Мария капнист биография личная жизнь


Мария Капнист – Графиня из ГУЛага

Потомственная дворянка, графиня Мария Капнист, из рода поэта Василия Васильевича Капниста, родилась 22 марта 1914 года в Петербурге.

На острове Занте в Ионическом море находятся руины первого родового замка Капнистов (Капниссос — с греческого). Особенной храбростью и героизмом в боях с турками за независимость греческих островов отличался Стомателло Капниссос, которому был пожалован в 1702 году графский титул правителем Венецианской республики Алоизием Мачениги. Внук Стомателло, Пётр Христофорович воевал с турками на стороне российского императора Петра I, осел на Украине и вскоре умер.

Его сын Василий, переписав свою фамилию на “Капнист”, прославился в боях под Очаковом, будучи командующим казачьими войсками. За боевые заслуги царица Елизавета “высочайше пожаловала” Василию Капнисту родовые земли на Полтавщине. Там у него родилось шестеро сыновей, младший из которых, Василий Васильевич, стал великим украинским поэтом и драматургом.

Каждый из рода Капнистов имел много детей. Сыновья женились, дочери выходили замуж, отсюда их родственная связь с Апостолами, Голенищевыми-Кутузовыми, Гиршманами, Новиковыми, Гудим-Левковичами и многими другими известными фамилиями. Среди них есть род знаменитого запорожского атамана Ивана Дмитриевича Сирко. В 17 веке турки и татары называли его “урус-шайтаном”. Из 55 великих битв он не проиграл ни одной. Спустя три столетия в Петербурге обвенчались граф Ростислав Ростиславович Капнист и прапраправнучка Ивана Сирко Анастасия Дмитриевна Байдак. 22 марта 1914 года родилась у них дочка Маша.

Жила семья в шикарном доме на Английской набережной. В гости к Капнистам приходили самые известные и уважаемые петербуржцы, среди которых был и Фёдор Шаляпин, безумно влюблённый в Анастасию Дмитриевну. Она была очень красивой женщиной, знала восемнадцать языков, умела поддержать любой разговор, и певец не отходил от своей дамы, целовал ей руки и осыпал комплиментами. Обратил внимание Шаляпин и на юную Марию. Он давал ей уроки вокала и хвалил её первую сценическую работу в домашнем спектакле.

Переворот 1917 года не был для Капнистов неожиданностью. Жить в Петербурге становилось всё тяжелее, и вскоре Капнисты переехали в Судак. Мария Капнист – самая младшая из пятерых детей в дворянской семье. У юной Марии были гувернантки, учителя, шикарный особняк в Судаке на 70 комнат, но в семь лет для Марии Ростиславовны детство закончилось. «Когда появилась “чрезвычайка”, — вспоминала Мария Ростиславовна, — было вывешено объявление: всем дворянам, титулованным особам прийти в ГПУ, иначе расстрел. Когда кто-то спросил отца — графа Ростислава Ростиславовича Капниста: «Ты пойдешь?» — он ответил: «Я не трус». «Я умоляю, папа, не ходи!» Он ушел. А у нас был такой круглый стол. И вот я помню стакан — вдруг сам разбился на мелкие кусочки, как будто кто-то его ударил. Поздно вечером папа вернулся, но на следующий день его забрали. Потом его расстреляли... А тетю убили на моих глазах. Мне было около шести лет, но я помню лица тех людей. Один из них сказал другому, указывая на меня: «Смотри, какими глазами она на нас смотрит. Пристрели ее». Я закричала: «Вы не можете! У вас нет приказа!» Я тогда уже все знала. Три тысячи человек расстреляли за одну ночь. На горе Алчак. Никто не знает, что творилось в Крыму. Мы голодали ужасно. Мололи виноградные косточки... спаслись дельфиньим жиром — один рыбак поймал дельфина...»

Ростислав Ростиславович был расстрелян зимой 1921-го года. Как и почти все крымские дворяне. Дом Капнистов был разрушен, а братьям и сестрам пришлось скрываться. Спустя несколько лет красный террор распространился на оставшихся в живых членов семей. Крымские татары, чтившие память графа Капниста, помогли его вдове и дочке Маше бежать из Судака в их национальной одежде. В 16 лет Мария Капнист попала в Ленинград. Там она поступила в театральную студию Юрьева, а после её закрытия — в институт. Педагоги обещали ей большое будущее, разрешали выходить в массовках на профессиональной сцене. Но вскоре был убит Киров — близкий друг семьи Капнистов, и опять началась чистка. Мария не смогла доучиться. Судьба кидала её то в Киев, то в Батуми, то вновь в Ленинград. И в начале 1941 года “за антисоветскую пропаганду и агитацию” ей дали 8 лет, а отбывать срок пришлось все 15.

Сама Мария Ростиславовна о своей жизни в лагере рассказывала: «В один из лагерей Караганды — это место основали и обживали спецпереселенцы и мы, лагерники, — нас этапом пригнали ночью. Косы мои уже отрезали... Я уже хорошо знала цену ночным допросам, когда тебя или ослепляют и обжигают сверкающе-яркой лампой, или бросают в ледяную ванну. Знала, что бывает, когда тебя заприметит начальство... В женских лагерях были свои законы, может быть, ужаснее, чем в мужских. В Карлаге я познакомилась с Анной Васильевной Темировой, невысокого роста, необычайно красивой женщиной — корнями из терских казаков. Мы подружились, и тогда я узнала, что она — жена Колчака.

К моменту нашей встречи Темирова отсидела почти 18 лет. Анна была натура артистическая — лепила, рисовала. Вместе с ней ставили мы в бараке ночные спектакли. Женщины нас благодарили, и мы были благодарны всем, ибо это нас морально поддерживало. Мы делали саманные кирпичи. Сначала не выходило, а потом по 180 штук за день наловчились делать. Изнурительная работа в невыносимой жаре, воды чуть-чуть, в бараках ночью нестерпимо. Начальник лагеря Шалва Джапаридзе охоч до лагерных женщин. Ночью присылал “сваху” из наших же, лагерных, и она приводила ему назначенных. Как-то приходит такая в барак и говорит: “Шалва помирает, просит тебя написать письмо его дочке”. Я пошла... Когда он попытался меня схватить, ударила его от страха и ненависти... И Шалва решил отомстить. Конвойные бросили меня в мужской лагерь к уголовникам. Затаилась, жду. Подходит вразвалку старший. И где у меня силы взялись. Крикнула: “Черви вонючие! Война идет! На фронте гибнут ваши братья, а вы дышите парашей, корчитесь в грязи и над слабыми издеваетесь. Были бы у меня пули...” Один предложил убить меня, но тот, кто верховодил, приказал: “Пусть говорит — не трогай!“ Между ними началась свалка, конвоиры пришли, забрали меня. Лежу на нарах, думаю в отчаянии: не выживу. И приснился мне сон, помню до сих пор: лежит мешок с зерном на дороге, а люди смотрят на него и не знают, как взять. Не пойму, как очутилась возле мешка, подняла его и закинула на спину. И для меня он показался легким, как пух. Раздала людям пшеницу... На душе стало легко, светло. Проснулась и поняла: сон вещий. Делай людям добро и станешь всесильной. С тех пор стараюсь так делать.

Этапы, пересылки, лагеря. Никогда не говорили, куда ведут, дознавались потом сами. Навсегда в памяти этап от карагандинского лагеря в Джезказган. Пустыня. Палящее солнце. Сильный ветер с песком... Люди мерли как мухи. Мучила всех жажда. Запомнилась казашка, которая вышла с кувшином воды. Ей разрешили напоить самых слабых. Джезказган был чуть ли не самым страшным местом. Добывали уголь. Утром спускались в шахту, поднимались ночью... Нестерпимо болели руки и нога. Я была бригадиром. Однажды утром выписывала в конторе наряд и встретилась с конвоиром-казахом из карагандинского лагеря. Как же он воскрес? Ведь там, когда он выстрелил прямо в лицо той, которая отказалась стать его наложницей, мы сами скрутили его и живого засыпали песком... Узнав меня, ехидно усмехнулся и тут же начал страшно бить. Меня спасало, что мой друг Георгий Евгеньевич присылал посылки. Их появление было дивом, волшебной соломинкой жизни. Куда я ни попадала, как вездесущий дух он находил меня: объявлялся письмами, посылками. Каким чудом были эти посылки! Сколько было за эти годы ужасного, тяжелого... Но были и встречи, осветившие душу на всю жизнь.

Надежда Ивановна Тимофеева, старая большевичка, из Ленинградского обкома партии. Участвовала в революции, встречалась с Лениным. Как убежденно она говорила, что все это скоро кончится, партия вскроет истинных виновников зла! А забрали ее тоже вскоре после убийства Кирова. В лагере держалась гордо и достойно. И за это ее особенно ненавидело лагерное начальство и уголовники. Гляжу — исхудала, не выживет. Как же помочь? Умолила одного проверяющего из Ленинграда перевести мою Надежду в зону поселенцев. В ту же неделю ей разрешено было по лесу пройтись. Надежда Ивановна пошла и не вернулась, нашли ее мертвой. Так погибла замечательная женщина. А сколько их бесследно исчезло в пропасти лагерей...

