Макарова и герасимов биография


Любовь с изменами: история Тамары Макаровой и Сергея Герасимова

Тамара Макарова встретила Сергея Герасимова в 1924 году, в модной актерской мастерской Фореггера. Ей было 17 лет, ему 20. Они оба выделялись из числа других студийцев, и когда Тамара блестяще станцевала чарльстон в какой-то эстрадной миниатюре, Герасимов подошел к ней и снисходительно похвалил. Он тогда уже снялся в нескольких немых фильмах, в том числе в «Шинели», был самой яркой звездой студии, девушки за ним, как тогда говорили, «гонялись». Макарова все это понимала, сдержанно поблагодарила Герасимова… Тем все тогда и закончилось.

Танцы — путь к замужеству

Тамара жила неподалеку от «Ленфильма» и однажды на улице к ней подошла женщина:

«Хотите сниматься в кино?» «Конечно, хочу».

И вот она на съемочной площадке, играет роль роковой женщины, секретарши, по которой сходят с ума все мужчины в фильме «Чужой пиджак». Герасимов в этом фильме играет агента Скальковского, красавчика и плейбоя. Так они познакомились поближе. Это была середина двадцатых, время, когда в Мосекве все сходили с ума по танцам, все обожали чарльстон. Герасимов, Макарова, Жеймо и еще несколько ребят из студии организовали модный танцевальный коллектив и выступали в филармонии. Так прошел целый год, а потом они поженились.

Первое время они жили скромно, учились: Герасимов режиссуре, Макарова — актерскому мастерству. Потом он снимал фильмы, а она в них играла. В 1943 году уехали в эвакуацию в Среднюю Азию, и там усыновили мальчика, Артура, племянника Макаровой. Его родителей арестовали: отец был в Смольном в день убийства Кирова, а всех, кто там было, арестовали. Потом «взяли» и маму. Артутра воспитывали, как родного сына, но со временем он стал единственным, что удерживало Герасимова и Макарову вместе. Кстати, Артур потом стал известным сценаристом, по его сценарию, например, снят фильм «Новые приключения неуловимых». Но это будет гораздо позднее, а пока Герасимов переживает череду бурных романов и не особо скрывается. А Макарова пытается «сохранить лицо», делает вид, что ничего не замечает.

«У нее не было страшных носогубных складок, хищного выражения глаз, губ и отпечатка сожранных людей на лице. Потому что она не боролась за собственного мужа», — говорила про Макарову Анастасия Вертинская.

Нонна, Любовь и другие

Об увлечениях Герасимова ходили легенды. У него были отношения с симпатичными молодыми актрисами, был долгий-долгий роман с дамой-секретарем горкома партии, была мучительная любовь с ученицей Нонной Мордюковой. Роман с Нонной окончился после того, как Герасимова вызвали в ЦК и настоятельно рекомендовали или окончательно вернуться в семью, или развестись с Макаровой и жениться на Нонне.

Благоразумный Герасимов выбрал жену. А Нонну даже не стал снимать в «Тихом Доне», хотя сначала намеревался.

Он был влюблен в Светлану Светличную, долго ухаживал за Любовью Виролайнен. Он влюблялся почти в каждую актрису, которую снимал, и редко какой удавалось устоять под его натиском.

Роман Герасимова и Виролайнен длился почти шесть лет. Он был старшее нее почти на 36 лет, она восхищалась его интеллектом, званиями, статусом, талантом. А он видел в ней капризного, взбалмошного и смешного ребенка, которого нужно как можно больше баловать, и привозил из-за границы дорогущие подарки. Они старались скрывать свои отношения, но жили ими. А потом Виролайнен встретила мужчину, за которого захотела выйти замуж, позвонила Герасимову и честно об этом сказала.

Но и она, и все женщины, с которыми сводила Герасимова судьба, знали, что он никогда не оставит жену. Тамара была его судьбой, его семьей, его самым лучшим другом.

Виролайнен вспоминала:

«Самое страшное для него было — причинить кому-то боль. Говорил о жене всегда только хорошее: «Какой она была красивой! Бескорыстная, прекрасная, благородная…»

Лев Толстой

В своем последнем фильме «Лев Толстой» Герасимов снял жену в роли Софьи Андреевны, а сам сыграл Толстого. Через год он умер. Тамара пережила его на 12 лет, и никто не слышал от нее ни слова обида на мужа. Во всех интервью она говорила примерно так: ну да, это был брак режиссера и актрисы, влюблялась я, влюблялся он, да, иногда я ревновала, но старалась держать свою ревность при себе, ведь это так глупо…

После смерти Герасимова Тамара ничего не изменила в доме, даже книги остались стоять на своих местах, и она перечитывала те, которые читали вместе с мужем. Она сохранила весь старый уклад, сберегла все привычки, только раньше они были общими, а теперь достались ей одной. Она не грустила в одиночестве, ей все нравилось и было интересно жить, но…

«Если бы чудо было возможным, я бы все повторила и замуж за Герасимова снова вышла бы…»

Читайте также: Поцелуй в Ялте: история Марины Дюжевой и Юрия Гейко. Цыганская королева Ляля Черная

www.goodhouse.ru

Блоги / Москвич Mag: Московская красавица: Тамара Макарова

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

О Тамаре Макаровой писать трудно. Она действительно была безупречной красавицей, даже в старости. Но обычно в таких случаях выходит панегирик — именитые ученики семейной пары Макаровой и режиссера Сергея Герасимова вспоминали о Тамаре Федоровне только в превосходных степенях. «Она — родная», — говорила Гурченко. «Потрясающая естественность при ее яркости» — это уже Анастасия Вертинская. В любви к этому семейству признавались такие разные люди, как актриса Клара Лучко и режиссер Кира Муратова.

