Мария ивановна мать гоголя биография


Гоголь Мария Ивановна - мать знаменитого писателя

Гоголь Мария Ивановна - мать знаменитого писателя. Она родилась в семье помещиков на Полтавщине и была настоящей красавицей. Родители очень рано выдали ее замуж - в четырнадцать лет девочка стала законной женой мужчины, который был в два раза старше нее.

Так кто такая Гоголь Мария Ивановна? Биография ее в основном крутится вокруг мужа и знаменитого сына. Край, где жила семья Гоголей, был полон мистики. На Полтавщине жили очень суеверные люди, и мальчик часто слышал страшные легенды. На мистическое направление его произведений повлияла также мнительность и дар предвиденья его матери.

Вся жизнь самого родного для Гоголя человека прошла в мучительных тревогах. Мать видела пророческие сны. Бывало, месяцами Гоголь Мария Ивановна находилась под впечатлением того, что ей привиделось. Чаще всего ее тревоги были не напрасны.

Василий Афанасьевич Гоголь

Отец Николая также имел литературный и актерский талант. Он принадлежал к старинному роду Гоголь–Яновских. Будущий муж Марии увидел ее во сне. К нему якобы обратилась Матерь Божья и показала молоденькую девушку - совсем дитя. Побывав в доме Марии Ивановны, он узнал в ней ту самую девочку из сна. В тот же миг он решил, что она непременно станет его женой.

В 20-х годах он завел дружбу с министром юстиции - Димитрием Прокофьевичем Трощинским, который устроил у себя в имении домашний театр. Василий Афанасьевич Гоголь стал его руководителем. Он хорошо владел украинским языком (тогда его называли малорусским). Писал на нем пьесы для театра. В архивах сохранились две его комедии:

  • «Собака-овца»;
  • «Простак, или Хитрость женщины, перехитренная солдатом».

Сюжеты этих пьес сильно напоминали народные сказки.

Сын Николай был частым гостем в театре. Он практически рос на сцене, часто присутствовал на репетициях. Вдохновляясь всем этим, дома мальчик писал первые стихи. К сожалению, его первые пробы пера не дошли до наших дней. В детстве писатель имел интерес к живописи и даже организовал собственную выставку в родительском доме.

Василий Афанасьевич также передал сыну свой актерский талант. Когда он учился в Нежинской классической гимназии, то серьезно увлекся игрой в студенческом театре. В учебном заведении он познакомился с людьми, которые в будущем стали известными писателями:

Все они были влюблены в театральные подмостки. Друзья также своими руками издавали первые литературные журналы:

  • «Метеор литературы».
  • «Рассвет севера».
  • «Звезда».

Николай Васильевич мог бы стать знаменитым актером, но его влекла государственная служба. После окончания учебы он поехал в Петербург устраивать свою карьеру.

Смерть мужа

За два года до свадьбы Василий Афанасьевич пережил лихорадку. Позднее его здоровью ничего не угрожало. Но дар предсказаний и тонкое чутье Марии не подводили никогда. Он знала, что переживет мужа и сына, и это сильно угнетало ее, не давало ей спокойно жить, мучило в непонятных жутких снах. Отец покинул этот мир, когда Николаю исполнилось 16 лет. Гоголь Мария Ивановна больше не вышла замуж, а полностью посвятила себя сыну. Она предчувствовала, что он прославит свою родину.

Религиозное воспитание сына

Мать Николая Васильевича Гоголя занималась его религиозным воспитанием практически с пеленок. Мария Ивановна Гоголь постоянно водила сына в церковь, читала ему слово Божье, но ребенок рос не слишком религиозным. Истинная вера пришла к нему не от любви к Господу, а от жуткого страха, который был навеян описанной матерью картиной «Страшного суда».

Впечатлительный мальчик с неуравновешенной психикой решил вести праведный образ жизни, чтобы не оказаться в аду. Его прельстила перспектива попасть в рай. Мать сказала ему, что праведникам Господь подает лестницу на небеса. Происходит это сразу после смерти.

Знаменитая переписка с сыном

Гоголь испытывал к своей маменьке очень нежные сыновние чувства. Они были настоящими друзьями. Мать Николая не была образованной женщиной и мало смыслила в литературе. При этом она также была не самой выдающейся хозяйкой, но сын старался быть очень тактичным, чтобы даже намеком не обидеть ее. Николай Васильевич очень любил мать и все время в письмах благодарил ее за молитвы. Он рассказывал, как хорошо и тепло еще с детства ему было на душе от ее обращений к Богу.

Помощь сыну

Мария Ивановна Гоголь–Яновская была горда за своего Николая. Она стала его верной помощницей и вдохновителем. Когда Гоголю понадобился этнографический материал, она собирала его по крупицам. По его просьбе она присылала ему былины, сказки, легенды. Мать внесла огромный вклад в творчество сына. В какой-то мере ее можно назвать соавтором его ранних произведений, поскольку они по большому счету состояли из описаний обрядов. Это были обычаи, которые использовали на свадьбах, крестинах, поминках, похоронах. Николай Васильевич также использовал описания костюмов, которые раздобыла мама.

Слава Гоголя

Слава пришла к Гоголю после выхода в свет книг «Вечера на хуторе близ Диканьки». Он посвятил ее своей матери. В день выхода книги в свет он поздравил ее с днем ангела. Это произведение высоко оценил Пушкин, написав в рецензии, что не видел ничего более веселого и искреннего. С выходом книги к автору пришла популярность. Его литературные наработки высоко ценили в высших слоях общества.