Еще одно знакомство — с Даниилом Фибихом, писателем, тоже ленинградцем. И он заболел и исхудал до костей. Я очень волновалась за него. Однажды вечером даже проведала его: переоделась в мужскую одежду, пошла за санями в мужской лагерь. Нашла в темноте. Ибо он был почти двухметрового роста и ноги свисали с нар. Умоляла его не умирать. А утром с рассветом побежала в медпункт к сестрам Гамарник: спасите Фибиха, его уже, наверное, в коридор вытащили, пайку разбирают... Забрали его тогда в больницу, через трубку кормили, выжил Фибих... К осени болезнь и до меня добралась. Лежа в больнице, видела: много людей каждый день умирало. И что-то их очень быстро хоронили. И как так быстро успевали? Обнаружилось, что в гроб их только в больнице клали. А как вывезут из лагеря, покойниц “выгружали” из гроба в ущелье, и с “тарой” назад, чтобы использовать ее для других. Экономили. Сама не своя побежала к начальству, у меня, говорю, связи в Москве, не прекратите издевательство над мертвыми — доложу. Тайшет — последний круг моего ада.

Измученная и обессиленная, знала, что где-то растет дочка, которой уже три года. В начале марта 53-го нас неожиданно всех вывели во двор. Вышел начальник лагеря и сказал, что умер Сталин. Что тут началось! Истерика, крики, рыдания. Что делать? Всех нас теперь расстреляют! Я протанцевала вальс, и все решили, что я сошла с ума. Я часто давала повод так считать. Начальник объявил: уголовницам — отдыхать, фашисткам работать. Так называли нас, кто по 58-й. Это была наибольшая обида».

В Сибири появилась на свет её дочь Рада. Она родилась в тюремной больнице Степлага в Казахстане, где Капнист жила на поселении. В лагере в пустыне Джезказгана на работах в угольных рудниках беременную Марию Капнист с утра опускали в бочках на 60 метров вниз и лишь вечером поднимали наверх. С рождением Рады у Марии появился новый смысл жизни. Имя девочке Мария дала в честь героини рассказа Горького «Макар Чудра».

Радислава Капнист рассказывала: «Когда лагерное начальство узнало, что мать в положении, ее заставляли сделать аборт, — но мама отказалась. И тогда ей устраивали всякие пытки: опускали в ледяную ванну, обливали холодной водой. Она потом мне говорила: “Как ты выжила? Это же вообще невозможно!” Потом мать попала “под сапоги” одного надсмотрщика, который издевался над многими женщинами. Я была настолько крупным ребенком, что, когда мама меня регистрировала, мне дали на год больше. И отчество изменили: с польского Яновна почему-то на Олеговну. Даже в этом хотели маму обидеть». Отца своего Рада никогда не видела, он был инженер — Ян Волконский, из польских шляхтичей, влюблённый в Марию Ростиславовну. Позже он был расстрелян. Сама Мария Ростиславовна не очень любила говорить об этом. Лишь после ее смерти Рада нашла в документах матери фото отца.

«В нее невозможно было не влюбиться. Она была очень красивая в молодости, – рассказывала Радислава. – А в лагерях изменилась до неузнаваемости: приходилось натирать кожу углями, чтобы не приставало лагерное начальство. Угольная пыль не вымывалась еще долгие годы после освобождения. Я ходила в детский сад при лагере. Маме уже недолго оставалось отбывать срок, но однажды она увидела, как воспитательница бьет меня и приговаривает: “Я выбью из тебя врага народа”. Мама набросилась на воспитательницу. Избила ее. Возможно, все бы обошлось, но воспитательница оказалась любовницей сотрудника НКВД. Марии Ростиславовне дали еще 10 лет. Меня отправили в детский дом. Было тогда мне всего два годика, но я хорошо помню, как перед отъездом стояла в детском саду на подоконнике и кричала: “Мама!”».

Начались скитания Рады по детдомам, а Марии Ростиславовне помогала выжить лишь надежда на встречу с дочерью. Она провела полтора десятилетия лет в тюрьмах и лагерях на самых тяжелых работах. На рудниках, в шахтах, на лесоповале, на обжигах кирпичей... Ее избивали, выбили зубы, из красивой девушки она превратилась в сморщенную старуху. Но ее дух не был сломлен. На шахтах она спасла жизнь тридцати каторжанкам. Увидев сорвавшуюся вагонетку, которая по рельсам неслась в толпу женщин, она бросилась под неё, и потом три месяца лежала без сознания, а спасенные каторжанки сдавали кожу и кровь для её спасения.

Трагически сложилась судьба и у остальных ее братьев и сестер. Старшая сестра Марии испытаний не выдержала – умерла от разрыва сердца. Один брат утонул, второй также попал в лагеря. Спасся от тюрем лишь один – брат графини Андрей, поменяв фамилию Капнист на Копнист. «Семья не могла смириться с поступком моего дяди», – рассказывала Радислава Капнист. – Мария Ростиславовна же всегда с гордостью носила свою фамилию и перед смертью всегда говорила: «Ты, Радочка, одна осталась из рода Капнистов, храни его традиции».

У Марии Капнист был верный друг, любимый, Георгий Евгеньевич Холодовский, знавший Марию Ростиславовну еще семилетним ребенком. Молодой человек был влюблен в старшую сестру графини. Когда сестры не стало, его связь с Капнистами прервалась. Только спустя десять лет они с Марией случайно встретились в Петербурге. Чувство охватило обоих, но счастье было недолгим. Марию Ростиславовну репрессировали, а ее кавалеру сказали, что она погибла. Лишь когда стали в лагеря приходить посылки, Мария Ростиславовна поняла, что ее Георгий (Юл — так она его называла) жив. В 1958 году постановлением Верховного суда РСФСР приговор и все последующие решения по делу Марии Капнист были отменены и дело о ней прекращено за отсутствием состава преступления.

«Он единственный, кто помогал ей, рискуя, можно сказать, жизнью, – рассказывала дочь актрисы. – Когда узнал о том, что родилась я, очень болезненно переживал, но все равно продолжал посылать передачи. Возможно, у них бы и после освобождения сложились отношения, так как оба питали глубокие чувства друг к другу. Но мама не смогла перешагнуть через обиду, нанесенную ей при первой встрече после долгой разлуки. Холодовский встречал Марию на вокзале с огромным букетом цветов. С годами Юл стал еще лучше, седина его только украшала. А мама, в свои 44, выглядела изможденной старухой. Естественно, Юл ее не узнал. Ведь помнил молодой и цветущей... Несколько раз прошел он мимо, даже не обратив внимания. И лишь когда все пассажиры разошлись, вручил букет со словами: «Вас не встретили, и я не встретил того, кого ждал”. Уже было собрался уходить, но мама его окликнула. Мужчина был шокирован.»

Сама Мария Ростиславовна об этом случае рассказывала: «На волю посчастливилось ехать пассажирским поездом. Зашла в туалетную комнату привести себя в порядок. Умываюсь, а из зеркала смотрит на меня незнакомая бабуся с короткой стрижкой, со сморщенным, опавшим лицом. Испугалась и выскочила в коридор, там офицер у окна, спрашивает: “Что с вами?” Я показываю на туалет — там какая-то старуха. Он открывает двери — никого. И тут я поняла: бабуся — это я. От такого страшного открытия подкосились ноги. И вот московский вокзал. Иду и думаю, как встретит меня мой друг, что скажем друг другу через столько лет. Он не узнал меня... Я подошла ближе и чуть слышно сказала: “Юл, Юл”. Как когда-то в детстве, когда играли в жмурки. Страшные конвульсии пробежали по его помертвевшему лицу. Кинулся ко мне, я его оттолкнула и побежала — мне было все равно: под поезд или еще куда. Друг догнал меня».

Теплые и нежные чувства между ними оставались до конца. Георгий Евгеньевич неоднократно делал ей предложения, но она так и не приняла их. В лагере Капнист познакомилась с Валентиной Базавлук, женщины подружились. Валентину Ивановну освободили раньше, и Мария Ростиславовна взяла с нее слово, что та разыщет ее девочку и позаботится о ней. «Валентина Ивановна воспитала меня, она тоже была мне мамой, – рассказывала Рада. – Судьба круто обошлась с этой женщиной. Вышла замуж в 42 года за племянника известного художника Нестерова. Муж-архитектор зарабатывал неплохо, но любил покутить. Прогуливал все деньги, а Валентина Ивановна с дочкой бедствовали. Нервы не выдержали, решила бросить мужа и вернуться к родным в Харьков. Но благоверный не захотел ее отпускать. В свое время он учился в техникуме вместе с Берией. Воспользовавшись знакомством, муж позвонил бывшему соученику и попросил ненадолго задержать жену. Через два часа за Валентиной Ивановной пришли. Сказали, мол, ей будут вручать правительственную награду. Женщина ушла из дому в легком платьице и домой больше не вернулась. Дочке ее тогда было три месяца. Валентине Ивановне дали 10 лет, освободили через 8. Но девочка ее умерла, не дождавшись маму. Поэтому ко мне Валентина Ивановна была очень привязана. Сильно переживала, что меня отберут, когда вернулась мама. А я Марию Ростиславовну поначалу даже видеть не хотела. Наверное, так наказывала за сиротское детство. Впрочем, отдать меня маме все равно не могли – из-за справки, согласно которой Мария Капнист не имела права воспитывать ребенка.

С Валентиной Ивановной я тоже не могла остаться, так как нужно было разрешение Марии Ростиславовны, которого она не давала. Так, при двух мамах, я продолжала жить в детском доме. Это длилось до тех пор, пока детдома не стали расформировывать. Хорошо помню, как меня привели в опекунский совет. Там была мама и Валентина Ивановна. Член опекунского совета, тетка огромная, чуть ли не с усами, мужским голосом говорит: “Вот, Рада, перед тобой сидит мама, которая тебя родила, но которой ты не знала. А вот тетя Валя, которая тебя растила, любила. Выбирай, с кем ты останешься”. Я выбрала Валентину Ивановну. Мама резко встала и вышла. Меня послали за ней, а мне было страшно и стыдно посмотреть ей в глаза. Мария Ростиславовна сидела на ступеньках. Слез на глазах не было, но я увидела такое страдание у нее на лице! “Мама, прости”, – вырвалось у меня. Тогда я впервые назвала ее мамой. Она меня обняла и сказала: “Деточка, ты все правильно сделала”».

