Надежда ивановна рожкова маммолог биография


Рожкова Надежда Ивановна маммолог

Онкологические заболевания – древнейший и грозный враг человечества. История борьбы с ним насчитывает 3000 лет. До сих пор, несмотря на все усилия, ученым так и не удалось ответить на вопросы о том, как и почему возникают злокачественные опухоли. Однако в последние годы медицина добилась значительных успехов в борьбе с онкозаболеваниями. И страшный диагноз «рак» уже не воспринимается как приговор. Составляющие успеха – профессионализм медиков и воля пациента к жизни. 4 февраля отмечается Всемирный день борьбы против рака, провозглашенный Международным союзом по борьбе с онкологическими заболеваниями с целью повышения осведомленности людей о болезни и привлечения общественного внимания к предотвращению, выявлению и лечению этого заболевания.

Надежда Рожкова: По результатам анализа по стране, за последние годы рак молочной железы стал выявляться на 33% чаще при профилактических обследованиях. То есть не уже заболевшие, а у женщин, которые пришли сами. Надо сказать, что наша работа не напрасна. Я все время вижу результаты этой работы. Мне чрезвычайно приятно, что очень много единомышленников. Приходят различные компании, фирмы, газеты, журналы, миллион звонков: «Давайте напишем статью, давайте подготовим какой-то материал, расскажем женщинам о том, как надо правильно вести себя». И главная наша задача – чтобы они не боялись идти к врачу.

Надежда Ивановна Рожкова, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации, руководитель национального центра «Онкология репродуктивных органов» Московского научно-исследовательского онкологического института имени Герцена, профессор кафедры клинической маммалогии, лучевой диагностики и лучевой терапии Российского университета дружбы народов, президент Российской ассоциации радиологов, президент Российской ассоциации маммологов, член комитета Европейской ассоциации радиологов. Является одним из разработчиков Федеральной программы развития рентгенорадиологии в России, а также одним из основоположников концепции объединения методов интроскопии в единую службу лучевой диагностики. Является основоположником интервенционной радиологии в маммалогии. Ею создана научная школа, подготовлено более 30 кандидатов и докторов наук, издано более 650 публикаций, в том числе более 30 книг, монографий, практических руководств, являющихся основополагающими по проблеме лучевой диагностики заболеваний молочной железы.

Надежда Рожкова: Каждый день у нас миллион проблем, на которые мы отвлекаемся и не концентрируем внимание на какой-то одной, которая может быть очень важная. А как раз онкологическая заболеваемость – это чрезвычайно важный вопрос в нашей жизни. За последние 10 лет заболеваемость в целом раком различных локализаций выросла почти на 20%, а распространенность, то есть общее количество заболевших – почти на 40%. Это высокие показатели, и при этом отмечается такая угрожающая тенденция – рост онкологии репродуктивных органов, что как раз очень влияет на демографическую ситуацию. По данным последней диспансеризации, кстати, диспансеризацию стали проводить после 30-летнего перерыва, и, на мой взгляд, это прекрасный шаг нашего Министерства здравоохранения. Из 19 млн обследованных почти у 30 000 были выявлены злокачественные образования различных локализаций. Из них в 55% — онкология репродуктивных органов. Причем, когда подсчитали частоту, какой же орган наиболее подвержен заболеванию, оказалось, что молочная железа стоит на 1 месте.

Причин тому очень много. Это и неправильное питание. Это чрезвычайно важный фактор, это один из важнейших факторов, который предрасполагает к развитию рака. Это психоэмоциональная неустойчивость, то есть постоянные стрессовые ситуации. Вот этот огромный информационный поток, этот безумный темп нашей жизни. Не каждый организм с этим справляется. Отказ от естественных репродуктивных функций. То есть женщины стараются рожать попозже, не кормить грудью и так далее. Вот этот фактор тоже очень важный. Конечно, необходимо как-то вернуться к естественному женскому состоянию. Различные травмы молочной железы. Очень важный фактор наследственности. Действительно, на это стоит обращать внимание. И женщины обязательно должны пройти анализ ДНК «исследование крови на мутации генов BRCA. Но у большинства, то есть у 90-95%, нет мутаций генов, нет изменений в молочной железе, и нет необходимости делать такие операции.

Если мутация генов есть, изменений в молочной железе нет, есть прекрасный препарат на основе индолкарбинола, который позволяет приостановить эту патологическую тенденцию. То есть он не дает возможность этим уснувшим клеткам поднять голову и начинать развиваться.

Маммография является золотым стандартом для исследований молочной железы. У нас в стране тоже начали проводить маммографический скрининг. И если до его внедрения рак в I-II стадии был где-то в 13-16% случаев, то сейчас в 68% случаев. Это говорит о том, что наша работа не зря проводится, что очень важно. Созданы маммографические кабинеты, уже более 2500 кабинетов по стране в самых различных регионах, созданы отечественные маммографы, ни в чем не уступающие зарубежным. Они имеют международные сертификаты качества.

Созданы мобильные маммографические комплексы, что очень важно, потому что женщины не всегда идут в поликлинику и не всегда находят время. Когда же к ним буквально приезжает такая лаборатория, то выстраиваются огромные очереди. И это очень большое подспорье, для того чтобы проводить этот скрининг и выявлять самые ранние формы заболевания.

Очень много различных технологий ультразвукового исследования. Это соноэластография, автоматизированная, радиальная сонография. Все они дают дополнительную информацию и позволяют уменьшить число предположительных заключений. То есть дают более высокую точность диагностики. Очень важны технологии так называемой интервенционной радиологии. Это стационарозамещающие технологии. Почему мы говорим, что женщины должны раньше приходить на обследование? Потому что мы выявляем самые ранние формы. И если это узлы или какие-то образования маленьких размеров, мы можем в амбулаторных условиях их удалить. Не нужно делать хирургические операции, не нужно травмировать молочную железу, наркоз и так далее.

К примеру, очень частое заболевание – кисты молочных желез. Где-то в 30-40% случаев от приема у женщин кисты в молочных железах. И раньше хирурги их оперировали, клали на операционный стол. В этом нет ничего хорошего, потому что кисты имеют тенденцию к множественности. Значит, эти операции надо делать бесконечно. И это никуда не годится. Мы стали использовать технологию так называемого склерозирования кисты. Есть специальная озонокислородная смесь. Процедура очень простая – буквально 20 мин. Аспирируется содержимое, вводится препарат, и киста не рецидивирует в 95% случаев. И так можно поступать с множественными кистами. И постепенно эти кисты уходят.

Так называемое исследование – дуктография. Нередко, где-то у четверти женщин, патологическая секреция соска. Они приходят и жалуются на выделения из сосков. Есть процедура, дуктография — искусственное контрастирование млечных протоков. Буквально капелька контрастного препарата вводится в млечный проток, и делается рентгеновский снимок. И мы видим самые начальные изменения в млечных протоках – папилломы, внутрипротоковый рак, которые имеют размер менее 1 мм. То есть едва заметные, только начинающиеся, изменения. Почему это важно? Мы можем сделать секторальную резекцию. Нам совсем нет необходимости радикально убирать молочную железу и так калечить женщину. Потому еще раз говорю о том, чтобы женщины раньше приходили. Какие-то изменения, какие-то отклонения – они обязательно должны приходить к специалисту. Новые технологии биопсии, пункции. Если раньше просто кололи простой иголочкой, мы получали материал для цитологического исследования, то есть клеточный материал. Он недостаточно информативен. Теперь делается пункционная биопсия специальным пистолетиком – иголочкой, в которой есть нарезка гильотинного типа, куда попадает кусочек ткани. Это тоже процедура: буквально выстрел – и все. И у нас получается: мы проводим исследование цитологическое, гистологическое, то есть тканевое, и получаем даже маркеры, тканевые факторы прогноза, для того чтобы до начала лечения мы выбрали оптимальную тактику лечения. Например, если это рак, масса вариантов химиопрепаратов. Мы должны подобрать тот, который именно индивидуален и он именно эффективен для этой женщины.

Вот это важнейшие технологии, которые в корне изменили возможности лечения. И, может быть, даже они и повлияли на то, что теперь одногодичная летальность у нас, например, в течение первого года и даже общая летальность снизилась на 26%. Это очень неплохой показатель.

Еще одна великолепная технология – вакуумная аспирационная биопсия. Она хороша тем, что она до операции дает буквально 100%-ную диагностику, потому что там этот пистолетик потолще, мы побольше берем материала, и получаем материал уже такой, что мы точно знаем, что в молочной железе. Мало того, эта процедура хороша тем, что она позволяет осуществлять лечебные мероприятия. Если образование менее 2 см, в амбулаторных условиях буквально тоже за 20 мин мы можем удалить. Ту же фиброаденому, ту же узловую мастопатию, те же пресловутые кальцинаты, о которых все слышали. Все это выполняется в амбулаторных условиях. Но при условии, если женщина пришла рано, когда образование имеет маленькие, небольшие размеры. И в целом вообще надо сказать, что вот это внедрение маммографии – это новая эпоха в онкологии. Потому что здесь уже онкологи, хирурги не могут полагаться на данные осмотра или пальпации. Они уже полностью смотрят на рентгенолога, который увидел вот эти мельчайшие изменения. И почему именно рентгеновская маммография является золотым стандартом? Потому что пока это единственный метод, который выявляет все известные варианты непальпируемого рака. Но мы помним о том, что метод рентгеновский, то есть он сопряжен с дозовой нагрузкой. Пусть она небольшая. Сколько по солнцу прошли, столько и получили дозу. Бояться этого не надо. Но, тем не менее, она все-таки есть. Поэтому маммографический скрининг осуществляется для женщин старше 35 лет. Более молодые женщины обследуются в смотровом кабинете или в женской консультации. И там обязательно нужно пощупать молочные железы, клинически их осмотреть, собрать вот эти факторы риска, о которых мы говорили. Потому что с каждым из факторов риска можно бороться. И это является именно предупреждением последующего развития рака. И можно провести обследование. Есть такие бездозовые радиологические методы типа радиотермометрии, электроимпедансной томомаммографии. Это методы, основанные на электрофизиологических принципах. То есть, например, радиотермометрия основана на изменении температурных показателей патологической ткани. То есть это методы не диагностики, а только выделение женщин в группу риска. То есть мы видим очаг какой-то опасности. Тогда мы эту женщину направляем уже на дообследование независимо от возраста, 19 ей лет, 20, 25 – она пойдет на рентгеновскую маммографию и ультразвуковое исследование.

Рентгеновская маммография, повторяю, выявляет все известные варианты рака. А ультразвуковое исследование прекрасно дополняет его, расчленяя вот эти структуры. Когда на рентгенограмме одно похоже на другое, ты впадаешь в такое сомнение, что то ли одно заболевание, то ли другое. То обязательное дополнительное УЗИ покажет, что эта структура более характерна, например, для фиброаденомы, а эта типична для кисты. И тогда проводится дифференциальная диагностика.

Очень важный момент – самообследование. Самообследование нужно всем женщинам любого возраста – и молодым, и более зрелым. Нередко я слышу, что врачи говорят, что не нужно самообследование, потому что женщина вдруг что-то нащупает, она очень волнуется, появляется канцерофобия, и это вызывает стрессовую ситуацию. Абсолютно с этим не согласна. Во-первых, если она что-то и нащупает и заволнуется, то она должна пойти к врачу и будет обследоваться. У меня половина приема от женщин, которые говорят: я пришла, нащупала у себя что-то. Это что такое? Это значит она провела самообследование. Она все-таки себя пощупала, и она увидела, что какой-то узел есть. И те женщины, которые регулярно проводят самообследование, у них даже при выявлении рака частота метастазирования в подмышечные узлы на 38% ниже. Значит, она приходят на более ранних стадиях.

Сейчас тоже очень важное направление для нашего центра – Центральный федеральный округ. Они создали межрегиональную ассоциацию по охране здоровья именно в Центральном федеральном округе. И наш директор Каприн Андрей Дмитриевич является председателем экспертной комиссии. Вот прошло первое совещание. И цель нашей дальнейшей работы – как можно больше охватить регионов вот таким скрининговым обследованием женщин, как можно больше обучить специалистов вот этим новым технологиям, для того чтобы показатели заболеваемости и смертности в Центральном федеральном округе были значительно лучше.

Сейчас мы разрабатываем программу. И в этом году где-то в 5 или 6 городов мы хотим съездить буквально на 2 дня. И смысл наших поездок такой: провести дни открытых дверей. То есть одновременно проходит бесплатное обследование женщин в маммографических кабинетах, в зале мы собираем конференцию для всех врачей, кто имеет отношение к молочной железе, привозим ведущих профессоров, чтобы прочитали лекцию, проводим такой мастер класс по самообследованию для женщин, и для врачей тоже. Кто-то, может быть, тоже не знает. И затем по итогам всего этого встречаемся с руководством этого региона, области и так далее, для того чтобы обменяться впечатлениями, что хорошего, что плохого, хватает ли аппаратов, недостаточно или достаточно обучены специалисты, чем мы можем помочь этому региону, какие потребности у них и какие возможности у нас.

