Леонид петрович решетников биография


Решетников Леонид Петрович

Советский и российский историк, директор Российского института стратегических исследований (29 апреля 2009 — 4 января 2017), генерал-лейтенант Службы внешней разведки Российской Федерации. Кандидат исторических наук.

«Биография»

Родился 6 февраля 1947 года в Потсдаме в семье военнослужащего.

В 1970 году закончил исторический факультет Харьковского государственного университета. Ученик Г. П. Попова. В 1971—1974 годах учился в аспирантуре Софийского университета, где защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук по теме «Участие болгарских политических эмигрантов в строительстве социализма в Советском Союзе (1921—1941 г.г.)». 

В 1974—1976 годах работал в Институте экономики мировой социалистической системы Академии наук СССР.

С апреля 1976 года по апрель 2009 года служил во внешней разведке. В конце своей службы занимал должность начальника информационно-аналитического управления СВР России в звании генерал-лейтенанта. В апреле 2009 года был уволен в запас в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе.

29 апреля 2009 года указом президента Российской Федерации был назначен директором федерального государственного научного бюджетного учреждения «Российский институт стратегических исследований». Указом президента России от 2 ноября 2016 года был освобождён от должности директора Российского института стратегических исследований с 4 января 2017 года.

Входит в состав научного совета при министре иностранных дел Российской Федерации, научного совета при Совете безопасности Российской Федерации и Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации.

Президент некоммерческого благотворительного фонда «Наследие» («Русский Лемнос»).

С 2017 года — председатель наблюдательного совета телеканала «Царьград ТВ».

Член редакционного совета журнала «Родина».

Свободно владеет болгарским и сербским языками, а также может разговаривать на греческом языке.

Семья

Жена — Ольга Николаевна Решетникова, кандидат исторических наук. Имеет двух дочерей и четырёх внуков.

Дочь — Елена Решетникова руководит проектом «Детский лагерь на острове Лемнос», организуемом НБФ «Наследие» 

Page 2
  • Присылайте свои интернет ссылки к интересующим вас страницам в чате на Persona 85139
  • Добавьте интернет ссылку о себе в свою страницу
  • Закажите публикацию вашей персональной страницы в нашем ресурсе

Более 20 000 персон и компаний зарегистрированы в нашем ресурсе. География читателей нашего ресурса : Россия — 40 %, Украина — 16.9 %, Германия — 15.2 %, США — 9.8 %, Франция — 4.8 %, Казахстан — 4.5%, Беларусь — 3.3%, Великобритания — 2.4%, Израиль — 1.2%, Швейцария — 0.10% и другие страны

whoiswhopersona.info

Леонид Петрович Решетников

генерал-лейтенант кандидат исторических наук

ВУЗы:Харьковский Государственный Университет, Софийский университет (Болгария)

Биография:

Родился 6 февраля 1947 года в Потсдаме (ГДР) в семье военнослужащего.

В 1970 году закончил исторический факультет Харьковского государственного университета. С 1971 по 1974 год обучался в аспирантуре Софийского университета (Болгария). В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию. Имеет публикации по темам советско-болгарских отношений в 1917-1945 гг., российской эмиграции в Греции, Болгарии, Югославии после Гражданской войны в России, по современной политической обстановке на Балканах. Автор книг «Русский Лемнос» (1-е изд. М., 2009; 2-е изд. М., 2010; 3-е изд. М., 2012; 4-е изд. М., 2013; 5-е изд. М., 2015) и «Вернуться в Россию. Третий путь, или тупики безнадежности» (Москва, «ФИВ», 2013; 2-е изд. М. «ФИВ», 2015, издана в Сербии 2014, Болгарии 2014, Армении 2014 на сербском, болгарском и армянском языках).

С 1974 по 1976 год работал в Институте экономики мировой социалистической системы АН СССР. С апреля 1976 года по апрель 2009 года – во внешней разведке. Последняя должность – начальник информационно-аналитического Управления СВР России, член коллегии СВР, генерал-лейтенант. В апреле 2009 года Л. П. Решетников в соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» и Положением «О прохождении военной службы» уволен в запас в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе.

Владеет сербским и болгарским языками (свободно), может объясняться на греческом.

Имеет государственные награды (орден Мужества, орден Почёта, президентский знак «Заслуженный сотрудник внешней разведки», а также медали и другие почётные знаки), иностранные государственные награды («Орден Негоша» I ст. [Республика Сербская], «Орден Дружбы» [Приднестровская Молдавская Республика], а также медали и почётные знаки).

Награды Русской православной церкви: орден Святого благоверного князя Даниила Московского, орден Святого благоверного князя Дмитрия Донского, орден Святого Страстотерпца Царя Николая II Русской Православной Церкви за рубежом и орден Святого Царя Константина Сербской Православной Церкви.

Входит в состав Научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации, заместитель руководителя одной из секций совета.

Член Научного совета при Министре иностранных дел РФ.

Член Общественного совета Министерства обороны России.

Президент некоммерческого благотворительного фонда «Наследие» («Русский Лемнос»).

Женат, жена Ольга Николаевна Решетникова, кандидат исторических наук. Имеет двух взрослых дочерей и четырёх внуков.

Leonid Petrovich Rechetnikov was born in 1947 in Potsdam, Germany.

Graduated from the Faculty of History, Kharkov State University in 1970. Undertook postgraduate studies at Sofia University (Bulgaria). Defended doctoral thesis in 1974. Author of “Russian Lemnos” (1st edition, Moscow, 2009; 2nd edition, Moscow, 2010; 3rd edition, Moscow, 2012) and “Return to Russia. The Third Path, or the Dead Ends of Hopelessness” (Moscow, “FIV”, 2013) and various publications on Soviet-Bulgarian relations between 1917-1945, Russian emigration to Greece, Bulgaria and Yugoslavia after the Russian Civil War, and the contemporary political situation in the Balkans.

Worked for the Institute of the World Socialist System from 1974 to 1976 and Foreign Intelligence from April 1976 to April 2009. Completed service as Lieutenant-General and Head of Analysis and Information Department, Foreign Intelligence Service, retiring compulsorily upon reaching the maximum age for military service.

Appointed Director of Russian Institute of Strategic Studies on 29 April 2009 by Presidential Decree.

Fluent in Russian, Serbian and Bulgarian.

