Мама муслима магомаева биография


Айшет Кинжалова

Непрозрачность системы распределения госсредств, траты на кино, претензии к «Союзмультфильму» и сомнительные подрядчикиМакото Синкай размышляет, что важнее – человек или весь мирСофья Ардова берется за дело о гибели двух сотрудников ППС.В первую очередь они коснулись неигровых фильмов.Картина посвящена созданию новой пластинки Канье Уэста «Jesus Is King».Трейлер сериала «Эпидемия».На старте новой платформы доступны «Утреннее шоу», «Видеть», «Дикинсон» и другие оригинальные сериалы.Владимир Вдовиченков рассказывает роботу о понятиях семьи и любви.Война между двумя боссами сицилийской мафии.

Page 2

Непрозрачность системы распределения госсредств, траты на кино, претензии к «Союзмультфильму» и сомнительные подрядчикиМакото Синкай размышляет, что важнее – человек или весь мирСофья Ардова берется за дело о гибели двух сотрудников ППС.В первую очередь они коснулись неигровых фильмов.Картина посвящена созданию новой пластинки Канье Уэста «Jesus Is King».Трейлер сериала «Эпидемия».На старте новой платформы доступны «Утреннее шоу», «Видеть», «Дикинсон» и другие оригинальные сериалы.Владимир Вдовиченков рассказывает роботу о понятиях семьи и любви.Война между двумя боссами сицилийской мафии.

www.kino-teatr.ru

Неоднозначная родословная Муслима Магомаева

Муслим Магометович Магомаев во всех источниках именуется азербайджанским (и, конечно же, советским) певцом и композитором. Обладатель очень красивого баритона действительно родился В Баку 17 августа 1942 года.Дед, в честь которого получил имя будущий певец, был самобытным гением — композитором и дирижером, основоположником национальной классической музыки. Магомет Магомаев, отец, унаследовал гениальность своего родителя, но в ином проявлении — он стал талантливым художником и до самого ухода на фронт работал декоратором-оформителем в театрах Баку и Майкопа.

Айшет Магомаева (сценический псевдоним — Кинжалова), мать, была талантливой драматической актрисой с незаурядным музыкальным даром.

Отец мальчика  погиб под Берлином за несколько дней до окончания войны. Мать Айшет оставила Муслима в Баку под опекой брата погибшего супруга — Джамала Муслимовича. Заменивший мальчику отца и деда дядя был человеком строгим и справедливым.  Дядя не баловал племянника, но сделал все, что от него зависело, чтобы ребенок не чувствовал своего сиротства. Он воспитал  в Муслиме гордость и преданность своим корням, стране, и наконец, музыке, которая сопровождала мальчика с самого рождения.Происхождение материМама Муслима Магометовича, Айшет Ахмедовна, тоже принадлежала к артистической среде. Она была актрисой, лауреаткой Сталинской премии 1941 года. Сценический псевдоним Айшет Ахмедовны — Кинжалова. Родилась она в столице Республики Адыгея, Майкопе. Отец Айшет Ахмедовны был турком, мать — на 50% русская, на 50% адыгейка.

Феликс Киреев, историк осетинского происхождения, исследовал родословную известного певца и сделал очень любопытный вывод.

Дедом Айшет Кинжаловой мог являться осетин Иван Александрович Ханжалов. Он был дворянином высокого происхождения, белогвардейским полковником и начальником Владикавказского военного округа.Естественно, в советское время «блистать» таким «не рабоче-крестьянским» происхождением известная актриса не могла. Да и сам Муслим Магомаев никогда не упоминал о том, что его прадед был осетином и царским подданным. В имя сохранения жизни своей и своих детей предкам Магомаева пришлось забыть об этой части своей родословной.

Происхождение отца

Отец Магомаева был театральным художником. По официальным данным, по национальности он являлся азербайджанцем. Дед Муслима Магометовича по отцу, Абдул-Муслим, был прославленным азербайджанским и чеченским композитором. Его именем названа филармония в Баку. Но происходил он из старинного чеченского рода, или по-чеченски тейпа, вашендорой. Родился в Грозном, столице современной Чеченской республики.

