатного питания, выдачи продуктовых наборов. Детские сады, спортивные площадки, парк отдыха… Отлажено чёткое взаимодействие с несколькими учебными заведениями по подготовке кадров. Даже в Новгородской области для своих сотрудников холдинг имеет не менее двухсот ведомственных квартир. И это ещё не всё. Холдинг – участник всех областных программ социальной значимости и инвестор многих интересных проектов.

«Всё достигнутое радует и обнадёживает, – отметил генеральный директор управляющей компании агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм» Павел Терещенко. — Но есть и резервы, которые мы будем использовать. Несмотря на всевозможные колебания, на продовольственном рынке России остались ниши, которые предстоит осваивать аграриям, в том числе и нам. Сейчас наблюдается спрос на продукцию птицеводства. Неплохо складывается и ценовая политика, а значит надо увеличивать объёмы производства».

У холдинга есть все предпосылки для дальнейшего развития. Грамотно продуманная политика интегрированной структуры позволяет выдерживать вызовы рынка продовольствия в непростых экономических условиях. Роль управленческого звена в деле развития неоспорима.

prizyv31.ru

Председатель совета директоров агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм» Александр ОРЛОВ: Всегда идти вперёд, не сдаваться и быть справедливым!

Минуло полгода с тех пор, как Россия вступила в ВТО. Прогнозы относительно последствий такого шага были противоречивыми: от развала нашей экономики до её взлёта. Чтобы понять, что же происходит на самом деле, редакция «Белгородских известий» пригласила в гости председателя совета директоров агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм» Александра Викторовича ОРЛОВА.

Этот холдинг входит в тройку крупнейших в России производителей мяса птицы. К тому же «БЭЗРК-Белгранкорм» - многопрофильная компания, которая по итогам 2012 года произвела почти 222 тысячи тонн мяса птицы, почти 34 тысячи тонн свинины, 242 тысячи тонн зерновых, около 600 тысяч тонн комбикормов, а консолидированная выручка составила более 26 миллиардов рублей. Вот мы и хотели получить из первых уст объективную информацию о том, как чувствует себя в условиях ВТО агропромышленный бизнес. Потому что именно для нашего сельского хозяйства многие эксперты сочли гибельными правила Всемирной торговой организации.

Александр Викторович устроился на нашем «гостевом диване» (ему, кстати, уже знакомом - Орлов был гостем редакции в феврале 2011 года, тогдашнюю беседу с ним можно прочитать на сайте «Белгородских известий» по ссылке http://belwesti.ru/26.2.11-9843.html). И начался обстоятельный разговор.

- Александр Викторович, в многотиражке вашего агрохолдинга напечатана заметка о назначении топ-менеджеров предприятия «Ясные Зори-Полтавщина». Это же в Украине, так? Выходит, «БЭЗРК-Белгранкорм» теперь транснациональный холдинг? - Наверное, можно сказать и так. В Полтавской области мы открыли «дочернее» предприятие компании, которое и вело строительство свинокомплекса мощностью 10 тысяч тонн свинины в год. В этом году оно уже дало более полутора тысяч тонн продукции. Там создан замкнутый цикл производства с мясопереработкой. Сейчас мы оформляем на Полтавщине в аренду около трёх тысяч гектаров земли - будем заниматься растениеводством. И, естественно, побочный продукт свиноводства - стоки - тоже станем, как и на Белгородчине, перерабатывать в удобрения и вносить в эту землю.