Произведения Николая Васильевича Гоголя знают и любят во всем мире. Сам писатель считал, что у него есть пророческий талант, который он стремился использовать на благо людей. Он знал, что влияет на умы людей, и старался затрагивать в своих произведениях вечные проблемы человечества, которые актуальны и по сей день.

fb.ru

Мать Мария Ивановна

Ольга Васильевна Гоголь (в замужестве Головня):

Мать моя воспитывалась у своей тетки Анны Матвеевны Трощинской, которая ее и замуж выдала, и выбрала ей сама жениха, когда матери минуло только четырнадцать. Она еще не успела испытать, что такое любовь, она была занята еще куклами, но, по приказанию или по совету тетки, должна была повиноваться, несмотря на то, что она была первая красавица, а отец, говорят, был некрасив.

Сергей Тимофеевич Аксаков:

Взглянув на Марью Ивановну (так зовут мать Гоголя) и поговоря с ней несколько минут от души, можно было понять, что у такой женщины мог родиться такой сын. Это было доброе, нежное, любящее существо, полное эстетического чувства, с легким оттенком самого кроткого юмора.

Марья Ивановна – женщина необыкновенная. Она так моложава и хороша собой, что дочери кажутся при ней уродами; она вся исполнена самоотвержения и тихой любви к своим детям: она отдала им свое сердце и сама не только не имеет воли, но даже своих желаний; по крайней мере не показывает их. Сына любит она более всего на свете и между тем должна от него почти отказаться, видеть изредка, и то на короткое время. Лицо ее постоянно грустно, особенно после отъезда Николая Васильевича; она плачет мало, но видно, как глубоко огорчена, и между тем говорит, что не надобно грустить: ибо у них есть поверье, что тот человек, о котором грустят, будет оттого грустить больше. Как она смотрит на портрет сына, который он оставил ей и который в самом деле похож чрезвычайно! Как она объясняет то, что выражается на лице его. «Он улыбается, – говорит она, – но вместе с тем он думает грустное; как будто хочет сказать людям: вы ошибаетесь во мне, моя душа чиста и ясна, и много любви в ней». Она увидала один раз только что вышедший том «Мертвых душ», лежавший на столе у нас в гостиной; она развернула и прочла: «О моя юность, о моя свежесть»… и залилась слезами. Поразительно было видеть, как по наружности молодая, прекрасная и свежая женщина оплакивала увядшую юность и свежесть своего сына.

Григорий Петрович Данилевский:

Кстати о матери Гоголя. Она – урожденная Косяровская, дочь чиновника. Когда я впервые увидел ее, по приезде в Яновщину, меня поразило ее близкое сходство с ее покойным сыном: те же красиво очерченные, крупные губы, с чуть заметными усиками, и те же карие, нежно-внимательные глаза. Она была в белом чепце и без малейшей седины. Ее полные, румяные, без морщин, щеки говорили, как была в молодости красива эта, еще и в то время замечательно красивая женщина.

Александр Семенович Данилевский:

Марья Ивановна Гоголь всегда говорила о сыне с гордостью любящей и счастливой матери, с восторгом, со страстью и, при всей беспредельной доброте, готова была за малейшее слово о нем поссориться с каждым. В обожании сына Марья Ивановна доходила до Геркулесовых столбов, приписывая ему все новейшие изобретения (пароходы, железные дороги) и, к величайшей досаде сына, рассказывая об этом при каждом удобном случае. Разубедить ее не могли бы никакие силы.

Анна Васильевна Гоголь. Из письма Г. П. Данилевскому:

Наша мать умерла, 76-ти лет, в 1868 году, в деревне Васильевке, скоропостижно, на первый день Светлого праздника; вероятно, не побереглась после семинедельного поста. Она до смерти была очень моложава и бодра; у нее не было морщин и седины.

Следующая глава

biography.wikireading.ru

На фотографии мать Н.В. Гоголя

Мысль капитана очевидность - у всех великих людей были папы и мамы. В биографиях писателей, к примеру, почти всегда указываются имена и годы рождения их родителей. Из какого сословия происходили, чем занимались.

А если человек умер или погиб достаточно молодым, что стало с его родителями? Чаще вспоминают о детях или супругах, а родители остаются на втором плане. С людьми, жившими в начале XIX века иногда происходил и такой казус: сам человек умер достаточно молодым и его фотографий не сохранилось, а вот фотографии родителей были сделаны и дошли до наших дней.

С Николаем Васильевичем Гоголем история несколько иная - существует его прижизненная фотография, сделанная в Риме в 1845 году Сергеем Левицким.

А вот фотография его матери Марии Ивановны Гоголь-Яновской, в девичестве - Косяровской.

С одной стороны, ничего удивительного в этом нет. Мария Ивановна прожила долгую жизнь и умерла в 1868 году. Место жительство ее - село Яновщина, теперь Гоголево было хорошо известно, а сын был признан классиком русской словесности. Фотография к началу 60-х годов перестала быть чем-то удивительным и редким и совершенно понятно, что кто-то захотел сфотографировать мать великого писателя.

С другой стороны, сам Николай Васильевич как-то совершенно не вяжется с техническим прогрессом. Не только Тарас Бульба и паночка, но и Хлестаков с Чичиковым существуют в мире, где никаких телеграфов, железных дорог и фотографий быть не может. Даже его римская фотография своим наличием вызывает некое удивление, а уж тем более фотопортрет женщин, которая его родила.

Хотя нет в этом ничего удивительного. Мария Ивановна вышла замуж в 1791 году, вышла замуж в 14 лет, когда ей было 18 на свет появился сын Николай.