В минуту отчаяния Мария Ростиславовна как-то написала: «Я испытала такие страшные лагеря, но более страшные пытки я испытала, когда встретила свою дочь, которая не хотела меня признавать». Позже между дочерью и матерью в отношениях произошло потепление. Рада рассказывала: «Первый раз я приехала к маме, когда мне исполнилось 15 лет, и попала на ее день рождения. Там я впервые почувствовала, что это за человек, как ее любят люди. Ощущалась необыкновенная атмосфера, которую создавала именно она. У нее всегда собиралась масса людей разных возрастов и профессий. Стоило ей войти — как будто свежий ветер влетал, и начиналось удивительное общение».

После 15 лет репрессий Мария Капнист приехала в Киев. Жизнь пришлось начать с нуля. Жить было негде, и она ночевала на вокзалах, в скверах, телефонных будках. Чтобы получить хоть какие-то деньги, работала массажистом, дворником. О сцене и съемках в кино даже не мечтала. Однажды она стояла в фуфайке около касс кинотеатра, к ней подошел молодой режиссер Юрий Лысенко и со словами «В каком фильме вы снимаетесь?» потащил на съемочную площадку картины «Таврия».

Успех этой дебютной работы обратил на неё внимание многих режиссёров киностудии имени Довженко. Поначалу героинями Капнист становились хмурые, строгие женщины: мудрая Мануйлиха в «Олесе», селянка в ленте «Мы, двое мужчин». Переломной стала роль ведьмы Наины в киносказке Александра Птушко «Руслан и Людмила». Трудно представить другую актрису в этом хитром и страшном образе. Ей даже пришлось работать с огромным тигром. По сценарию в фильме должен был появиться волк. Но Птушко захотел заменить его тигром. Марию об этом не предупредили. Она зашла в павильон и услышала рычание. Обернулась, и увидела приготовившегося к прыжку тигра. Именно этот взгляд и запечатлела камера. Зверь развернулся и удрал в клетку. Когда Птушко подошел к ней со словами: «Ну, Капнист, ты молодец!» — она бросила ему: «Но вы же подлец!» А потом в лохмотьях Наины бросилась в гостиницу «Москва», на своем этаже потеряла сознание и несколько дней пролежала в постели.

В дальнейшем она получила известность своими характерными образами — графинь, дам, загадочных старух, ведьм, цыганок и чародеек. В «Новых приключениях янки при дворе короля Артура» она вообще исполнила сразу три роли: Фатум, рыцаря и игуменьи. — Фильм снимали в Таджикистане как раз во время землетрясения, и многие актеры отказались в нем участвовать, — вспоминает Рада. — Но маму после лагерной жизни мало что могло испугать. С потерей красоты и молодости, которые у нее забрали лагеря, Мария Капнист довольно быстро смирилась и даже относилась к этому с юмором. На фотографиях дочери она подписывалась: «С любовью, твоя баба Яга».

«Когда мама приезжала в Харьков, соседская детвора тут же обступала ее с криками и смехом. Она с ними прыгала, бегала, разыгрывала представления, могла схватить метлу и носиться с ней по двору, — вспоминала Рада. — При этом даже в 70 у нее была великолепная фигура! С легкостью делала «березку», превосходно плавала. Часто меня упрекала: «Рада, почему ты сутулишься? Ходи прямо, меньше болеть будешь!» И сама, хотя на рудниках повредила позвоночник, всегда держала спину ровной. А еще никогда не ругалась. Если слышала от меня бранное словцо, реагировала мгновенно: «Рада, я 15 лет провела с уголовниками, и ко мне это не пристало. Как же ты можешь позволять себе такое?!».

В знаменитом приключенческом фильме «Бронзовая птица» Мария Капнист предстала в образе таинственной, наводящей на ребят страх, графини. В фантастической комедии Александра Майорова «Шанс» исполнила роль великосветской дамы Милицы Федоровны. Мария Капнист никогда не сидела без дела, она нередко давала благотворительные концерты, а главное — добилась возвращения Украине из забытья имени одного из своих славных предков, писателя Василия Капниста. Было широко отмечено его 230-летие, изданы произведения поэта и даже включены в школьную программу.

Она сыграла более чем в ста двадцати художественных фильмах и создала галерею острохарактерных образов в кино.

У Марии Ростиславовны из-за работы в заключении под землёй развилась клаустрофобия, из-за чего она не пользовалась подземными переходами, что и стало причиной её гибели. В возрасте 79 лет Мария Капнист попала под колёса автомобиля, переходя одну из самых оживлённых автомагистралей Киева — Проспект Победы, у киностудии им. Довженко. Во время лечения травм она простудилась и умерла 25 октября 1993 года в киевской больнице от осложнений. Похоронена на фамильном кладбище в селе Великая Обуховка Полтавской области.

bessmertnybarak.ru

Мария Капнист: «Не смейтесь над старостью человека, чьей молодости вы не видели»…

Необычный, с первого взгляда запоминающийся образ. Худоба, глубокие морщины, горящие глаза, хищный нос — идеальный типаж для роли злобных старух и коварных ведьм.  

Немногие знают, что внешность Марии Капнист — наглядный результат 15-летней каторги в ГУЛАГе, что вся ее судьба едва ли не с первых до последних шагов — суровое испытание, мука и пытка…

Мария Капнист

Капнисты (Капнисси) — греческий род, происходивший с острова Занте (ныне это остров Закинф). Славу представители этого семейства стяжали на венецианской службе, а в 1702 году дож Венеции Альвизе II Мочениго пожаловал Стомателло Капнисси графский титул.

Внук Стомателло, Петр Христофорович воевал с турками на стороне российского императора Петра I, осел в Украине и вскоре умер. Его сын Василий тоже стал военным — полковником Миргородского полка и бригадиром, и фамилию свою писал уже как Капнист. Прославился в боях под Очаковом в 1737 году.

Все Капнисты достойно соответствовали девизу на своем родовом гербе: «В огне непоколебимые». Среди них были командующие казачьими войсками, декабристы, общественные деятели, а Василий Капнист вошел в историю как великий поэт и драматург.

По линии матери Мария Ростиславовна генетически связана с известнейшими родами: Апостолами, Голенищевыми-Кутузовыми, знаменитым запорожским атаманом Иваном Сирко и украинским гетманом Полуботком.

Детство и юность

Мария Ростиславовна Капнист родилась 22 марта 1914 года. Начало ее жизни было всем на зависть. Отец Ростислав Ростиславович Капнист — граф, богач, видная фигура.

Мать Анастасия Дмитриевна, урожденная Байдак, — благородная, красивая женщина, знавшая 18 языков! Роскошный особняк на Английской набережной в Петербурге, сам Федор Иванович Шаляпин — друг семьи и преданный матушкин поклонник.

Шаляпин первым обратил внимание на юную Мирочку (как звали Марию Ростиславовну родные и друзья). Он давал ей уроки вокала и хвалил ее первую сценическую работу в домашнем спектакле. Казалось, жизнь будет такой размеренной и счастливой всегда…

Всё рухнуло в 1917 году. Жить в Петербурге становилось всё тяжелее, и Капнисты переехали в Судак. Ростислава Капниста зимой 1921 года расстрелял карательный отряд ЧК.

Лиза, старшая сестра Марии, смерти отца не пережила — скончалась от разрыва сердца. Анастасия Дмитриевна с другими детьми пряталась по оврагам, особняк был разграблен и разрушен.

Спустя несколько лет красный террор распространился на оставшихся в живых членов семей. Крымские татары, высоко чтившие графа Капниста, помогли его вдове и дочке Маше бежать из Судака, снабдив их национальной одеждой. В шестнадцать лет Мария Капнист снова вернулась в Петербург (теперь уже Ленинград).

Покровителем матери стал Сергей Миронович Киров. Мать получает работу, дочь — возможность учиться. Так Мария оказывается в театральной студии. В Ленинграде она встречает бывшего поклонника Лизы, старшей сестры, — инженера-электрика Георгия Холодовского, знакомого еще по Судаку. Завязывается роман…

В декабре 1934 года прозвучали выстрелы в Смольном: убит Киров. В городе идут повальные аресты. Судьба сначала швыряет Марию Капнист в Киев, затем в Батуми. И вот первый арест: 27 августа 1941 года, приговор — 8 лет лагерей. Начался настоящий ад…

Круги ада

Арестованная как «неблагонадежный элемент» (так как была дворянского рода), Капнист в течение 15 лет прошла множество самых страшных лагерей: от раскаленных песков Караганды до промерзших степей Тайшета.

ГУЛАГ — это не замок Иф. Это каторга. Это голод. Это унижение. Каждый день ее в бочке опускали в угольную шахту на 60 метров. Но ни ежедневный изнурительный труд, ни постоянные побои, ни домогательства начальника лагеря не сломили ее волю.

Позже она вспоминала: «Этапы, пересылки, лагеря. Никогда не говорили, куда ведут, дознавались потом сами. Навсегда в памяти этап от карагандинского лагеря в Джезказган. Пустыня. Палящее солнце. Сильный ветер с песком. Люди мерли как мухи. Мучила всех жажда. Джезказган был чуть ли не самым страшным местом. Добывали уголь. Утром спускались в шахту, поднимались ночью. Нестерпимо болели руки и нога».