- Судя по информации Госстата Украины, там снизилось производство всех видов мяса. Страна, которая во всём мире ассоциируется с салом, теперь вынуждена покупать свинину аж в Южной Америке. Например, в январе-июне 2012 года Бразилия поставила на Украину 64,1 тысячи тонн свинины, что в 3,6 раза больше, чем за аналогичный период 2011 года. В результате Украина стала крупнейшим покупателем бразильской продукции - доля бразильской свинины в украинском импорте превысила 50 процентов. А вы, получается, возвращаете Украине производство её, можно сказать, национального продукта? - Сало уже не в моде. Увеличивается спрос на свинину с минимальным содержанием сала. Это тенденция всемирная. Требуется мышечная масса, белок, а не жир. Сегодня население страдает от ожирения. А индустриального свиноводства в Украине очень мало. Преобладают личные подсобные хозяйства или старые комплексы, которые не производят индустриальную свинину - ту, что нужна сегодня рынку и для переработки, то есть обладающую беконными качествами. Такой свинины процентов пять всего производится в Украине. Рынок большой, и условия для ведения бизнеса с точки зрения фуража более оптимальные, чем даже в Белгородской области, плюс там научились выращивать сою, являющуюся основной белковой культурой в комбикормах. А корма - это 70 процентов успеха в животноводстве. Бизнес в Украине эффективный, себестоимость получаемого мяса несколько ниже, чем в Белгородской области. Рентабельность продукта оказалась неплохой - на первом этапе, а дальше жизнь покажет. Хотя политическая ситуация в Украине не вполне стабильная, поддержка села в полном объёме пока не осуществляется, поэтому есть сомнения в целесообразности дальнейшего расширения производства. Мы планировали вместе с Полтавской государственной администрацией реализовать проект на 40 тысяч тонн мяса свиней в год. Отведена площадка, выделены земли, но начнём ли мы реализовывать проект в этом году или нет, решим после дополнительной проработки вопроса.

- В самом деле, когда в центре Киева устраивают шествия с плакатами «Москалiв на ножi!», тут впору задуматься, а туда ли мы пришли со своими инвестициями? Вас политика сильно напрягает? - В Полтавской области у нас нормальные взаимоотношения с местной властью, подписаны все соглашения. Условия для строительства предприятия нам создавали неплохие. А что касается национализма, то в работе мы по большому счёту его не ощущаем. Там такие же православные люди, только по своему экономическому развитию лет на десять отстают от России, точнее сказать - от Белгородской области.

- Александр Викторович, а зачем вообще вкладывать инвестиции в зарубежные предприятия? По-моему, надо, прежде всего, развивать экономику России, создавать здесь рабочие места… - Россия и Украина подписали договор о зоне свободной торговли в рамках СНГ. Это позволяет нам какие-то более эффективные структуры производства животноводческой продукции размещать или в России, или в Украине - в зависимости от того, где это выгоднее. Сегодня, допустим, в Украине выгоднее продавать свинину, чем в России. Буквально за четыре месяца в России произошёл обвал цен на свинину в рамках ВТО. Если мы раньше продавали по 96 рублей за килограмм свинину второй категории, то сегодня продаём по 66 рублей. А в Украине такого не произошло. Бизнесу в рамках зоны свободной торговли прибыльно работать. Сами понимаете, мы не можем работать в убыток.

- О каком обвале цен вы говорите? Что-то незаметно, чтобы свинина в магазинах и на Центральном рынке подешевела! - Я говорю о цене, которую нам платят переработчики свинины. После вступления России в ВТО были резко снижены таможенные ставки на импортную свинину. Но российская сельскохозяйственная промышленность ещё не готова к этому. В принципе, только 25 процентов российского свиноводства обладают индустриальными качествами и могут конкурировать с производителями Европы и Америки - той же Бразилии. А больше половины поголовья свиней содержится в хозяйствах, которые работают по технологии сорокалетней давности, а она не позволяет получать высокий выход постного мяса, минимально расходовать корм, то есть быть на уровне требований современного рынка.

И мы все почувствовали это - цена свинины покатилась вниз. И в то же время стоимость кормов выросла почти в два раза, а зерна - более чем в два раза. Сегодня даже современные хозяйства работают с минимальной рентабельностью. А вот розничные цены для потребителей остались без изменений, то есть случился переток денежных средств в сторону зарубежных поставщиков свинины. Импортная свинина дешевле российской, и переработчики переориентировались на неё. А розничная цена не изменилась...

Если это продолжится ещё 2-3 месяца, то свиноводческие предприятия старого типа остановятся, уже многие стали. Но и современные предприятия, особенно те, что взяли большие кредиты, столкнулись с серьёзными проблемами. Удар по животноводству нанесён огромный.

- Странно слышать это, ведь многие экономисты утверждают, что у нашего сельского хозяйства есть конкурентное преимущество - дешёвая, по сравнению с Западом, рабочая сила…  - Это иллюзия. В нашей компании средняя оплата труда по итогам прошедшего года, а у нас 6300 сотрудников, составила 29 тысяч рублей в месяц. Это почти тысяча долларов. А в европейских странах в аналогичном производстве 1000-1200. Но у них выше отчисления в пенсионный фонд, страхование, они дороже платят за жильё.