Received numerous awards and honors, including the Order of Courage and Order of Honour bestowed by the State, and the Order of Saint Daniel of Moscow and Order of St Dmitri Donskoy bestowed by the Russian Orthodox Church.

Member of Scientific Council of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation, Scientific Council of the Security Council of the Russian Federation, and Public Council of the Ministry of Defence of the Russian Federation.

Chairman of Board of Trustees, Holy Trinity Ipatiev Monastery (Kostroma).

Married to Olga Nikolaevna Rechetnikova, Candidate of Historical Sciences, with whom he has two daughters and four grandchildren.

riss.ru

Леонид Петрович Решетников

генерал-лейтенант кандидат исторических наук

ВУЗы:Харьковский Государственный Университет, Софийский университет (Болгария)

Биография:

Родился 6 февраля 1947 года в Потсдаме (ГДР) в семье военнослужащего.

В 1970 году закончил исторический факультет Харьковского государственного университета. С 1971 по 1974 год обучался в аспирантуре Софийского университета (Болгария). В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию. Имеет публикации по темам советско-болгарских отношений в 1917-1945 гг., российской эмиграции в Греции, Болгарии, Югославии после Гражданской войны в России, по современной политической обстановке на Балканах. Автор книг «Русский Лемнос» (1-е изд. М., 2009; 2-е изд. М., 2010; 3-е изд. М., 2012; 4-е изд. М., 2013; 5-е изд. М., 2015) и «Вернуться в Россию. Третий путь, или тупики безнадежности» (Москва, «ФИВ», 2013; 2-е изд. М. «ФИВ», 2015, издана в Сербии 2014, Болгарии 2014, Армении 2014 на сербском, болгарском и армянском языках).

С 1974 по 1976 год работал в Институте экономики мировой социалистической системы АН СССР. С апреля 1976 года по апрель 2009 года – во внешней разведке. Последняя должность – начальник информационно-аналитического Управления СВР России, член коллегии СВР, генерал-лейтенант. В апреле 2009 года Л. П. Решетников в соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» и Положением «О прохождении военной службы» уволен в запас в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе.

29 апреля 2009 года Указом Президента Российской Федерации Решетников Леонид Петрович назначен директором Российского института стратегических исследований.

Владеет сербским и болгарским языками (свободно), может объясняться на греческом.

Имеет государственные награды (орден Мужества, орден Почёта, президентский знак «Заслуженный сотрудник внешней разведки», а также медали и другие почётные знаки), иностранные государственные награды («Орден Негоша» I ст. [Республика Сербская], «Орден Дружбы» [Приднестровская Молдавская Республика], а также медали и почётные знаки).

Награды Русской православной церкви: орден Святого благоверного князя Даниила Московского, орден Святого благоверного князя Дмитрия Донского, орден Святого Страстотерпца Царя Николая II Русской Православной Церкви за рубежом и орден Святого Царя Константина Сербской Православной Церкви.

Входит в состав Научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации, заместитель руководителя одной из секций совета.

Член Научного совета при Министре иностранных дел РФ.

Член Общественного совета Министерства обороны России.

Президент некоммерческого благотворительного фонда «Наследие» («Русский Лемнос»).

Женат, жена Ольга Николаевна Решетникова, кандидат исторических наук. Имеет двух взрослых дочерей и четырёх внуков.

Контактный телефон: + 7 (495) 454-92-64

Электронный адрес: [email protected]

Leonid Petrovich Rechetnikov was born in 1947 in Potsdam, Germany.

Graduated from the Faculty of History, Kharkov State University in 1970. Undertook postgraduate studies at Sofia University (Bulgaria). Defended doctoral thesis in 1974. Author of “Russian Lemnos” (1st edition, Moscow, 2009; 2nd edition, Moscow, 2010; 3rd edition, Moscow, 2012) and “Return to Russia. The Third Path, or the Dead Ends of Hopelessness” (Moscow, “FIV”, 2013) and various publications on Soviet-Bulgarian relations between 1917-1945, Russian emigration to Greece, Bulgaria and Yugoslavia after the Russian Civil War, and the contemporary political situation in the Balkans.

Worked for the Institute of the World Socialist System from 1974 to 1976 and Foreign Intelligence from April 1976 to April 2009. Completed service as Lieutenant-General and Head of Analysis and Information Department, Foreign Intelligence Service, retiring compulsorily upon reaching the maximum age for military service.

Appointed Director of Russian Institute of Strategic Studies on 29 April 2009 by Presidential Decree.

Fluent in Russian, Serbian and Bulgarian.

Received numerous awards and honors, including the Order of Courage and Order of Honour bestowed by the State, and the Order of Saint Daniel of Moscow and Order of St Dmitri Donskoy bestowed by the Russian Orthodox Church.

Member of Scientific Council of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation, Scientific Council of the Security Council of the Russian Federation, and Public Council of the Ministry of Defence of the Russian Federation.

Chairman of Board of Trustees, Holy Trinity Ipatiev Monastery (Kostroma).

Married to Olga Nikolaevna Rechetnikova, Candidate of Historical Sciences, with whom he has two daughters and four grandchildren.

Contact phone: + 7 (495) 454-92-64

Email: [email protected]

radonezh.ru

Белая Россия - Генерал-лейтенант Леонид Петрович Решетников: «Православный» сталинизм – это сатанизм

– Сегодня у нас пойдет разговор о такой злободневной теме как «православный» сталинизм. Вообще, знаете, когда я готовился к этому разговору, я неоднократно думал: какое это абсурдное название! – Да, и страшное, в общем-то. Ужасное. – И страшное, и ужасное, и абсурдное. В связи с этим я хотел бы задать вам вопрос. Скажите, пожалуйста, а вообще, откуда появилось это название? Что это такое?