Сам Муслим Магомаев говорил, что его бабушка по отцовской линии (Багдагуль-Джамал) была татаркой. Вопросов о национальной принадлежности дедушки певец избегал. Но в Чечне отлично знают и его деда, и прадеда. Прадед Муслима Магометовича был чеченским мастером-оружейником, рожденным в селении Старые Атаги. Именно там находится родовое гнездо Магомаевых, и оттуда происходит их фамилия. Таким образом получается, что в роду Муслима Магометовича были русские, осетины, татары, турки, адыгейцы и чеченцы.

Сам Муслим Магомаев считал себя только азербайджанцем, вероятно, отдавая дань любви и уважения земле, которая стала для него родной: «Азербайджан — мой отец, а Россия — моя мать».

Чеченцы считают Муслима Магомаева своим и гордятся этим.

showbiz.mirtesen.ru

Родня Муслима Магомаева до сих пор живет в Мурманске

Для жителей Мурманска Магомаев почти земляк. Хотя сам Муслим Магометович здесь не жил. А вот его мать посвятила заполярной сцене много лет.- Мама Муслима Магомаева - Айшет Ахмедовна, по сценической фамилии Кинжалова, лет десять работала в мурманском областном драмтеатре, она и умерла в нашем городе, - рассказывает Татьяна Чеснокова, завлит театра Северного флота. – Я писала рецензии на спектакли, в которых играла Айшет. Могу сказать, что эта женщина была бесподобно одаренной драматической актрисой с многоплановым амплуа. Что я о ней личного знаю? Она, по-моему, родом из Дагестана (на самом деле, из Адыгеи. – Ред.), училась в ГИТИСе. Муж Магомет ушел на фронт, но Айшет успела родить ему наследника – Муслима. В 1945 году незадолго до Победы Магомет Магомаев погиб.После войны Айшет с сыном осели в Вышнем Волочке в Калининской (ныне Тверской) области. Затем актерская судьба бросала ее по разным театрам большой страны – Усть-Каменогорск, Барнаул, Улан-Удэ, Чимкент, Архангельск. А чтобы Муслим мог получить нормальное образование, бабушка по отцовской линии Байдигюль-ханум забрала его в Баку. Магомаев поступил в десятилетку при местной консерватории, сразу выделился в музыкальном плане. Мать периодически приезжала в гости.

Первая же роль принесла успехВ 70-х годах, когда Муслим Магомаев уже был всенародно известен, Айшет Ахмедовна перебралась в Мурманск. И первая же роль – мать в «Белом платье женщины» сделала ее очень популярной у северной публики. - Она была ну очень красивая, очень музыкальная – играла почти на всех инструментах - так что все дети пошли в нее, - вспоминает Марина Скоромникова, актриса Мурманского областного драмтеатра. - У Айшет был хороший голос, она аккомпанировала себе на аккордеоне. В ней столько огня было, наверное, это из-за смешения кровей: ее отец - турок, мать – наполовину адыгейка, наполовину русская...В Мурманске Айшет Ахмедовна нашла свое женское счастье. Ее гражданский муж – Леонтий Кафка - тоже был актером областного драмтеатра. У них родилось двое детей: Юрий и Татьяна. Оба до сих пор живут в Мурманске. И тоже всю жизнь связали с музыкой – Татьяна стала профессиональной пианисткой, а Юрий играл в разных ансамблях. Многие мурманчане знали, что в ресторане «Панорама» поет родной брат самого Муслима Магомаева.