Выжить в этих страшных условиях Марии Ростиславовне помог ее сердечный друг Георгий Холодовский. Где бы она ни была, он находил ее и присылал посылки с сухарями, сухофруктами, луком, спасая ее от голода и цинги.

И каждый год на день ее рождения, 22 марта, старинный русский праздник — Жавороночный день, получала она свой традиционный, любимый с детства подарок — выпеченных из теста жаворонков.

Когда надзиратели узнали о беременности заключенной, то принуждали сделать аборт. Мария наотрез отказалась. Посыпались издевательства. Ей выбили зубы, чтоб не кусалась. Обливали холодной водой и оставляли на морозе. Но ничего не помогло — в 1950 году в лагере Мария Капнист родила дочь Радиславу.

Кто стал ее отцом, так и осталось тайной. Родив ребенка, Мария не получила поблажек от надзирателей. Наоборот, положение ухудшилось. Работать приходилось больше. Уже на поселении приходилось грузить тяжелые ящики, выдавая себя за мужчину. Однажды она не выдержала и потеряла сознание. После этого Марии облегчили существование. Раду определили в детский сад.

Долгожданную и выстраданную дочь Мария оберегала как могла. И второй срок — десять лет — получила за то, что ударила воспитательницу детского сада, которая издевалась над ее двухлетним ребенком. А маленькую Раду тем временем отправили в Красноярский детский дом.

Капнист попала в новое заключение и там объявила голодовку, требуя, чтобы ей отдали ребенка. Она бесконечно посылала запросы о местонахождении дочери, но каждый раз после этого ее переправляли в другой лагерь.

Выжить Марии помогла дружба с Валентиной Ивановной Базавлук, которую она встретила в одном из лагерей. Подруги договорились, что, которая из них раньше выйдет на свободу, та и найдет Радиславу.

Новое начало

В 1956 году Мария Капнист обрела свободу. Георгий Евгеньевич с прекрасным букетом встречал ее на вокзале. И не узнал. Ей было 44 года, а выглядела она древней старухой…

Сцена получилась ужасная, трагическая. Он и она метались по уже опустевшему перрону, в конце концов Холодовский протянул Марии Капнист букет со словами: «Вас не встретили, и я не встретил ту, которую ждал». Развернулся, пошел прочь. Мария Ростиславовна окликнула его. Это был шок…

Георгий просто не узнал в морщинистой беззубой седой женщине свою Марию, ту Марию, которой ежемесячно на протяжении стольких лет отправлял посылки, стараясь хоть как-то облегчить лагерную жизнь. Его выражение лица, когда он, наконец, понял кто перед ним, Мария Ростиславовна запомнила на всю жизнь. Они остались друзьями, но не более того.

Дочь, которую разыскала и забрала к себе Валентина Ивановна, не приняла мать. Девочка не понимала, почему мамы не было столько времени. И у нее уже была мать — Валентина Ивановна.

В минуту отчаяния Мария Ростиславовна как-то написала: «Я испытала такие страшные лагеря, но более страшные пытки я испытала, когда встретила свою дочь, которая не хотела меня признавать».

Позже между дочерью и матерью всё же произошло потепление. Рада рассказывала: «Первый раз я приехала к маме, когда мне исполнилось 15 лет, и попала на ее день рождения. Там я впервые почувствовала, что это за человек, как ее любят люди.

Ощущалась необыкновенная атмосфера, которую создавала именно она. У нее всегда собиралась масса людей разных возрастов и профессий. Стоило ей войти — как будто свежий ветер влетал, и начиналось удивительное общение».

После 15 лет лагерей и пересылок Мария Капнист приехала в Киев. Жизнь пришлось начинать с нуля. Жить было негде, и она ночевала на вокзалах, в скверах, телефонных будках. Чтобы получить хоть какие-то деньги, работала массажистом, дворником. О сцене и съемках в кино даже не мечтала.

Роли в кино

После лагерных мытарств Мария Ростиславовна в свои 44 года выглядела на все 70. Это и помогло ей получить первую роль. Она стояла в фуфайке около касс кинотеатра имени Довженко, подбежал молодой режиссер Юрий Лысенко и со словами: «В каком фильме вы снимаетесь?» — потащил на съемочную площадку картины «Таврия».

Успех этой дебютной работы обратил на нее внимание многих режиссеров киностудии имени Довженко. Они приходили в восторг от ее выразительной внешности и заваливали предложениями сыграть аристократок, монахинь, ведьм. Хищный профиль, надменный взгляд и старорежимные манеры — всё это неизменно приковывало взгляд зрителя.

В дальнейшем она получила известность своими характерными образами — графинь, дам, загадочных старух, цыганок и чародеек. В «Новых приключениях янки при дворе короля Артура» она вообще исполнила сразу три роли — Фатум, рыцаря и игуменьи.

В знаменитом приключенческом фильме «Бронзовая птица» Мария Капнист предстала в образе таинственной, наводящей на ребят страх, графини. В фантастической комедии Александра Майорова «Шанс» исполнила роль великосветской дамы Милицы Федоровны.

Вот десятка наиболее известных фильмов (всего их более 120) с участием актрисы.

  1. «Иванна» (1959)
  2. «Пропавшая грамота» (1972)
  3. «Руслан и Людмила» (1972)
  4. «Бронзовая птица» (1974)
  5. «Табор уходит в небо» (1976)
  6. «Дикая охота короля Стаха» (1979)
  7. «Цыган» (1979)
  8. «Прощай, шпана замоскворецкая…» (1987)
  9. «Новые приключения янки при дворе короля Артура» (1988)
  10. «Сердца трех» (1992)

Хотя Мария Капнист сама себя в шутку называла Бабой-ягой и следовала своему имиджу странной, даже эпатажной женщины, как громкая оплеуха окружающему циничному миру вспоминаются ее мудрые слова: «Не смейтесь над старостью человека, чьей молодости вы не видели»…

В 1993 году судьба нанесла Марии Капнист последний удар. Она боялась подземных переходов: после жутких шахт Казахстана у нее развилась клаустрофобия — боязнь закрытых пространств, подземелий.

Непреодолимый страх вызывали, например, подземные переходы. Машина сбила 79-летнюю актрису на проспекте Победы в Киеве, возле киностудии имени Довженко. В карете скорой помощи ее сиятельство сказала свои последние слова: «Шофер не виноват…»

Во время лечения травм Мария Ростиславовна простудилась и умерла 25 октября 1993 года в киевской больнице от осложнений. Похоронена графиня на фамильном кладбище в селе Верхняя Обуховка (Полтавская область).

Капнист так и не сыграла свою главную роль. Но самой главной ролью Марии Ростиславовны стала ее жизнь — она сумела выйти победителем в схватке с безбожным веком, которому так и не удалось ее озлобить.

«Каждое мгновение прожитой жизни неповторимо, неоценимо. И хотя жизнь дала мне немало трудных испытаний — не жалуюсь на свою судьбу. Давать силу другим — вот наибольшая радость жития. Будьте добрыми. Помните, что наилучшее дело на земле — творить добро».

Эти строки принадлежат Марии Ростиславовне Капнист. Наверное, их можно назвать завещанием талантливой актрисы, сильной и мудрой женщины. АВТОР СТАТЬИ

Николай Ладуба

ladylike.su

Мария Капнист (Mariya Kapnist): фильмография, фото, биография. Актер.

Мариетта Капнист-Серко родилась 22 марта 1914 года в Петербурге в семье потомственных дворян, берущих свое начало от греческого рода. А знаменитый поэт и драматург Василий Капнист приходится Марии Ростиславовне прямым родственником.

Мария стала пятым ребенком семейства. Она жила в роскоши, в окружении прислуг, гувернанток, в шикарном доме, который собирал талантливейших людей города. К Капнистам захаживал сам Федор Шаляпин. Именно этот знаменитый певец стал первым учителем маленькой Марии, занимался с ней вокалом, хвалил ее выступления в домашнем театре. Стать артисткой Мария мечтала с детства. Однако в ее жизнь вмешались исторические события.

Революция 1917-ого года, которую глава семьи поначалу поддерживал в надежде на благие перемены, в конце концов принесла графской семье только горе и разочарования. Переезд в Судак не изменил ситуации. В 1921-ом ее отца расстреляли, а тетю убили прямо на глазах малышки. «Никто не знает, что творилось в Крыму. Мы голодали ужасно. Мололи виноградные косточки... спаслись дельфиньим жиром - один рыбак поймал дельфина...», - вспоминала Мария. Когда ей было 16-ть лет, крымские татары помогли Марии и ее маме бежать. Так, они вновь оказались в Ленинграде. Здесь девушка пошла учиться в театральную студию, а затем - в Ленинградский институт. Покуда был жив друг семьи Киров, Мария благополучно училась и делала успехи на театральном поприще, которые оценивали педагоги. Но с расстрелом Кирова Мария Капнист вновь оказалась в опале. Девушке пришлось оставить учебу и переехать в Киев. Затем Мария долго мыкалась по Союзу, жила то в Батуми, то опять - в Ленинграде. А в 1941-ом году бывшую графиню обвинили в «антисоветской пропаганде и агитации» - девушке обрезали косы, и бросили ее в лагеря. В ужасающих условиях Мария Капнист провела целых 15 лет. Сложно вообразить, каким мучениям подвергалась Мария в лагерях, начиная от жестоких допросов, заканчивая интересом начальства к ней.