 

– На мой взгляд, имеется несколько причин появления такого ложного определения. Из них я бы выделил две основные. Прежде всего, хотел бы отметить, что попытки либеральных, антицерковных, антиправославных кругов дискредитировать Церковь, внести раздор и смуту, например, танцы не совсем нормальных женщин в храме Христа Спасителя, или рубка топором духовно болящими людьми икон, или клеветнические статьи против Церкви, не приносят успеха для этих кругов. Наоборот, такие попытки скорее мобилизуют Церковь, мобилизуют верующих, консолидируют их, так как это очевидные грубые нападки, бесовские нападки. И в этой ситуации противники Веры, противники Православия, противники России, идут более хитрым, более изощренным путем. Подбрасывают идеи, которые как бы созвучны, как бы соприкасаются с настроениями православной общественности. И вообще в целом общественности нашей страны. А какие настроения? Ведь сейчас очень большое недовольство среди населения состоянием такого полупорядка или полураспада в нашей стране. Недовольство чиновничьим аппаратом, недовольство тем, что правильные сильные решения, которые принимаются высшим руководством страны, не доводятся до конца, не выполняются, блокируются. Недовольны тем, что царит коррупция, взяточничество и масса других проявлений морально-нравственного нездоровья в обществе. В этой ситуации среди населения, даже среди православной общественности, растут стихийные, даже иногда неосознанные, монархические настроения. Вот люди думают и мечтают о порядке, думают о сильном лидере, который всё-таки до конца доведет порядок в стране. В эти настроения подбрасывается система «красного царя», подбрасывается идея Сталина. Этот человек, этот деятель, этот политик преподносится как спаситель России. Хотя, конечно, прежде всего, он был разрушителем Православной вековой России.

– Одним из губителей.

– Одним из губителей, а одно время и главным губителем России. Ведь Советский Союз – это не Россия. Вот здесь разделительная черта. И такие настроения подбрасываются, а людей, которые жили в те времена, нет, они ушли из жизни подавляющей частью, никто не может поделиться воспоминаниями о 20 – 30-х годах. Поэтому говорят только о 41 – 45-м, говорят только о войне. Послевоенное время – это уже упадок сталинизма. И реально людей, которые могли бы вносить какую-то лепту в освещение этого периода, уже практически не осталось. И пошла мифологизация. Подбрасывается легенда о том, что Сталин чуть ли не тайно молился, чуть ли не тайно венчался на царство, тайно встречался с блаженной Матроной Московской, чего только он тайно не делал. Хотя никаких более-менее близких к достоверности фактов нет, и их не может быть. Потому что позиция Сталина в отношении Церкви всегда была враждебна, и это известно. Одна только пятилетка безбожия чего стоит, взорванный храм Христа Спасителя, массовые казни и репрессии духовенства и верующих. На очень небольшой срок, во время войны и первые послевоенные годы, Сталин дал послабления Церкви, чисто из прагматических соображений. Но уже к концу 40-х г. репрессии в отношении духовенства и верующих начали вновь набирать оборот. Поэтому образ этакого «православного» Сталина подбрасывается врагами Церкви. Но некоторая часть людей этот лже-образ подхватывает, потому что он созвучен с их настроениями. Когда же в нашей стране будет порядок! Когда же в нашей стране вор и взяточник буду сидеть, когда наша страна станет такой, какой мы можем гордиться. И здесь идет тоже подмена. Ведь дело не в высшем руководителе, а дело в людях, дело в нас. Наша Церковь учит: начни с себя. Когда сами мы перестанем давать взятки, когда сами перестанем угодничать, сами перестанем засорять свои города и села, когда сами будем принципиальны. Вот как надо ставить вопрос. А нам подбрасывают идею о неком всесильном вожде, который придет и все сделает, пусть через кровь, пусть снова через лагеря. Такая идея опять направлена на разрушение нашего православного сознания. Так же люди будут встречать Антихирста. И, к сожалению, происходит, идет такой процесс, что некоторые православные воспринимают это все. Некоторые православные люди, в том числе и публицисты, и писатели, и некоторая часть священников, тоже воспринимают это и говорят о «красном царе», о Сталине, что нам нужен Сталин, – что полностью противоречит вообще нашему православному миропониманию, мировосприятию. Это опасная вещь. Она ведет к разрушению нашего православного сознания. Церковь, мы – православное сообщество, православные люди, православная общность России, мы только-только стали на ноги после ста лет безбожия. А если серьезно говорить, то и 19-й век – это процесс отхода от Бога. И только-только мы становимся на ноги, только-только сформировалось зерно, и в это зерно вводится инъекция в «православной» упаковке, а на самом деле инъекция антихристианская. Нам подбрасывают мысль, что мы православные должны выступать против либералов, совместно с коммунистами, атеистами, сталинистами. Нам говорят, что с ними мы должны идти на компромиссы. А Христос шел на компромиссы с Каиафой? С фарисеями и книжниками? С теми, кто Его распинал? Или с Пилатом, вроде неплохой человек был, хотел даже Его отпустить. Он что, шел на компромиссы с этими людьми? Он на компромиссы не шел. И здесь нам допускать компромисс с людьми, которые, я бы сказал, по сути своей безбожники, я бы сказал даже, агрессивные безбожники, это значит предавать Христа. Соглашаться с идеей «православного» сталинизма, с образом Сталина как нашего вождя духовного, это значит предавать Христа, это значит изменять Христу.

– Знаете, мне кажется, что этот «православный» сталинизм, он уже вообще относится даже не столько даже к личности самого Сталина, сколько вообще создается такая лже-религия, которая вообще, естественно, вообще никакого компромисса.

– Так она и была создана, в 20-е годы была создана лже-религия.

 

– А сейчас ее новый вот такой виток развития. Под «православным» флером таким.

– Абсолютно верно. Это была лже-религия. Лже-бог лежал в мавзолее, а наместник бога сидел в Кремле. И исключительно поклонялись им. Вспомните песни «Ленин всегда живой, Ленин всегда со мной в горе, надежде и в радости». Никто не вдумывается, смеются все. А чего смеяться? Это попытка, это явная попытка обожествления. «Помазанник» этого лже-бога Сталин сидел в Кремле, и ему молились, к нему обращались. Ему писали стихи, ему писали поэмы, повести, романы. К нему обращались, писали письма. Церковь уничтожалась. Когда говорят про войну, что во время войны Сталин стал открывать церкви, – да, он открыл, да. Меньше, чем Гитлер открыл на оккупированной территории, значительно меньше, почти в два раза меньше. Но он открыл. Когда его прижало. Тогда он вспомнил и про братьев, и про сестер, и про Нахимова, и про Суворова, и Александра Невского, и лампасы генералам прицепил, и папахи им царские на головы насадил, и погоны, за которые убивали еще в 30-х годах. Процесс «Весна», когда арестовали почти всех, кто как-то был заметен из бывших царских офицеров, оставшихся в Советском Союзе и не выступавших на стороне красных. По этому процессу там больше тысячи человек прошло. И всех под нож. За погоны. Просто за погоны. И погоны ввел. Но это когда приперло. И если помните, послу США Гарриману он же сказал в 42-м году: вы думаете они воюют за меня, за нас? Они воюют за матушку Россию. Народ-то у нас воевал за матушку Россию. Он это понимал. Конечно, понимал. И поклоняться этому человеку и говорить, что вот нам образец. Вы знаете, часто очень эти люди, Проханов, Кургинян, особенно Проханов, очень любят это говорить на фоне икон. Вот иконы стоят, и на фоне икон сидит такой вот теоретик, рассуждает о том, что надо расписать храмы портретами, иконами Жукова, Рокоссовского, Василевского...