Мы подобное уже проводили в нескольких городах несколько лет назад. Я скажу – очень хорошие результаты. В это время очень активно работают средства массовой информации: местное телевидение, газеты, журналы берут интервью. И это очень хорошо распространяется среди населения, потому что сразу после этого результат. Женщины приходят на обследование уже более активно. Если же женщины уже прошли лечение по поводу рака молочной железы, к сожалению, ими мало занимаются. И это так называемая реабилитация проходит недостаточно активно. Мы уже много лет тоже занимаемся этой проблемой, создано общество помощи женщинам с постмастэктомическим синдромом. И надо сказать тоже, что о многом не знают и врачи, и пациенты. В частности, разработаны прекрасные экзопротезы, которые накладываются, если молочная железа удалена, на кожу. Они со специальной жемчужной поверхностью, сделаны на основе нанотехнологий. Эта поверхность способствует улучшению состояния кожи, улучшению кровоснабжения. Она создает красоту. Женщина может купаться в бассейне, она может одеть декольтированные платья. И главное, что эти протезы способствуют последующей пластике, то есть готовят кожу, для того чтобы дальше сделать пластическую операцию.

Очень интересное белье, женские бюстгальтеры, снижающие температуру, то есть охлаждающие на 2-3 градуса. Тоже используются специальные технологии – микрокапсулы, которые дают такую терморегуляцию. Оно очень помогает женщинам с болевым синдромом. Когда выраженные клинические проявления мастопатии, женщины очень мучаются: боль, напряжение, ощущение крайнего дискомфорта. И после того, как женщина начинает носить это белье, оказывается, эти клинические симптомы значительно ослабляются, уменьшаются и уходят. Сейчас у нас в плане, наверное, это будет в мае, провести такой фестиваль женского здоровья и, может быть, даже здоровья семьи. План такой, что все-таки не только женщины, но и целыми семьями они должны прийти.

Это будет и бесплатное обследование, это будут и какие-то комнаты общения, консультации с врачом. Это будут комнаты, например, какой-то косметики. Обучение, как правильно носить макияж и так далее. Какая-то будет комната кулинарных рецептов и особенностей ведения домашнего хозяйства. Где-то дыхательная гимнастика. Какие-то для детей кружки или что-то. То есть такой день здоровья. Мы надеемся, что он получится. Думаем, что люди придут. Посмотрим, как это будет получаться. В чем плюсы, в чем минусы. И почаще проводить такие мероприятия. Во-первых, это сближает семью. Это прививает какой-то вкус к здоровому образу жизни. И главное, что это воспитывает потихонечку ответственное отношение к своему здоровью. Потому что люди пообщаются, услышат, увидят, что более правильно, что неправильно они делают в своей жизни. И будут стараться все-таки стремиться сохранять свое здоровье. Потому что сейчас здоровье – это не просто плохо, что если нет здоровья, но это и очень дорого: лечение и все прочее. Поэтому сейчас ответственное отношение к здоровью – это одна из самых главных задач. И надо сказать, что вроде бы навяз уже где-то здоровый образ жизни. А это чрезвычайно важно. Оказывается, организм всеми силами старается сбалансировать все, что у нас есть, чтобы работать правильно. А мы всеми силами разрушаем это равновесие. И если мы ведем здоровый образ жизни, мы очень помогаем этим правильным генам, которые ведут правильный образ жизни, генерируют именно те гормоны, которые нам нужны, дают нам тот обмен, который нам нужен. И наоборот: если мы в стрессе, мы неправильно питаемся, мы ведем нездоровый образ жизни, то плохие гены сразу поднимают голову и начинают вырабатывать свою программу, которая настроена на уничтожение организма. Наша задача – не давать вот этим спящим плохим генам поднимать голову.

Мы все время говорим о заболеваемости раком молочной железы. И это действительно неслучайно, поскольку заболеваемость – это чрезвычайно актуально, занимает первое место среди онкологических заболеваний женщин. Но, к сожалению, по последним данным статистики, за последние 10 лет заболеваемость раком простаты выросла в 3 раза. Если заболеваемость раком молочной железы увеличилась на 33%, то представьте, какое соотношение. Крайне неблагоприятное. Но можно сказать о том, что в настоящее время мужчина может проверить кровь на анализ простатоспецифического антигена. И этот анализ очень специфичен. То есть в большинстве случаев его повышение показывает, есть рак простаты или нет. Анализ очень простой. И мужчине буквально где-то старше 40 лет целесообразно сходить в поликлинику и сдать этот анализ.

Причем, если заболевание выявлено на ранней стадии, оно прекрасно лечится. Сейчас есть такие новые технологии, как брахиотерапия, использование радиоизотопов для бесхирургического лечения. Есть щадящие хирургические вмешательства. То есть много всего нового. Опять же, мужчина не должен бояться врача, а должен прийти обследоваться. И поэтому мы и призываем, чтобы женщины не только занимались своим здоровьем, но и целой семьей приходили на обследование. Мужчины, как правило, больше боятся врачей. Они очень волнуются, когда к ним подносят иголку кольнуть кровь. Некоторые огромные мужчины большого размера падают в обморок от того, что увидели иголку. Но, тем не менее, тут женщина должна на себя взять бразды правления и прямо за руку привести своего мужчину обследоваться.

У нас даже была мысль. Создаются такие мобильные комплексы репродуктивного здоровья. То есть не только маммографы в этих комплексах, но и обследование мужчин. И стали мы рассуждать, придут ли мужчины. Решили, что нет. Пришла мысль одному мужчине: если вы напишите на этой машине «пиво и раки», то мужчины придут. Я говорю: ну что, стоит задуматься. Каким-то путем мы должны все-таки мужчин привлечь тоже к тому, чтобы они более ответственно относились к своему здоровью, потому что мужчины более легкомысленны. Женщины более ответственны. Они знают, что на их плечах вся семья, все здоровье и бюджет. Потому что известно, посчитано, что, например, лечение запущенного рака молочной железы в 14 раз дороже, чем лечение на начальных стадиях. То же самое это касается и лечение рака других локализаций. Поэтому все это дорого. В настоящее время мы должны жить экономной жизнью. И поэтому еще раз призываю всех своевременно обследоваться, не бояться врачей и жить с удовольствием, в позитиве, в хорошем настроении, принося друг другу радость.

Выступление Надежды Рожковой – главного маммолога РОССИИ, Академика РАМТН, доктор медицинских наук, профессора, лауреата премии Совета министров СССР

10.02.2016

НАДЕЖДА РОЖКОВА – главный маммолог РОССИИ, Академик РАМТН, доктор медицинских наук, профессор, лауреат премии Совета министров СССР: «Очень важны факторы риска. В общем-то, они достаточно просты, и с каждым из этих факторов можно бороться. Это избыточный вес, нарушение менструальной функции, гинекологические заболевания, невыполнение своих естественных репродуктивных функций – отказ от родов, от естественного вскармливания, отрицательные стрессовые ситуации и онкологическая наследственность».

Глубоко уважаемые дамы и господа, дорогие друзья, коллеги!

Мы действительно сегодня собрались для того, чтобы привлечь внимание к проблеме онкологических заболеваний. Эта проблема сохраняется на протяжении многих десятилетий, но она решается, и решается довольно успешно.

Надо сказать, что сохранение женского здоровья – это и задача медиков, и задача самих женщин.

В России где-то около 77 миллионов женщин, в репродуктивном возрасте от 15 до 49 лет – это 38 миллионов женщин. Эти женщины различных национальностей, имеют свои этнические особенности – обменные, состояния психоэмоционального статуса и так далее. Тем не менее, в структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями 40 процентов приходится на злокачественные новообразования репродуктивных органов.

За последние 10 лет отмечается угрожающая динамика распространенности онкопатологии репродуктивных органов, в частности заболевания раком молочной железы (частота его увеличилась на 33 процента).

Рак за последнее время помолодел. И опять же за 10 лет омоложение рака выросло на 34 процента. При этом при скрининге отмечается очень высокая частота выявления доброкачественных заболеваний – в 25–30 раз чаще.

Изучение заболеваний молочной железы является приоритетным направлением национальных проектов, направленных на сохранение женского здоровья. Заболевания молочной железы – это не только медицинская, но и социальная проблема. Посчитано, что ежедневно 47 детей лишаются своих матерей, заболевших раком молочной железы. Экономические расчеты показали, что стоимость лечения запущенных случаев в 10–14 раз дороже, чем лечение начальных форм рака молочной железы. Известно: среди множества различных методов – рентгеновской, компьютерной томомаммографии, магнитно-резонансной томографии, ультразвуковых исследований и так далее, – среди всех этих методов золотым стандартом остается рентгеновская маммография.Доказано, что маммографический скрининг снижает смертность от рака молочной железы на 50 процентов у постоянно наблюдающихся женщин. В Европе, в Соединенных Штатах маммографический скрининг осуществляется уже более 30 лет, и разница заключается только в возрасте женщин, которые подлежат обследованию.

Что сделано для женщин в нашей стране? Наш Президент особое внимание уделяет развитию первичного звена, и именно эффективной диспансеризации. И действительно, после 30-летнего перерыва наконец мы стали проводить диспансеризацию, и она приносит очень существенные плоды. Так, из 19 миллионов обследованных почти у 30 тысяч пациентов выявлены злокачественные новообразования, из них у 55 процентов злокачественные новообразования репродуктивных органов. На первом месте стоит заболеваемость раком молочной железы.Существующая настоящая система обследования молочных желез впервые у нас применялась с 2006 года, когда был издан приказ о внедрении маммографии. Согласно этому приказу маммографический скрининг осуществляется в два этапа – это обследование женщин для ранней диагностики и этап дообследования. Обследование женщин и ранее выявление зависит от возраста женщины.

Если по приказу 2006 года женщины от 19 до 39 лет обследовались в смотровом кабинете, в женской консультации, а с 40 лет им делали маммографию, то по последнему приказу № 572 с 35 лет делают первичную базисную маммографию.

Важнейший момент – это самообследование. Меня удивляют некоторые высказывания ряда врачей, что самообследование делать не нужно, потому что у женщин возникает канцерофобия, они волнуются, и это очень вредно. Ничего подобного. Половина буквально моего приема – это женщины, которые жалуются на наличие уплотнений в молочной железе. А что это такое? Это значит, они себя пропальпировали, пощупали молочные железы. Нами проводится очень активно различные акции в регионах, в городах по обучению женщин самообследованию. Надо сказать, что у регулярно обследующих себя женщин, если у них даже и возникает рак молочной железы, то частота метастазирования в аксиллярные лимфатические узлы на 38 процентов ниже. Очень важны факторы риска. В общем-то, они достаточно просты, и с каждым из этих факторов можно бороться. Это избыточный вес, нарушение менструальной функции, гинекологические заболевания, невыполнение своих естественных репродуктивных функций – отказ от родов, от естественного вскармливания, отрицательные стрессовые ситуации и онкологическая наследственность.

Итак, для женщин старше 35 лет обязательна рентгеновская маммография. Она проводится на обычных пленочных рентгеновских маммографах, на цифровых маммографах.

Сейчас очень распространены мобильные маммографические комплексы, которые чрезвычайно востребованы. И если женщина по каким-то причинам не может дойти до поликлиники, то когда к ней приезжает такая лаборатория, то, как правило, выстраиваются очереди, и женщины обследуются.

Несмотря на то, что маммография – это золотой стандарт, молочная железа женщины так же индивидуальна, как ее лицо. Поэтому для дообследования используется целый комплекс методов – это ультразвуковое исследование, различные новые технологии ультразвукового исследования, соноэластография, магнитно-резонансная томография, инвазивные вмешательства.

Чрезвычайно востребованы технологии интервенционной радиологии, так называемые методики, которые осуществляют одновременно и диагностику, и лечение под контролем лучевых методов исследования, то есть в амбулаторных условиях. В частности, такая простая процедура, как склерозирование кисты. Где то у 30–40 процентов женщин при обследовании выявляются кисты, и раньше этих женщин клали на хирургический операционный стол. В этом нет никакой необходимости. Производится пункция кисты под контролем ультразвука, аспирируется содержимое, и вводится склерозирующее вещество. Эта процедура занимает буквально 15–20 минут, и в 95 процентах случаев эта процедура исключает хирургическое лечение.

Многие знают, что где-то у четверти женщин наблюдаются выделения из соска вне периода беременности и лактации. Это чрезвычайно важный клинический симптом, потому что считается, что где-то 70–80 процентов рака молочной железы развивается из млечных протоков. Поэтому очень важно вовремя увидеть это патологическое состояние. И, в частности, есть такая технология, как дуктография – искусственное контрастирование млечных протоков, которое осуществляется под рентгенологическим контролем буквально с каплей контрастного препарата. И мы видим различные изменения, которые провоцируют эту секрецию. В частности, это может быть внутри протоковый рак или внутрипротоковая папиллома. Размер их может быть буквально менее 1 миллиметра. И о чем это говорит? О том, что не нужно делать большую радикальную и калечащую операцию, а достаточно сделать секторальную и щадящую органосберегающую операцию. Поэтому вовремя нужно обращать внимание на различные изменения в молочной железе.

Различные варианты биопсии. Если раньше мы делали обычную тонкоигольную биопсию и получали клеточный материал, то информативность была недостаточно высока. Сейчас выполняется так называемая трепан биопсия специальным пистолетом с иглой, которая имеет нарезку. В эту нарезку попадает кусочек ткани и это позволяет получать клеточный материал для цитологического исследования, тканевой материал для гистологического исследования и что чрезвычайно важно – определять тканевые факторы прогноза. Это определяет оптимальный выбор лечебной тактики до начала лечения.

Другая процедура вакуумная аспирационная биопсия чрезвычайно востребована. Она буквально 100-процентна с диагностической точки зрения и обладает терапевтическим эффектом. Почему с диагностической точки зрения 100-процентна? Потому что более толстая игла, и мы благодаря вакууму получаем больше материала, и мы точно знаем, что в молочной железе. Особенно это важно при непальпируемых образованиях, совсем маленьких изменениях.