С другой стороны, образ идеального брака разрушался не только всем известными изменами Герасимова, но и очень советской карьерой обоих. Еще Александр Довженко называл Герасимова «интеллектуально лысым», а Сергей Эйзенштейн — красносотенцем. Сегодня его обвиняют в конъюнктуре и имитации психологической глубины, отказывая не только в таланте, но и какой-либо внутренней жизни. А его жену считают одним из самых фальшивых элементов герасимовских картин и в лучшем случае Снежной королевой — по роли, которую не удалось сыграть из-за войны. А в худшем — памятником работы скульптора Вучетича — такой же величественной и бесполой.

Они, конечно, были непростой парой. Прожив вместе почти 60 лет, они друг от друга неотделимы. Говорят, Тамара Федоровна всегда шла на полшага позади мужа. Дескать, никогда себя не выпячивала, уступала ему право быть первым. Похоже, вблизи Герасимова это была единственно возможная мизансцена. Кинодраматург Анатолий Гребнев рассказывал чудную историю, как режиссер позвал его поговорить, прочитав один из сценариев. Встретились в Союзе кинематографистов на Васильевской. Поздоровавшись, Сергей Аполлинариевич двинулся — не оборачиваясь, подразумевая, что Гребнев его сопровождает. Тогда только построили новый Дом кино, и Герасимов шел его осматривать. Суждения о сценарии перемежались замечаниями о ремонте, когда последний стал превалировать, Гребнев потихоньку ретировался. «Подозреваю, что он этого и не заметил, — вспоминал Анатолий Борисович. — Так мы сами добровольно становимся той свитой, что, как известно, играет короля. Но почему? Что это за магия власти, которой обладают одни и не обладают другие?»

Тамара Макарова владела секретом этой магии не хуже мужа. И дело не только в том, что, как и он, была увенчана славой и обласкана властью: две Сталинские премии, звание народной артистки СССР с 1950-го, с 1982-го — героиня соцтруда. Величественная, царственная, неизменно корректная. И чем приветливее Макарова держалась, тем сильнее ощущалась непреодолимая дистанция.

Она родилась в семье военного врача, служившего в лейб-гвардии гренадерского полка в Царском Селе. В детстве любила петь в граммофонную трубу, представляя себя знаменитой исполнительницей романсов Варварой Паниной. Занималась в балетной школе, откуда вынесла пожизненную осанку. В четырнадцать лет Тамара, собрав на Лиговке соседских детей, создала театральную дворовую труппу. На один из спектаклей попала Александра Бруштейн, автор пьес для юношества, а в будущем — великой повести «Дорога уходит в даль… «. По ее рекомендации отдел народного образования театрик зарегистрировал и даже выписал актерам хлебные пайки.

Тамара Макарова, 1929

Макарова изображала трансмиссию в студии «Мастфор» — актерской мастерской Николая Фореггера, пропагандиста театральной условности. А в 1926-м, как ни банально звучит, к эффектной девушке прямо на улице подошла ассистентка режиссеров Григория Козинцева и Леонида Трауберга и пригласила на роль машинистки-вамп в их картину «Чужой пиджак». Там же играл и актер Герасимов. На съемки в Белгород они ехали вместе. Спустя десятилетия у Сергея Аполлинариевича появится дурная для режиссера манера вылавливать у дверей кинозала зрителей с вопросом, понравился ли им его фильм. В 1967-м, на премьере «Журналиста» в ленинградском Доме кино, Герасимову попалась та самая Рашель Мильман, когда-то выловившая на улице Макарову, а впоследствии создатель монтажного цеха «Ленфильма». Она запаниковала: «Боже мой! Что я ему скажу? Это же такая чушь!» А поравнявшись с режиссером, выпалила: «Сереженька, кто шил бюстгальтер для Тамары? Потрясающе!»

Еще в 1921 году Козинцев и Трауберг создали в Петрограде студию «Фабрика эксцентрического актера». Герасимов считался уже коренным фэксовцем. В фильмах отцов-основателей он играл  преимущественно злодеев — при всем разнообразии эксцентрических приемов. Фэксовцы провозгласили лозунг «Лучше быть молодым щенком, чем старой райской птицей» и следовали завету «Мы все искусство кроем матом. Мы всем экранам шлем ультиматум!». Жили азартно и просто: Герасимов с двумя другими актерами снимал комнату у дамы из «бывших», ели на газетке, пили почему-то из баночек, по вечерам шлялись по клубам, где танцевали чарльстон или выкидывали всякие «штуки», вызывая у кутящих нэпманов стоны восторга. Среди своих Сергей Аполлинариевич считался пижоном и плейбоем. В тяжелом длинном пальто и огромной модной кепке Герасимов, несмотря на бахрому на брюках, походил на миллионера из заграничных журналов. Хозяйка квартиры произносила его отчество на французский лад: «Аполлинэриевич». А он изображал перед ней бывшего графа, который вынужден скрываться под личиной актера, и с тех пор его иногда за глаза называли Аполлинэром.

В один прекрасный день Трауберг привел в мастерскую Макарову. «Это было существо на красивых длинных ногах, в обтянутом шелковом платье ядовитого зеленого цвета, — вспоминала тоже фэксовка Елена Кузьмина. — Довольно глубокий вырез заканчивался стройной шеей, на которой сидела коротко стриженная по моде голова с большими лучистыми глазами. Герасимов пал сразу и навсегда. То ли Тамара была для нас чужой, то ли мы для нее были неподходящей компанией, но дружба распалась. Прошло немного времени, и Сережка стал для нас Сергеем. Еще через какое-то время превратился в Сергея Аполлинариевича. Я больше не встречалась с Сережкой. Иногда виделась с Сергеем Аполлинариевичем. Чужим…  Незнакомым…  Правда, по-своему всегда обаятельным… »  Тут, конечно, стоит делать скидку на то, что Кузьмина была женой Михаила Ромма, с которым у Герасимова были сложные отношения. А Тамара Федоровна через всю жизнь пронесла любовь к зеленому — он шел к глазам.