– Сталина.

– Сталина. Эпизодами Курской битвы и молиться в этих храмах. Но это же кощунство. Не потому, что эти люди были плохие или плохие командующие, плохие военачальники. Но это кощунство. Потому что это человек, который предлагает самочинно, своевольно изменить не только каноны, но вообще наше представление о святом, о святости. Вот такое представление о святости у этих людей. И потом же, мы не должны забывать, мы сами жили в это время. Я сам в это время жил и разделял многие взгляды таких людей в свое время, по крайней мере, в 70-х годах прошлого века. Но я знаю, я сам понимаю это, я сам принадлежал к этому, что когда они добьются своего и придут к власти, места для православных не будет. Т. е. будет. Это места отдаленные и огороженные колючей проволокой. Они уже были у власти. При чём тут православные? При чём тут вера? Они хотят воспользоваться нами, православными, чтобы добиться своих результатов. А мы, тоже с вами, я помню, говорили, что и либерализм, и коммунизм вышли из одной точки...

– Фашизм.

– Фашизм. Они родились на Западе, общий у них отец-прародитель. Об этом еще Шафаревич писал в конце 80-х годов. Они и родились от одного отца, и подброшены нам. Они пришли к нам. У нас не было таких теорий – ни либеральных, ни коммунистических, ни, тем более, фашистских. В своей книге «Вернуться в Россию» я цитирую Хантингтона. 1979-й год. Он же там четко говорит, это известный американский политолог, можно сказать, философ, правильно. Он же говорит, что мы – демократы, как мы ни ссорились с коммунистами, как бы мы с ними ни спорили, но мы все-таки от одного корня. И мы, в конце концов, можем хотя бы одну тему найти и разговаривать. А вот с традиционалистами, имея в виду нас, православных, разговора быть не может. Вот это нам надо помнить, это нам надо знать. Т. е. я хочу еще раз сказать. «Православный» сталинизм не только рожден здесь, но он еще нам и подбрасывается, с целью разложить Православную Церковь, разложить нашу всероссийскую общину. Вы посмотрите, что сейчас творится за пределами России, ведь идет полное уничтожение христианства на Ближнем Востоке, на Среднем Востоке. Полное. Одна из целей «арабской весны» уничтожение христианства – сирийского, ливанского, египетского, имеются в виду копты, иракского. Там везде же были христианские общины, христианские церкви. Идет их полное уничтожение. Как уничтожить христианство в России, как? Бесноватыми «пусями» не уничтожишь, а только отмобилизуешь. А вот давайте еще раз, один раз прошло в 17-м году, давайте еще сделаем ставку на коммунизм. Но уже в чистом виде предложить коммунизм им тяжело. Все-таки образ Владимира Ильича Ленина, он…

– Потускнел.

– Потускнел, да. Хотя везде торчат его памятники с протянутой рукой. Тогда наши враги стремятся предложить нам квази-монархию, квази-православие. Такими методами и Сталин пользовался. Запускается пара-тройка мифов. Идея простая: пусть они, русские, наживку заглотят и носятся с этим «православным» сталинизмом, который опять приведет страну к трагедии.

– К катастрофе.

– К катастрофе. Мы не так давно обсуждали в институте. Сталин построил мощное государство. Петр Валентинович, в чем мощь? Мы никак не поймем, в чем мощь? Когда он построил? Если оно мощное, оно не должно было после смерти Сталина через 25 – 30 лет разрушиться. А оно уже в начале 80-х годов начало рушиться, просто рушиться. Уже не знали лидеры типа Андропова, Черненко, что делать, как спасать. И то, что пришел Горбачев, это от безысходности.

– Это закономерно.

– Это просто закономерно. Чего мощного создал Сталин, если оно разрушилось, я понимаю, если бы это был Люксембург или Монако или Андорра, то они разрушились бы за полгода. Но это огромное государство. Оно, конечно, разрушилось за более продолжительный срок – 25 лет. Но для такой страны, как Россия, как Советский Союз, это не время. Это секунда. Вообще просуществовала советская власть одну человеческую жизнь – 73 года. Это ничто в истории. Мы как историки это понимаем. А говорят – мощное государство. Вот умер он, и через 25, через 30 лет всё пошло в тартарары. О какой мощи речь идет, я не понимаю. В чём мощь? Да и оказалось, что всё ближайшее руководство немедленно предало его же собственные идеи, которые были, если они были. Но это тоже, Петр Валентинович, не предали. Просто человек устает, когда он всё время под дулом. Да?

– Конечно.

– Вот сейчас, как Северная Корея, все никак не поймут, что случилось. Ее давили, она под дулом, под угрозой находится десятки лет. И каждый год санкции увеличиваются, увеличиваются, увеличиваются, давление, маневры со стороны американцев, южнокорейцев, японцев. В конце концов, это, знаете, как крыса, загнанная в угол. Она или бежит куда-нибудь, спасается. А если в угол, она окрысивается. Так и эти руководители сталинской эпохи. И они так устали жить под дамокловым мечом. Это античеловеческая система. Такое отношение к людям. Я в одной статье, не знаю, писатель он, или поэт, или историк, Тюняев такой, прочитал, что главный лозунг у Сталина: «Сначала думай о родине, – вот такая песня есть, – а потом о себе». А в принципе, мы сначала думаем, должны православные думать, о людях, о ближних, дальних, а потом о себе. Вот тут есть маленькое смещение. Те, для которых государство прежде всего, не понимают, что государство для людей создается.