Как лечебная процедура она чрезвычайно востребована. У нас очередь буквально на три месяца вперед для женщин, у кого доброкачественные изменения размером менее 2 сантиметров. Это нередко бывает фиброаденома, множественные фиброаденомы у молодых женщин, которым предстоит рожать, кормить грудью. Так вот эта процедура не менее архитектоники, не меняет структуры молочный железы и позволяет удалить образование в амбулаторных условиях, буквально 20–30 минут фиброаденома удалена и структура молочной железы не нарушена.

Итак, благодаря внедрению этих простейших технологий отмечаются за последнее время позитивные тенденции в развитии диагностического этапа маммологической службы.

То есть женщины приходят на обследование, они уже знают, что такое маммография, они уже меньше боятся врачей, знают о том, что операция если и предстоит, то не калечащая, а органосберегающая и щадящая.Но это мы говорили о раннем выявлении заболеваний, но наша задача – профилактика, то есть предупреждение заболеваний. Это первичная профилактика – это комплекс мер, направленных на борьбу против факторов риска. Повторяю, с каждым из факторов риска можно бороться.

Вторичная профилактика – это лечение доброкачественных заболеваний. И третичная – это комплекс мер уже для пролеченных больных, для исключения рецидивов.

К примеру, раньше если имелся наследственный фактор, то есть у мамы, тети, у сестры был рак молочной железы, то мы просто чаще наблюдали эту женщину. И все слышали нашумевшую историю с Анжелиной Джоли, что у нее семейная история. Она сделала профилактическую мастэкстомию, удалила яичники и так далее. То есть она поступила очень радикально. Но в этом большой необходимости нет. Если изменений в молочной железе нет, и вы сделали анализ крови на ДНК-исследование, мутации выявлены, это не значит, что женщина заболеет раком. Заболевают раком буквально 5-10 процентов женщин. Но тем не менее мы должны избежать и этого.

Так называемый ген BRCA имеет две копии. Он продуцирует определенное количество противоопухолевого белка, и женщина не заболевает. Когда наступает мутация генов, одна копия не работает, этого противоопухолевого белка становится меньше. Так есть лекарственный препарат на основе индолкарбинолов, который усиливает действие здоровой копии гена. И тогда возникает ситуация: либо отодвигаются сроки возможного развития рака, либо вообще исключается его развитие.

Вторичная профилактика – это мероприятия по лечению доброкачественных заболеваний. Тоже не каждая мастопатия является предраком, только определенные ее формы. Для этого и развиваются диагностические технологии, которые уточняют состояние этих мастопатий.

Третичная профилактика. Ею занимаются не очень активно, хотя женщины после операции рака молочной железы требуют, конечно, повышенного внимания. И сейчас разработаны специальные экзопротезы, которые накладываются на рубцовую ткань после операции. Обо всем этом должны знать и женщины, и медицинская общественность. Поэтому активно работает Всемирное движение борьбы против рака молочной железы. Мы в нем участвуем, проводим конференции. Различная информационно-просветительская работа проводится. Ежегодно мы издаем различные брошюры, журналы. В октябре проходит месячник борьбы против рака молочной железы. Очень активно сейчас стали все в нем участвовать. Светлана Владимировна Медведева чрезвычайно много уделяет времени этой проблеме. И, конечно, участие таких лиц является тоже очень важным, потому что оно придает как бы весомость проблеме.

Дни открытых дверей, они тоже проходят регулярно. Первый проходил когда-то 15 лет назад. Наши телевизионные звезды пришли к нам в институт и начали обследовать молочные железы. Все это показывали по телевизору. После этого коридоры у нас были полны женщин. Поэтому это очень важно, и дни открытых дверей обязательно нужно организовывать.

Валентина Александровна Петренко была у нас в институте. У нас была презентация Национального центра онкологии репродуктивных органов. И тоже мы бесплатно обследовали женщин, читали одновременно лекции и для женщин, и для врачей. Встречались, общались и решали проблему, как нам двигаться дальше.

Путь к сохранению женского репродуктивного здоровья – это, конечно, внедрение и популяризация новых высокоэффективных и щадящих возможностей медицины. Целые команда энтузиастов есть. Она пополняется. Это чрезвычайно приятно. Поэтому я думаю, что мы на правильном пути и сохраним здоровье женщин.

Врачи – высококвалифицированные специалисты

Н.И. Рожкова является основоположником организации и внедрения нового самостоятельного направления — клинической маммологии в России, интервенционной радиологии в маммологии. На основании её научных разработок создана утверждённая приказом Минздрава России система скрининга заболеваний молочной железы, дообследования, лечения и реабилитации больных раком молочной железы. Данная система изменила структуру заболеваемости молочных желез за последние 5 лет в сторону выявления ранних форм заболевания, способствовала снижению запущенности и смертности от рака молочной железы. Созданная система увеличивает 20-летнюю продолжительность жизни женщин при раннем выявлении злокачественных опухолей до 92-98 %. К настоящему времени в Российской Федерации организовано 2987 специализированных маммографических кабинетов.Получению высокоэффективных и экономичных результатов способствовал разработанный принципиально новый комплексный подход в технологии обследования молочных желез руками одного специалиста, владеющего клиническими и современными лучевыми методами неинвазивной и инвазивной диагностики, что позволяет нивелировать ограничения методов, повысить точность диагностики до 98% и сократить время обследования до одного дня. Н.И. Рожкова имеет сертификат специалиста по рентгенологии, УЗ диагностике, онкологии, организатора здравоохранения и общественного здоровья. Н.И. Рожкова является создателем синдромной диагностики самых ранних форм не пальпируемых заболеваний, а также инициатором междисциплинарной интеграции лучевых и молекулярно-биологических методов для определения прогноза.Н.И. Рожкова стала пионером развития нового направления в медицине – интервенционная радиология в маммологии на основе высокотехнологичных методов точной дооперационной диагностики и одновременно стационарозамещающего органосохраняющего эстетического лечения.Н.И. Рожкова впервые при интерпретации маммограмм перешла от описания теневой картины к морфологическому субстрату и нозологической принадлежности заболевания. Н.И. Рожкова является основоположником разработки нормативной базы, регламентирующей деятельность службы, проектов приказов, стандартов, ГОСТов, организации 3 типов кабинетов, в том числе рентгено-сонооперационных блоков, структуры работы, табелей их оснащения, норм нагрузки. Н.И. Рожкова — участник отечественных разработок, инициатор и организатор внедрения новых цифровых и информационных технологий, в том числе радиологических, дистанционного мониторинга, консультаций, обучения, телемостов, обеспечивающих связь с регионами, способствующих высокому уровню организации лечебно-диагностического процесса. В 2001 г. Н.И. Рожковой для специалистов разного профиля создана Всероссийская первая междисциплинарная школа маммологов для внедрения новейших технологий и программ обучения в системе непрерывного образования.В 1996 г. Н.И. Рожковой организован курс тематического усовершенствования по интервенционной медицине при кафедре общей, эндоскопической и лазерной хирургии Российской медицинской академии последипломного образования, при её участии создана первая кафедра «Клинической маммологии, лучевой диагностики и лучевой терапии» на ФНМО МР МИ РУДН. Н.И. Рожкова подготовила несколько тысяч специалистов, является автором 50 книг и практических руководств, содержащих основополагающие принципы современного комплексного подхода к решению проблемы клинической и эстетической маммологии. Под её руководством подготовлено 23 кандидата и 2 доктора наук, выполняется 8 диссертационных исследований (5 д.м.н., 3 к.м.н), более 700 публикаций (в том числе за последние 5 лет — 50 публикации), включая 10 монографий и руководств (за последние 5 лет — 10) ,16 патентов, в том числе европейских на 28 стран Европы, США, Японии (за последние 5 лет).Н.И. Рожкова — член Научно-экспертного совета по медицинским изделиям секции медицинские изделия для лучевой диагностики, терапии, дозиметрии Минздрава России, с 1996 г. действительный член Академии медико-технических наук Российской Федерации.С 2006-2008 г.г.- эксперт Высшей аттестационной комиссии, Почетный Президент Российской ассоциации рентгенологов и радиологов.С 2016 г. — член Президиума Российского общества рентгенологов и радиологов (РОРР), Президент Российской Ассоциации Маммологов (РАМ).С 2001 года — Президент учрежденной Евразийской ассоциации маммологов, с 2006 г. — член Комитета Европейской ассоциации радиологов, с 2011 года — член Президиума Российской ассоциации специалистов по профилактике и лечению опухолей репродуктивной системы (РАСОРС), Президент московского АНО «Объединение «Маммология», с 2009 г. — член МАРС (междисциплинарной ассоциации специалистов репродуктивной медицины), с 2016 года — член экспертной коллегии Фонда развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий «Сколково».С 2011 года Н.И. Рожкова — член Экспертного Совета Координационного совета по охране здоровья Ассоциации межрегионального социально-экономического взаимодействия «Центральный федеральный округ » города Москвы, член комиссии по социальной политике, здравоохранению и занятости населения Общественной палаты ЦФО.

С 2015 года Н.И. Рожкова — член Президиума Всероссийского общественного движения – ВОД «Матери России», член президиума ВОД «Союз женщин России», член редколлегии 10 профильных рецензируемых журналов — Вестник рентгенологии и радиологии, Медицинская визуализация, Российский онкологический журнал, Исследования и медицинская практика, Радиология-практика, Онкология им. П.А. Герцена, консультант в ЛПУ УДП и Газпрома.

izhsan.ru

Надежда Рожкова: рак груди требует новых подходов в лечении и профилактике

Слово – руководителю Национального центра онкологии репродуктивных органов (маммология, гинекология, андрология), президенту Российской ассоциации маммологов, профессору кафедры «Клиническая маммология, лучевая диагностика и лучевая терапия» факультета повышения квалификации медицинских работников РУДН, заслуженному деятелю науки РФ, доктору медицинских наук Надежде Рожковой.

Откуда рост?

Татьяна Гурьянова, «АиФ. Здоровье»: Надежда Ивановна, наша газета неоднократно писала о злокачественных заболеваниях молочной железы. Скажите, заболеваемость раком груди увеличилась?

Надежда Рожкова: Увеличилась. Процентов на 30%. Как и другими видами злокачественных заболеваний женских репродуктивных органов: рак тела матки – на 31%, яичников – на 27%.

– С чем это связано?

– С теми факторами риска, которых в нашей сегодняшней напряженной жизни, увы, не всегда удается избежать. А некоторые и невозможно. Взять, например, рак груди. Не секрет, что чем старше женщина, тем риск заболеть этим онкологическим заболеванием выше. Однако в последние годы наблюдается другая тенденция – рак груди помолодел. У женщин в возрасте от 19 до 40 лет заболеваемость им выросла на 34%, а в возрасте от 30 до 39 лет – аж на 41%, что во многом связано с такими управляемыми факторами, как избыточный вес, нарушение репродуктивных функций (поздние роды, отказ от грудного вскармливания, многочисленные аборты).

– А если всему виной – плохая наследственность?

– В этом случае риск повторить судьбу матери или бабушки не так высок – 5–15%, но, если найдены мутации в генах BRCA1–2, тогда он может достигать 80%.

– Выходит, права была голливудская дива Анджелина Джоли, у которой мать умерла от рака груди, решив удалить от греха подальше и молочные железы, и яичники?

– С одной стороны, логика в ее поступке, безусловно, есть. Но с другой, я бы на ее месте не стала так горячиться. Перед тем как решиться на столь радикальный шаг, необходимо сделать специальный анализ – ДНК-исследование на мутации генов, провоцирующих развитие этого заболевания, – ВRСRI и ВRСRII. Если у женщины обнаружены такие мутации, значит, риск заболеть раком молочной железы у нее высок. И при наличии изменений в молочных железах, сопровождающихся усиленным делением клеток или началом их перестройки, действительно показана профилактическая мастэктомия (удаление молочной железы. – Ред.). Но, если изменений в молочных железах нет, можно пройти профилактическое консервативное лечение.

Однако и в этом случае при наличии отягощенной семейной истории по заболеваемости раком груди женщина должна быть внимательной к своему здоровью и один раз в год посещать маммолога, а также проходить маммографию и УЗИ-исследование.

– И то и другое?

– Это – оптимальное сочетание, поскольку на УЗИ мы лучше видим одни структуры, а рентгенологически – другие, в том числе – изменения в виде скопления микрокальцинатов, тяжистой перестройки структуры молочной железы, которые составляют 30–40% от всех известных вариантов непрощупываемого рака и которые можно пропустить во время УЗ-обследования. Тем более что возможности комплексного исследования молочных желез есть: в настоящее время в России действует более 2,5 тысячи маммографических кабинетов, где может пройти обследование любая женщина.

Опасные заблуждения

– Тем не менее в последнее время все чаще стали раздаваться голоса (в том числе и из уст врачей) о том, что скрининг рака молочной железы не столь эффективен…

– Это абсолютно неверная, я бы даже сказала, опасная точка зрения. Да, во время таких обследований в 60% случаев выявляются доброкачественные заболевания груди (мастопатии, маститы и т. д.), но как раз их своевременная диагностика и лечение и являются профилактикой рака! И я рада, что Минздрав РФ относится к программе диспансеризации с большим пониманием.