На фотографии этого не видно, но по отзывам современников Мария Ивановна была исключительно красивой женщиной. Дети ее эту красоту не унаследовали, как и крепкое здоровье, пошли в болезненного отца.

Мария Ивановна была дамой простой, но отличалась склонностью к мистицизму, впечатлительностью, религиозностью и суеверностью. Сама о себе она говорила:

«Жизнь моя была самая спокойная; характер у меня и у мужа был веселый. Мы были окружены добрыми соседями. Но иногда на меня находили мрачные мысли. Я предчувствовала несчастья, верила снам…».

Свою склонность к мистицизму она передала детям.

Сохранилась обширная переписка Гоголя с матерью, Гоголь постоянно обращался к ней, когда ему требовались новые бытовые подробности для его повестей.

Мария Ивановна гордилась сыном до крайности, известно также, что она приписывала сыну весь технический прогресс, изобретение телеграфа, железных дорог и так далее и не было никакой возможности разубедить ее в этом.

zen.yandex.ru

Гоголь Мария Ивановна - мать знаменитого писателя

Гоголь Мария Ивановна - мать знаменитого писателя. Она родилась в семье помещиков на Полтавщине и была настоящей красавицей. Родители очень рано выдали ее замуж - в четырнадцать лет девочка стала законной женой мужчины, который был в два раза старше нее.

Так кто такая Гоголь Мария Ивановна? Биография ее в основном крутится вокруг мужа и знаменитого сына. Край, где жила семья Гоголей, был полон мистики. На Полтавщине жили очень суеверные люди, и мальчик часто слышал страшные легенды. На мистическое направление его произведений повлияла также мнительность и дар предвиденья его матери.

Вся жизнь самого родного для Гоголя человека прошла в мучительных тревогах. Мать видела пророческие сны. Бывало, месяцами Гоголь Мария Ивановна находилась под впечатлением того, что ей привиделось. Чаще всего ее тревоги были не напрасны.

Василий Афанасьевич Гоголь

Отец Николая также имел литературный и актерский талант. Он принадлежал к старинному роду Гоголь–Яновских. Будущий муж Марии увидел ее во сне. К нему якобы обратилась Матерь Божья и показала молоденькую девушку - совсем дитя. Побывав в доме Марии Ивановны, он узнал в ней ту самую девочку из сна. В тот же миг он решил, что она непременно станет его женой.

В 20-х годах он завел дружбу с министром юстиции - Димитрием Прокофьевичем Трощинским, который устроил у себя в имении домашний театр. Василий Афанасьевич Гоголь стал его руководителем. Он хорошо владел украинским языком (тогда его называли малорусским). Писал на нем пьесы для театра. В архивах сохранились две его комедии:

  • «Собака-овца»;
  • «Простак, или Хитрость женщины, перехитренная солдатом».

Сюжеты этих пьес сильно напоминали народные сказки.

Сын Николай был частым гостем в театре. Он практически рос на сцене, часто присутствовал на репетициях. Вдохновляясь всем этим, дома мальчик писал первые стихи. К сожалению, его первые пробы пера не дошли до наших дней. В детстве писатель имел интерес к живописи и даже организовал собственную выставку в родительском доме.

Василий Афанасьевич также передал сыну свой актерский талант. Когда он учился в Нежинской классической гимназии, то серьезно увлекся игрой в студенческом театре. В учебном заведении он познакомился с людьми, которые в будущем стали известными писателями:

  • Нестор Кукольник.
  • Николай Прокопович.
  • Константин Базили.
  • Александр Данилевский.

Все они были влюблены в театральные подмостки. Друзья также своими руками издавали первые литературные журналы:

  • «Метеор литературы».
  • «Рассвет севера».
  • «Звезда».

Николай Васильевич мог бы стать знаменитым актером, но его влекла государственная служба. После окончания учебы он поехал в Петербург устраивать свою карьеру.

Смерть мужа

За два года до свадьбы Василий Афанасьевич пережил лихорадку. Позднее его здоровью ничего не угрожало. Но дар предсказаний и тонкое чутье Марии не подводили никогда. Он знала, что переживет мужа и сына, и это сильно угнетало ее, не давало ей спокойно жить, мучило в непонятных жутких снах. Отец покинул этот мир, когда Николаю исполнилось 16 лет. Гоголь Мария Ивановна больше не вышла замуж, а полностью посвятила себя сыну. Она предчувствовала, что он прославит свою родину.

Религиозное воспитание сына

Мать Николая Васильевича Гоголя занималась его религиозным воспитанием практически с пеленок. Мария Ивановна Гоголь постоянно водила сына в церковь, читала ему слово Божье, но ребенок рос не слишком религиозным. Истинная вера пришла к нему не от любви к Господу, а от жуткого страха, который был навеян описанной матерью картиной «Страшного суда».

Впечатлительный мальчик с неуравновешенной психикой решил вести праведный образ жизни, чтобы не оказаться в аду. Его прельстила перспектива попасть в рай. Мать сказала ему, что праведникам Господь подает лестницу на небеса. Происходит это сразу после смерти.

Знаменитая переписка с сыном

Гоголь испытывал к своей маменьке очень нежные сыновние чувства. Они были настоящими друзьями. Мать Николая не была образованной женщиной и мало смыслила в литературе. При этом она также была не самой выдающейся хозяйкой, но сын старался быть очень тактичным, чтобы даже намеком не обидеть ее. Николай Васильевич очень любил мать и все время в письмах благодарил ее за молитвы. Он рассказывал, как хорошо и тепло еще с детства ему было на душе от ее обращений к Богу.