– А здесь еще, Леонид Петрович, мне кажется, в чём опасность этого «православного» сталинизма, что по существу подменяется образ Святого Царя-Мученика красным кровавым лже-царем. И что интересно, что некоторые люди, которые на словах почитают Царя-Мученика, также являются «православными» сталинистами. Но я заметил, что чем больше человек погружается в этот «православный» сталинизм, тем больше он отвергается от Царственных Мучеников. Чем больше люди погружаются в это восхваление Сталина, тем они больше отходят от правды о Царе. Некоторые «православные» публицисты уже договариваются до того, что реформы Николая II ничего не дали, а Столыпин – пигмей. А вот есть великий Сталин.

– И великий Берия.

– Великий Берия.

– Тут опять глубинное различие. Хотя, может, они и почитают Николая II, но в глубине души у них часто вырывается это, вот это вот «сойди с креста». Николай II взошел на Голгофу, он мог бы сойти с креста, он мог бы не всходить на Голгофу. Он мог бы. Как они представляют. Три батальона верных людей двинутся на Петроград. Т. е. они не понимают тех процессов, которые шли в России. Вот «сойди с креста», не всходи на Голгофу. Вот тут различия. А Сталин…

 

– Сталин прибивал к кресту.

– Да, он прибивал к кресту. Он был решительный, он был готов положить миллионы людей ради... только неизвестно, ради чего. Ради чего он положил миллионы людей вместе с Лениным и другими большевиками. Вот здесь вот различие. Вот этот подвиг Царя-Мученика взойти на Голгофу, он не понятен. Как не понятен был даже некоторым апостолам подвиг Христа.

– Конечно, «Господи, спаси Себя».

– Да, Господи, спаси Себя. Вы помните, что Господь им отвечает?

– И враги Ему кричали, потом, когда распинали: Раз Ты такой, сойди с креста. То же самое и к Николаю II. Сойди с креста.

– В этом плане ответ Господа очень показателен. Петр, ты думаешь не о том, что Божеское, а о том, что человеческое.

– Сатана говорит тебе: Изыди от меня …

– И «православный» сталинизм – это сатанизм. Это сатанизм, замаскированный. Потому что мы восхваляем служителя сатаны. Сталин служил сатане. Он уничтожал, ведь вся революция, вся политика была антирелигиозная, антиправославная, безбожная и антирусская поэтому. Потому что русские были православные люди. Поэтому-то русских людей не осталось после советской власти, очень мало. Кто ощущает себя русским после советской власти, падения советской власти? Только православные люди, только православные христиане. Потому что они прикоснулись к основному источнику, это стержень нашей русскости, Православие. Русский может быть и не русский по крови. Он может быть татарского, еврейского происхождения, но он православный, он русский. Вот это наша всегда была позиция. То, что делал Сталин, это сатанизм. Это не только богоотступничество, это служение сатане. Вообще для православного человека это абсурд почитать Сталина, почитать мучителей и мучеников. Это же невозможно. И придумывать всякие версии, а правда, что он чего-то не знал, это творил там, я не знаю, Ягода, Берия. Это же смешно. Да, где-то на месте на каком-то там, в Урюпинске, могло это произойти, кто-то чего-то не знал, но это же была общая политика. И эти люди, которые арестовывали, судили, расстреливали, они действовали в рамках политики. Они знали, что они идут в общем потоке этой политики. Там могут быть какие-то конкретные вещи и ошибки и так далее. Но общий поток был такой.

– Потом, дело в том, что всегда я говорю, что фактически же, когда мы говорим, что, например, Сталин, не только Сталин, но и Ленин, и Троцкий, – это преступник. Это не фигура речи. Потому что когда смотришь вот эти его приказы по первой категории о расстреле крестьян, ведь эти вещи не были предусмотрены даже действующим законодательством того времени.

– Конечно.

– Т. е. они действовали вопреки законодательству. Т. е. они были преступники.

– Вопреки законодательству ими написанному…

– Да, ими написанному.

– Оно тоже было преступное. Но они даже превосходили в своих нарушениях и это. Поэтому это страшная вещь «православный» сталинизм, это попытка размыть нашу Православную Церковь, нашу Православную Веру. И происходит это от маловерия, если говорить о православных людях. Евангелие, эти слова «Помоги моему неверию». Правильно, мы все такие. Мы сегодня сильно верим, завтра от настроения меньше верим. Послезавтра опять, в связи с успехами, мы сильно верим опять. Наша вера такая еще. И вот от этого маловерия потом происходит вот это увлечение «православным» сталинизмом. И не надо забывать, что в 90-е годы в Церковь люди многие, особенно мужчины, пришли, определенная часть по политическим причинам. Не по зову сердца к Богу, а по политическим причинам. Есть Православная Церковь, всё разрушено, партии нет, некому верить. Вот есть такой институт, как Православная Церковь. Она борется за Россию. И я пойду туда, и я буду там. И таких людей я знаю немало. Некоторые из них, пребывая в Церкви, стали сердечными верующими. Но некоторые остались просто политическими верующими, я даже не знаю, как это определить. Вот они первые и качнулись в сторону этого «православного» сталинизма. И почему еще, хочу момент такой отметить, батюшки некоторые, священники, пишут на эту тему, увлекаются этим. Мне кажется, тут еще проблема в том, что мы очень плохо знаем нашу историю, мы плохо изучали нашу историю. Не мы виноваты. Она искажена, она обезображена, она оклеветана. И даже священники, приходя в Церковь, идут с этим багажом исторических знаний. Я недавно вам рассказывал, как я в поезде ехал с очень интересным человеком и, действительно, талантливым публицистом, и вдруг зашел разговор о Гражданской войне, и я упомянул калмыцкие казачьи полки. И он сказал: какие казачьи полки? Разве калмыки были казаками? Я говорю, конечно, донское казачество, калмыцкое, были. Как? И им разрешали при царе? Как разрешали? У нас были национальные части в Первую мировую. Дикая дивизия – чеченцы, ингуши, кабардинцы, дагестанцы, калмыцкие части. У нас были башкиры. Башкиры дошли до Парижа в 1813 году. Человек, который искренний, талантливый, патриот России, он не знает этого. И он, в общем-то, не очень-то и виноват в этом. Потому что у нас искаженное представление о нашей истории, искаженное представление о нашем прошлом. И, конечно, поэтому получается искаженное представление о будущем. Поэтому и появляются такие фигуры, как Сталин, как «красный царь», как «спаситель». Поэтому места истинному Царю и Спасителю Христу у таких людей в сердце нет.