Но даже в таких условиях Мария продолжала играть - сценки, которые она ставила в лагерях, возможно, стали ее единственной отдушиной в то время. Кроме того, Мария познакомилась с другой творческой арестанткой - женой Колчака Анной Темировой. «Вместе с ней ставили мы в бараке ночные спектакли. Женщины нас благодарили, и мы были благодарны всем, ибо это нас морально поддерживало», - вспоминала Капнист.

В Сибири, где Мария жила на поселении, она родила дочь Радиславу, которая появилась на свет от поляка-инженера Яна Волконского (впоследствии его расстреляли).

Освобождена Мария была только в 42 года. А спустя два года в 1958-ом ее полностью реабилитировали. Капнист вместе с дочерью поселилась в Киеве. В 1959-ом году 45-летняя Мария Капнист дебютировала в кино - она получила роль игуменьи в фильме «Таврия» (1959). Конечно, после ужасов лагерной жизни она и не мечтала об актерстве, женщина подрабатывала дворником. Но однажды случайно у касс кинотеатра ее увидел режиссер «Таврии» Юрий Лысенко и буквально потянул на съемочную площадку. Так, Мария получила роль игуменьи. Эта работа привлекла к ней внимание других режиссеров киностудии имени Довженко, и карьера актрисы неожиданно завертелась.

В 1960-ом году Мария сыграла мадам Дюваль в ленте «Вдали от Родины» и волшебницу в «Летающем корабле». А всесоюзную известность ей принесла роль ведьмы Наины в знаменитой экранизации фильма «Руслан и Людмила» (1972). Мария ушла из жизни в 79 лет, 29 октября 1993 года в Киеве.

www.ivi.ru

Голубая кровь: пройдя через ужасы лагерей и репрессий, графиня Капнист сохранила чувство собственного достоинства и веру в людей

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Девиз Капнистов на родовом гербе – *В огне непоколебимые*Подлинный аристократизм не измеряется титулами, фамильными драгоценностями и столетней родословной – наверное, прежде всего, это врожденная интеллигентность, стойкость духа и чувство собственного достоинства. Иначе что помогло бы знаменитой советской актрисе, заслуженной артистке Украины, потомственной дворянке, графине Марии Ростиславовне Капнист пережить 15 лет сталинских лагерей? Женщина смогла не только выстоять и пройти через все испытания, но и найти свое место в жизни после освобождения: она сыграла в 120 кинофильмах.

Мария Капнист

Мария происходила из древнего дворянского рода Капнистов – известных меценатов, потомков поэта и драматурга Василия Капниста. До революции семья жила в Санкт-Петербурге. В их доме часто бывал Шаляпин, влюбленный в ее мать – графиню Анастасию Капнист (Байдак), чей род происходил от запорожского атамана Ивана Сирко.

Марию Капнист осудили на 8 лет *за шпионские связи*

После революции Капнисты переехали в Судак. В 6 лет Мария стала свидетельницей крушения царской России. К власти пришли большевики, в доме Капнистов провели 18 обысков. Отца арестовали и позже расстреляли, тетю убили у девочки на глазах. Дом Капнистов был разрушен. Крымские татары помогли бежать Марии и ее матери, переодев их в свою национальную одежду.

Мария Капнист (Мариетта Капнист-Серко)

В 1931 г. Мария попала в Ленинград, поступила в театральную студию. Но вскоре был убит Киров – близкий друг семьи Капнистов. Вновь начались гонения. В 1941 г. Марию арестовали «за антисоветскую пропаганду и агитацию» и «за шпионские связи». Ее приговорили к 8 годам лишения свободы, а в лагерях ей довелось провести 15 лет.

Анна Тимирева

В заключении судьба ее свела с Анной Тимиревой – гражданской женой Колчака. На тот момент она отсидела 18 лет, но не утратила артистических способностей и любви к лепке и рисованию. Вместе они ставили ночные спектакли для заключенных.

Мария Капнист в фильме *Таврия*, 1959

Мария Капнист в фильме *Ключи от неба*, 1964

Мария Капнист в фильме *Большие хлопоты из-за маленького мальчика*, 1967

Ни ежедневный изнурительный труд, ни постоянные побои, ни домогательства начальника лагеря не сломили ее волю. Позже она вспоминала: «Этапы, пересылки, лагеря. Никогда не говорили, куда ведут, дознавались потом сами. Навсегда в памяти этап от карагандинского лагеря в Джезказган. Пустыня. Палящее солнце. Сильный ветер с песком. Люди мерли как мухи. Мучила всех жажда. Джезказган был чуть ли не самым страшным местом. Добывали уголь. Утром спускались в шахту, поднимались ночью. Нестерпимо болели руки и нога». Но Мария выстояла.

Мария Капнист (Мариетта Капнист-Серко)

Мария Капнист с дочерью Радой

Ее дочь Рада родилась в тюремной больнице Степлага в Казахстане, где Мария жила на поселении. Девочка чудом выжила – беременных заключенных заставляли делать аборты, Мария отказалась, за что ее били и обливали ледяной водой. Когда дочери было 2 года, ее отдали в детсад. Однажды Мария увидела, как воспитательница бьет девочку и кричит: «Я выбью из тебя врага народа!». Мать бросилась на обидчицу с кулаками, за что получила еще 10 лет.

Мария Капнист

Мария Капнист в фильме *Руслан и Людмила*, 1971

Графиня Капнист провела в лагерях 15 лет, на самых тяжелых работах – на рудниках, в шахтах, на лесоповале, на обжигах кирпичей. Ее часто избивали и оскорбляли, но ее дух не был сломлен. Своей фамилией она, несмотря ни на что, гордилась, и от родных не отрекалась. Тому же учила дочь: «Ты, Радочка, одна осталась из рода Капнистов, храни его традиции».

Мария Капнист в фильме *Руслан и Людмила*, 1971

*Комический любовник, или Любовные затеи сэра Джона Фальстафа*, 1983

Из лагерей она вернулась старухой, хотя ей было всего 44. В Киеве Марии пришлось начинать жизнь с нуля – ночевала на вокзалах и в скверах, работала дворником. Около касс кинотеатра ее увидел режиссер Юрий Лысенко. Так она впервые попала на съемочную площадку. Она играла ведьм, графинь, цыганок и чародеек. Самые известные работы – «Шанс», «Бронзовая птица», «Руслан и Людмила», всего – более чем 120 фильмов.

Мария Капнист (Мариетта Капнист-Серко)

Мария Капнист с дочерью Радой

Рок преследовал графиню до конца дней – в 79 лет она попала под колеса автомобиля. Мария умерла в 1993 г. в киевской больнице, похоронена на фамильном кладбище в селе Великая Обуховка Полтавской области.

Мария Капнист в фильме *Иванко и царь Поганин*, 1984

Мария Капнист была не единственной жертвой того страшного времени: имя Паши Ангелиной в годы репрессий спасло ее христианскую семью

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы видеть материалы, которых нет на сайте:

kulturologia.ru

Рада, дочь знаменитой актрисы графини марии капнист: «когда мама отказалась делать аборт, ее...

Сегодня заслуженной артистке Украины, сыгравшей в «Бронзовой птице», «Руслане и Людмиле», «Янки при дворе короля Артура», исполнилось бы 90 лет

Говорят, что Господь Бог посылает человеку ровно столько, сколько он может вытерпеть. Когда узнаешь, как складывалась судьба украинской актрисы Марии Капнист, невольно начинаешь в этом сомневаться. У нее отобрали все, что только можно отнять у человека: родителей, сестру, любимого, молодость, красоту, здоровье и многое другое — всего лишь за графские корни Капнистов. Все Капнисты достойно соответствовали девизу на своем родовом гербе: «В огне непоколебимые». Среди них были командующие казачьими войсками, декабристы, общественные деятели, а Василий Капнист вошел в историю как великий поэт и драматург, прежде всего украинский. По линии матери Мария Ростиславовна генетически связана с известнейшими родами: Апостолами, Голенищевыми-Кутузовыми, знаменитым запорожским атаманом Иваном Сирко и украинским гетманом Полуботком. Хоть роли Марии Капнист были эпизодическими, но ее неповторимые графини, цыганки, чародейки, ведьмы, таинственные старухи, рыцари «поселились» в «Руслане и Людмиле», «Бронзовой птице», «Олесе», «За двумя зайцами», «Янки при дворе короля Артура» — в более чем сотне фильмов. И хотя Мария Капнист сама себя в шутку называла бабой-ягой и следовала своему имиджу странной, даже эпатажной женщины, как громкая оплеуха окружающему циничному миру, вспоминаются ее мудрые слова: «Не смейтесь над старостью человека, чьей молодости вы не видели»…

Мария Капнист: «Я встретила свою дочь, которая не хотела меня признавать»

Арестованная в начале 1941 года как «неблагонадежный элемент» (так как была дворянского рода), Капнист в течение 15 лет прошла множество самых страшных лагерей: от раскаленных песков Караганды до промерзших степей Тайшета. И как ее «ни ломали» и ни издевались над ней, она воистину оказалась «в огне непоколебимой». Из лагерной Голгофы она вернулась в 42 года, но выглядела изможденной старухой.

В Киеве пришлось начать с нуля. Жить было негде: ночевала на вокзалах, в скверах, телефонных будках. Чтобы получить хоть какие-то деньги, работала массажистом, дворником. И то, что она вскоре стала сниматься на Киностудии имени Довженко, — это все те же необъяснимые повороты судьбы. О Марии Ростиславовне, ушедшей из жизни в 1993 году, вспоминают и пишут все чаще, приоткрывая страницы ее невероятной судьбы. А история рождения Радиславы Капнист и ее взаимоотношений с мамой особо драматична. Рада — и высшая награда Марии Ростиславовны, и ее боль. Всю жизнь они находились в разлуке, общались трудно.