Помощь сыну

Мария Ивановна Гоголь–Яновская была горда за своего Николая. Она стала его верной помощницей и вдохновителем. Когда Гоголю понадобился этнографический материал, она собирала его по крупицам. По его просьбе она присылала ему былины, сказки, легенды. Мать внесла огромный вклад в творчество сына. В какой-то мере ее можно назвать соавтором его ранних произведений, поскольку они по большому счету состояли из описаний обрядов. Это были обычаи, которые использовали на свадьбах, крестинах, поминках, похоронах. Николай Васильевич также использовал описания костюмов, которые раздобыла мама.

Слава Гоголя

Слава пришла к Гоголю после выхода в свет книг «Вечера на хуторе близ Диканьки». Он посвятил ее своей матери. В день выхода книги в свет он поздравил ее с днем ангела. Это произведение высоко оценил Пушкин, написав в рецензии, что не видел ничего более веселого и искреннего. С выходом книги к автору пришла популярность. Его литературные наработки высоко ценили в высших слоях общества.

Произведения Николая Васильевича Гоголя знают и любят во всем мире. Сам писатель считал, что у него есть пророческий талант, который он стремился использовать на благо людей. Он знал, что влияет на умы людей, и старался затрагивать в своих произведениях вечные проблемы человечества, которые актуальны и по сей день.

autogear.ru

ГОГОЛЬ Мария Ивановна (1791–1868),

 ГогольСоколов Борис Вадимович

ГОГОЛЬ Мария Ивановна (1791–1868),

урожденная Косяровская, мать Гоголя. Вышла замуж за В. А. Гоголя в 1805 г.

Историю знакомства с ним Г. описала в письме С. Т. Аксакову 3 апреля 1856 г.: «Когда Василий Афанасьевич Гоголь приезжал в каникулы домой, и в то время ездил со своей матушкой в Ахтырку, Харьковской губернии, на богомолье, там есть чудовной образ Божьей матери, они были там в обедне, отправляли молебен и остались там ночевать, и он видел во сне тот же храм. Он стоял в нем по левую сторону; вдруг царские врата отворились, и вышла царица в порфире и короне и начала говорить к нему при других словах, которых он не помнил: „Ты будешь одержим многими болезнями (и точно, он страдал многими недугами и, наконец, лихорадкой, которая продолжалась у него два года; никакие средства не помогали, один д-р Трофимовский освободил его от нее), но то все пройдет, — царица небесная сказала ему: ты выздоровеешь, женишься, и вот твоя жена“. — Выговоря эти слова, подняла вверх руку, и он увидел у ее ног маленькое дитя, сидящее на полу, которого черты врезались в его памяти. Потом он приехал домой, рассеялся и забыл тот сон. Родители его, не имея тогда церкви, ездили в местечко Ярески при реке Псле. Там он познакомился с теткой моей, и, когда вынесла кормилица дитя семи месяцев, он взглянул на него и остановился от удивления: ему представились те самые черты ребенка, которые показали ему во сне. Не сказавши о том никому, он начал следить за мной; когда я начала подрастать, то он забавлял меня разными игрушками, даже не скучал, когда играла в куклы, строил домики с карт, и тетка моя не могла надивиться, как это молодой человек не скучал заниматься с таким дитем по целым дням; я хорошо знала его и привыкла, часто видя, любить его; потом, спустя тринадцать лет, он видел тот же сон и в том же храме, но не царские врата отворились, а боковые алтаря, и вышла девица в белом платье с блестящей короной на голове, красоты неописанной, и, показав рукой в левую сторону, сказала: „Вот твоя невеста!“ Он оглянулся в ту сторону и увидел девочку в белом платьице, сидящую за работой перед маленьким столиком и имеющую те же черты лица. И после того скоро мы возвратились из Харькова, и муж мой просил родителей моих отдать меня за него».