– Но здесь еще, на мой взгляд, опасность, вернее, причина этого, – это, конечно, Великая Отечественная война, священный подвиг нашего народа. И, в общем-то, эти «православные» сталинисты, они спекулируют на нём, пытаясь приписать его исключительно Сталину.

– Исключительно Сталину, да. А это, вы правильно сказали, это беспримерный подвиг. 26 с половиной миллионов людей погибло. Мы ее выиграли мучительно, очень тяжело и только благодаря тому, что люди шли на пулеметы, потому что люди клали свои жизни, исправляя, кстати, многочисленные ошибки верховного командования. Многочисленнейшие. Если разбираться серьезно, вы меня назвали генерал-лейтенантом, я, правда, не армейский генерал-лейтенант, но я чуть-чуть понимаю. И я понимаю, что ошибки были не только вынужденные из-за того, что такая армада напала, но и просто ошибки, такой был профессиональный уровень наших командиров, они учились по ходу войны. И у Сталина такой же был уровень. И он такие же решения принимал. И до 43-го года многочисленные тяжелые ошибки исправляли люди – солдаты, офицеры, жертвуя собой. И об этом надо говорить. Да, конечно, не может армия победить без вклада своего высшего начальства. Конечно, вклад был, безусловно. Но он ничего не перечеркивает. Он не перечеркивает все преступления, которые были совершены высшим руководством за все годы советской власти.

– В том числе и в годы войны. – В том числе и в годы войны их было немало. Поэтому мы должны, и я обращаюсь к православным слушателям, православным верующим, мы должны быть очень осторожны. Сейчас зерно, настоящее зерно, чистое зерно православных людей сформировалось. Туда нельзя допускать вражеские, сатанинские, бесовские идеи. Кто хочет, тот придет к нам под хоругвь, но не мы с хоругвью пойдем под бесовские лозунги. Мы не можем это сделать.

– Спасибо, Леонид Петрович, за столь интересную беседу. Я надеюсь, что она поможет очень многим православным людям не попасть под ядовитый яд «православного» сталинизма так называемого. Вообще, в конце концов, надо прекратить его называть так, как «православный сатанизм».

Леонид Петрович Решетников - родился 6 февраля 1947 года в Потсдаме (ГДР) в семье военнослужащего. В 1970 году закончил исторический факультет Харьковского государственного университета. С 1971 по 1974 год обучался в аспирантуре Софийского университета (Болгария). В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию. Имеет публикации по темам советско-болгарских отношений в 1917-1945 гг., российской эмиграции в Греции, Болгарии, Югославии после Гражданской войны в России, по современной политической обстановке на Балканах. Автор книг «Русский Лемнос» (1-е изд. М., 2009; 2-е изд. М., 2010; 3-е изд. М., 2012; 4-е изд. М., 2013) и «Вернуться в Россию. Третий путь, или тупики безнадежности» (Москва, «ФИВ», 2013). С 1974 по 1976 год работал в Институте экономики мировой социалистической системы АН СССР. С апреля 1976 года по апрель 2009 года – во внешней разведке. Последняя должность – начальник информационно-аналитического Управления СВР России, член коллегии СВР, генерал-лейтенант. В апреле 2009 года Л. П. Решетников в соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» и Положением «О прохождении военной службы» уволен в запас в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе. 29 апреля 2009 года Указом Президента Российской Федерации Решетников Леонид Петрович назначен директором Российского института стратегических исследований. Владеет сербским и болгарским языками (свободно), может объясняться на греческом. Имеет государственные награды (орден Мужества, орден Почёта), награды Русской православной церкви (орден Святого благоверного князя Даниила Московского, орден Святого благоверного князя Дмитрия Донского), а также медали и почётные знаки. Входит в состав Научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации. Председатель совета некоммерческого благотворительного фонда «Наследие» («Русский Лемнос»). Женат, жена Ольга Николаевна Решетникова, кандидат исторических наук. Имеет двух взрослых дочерей и четырёх внуков.

www.belrussia.ru

/ Православие.Ru

Рейтинг: 10|Голосов: 12

Без обращения к Богу мы мало что изменим

Леонид Решетников

Наш собеседник — Леонид Петрович Решетников, генерал-лейтенант Службы внешней разведки Российской Федерации, директор Российского института стратегических исследований (РИСИ), кандидат исторических наук, автор книги «Русский Лемнос», вышедшей недавно 4-м изданием, а также историко-публицистической монографии «Вернуться в Россию: Третий путь или тупики безнадежности», посвященной нашему прошлому и настоящему, России, которую мы потеряли, трагическим событиям ХХ века, поискам выхода из современных «тупиков безнадежности».

Рейтинг: 5,8|Голосов: 9

Точка исхода. 90 лет назад казаки армии Врангеля покинули родину

Беседа с Леонидом Решетниковым, директором Российского института стратегических исследований

Северная Греция, остров Лемнос. Безлесые, покрытые колючим бурьяном холмы. Овцы, издали не отличимые от бурьяна. Ни жилья, ни людей на километры и пустынное, редко где расцвеченное рыбачьей лодкой Эгейское море вокруг. Пейзаж, уныло депрессивный – даже на туристический взгляд. Однако именно на этих холмах, в армейских палатках, на голой земле в 1920-1921 годах выживали более 30 000 наших соотечественников. Первые пять тысяч – женщины, дети, старики, больные и раненые, в основном родственники белых офицеров, оставшихся воевать в Крыму, – прибыли на Лемнос весной 1920-го. А к концу того же года сюда были переброшены части Кубанского и Донского казачьих корпусов.

pravoslavie.ru

Леонид Решетников: «Окончательная победа глобализации – это и есть конец истории» / Православие.Ru

– Леонид Петрович, опубликованное в интернет-газете «Столетие» Ваше интервью «Болгары никогда не предавали Россию» вызвало множество комментариев и подняло, как нам представляется, целую волну весьма негативных комментариев по отношению к Болгарии и болгарам… Отвечая на них, Вы написали, что причина столь яростной дискуссии в том, что на обсуждение были вынесены не столько болгары, сколько русские – их беды и чаяния, и что Болгария стала своеобразным зеркалом для самих россиян… В первом интервью Вы даже задаете такой вопрос: «А за что нас сегодняшних любить?..». Неужели все те изменения, которые происходят в России, не пошли на пользу стране и людям? Агрессия, или как Вы пишете «чужебесие» – отличительная черта и российского, и болгарского общества… Но не кажется ли Вам, что у России все-таки больше опорных точек для ответного удара? Какой видится Вам сегодняшняя Россия – возрождается ли она экономически и духовно? И в чем причины процессов, протекающих в стране именно таким образом?