«День рождения брата перенесли на конец октября…»Юрия Магомаева мы застали дома, накануне отъезда на похороны. Несмотря на непростое душевное состояние, Юрий Леонтьевич согласился пообщаться с «Комсомолкой». - Примите наши соболезнования. - Спасибо. Смерть Муслима была шокирующим известием. Да, он долго болел, но мы думали, что все наладится. Тяжело говорить о Муслиме в прошедшем времени. - Вы ведь были сводными братьями?- Я всегда считал его родным. У нас одна мать. И я считаю, что он был мне именно родным братом.- А когда вы последний раз общались с Муслимом Магометовичем?- Общались регулярно по телефону, а виделись прошлой осенью. С тех пор, увы, не довелось. Собирались встретиться в конце октября. Муслим ведь в этом году день рождения не отмечал из-за плохого самочувствия. После операции на сердце он был не в состоянии устраивать торжество. Думали вот, как станет лучше, обязательно соберемся у него в Москве и отпразднуем. Были такие планы. Все отодвигали, отодвигали… Теперь вот все-таки едем в Москву. Увы, совсем по-другому поводу. В Мурманске долгое время жил и сын Юрия Леонтьевича – Юрий Юрьевич. Сейчас он переехал в Москву, но очень часто работает в Сочи, в диско-баре. И за ди-джейским пультом стоит, и сам поет – в его репертуаре песни Григория Лепса и Стаса Михайлова.

ДОСЛОВНО

Муслим страшно ненавидел Гитлера

Из интервью Айшет Магомаевой газете «Мурманский вестник» 8 марта 1996 года:«Магомет погиб 24 апреля под польским городом Кюстрином. Погиб, возвращаясь из разведки. Напарник вытащил его на себе, но уже мертвого. Сотников, сослуживец мужа, написал об этом подробно… Там же, под Кюстрином, его и похоронили в братской могиле. Муслим, когда выступал в Польше, был на могиле отца, рассказывал мне об этом…В детстве, в юности Муслим страшно ненавидел Гитлера. Страшно. Иногда делал себе прическу наискосок, подрисовывал усики и издевался, представляя его. Даже фотографии сохранились... А помните, он пел «Бухенвальдский набат»? «Люди мира, на минуту встаньте!» - помните? Это для Муслима была не просто песня».

www.murmansk.kp.ru

Кто по национальности Муслим Магомаев?

Муслим Магомаев — целая эпоха советской и азербайджанской эстрады, яркий оперный певец, композитор и народный артист Советского Союза.Его имя Муслим — арабского происхождения, оно означает «подчинившийся воле Всевышнего». Фамилия Магомаев основана на имени Магомай, одном из вариантов имени Мухаммед, значение которого — «достойный хвалы».

Муслим Магометович родом из творческой азербайджанской семьи. Его отец был художником, мать — актрисой. Дед со стороны отца был азербайджанским композитором.

Что касается национальности, то его дед со стороны матери был турком, бабушка — русско-адыгейского происхождения. Бабушка Муслима Магометовича со стороны отца — татарка, происхождение деда со стороны отца остаётся неясным. Муслим Магомаев всегда определял себя по национальности азербайджанцем.

В Азербайджане прошли его детство и юность. Первые шаги в творчестве, первые достижения тоже связаны с Азербайджаном. После — стажировка в «Ла Скала», необыкновенная популярность, зарубежные гастроли, звание Народного артиста СССР.

Подписывайтесь на канал и ставьте «палец вверх», чтобы вам чаще отображались наши статьи!

zen.yandex.ru

Глава 8. «Черные розы» печали, или Семейная драма Магомаевых

Глава 8. «Черные розы» печали, или Семейная драма Магомаевых

Справочники весьма скупы, описывая мать Муслима Магомаева. Прочитав их, нам становится понятным, что: Айшет Ахмедовна Магомаева, известная также под сценическим псевдонимом Кинжалова, (19 ноября 1921 — 23 августа 2003, Мурманск) — советская актриса театра. Сталинская стипендиатка (1941). Мать народного артиста СССР певца Муслима Магомаева.

Айшет Магомаева, адыгейка, из рода Ханжал (Ханжалов), по сцене Кинжалова, родилась в Майкопе 19 ноября 1921 года. Дворянка, внучка полковника Терского казачьего войска Ивана Александровича Ханжалова, выпускника юнкером в 1878 Михайловского военного училища.