21 марта 1928 года Макарова и Герасимов поженились. Их первым жильем была комната в два окна в старом доходном доме на Большой Зелениной, где было так холодно, что мать Тамары Федоровны спала прямо на плите. Забавно, но воспоминания о том времени у супругов разнятся. Если верить Сергею Аполлинариевичу, они так часто ссорились, что он решил: «Если заберут в армию, больше на Большую Зеленину не вернусь». А Макарова рассказывала, что когда мужа комиссовали, он, чтобы ее порадовать, купил в дом циновки на окна, бывшие пределом тогдашних мечтаний.

Тамаре Федоровне говорили, что в кино она попала благодаря одной натуральности. Тем не менее она окончила киноотделение Ленинградского техникума сценических искусств и много снималась. Благодаря холодной улыбке и изогнутым бровям играла в основном иностранок. В «Новом Вавилоне» — француженку, танцовщицу канкана, в «Счастливом Кенте» — девушку с Клондайка. На выпускном вечере мастер курса Трауберг так и скажет: «Жаль, что с такими данными вы не сможете по-настоящему утвердиться в искусстве: ведь ваш удел — всю жизнь играть американских девушек». Услышь Макарова, что ее любимых героинь будут звать Груня (в «Учителе», за которого Тамара Федоровна получит первую Сталинскую премию) и Нюра («Большая земля»), она сильно бы удивилась.

На последнем курсе ее пригласили на пробу к знаменитому Пудовкину на роль немки, газетчицы Греты. По дороге в Москву Макарова сильно волновалась и продумывала варианты разговора, но Всеволод Илларионович предложил ей…  пробежаться. У героини должны были быть быстрые ноги. Они действительно бежали наперегонки прямо по улице Горького. Тамара Федоровна пришла первой.

Герасимов между тем пробовал себя в режиссуре. Но так неудачно, что после четвертой картины на студии заговорили о его профнепригодности. И первый фильм, в который он позвал жену — «Люблю ли тебя?» — не сохранился. Однако в 1936-м на экран вышли «Семеро смелых» об арктической экспедиции с Макаровой в главной роли, и оба, что называется, проснулись знаменитыми. Потом был «Комсомольск», а в 1939-м вышел «Учитель», за который в 1941 году, когда будет учреждена Сталинская премия, они станут лауреатами. С этой картины поклонники Герасимова ведут отсчет его авторской кинорежиссуры. Ниспровергатели убеждены, что «Учитель» был началом официозной и железобетонной карьеры. В любом случае в вышедшем в 1940-м сборнике статей, посвященных 20-летию советского кино, среди авторов была единственная актриса — Тамара Макарова.

Неудивительно, что когда стало известно, что она сыграет Нину Арбенину в мужниной экранизации «Маскарада», на «Ленфильме» чуть ли не бунт поднялся. Никто не верил, что после ролей комсомолок актрисе по плечу классика. Но это был скорее вынужденный кинопроект. Тамара Федоровна играла авантюристку Каролину Собаньскую в комедии Фридриха Эрмлера «Бальзак в России». Однако в самый разгар съемок фильм законсервировали. А роскошное белое платье для героини Макаровой уже сшили, и она уговорила мужа замахнуться на «Маскарад».

Кадр из фильма «Маскарад», 1941

На фильме актрис готовила приглашенная старуха из «бывших»: учила ходить без каблуков (задачка в то время), носить кринолин, держать веер. Тамара Федоровна сопротивлялась: «Она лепит из меня какую-то мулю глазированную!» Как-то в кринолине плюхнулась в кресло, и все юбки оказались на лице. Она все же выросла на бандитской Лиговке. Любила рассказывать, что когда они с Сергеем Аполлинариевичем женихались, устраивала ему проверку, подговорив кого-то из местных гопников воздыхателя напугать. Позже, уже на съемках «Молодой гвардии», отплясывала перед Инной Макаровой «на манер ленинградской шпаны».

И Тамара Федоровна, и ее муж еще с фэксовских времен были настоящими пижонами. Когда выяснилось, что роль Неизвестного будет играть сам Герасимов —  уже после начала съемок от нее отказался утвержденный актер — больше всего его волновало, как Макарова отреагирует на его сбритые усы. Для «смягчения удара» день проходил в бутафорских, снял их только за обедом, но впечатление, которое он произвел на жену, было «ужасающим».

Съемки закончили 21 июня 1941-го, но фильм все же выпустили в прокат. И уже в ноябре Герасимов с Макаровой смотрели его вместе с публикой в кинотеатре «Молния» на Петроградской стороне. Сеанс дважды прерывался сиреной воздушной тревоги.

Когда обсуждали эвакуацию и Тамара Федоровна сказала, что в Ленинграде родилась и никуда не поедет, их определили в политуправление Ленинградского фронта — писать воззвания немецким солдатам. В августе оба вступили в партию. Параллельно Макарова работала в военном госпитале, а Герасимов совместно с Михаилом Калатозовым трудился над фильмом «Непобедимые». Когда в один из павильонов попала бомба, съемочная группа уехала завершать картину в Среднюю Азию, куда были эвакуированы все киношники. Они приехали в глубокий тыл в военных гимнастерках, пилотках и с пистолетами ТТ, что, безусловно, произвело впечатление на всех знакомых, но были и те, кто счел это глупой бравадой.