В. И. Шенроку о своем знакомстве с В. А. Гоголем Г. рассказывала следующее: «Тогда мне было всего тринадцать лет. Я чувствовала к нему что-то особенное, но оставалась спокойной. Жених мой часто навещал нас. Он иногда спрашивал меня, могу ли я терпеть его и не скучаю ли с ним. Я отвечала, что мне с ним приятно, и действительно, он был всегда очень любезен и внимателен ко мне с самого детства. Когда я, бывало, гуляла с девушками к реке Пслу, то слышала приятную музыку из-за кустов другого берега. Нетрудно было догадаться, что это был он. Когда я приближалась, то музыка в разных направлениях сопутствовала мне до самого дома, скрываясь в садах. Когда я рассказывала об этом тетушке, она, улыбаясь, говорила: „Вот, кстати ты вышла гулять! Он любит природу и, пользуясь хорошей погодой, наслаждается музыкой. Но ты больше не ходи гулять так далеко от дому“. Один раз, не найдя меня дома, он пошел в сад. Увидя его, я задрожала и вернулась домой. Когда мы остались одни, он спросил меня, люблю ли я его; я отвечала, что люблю, как всех людей. Удивляюсь, как я могла скрывать свои чувства на четырнадцатом году. Когда я ушла, он сказал тетке, что очень желал бы жениться на мне, но сомневается, могу ли я любить его. Она отвечала, что я люблю его, что я доброе дитя и могу быть хорошей женой, что она уверена, что я люблю его, потому что скучаю, когда долго его не вижу, а что я так отвечала потому, что боюсь мужчин, наслышавшись от нее, какие они бывают лукавые. Когда он уехал, тетка позвала меня и передала мне его предложение. Я сказала, что боюсь, что подруги будут смеяться надо мной; но она меня урезонила, и нас сговорили. Родители взяли меня к себе, чтобы приготовить кое-что, и я уже не так скучала, потому что жених мой часто приезжал, а когда не мог приехать, то писал письма, которые я, не распечатывая, отдавала отцу. Читая их, он, улыбаясь, говорил: „Видно, что начитался романов!“ Письма были наполнены нежными выражениями, и отец диктовал мне ответы. Письма жениха я всегда носила с собой. Свадьба наша назначалась через год. Когда мне было четырнадцать лет, нас повенчали в местечке Яресках; потом муж мой уехал, а я осталась у тетки, оттого что еще была слишком молода; потом гостила у родителей, где часто с ним видалась. Но в начале ноября он стал просить родителей отдать ему меня, говоря, что не может более жить без меня. Так вместо году я пробыла у них один месяц. Они благословили меня и отпустили. Он меня привез в деревню Васильевку, где встретили нас отец и мать. Они приняли меня, как родную дочь. Свекровь наряжала меня по своему вкусу и надевала на меня свои старинные вещи. Любовь ко мне мужа была неописанная; я была вполне счастлива. Он был старее меня на тринадцать лет. Я никуда не выезжала, находя все счастье дома». В Васильевке потекла размеренная сельская жизнь, о которой Г. вспоминала так: «В деревне нашей было 130 душ. Я не выезжала ни на какие собрания и балы, находя все счастье в своем семействе; мы не могли разлучаться друг от друга ни на один день, и когда он ездил по хозяйству в поле в маленьких дрожках, то всегда брал меня с собою. Если же случалось, что мне надобно было остаться дома, то я боялась за него; мне казалось, что я не увижу его. Мы почти не разлучались до приезда из Петербурга Д. П. Трощинского. Он не хотел нас отпускать домой, очень любил моего мужа. Там я увидела все, чего не искала в свете, и балы, и театры, и отличное общество, приезжавшее к нему из обеих столиц; но всегда была рада, когда могла ехать в Васильевку, где я иногда проживала одна для моей свекрови: она скучала одна, а мой муж должен был оставаться у Трощинского, служащего тогда предводителем по выборам в военное время, и дворянская сумма была на руках моего мужа. Когда он сдавал ее, то дворяне без счету от него приняли; не мог их принудить счесть». У Г. было 12 детей, из которых 5 сыновей и 3 дочери умерли в младенчестве и детстве (в том числе Иван — 9 и Татьяна — 2 лет от роду).

После смерти мужа в марте 1825 г. Г. все свое время отдавала ведению хозяйства. Она вспоминала: «Я занялась всем по мужской части в поле, потом и письменными делами, считая священною обязанностью сберегать все для детей и улучшать, сколько позволяли способы. При муже я не занималась такими хлопотами, только по дому и детьми; но теперь все обрушилось на мою голову. Может, такие насильные занятия и спасли меня, что время начало уносить мое горе; имея отраду тогда в моем сыне и необыкновенное здоровие мое, перенеся так много, начала переходить в первобытное состояние».

Г. жаловалась в письмах А. А. Трощинскому 23 и 30 ноября 1830 г., что Гоголь слишком много тратит денег на книги, ради которых готов отказаться от пищи, и что это тоже может стать разорительной страстью, хотя и не постыдной, в отличие от карточной игры. Гоголь очень любил мать и всю жизнь писал ей письма. Он написал ей писем больше, чем кому-либо еще из своих корреспондентов.

В 1832 г., попытавшись по совету своего зятя П. О. Трушковского, мужа М. В. Гоголь, Г. чуть не разорилась. Позднее она вспоминала в «Автобиографической записке»: «Я послушала неопытных людей и завела кожевенную фабрику. Попавшийся к нам шарлатан, австрийский подданный (поляк Трушковский был выходцем из австрийской Галиции. — Б. С.), уверил, что мы будем получать по 8000 рублей годового дохода на первый случай, а дальше еще и больше… В тот год (1832. — Б. С.) приехал сын мой и посоветовал нам начать с маленького масштабу; фабрикант сказал: „зачем терять время даром, почему не получать вместо пяти тысяч сто?“ Нанято было сапожников двадцать пять человек, как подскочил страшный голод; покупали хлеб по три рубля пуд, а между тем фабрикант наш намочил кожи и сдал на руки ученикам, которые ничего не знали, а сам, набравши несколько сотен сапогов, поехал продавать и, получа деньги, на шампанское с своими знакомыми пропил. (Мы не знали, что он имел слабость пить.) Возвратясь, он сказал, что ездил для больших для фабрики дел, а о такой безделице он не намерен отдавать отчета, и что он договорился с полковником на ранцы. Тогда я его позвала и объявила, что больше на словах не верю ничего, когда не покажет на деле. И, так как он долго не возвращался, то кожи, оставленные им, все испортились, и он бежал, и мы не знали, что с теми кожами делать; и обманул еще пять помещиков, очень аккуратных и умных. Наконец, умер, и столько было наделано долгов, занимая в разных руках, что должны были заложить Васильевку, чтобы с ними расплатиться, на двадцать шесть лет, и платить по пятьсот рублей серебром проценту. И винокурня уничтожена, земляная мельница уничтожена для толчения дубовой коры, для выделки кож, и совершенно оставил нам расстроенное имение». Неудачный опыт с кожевенным заводом побудил Гоголя в «Выбранных местах из переписки с друзьями» советовать помещикам не заводить в имении каких-либо промышленных предприятий. А горе-предприниматель П. О. Трушковский, возможно, послужил одним из прототипов Ноздрева, который редко когда увозил с ярмарки деньги за проданный товар.