Айшет училась в Нальчике, позже в Москве в ГИТИСе. Некоторое время жила в Баку. Основная часть её театральной карьеры прошла в Чимкентском русском драматическом театре. В нём она сыграла во множестве спектаклей, среди которых были такие как «Принцесса Турандот», «Кроткая», «Чёрные розы». По некоторым данным, была ведущей артисткой этого театра, а пьеса «Грушенька» с её участием ставилась несколько лет подряд и собирала аншлаги. С 1971 года по 1978 год работала в Мурманском областном драматическом театре, где и закончила карьеру.

Мать народного артиста СССР певца Муслима Магомаева от первого брака с Магомедом Магомаевым (погиб на фронте 1945 году), второй муж Леонтий Кафка был актером областного драмтеатра, дети от второго брака Юрий и Татьяна[10].

В материале «Сегодня 90 лет со дня рождения актрисы Айшет Магомаевой, служившей в Мурманске»[11] мы находим новые характеристики, данные этой удивительной женщине, подарившей жизнь такому талантливому ребенку, чья исполнительская культура покорила сердца миллионов слушателей по всему миру.

«Айшет Ахмедовна была очень талантливым человеком: играла на многих инструментах — баяне, гитаре, домбре, аккордеоне. Прекрасно импровизировала, изумительно пела, причем могла исполнять песни разных народов без какого-либо акцента. Многие бывшие коллеги считают, что именно от нее певческий дар передался ее первенцу Муслиму. Но прежде всего, конечно, в театре ее запомнили как яркую исполнительницу разноплановых ролей, вспоминают свидетели сценического успеха Магомаевой.

Айшет Магомаева скончалась в Мурманске 21 августа 2003 года. Прощание с актрисой состоялось в драматическом театре.

Дети Магомаевой от второго брака долгое время жили в Мурманске рядом с матерью. Сын Юрий, мурманчанин, стал музыкантом, играл в различных коллективах столицы Кольского Заполярья. Певцом стал и внук актрисы — Юрий. По сцене он — Юрий Магомаев.

Как сообщается на официальном сайте певца, в январе 2012 года он выступит с концертной программой на сцене Мурманского областного драматического театра, на сцене которого играла его бабушка Айшет».

Добавим, что Муслим до конца своей жизни поддерживал связь со сводными братом и сестрой.

Конечно, ни один справочник, ни одна энциклопедия не сможет передать психологическую драму, разыгравшуюся в семье этой красивой женщины, вынужденной оставить сына на попечении родственников погибшего в 1945-м мужа, с которым она прожила совсем недолго.

Автор книги «Муслим Магомаев. Биография» Е. Мешаненкова писала:

Юрий Магомаев

«Жизнь в Вышнем Волочке Муслим Магомаев всегда вспоминал с удовольствием, хотя прожил он там недолго. Айшет была молода и красива, и, конечно, наступил момент, когда она вновь решила выйти замуж. И как-то сразу стало понятно, что ее сыну лучше вернуться к бабушке. Конечно, расставание далось им тяжело, но Муслим на удивление по-взрослому к этому отнесся. Не было ни трагедий, ни вражды, ни ненависти, и со своими сводными братом и сестрой, родившимися во втором браке Айшет, он потом всю жизнь поддерживал хорошие отношения. Но все же в его воспоминаниях, когда он говорил о матери, всегда звучали нотки горечи, словно он сам себя пытался в чем-то убедить, но у него это не слишком получалось…»

Умудренный опытом расставания с близкими, Муслим Магомаев зафиксирует в своих откровенных воспоминаниях:

— Человеку трудно без матери, но в жизни без жертв не обходится. У нее были на меня все права, но она понимала, где и с кем мне будет лучше. Хотя мать с затаенной горечью и говорила, что она не только меня родила, но и таланты мои не от Магомаевых, а от нее, она ошибалась: мои таланты не только от нее. От нее у меня голос, от Магомаевых — музыкальность. На меня оказывали влияние и атмосфера семьи, в которой я рос, и наша музыкальная школа… А консерватория? А оперный театр, в который я тоже пришел как в дом родной? Всего этого мать не смогла бы мне дать при ее образе жизни, при разъездах по разным городам. Она понимала это сама и отпустила меня. И за это я ей благодарен… И еще я считаю подарком судьбы то, что рос в той культурной среде, которая и сформировала меня, среди замечательных музыкантов, что окружали меня в детстве и в юности.

Конечно, расставание с сыном нанесло психологическую травму и самой матери, пытавшейся балансировать между инстинктом и желанием дать своему талантливому ребенку самое лучшее для его полноценного развития.

В материале «Неизвестные страницы истории матери Муслима Магомаева — Айшет Кинжаловой»[12] наиболее полно выведен портрет актрисы и женщины, затаившей в сердце печаль, сокрытую от людских глаз.

«В истории Чимкентского областного русского драмтеатра (так раньше назывался ЮжноКазахстанский областной русский драматический театр) много интересных страниц. Но немногим известно, что на его сцене работала мать прославленного Муслима Магомаева — Айшет Кинжалова.

В преддверие 80-летия Южно-Казахстанского областного русского драматического театра своими воспоминаниями с «Комсомолкой» поделились его артисты.

В Чимкент Айшет Кинжалова (Магомаева) приезжала работать дважды: первый раз — в конце 60-х годов, второй — в 80-е. Свидетелей ее первого пребывания и жизни здесь в коллективе самого театра уже не осталось. Из документов сохранились лишь фрагменты: сводная афиша «Открытие VIII театрального сезона» 1965-66 годов (в ней Айшет фигурирует в творческом составе) и фотография коллектива театра 1960-х годов.

Известно, что в эти годы Айшет играла в знаковом спектакле «Черные розы», инсценировке одноименного романа Джамала, в основе которого — душещипательная история любви, как сказали бы сейчас, «мыльная опера». Но тогда ее преподнесли так, что для местного театра «Черные розы» стали равнозначны «Принцессе Турандот» для театра Вахтангова (эта пьеса считается визитной карточкой, спектаклем-талисманом известного российского театра. — Авт.).

Достаточно сказать, что «Черные розы» значились в репертуаре, начиная с 1960-х, вплоть до середины 1980-х годов. Айшет Ахмедовна стала первой исполнительницей главной героини — Биби. В архиве театра сохранилась программка этого спектакля сезона 1968–1969 годов с указанием ее фамилии и инициалов — Кинжалова А.А. Как исполнительница она всегда выступала под этой фамилией. По одним данным, это был ее сценический псевдоним, по другим — девичья фамилия.

В те же годы она блистала в пьесе «Грушенька» (поставленной по центральному эпизоду повести Лескова «Очарованный странник»). По данным газетной статьи той поры, «Грушенька» с Кинжаловой ставилась в чимкентском театре несколько лет подряд, и все это время спектакль шел при переполненных залах.

Нам удалось найти зрителя того легендарного спектакля — преподавателя музыкальной школы Шымкента Изольду Белову, более полувека проработавшую в сфере культуры. По ее утверждению, «Грушеньку» ставили именно ради Айшет Кинжаловой: «Она играла очень проникновенно. Я до сих пор помню огромное впечатление от этого спектакля, ее образ в белой рубашке и с длинными волосами — он отпечатался в памяти, как фотография. Зрители даже стояли в проходах. Она была очень красивой, изящной женщиной, прекрасно пела. Вообще, ее появление в театре и городе произвело какой-то взрыв».

Айшет в образе…

Второй приход больше сохранился в памяти работников театра. В архиве даже нашлись некоторые официальные документы — заявление от 9 ноября 1980 года о приеме на работу (временно) в штат театра, собственноручно подписанное Айшет; приказ о зачислении ее в штат актрисой, а также ряд приказов директора театра Швейцера о ее вводе, утверждении, назначении на роли в разных спектаклях. Во всех этих документах она проходит под фамилией Магомаева.