Еще во время войны началась чиновная карьера Сергея Аполлинариевича. Его вызвали в Москву снимать фильм «Большая земля» об эвакуации крупного завода, назначили заместителем председателя Комитета кинематографии по военной хронике и фактическим директором Центральной киностудии документальных фильмов. Он снимал Ялтинскую и Потсдамскую конференции. Кстати, в Крыму он как-то нарвал лавровых листиков, чтобы увезти в Москву. Видимо, они были в дефиците. Воткнул в карман и пошел на съемку. Встретил Вячеслава Молотова, тот спросил, указав на листья: «Что это?» Герасимов ответил, что лавры. «Не рано ли?» — поинтересовался министр иностранных дел СССР. Но, похоже, было уже ко времени. Даже после того, как он не снял приезд Сталина на одну из конференций (ждал его в аэропорту, а тот прибыл поездом) и с должности директора его сняли. Сергей Аполлинариевич руководил кинохроникерами в европейских столицах после капитуляции Германии и стал постановщиком Парада Победы на Красной площади 24 июня 1945-го.

В Москве Макарова с Герасимовым получили квартиру на Большой Дорогомиловской: киношная элита вселилась туда еще до войны. Квартиры там были крошечные, Борис Барнет называл их «жилгигант — слеза социализма». Но Герасимов с Макаровой занимали сразу две, объединенные. Конечно, тут сыграл роль их высокий статус. Но и жили не вдвоем, а с сестрой Тамары Федоровны и ее сыном Артуром. Муж Людмилы, этнический немец Адольф Цивилько, находился в Смольном во время убийства Кирова и среди прочих был арестован. Но всего на несколько месяцев. То ли тогда же, то ли позже его сослали: в 1948-м Цивилько был приговорен к десяти годам лагерей по 58-й статье уже как житель Западно-Казахстанской области. Он сидел в одной камере с Александром Солженицыным и стал одним из прототипов кавторанга Буйновского в «Одном дне Ивана Денисовича».

Во время войны, когда Людмила была беременна дочерью Эммой, угроза нависла и над ней. Было решено, что Макарова с Герасимовым Артура официально усыновят. Боялись, что его мать также подвергнется репрессиям, а сам он угодит в детский дом. Когда шли в ЗАГС, чтобы все оформить, мальчик спросил: «А отчество у меня будет Тамарович?»

Тамара Макарова, 1950-е

К слову, в том же доме жил режиссер Иван Пырьев, который тоже занимал две квартиры. Вот только если он ездил на студийной машине, то у Сергея Аполлинариевича была личная. Актриса Лариса Кадочникова вспоминала о начале 1950-х, когда была еще девочкой: «Они подъезжали к дому на роскошной черной машине, скорее всего американской. Макарова элегантно выходила из нее, вся укутанная в меха. А мы стояли обалдевшие — неужели такое возможно?» Когда Тамара Федоровна заходила в подъезд, девчонки копировали ее «дивную походку».

В квартире — богатые ковры, балдахин над кроватью, портрет, на котором Макарова изображена в полный рост в роли Нины из «Маскарада». Уже тогда все в бытовой жизни этой пары дышало респектабельностью. И так будет всегда. Через много лет Герасимов учил студентов: «Вы совсем не знаете жизни! Заняты только собой и не представляете, что волнует простых советских людей. Взяли бы десять копеек, опустили их в метро, влились в толпу!» Проезд в метро стоил тогда не десять, а пять копеек. Герасимов просто никогда туда не спускался.

Еще в 1944-м супруги начали вести мастерскую во ВГИКе. Сергей Аполлинариевич преподавал еще с 1931-го, его учениками на киноотделении Ленинградского техникума сценических искусств были Петр Алейников и Георгий Жженов. Затем он руководил актерской школой при «Ленфильме» (среди выпускников — Любовь Малиновская и Любовь Соколова). Ну а первый выпуск во ВГИКе, уже совместный с Тамарой Федоровной, известен по фильму «Молодая гвардия», работа над которым была завершена в 1947-м.

Каждую картину обязательно смотрел Сталин, делал замечания. По легенде однажды, посмотрев какой-то фильм о революции, он начал с резкой критики, но затем изменил тональность на хвалебную. Захотел сам отблагодарить режиссера, но тот загадочным образом из зала исчез. Все переполошились, принялись искать и обнаружили мужчину между рядами в глубоком обмороке. С тех пор создателей на такие просмотры не приглашали. И Герасимов узнал, что Сталин «зарубил» ленту, только когда его вызвали на обсуждение в Политбюро. «Пришел Сережа, тихий, спокойный, — вспоминала его свояченица: — Люся, меня вызывает Сталин. — Я обмерла. А Тамары в Москве нет. Обняла его, перекрестила. Есть не стал. Взял со стола книгу «Молодая гвардия». И пошел на автобус. Головку вот так набок наклонил и пошел».

Фильм обвиняли в том, что в нем недостаточно освещена роль партии и излишне панически показана эвакуация. Герасимов согласился внести коррективы. Говорят, в те дни он перенес на ногах инфаркт. В дни премьеры Сергея Аполлинариевича с Тамарой Федоровной в Москве не было: они уехали отдыхать в Гагры.

Кадр из фильма «Каменный цветок», 1946

Естественно, Макарова тоже была знакома со Сталиным. Рассказывала кому-то из учеников, как на одном из приемов, уже в гардеробе, уронила пальто. Стоявший рядом мужчина быстро его поднял. Когда Тамара Федоровна увидела, что это Сталин, думала, ее кондрашка хватит. На другом приеме, еще до чая, он к ней обратился: «Что-то мы совсем вас не слышим. Спойте нам про тяжелый камень». Макарова ответила: «Во-первых, не тяжелый, а серый (она исполняет эту песню в «Учителе». — Прим. авт.). А во-вторых, я не пою». Выглядит, конечно, чуть ли не дерзостью, в которую сложно поверить, но Герасимов любил пересказывать этот диалог.