«Я испытала такие страшные лагеря, но более страшные пытки я испытала, когда встретила свою дочь, которая не хотела меня признавать», — написала как-то Мария Ростиславовна в минуту отчаяния. И лишь спустя годы дочь смогла осознать и понять безграничность материнского подвига и стала ей очень близким человеком. Рада родилась в тюремной больнице Степлага в Казахстане, где Капнист жила на поселении. А в лагере во всесжигающей пустыне Джезказгана на работах в угольных рудниках беременную Марию Капнист с утра опускали в бочках на 60 метров вниз и лишь вечером поднимали наверх. С рождением этого ангела-хранителя у Марии появился новый смысл жизни. Имя девочке Мария дала в честь героини рассказа Горького «Макар Чудра». А отцом ее был вольнонаемный инженер, который полюбил Марию. Он предлагал ей замужество, но она отказалась — не могла забыть любимого человека Георгия Холодовского, который все лагерные годы поддерживал ее посылками. Дочь у осужденной Капнист все время отнимали. Об этом тоже можно написать целую книгу, что, наверное, и сделает со временем сама Рада или ее сыновья. Так случилось, что второй свой лагерный срок Мария получила, защищая дочь. Потом было долгое болезненное возвращение друг к другу… Радислава Капнист закончила в Харькове политехнический институт и работает там на авиационном заводе инженером-технологом.

«Воспитательница крутила мою щеку, приговаривая: «Выбью из тебя врага народа!»

- Когда лагерное начальство узнало, что мать в положении, ее заставляли сделать аборт, — рассказывает Рада, дочь Марии Капнист.  — Но мама отказалась. И тогда ей устраивали всякие пытки: опускали в ледяную ванну, обливали холодной водой. Она потом мне говорила: «Как ты выжила? Это же вообще невозможно!» Потом мать попала «под сапоги» одного надсмотрщика, который издевался над многими женщинами. Я была настолько крупным ребенком, что, когда мама меня регистрировала, мне дали на год больше. И отчество изменили: с польского Яновна почему-то на Олеговну. Даже в этом хотели маму обидеть.

- Вы что-то знаете об отце?

- Я всех подробностей не смогла от нее добиться, но знаю, что отец родом из польских шляхтичей. В лагере был вольнонаемным, каким-то крупным специалистом — грамотным и толковым. Судя по всему, он действительно маму очень любил. Может быть, не только за внешность, но и за то, что почувствовал в ней «одну группу крови». Возможно, хотел соединить эти два рода. Как-то горела степь, где работали осужденные. Он узнал, что там находится и мама, примчался туда на коне и ее, единственную из всех, спас. Сам очень обгорел. И когда они вышли из больницы, мама его спросила: «Чем я тебе обязана?» Он сказал: «Рождением дочери». И она пошла на этот шаг, думая, что ничего не получится…

- А как сложилась судьба отца?

- Неизвестно. Мама рассказывала, что его через три года расстреляли. К сожалению, нет уже тех людей, которые знали отца и эту историю. Не могу простить себе одну упущенную возможность больше узнать о нем. Когда мне было 19 лет, я приехала в Одессу к маминой подруге, которая была с ней в лагерях, — врачу Любе Немерицкой. И вот как-то утром она мне говорит: «Радочка, я хочу тебе рассказать о твоем отце. Сейчас иди на море, а вечером я тебе расскажу». Мне надо было отреагировать сразу же, а я подумала: ладно, вечером наконец-то услышу. Но вдруг приезжает мама — как почувствовала. И когда тетя Люба сказала, что хочет мне рассказать о Яне, мама категорически запретила ей говорить на эту тему. Вот она такая: если решила, то все. Мы обе с ней Овны, а люди, рожденные под этим знаком Зодиака, упрямы.

- Как же получилось, что маме дали второй срок?

- Мама отдавала меня в садик при лагере. И ей было невдомек, почему я все время упираюсь, не желая идти туда. Удивляли мать и синяки на моем теле. Но там ей говорили: «Вы же знаете, она у вас девочка подвижная». Она меня оставляла и тут же бежала на работу. Но как-то решила проверить, в чем же дело, вернулась и заглянула в окно. И увидела, как воспитательница крутит мою щеку, приговаривая: «Выбью из тебя врага народа!» Какой враг народа в два с половиной годика? Мама влетела в коридор и стала ее избивать. «Я била ее так, что меня два кочегара, сильные мужчины, не могли оттащить», — рассказывала она мне потом. Садистка-воспитательница, оказавшаяся любовницей кагэбиста, потом долго лежала в больнице. Естественно, маму на следующий же день забрали. И вот тогда начались мои мытарства.

- Неужели вас разлучили?

- Да. Мама попала в новое заключение и там объявила голодовку, требуя, чтобы ей отдали ребенка. Она бесконечно посылала запросы о моем местонахождении, но каждый раз после этого ее переправляли в другой лагерь. Ей помогла выжить дружба с Валентиной Ивановной Базавлук, которую она встретила в одном из лагерей. У этой женщины была своя страшная история и тоже незаслуженный срок. Они договорились: кто раньше выйдет, тот и найдет меня. И, освободившись, Валентина Ивановна, не заезжая домой, начала меня искать. Она, конечно, была вулканической женщиной. В лагерном бушлате неустанно ездила по всем детдомам. Но мне дали другую фамилию, и она меня случайно нашла по имени в Есауловском детдоме под Красноярском. Валентина Ивановна потом рассказывала, что шла туда в темноте через кладбище: «Мне было дико страшно, но у меня была цель, как свет в конце туннеля, — ты. И если я прошла такие лагеря, то чего бояться?» Тогда же она поехала в Красноярск, подняла все документы и доказала, что я — Капнист, и потребовала, чтобы выписали правильное свидетельство.

- И вы жили с Валентиной Ивановной?

- Вначале нет. Ведь она, репрессированная, приехала из заключения в родной Харьков, и все относились к ней очень предвзято. Представьте, если даже ее брат, прекрасный человек, говорил Валентине Ивановне: «Ты же враг народа!» И вдруг сказать, что она хочет привести сюда чужого ребенка! Единственная, кто ее понял, — ее старенькая мама, которая сказала: «Делай все возможное, чтобы девочка была рядом с тобой». И Валентина Ивановна едет прямо в Москву и попадает на прием к Микояну. Как — разговор отдельный. Она ему обо всем рассказала. И о моей маме тоже. Он оказался порядочным человеком и «нажал» на все кнопки, выясняя, почему Мария Капнист, ничего плохого не сделавшая государству, столько лет находится в заключении. И в общем-то, это благодаря Валентине Ивановне маму освободили раньше, иначе мама пробыла бы в лагере аж до 1963 года. Валентина Ивановна также добилась моего перевода из Красноярского края в Харьков. Так как она сама жила в родительском доме на маленьком пятачке, считалась мне чужим человеком и была без работы, меня поселили в харьковском детдоме Ь3. Валентина Ивановна приходила ко мне каждый день, а на выходные забирала к себе.

- А как вы потом встретились со своей мамой?

- Я никак не могла понять, почему мама не забирает меня из детдома. Мне потом было обидно, что я ее поняла слишком поздно, и я очень страдала от этого. Со мной рядом много лет была Валентина Ивановна, я любила ее. И когда мне сказали: «Приехала твоя мама», я испугалась. А вдруг она меня заберет? Да и в детдоме все твердили: «Не та мать, которая родила, а та, которая воспитала». У меня, ребенка, просто зафиксировалось, что мама меня бросила, и я ее наказывала своей детской неосознанной жестокостью. Каждый раз, когда мама приезжала в детдом, я пряталась от нее, и все меня искали. Первый раз меня силой притащили к матери. Она ко мне бросилась и стала обнимать, целовать: «Радочка, миленькая, дорогая». Это было рыдание всего тела. А меня это дико раздражало, и я думала: «Когда же эта пытка закончится!» И вот однажды произошло потепление. Мы с ней долго сидели, разговаривали, я ее слушала.

- Она рассказывала о своей лагерной жизни?

- Нет, для нее это была запретная тема. Мама считала, что мне, ребенку, знать это абсолютно не нужно. Я тогда видела боль в ее глазах, видела, как она мучается, чувствовала, что она что-то не договаривает. Видела я и как Валентина Ивановна переживала, когда приезжала мама.

- Почему же вас никто из них не забирал к себе?

- Мама не давала официального согласия, чтобы Валентина Ивановна меня удочерила. А сама не могла меня забрать, так как ее «наградили» справкой, что она не может воспитывать ребенка из-за нарушенной нервной системы. Потом у мамы не было постоянной зарплаты, упорядоченного режима жизни — она постоянно уезжала на съемки. Когда расформировали детдом, детей начали отдавать в разные места. Тогда решалась и моя судьба — с кем я должна быть. Это было ужасно… И я сказала, что останусь с тетей Валей. А когда, оправдываясь, я попросила: «Мама, ты меня прости, но мне жалко тетю Валю», она тихо ответила: «Радочка, ты очень правильно поступила». Я это оценила уже потом.

- Вы остались с Валентиной Ивановной, а с мамой общались?