Между тем, как оказалась звезда в Чимкенте, сейчас уже никто не ответит. А актриса Валентина Федоровна Осипова, близко общавшаяся с Айшет Ахмедовной, предполагает, что, скорее всего, как и все остальные — через актерскую биржу в Москве: «Приезжаешь, становишься на учет, указываешь свой репертуар. А затем из театров идут приглашения. Актер выбирал наиболее подходящий ему вариант».

По всей видимости, в первый приезд город ей понравился, и спустя десяток лет она вновь вернулась сюда. Скорее всего, как предполагают в драмтеатре, на этот раз из Мурманска, где в то время жили ее дети от второго брака Юрий и Татьяна. По биографическим данным известно, что мать Магомаева работала в Мурманском областном театре много лет, там же, в Мурманске, она умерла.

— Когда в 1978 году я приехала работать в Чимкентский театр и узнала, что здесь работает мама Муслима Магомаева, я пришла в восторг! — вспоминает актриса, ветеран Юж— но-Казахстанского областного русского драмтеатра Лариса Ивановна Шаповалова. — Я очень любила песни Муслима, он был для нашего поколения кумиром и легендой. Легендой лично для меня была и его мама. Поэтому я сразу познакомилась с Айшет Ахмедовной, выразила ей свое восхищение Муслимом. И сразу же, «влюбившись» в эту личность, буквально вцепилась в нее. Тогда как раз был какой-то праздник, я пригласила ее в гости. С тех пор мы часто проводили вместе праздники.

По словам ее современниц, Айшет очень любила читать, ходить в кино. Никогда не болела вещизмом. Вопросы обустройства и быта ее интересовали мало. Дома стояли рояль, кровать, приемник с проигрывателем, торшер и все. Но чистоплотность была неимоверная, у нее была «болезнь» — каждый день протирать полы — очень любила дышать свежим воздухом, а также постоянно вываривать кухонные тряпки. Как истинный представитель искусства заниматься хозяйством, особенно готовить, она не любила. Никогда не забивала голову проблемами насыщения утробы. Довольствовалась простой пищей и едой в столовой. В общении с людьми запомнилась очень простым, остроумным человеком, у которого всегда горели глаза. Ко всему прочему, даже в своем почтенном возрасте — тогда ей было под 60, всегда была красивой и подтянутой.

Валентина Осипова и Лариса Шаповалова говорят, что Айшет Ахмедовна была очень талантливым человеком, играла практически на всех инструментах — баяне, гитаре, домбре, аккордеоне, баяне. Прекрасно импровизировала, изумительно пела, причем могла исполнять песни разных народов без какого-либо акцента. Многие бывшие коллеги считают, что именно от нее певческий дар передался ее первенцу Муслиму. Но прежде всего, конечно, в театре ее запомнили как яркую исполнительницу разноплановых ролей.

— Мне посчастливилось несколько раз сыграть с Айшет Ахмедовной в одном спектакле, — делится воспоминаниями нынешний худрук ЮжноКазахстанского областного русского драмтеатра Игорь Вербицкий. — Это был 1980-й год. Мне было 17, и я только пришел в театр. Ставили легендарные «Черные розы». Так получилось, что актер, игравший роль сына Биби Надира, уехал на сессию в Ташкент. И вместо него включили меня. Моя роль была коротенькой, и это был единственный эпизод в моей жизни, когда мне довелось общаться с ней на сцене. Но я до сих пор помню эти незабываемые впечатления. Было безумно интересно, и в то же время было ощущение большой сопричастности к легендарной личности. В то время Муслим гремел по всему Союзу, и не было человека, который бы его знал. А тут в кулуарах шепчутся: «Айшет Магомаева!..».