Именно на съемках «Молодой гвардии» был нанесен, пожалуй, самый большой урон семейной репутации пары. На роль Ульяны Громовой Герасимов готовил студентку своего четвертого курса Клару Лучко. Но увидев на курсе Бибикова и Пыжовой Нонну Мордюкову, услышав, как она читает монолог Федры, решение изменил.

В старости Мордюкова отрицала роман с Герасимовым, говорила, что он лишь ее преследовал и писал любовные письма, а вообще «лысина Герасимова пугала всех — и талантливых, и неталантливых». Но они действительно приезжали вдвоем в Ейск к матери Мордюковой, у которой Сергей Аполлинариевич при живой жене просил руки дочери, обещал сделать из нее такую звезду, как Любовь Орлова. Та, по словам сестры Мордюковой, ответила: «Если у Нонки есть талант, она и без вас пробьется. А замуж за вас ей незачем идти — вы лысый, старый». Мордюкова подчинилась, но долго еще родным не писала.

Рассказывают, Макарова сообщила о неподобающем поведении мужа в ЦК. По мне, так это сомнительно. Она жила с Герасимовым уже двадцать лет и о его любвеобильности наверняка знала. Известно это было и партийным товарищам. Так, уже позднее, 13 апреля 1955-го, в докладной записке в ЦК КПСС «Об отрыве кинематографистов от партийных задач» министр культуры Николай Михайлов писал, что «некоторые работники кино неправильно ведут себя в быту». Иван Пырьев, например, устраивает картежные игры, а «С. Герасимов уличен в неправильном отношении к женщинам и будет за это привлекаться к партийной ответственности. Свои недостойные поступки Герасимов при обсуждении этого вопроса в министерстве признал».

Тамаре Федоровне, конечно, можно только посочувствовать, даже не из-за измен мужа, а оттого, что он их и не думал скрывать. Например, летом 1965-го, на съемках «Журналиста», «крутил» с директором столовой на глазах всей группы. Его имя связывают чуть ли не со всеми актрисами, которые играли у него главные роли. И с некоей «работницей обкома, неисправимой хохотушкой». Но во всеуслышание об отношениях с режиссером рассказала лишь актриса Любовь Виролайнен, снимавшаяся в «Любить человека».

Несколько лет назад я брала у нее интервью, которое не было опубликовано и оставило, честно говоря, крайне неприятное послевкусие. Она утверждает, что Герасимов сделал ей «прививку настоящей, чистой и светлой любви», но история эта некрасивая, с какой стороны ни посмотри. Достаточно сказать, что, будучи замужем, она принимала не только подарки в виде шуб и драгоценностей, но и тысячи рублей, пересланные ей до востребования. И бросила старика Сергея Аполлинариевича, как только подвернулся вариант удачного брака с хирургом в погонах. А в Герасимове, мол, «уже чувствовалось приближение дряхлости».

Начиналось все вполне невинно. Тамара Федоровна тоже играла в «Любить человека», и Виролайнен вспоминает: «Не могла тогда налюбоваться на их отношения, настолько они были возвышены. Никогда еще не видела, чтобы супруги друг перед другом преклонялись. Сергей Аполлинариевич обязательно заходил к ней перед ее выходом на площадку: придирчиво оценивал грим, проверял, хорошо ли жене сделали подтяжечку. — «Ну как?» — спрашивала Тамара Федоровна. «Прелесть!» — восторженно отвечал Герасимов. Не верилось, что они всего лишь муж и жена. Они казались небожителями!»

Но в перерывах режиссер зазывал Виролайнен к себе в кабинет, где ждали термосы с приготовленным Макаровой обедом: супом, вторым, кофе со сливками. Естественно, об этих совместных трапезах Тамаре Федоровне немедленно доложили. Герасимов в петлице пиджака носил микрофончик, записывавший каждую реплику. Когда он обращался к Виролайнен «моя ненаглядная», это слышала вся съемочная группа. Когда дело дошло до общих с Тамарой Федоровной сцен, она с молодой актрисой еле здоровалась. В экспедицию в Норильск, где роман перестал быть платоническим, она не поехала. И в том, что на премьере «Любить человека» имя Виролайнен «забыли» объявить со сцены, она сегодня винит Макарову.

В одном из интервью Сергей Аполлинариевич говорил о жене времен начала карьеры: «В силу своего характера она не обнаруживала склонности к «переживаниям» ни на площадке, ни в жизни. Из нее трудно было выжать слезу». Похоже, эти слова характеризуют суть характера Тамары Федоровны. В 1946 году она впервые выехала за границу — с картиной «Каменный цветок». В Италии один американский продюсер предложил ей сыграть в его экранизации «Анны Карениной». Услышав об этом, директор Главного управления по производству художественных фильмов Михаил Калатозов возмутился: как, мол, вы могли дать повод думать, что это возможно. Но Тамара Федоровна и сама признавала, что не любит «порабощенных своей страстью женщин». А ревность — страсть не слабее любовной. Впоследствии она скажет: «Знала ли я о романах Сережи? Не сразу, конечно, но глаза у меня открылись. Знаете, как говорят: жена обо всем узнает последней. Сначала мне не хотелось верить, а потом я просто смирилась». Ее ученица, актриса Анастасия Вертинская, подхватит: «Тамара Федоровна олицетворяла всепрощающее женское начало. У нее не было страшных носогубных складок, хищного выражения глаз, губ и отпечатка сожранных людей на лице. Потому что она не боролась за собственного мужа».