По свидетельству А. С. Данилевского, Г. «всегда говорила о сыне с гордостью любящей и счастливой матери, с восторгом, со страстью и, при всей беспредельной доброте, готова была за малейшее слово о нем поссориться с каждым. В обожании сына Марья Ивановна доходила до Геркулесовых столбов, приписывая ему все новейшие изобретения (пароходы, железные дороги) и, к величайшей досаде сына, рассказывала об этом при каждом удобном случае. Разубедить ее не могли бы никакие силы».

26 апреля 1835 г. Г. подала в ревизскую комиссию Миргородского уезда «ревизскую сказку», согласно которой в Васильевке значилось «дворовых мужеска пола 5 и женска 2, и крестьян мужеска пола 193 и женска 184, всего о 384-х душах». 12 апреля 1840 г. Гоголь писал Н. Д. Белозерскому: «Ради Бога, если случится вам быть в Полтаве, приезжайте ко мне в деревню Васильевку, в тридцати пяти верстах от Полтавы. Вы мне сделаете великую услугу и благодеяние. Вот в чем дело: рассмотрите ее и положение, в каком она находится, и напишите об этом мне, а также и чем можно поправить обстоятельства. Дела запущены мною. Маминька — предобрейшая и слабейшая женщина, ее обманывают на каждом шагу. Вы человек умный и знающий: вы заметите тотчас то, чего я сам никак не замечу, ибо я, признаюсь, теперь едва даже могу заметить, что существую. Сделайте мне эту милость… Маминька несколько раз слышала об вас от меня и будет рада вам несказанно… Когда она будет говорить о хозяйстве… Она, бедная, твердо уверена, что у ней то и то сделано, когда между прочим ни того, ни другого не делано; что это в этом положении, а не в том положении».

В мае 1849 г. Гоголь писал Г.: «…Я не понимаю, отчего вы так заботитесь о приобретении для детей ваших в нынешнее время, когда всё так шатко и неверно и когда имеющий имущество в несколько раз больше неспокоен бедняка. Слава Богу! Бог Сам пристраивает детей Ваших: ни я не женился, ни сестры мои не вступили в брак, стало быть, меньше забот и хлопот. И в этом великая милость Божия. Как посмотришь вокруг, сколько несчастных родителей, не знающих, куда деть своих детей! Сердце дрожит, когда помыслишь, какая страшная участь грозит им посреди их ожидающего разврата. А непристроенные семейства умножаются с каждым годом всё больше и больше, а прихоти всё растут, и каждому хочется жить так же, как живет его сосед. Жить попросту, как должен жить человек, никто не хочет. Удерживать, умерять себя никто не умеет, потому что никто не занят истинным делом, а в праздности много приходит человеку тех прихотей, о которых бы он и не подумал, если бы был, точно, занят».

24 мая 1850 г. Гоголь из Москвы писал матери: «Опечалило меня… известие, что через нашу деревню хотят пролагать дорогу. От этого только новые повинности, новые заботы и разврат, присутствующий всегда в деревнях, находящихся при больших дорогах. Всякая проезжая сволочь будет подущать и развращать мужиков, которые, слава Богу, до сих пор все еще нравственней других. Не предавайтесь также мечтам, будто вы от этого выиграете относительно доходов. Выиграют только торгаши да переторжники, да жиды, да содержатели кабаков и постоялых дворов, которые настроятся вокруг вас во множестве и с которыми у вас еще заведутся дела по судам, от чего да сохранит вас Бог! Употребите лучше все меры и все силы, чтобы всё то, что вы рассказали губернатору о пользе дороги через нашу деревню, не имело бы никакого действия и осталось бы так только в предположении. Поверьте, что если б даже и случилось выиграть какой-нибудь рубль лишний, то он не выкупит разврата крестьян, за которых вы дадите ответ Богу. Лучше думать о том, что есть, хранить то, что есть, благодарить Бога за то, чем пользуемся; тогда и взгляд наш будет яснее, и душа покойнее, и хозяйство нечувствительно станет идти лучше. А все эти предположенья в будущем только распаляют воображенье, повергают человека в состоянье вечной тревоги и потемняют взгляд на вещи».

По свидетельству А. С. Данилевского, «в 1851 году, когда Гоголь в последний раз виделся с матерью, она, как всегда, просила его не торопиться с отъездом и говорила ему: „Останься еще! Бог знает, когда увидимся!“ И Гоголь несколько раз оставался и снова собирался в дорогу, и, наконец, отслужив молебен с коленопреклонением, причем он весьма горячо и усердно молился, расстался с ней навсегда…»

Последнее письмо матери Гоголь написал 4 февраля 1852 г.: «Благодарю вас, бесценная моя матушка, что вы обо мне молитесь. Мне так всегда бывает сладко в те минуты, когда вы обо мне молитесь! О, как много делает молитва матери! Берегите же ради Бога себя для нас. Храните ваше драгоценное нам здоровье. В последнее время вы стали подвержены воспалительностям в крови. Вам нужно бы, может быть, весеннее леченье травами, разумеется, при воздержании в пище и диэте. Вообще же всем полнокровным, как и сами знаете, следует, остерегаться от всего горячительного в пище. Ради Бога, посоветуйтесь с хорошим доктором. Молитесь и обо мне, молитесь и о себе вместе. О, как нужны нам молитвы ваши! как они нужны нам для нашего устроенья внутреннего! Пошли вам Бог провести пост духовно и благодатно всем вам. В здоровье моем всё еще чего-то недостает, чтобы ему укрепиться. До сих пор не могу приняться ни за труды, как следует, ни за обычные дела, которые оттого приостановились. О, да вразумит вас во всем Бог, не смущайтесь ничем вокруг, никакими неудачами, только молитесь, и всё будет хорошо».