– Вы задали Вопрос, ответ на который требует серьезных и, наверное, долгих размышлений. И все-таки я попробую… Сразу хочу сказать, что по смыслу «агрессия» и «чужебесие» – слова разные. Чужебесие – это когда человек, народ так «заражается» чужой культурой, традициями, порядком, что начинает их навязывать несогласным, в том числе силой, напрочь забывая о своем, родном, Богом данном. Считаю, что такая болезнь охватила российское общество, прежде всего образованную его часть, в конце XIX – начале XX века. Заразные процессы развивались, конечно, более длительное время, но именно в упомянутый период они стали болезнью.

Аристократия, дворянство, служилый слой, разночинцы в своем большинстве с вожделением смотрели на Европу, видя в ней образец для подражания как в культурном, так и в политическом и экономическом плане. Православная цивилизация, носителем которой была императорская Россия, казалась им отсталой, не способной воспринять прогресс. Некоторые круги в своей критике шли до конца, отрицая Россию как таковую и выдвигая полубредовую идею всемирного социалистического отечества. Чем это вызывалось? Апостасией, отходом от Бога, от веры под воздействием значительного повышения жизненного уровня населения во второй половине XIX века. Многие не выдерживали испытания богатством или достатком, многим захотелось отбросить строгие моральные правила, жить охольно (тогда это называлось «свободно»), пойти по пути, по которому уже двинулась Франция и другие европейские страны. Мешала монархия, уж слишком много обязанностей накладывала она на образованный класс. Прежде всего, обязанность беззаветно служить России.

В результате – военный заговор в разгар мировой войны и февральский государственный переворот 1917 года. Это была страшная беда для России, ее народа. Осуществлялась попытка смены тысячелетнего цивилизационного кода нашей страны. Ведь Россия не была ни Европой, ни Азией. Это отдельная, самобытная цивилизация, в ряде своих черт творчески переработавшая византийское наследие. Эта попытка совершалась при прямом участии западных стран, прежде всего Англии, а также Франции и США. Когда, разрушив государственное управление и внеся смуту в головы и души народа, февралисты поняли, что им не удается перевести Россию на «европейские рельсы», они вынужденно «умыли руки», уступив место наиболее радикальным и разнузданным перестройщикам. Те взялись ломать цивилизационный код с исступлением и дикой яростью. Однако большевистская программа провалилась довольно быстро, если мерить историческими мерками – к середине 60-х годов. Потом лишь стремились удержать то, что, благодаря жесточайшим репрессиям, как-то слепили.

В 1991 году все рухнуло. Казалось, русский народ, имеющий перед глазами страшный кровавый опыт XX века, уйдет от ложного выбора – западный капитализм или очередной социализм-коммунизм. Но русские слишком долго были под гнетом чужих идей, чужебесия. У власти оказались «новые февралисты». Ельцину достаточно было облететь на вертолете статую Свободы, чтобы уразуметь, куда вести Россию. Началась очередная перенастройка нашего цивилизационного кода. И опять нагло, агрессивно. Представляете, что происходило в головах русских (безусловно, и в головах других народов России, но сейчас говорю о наиболее многочисленном из них) из поколения в поколение, из рода в род. В 2000 году этот процесс приостановлен, потому что стало ясно – вновь быть большой беде, Россия не выдержит.

Вы спрашиваете, пошли ли на пользу людям те изменения, которые происходят в России? Если брать в качестве отправной точки 2000 год, то в общем да, мы получили в определенной степени передышку, есть немного времени осмотреться, подумать и решить куда двигаться. Оба пути, которые предлагаются либералами и коммунистами, уже пройдены, и возврата на них быть не должно, если мы не хотим превратить Россию в слепую лошадь, которая бредет по кругу, ничего не соображая. Кстати, и в России, и в Болгарии, да и во всех восточноевропейских странах, находившихся под властью коммунистов, многие мечтали о демократическом пути развития своей родины по образцу Европы. Но представления о европейской демократии, культуре у них были образца 20-х – 30-х годов XX века. Пока мы барахтались на стройках коммунизма, Европа ушла далеко, хотел сказать… вперед, но думаю, точнее будет, просто далеко. Сегодня Европа с ее размытыми нравственными критериями, с потерей вкуса к культуре и искусству, закостенелой бюрократией, с лицемерием и двойными стандартами в политике (внешней и внутренней) вряд ли вызывает у думающих представителей российского общества прежние восторг и желание следовать за ней. Конечно, школьникам старших классов, «вечным» студентам, той части молодежи, которая смысл своей жизни видит только в том, чтобы было как можно больше «бабла», это может и нравится, но будем надеяться, что жива еще творческая часть русской нации.

Бесспорно, у России есть опорные точки для возвращения на естественный, Богом ей определенный, цивилизационный путь развития. Для этого необходимо объективно оценить прошлое, содеянное. Без оговорок и оправданий. России дано все, чтобы быть самостоятельной цивилизацией – огромные природные богатства, территория, талантливые и жизнестойкие русский и другие народы, ее населяющие, и самое главное – православная вера (а для мусульман и иудеев вера в Единого Бога). Нести в мир свет нашей веры, наш взгляд на справедливость и нравственность, на жизнеустройство – вот миссия России, вот наша национальная идея, которую днем с огнем ищут почему-то в здравоохранении, в спорте, в военной мощи…

Очень много и часто в последнее время говорят о духовности, подразумевая под этим театры, музеи, вернисажи, карнавалы, парады оркестров (слава Богу, сюда пока не включают парады геев). Но это к духовности не имеет отношения. Духовность – это значит, по меньшей мере, стремиться жить со Святым Духом в сердце, жить по Божьим заповедям. Если русские вернутся на этот путь, хотя бы в значительной части нации, тогда и Россия будет возрождаться как великая страна, предлагающая иной маршрут развития.

– Как, по Вашему мнению, должна вести себя сегодня Россия по отношению к Болгарии? Вы являетесь директором Российского института стратегических исследований. Долгосрочная стратегия развития России, ее отношений с другими странами, вероятно кроет в себе и разработку определенного механизма действий и той или иной модели поведения? Занимается ли Ваш институт этими вопросами? По каким наиболее актуальным темам работают сегодня сотрудники института? Что такое работа на имидж России в сегодняшних условиях? И что не удается осуществить на поприще «позитивного имиджа России за рубежом»? Почему о стране в большинстве случаев говорят в негативных тонах и красках?