Роман Герасимова и Виролайнен продолжался больше пяти лет. С его подачи актрису приняли в Союз кинематографистов и ввели в художественные советы сразу двух студий — «Ленфильма» и «Мосфильма». Когда раз в два месяца Виролайнен приезжала в Москву на правление Союза кинематографистов, режиссер селил ее в люксе гостиницы «Украина». В той же высотке в ту пору была квартира и у них с Макаровой, тоже объединенная. Частенько, выходя погулять с собакой, на деле режиссер встречался с любовницей во дворе. «В любой момент из-за угла могла появиться Тамара Федоровна, а я об этом даже не волновалась, — рассказывает Виролайнен. — Поводов меня любить у Макаровой, понятное дело, не было. Но своих чувств на людях она никогда не демонстрировала, наверное, молча прошла бы мимо, вскинув гордую голову».

Читать продолжение на Москвич Mag

echo.msk.ru

Артур Макаров: биография, личная жизнь, трагедия

Артур Сергеевич Макаров - очень талантливый писатель и киносценарист, о котором друзья очень тепло отзываются. Приемный сын актрисы Тамары Макаровой. Любимый мужчина известной актрисы Жанны Прохоренко. Трагически погибший в квартире любимой женщины.

Биография Артура Макарова

Артур родился 22 июня 1931 года в городе Ленинграде.

Мама, Людмила Цивилько, сестра очень известной в Советском Союзе актрисы – Тамары Макаровой.

Отец, Адольф Цивилько, имеющий немецкие корни, работал простым бухгалтером.

Родители развелись. Неизвестно почему это произошло, однако существует мнение, что Адольф просто очень соскучился по Германии и захотел вернуться туда, но жена воспротивилась переезду. Есть и другое мнение, согласно которому родителей Артура репрессировали, поэтому мальчик рисковал попасть в детский дом.

Тетя мальчика Тамара Макарова была замужем за не менее известным режиссером Сергеем Герасимовым. У пары не было детей, поэтому недолго думая, они решили усыновить Артура, и Тамара дала ему свою фамилию.

Учеба

В 1949 году Артур Макаров окончил школу. Он с детства увлекался литературой и решил посвятить этому всю свою жизнь. Поступил в Ленинградский литературный институт, который окончил с красным дипломом.

Дальнейшая жизнь

После того как с учебой было покончено, Артур перебрался в столицу Советского Союза. Парень обладал славным, общительным характером, поэтому у него появилось много очень хороших друзей, среди которых были и знаменитости и просто талантливые люди.

У него была теплая дружба с Василием Шукшиным, который предложил ему сняться в фильме, на что Артур согласился.

Также у него был хороший друг Василий Твардовский, которому понравилось творчество Артура Макарова.

Помимо актера и писателя, в друзьях у Макарова был и художник Илья Глазунов, и легендарный поэт, актер и певец Владимир Высоцкий.

Долгое время Артур Макаров проживал в деревне, полностью пытаясь окунуться в жизнь, царящую там, насытиться деревенской атмосферой.

Карьера писателя

Полностью посвятить себя писательству Артур решился только в 1966 году. Он опубликовал рассказы «Дома» и «Накануне прощания». Последним рассказом безумно восхищался Твардовский.

Рассказы Артура Макарова имели успех, однако нравились не всем.

В 1967 году Секретариатом СП СССР рассказы Макарова были раскритикованы: члены Секретариата посчитали, что писатель принижает и обедняет образ советского человека. После этого у писателя появился «волчий билет». Книгу он смог выпустить только в 1982 году.

Самые известные произведения

В то время, пока Артур не мог публиковать свои произведения, он занимался тем, что писал сценарии к фильмам – это был неплохой способ для зарабатывания денег.

Самые известные сценарии Макарова:

  • «Последняя охота»;
  • «Пароль – Отель Регина»;
  • «Новые приключения неуловимых»;
  • «Колье Шарлотты».

Они были хорошо восприняты критиками.

После того как «волчий билет» был отменен, автор опубликовал несколько книг, среди которых самыми известными стали «Золотая мина», «Много дней без дождя», «Повести и рассказы».

Жизнь в деревне

Артуру очень нравилась жизнь в деревне. Он любил рыбалку, был заядлым охотником. Говорят, он смог убить 11 медведей. Но после того как Артур увидел в глазах медведя эмоцию, которую ранее видел только у людей, он прекратил охоту на них.

То, как ему жилось в деревне, какой там быт, какие мужики, какая у них дружба – все это он прекрасно показывал в своих рассказах.

Также Макаров очень любил уникальное оружие, старался его коллекционировать. У него была большая коллекция оружия, некоторые экземпляры в которой были действительно уникальными.

Личная жизнь Артура Макарова

Со своей законной супругой Людмилой Артур познакомился в 1960 году возле памятника Юрию Долгорукому. Артуру было 29 лет, а Людмиле только-только исполнилось 18.

У них был очень красивый, бурный роман, хорошая совместная жизнь, но в 1980 году Артур познакомился с актрисой Жанной Прохоренко, в которую влюбился без памяти.

Он просто переехал от жены к Жанне, при этом не спеша с разводом. Все считают, что Людмила не хотела разводиться и не устраивала супругу скандалов, так как всю свою сознательную жизнь жила за его счет.

Жанна тоже на разводе не настаивала, ей не нужен был штамп в паспорте, главное – любимый был рядом.

Смерть

Артура Макарова убили в квартире Жанны Прохоренко. По иронии судьбы орудием убийства стал нож из его собственной коллекции. Вся она была потом украдена.

Во многих источниках указывается, что истинной женой писателя была Жанна, однако все его наследство досталось Людмиле, он так с ней и не развелся.