Следующая глава

1791 ГОД Родилась мать Н. В. Гоголя, Марья Ивановна Косяровская, на хуторе, в семи верстах от Купчинского.М. И. Гоголь, стр. 716.О. В. Головня, стр.

1791 3 января. Петербург. «Друг мой сердечный князь Григорий Александрович! Дай Боже, чтобы успехи Ваши заставили турок взяться за ум и скорее заключить мир » (Екатерина – Потемкину 3 января 1791. С. 446).Январь – март. «Пруссия угрожает вступлением войск в Курляндию»

«Мария Ивановна» Как рокот морского прибоя при сильном шторме, доносились издали непрекращающиеся грозные раскаты боев. Над Горюнами эскадрилья за эскадрильей шли наши самолеты. Шли низко, почти прижимаясь к лесу. Выше их, словно буревестники, носились в небе наши

2. Мария Ивановна Лясковская Мария Ивановна Лясковская, урожденная Варгина (собственный дом на Кузнецком), жена Николая Эрастовича Лясковского, профессора химии, о котором писал мой отец: «Я его часто встречал у профессора Николая Эрастовича Лясковского, дом которого был

ГЛАВА 3. МАРИНА И ПЕТЯ ЭФРОН-МАРИЯ ИВАНОВНА КУЗНЕЦОВА А я живу на новой квартире – на Верхней Прудовой, 6, вбок, влево от входа в Зоологический сад, если встать лицом к Большой Пресне. Особнячок, три комнаты.Москва полна ран и могил, никому не зримых среди садов, скверов.Новое

ГЛАВА 3. МАРИНА И ПЕТЯ ЭФРОН. МАРИЯ ИВАНОВНА КУЗНЕЦОВА А я живу на новой квартире – на Верхней Прудовой, 6, вбок, влево от входа в Зоологический сад, если встать лицом к Большой Пресне. Особнячок, три комнаты.Москва полна ран и могил, никому не зримых среди садов, скверов.Новое

Мария Ивановна Вишнякова Вот пришло время рассказать и о Марии Ивановне, моей теще, поподробнее. Боюсь и волнуюсь — может быть, задачка мне не по зубам. Но попробую. Мы с Марией Ивановной жили вместе двадцать один год. Определить ее одним словом невозможно. Человек

Мария Ивановна Арбатова, Шуммит Датта Гупта Испытание смертью или Железный филателист Хотим выразить огромную благодарность за помощь в предоставлении материалов для сценария и романа Руководителю Пресс-бюро Службы внешней разведки Сергею Иванову Заместителю

Морозова (урожд. Кохмакова) Александра Ивановна (1804–1868) Бабушка Чехова по материнской линии, дочь палехских иконописцев. Прадед Чехова – Иван Матвеевич Кохмаков числился московским

Князь Г. А. Потемкин (1739–1791) Ежели моя жизнь чего-нибудь стоит, то в подобных обстоятельствах скажите только, что вы здоровы… Григорий Александрович Потемкин родился в семье среднепоместного смоленского дворянина. Участвуя в государственном перевороте 1762 г., он обратил

Мать Мария Ивановна Ольга Васильевна Гоголь (в замужестве Головня):Мать моя воспитывалась у своей тетки Анны Матвеевны Трощинской, которая ее и замуж выдала, и выбрала ей сама жениха, когда матери минуло только четырнадцать. Она еще не успела испытать, что такое любовь,

ГОГОЛЬ Мария Васильевна (1811–1844), сестра Гоголя. В 1832–1836 г.г. была замужем за землемером Петром Осиповичем Трушковским, но в 1836 году овдовела и осталась одна с сыном Колей (1833–1862), ставшим редактором первого посмертного собрания сочинений Гоголя.По свидетельству О. В.

МАЙКЛ ФАРАДЕЙ (1791–1867)  Воздух в переплетной мастерской был пропитан запахом столярного клея. Расположившись среди груды книг, рабочие весело переговаривались и усердно сшивали печатные листы. Майкл[321] клеил толстый том Британской энциклопедии. Он мечтал прочитать ее

Часть восьмая: ПОСЛЕДНИЙ ГОД (1791) 31. ОЧАКОВСКИЙ КРИЗИС Во-первых, старайся испытать, не трус ли ты; если нет, то укрепляй врожденную смелость частым обхождением с неприятелем. Наставление Потемкина его племяннику Н.Н. Раевскому Когда 28 февраля 1791 года Потемкин въехал в

VIII-[IX]. Книги, в которых Гоголь писал свои сочинения. - Начатые повести. - Гоголь посещает Киев. - Аналогия между характером Гоголя и характером украинской песни. В письмах к г. Максимовичу Гоголь ненароком открывает местами, под какими впечатлениями и влияниями писал он

biography.wikireading.ru

Гоголь Мария Ивановна - мать знаменитого писателя

Образование 2 мая 2017

Гоголь Мария Ивановна - мать знаменитого писателя. Она родилась в семье помещиков на Полтавщине и была настоящей красавицей. Родители очень рано выдали ее замуж - в четырнадцать лет девочка стала законной женой мужчины, который был в два раза старше нее.