- Похоже, что в ходе длительных переговоров, которые вела Россия, добиваясь вступления в ВТО, не всё учтено? Ведь государство должно защищать своего производителя, поддерживать его, не так ли? - В рамках ВТО прямой поддержки не может быть, но есть косвенная поддержка, в том числе через инфраструктурные проекты, через корма. Уровень поддержки, по многим оценкам, у нас один из самых небольших - где-то 7 процентов к обороту, а в той же Японии, в Западной Европе он достигает 70 процентов - по разным схемам. Потому что не может сельское хозяйство эффективно вестись без поддержки государством непосредственного производителя.

Если говорить в целом, то наше государство за последние восемь лет неплохо с точки зрения субсидирования процентных ставок поддерживало сельскохозяйственных производителей. Примерно до 80 процентов ставки, по которым мы брали кредит, - субсидировалось государством. Это неплохая поддержка, но она должна работать в комплексе с другими мерами.

Вот в Америке и Европе электроэнергия в два раза дешевле для сельхозпроизводителей, чем у нас. Дизельное топливо для фермеров дешевле обычного и даже окрашено в специальный цвет, чтобы нельзя было использовать вне сельскохозяйственного производства. Это тоже меры поддержки сельского хозяйства. Кроме того, есть специальный тариф на энергию, которую вырабатывают альтернативные источники, например, биогазовые станции.

- А вы не планируете построить у себя биогазовую станцию? Стали бы независимыми от энергетического монополиста… - Я изучал в Западной Европе биогазовые установки. Они вырабатывают не только электрическую, но ещё и тепловую энергию, плюс получают органические удобрения. Но главная наша проблема - отсутствие «зелёного тарифа»…

- А что это такое - «зелёный тариф»? - Это цена, по которой государство покупает излишки электроэнергии, выработанной биогазовой станцией. Вот мы сейчас платим энергетикам в среднем по пять рублей за киловатт-час. А «зелёный тариф» должен быть выше, скажем, десять рублей за киловатт-час. Так государство косвенно субсидирует производителя сельхозпродукции и к тому же стимулирует его к решению экологических проблем. Государство покупает по 10 рублей за киловатт-час, если электричество выработано биогазовой установкой, чтобы поддержать это направление, а продаёт фермеру также по пять. Вот в чём суть «зелёного тарифа». Но энергетики - монополисты, они не заинтересованы в появлении конкурентов, это главный тормоз развития альтернативной энергетики.

- Так как же насчёт биогазовой станции? Будете строить? - Мы наши инвестиционные планы стараемся несколько приостановить. В 2011 году наш инвестиционный портфель был 4 миллиарда рублей, в прошлом - 6 миллиардов 200 миллионов. А сегодня мы видим негативные тенденции, которые развиваются в рамках ВТО. Нужно ещё раз всё оценить. Любые инвестиции должны окупаться. А сегодня на 30 процентов упала цена свинины. И при этом корма резко подорожали. Такая же тенденция наблюдается и на рынке мяса птицы - цена уже снизилась на 7-8 рублей. Поэтому мы те проекты, которые начали в прошлые годы, должны завершить, а новые, скорее всего, в этом году начинать не будем.

- Однако членство в ВТО начало приносить и пользу. Вот Евросоюз открыл свой рынок для российских мяса птицы и яиц. Вы уже торгуете в Западной Европе? - Ещё нет. На наших бойнях был проведён аудит западными специалистами, еврокомиссарами. И после длительного изучения было принято решение о том, что наш холдинг при определённых условиях готов поставлять мясо птицы на западный рынок, потому что организация производства, состояние технологии позволяют это делать. Но предприятие ещё должно пройти сертификацию еврокомиссаров, получить их одобрение. В Евросоюзе защите своего рынка уделяют очень серьёзное внимание, и попасть на него очень сложно. Можно попасть с тем, чего там не хватает, а всё остальное - по техническим регламентам не пропустят.

Они даже в рамках своей Еврозоны стараются не заходить на чужой рынок. Посмотрите, как защищают себя Норвегия, Финляндия, даже маленькая Исландия - у неё там нет мяса из Голландии, Дании, они стараются поддержать своего фермера любыми протекционистскими методами, которые не противоречат правилам ВТО. Нет американской свинины на европейском рынке, потому что в Америке при производстве кормов применяют один из видов антибиотиков, который запрещён Евросоюзом.