Да и наши усилия, направленные на просвещение женщин, создание школ женского здоровья, уже дают свои плоды: женщины стали меньше бояться врачей. За последние 10 лет рак груди стал выявляться на 33% чаще при профилактических обследованиях, то есть на ранних стадиях, при которых 20‑летняя продолжительность жизни пациентки составляет 95%.

– Говорят, лечение рака молочной железы сейчас стало очень щадящим…

– Конечно, здесь многое зависит от стадии заболевания. Где-то можно обойтись более щадящими методами лечения, а где-то необходимо более радикальное, хирургическое вмешательство в сочетании с химио-, лучевой терапией. Но, даже если речь идет о серьезной ситуации, хирурги делают все возможное, чтобы сохранить красоту груди и качество жизни пациентки, нередко тут же, на операционном столе, производя протезирование удаленной молочной железы.

– Однако те, кто имеет такую возможность, по-прежнему предпочитают уехать на лечение за границу – в Израиль, Германию…

– И зачастую совершают большую ошибку. Я с большим уважением отношусь к нашим зарубежным коллегам, но в последнее время все чаще подвергаю их работу большим сомнениям. Быть может, потому, что они не несут такой ответственности, как мы, за наших больных…

Вот вам пример. Есть у рака груди такая форма – мультицентрическая, при которой поражены несколько узлов молочной железы. В таких случаях наши специалисты настаивают на радикальном удалении всей молочной железы, поскольку могут быть и другие, не видимые глазом очаги болезни. Так вот у меня на приеме было несколько таких женщин, которым за рубежом делали так называемую секторальную резекцию опухоли. Потом вторую, третью, брали за каждую операцию немалые деньги, а несчастные женщины возвращались к нам в уже очень плохом, практически безнадежном состоянии, с метастазами…

Девиз – здоровая семья!

– Надежда Ивановна, недавно вы возглавили Национальный центр онкологии репродуктивных органов. Насколько я знаю, теперь к вам могут обратиться не только женщины, но и мужчины?

– Совершенно верно! Девиз нашего центра – здоровая семья! Мужчины нередко боятся врачей не меньше, чем женщины, а порой даже больше. Поэтому мы надеемся, что мужчин к нам приведут их жены, которые более ответственно относятся к здоровью – собственному и своих близких.

– Если говорить о мужчинах, то в первую очередь речь идет о раке простаты?

– Совершенно верно. За последние 10 лет заболеваемость им у нас в стране увеличилась в 3 раза. Между тем обследование, которое предстоит пройти мужчине, совсем несложное: нужно сделать УЗИ простаты, провести ее пальцевое исследование и сдать анализ на содержание простатспецифического антигена (ПСА) в крови, повышенный уровень которого является одним из главных маркеров, указывающих на возможное развитие злокачественного заболевания.

Своевременно полученный результат повышенного уровня ПСА в крови позволяет провести самое эффективное лечение задолго до наступления необратимых изменений в предстательной железе. И подчас даже обойтись без операции. Такой анализ я рекомендую сдавать независимо от того, имеются ли какие-либо симптомы заболевания предстательной железы, всем мужчинам один раз в год, начиная с 45 лет.

– А что нового ваш центр может предложить женщинам?

– Наш главный принцип – комплексный подход. При диагностике того же рака груди мы не просто делаем рентгеновские снимки, проводим УЗИ и пункцию молочной железы.

Весь диагностический процесс в нашем центре построен на принципе междисциплинарной интеграции, когда все эти методы у нас сконцентрированы в руках одного врача. При этом все необходимые ей обследования (в том числе и гинекологические) пациентка проходит за один день.

К сожалению, во многих лечебных учреждениях до сих пор процветает другой принцип, когда все эти исследования проводятся отдельно и пациентки вынуждены ходить по разным специалистам, каждый раз отпрашиваясь с работы, отрываясь от семьи. На мой взгляд, от этой неэффективной, устаревшей организации работы нужно отходить.

– Коллеги к вам прислушиваются?

– У нас много последователей! Ведь наш центр еще и учебно-методический. К нам поступает множество звонков из регионов. Проводим мы и дистанционное обучение наших коллег, что особенно важно для тех, кто работает, к примеру, в Приморском крае, а теперь – и в Крыму.

Конечно, можно жить со старыми взглядами и противиться новому, стоять на месте. К счастью, маммологи в большинстве своем – очень прогрессивные, увлеченные люди. И в этом самый главный залог наших нынешних и будущих побед.

aif.ru

Как избежать рака молочной железы

Маммология

Татьяна Буцкая:

Друзья, доброе утро! Сегодня понедельник, 11:00. И с вами программа «Выбор родителей» и я, ее ведущая, Татьяна Буцкая. Сегодня моя соведущая – Ольга Пушкина вместе с нами.

Ольга Пушкина:

Привет, друзья! Всем солнечного дня!

Татьяна Буцкая:

До того, как я представлю нашего замечательного гостя, в которого я влюбилась буквально с первого взгляда, потому что такая энергетика, столько знаний, которые мы уже получили за 10 минут до эфира, и сколько мы еще получим в течение 45 минут эфира. Но давайте я в двух словах расскажу, о чем у нас сегодня будет разговор. Разговор об очень важной проблеме – о заболеваниях молочной железы: онкологические злокачественные опухоли и доброкачественные опухоли. Мы уже неоднократно об этом говорили. Я писала у себя в блоге о том, как правильно женщина должна сама себя проверять, но кроме самообследования надо еще обязательно вовремя обращаться к врачам, и не только после 39 лет. Как оказалось, онкология молочной железы, к огромному сожалению, молодеет. Итак, представляем нашего гостя. Оля?

Ольга Пушкина:

Да, тема действительно важная. Поговорим мы с сегодняшней нашей гостьей – Надеждой Ивановной Рожковой, руководителем Национального центра онкологии репродуктивных органов института Герцена, а также президентом Российской Ассоциации маммологов. Здравствуйте! Доброе утро!

Надежда Рожкова:

Доброе утро!

Татьяна Буцкая:

Здравствуйте, Надежда Ивановна! Мы все понимаем, что эта тема очень актуальна. Но если можно, в цифрах.

Надежда Рожкова:

Во-первых, мне хотелось бы выразить благодарность за то, что Вы этой проблеме уделяете серьезное внимание. Проблема действительно чрезвычайно актуальна, потому что за последние десять лет частота заболеваемости раком молочной железы выросла на 32%. Особую обеспокоенность вызывает омоложение рака. То есть за последние десять лет частота рака у молодых женщин (от 19 до 39 лет) выросла на 34%. Это не может не вызывать обеспокоенность медицинской общественности, государственных структур. Поэтому и в послании президента, и на различных заседаниях Государственной Думы, в Совете Федерации этой проблеме уделяют внимание. И решено создать национальную программу онкологических заболеваний, и в том числе в приоритете сохранить охрану женского здоровья. Это очень важно, потому что это позволяет объединить усилия и медицинской общественности, и общественных организаций в решении этой проблемы. Наша главная задача – привлечь внимание женщин.

Татьяна Буцкая:

Надежда Ивановна, когда возникают вот такие огромные цифры, сразу возникает вопрос: а может быть, по-другому считать стали? Неужели правда настолько чаще стали болеть? Или выявлять стали чаще?

Надежда Рожкова:

Нет, считать стали все так же. Принципы одни и те же. Но, во-первых, заболеваемость растет, это действительно так. И выявлять стали тоже чаще, потому что где-то лет сорок назад во всем мире, в США, в странах Западной Европы активно начал развиваться маммографический скрининг, то есть рентгеновская маммография. И этот скрининг показал, что благодаря активной регулярной систематической маммографии снижается смертность от рака молочной железы где-то на 50%. Это очень высокий процент, и он говорит о том, что необходимо продолжать работать в этом направлении.

У нас в стране где-то с 2006 года был издан Приказ по внедрению маммографии, и работа эта началась. Страна у нас огромная, территории разные, разный уровень развития здравоохранения, поэтому не везде это удачно получается. Но в среднем, если 30 лет назад мы говорили о том, что рак в 1 и 2 стадии выявляется в 13-16% случаев, 50% заболевших погибали в первые пять лет после операции, почти 50% становились инвалидами, то теперь, через 30-40 лет совершенно в корне изменилась ситуация благодаря тому, что женщины стали обращать внимание на проблему, что стали создаваться маммографические кабинеты. И сейчас выявляемость 1 и 2 стадии более чем в 70% (в 70,4%) случаев. И вспомните, что было 13%. Сейчас – 70%. И впервые за десять лет снизилась смертность на 12,5%. Одногодичная летальность тоже снизилась на 26%. То есть эти цифры говорят о том, что этим надо заниматься, что это эффективно и что женщины должны об этом знать.

Благодаря активной регулярной систематической маммографии снижается смертность от рака молочной железы где-то на 50%. Это очень высокий процент, и он говорит о том, что необходимо продолжать работать в этом направлении.

Татьяна Буцкая:

Я считаю, что мы уже достаточно, во-первых, испугали, во-вторых, мы как бы и испугали, но сказали, что уже есть все тенденции к тому, что все будет хорошо. А теперь мы пройдем по возрастным группам. На какие возрастные группы можно разбить женщин, чтобы дать им рекомендации, как правильно проходить осмотр, профилактику, для того чтобы поймать рано, когда можно еще победить?

Надежда Рожкова:

Согласно вот этому Приказу 2000 года женщины делятся на две группы: от 19 до 39 лет и с 39 лет до 70 лет. Почему такая разница? Первое, все-таки заболеваемость раком молочной железы у молодых гораздо ниже, чем у женщин за 40 лет. И второе, это структура молочной железы. У молодых она плотная, с развитой железистой тканью, а у женщин за 40 она уже становится менее плотной, железистая ткань замещается на жировую.

Для чего это важно? Это важно для использования разных методов. То есть каждый метод, а их множество, имеет разную эффективность в зависимости от плотности железы. Рентгеновская маммография хороша для систематических обследований женщинам старше 39 лет. И вот последний Приказ по диспансеризации от 2017 года говорит именно об этом. Мы обследуем с помощью маммографии женщин от 39 до 49 лет один раз в три года и с 50 до 70 – один раз в два года. Такие интервалы тоже очень важны, потому что они исходят из времени удвоения опухолей и из возможностей маммографии увидеть мельчайшие детали.

Почему мы все время говорим о маммографии? УЗИ, МРТ, сцинтиграфия, компьютерная томография – все они используются, но они являются дополнительными. Только маммография является золотым стандартом, который выявляет все известные варианты непрощупываемого рака. Их несколько. Один из них самый сложный – когда рак проявляется в виде микрокальцинатов размером в 50 микрон. И вот только этот рак видит рентгеновская маммография. Потому что это золотой стандарт, и потому именно маммография – ведущий метод диспансеризации, скрининга или каких-то проверочных обследований. Но он наиболее эффективен у женщин старше 39 лет – там, где уже железистая ткань менее плотная. У молодых женщин очень хорошо структуру дифференцирует ультразвуковое исследование. И если есть возможность, лучше сделать ультразвуковое исследование, чтобы исключить целый ряд другой патологии. Это кисты, фиброаденомы, различные формы мастопатии. Но помним, что просто ультразвуковое исследование до 40% непрощупываемого рака может пропускать. Ультразвук и МРТ не видят рак, проявляющийся в виде микрокальцинатов – вот эти 50 микрон. Поэтому нужно помнить: обследоваться желательно, но это не исключает возможность возникновения рака.

Только маммография является золотым стандартом, который выявляет все известные варианты непрощупываемого рака.

Что для молодых женщин – от 19 до 39 лет? Во-первых, согласно Приказу № 572 для гинекологов все женщины, любого возраста, должны обязательно обследоваться у гинеколога. И придя к гинекологу, он опросит их, спросит различные факторы риска, какие есть. Их не так много. Мы о них, наверное, поговорим сегодня. Он пощупает молочные железы...

Татьяна Буцкая:

Гинеколог?

Надежда Рожкова:

Гинеколог, да. Гинеколог – это все-таки основное ответственное лицо за женское здоровье сейчас.

Татьяна Буцкая:

То есть не сразу к маммологу?

Надежда Рожкова:

Нет, не сразу. Если есть возможность и вдруг какая-то явная патология, можно идти к маммологу, но, в принципе, гинеколог. Женщины и не боятся этого слова. Гинеколог – это все-таки не онколог, такое пугающее слово. Гинеколог направляет уже женщину на рентгеновскую маммографию. Если он что-то нащупал, даже в молодом возрасте (20-25-30 лет), он все равно направляет на рентгеновскую маммографию и УЗИ. Вот этот комплекс самый оптимальный.

Рентгеновская маммография более эффективна при неплотной, УЗИ более эффективно при плотной. И получается общее впечатление о структуре ткани молочной железы. И уже рентгенолог или лучевой диагност, как его можно назвать, направляет дальше. Если он выявил раковую опухоль, он направляет к онкологу, и онколог уже занимается дальше. Если выявил доброкачественное заболевание, в частности мастопатии, они имеют очень много различных вариантов, которые требуют лечения, он направляет обратно к гинекологу. И гинеколог уже занимается этой патологией, лечит и дальше опять обязательно направляет к лучевому диагносту для оценки и коррекции проводимого лечения. Потому что именно рентгенологическое ультразвуковое исследование дает объективную информацию о состоянии структуры молочной железы. И вот такое взаимодействие и такая междисциплинарная интеграция между гинекологом, лучевым диагностом и онкологом обязательно должно быть. Они должны понимать друг друга, должны знать, какие новые технологии. Если врач сам не владеет ими, то он знает, куда направить. А технологий сейчас очень много. Если коснуться доброкачественных заболеваний, то сейчас очень развиты стационарозамещающие технологии – удаление образования в амбулаторных условиях.