Даже фото Артура Макарова сохранилось очень мало...

fb.ru

Сергей Герасимов и Тамара Макарова

Сергей Герасимов и Тамара Макарова

Это был союз равных. И познакомились они как равные — начинающий режиссёр Сергей Герасимов и начинающая актриса Тамара Макарова.

Ассистентка основателей Фабрики эксцентрического актёра (сокращённо ФЭКС) Григория Козинцева и Леонида Трауберга буквально выхватила из толпы девушку в обтянутой сверхмодной юбке. Именно такая девица нужна была «фэксам» на роль машинистки Дудкиной в фильме «Чужой пиджак». Девушку звали Тамара Макарова.

В детстве она обожала петь в граммофонную трубу, подражая Вере Паниной. Потом увлеклась пантомимой. Тамару отдали в балетную школу. У себя во дворе она организовала театр. А потом, после трудовой школы Макарова поступила в мастерскую Форегера, спектакли у которого в ту пору ставили Эйзенштейн, Юткевич, Кторов. В мастерской много времени уделяли пластике, фантазировали на темы исторических и конструктивных танцев — актёры показывали, например, различные механизмы. За ней закрепилось прозвище «американка».

Именно в мастерской Форегера её впервые увидел Сергей Герасимов, молодой лысоватый человек с острыми глазами и усиками, быстрый, лёгкий, удивительно элегантный в костюме с чужого плеча и громадной по моде тех времён кепке. После спектакля он отыскал «американку» за кулисами, потащил на какую-то вечеринку. Протанцевали всю ночь (оба были страстные танцоры), а утром расстались: он любил тогда другую, да и у неё был другой. Сергей Герасимов был прирождённым актёром. В фильмах Козинцева и Трауберга он исполнял самые невероятные роли: главаря притонов, фокусников, иностранца-индуса и прочее. Он прекрасно танцевал, умел убеждать, обладал напором.

Через некоторое время они снова встретились на вокзале и уехали в Белгород, чтобы сниматься вместе в фильме «Чужой пиджак». Макарова вспоминала: «Леонид Захарович Трауберг сказал мне: „Вот Серёжа тебе поможет, проводит на вокзал“. Мы были уже знакомы, но эта поездка стала решающей. В двадцать лет — какие авторитеты! Хотя Герасимов был ненамного старше меня, но мне всегда было важно, что он подумает и скажет. Держалась я очень независимо. Год спустя он стал моим мужем».

Герасимов и Макарова поженились 21 марта 1928 года. Старый доходный дом на Большой Зелениной — их первое пристанище.

Соединив свои жизни, они долго не могли соединиться творчески. Герасимов уходит в режиссуру («Это Тамара меня постоянно толкала в режиссуру!») и ставит «Двадцать два несчастья» с Жеймо и Кузьминой. Макарова в это время учится в Ленинградском техникуме сценических искусств. Она с успехом снималась у других: И. Хейфица и А. Зархи. В. Пудовкина, И. Пырьева. Целый год супруги прожили врозь: она — в Москве, он — в алтайской глубинке.

Герасимова-художника влекли деревенское раздолье, тайга, горы: ведь сам он был с Урала, родился в заводском посёлке. Его отец, по происхождению дворянин, за организацию социал-демократических кружков среди рабочих Путиловского завода был арестован и сослан.

А Тамара выросла на асфальте, её манили огни большого города, недаром ей пророчили, что она всю жизнь будет играть «американских девушек».

Только в четвёртой, уже звуковой картине Герасимова «Люблю ли тебя?» Макарова появилась в главной роли. Это был фильм о студенческой семье. Молодожёны Сергей и Наташа ссорились и мирились, мирились и ссорились, совсем как бывало Сергей с Тамарой.

В одном из интервью Герасимов говорил о Макаровой-актрисе: «В силу своего характера она не обнаруживала склонности к „переживаниям“ ни на площадке, ни в жизни. Из неё трудно было выжать слезу. И всевозможные фантасмагории, которыми мы тогда увлекались, оставляли её почти равнодушной — это была трезвая голова. Но именно благодаря своей трезвости она принимала мир таким, каков он есть…»

И пошли знаменитые герасимовские фильмы, один за другим: «Семеро смелых», «Комсомольск», «Учитель», «Маскарад»… Тамара Макарова становится одной из самых популярных актрис советского кино.

Когда началась война, Герасимов решил снять её, что называется, «без грима», озабоченной, усталой, такой, какой Тамара приходила с дежурства в госпитале: пока писался сценарий, она работала сандружинницей. Они не уехали из блокадного Ленинграда, пока не закончили «Непобедимых». Фильм этот так же, как и снятая потом на Урале «Большая земля», по словам одного из киноведов, «явил зрителю удивительное качество русской женщины — способность жертвовать собой, жить ради людей».

В 1944 году Герасимов вернулся к педагогической деятельности во ВГИКе. Прочитав первые главы романа Александра Фадеева «Молодая гвардия», он загорелся идеей поставить на этом материале дипломный спектакль своей актёрско-режиссёрской мастерской. А потом был снят фильм.

В «Молодой гвардии» Тамара Фёдоровна сыграла мать Олега Кошевого — небольшая по объёму работа.

«Ребята наши были в основном бедные, вечно голодные, и вот Тамара Фёдоровна приносила на репетицию бутерброды, горячий чай из дома… — вспоминала актриса Инна Макарова. — Говорят, Герасимов деспотично работал. Ни в коем случае! Никакого тиранства. А уж о Тамаре Фёдоровне и говорить нечего. Никогда не слышала от них ни одного бранного или вульгарного слова. Даже в самые эмоциональные моменты».

Фильм «Молодая гвардия» имел громадный зрительский успех — на него ходили целыми заводами и школами.