- Первый раз я приехала к маме, когда мне исполнилось 15 лет, и попала на ее день рождения. Там я впервые почувствовала, что это за человек, как ее любят люди. Ощущалась необыкновенная атмосфера, которую создавала именно она. У нее всегда собиралась масса людей разных возрастов и профессий. Стоило ей войти — как будто свежий ветер влетал, и начиналось удивительное общение. А еще пекли и раздавали «жаворонков»! У мамы висела картина, излучающая очень хорошую ауру, — «Мадонна с младенцем». Мама картину очень любила и говорила, что она напоминает маме обо мне. (Теперь картина находится у меня. ) И вот тогда я стала регулярно к маме ездить. В Харьковский политехнический институт поступила своими силами. Вообще-то я не знала, чего хочу. Как ни странно, тянуло в летчики-испытатели, но я понимала, что это невозможно. Поэтому решила сначала стать стюардессой. Потом безумно захотелось в театральный институт, но я была очень закомплексованной и, выходя на сцену, просто теряла дар речи.

- А мама хотела, чтобы вы были актрисой?

- Может, и хотела, но, когда она стала говорить об этом с Валентиной Ивановной, та возмутилась: «Ни за что. Пусть она закончит технический вуз, а потом уже идет в актрисы, стюардессы, куда угодно!» Валентина Ивановна всю жизнь страдала, боясь меня потерять. Не отпускала меня в Киев к маме, но я все равно ехала. И постепенно открывала для себя маму — каждая наша встреча сопровождалась какими-то потрясающими моментами.

- Как у Марии Ростиславовны появилась традиция печь «жаворонков»?

- В детстве одна цыганка сказала ее родным: «Девочка будет жить, пока будут «жаворонки». И сколько ее помню, эти «жаворонки» всегда делали. Вначале пекли монашки Покровского монастыря, с которыми мама была очень дружна. А потом, когда она уже не могла, пекла я.

- Расскажите о своих сыновьях — внуках Марии Ростиславовны и наследниках рода Капнистов.

- Моему старшему сыну Ростиславу 33 года, у него двое детей. Внуку Ярославу уже 12 лет, а младший, Ростислав, родился 22 марта 1996 года, в день рождения Марии Ростиславовны. Он — Ростистав Ростиславович-младший, как его прадед. Младший сын — Георгий Капнист — творческая натура. Ему 20 лет, учится на 3-м курсе Банковской академии. У него великолепный слог, может часами писать научные работы. Георгий серьезно изучает родословную Капнистов.

Р. S. Как всегда, 22 марта, в день рождения Марии Капнист, соберутся ее преданные друзья, приедут из Харькова внуки и дочь Рада. А в искусно выпеченных дочерью Марии Ростиславовны «жаворонках» каждый найдет маленькую записочку с добрыми пожеланиями. И обязательно вспомнят светлого человека — великомученицу Марию Капнист.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

fakty.ua

Как Мария Капнист Пережила ГУЛАГ

Его отпрыск Василий изменил свою фамилию на «Капнист». Мужчина командовал казаками в нескольких стычках, за что Елизавета отдала несколько родовых земель, находящихся в Полтавщине.

Род Капнистов очень обширный, так как в семьях всегда было более 3-4 детей. Доказана связь с такими именитыми фамилиями: Гиршманы, Новиковы, Апостолами и так далее. Один сын даже женился на правправнучке атамана из Запорожья Ивана Сирко.

Несколько веков назад турки говорили о нем, как о «урусе-шайтане». И не спроста. Из более чем 50 битв, он победил во всех! Через пару столетий в Петербурге произошёл брак между графом Ростиславом Капнистом и праправнучке Сирко Анастисией Байдак. Весной 1914 года у семьи родилась девочка, её назвали Марией.

Капнисты жили в роскошном доме возле набережной. В гости к семье приходили только самые талантливые и известные личности того времени. Даже Федор Шаляпин был частым гостем в доме Капнистов. Говорят, что он был тайно влюблен в Анастасию Байдак. Она была очень обаятельной девушкой, плюс ко всему знала около 20-ти языков. Каждый, кто общался с Анастасией Дмитриевной отмечал, что она поддержит любой разговор и сможет найти общий язык с любым человеком. Также Шаляпин обращал внимания и на дочку Машу. Он часто давал ей уроки пения на дому, хвалил за хороший голос и талант.

В 1917 году произошёл переворот, но для семьи это было ожидаемое событие. Всё из-за того, что жизнь в Петербурге стала невероятно тяжёлой, пришлось переехать в другое место. Маша была самым младшим ребенком в семье. Для неё были созданы все условия роскошной жизни: учителя, огромный дом в Судаке, но для неё детство продлилось всего 7 лет.

«В момент появления «Чрезвычайки», — рассказывала Мария Капнист, — повесили указ: всем дворянам нужно явиться в ГПУ немедленно, в противном случае — расстрел. В тот момент кто-то спросил у папы — Графа Ростислава Капниста: «Ты же не пойдешь?» — а в ответ услышали: «Я не боюсь, пойду». «Умоляю, отец, не иди туда!». Но он всё равно пошёл. Помню, ещё стол у нас был большой дома. И в тот момент стакан вдребезги разлетелся на нём, словно его кто-то из иного мира разбил. Отец вернулся вечером, но ненадолго: на следующий день его арестовали. Ещё через день расстреляли… А затем я видела собственными глазами убийство тёти. Мне было 6 лет, но я помню лицо каждого человека, причастного к убийству. Один из тех людей, увидев меня, сказал своему сообщнику: «Смотри каким взглядом она на нас смотрит, убей её!». Я начала кричать: «Вы не имеете права стрелять в меня без приказа». Даже в 6 лет уже все знала. За ночь погибло около 3-х тысяч человек. Произошло всё на Алчаке. В Крыму был жуткий голод, нам приходилось молоть виноградные кости, чтобы выжить. Один из рыбаков спас нас, поймав дельфина, благодаря животному жиру и смогли выжить…»

Графа Ростислава убили зимой в 1921-ом году. Тогда убили почти всех дворян из Крыма. Их семейный дом полностью разбомбили, а детям пришлось бежать от преследователей. Через пару лет террор начал распространяться и на других членов семьи, которые были живы. Лишь при помощи татар, которые чтили память графа, вдова и дочь Мария смогли сбежать из Судака. Из-за национальной одежды никто не узнал дочь Ростислава и его жену.

В возрасте 16-ти лет Маша приехала в Ленинград. В тот год она стала учиться в театральной студии имени Юрьева. Затем студия закрылась и девушка пошла учиться в институт. Преподавателям Мария сразу запала в душу, они пророчили ей яркое будущее, иногда давали согласие на выступление в качестве массовки. Но после убийства Кирова, который являлся другом семьи Капнистов, террор начался с новой силой. Из-за этого девушке пришлось бросить учебу. Объездив несколько городов, девушка вновь вернулась в Ленинград. В 50-ых годах ей предъявили обвинение в антисоветской пропаганде. Сначала дали 8 лет тюрьмы, но сидеть пришлось целых 15.

Мария Капнист  рассказала о жизни в лагере так: «Нас отправили в Караганду, там жили спецпереселенцы, — нас привезли ночью. Тогда пришлось распрощаться с длинными волосами… Я знала, что ночные допросы означают ожоги от ламп, обморожение от ледяной ванны или другие пытки. Также понимала, что будет, если на тебя обратит внимание начальник… Порой в лагерях для женщин законы были более жестокими, чем в мужских. Там я и познакомилась с Анной Тимиревой. Эта была невысокая девушка с красивой внешностью. По корням она — казачка. Мы очень быстро нашли общий язык, тогда Анна рассказала мне, что является супругой Колчака.

Когда мы познакомились, она сидела чуть меньше 20-ти лет. По своей натуре Анна была прирожденной артисткой. Порой мы ставили в лагере спектакли, но лишь ночью. Это поднимало настроение женщинам, они были благодарны. Ещё мы занимались изготовлением саманных кирпичей. Вначале не могли за сутки и одного сделать, а затем по 200 за день приловчились делать. Работа была тяжёлая из-за условий: жара дикая, воды мало, в бараках по ночам невозможно было спать. Начальник по имени Шалва постоянно приходил к женщинам из лагеря. По ночам он слал «свах», с помощью которых приводил назначенных девушек и женщин к себе. В один момент пришла одна и говорит: «Шалва погибает, хочет, чтобы ты написала его дочери письмо». Я пошла к нему… Он начал приставать,и я нанесла удар по лицу. Наверное, от неожиданности и страха… Джапаридзе за это перевел меня в лагерь к уголовникам. Сижу я и жду, не зная чего… Заходит глав. Не знаю, что на меня нашло, вырвались такие слова: «Черви земляные. На дворе война, ваши родственники гибнут, а вы рядом с парашей сидите и слабых бьёте. Жаль у меня нет пуль…» Один из уголовников предложил убить меня, но глава запретил: «Пусть продолжает — не трогай её». Началась сначала словесная перепалка, а потом драка. В этот момент меня забрали конвоиры.

Лёжа в лагере, я думала что выжить уже не удастся. В ту ночь приснился сон, запомнила его на всю жизнь: на тропе лежит мешок и зерна, вокруг все смотрят и не понимают как его поднять. А я взял этот мешок, кинула себе на горб, он был очень лёгкий. Всем нуждающимся дала пшеницу… И будто камень с души упал. Утром я понял, что не простой сон приснился, а вещий. Сделаешь добро — станешь самой сильной. Тогда я и начала помогать всем, кому могу.