Это одно препятствие. И второе - экономические предпосылки. Сегодня реально рубль переоценён. Он не обладает к евро и доллару той номинальной стоимостью, чтобы конкурировать. Все страны, которые ориентированы на экспорт, сегодня борются за снижение стоимости своей валюты. Гонку устроили йена, евро, юань - кто быстрее упадёт. Идёт экономическая война, торговая. Мы радуемся, что у нас доллар стоит 30 рублей, а евро - 40. Тут радоваться нечему. Вот если бы 37 и 47 - было бы лучше для всей экономики.

- Ну да, это для экспортёров слабый рубль - благо, а для простых россиян обвал рубля - бедствие…  - Должна быть ориентация экономики на экспорт, а регулировать внутренние цены, повышать материальный уровень своих граждан - это уже забота государства. Весь мир так работает, по-другому нельзя. После того, как у нас в 1988 году в три раза обвалили рубль, пошло вверх импортозамещение, а экспортный потенциал России резко вырос. Мы должны быть конкурентами на западном рынке. А с сегодняшним соотношением валют мы на европейский рынок не попадаем.

- В феврале 2011 года вы уже были «гостем редакции», и тогда, помнится, рассказывали о планах строительства в Ракитянском районе завода по утилизации отходов мощностью 340 тонн в сутки. Завод построили? - Он уже больше года функционирует. Один из лучших в Европе. К нам едут смотреть со всей России. Завод позволяет утилизировать отходы производства эффективно, без нанесения вреда природе. Мы получаем из биологических отходов мясокостную муку, применяемую в дальнейшем при производстве комбикорма. А что касается других отходов - навоза крупного рогатого скота и свиней, помёта птицы, - то у нас современные полигоны, на которых получаем хорошие органические удобрения. Мы внедряем технологию нулевой обработки почвы - No-till - и резко сократили закупки минеральных удобрений. Прошлым летом в условиях жаркой погоды собрали рекордный урожай - 242 тысячи тонн зерновых с 67 тысяч гектаров. Это благодаря работе с органическими удобрениями.

- Вы упомянули крупный рогатый скот. Агрохолдинг занимается ещё и производством говядины? - И говядины, и молока. Но мы регулярно от пяти до десяти миллионов рублей ежемесячно получаем убытков от молока и мяса КРС. Без прямых субсидий на каждый килограмм молока эта отрасль прибыльной не станет. То же самое касается, наверное, и мясного скотоводства.

У нас мясное скотоводство - это побочный продукт молочной деятельности. Как правило, рождается 50 процентов тёлочек и 50 процентов бычков. Из тёлочек ещё примерно 25 процентов будут выбраковываться. В итоге лишь 25 процентов приплода станет дойным стадом, а 75 процентов должны превратиться в мясо.

Мы не делаем ставку на породы, которые обладают ценными качествами: бекона, мраморной говядины или стейков. Потребность в этом мясе в России пока незначительная. И, естественно, конкурировать с Аргентиной, Бразилией или Австралией - это безумно в условиях нашей экономики. А вот молоком кормить нужно всю нацию. И то, что сейчас стали поддерживать мясное скотоводство, это, на мой взгляд, не совсем правильно в рамках нашей реальности. Нужно всё-таки в первую очередь поддержать молочное животноводство, побочным продуктом которого будет производство говядины.

- Александр Викторович, у вас квартира в Белгороде и дом в Ракитном. Где вы проводите больше времени? - В дороге. Приходится много ездить - и в Великий Новгород, и в Полтаву, и в Белгород.

- А в Великий Новгород зачем? - У нас в Новгородской области три крупных птицекомплекса.

- Но это же северный регион, там корма дороже, чем на южных чернозёмах… - В Новгородской области только рынок сбыта немного другой. Всего 250 километров до Санкт-Петербурга и 400 - до Москвы, что делает производство мяса стратегически важным. Сбыт по более дорогой цене. И при этом соевый шрот там не очень дорогой: к сожалению, 80 процентов соевого белка Россия импортирует из других стран через морские порты - оттого он там и дешевле. А что касается зерна, то сегодня это биржевой товар. Наш новороссийский и другие порты забиты зерном. Внутренняя цена фуража выше, чем мировая. Сегодня мы покупаем пшеницу 5-го класса по 11 тысяч рублей. А мировая цена 320-340 долларов плюс фрахт-доставка. Поэтому ненамного дешевле зерно у нас на Белгородчине - в производящей зоне, чем в Великом Новгороде. Разница только в транспортных издержках.