Татьяна Буцкая:

До того, как мы дойдем до удаления, хочу сказать, вот мы сейчас до программы обсуждали вопрос. Анджелина Джоли сдала анализы...

Ольга Пушкина:

Да, она сдала анализы и узнала, что у нее большая вероятность рака именно молочной железы. Я слышала, что и мы в Москве можем сходить и узнать, какая вероятность.

Надежда Рожкова:

Обязательно.

Ольга Пушкина:

Опять-таки, она будет как-то варьировать. Допустим, 32%.

Татьяна Буцкая:

И что делать с этими процентами? Из того, что Вы назвали, нигде нет: «Сходите, сдайте анализы».

Надежда Рожкова:

Этих молодых женщин должны обследовать и собрать факторы риска. Один из факторов риска – это наследственный рак. Если у мамы, тети, сестры, бабушки был рак молочной железы или гинекологический рак, то женщина рискует заболеть, но риск этот не так велик – это 5-10%. Но если она сдаст кровь, ДНК-исследование, так называемые мутации генов BRCA, и вдруг мутации есть, то риск возрастает до 80%. Это высоко. И вот тут как раз ситуация с Анджелиной Джоли. Она сделала это исследование. Она получила то, что мутации у нее есть. И она решила так радикально подойти, то есть убрать и молочные железы, и яичники, то есть очень серьезно. У меня впечатление, что у нее были какие-то еще заболевания все-таки в молочной железе, потому что при абсолютной норме вот так рискованно выступить... Не знаю. У нас немножко другой подход.

Если действительно есть изменения в молочной железе, есть такая мастопатия – фибросклероз, сопровождающаяся микрокальцинатами (когда клетки атипичные, когда они начинают активно расти), то есть такая пугающая предстартовая ситуация, то можно сделать профилактическую мастэктомию. В чем проблема? Слово «профилактическая мастэктомия» у нас юридически не зафиксировано и не разрешено, не лицензирована эта процедура, поэтому делают подкожную мастэктомию. Она практически является тем же самым, то есть она удаляет всю железистую ткань молочной железы, сохраняется кожа и вставляется имплант. Все это можно делать, но в случае, если действительно есть предстартовая патология в молочной железе. Если же этого нет или не резко выраженная мастопатия, или вообще состояние железистой ткани не вызывает никаких опасений, то есть отечественный лекарственный препарат на основе индол-3-карбинола. Это «Индинол Форто», который зарегистрирован и используется уже давно. Препарат, который разрушает стволовые опухолевые клетки и обладает сильной антипролиферативной активностью, то есть активностью против роста клеток. И вот его нужно принимать. Нужно прийти к специалисту, и тот назначит.

Слово «профилактическая мастэктомия» у нас юридически не зафиксировано и не разрешено, не лицензирована эта процедура, поэтому делают подкожную мастэктомию.

Но, в принципе, его принимают довольно долго – полгода, затем делается перерыв, и опять принимается этот препарат под контролем рентгеновской маммографии и УЗИ. Этот препарат дает возможность избежать вот этой отрицательной тенденции. То есть женщины, имеющие вот такой наследственный фактор, не должны бояться идти ко врачу. Они должны сдать кровь из вены на ДНК-исследование на мутации генов BRCA и посмотреть, есть эти мутации или нет. Я повторяю, что мутации эти встречаются крайне редко – 5-10% случаев. Но если они есть, 80% рискует.

Татьяна Буцкая:

Это очень большая вероятность.

Ольга Пушкина:

Это дорогая процедура?

Надежда Рожкова:

Она разная в различных учреждениях. Тысяч 6-8.

Татьяна Буцкая:

Я хочу сказать, что когда 17-18 марта у нас в Москве было объявлено, что Департамент здравоохранения всем бесплатно, все женщины бесплатно могли пройти, сдать этот анализ. А мужчины сдавали анализ...

Надежда Рожкова:

На ПСА.

Татьяна Буцкая:

Да, на онкологию предстательной железы. Сначала никто не поверил, что может быть такое счастье. Начали искать подводное дно.

Надежда Рожкова:

Надо было бежать и сдавать, пока бесплатно.

Татьяна Буцкая:

Да, это первый бесплатный шаг, потом что-нибудь платно, либо как всегда хотят собрать о нас информацию, а потом кому-то передать. Но, тем не менее, когда мы пришли...

Надежда Рожкова:

Никакого коварства.

Татьяна Буцкая:

Я пришла, мужа привела. И было достаточно много народа. То есть сейчас начинаем думать о том, что надо сдавать эти анализы. Но мы еще их не получили.

Надежда Рожкова:

А он долго делается. Недели две-три.

Татьяна Буцкая:

И я хочу сказать, что мне было даже страшно.

Надежда Рожкова:

Да, ожидание, что вдруг оно есть.

Татьяна Буцкая:

Вот это ожидание. И я думала, а вот вдруг придет, и там будут мутации. И то, что Вы сейчас говорите, что это не означает, что надо все вырезать, что есть препараты, которые могут спасти. Вы прямо подарок для нас.

Надежда Рожкова:

А механизм действия этого препарата очень простой. Ген имеет две копии. И вот ген BRCA работает так, что он выделяет определенное количество противоопухолевого белка, и женщина не рискует заболеть раком. Когда наступает мутация гена, одна копия не работает – она блокирована, и работает только другая копия. И тогда этого белка получается в два раза меньше. Вот тут нарастает риск. Это не значит, что она заболеет, но риск нарастает. И вот этот препарат усиливает работу здоровой копии гена и тем самым дает нормальное количество противоопухолевого белка.

Татьяна Буцкая:

21 век.

Надежда Рожкова:

То есть механизм простой и очень действенный.

Татьяна Буцкая:

Если можно, немножечко отойду от нашей основной темы. Вы сказали, что есть такая операция, когда убирается именно ткань молочной железы, остается кожа, вставляется имплант. И вот на слове «имплант» я поняла, что мы с подружками активно обсуждаем тему: импланты вредно, импланты не вредно.

Ольга Пушкина:

Пластика груди.

Татьяна Буцкая:

Не могу не задать этот вопрос – вредно или не вредно с точки зрения онкологии?

Надежда Рожкова:

Я бы сказала так, что все естественное всегда красивее искусственного, и оно создает именно здоровье человека. Нужно себя просто полюбить и воспринимать такой, какая ты есть. Не в обиду мужчинам будет сказано: их можно убедить во всем. Женщины, я знаю таких, очень неинтересные и некрасивые, постоянно говорят своему мужу: «Ты посмотри, какая я красивая! Как тебе повезло со мной!» И он потом рассказывает, как ему хорошо живется с такой красивой женой.

Ольга Пушкина:

Нужно просто убедить.

Надежда Рожкова:

Поэтому не нужно комплексовать, то есть что есть – это все красиво и естественно. Но бывают, конечно, случаи, особенно после кормления нескольких детей, когда молочная железа становится очень вялой, опускается. Конечно, это крайне тревожит женщину. Может быть, и можно делать, но я бы это делала в крайних случаях, потому что это все-таки хирургическое вмешательство. Это какой-то риск, процент осложнений, что потом приходится переделывать и т.д. И когда-то мы считали, что хирургическое вмешательство, то есть травмирование такой молочной железы в два раза повышает риск развития рака. То есть это не безразличная процедура. Но кто-то рискует, кто-то делает. Но я бы этого не делала вот лишь бы для красоты – только если есть необходимость.

Татьяна Буцкая:

Какие дальнейшие обследования?

Надежда Рожкова:

Именно наследственный рак Вы имеете в виду?

Татьяна Буцкая:

Наследственный рак, да.

Надежда Рожкова:

Обязательно рентгеновская маммография и УЗИ, для того чтобы посмотреть, что в молочной железе есть. Могут отсутствовать изменения, и тогда контроль через год. Здесь все-таки не через два года, а поскольку она в группу риска входит, то контроль через год. Если же есть ряд вариантов заболеваний диффузной мастопатии, их множество, с преобладанием кистозного компонента, фиброзного, железистые, фибросклероз с кальцинатами и т.д., в зависимости от формы мастопатии, от степени ее выраженности, от так называемой маммографической плотности, о которой сейчас очень модно говорить (это тоже фактор риска) нужно назначать лечение. То есть лечение доброкачественных заболеваний – это тоже профилактика рака. Своевременно вылеченное заболевание не будет предстартом, и оно не будет беспокоить женщину.

Если же изменения типа узловых образований, в частности кисты, где-то у 30% женщин развиваются кисты в молочных железах. Есть простейшая процедура – аспирация, то есть пункция кисты, удаление жидкости и введение озоно-кислородной смеси, так называемое склерозирование полости. В 98% случаев киста не рецидивирует, поэтому не нужно ложиться на операционный стол. Это 10-15-20 минут в кабинете у лучевого диагноста, и все, ты здорова. И наблюдаться тоже, где-то через полгодика потом прийти на контроль.

В 98% случаев киста не рецидивирует, поэтому не нужно ложиться на операционный стол. Это 10-15-20 минут в кабинете у лучевого диагноста, и все, ты здорова.

Ольга Пушкина:

То есть не так все страшно на самом деле?

Надежда Рожкова:

Абсолютно.

Татьяна Буцкая:

Но просто хочется спросить: везде ли это в России?

Надежда Рожкова:

Во многих учреждениях, потому что у нас 3 тысячи маммографических кабинетов организованно и более, более 2 тысяч специалистов обучено. Они у нас проходили школу. И я думаю, что во многих местах это делается.

Ольга Пушкина:

То есть это не только Москва?

Надежда Рожкова:

Нет, это делается, просто пока еще не везде.

Татьяна Буцкая:

Давайте поговорим о причинах. Почему могут возникать заболевания молочных желез? Самые распространенные мифы, а может быть, и не мифы, Вы нам их развеете. Если белье слишком тесное, насколько это может способствовать тому, что что-то разовьется в груди?

Надежда Рожкова:

Я бы это вообще не отнесла к факторам риска. Носить надо все удобное. Это естественно. Но если Вы вдруг купили что-то не очень удобное, Вы же не будете носить и год, и два, и три. Сколько-то Вы поносите, в этом страшного ничего нет. Гораздо более серьезными факторами риска являются избыточный вес, психоэмоциональная неустойчивость, хронические стрессовые ситуации. Очень важный фактор – невыполнение естественных репродуктивных функций, то есть не рожавшие женщины, не кормившие грудью. Это очень серьезный фактор риска, потому что природой женщине предназначено продолжать жизнь, и весь ее организм настроен на это. Если она нарушает этот настрой, начинается дисбаланс, ошибка, и это является фактором риска.

Ольга Пушкина:

А есть какая-то статистика, насколько риск заболевания раком молочной железы меньше, если, допустим, женщина кормила грудью или не кормила?

Надежда Рожкова:

В цифрах я не скажу, но это фактор риска очень серьезный.

Татьяна Буцкая:

А сколько надо женщине кормить грудью, чтобы сказать, что все, она как бы выполнила?

Надежда Рожкова:

Я бы сказала, что во всем должна быть умеренность. Опять же, по статистике, которую мы сами считали, очень хорошо для женского организма – трое детей и кормление не больше года.

Очень хорошо для женского организма – трое детей и кормление не больше года.

Татьяна Буцкая:

Каждого?

Надежда Рожкова:

Меньше можно. Полгода – неплохо. Уже более или менее, и ребенок получил свою порцию полезного иммунитета, и женщина. Но вот больше кормить...

Ольга Пушкина:

А почему?

Надежда Рожкова:

Это тоже фактор риска. Это дисбаланс. Понимаете, организм – все в нем продуманно, и там очень сложные механизмы действуют, поэтому мы их не должны нарушать. Все должно быть в меру, потому что вот уже год ребенку, уже и зубки. Все имеет какой-то смысл, что уже достаточно, надо приучать его к естественному питанию.

Татьяна Буцкая:

А противозачаточные таблетки?

Надежда Рожкова:

Было проведено очень много многоцентровых исследований, вредно это или не вредно, и все-таки пришли к выводу, что это не вредно. Если, конечно, девочка начинает с 15-16 лет их принимать, то риск развития рака молочной железы повышается, потому что начинается дисбаланс – неестественное функционирование организма. Но, в принципе, это не вредно.

Что касается менопаузальной гормонозаместительной терапии. Женщины уже в возрасте принимают гормоны. Здесь тоже очень много было исследований, очень много разных мнений. И вот буквально ненамного повышается риск развития рака, если Вы используете эти гормоны дольше пяти лет. Есть такие исследования, поэтому просто принимать, тоже для красоты – следует посоветоваться с врачом. Обязательно обследовать молочные железы, если никакой патологии нет, то можно принимать и пять лет, опять же под контролем.

Татьяна Буцкая:

Мы до эфира говорили о том, как влияет различное питание, потому что мифы ходят, что много сладкого влияет на то, что может быть рак молочной железы. Но, как мы поняли, это только с точки зрения того, что просто увеличивается масса тела, и ни один орган не остается незатронутым.

Надежда Рожкова:

Избыточный вес – это плохо.

Татьяна Буцкая:

Пластиковая посуда, горячие блюда, либо мы себе разогреваем в микроволновке, то есть насколько пластик влияет на онкологию?