Сложности были всегда: ссылки, лагеря… Никто даже не сообщал о том, куда мы направляемся, сами узнавали, но позже. Этап от лагеря Караганды в Джезказган был самым сложным. Обжигающее солнце, сухой ветер и песок… Много кто погиб при переходе. Воды было катастрофически мало, люди от жажды умирали. Была одна казашка на пути, которая напоила самых истощенных людей. По прибытию нас заставили копать уголь в шахтах. Работали с утра до поздней ночи, невероятно болели руки и ноги. Так как я была бригадиром, мне нужно было каждое утром выписывать наряд. В один момент я встретила одного надсмотрщика из лагеря. Не понимаю, как он мог выжить, ведь мы заживо его закопали… Когда он увидел меня, начал избивать. Спасало лишь то, что друг Георгий слал небольшие подарки. Когда я получала посылки, мне будто снова хотелось жить. Куда бы меня не отправили, в какой бы лагерь не попала, он всегда находил меня и слал письма с подарками. Те года были одними из самых сложных в моей жизни. Но порой случались встречи, которые буквально стали лучом света.

Надежда Тимофеева была пожилой большевичкой, родом из Ленинграда. Принимала участие в революции, лично разговаривала с Лениным. Она была уверена в том, что когда все кончится и партия сможет наказать истинных виновников плохой жизни, то государство вновь станет великим. Но её арестовали сразу после убийства Кирова. Находясь в лагере, Надежда никому не давала себя в обиду. Поэтому её ненавидели не только начальники, но и мужская часть заключенных. Смотрю на неё — совсем худая стала, вряд ли выкарабкается. Как быть? Путем многочисленных уговоров смогла умолить человека перевезти Тимофееву в зону поселенцев. По приезду ей разрешили прогуляться по лесу. Больше её никто не видел. Поиски продолжались недолго, Надежду нашли мертвой в том самом лесу. Так покинула нас великая женщина. Сколько же таких личностей ушло во время лагерного режима.

Ещё я познакомилась с Даниилом Фибихом в то время. Он был отличным писателем. На тот момент его тело превратилось в кожу и кости, я постоянно думала, не могла выбросить это из головы. Однажды даже убежала проведать: надела мужскую форму и потопала в лагерь для мужчин за санями. В темноте нащупала его, ведь огромный рост и висящие ноги могли быть только у Даниила. Я молила, чтобы он не умирал. На рассвете я побежала в пункт первой помощи: просила, чтобы они спасли друга, ведь он на грани смерти… Сестры Гамарник отвезли Фибиха в медпункт, там его кормили через трубочку, но смогли с того света вытащить. А осенью я тоже заболела, очень сильно. Смотря на других больных, становилось страшно: люди каждый день гибли в огромных количествах. И хоронили покойников за считанные часы. Как же так получалось? Позже выяснилось, что в медпункте их клали в гроб, а как только вывозили от глаз простых людей, просто выгружали в ущелье. Затем гроб везли обратно в больницу, дабы других умерших загружать. Экономия колоссальная. Я нашла силы дойти до начальства, начала кричать, что в столице много связей, и если не прекратят, то дело кончится плохо. Тайшет был последним ужасом в моей жизни.

Жить уже практически не было сил и желания. Но я хотел найти дочь, которой на тот момент уже исполнилось 3 года. Весной 1953-го года нас всех вывели во двор. Начальник сообщил всем, что Сталин скончался. После этого у всех женщин была истерика, слёзы. А как ещё на все реагировать? Всех сейчас на расстрел поведут. Я начала танцевать, многие подумали что у меня с головой непорядок. Такое случалось довольно часто. В тот момент начальник сказал, чтобы мы работали, а уголовники пошли спать. Нас ещё называли фашистками. Слышать такое было каждый раз больно».

У Марии дочка родилась в Сибири, назвали её Радой. Ребёнок появился на свет в одной из казахстанских больниц, там Капнист жила на поселении. Когда женщина находилась в лагере Джезказгана, она уже была беременная, но это не мешало начальникам опускать её на дно шахты и лишь ночью возвращать обратно. Когда малыш появился на свет, Мария будто вновь захотел жить. А назвали ребёнка в честь персонажа из повести «Макар Чудра». Радислава вспоминала: «Когда начальники узнали о беременности мамы, то приказали отказаться от ребёнка, но она этого не сделала. После этого начались жестокие пытки со стороны руководителей лагеря. Постоянные пытки водой, ванны со льдом и другие жестокие наказания. Она потом спрашивала меня: «Как ты осталась жива, доченька? Видимо, невозможное возможно!» После этого маму один раз избил надсмотрщик, который не любил женщин. Я была полненьким ребёнком, так как при регистрации мне приписали возраст годом больше, чем было. Ещё и отчество изменили, так я стала Олеговной. Всеми силами пытались маму оскорбить». Рада не знает своего отца, Ян Волконский по профессии был инженер-строитель. Через некоторое время его убили. Будущая актриса почти не говорила об этом. Только после смерти Марии дочь нашла в архивах фотографию папы.

«Влюбиться в эту внешность было проще простого. Красота завораживала, — говорила Радислава. — Но в тюрьмах и ссылках жизнь потрепала её очень серьёзно. Иногда кожу натирали углем, дабы начальники перестали приставать. Пыль не смывалась по несколько лет после освобождения. Я ходила в садик, пока мама отбывала срок. Ей осталось совсем много в лагере ждать свободы, но в один день учитель по рисованию ударила меня со словами: «Из тебя выйдет враг государства». Мама нанесла ей серьёзные побои. Как назло, воспитательница была в тесных связях с одним из НКВДщников. Пришлось ещё десяток лет в лагерях срок мотать. Я была переведена в дом ребёнка. Тот случай запомнился мне надолго, хоть и было всего 2 года. Я видела как её увозят, стояла и плакала, пыталась произнести: «Мамочка!». »

Затем Радиславу начали переводить по разным детским домам. Мария в тот момент жила лишь одной мыслью: встретиться со своей доченькой. Почти 15 лет Капнист провела в лагерях, ссылках, тюрьмах и других местах отбывания срока. Рудники и шахты — лишь малая часть мест, на которых работала Мария. Множество раз она была подвержена насилию, ей выбивали зубы. Яркая внешность исчезла, а лицо стало старым и морщинистым. Но никому не удалось сломать дух Марии. Почти три десятка человек было спасено на шахтах. Женщина увидела вагонетку, которая сорвалась и летела на людей, она легла под неё и спасла всех, несколько месяцев Капнист не приходила в сознание. Выжить ей помогли спасенные люди: они сдавали кровь и кожу, дабы Мария смогла встать на ноги и прийти в себя.

Судьба повернулась спиной и к другим братьям и сестёр семьи Капнист. Старшая сестра погибла от разрыва сердца, её нервы попросту не выдержали. Один из братьев утонул, другой попал в ссылку. От тюрьмы смог спастись Андрей, который поменял свою фамилию на Копнист. «Никто из выживших членов семьи не смог простить такого поступка Андрею», — рассказывала Рада. — Мария гордилась своей фамилией всю жизнь, а перед смертью сказала: «Рада, одна из Капнистов осталась, береги эту фамилию и носи её с достоинством.»

Ещё у Марии был друг, Георгий, о котором мы говорили ранее. Холодовский всегда был рядом, он знал девочку с 7-ми летнего возраста. Старшая сестра очень нравилась Георгию. Когда сестра скончалась, общение с Капнистами прекратилось. Когда прошло целых десять лет, произошла неожиданная встреча в Петербурге. Они были оба шокированы, но счастье от встречи было недолгим. Женщину вновь отправили в ссылку, а Холодовскому сообщили, что Мария погибла. После того, как в ссылки и лагеря стали приходить посылки, Капнист поняла, что её друг жив и не забывает о ней. В 1958 году Верховный суд РСФСР решил отменить приговор, так как состав преступления отсутствует. Из-за этого все решения по суду были также отменены.

«Этот человек был единственным, кто ради меня рисковал жизнью, — говорила дочь Капнист. — Когда услышал весть о том, что родилась я, то ему стало тяжело, но посылки он все равно слал. Может быть после того, как мама вышла бы из тюрьмы, их отношения могли сложиться. Я знаю, что они любили друг друга, но обида была сильнее чувств. После долгой разлуки Георгий ждал Марию на вокзале. Он тогда купил огромный букет цветов. С возрастом Холодовский стал только лучше, чего нельзя сказать о Марии. В 44 года мама была сморщенной и старой, мужчина даже не узнал её. У него в голове она была молодой и красивой… Он пару раз прошёл мимо и не видел в упор свою любовь. Когда все люди ушли с вокзала, он отдал букет ей и сказал: «Вас никто не встретил, и я не встретил свою возлюбленную». Когда он уходил, мама окликнула его, Георгий был в ужасе».

Мария Капнист про случившееся говорила: «Я рада была, что попала на пассажирский поезд. Зашла посмотреть на себя в уборную. Умылась, а в зеркале вижу сморщенную старуху с короткими волосами. Я с криками выбежала, а бортпроводник спросил: «Что стряслось?». Я сказала, что в туалете какая-то бабушка. Но за дверью никого не оказалось. Потом я понял, что бабуля — это я. От этой мысли ноги буквально начали подкашиваться. Подъезжая к вокзалу мысли были лишь о том, как меня встретит Георгий, о чем будем говорить после такой длинной разлуки. А он просто не узнал меня… Прошёл мимо, я сказала тихо: «Эй, Юл.» Но он, увидев меня, был настолько шокирован, что ничего не мог сказать. Я заплакала, и побежала куда глаза глядят. В тот момент мне было всё равно, хоть под поезд броситься. Он догнал меня».

pure-t.ru


Смотрите также