Любой производитель, если есть мировая цена, есть спрос, будет продавать по той цене, которая есть на рынке. У нас себестоимость кукурузы получилась 3 рубля, а цена её - 10. Мы получили от растениеводства 630 миллионов рублей прибыли. Такого никогда не было. Но просто так перекладывать доходы с растениеводства в животноводство - это неправильно. Каждая отрасль должна быть конкурентной и окупаемой.

- Эксперты считают, что развитие производства в России тормозит острая нехватка квалифицированных кадров... У вас тоже с хорошими работниками туго? - Да, не хватает квалифицированных, эффективных управленцев, работников. Пытаемся решить эту проблему своими силами. Вложили 15 миллионов рублей в Ракитянский агротехнологический техникум, совместно программы разрабатываем, чтобы они готовили для холдинга механизаторов, переработчиков мяса птицы, свиней, техников-технологов мяса и мясных продуктов, электромонтёров, техников-электриков - сегодня же всё на электронном оборудовании основано. Обучаем в вузах за счёт своих средств зоотехников, ветеринарных врачей, агрономов. На своём опыте убедились, что если таких специалистов брать с улицы, то один из 5-6 остаётся, а остальные просто нам не подходят.

- Производству не хватает специалистов, а у молодого специалиста своя проблема - где жить? Если нет у человека крыши над головой, он в любой момент уйдёт туда, где обеспечат жильём. Или я не прав? - С вами нельзя не согласиться. Мы и строим жильё, и покупаем. Потому что умелый, знающий дело сотрудник - наш главный капитал. Стараемся таких удержать, помочь им стать более значимыми в социальной среде. Вот сейчас строим посёлок на 117 домов - на берегу водохранилища вблизи села Солдатское Ракитянского района. Там предусмотрен торговый центр, бассейн, спортплощадки, кафе, детский сад и ещё парковая зона - для отдыха. Думаю, в этом году мы этот проект завершим полностью. Он обойдётся нам почти в миллиард рублей.

- А на каких условиях в этом посёлке получат жильё работники холдинга? - Часть жилья, процентов 15-20, мы оставим, как жильё компании, которое будет сдаваться внаём. А всё остальное передадим в аренду с правом выкупа по льготной цене. Кто отработает в компании более десяти лет - для него цена дома будет в два раза ниже, чем себестоимость. В этом посёлке себестоимость квадратного метра 28 тысяч рублей, значит, кто отработал более десяти лет, сможет выкупить дом по 14 тысяч рублей за квадратный метр.

- Пока мы тут настраивали звукозаписывающую аппаратуру, вы с явным удовольствием похвалились удачной покупкой. Речь, по-моему, шла о палатке? - Да, вчера был в командировке в Москве, зашёл между делом в спортивный магазин и увидел там оригинальную палатку - российского производства, двухслойная, круглогодичная, во весь рост можно в ней находиться, и печка стоит. Купил. Думаю испытать её - в феврале дня 3-4 пожить на Кольском полуострове за полярным кругом. Я туда уже лет восемь езжу регулярно, на неделю. Охота, рыбалка, на снегоходе люблю промчаться... После такого отдыха лучше себя чувствую.

- Александр Викторович, в 1997 году вы возглавили Белгородский экспериментальный завод рыбных кормов и постепенно «вырастили» из этого «зёрнышка» мощный агрохолдинг, входящий в тройку крупнейших в России производителей мяса птицы. Судя по этому факту, вы человек волевой и целеустремлённый. Наверное, у вас есть личное правило, которому вы следуете в жизни? Ну, что-то вроде девиза на щите средневековых рыцарей? - Личное правило? (Орлов ненадолго задумался, видимо, ему не приходилось отвечать на такой вопрос). Всегда идти вперёд, не сдаваться и быть справедливым!

Беседовал Виктор ФИЛИППОВ

www.myaso-portal.ru


Смотрите также