Надежда Рожкова:

Я не специалист по пластику, но логично рассуждая, мне кажется, что это действительно неполезно – в пластике. Все-таки я предпочитаю стеклянную посуду, керамическую и разогреваю в микроволновке, абсолютно ничего не опасаясь, потому что это твердый сплав. А вот пластик – это более мягкая структура, и мне кажется, тут могут какие-то молекулы химических веществ попадать в пищу. Мне кажется, этого не стоит делать.

Татьяна Буцкая:

Мобильный телефон, который носят порой на груди.

Надежда Рожкова:

Опять же, я не специалист, но я скажу по себе. Я устаю от мобильного телефона, если я очень много разговариваю. Я устаю от электронного экрана, то есть электронные книги я не люблю читать – я устаю. Я предпочитаю бумажную книгу, какое-то другое информационное пространство создается. Поэтому все должно быть в меру.

Татьяна Буцкая:

То есть так, чтобы он влиял явно на орган, чтобы возникла онкология…

Надежда Рожкова:

Не знаю, время покажет. Но не думаю, что это уж очень резкое влияние, потому что уже все давно ходят, и мы не знаем, чтобы локально что-то где-то заболело.

Татьяна Буцкая:

Впереди лето. Все поедут отдыхать и загорать. Солнце, загар повышают вероятность онкологии именно груди?

Надежда Рожкова:

Солнце – это источник жизни на Земле. Без солнца жить невозможно. Вот весна, мы все вышли на улицу, мы с удовольствием ходим. Солнечные лучи – это витамин D, это нормальный гормональный обмен. Солнце обязательно должно быть, но, как всегда, в меру. И загорать можно утром, где-то после 16:00, но немножко, не до коричневого цвета. Просто пройтись под солнцем, буквально 15-20 минут достаточно для того, чтобы выработалась нормальная доза, однодневная, витамина D, то есть совсем чуть-чуть. Но это и говорит о том, что это влияние сильное. Если буквально 15-20 минут уже дает нормальный приток витамина D, значит влияние сильное. Конечно, нужно обязательно в купальнике, никакие топлесс. Потом, я не думаю, что это очень красиво. Мне кажется, гораздо красивее, как говорят наши хирурги, когда на женщине что-то одето, что-то скрыто, остается какая-то загадка, какая-то тайна.

Просто пройтись под солнцем, буквально 15-20 минут достаточно для того, чтобы выработалась нормальная доза, однодневная, витамина D.

Ольга Пушкина:

Ниточка.

Надежда Рожкова:

Какая-то белая полосочка.

Татьяна Буцкая:

Говорят хирурги.

Надежда Рожкова:

Да, а хирурги – это люди, которые видят женщин каждый день и в любом количестве, любого возраста.

Татьяна Буцкая:

Изнутри, что называется.

Надежда Рожкова:

Да. Поэтому все должно быть в меру. В природе все продумано не зря. Поэтому и купальники, и красивые, и удовольствие получить, и на солнце побыть, но все в меру. Если есть склонность, на коже какие-то пятна, родинки и прочее, обязательно периодически показываться дерматологу, чтобы никакое пятно не переродилось.

Татьяна Буцкая:

Не могу не спросить про прерывание беременности. Как прерывание беременности, аборты сказываются на росте онкологических заболеваний молочной железы?

Надежда Рожкова:

Это тоже является одним из факторов риска. Если у женщины много абортов, то это гормональный дисбаланс, который приводит к ошибке. Естественно, что это фактор риска. Поэтому нежелательно.

Татьяна Буцкая:

Если не каждый день, то через день точно ко мне обращается девочка с вопросом: «Татьяна, скажите, какой аборт лучше: вот такой или вот такой?» И я начинаю объяснять, что никакой.

Надежда Рожкова:

Никакой, да.

Татьяна Буцкая:

И я поняла, что с точки зрения онкологии молочной железы не пугала – буду пугать, и категорически против.

Надежда Рожкова:

Это нежелательно. Если какая-то необходимость по состоянию здоровья – тут уже разговор идет обязательно при консультации, с консультацией специалиста. Но, в принципе, все должно быть естественно. Если пришло время, значит надо настроиться и родить, и это будет огромным удовольствием в жизни.

Татьяна Буцкая:

Совершенно с Вами согласна. Возвращаясь снова к нашим поликлиникам. Сейчас же у нас диспансеризация проводится по годам. Не каждый человек может прийти просто в поликлинику и сказать: «Знаете, я хочу диспансеризацию». Нет. Сначала Вас спросят, какого Вы года рождения, по крайней мере в Москве так, то есть я не скажу за всю Россию. В общем, везде все по-разному. Может быть, кстати говоря, так и по всей России, кто знает – напишите. И смотрят, какого Вы года рождения, и если Вы подходите, если Ваш год рождения есть в списке, то Вам проводят диспансеризацию. Вот в диспансеризацию маммолог входит? Или сначала гинеколог, и он должен отправить к маммологу?

Надежда Рожкова:

Гинекологу показываться обязательно. Но если сразу направляется к маммологу – в этом тоже ничего плохого нет. Но просто зона ответственности молочной железы – это гинеколог. Гинеколог должен быть в курсе, что у этой женщины, как ее наблюдать, как лечить. Гинекологические заболевания, кстати, это тоже один из факторов риска, нужно лечить в комплексе со знаниями о состоянии молочной железы. Потому что иногда бывают лекарства хорошие для заболеваний матки и плохие для молочной железы. Поэтому обязательно гинеколог должен ориентироваться. Если, например, приходит женщина на обследование молочной железы, мы обязательно направляем ее к гинекологу. И наоборот, гинеколог, обследовав свою зону, обязательно направляет к маммологу, чтобы обследовать молочную железу, потому что это связанная система, и лечение должно быть комплексным.

Гинекологические заболевания – это один из факторов риска, нужно лечить в комплексе со знаниями о состоянии молочной железы. Потому что иногда бывают лекарства хорошие для заболеваний матки и плохие для молочной железы.

Татьяна Буцкая:

А Вы можете в качестве примера назвать препараты, которые лечат низ и калечат верх?

Надежда Рожкова:

Нет, я препараты не называю.

Татьяна Буцкая:

Хорошо, просто группы. Просто сейчас, наверное, каждый задумался.

Надежда Рожкова:

Каждому задумываться не надо – он должен прийти к специалисту, и врач будет назначать. Потому что у нас самолечения более чем достаточно, и мы видим плоды. В общем, это не есть хорошо.

Татьяна Буцкая:

А как Вы относитесь к мобильным?

Надежда Рожкова:

Маммографический комплекс?

Татьяна Буцкая:

Да, мобильный маммографический комплекс. Большая машина. Заходишь туда, и тебе там делают исследование.

Надежда Рожкова:

Отношусь с огромным удовольствием и удовлетворением. Где-то лет десять назад мы первые начинали пробовать эти маммографические комплексы, запускали их по Золотому кольцу. Это великолепная вещь, потому что женщины заняты, нет времени пойти ни в поликлинику, никуда. И вот в плане у нее есть, что она пойдет обследоваться, но она так и не идет. А здесь приезжает маммографический кабинет. И вот куда бы не приезжали эти комплексы, а их 120 у нас сейчас в России, сразу собираются толпы женщин. Обследуются, делается маммография, и сразу видно есть патология или нет. Это в регионах. Как правило, делают Дни открытых дверей. Это большой КАМАЗ, в который входит ультразвуковой аппарат.

Татьяна Буцкая:

Представляешь?

Ольга Пушкина:

Здорово.

Надежда Рожкова:

Маммографический комплекс. Ну и, может быть, кто-то еще дополняет этот комплекс чем-то другим, обследованием. Но женщины идут, обследуются, и очень много патологий выявляется. Этой работой активно занимаются. Во-первых, мы занимаемся и Минздрав, Всероссийское движение «Матери России» под руководством Петренко Валентины Александровны. Она очень широко это проводит в регионах России. Огромное количество женщин приходит. Масса выявленного не только рака, но и доброкачественных заболеваний. И главное, что это привлекает внимание женщины к проблеме, что она есть и что женщина должна обследоваться, должна ответственно относиться к своему здоровью.

Татьяна Буцкая:

Я просто хотела сказать, что Mediametrics – это больше бизнес-радио, и я думаю, что нас слушают не просто мужчины и женщины, но еще слушают руководители больших, крупных организаций.

Надежда Рожкова:

Тогда о них сейчас скажу.

Татьяна Буцкая:

Может быть, мы скажем, что надо сделать для того, чтобы вызвать комплекс к себе в организацию, может быть, на завод?

Надежда Рожкова:

Мобильные маммографические комплексы, сейчас маммография преимущественно цифровая, в цифровом формате – это аппараты, которые довольно хрупкие. И ездить по нашим дорогам в отдаленных регионах довольно сложно, потому что эти аппараты могут ломаться. Там этот люминофор, который дает изображение, он хрупкий. Сейчас отечественная совершенно великолепная разработка. Создана специальная кассета с запоминающим люминофором, которая может вставляться в любой маммографический аппарат, пленочный, то есть самый простой аналоговый, как их называют, и изображение пойдет на рабочую станцию к врачу. То есть в цифровом изображении мы получим изображение молочной железы. И вот это великолепно для передвижных маммографических комплексов.

Можно поставить дешевый маммограф (простой пленочный), и это даст возможность создать единый банк данных. Как раз сейчас в Минпромторге было заседание, и было решено сделать, может быть, национальную программу по переводу всех маммографических кабинетов в цифровой формат. Это единый банк данных. Это единые консультативные центры, где высококлассные специалисты могут читать изображения и дальше уже направлять с какой-то патологией женщину уже к соответствующему врачу.

В Минпромторге было заседание, и было решено сделать национальную программу по переводу всех маммографических кабинетов в цифровой формат. Это единый банк данных.

Татьяна Буцкая:

Как можно вызвать эту машину к себе?

Надежда Рожкова:

Это непросто.

Ольга Пушкина:

Позвонить?

Татьяна Буцкая:

Заказать нельзя?

Надежда Рожкова:

Это все непросто, это стоит определенных денег.

Ольга Пушкина:

Крупные фирмы только?

Надежда Рожкова:

Это главные руководители здравоохранения региона или города.

Татьяна Буцкая:

То есть это надо через Минздрав своего города, региона?

Надежда Рожкова:

Связываться только с руководством. Есть у них такой комплекс, нет такого комплекса, приобретают они его или нет, потому что это целая огромная работа. Но она дает очень серьезные результаты. В Твери проводили выездные циклы, и чуть ли не половина женщин приходят сами на обследование. Это очень хорошо, то есть средства массовой информации работают активно. И у них выявление 1 и 2 стадии – выше 70%, а было гораздо ниже. То есть они активно охватывают этих женщин и выявляют ранние формы.

Татьяна Буцкая:

Это очень хорошая история для социально ответственного бизнеса. Запомните, пожалуйста, просто вместо того, чтобы проводить праздник с выпусканием очередных шариков в небо, я думаю, что стоит подумать о здоровье как женщин, так и мужчин. Вспомните о той прекрасной акции, которую проводил Департамент здравоохранения Москвы. Так же Вы в своем регионе можете запустить сбор этих анализов. Это все профилактика. Это все, по большому счету, экономия денег, потому что лечение стоит в разы дороже.

Надежда Рожкова:

В четырнадцать раз дороже, чем лечение раннего рака.

Татьяна Буцкая:

У Вас уже все подсчитано.

Надежда Рожкова:

Все подсчитано.

Татьяна Буцкая:

И у нас до завершения остается буквально две минуты. Если можно, о самопрофилактике, то есть насколько это эффективно? Как часто надо самой себя обследовать?

Надежда Рожкова:

Для женщин разного возраста необходимо самообследование. Некоторые профессора говорят о том, что это не нужно, у женщины возникает канцерофобия, она не умеет себя прощупать, и поэтому это бесцельно. Абсолютно неправильно. Было несколько диссертаций, даже докторских, где доказано, что при регулярном самообследовании на 30% снижается частота метастазов в аксиллярные лимфатические узлы при раке. То есть женщины приходят все-таки с более ранними формами, если они себя пальпируют. Если ты нащупал у себя какое-то уплотнение, если увидел выделение из соска, если вдруг сморщилась кожа, если вдруг венозный рисунок (сосудистый) стал более выраженным, если вдруг подтянулся сосок, на все это нужно обращать внимание. И это сигнал к посещению врача. И обязательно, если такая патология выявлена, рентгеновская маммография даже для молодых женщин, которая выявляет, как мы говорили, все известные варианты маленького рака.

Татьяна Буцкая:

У меня девочка одна написала вопрос, что если на одной груди волосики растут, а на другой не растут, это значит что-то очень страшное?

Надежда Рожкова:

Такое бывает. Надо посетить детского гинеколога.

Татьяна Буцкая:

Ну, девочка – я всех женщин «девочками» называю. 40 лет – она тоже «девочка».

Надежда Рожкова:

Ну это да. Нужно посетить гинеколога, посмотреть гормональный профиль. И, может быть, немножко есть какой-то дисбаланс. И попить какие-то препараты.

Татьяна Буцкая:

То есть может быть такое?

Надежда Рожкова:

Может, да. Ничего страшного.