По словам Вербицкого, Айшет Ахмедовна смогла изобразить в «Черных розах» Мать с большой буквы: «Когда я выходил на сцену в первый раз, у меня был мандраж. Айшет Ахмедовна заботливо отнеслась ко мне, помогала. По ходу действия она гладила, целовала и обнимала меня, плакала со мной. Так же по-матерински она успокаивала и понимала чувства начинающего актера, проявляла материнскую заботу и опеку».

В реальной жизни все было не так просто: материнские чувства Магомаевой были сопряжены с трагическими переживаниями. В театре ее родственные связи не афишировались. Слишком много ходило вокруг разрыва матери и сына слухов и сплетен. У публики, конечно, возник бы вопрос: почему он (Муслим) там, в Москве, а она здесь?

1980 год. Айшет Магомаева с коллегами по театру (5-я справа)

Их не осмеливались задать ей даже самые близкие подруги. Не откровенничала и сама Айшет. Хотя по характеру она была очень веселой, жизнерадостной и общительной женщиной, личные темы никогда не обсуждала.

О причинах разлада с Муслимом она, правда, как-то обмолвилась с одной подругой, тоже актрисой. «По ее пересказу выходило так, что в семье погибшего мужа, отца Муслима, ее осудили дважды, — говорит Валентина Осипова, ссылаясь на то, что слышала. — Сначала за то, что вопреки восточным традициям не осталась в семье, не бросила учебу, а продолжила учиться на актрису. Потом, вторично, за то, что отвезла Муслима к дедушке и бабушке. Муслим в детстве был хулиганом, чуть не связался с плохой компанией — так она пыталась его спасти. Поэтому у него было отторжение, а у нее — страдания».

Муслим Магомаев в мемуарах вспоминал об этом так: «Послевоенная судьба мамы сложилась так, что она обрела другую семью. Я не могу ее ни в чем винить. Она драматическая актриса, всегда кочевала по городам России, никогда подолгу не работая ни в одном театре. Родной брат отца Джамалэтдин Магомаев и его жена Мария Ивановна стали для меня настоящими родителями».

Как бы то ни было, после долгих лет разрыва мать и сын вновь обрели друг друга. Как они потом помирилась, чимкентские подруги тоже не знают. Но с гордостью и удовольствием Айшет рассказывала, как сейчас живут сын и невестка, как встретила ее Тамара (Синявская), какие столы накрывала, какие подарки дарила. Одно из подаренных Тамарой платье она, кстати, долго носила, и даже сфотографировалась в нем в компании с друзьями-коллегами.

Валентина Федоровна рассказала, что при встрече каждого Нового года Айшет всегда ждала «Голубой огонек»: «Ждала, когда будет петь сын. Все уже засыпали, а она сидела до 4 утра и просила не вызывать такси, подождать, когда споет Муслим. Дожидалась заключительных минут. И как только его объявляли, она замирала. Только он появляется на экране — она в слезы. Он пел, а мать уливалась слезами».

— Вы сказали, что когда впервые увидели Айшет, она была для вас легендой. А после того, как стали общаться с ней, сдружились, кем она для вас стала? — спрашиваю напоследок Ларису Шаповалову. В ответ: «Так и осталась легендой. Знаете, бывает, в легенду влюбляешься, потом узнаешь ближе, а это оказывается настолько неинтересный прозаичный человек. А чем больше я узнавала Айшет, тем больше в нее влюблялась…»»

Айшет Магомаева не станет 21 августа 2003 года. Прощание с актрисой состоится в драматическом театре в Мурманске. Известно, что дети Магомаевой от второго брака долгое время жили в Мурманске рядом с матерью. Сын Юрий стал музыкантом, играл в разных коллективах столицы Кольского Заполярья. Певцом стал и внук актрисы Юрий, выходящий на сцену Мурманского областного драматического театра, где прежде играла его бабушка Айшет, под своим звучным именем — Юрий Магомаев.

Следующая глава

biography.wikireading.ru


Смотрите также