Так кто такая Гоголь Мария Ивановна? Биография ее в основном крутится вокруг мужа и знаменитого сына. Край, где жила семья Гоголей, был полон мистики. На Полтавщине жили очень суеверные люди, и мальчик часто слышал страшные легенды. На мистическое направление его произведений повлияла также мнительность и дар предвиденья его матери.

Вся жизнь самого родного для Гоголя человека прошла в мучительных тревогах. Мать видела пророческие сны. Бывало, месяцами Гоголь Мария Ивановна находилась под впечатлением того, что ей привиделось. Чаще всего ее тревоги были не напрасны.

Василий Афанасьевич Гоголь

Отец Николая также имел литературный и актерский талант. Он принадлежал к старинному роду Гоголь–Яновских. Будущий муж Марии увидел ее во сне. К нему якобы обратилась Матерь Божья и показала молоденькую девушку - совсем дитя. Побывав в доме Марии Ивановны, он узнал в ней ту самую девочку из сна. В тот же миг он решил, что она непременно станет его женой.

В 20-х годах он завел дружбу с министром юстиции - Димитрием Прокофьевичем Трощинским, который устроил у себя в имении домашний театр. Василий Афанасьевич Гоголь стал его руководителем. Он хорошо владел украинским языком (тогда его называли малорусским). Писал на нем пьесы для театра. В архивах сохранились две его комедии:

  • «Собака-овца»;
  • «Простак, или Хитрость женщины, перехитренная солдатом».

Сюжеты этих пьес сильно напоминали народные сказки.

Сын Николай был частым гостем в театре. Он практически рос на сцене, часто присутствовал на репетициях. Вдохновляясь всем этим, дома мальчик писал первые стихи. К сожалению, его первые пробы пера не дошли до наших дней. В детстве писатель имел интерес к живописи и даже организовал собственную выставку в родительском доме.

Василий Афанасьевич также передал сыну свой актерский талант. Когда он учился в Нежинской классической гимназии, то серьезно увлекся игрой в студенческом театре. В учебном заведении он познакомился с людьми, которые в будущем стали известными писателями:

  • Нестор Кукольник.
  • Николай Прокопович.
  • Константин Базили.
  • Александр Данилевский.

Все они были влюблены в театральные подмостки. Друзья также своими руками издавали первые литературные журналы:

  • «Метеор литературы».
  • «Рассвет севера».
  • «Звезда».

Николай Васильевич мог бы стать знаменитым актером, но его влекла государственная служба. После окончания учебы он поехал в Петербург устраивать свою карьеру.

Смерть мужа

За два года до свадьбы Василий Афанасьевич пережил лихорадку. Позднее его здоровью ничего не угрожало. Но дар предсказаний и тонкое чутье Марии не подводили никогда. Он знала, что переживет мужа и сына, и это сильно угнетало ее, не давало ей спокойно жить, мучило в непонятных жутких снах. Отец покинул этот мир, когда Николаю исполнилось 16 лет. Гоголь Мария Ивановна больше не вышла замуж, а полностью посвятила себя сыну. Она предчувствовала, что он прославит свою родину.

Религиозное воспитание сына

Мать Николая Васильевича Гоголя занималась его религиозным воспитанием практически с пеленок. Мария Ивановна Гоголь постоянно водила сына в церковь, читала ему слово Божье, но ребенок рос не слишком религиозным. Истинная вера пришла к нему не от любви к Господу, а от жуткого страха, который был навеян описанной матерью картиной «Страшного суда».

Впечатлительный мальчик с неуравновешенной психикой решил вести праведный образ жизни, чтобы не оказаться в аду. Его прельстила перспектива попасть в рай. Мать сказала ему, что праведникам Господь подает лестницу на небеса. Происходит это сразу после смерти.

Знаменитая переписка с сыном

Гоголь испытывал к своей маменьке очень нежные сыновние чувства. Они были настоящими друзьями. Мать Николая не была образованной женщиной и мало смыслила в литературе. При этом она также была не самой выдающейся хозяйкой, но сын старался быть очень тактичным, чтобы даже намеком не обидеть ее. Николай Васильевич очень любил мать и все время в письмах благодарил ее за молитвы. Он рассказывал, как хорошо и тепло еще с детства ему было на душе от ее обращений к Богу.

Помощь сыну

Мария Ивановна Гоголь–Яновская была горда за своего Николая. Она стала его верной помощницей и вдохновителем. Когда Гоголю понадобился этнографический материал, она собирала его по крупицам. По его просьбе она присылала ему былины, сказки, легенды. Мать внесла огромный вклад в творчество сына. В какой-то мере ее можно назвать соавтором его ранних произведений, поскольку они по большому счету состояли из описаний обрядов. Это были обычаи, которые использовали на свадьбах, крестинах, поминках, похоронах. Николай Васильевич также использовал описания костюмов, которые раздобыла мама.

Слава Гоголя

Слава пришла к Гоголю после выхода в свет книг «Вечера на хуторе близ Диканьки». Он посвятил ее своей матери. В день выхода книги в свет он поздравил ее с днем ангела. Это произведение высоко оценил Пушкин, написав в рецензии, что не видел ничего более веселого и искреннего. С выходом книги к автору пришла популярность. Его литературные наработки высоко ценили в высших слоях общества.

Произведения Николая Васильевича Гоголя знают и любят во всем мире. Сам писатель считал, что у него есть пророческий талант, который он стремился использовать на благо людей. Он знал, что влияет на умы людей, и старался затрагивать в своих произведениях вечные проблемы человечества, которые актуальны и по сей день.

Источник: fb.ru

monateka.com


Смотрите также