Татьяна Буцкая:

Все, нам надо тогда уже резюмировать. Во-первых, Надежда Ивановна, огромное Вам спасибо. И я теперь знаю, к кому обращаться, если вдруг у нас выявляются какие-то вопросы. Потому что Вы самая главная по всем маммологам по России. Друзья, тоже запомните этот прекрасный контакт. И мой совет: нельзя закрывать глаза, нельзя опускать руки. Начало Вашего здоровья все-таки в Ваших руках. Дальше с Вами рядом всегда есть профессионалы. И, как Вы поняли, это относится не только к Москве, но и ко всей России. Если Вы что-то увидели в себе, что Вас беспокоит, идите к врачу. Сейчас самое главное, что все лечится.

Надежда Рожкова:

Да, все лечится. И много в амбулаторных условиях.

Татьяна Буцкая:

До свидания. Спасибо большое, что были с нами. Спасибо большое за то, что Вы к нам пришли.

Ольга Пушкина:

Пока-пока.

Надежда Рожкова:

Спасибо большое.

doctor.ru

Выступление Надежды Рожковой – главного маммолога РОССИИ, Академика РАМТН, доктор медицинских наук, профессора, лауреата премии Совета министров СССР | Матери России

НАДЕЖДА РОЖКОВА – главный маммолог РОССИИ, Академик РАМТН, доктор медицинских наук, профессор, лауреат премии Совета министров СССР: «Очень важны факторы риска. В общем-то, они достаточно просты, и с каждым из этих факторов можно бороться. Это избыточный вес, нарушение менструальной функции, гинекологические заболевания, невыполнение своих естественных репродуктивных функций – отказ от родов, от естественного вскармливания, отрицательные стрессовые ситуации и онкологическая наследственность».

Глубоко уважаемые дамы и господа, дорогие друзья, коллеги!

Мы действительно сегодня собрались для того, чтобы привлечь внимание к проблеме онкологических заболеваний. Эта проблема сохраняется на протяжении многих десятилетий, но она решается, и решается довольно успешно.

Надо сказать, что сохранение женского здоровья – это и задача медиков, и задача самих женщин.

В России где-то около 77 миллионов женщин, в репродуктивном возрасте от 15 до 49 лет – это 38 миллионов женщин. Эти женщины различных национальностей, имеют свои этнические особенности – обменные, состояния психоэмоционального статуса и так далее. Тем не менее, в структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями 40 процентов приходится на злокачественные новообразования репродуктивных органов.

За последние 10 лет отмечается угрожающая динамика распространенности онкопатологии репродуктивных органов, в частности заболевания раком молочной железы (частота его увеличилась на 33 процента).

Рак за последнее время помолодел. И опять же за 10 лет омоложение рака выросло на 34 процента. При этом при скрининге отмечается очень высокая частота выявления доброкачественных заболеваний – в 25–30 раз чаще.

Изучение заболеваний молочной железы является приоритетным направлением национальных проектов, направленных на сохранение женского здоровья. Заболевания молочной железы – это не только медицинская, но и социальная проблема. Посчитано, что ежедневно 47 детей лишаются своих матерей, заболевших раком молочной железы. Экономические расчеты показали, что стоимость лечения запущенных случаев в 10–14 раз дороже, чем лечение начальных форм рака молочной железы. Известно: среди множества различных методов – рентгеновской, компьютерной томомаммографии, магнитно-резонансной томографии, ультразвуковых исследований и так далее, – среди всех этих методов золотым стандартом остается рентгеновская маммография.Доказано, что маммографический скрининг снижает смертность от рака молочной железы на 50 процентов у постоянно наблюдающихся женщин. В Европе, в Соединенных Штатах маммографический скрининг осуществляется уже более 30 лет, и разница заключается только в возрасте женщин, которые подлежат обследованию.

Что сделано для женщин в нашей стране? Наш Президент особое внимание уделяет развитию первичного звена, и именно эффективной диспансеризации. И действительно, после 30-летнего перерыва наконец мы стали проводить диспансеризацию, и она приносит очень существенные плоды. Так, из 19 миллионов обследованных почти у 30 тысяч пациентов выявлены злокачественные новообразования, из них у 55 процентов злокачественные новообразования репродуктивных органов. На первом месте стоит заболеваемость раком молочной железы.Существующая настоящая система обследования молочных желез впервые у нас применялась с 2006 года, когда был издан приказ о внедрении маммографии. Согласно этому приказу маммографический скрининг осуществляется в два этапа – это обследование женщин для ранней диагностики и этап дообследования. Обследование женщин и ранее выявление зависит от возраста женщины.

Если по приказу 2006 года женщины от 19 до 39 лет обследовались в смотровом кабинете, в женской консультации, а с 40 лет им делали маммографию, то по последнему приказу № 572 с 35 лет делают первичную базисную маммографию.

Важнейший момент – это самообследование. Меня удивляют некоторые высказывания ряда врачей, что самообследование делать не нужно, потому что у женщин возникает канцерофобия, они волнуются, и это очень вредно. Ничего подобного. Половина буквально моего приема – это женщины, которые жалуются на наличие уплотнений в молочной железе. А что это такое? Это значит, они себя пропальпировали, пощупали молочные железы. Нами проводится очень активно различные акции в регионах, в городах по обучению женщин самообследованию. Надо сказать, что у регулярно обследующих себя женщин, если у них даже и возникает рак молочной железы, то частота метастазирования в аксиллярные лимфатические узлы на 38 процентов ниже. Очень важны факторы риска. В общем-то, они достаточно просты, и с каждым из этих факторов можно бороться. Это избыточный вес, нарушение менструальной функции, гинекологические заболевания, невыполнение своих естественных репродуктивных функций – отказ от родов, от естественного вскармливания, отрицательные стрессовые ситуации и онкологическая наследственность.

Итак, для женщин старше 35 лет обязательна рентгеновская маммография. Она проводится на обычных пленочных рентгеновских маммографах, на цифровых маммографах.

Сейчас очень распространены мобильные маммографические комплексы, которые чрезвычайно востребованы. И если женщина по каким-то причинам не может дойти до поликлиники, то когда к ней приезжает такая лаборатория, то, как правило, выстраиваются очереди, и женщины обследуются.

Несмотря на то, что маммография – это золотой стандарт, молочная железа женщины так же индивидуальна, как ее лицо. Поэтому для дообследования используется целый комплекс методов – это ультразвуковое исследование, различные новые технологии ультразвукового исследования, соноэластография, магнитно-резонансная томография, инвазивные вмешательства.

Чрезвычайно востребованы технологии интервенционной радиологии, так называемые методики, которые осуществляют одновременно и диагностику, и лечение под контролем лучевых методов исследования, то есть в амбулаторных условиях. В частности, такая простая процедура, как склерозирование кисты. Где то у 30–40 процентов женщин при обследовании выявляются кисты, и раньше этих женщин клали на хирургический операционный стол. В этом нет никакой необходимости. Производится пункция кисты под контролем ультразвука, аспирируется содержимое, и вводится склерозирующее вещество. Эта процедура занимает буквально 15–20 минут, и в 95 процентах случаев эта процедура исключает хирургическое лечение.

Многие знают, что где-то у четверти женщин наблюдаются выделения из соска вне периода беременности и лактации. Это чрезвычайно важный клинический симптом, потому что считается, что где-то 70–80 процентов рака молочной железы развивается из млечных протоков. Поэтому очень важно вовремя увидеть это патологическое состояние. И, в частности, есть такая технология, как дуктография – искусственное контрастирование млечных протоков, которое осуществляется под рентгенологическим контролем буквально с каплей контрастного препарата. И мы видим различные изменения, которые провоцируют эту секрецию. В частности, это может быть внутри протоковый рак или внутрипротоковая папиллома. Размер их может быть буквально менее 1 миллиметра. И о чем это говорит? О том, что не нужно делать большую радикальную и калечащую операцию, а достаточно сделать секторальную и щадящую органосберегающую операцию. Поэтому вовремя нужно обращать внимание на различные изменения в молочной железе.

Различные варианты биопсии. Если раньше мы делали обычную тонкоигольную биопсию и получали клеточный материал, то информативность была недостаточно высока. Сейчас выполняется так называемая трепан биопсия специальным пистолетом с иглой, которая имеет нарезку. В эту нарезку попадает кусочек ткани и это позволяет получать клеточный материал для цитологического исследования, тканевой материал для гистологического исследования и что чрезвычайно важно – определять тканевые факторы прогноза. Это определяет оптимальный выбор лечебной тактики до начала лечения.

Другая процедура вакуумная аспирационная биопсия чрезвычайно востребована. Она буквально 100-процентна с диагностической точки зрения и обладает терапевтическим эффектом. Почему с диагностической точки зрения 100-процентна? Потому что более толстая игла, и мы благодаря вакууму получаем больше материала, и мы точно знаем, что в молочной железе. Особенно это важно при непальпируемых образованиях, совсем маленьких изменениях.

Как лечебная процедура она чрезвычайно востребована. У нас очередь буквально на три месяца вперед для женщин, у кого доброкачественные изменения размером менее 2 сантиметров. Это нередко бывает фиброаденома, множественные фиброаденомы у молодых женщин, которым предстоит рожать, кормить грудью. Так вот эта процедура не менее архитектоники, не меняет структуры молочный железы и позволяет удалить образование в амбулаторных условиях, буквально 20–30 минут фиброаденома удалена и структура молочной железы не нарушена.

Итак, благодаря внедрению этих простейших технологий отмечаются за последнее время позитивные тенденции в развитии диагностического этапа маммологической службы.

То есть женщины приходят на обследование, они уже знают, что такое маммография, они уже меньше боятся врачей, знают о том, что операция если и предстоит, то не калечащая, а органосберегающая и щадящая.Но это мы говорили о раннем выявлении заболеваний, но наша задача – профилактика, то есть предупреждение заболеваний. Это первичная профилактика – это комплекс мер, направленных на борьбу против факторов риска. Повторяю, с каждым из факторов риска можно бороться.

Вторичная профилактика – это лечение доброкачественных заболеваний. И третичная – это комплекс мер уже для пролеченных больных, для исключения рецидивов.

К примеру, раньше если имелся наследственный фактор, то есть у мамы, тети, у сестры был рак молочной железы, то мы просто чаще наблюдали эту женщину. И все слышали нашумевшую историю с Анжелиной Джоли, что у нее семейная история. Она сделала профилактическую мастэкстомию, удалила яичники и так далее. То есть она поступила очень радикально. Но в этом большой необходимости нет. Если изменений в молочной железе нет, и вы сделали анализ крови на ДНК-исследование, мутации выявлены, это не значит, что женщина заболеет раком. Заболевают раком буквально 5-10 процентов женщин. Но тем не менее мы должны избежать и этого.

Так называемый ген BRCA имеет две копии. Он продуцирует определенное количество противоопухолевого белка, и женщина не заболевает. Когда наступает мутация генов, одна копия не работает, этого противоопухолевого белка становится меньше. Так есть лекарственный препарат на основе индолкарбинолов, который усиливает действие здоровой копии гена. И тогда возникает ситуация: либо отодвигаются сроки возможного развития рака, либо вообще исключается его развитие.

Вторичная профилактика – это мероприятия по лечению доброкачественных заболеваний. Тоже не каждая мастопатия является предраком, только определенные ее формы. Для этого и развиваются диагностические технологии, которые уточняют состояние этих мастопатий.

Третичная профилактика. Ею занимаются не очень активно, хотя женщины после операции рака молочной железы требуют, конечно, повышенного внимания. И сейчас разработаны специальные экзопротезы, которые накладываются на рубцовую ткань после операции. Обо всем этом должны знать и женщины, и медицинская общественность. Поэтому активно работает Всемирное движение борьбы против рака молочной железы. Мы в нем участвуем, проводим конференции. Различная информационно-просветительская работа проводится. Ежегодно мы издаем различные брошюры, журналы. В октябре проходит месячник борьбы против рака молочной железы. Очень активно сейчас стали все в нем участвовать. Светлана Владимировна Медведева чрезвычайно много уделяет времени этой проблеме. И, конечно, участие таких лиц является тоже очень важным, потому что оно придает как бы весомость проблеме.

Дни открытых дверей, они тоже проходят регулярно. Первый проходил когда-то 15 лет назад. Наши телевизионные звезды пришли к нам в институт и начали обследовать молочные железы. Все это показывали по телевизору. После этого коридоры у нас были полны женщин. Поэтому это очень важно, и дни открытых дверей обязательно нужно организовывать.

Валентина Александровна Петренко была у нас в институте. У нас была презентация Национального центра онкологии репродуктивных органов. И тоже мы бесплатно обследовали женщин, читали одновременно лекции и для женщин, и для врачей. Встречались, общались и решали проблему, как нам двигаться дальше.

Путь к сохранению женского репродуктивного здоровья – это, конечно, внедрение и популяризация новых высокоэффективных и щадящих возможностей медицины. Целые команда энтузиастов есть. Она пополняется. Это чрезвычайно приятно. Поэтому я думаю, что мы на правильном пути и сохраним здоровье женщин.

materirossii.ru

Позитивный настрой — это 90% успеха

В октябре исполняется 25 лет кампании против рака груди, которую проводит корпорация Estee Lauder. Надежда Ивановна Рожкова, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, президент Российской ассоциации маммологов (постоянного информационного партнера кампании в России и СНГ), о том, как вовремя распознать проблему, какие появились новые методы лечения и кто попадает в группу риска.

— Рак груди более распространен, чем другие онкологические заболевания?