Но прошло несколько лет, и настал день, когда режиссёр уже не смог разделить успех со своей первой и любимой актрисой. «Тихий Дон» вывел Герасимова в режиссёры мирового класса. Но Макарова в этом фильме не снималась, сыграть Аксинью ей помешал возраст. Когда-то, ещё до войны, роль была обещана ей, но в ту пору они не получили «добро» на эту постановку.

Тамара Фёдоровна снималась не только у мужа — достаточно вспомнить «Каменный цветок» Александра Птушко или «Первоклассницу» Ильи Фрэза — и порой с неменьшим успехом.

Конечно, Сергей Аполлинариевич не забывал жену. Он писал для неё сценарии — один, другой, третий. Два из них — «Память сердца» и «Дорогу правды» — поставили его ученики, третий — «Люди и звери» — ставил он сам.

«…О них ходили легенды, — пишет Лариса Ягункова. — Говорили, что у каждого в доме своя половина и они не входят друг к другу без стука. Говорили, что она увлекается разведением аквариумных рыбок и построила себе аквариум во всю стену… Что было правдой и что вымыслом? Двери между комнатами всегда были настежь — он не затворялся, даже когда работал: ему нужно было постоянно слышать дыхание своего дома, чувствовать его тепло. Они жили бок о бок, перекликаясь через открытую дверь. Почти никогда не расставались — вместе на студию, вместе во ВГИК, вместе на просмотры и в театры. Единственно, чего она не могла, — это долго бродить с ним по лесу, особенно зимой: давали себя знать обмороженные в отрочестве ноги…»

Одно лето неизменным спутником всех прогулок Герасимова стал драматург Александр Володин. Режиссёр просто влюбился в новый володинский сценарий «Дочки-матери». Ещё бы, столько интересных ролей для его учеников. А главное — большая яркая роль для Тамары! Их обоих увлекла, что называется, «мысль семейная».

Супруги вознамерились запечатлеть на экране свой мир, своё житьё-бытьё. Художник выстроил в павильоне кабинет хозяина, до мелочей повторив кабинет Сергея Аполлинариевича. Кухня оказалась похожей на их кухню. А комната дочек удивительно напоминала комнату их племянницы. Детей у Герасимова и Макаровой не было. Но жили большой семьёй: Сергей Аполлинариевич, Тамара Фёдоровна, её сестра Людмила с дочерью Эммой и Артуром, усыновлённым Герасимовыми.

Все знали о необыкновенной филантропии Герасимова и Макаровой, о том, что они помогали многим студентам — деньгами в том числе, — дом всегда был открытым. Михаил Ножкин писал о них песни — при жизни.

Десять курсов. Десять выпусков. Любимыми учениками всегда оставались Бондарчук, Ларионова, Рыбников, Болотова, Вадим Спиридонов. Но заботились обо всех. Если Герасимов не мог снимать выпускников в своих фильмах, пристраивали к другим режиссёрам. Считалось, что если окончил мастерскую Герасимова и Макаровой, то работа будет. Педагоги болели за «своих», хотя и не скрывали, что у них есть любимчики.

…21 марта 1978 года Тамара Фёдоровна Макарова и Сергей Аполлинариевич Герасимов приглашают друзей на встречу по поводу одного семейного события. Золотая свадьба!

Супруги многого добились в жизни: он — крупный режиссёр, она — знаменитая актриса. И все их знают, и многие им завидуют. Принято думать, что всё-то у них ладится, удача сама плывёт в руки. Что ни фильм, то премия, что ни год — фестиваль. Они объехали чуть ли не все столицы, и везде их принимали по первому классу. Семейное счастье стало вроде бы порукой счастливой творческой судьбы.

После юбилея им было отпущено быть вместе ещё семь лет, восемь месяцев и семь дней…

…На съёмках «Льва Толстого» Герасимова отговаривали от сцены, в которой он должен был лечь в гроб. Но Сергей Аполлинариевич был создателем фильма. Он считал непорядочным и по отношению к творчеству, и просто по-человечески подстраховаться двойником. И тогда, может быть, впервые в его режиссёрские установки вмешалась жена.

Через полгода, измотанный долгими съёмками и монтажом, он вернулся с какого-то конгресса. Чувствовал себя скверно. Побаливало сердце. С усмешкой говорил: «Снаряды ложатся всё ближе».

В больницу он поехал вместе с Тамарой Фёдоровной. Врач пообещал ей отпустить Герасимова на следующий день, после обследования.

Ночью сообщили о его смерти… В сейфе служебного кабинета Герасимова комиссия обнаружила только партбилет и негатив фильма «Комиссар» Аскольдова, запрещённого ЦК…

Последней своей работой Тамара Макарова считала вечер, посвящённый 85-летнему юбилею мужа. Она долго размышляла, советовалась, как сделать это, не превращая в заунывные поминки. Выстраивала монтаж из фильмов. Выглядело это достойно.

Какое-то время Тамара Фёдоровна ещё преподавала во ВГИКе. Но недолго. Связано это было с тем, что она больше не могла содержать личного шофёра на сравнительно небольшую пенсию, а ВГИК не нашёл возможности дать его.

Артур окончил Литературный институт. В «Калине красной» у Шукшина он сыграл бандита в кожаной куртке и очках. Автор двух книг прозы, нескольких сценариев, он в конце восьмидесятых ушёл в бизнес. Артур постоянно помогал Тамаре Фёдоровне. Но случилась трагедия: в октябре 1995 года он был заколот огромным испанским клинком из его же коллекции. Убийство произошло ночью в квартире актрисы Жанны Прохоренко, как писали тогда газеты, «гражданской жены» покойного.

Смерть Артура стала для Макаровой страшным ударом. После этого справиться с собой уже не могла. Она умерла в 1997 году.

Следующая глава

info.wikireading.ru


Смотрите также