— Заболеваемость раком растет по всем локализациям, и диспансеризация, проведенная в России в 2013 году после 30-летнего перерыва, показала, что в результате обследования 19 млн человек выявлено около 30 тыс. со злокачественными новообразованиями разных локализаций, из которых 55% — опухоли органов репродуктивной системы. Среди них 28% составил рак молочной железы, то есть она находится на первом месте по распространенности. За последние десять лет заболеваемость выросла на 32%. Наибольшую обеспокоенность вызывает омоложение рака: у женщин от 19 до 39 лет за названный период частота его увеличилась на 34%. Но есть и хорошие новости. Еще лет 30-40 назад мы выявляли первую и вторую стадию лишь в 13-16% случаев, число ошибок при распознавании рака достигало 36%. И только благодаря маммографии, средствам массовой информации женщины стали приходить на обследование, и теперь около 70% — это выявленная первая и вторая стадии рака. Благодаря этому впервые за десять лет мы получили снижение смертности на 12,5%.

— С какого возраста нужно проходить обследование?

— Скрининговая программа подразумевает разделение женщин на две группы: от 19 до 39 лет — им маммографию как скрининг мы не делаем (то есть если ничто не беспокоит, обследоваться не нужно), а женщинам в возрасте от 39 до 75 лет маммографию рекомендуем проходить один раз в два года.

— На что нужно обращать внимание? Как понять, что необходимо обследоваться?

— Молочная железа увеличивается в объеме, меняет форму, отмечается втяжение или выбухание кожных покровов, появляются боли или прощупываются уплотнения. Если появились выделения, особенно настораживающие: кровянистые, бурые, янтарные. Это неблагоприятно — необязательно указывает на рак, но это симптом изменений внутри протоков. Почему важно изучать протоки — потому что 70-80% рака развивается из протоков. И тогда нужно пойти на маммографию и сделать исследование с искусственным контрастированием — дуктографию. Маммография сохраняет свои лидирующие позиции и считается золотым стандартом в выявлении непальпируемого, клинически не проявляющегося бессимптомного рака. Маммография может быть рентгеновская, компьютерная, ультразвуковая.

— Кто находится в группе риска по раку?

— Факторов очень много, но прежде всего это женский пол, возраст старше 40, избыточный вес, хронические или острые стрессовые ситуации, психоэмоциональное перенапряжение. Также опасны любые гинекологические заболевания и нарушения менструального цикла. Женщины, не выполняющие своих естественных репродуктивных функций, то есть нерожавшие, не кормившие грудью, тоже попадают под удар.

Травмы, маститы, ушибы, операции на молочной железе в два раза повышают риск развития рака. Молочную железу надо оберегать, не приветствуются травматичные виды спорта вроде бокса или единоборств.

Наследственный фактор тоже важен, и о нем сейчас много говорят. Вспомните Анджелину Джоли с ее семейной историей рака молочной железы. Если у матери, сестры, тети, бабушки был гинекологический рак или рак молочной железы, значит, вы попадаете в группу риска. Риск этот невысок — 5-10%, но тем не менее если имеются мутации генов BRCA, то риск повышается до 80%. Поэтому следует сдать анализ крови на ДНК-исследование, чтобы выявить мутации генов. И в большинстве случаев нет необходимости радикально профилактически удалять молочные железы, а можно медикаментозно справиться с проблемой.

— Как сейчас лечат рак молочной железы?

— Лечение сейчас комплексное, преимущественно щадящее, органосберегающее. Этому способствовало развитие нового направления — онкопластической хирургии. Наши хирурги в Московском научно-исследовательском онкологическом институте им. П. А. Герцена делают великолепные операции: грудь сохраняется, продолжительность жизни не уменьшается, женщине возвращается красота и высокое качество жизни.

В лучевой терапии тоже много высокоэффективных технологий: разная дозировка, разные виды излучения, высокая точность попадания пучка излучения — для каждого пациента подбираются специальные протоколы.

Химиотерапия. Раньше нередко лечение было безуспешным. Теперь мы знаем, что рак имеет разные биологические характеристики, может быть более злокачественным, менее злокачественным, и от этого зависит, как протекает заболевание и его исход, какой вид лекарственной терапии подобрать. Но позитивный настрой, уверенность в победе делает, может быть, даже больше, чем лекарства. Я абсолютно убеждена в том, что это 90% успеха.

Беседовала Ирина Кириенко

Page 2
Санкции США проверила Счетная палата

Программный директор РСМД Иван Тимофеев — о санкционных итогах октября

Page 3
Все самое цифровое — детям

Власти и бизнес обсудили, как заинтересовать школьников технологиями

Page 4
Под газовозом тронулся лед

Подписано соглашение о финансировании первого судна для «Арктик СПГ 2»

Page 5
Суд не вступился «За права человека»

Правозащитная организация Льва Пономарева ликвидирована

Page 6
Иностранцам открылись новые виды на жительство

Гражданам СССР, специалистам и отличникам вузов выдадут бессрочные документы

Page 7
Родина услышит

«Занос» Юрия Квятковского в театре «Практика»

Page 8
«Зениту» прилетело из-за дуги

Дебютант Евролиги не устоял перед чемпионом

www.kommersant.ru

Национальный Центр онкологии репродуктивных органов

На базе МНИОИ им. П.А.Герцена функционирует Национальный Центр онкологии репродуктивных органов (маммология, гинекология, урология), выполняющий функции головного координационного Центра по скринингу заболеваний репродуктивных органов мужчин и женщин, а также заболеваний молочной железы.

Центр является базой общественных организаций - Российской ассоциации радиологов, Российской Ассоциации Маммологов, АНО «Объединение «Маммология», секции «Женская радиология» МОМР (Московского объединения медицинских радиологов), Всемирного движения борьбы против рака молочной железы.

Центр отличает современный подход к решению проблемы, соответствующий мировым стандартам, обеспечивающий полноценную высокоэффективную систему обследования органов репродуктивной системы мужчин и женщин, а также молочных желез от ранней диагностики и стационарозамещающего, органосохраняющего лечения до выполнения высокотехнологичных реконструктивно-пластических вмешательств, восстановительных и реабилитационных мероприятий.

В Центре работают ведущие специалисты в области диагностики и лечения мужских и женских репродуктивных органов - член-корр. РАМН, проф. А.Д. Каприн, академик РАМН. В.И. Чиссов, проф. Б.Я. Алексеев, проф. Е.Г. Новикова, проф. Н.В. Бойко, проф. Е.В. Хмелевский и др. видные ученые с мировым именем, а также под руководством профессора Н.И. Рожковой ведущие специалисты ее школы, владеющие новейшими современными технологиями комплексного клинико-рентгено-соно-патоморфологического обследования молочных желез (кандидаты медицинских наук - И.И. Бурдина, М.Л. Мазо, С.П. Прокопенко, О.Э. Якобс). Высокотехнологичные патоморфологические исследования осуществляются под руководством видных ученых, имена которых известны не только в России, но и далеко за ее пределами - проф. Н.Н. Волченко и др.

Центр оснащен современным оборудованием:

  • цифровыми рентгеновскими маммографами с томосинтезом, со стереотаксическими приставками для прицельной биопсии системой пистолет-игла, вакуумной аспирационной биопсии, УЗИ аппаратами с цветным допплеровским картированием, компрессионной соноэластографией, а также эластографией сдвиговой волны, панорамным сканированием всей молочной железы с 3D-объемной реконструкцией изображения,рентгеновскими и магнито-резонансными компьютерными томографами;
  • остеоденситометром;
  • лабораторным оборудованием для современных имунногистохимических;
  • имунноцитохимических и молекулярно-генетических исследований,
  • современными лучевыми ускорителями, установками для внутритканевой лучевой терапии;
  • оборудованием для радионуклидной диагностики и лечения;
  • информационной системой для компьютеризированной автоматической диагностики;
  • телемедицинскими технологиями для консультаций, обучения и пр.;
  • Для обследования репродуктивных органов - консультации онколога, гинеколога; уролога, специалистов УЗ диагностики, других смежных специалистов, анализы крови на ПСА и другие онкомаркеры.

Чем мы занимаемся:

Центр является консультативной, научно-организационной и учебно-методической базой по подготовке специалистов- врачей нового типа, владеющих широким спектром новейших технологий в области скрининга, диагностики, лечения, реабилитации и профилактики заболеваний молочной железы и репродуктивных органов. В состав Центра входит хирургическая клиника с отделением повышенной комфортности для VIP пациентов, отделение реабилитации, поликлинические и диагностические подразделения. Центр является базой испытаний новой техники, инструментария, лекарственных и контрастных препаратов.

Программы отделения

  1. Скрининг - онкоэпидемиологическое тестирование на выявление факторов риска заболеваний молочной железы, электроимпедансная маммография, цифровая рентгеновская маммография, самые новейшие высокотехнологичные методики УЗИ, цитогенетические исследования ДНК-исследования, онкомаркеры.
  2. Лечение - общая и реконструктивно-пластическая хирургия, протезирование, комбинированное и комплексное лечение заболеваний молочной железы, органов мужской и женской репродуктивной системы, все виды лучевой терапии (включая внутритканевую), лекарственная и гормонотерапия, современное консервативное лечение доброкачественных заболеваний.
  3. Органосохраняющие и реконструктивно-пластические операции

Диагностика:

Диагностика - маммография, УЗИ, РКТ, МРТ, остеоденситометрия, радионуклидная диагностика, технологии интервенционной радиологии - дуктография, склерозирование кист, все современные виды биопсий: от тонкоигольной до биопсии системой пистолет – игла (corе-биопсия), лечебно-диагностической вакуумной аспирационной биопсии в амбулаторных условиях под рентгенологическим и ультразвуковым контролем. Вакуумная аспирационная биопсия непальпируемых образований для удаления непрощупываемых доброкачественных образований размером до 2 см в амбулаторных условиях, исключающая секторальную резекцию, предоперационная внутритканевая маркировка непальпируемых образований под рентгенологическим или УЗ контролем, рентгенография оперированного сектора молочной железы, что обеспечивает надежность удаления непрощупываемого образования и качество последующего патоморфологического исследования. Молекулярно-генетические исследования при семейном раке, определение онкомаркеров, тканевых факторов прогноза, гормонального профиля, широкий спектр современных технологий обследования репродуктивных, а также других органов и систем.

Виды исследования в отделении онкоцитологии - иммуноцитохимические методики, позволяющие на дооперационном этапе определять рецепторный статус опухоли и важные факторы прогноза (онкопротеина С-erb В-2, р 53, маркеров апоптоза и пролиферативной активности и т.д.), максимально приближенные по значениям к гистологическому заключению. Срочная интраоперационная диагностика с контролем абластичности хирургического вмешательства, уточнения характера опухолевого процесса, степени распространения опухоли с исследованием сторожевых лимфатических узлов. Проведение молекулярно - генетических исследований.

Наши специалисты:

 

Руководитель Национального центра онкологии репродуктивных органов (маммология, гинекология, андрология), профессор кафедры клинической маммологии, лучевой диагностики и лучевой терапии ФПК МР РУДН, Президент АНО «Объединение «Маммология»,    член международного Комитета Европейской ассоциации радиологов, действительный член академии медико-технических наук РФ, член Президиума Всероссийского Общественного Движения «Матери России», член Экспертного Совета по охране здоровья Ассоциации межрегионального  социально-экономического взаимодействия «Центральный федеральный округ» г. Москвы,   член экспертной коллегии Фонда  развития  Центра разработки и коммерциализации новых технологий «Сколково»,  член редколлегии 10 профильных журналов.

     
   

Заведующий отделением комплексной диагностики и интервенционной радиологии в маммологии НЦОРО, Заведующий кафедрой Клинической маммологии, лучевой диагностики и лучевой терапии ФПК МР РУДН. Член Российского общества рентгенологов и радиологов (РОРР), член Европейского общества радиологов (ESR).

     
    Старший научный сотрудник отделения комплексной диагностики и интервенционной радиологии в маммологии НЦОРО, доцент кафедры Клинической маммологии, лучевой диагностики и лучевой терапии ФПК МР РУДН. Член Российского общества рентгенологов и радиологов (РОРР), член Европейского общества радиологов (ESR)
     
    Старший научный сотрудник отделения комплексной диагностики и интервенционной радиологии в маммологии НЦОРО. Член Российского общества рентгенологов и радиологов (РОРР), член Европейского общества радиологов (ESR).

В 1978 г. закончила лечебный факультет ММА им. И.М. Сеченова, в том же 1978 г. была зачислена в клиническую ординатуру ВОНЦ АМН СССР по специальности онкогинекология. После успешного окончания ординатуры в 1980 году была рекомендована в очную аспирантуру по специальности онкогинекология на той же клинической базе.

     
        Старший научный сотрудник отделения комплексной диагностики и интервенционной радиологии в маммологии, доцент кафедры Клинической маммологии, лучевой диагностики и лучевой терапии ФПК МР РУДН. Член Президиума Российского общества рентгенологов и радиологов (РОРР), член Европейского общества радиологов (ESR).
     
  Старший научный сотрудник отделения комплексной диагностики и интервенционной радиологии в маммологии НЦОРО, Член Российского общества рентгенологов и радиологов (РОРР), член Европейского общества радиологов (ESR)
     
   

Научный сотрудник отделения комплексной диагностики и интервенционной радиологии в маммологии, ассистент кафедры Клинической маммологии, лучевой диагностики  и лучевой терапии ФПК МР РУДН. Член Российского общества рентгенологов и радиологов (РОРР), член Европейского общества радиологов (ESR)

     
   

Научный сотрудник отделения комплексной диагностики и интервенционной радиологии в маммологии НЦОРО

     

Vk Facebook Instagram Ok YuTub

www.mnioi.nmicr.ru


Смотрите также