– Россия должна вести себя спокойно. Ведь то, что происходит сейчас в Болгарии, в миниатюре напоминает процессы, происходившие или происходящие в нашей стране. По моему убеждению, Божественная миссия Болгарии – помогать России в ее историческом служении, идти вместе с ней, служить вместе с ней. На начальном этапе Болгария сыграла очень важную роль в формировании цивилизационной миссии России. С ее помощью к нам пришло слово Божие. В 70-х годах XIX века русский народ, восприняв трагическую судьбу болгар как свою собственную, достиг высочайших вершин нравственного, духовного подвига на Шипке, у Плевны, Старой Загоры, Шейново…

Многие десятилетия враги России стремились оторвать от нее Болгарию. Смею утверждать, что ни за одну страну Восточной Европы Запад так не боролся с Россией, как за Болгарию. Думаю, это происходило потому, что значительная часть болгарского народа, если не большинство, осознанно или подсознательно понимала Божественную предопределенность быть вместе с русским народом. Когда же русские свернули со своего пути, отказались от своей миссии, болгары тоже лишились стержневой идеи. Вот что я имел в виду в своем интервью, утверждая, что болгары нас не предавали и спрос за все, что происходило в наших отношениях, прежде всего с русских. Хотя и у болгар своя доля ответственности.

Сегодня болгарское руководство стремится вписать Болгарию в современное, постхристианское европейское сообщество. Что ж, вольному воля. Но уверен, что это ошибочный путь, он ведет страну к потере национальной идентичности и самобытности, к умиранию тысячелетней болгарской культуры, исчезновению веры, всего того, что делало болгарина болгарином, а Болгарию Болгарией. Кому это нужно? И богатой Болгария в Европе не будет, даже если все распродаст иностранным компаниям. Ведь проблемы Евросоюза очевидны, и еще не известно, как и за счет кого он будет их решать.

Российский институт стратегических исследований занимается анализом политических, экономических, военных, гуманитарных процессов в различных регионах мира. Свои материалы, научные разработки, выводы и предложения мы стремимся доводить до политикоформирующих кругов нашей страны, до широких кругов общественности. Институт издает свой Журнал «Проблемы национальной стратегии», многое публикуется на сайте РИСИ, в отдельных сборниках и монографиях. Работаем ли мы на улучшение образа России? Скорее, мы работаем на Россию, на страну, которая должна идти своим, творческим путем, заимствуя лишь то, что вписывается в наше, русское представление о мире, о добре и зле, о жизненном устройстве. Если у России будет такой образ, то его не надо будет улучшать.

Говорят же о стране в большинстве случаев в негативе по двум причинам. Во-первых, у нас действительно немало проблем, прежде всего из-за продолжающейся разрухи в головах. Во-вторых, многие, кто говорит только в черных красках, принадлежат к той категории людей, которые десятилетиями навязывали России различные «измы», не давая ей быть собой. Вот и сейчас, в момент выбора, они стремятся вылить на нас ушаты грязи, сбить народ с толку, оказать давление, чтобы не позволить ему сделать правильный шаг.

– Вы – глубоко религиозный человек. И Вы, вероятно, опытно знаете, что жизнь течет по своим духовным законам, которые часто не имеют ничего общего с нашими планами и амбициями. Как исцелиться от этого незнания целому обществу, прошедшему столь жестокий путь самоотречения от своих истоков, тому самому обществу, которое не знает внутреннего страха, забыло, что значит быть великодушным и прощающим? Или все, что происходит вокруг нас – это уже запущенный процесс, который невозможно повернуть вспять?

– Трудно, практически невозможно определить степень религиозности того или иного человека, в том числе самого себя. Одно могу сказать: последние лет двадцать своей жизни стремлюсь жить с Богом, находиться в духовной ограде Русской Православной Церкви. Кстати, мое воцерковление произошло в 1991 году в Болгарии. До этого я несколько лет считал себя верующим, но в церковь только захаживал, т.е. был не прихожанином, а «захожанином». Думаю, что это болезнь многих людей, особенно причисляющих себя к интеллигенции. Ведь вообще неверующих немного, в основном к ним принадлежат люди закостенелые в своих взглядах, не способные мыслить или с совсем окаменевшими сердцами. Большинство-то и в России, и в Болгарии осознает или чувствует наличие Высшей Силы, но в суете жизни, в погоне за «хлебом насущным» (для некоторых он выражается в миллионах долларов) не хотят остановиться и прислушаться, что говорит Господь.

Человек на каком-то подсознательном уровне понимает, что если он это сделает, то придется перестраивать свою жизнь, самого себя, отказываться от многого, к чему привык. В принципе он устроился в этой жизни со своими страстями, грехами, слабостями, научился их прощать или даже вовсе не замечать и стал верховным судьей себе и другим. Отсюда традиционные отговорки – наверное, что-то есть на небесах, но неизвестно что точно, а кто доказал, что Иисус Христос действительно был на земле, а зачем идти в церковь, если многие попы грешники, мне не нужны посредники между мной и Богом – и всякая прочая галиматья, которую сотни лет повторяет неразумные. Одна великая старица, святой жизни человек говорила мне в Болгарии: в конце концов, все люди приходят к Богу, только некоторые за несколько секунд до смерти, а это может быть для них слишком поздно.

Нам – русским, болгарам – нельзя оказываться в числе опоздавших. Бог избрал нас, чтобы нести свет православной веры, и мы не вправе отказываться от этой миссии, предавать Господа. Мы же видим, что случилось с нашими странами, нашими народами в результате измены Божественному промыслу. Какие уроки нам еще нужны? Какие еще испытания должны обрушиться на нас, чтобы русские и болгары перестали ставить перед собой ложные цели, служить своим амбициям и страстям? Вы очень хорошо сказали о «жестоком пути отречения от своих истоков», об «обществе, не знающем внутреннего страха». Абсолютно точные формулировки причин происходящего ныне с Россией и Болгарией. Процесс действительно запущен, процесс деградации, разложения. Он, по-видимому, должен дойти до своего логичного конца. Пока не отомрет все то, что наворочено за последние сто лет в России, подлинного возрождения и процветания не будет. Да, уже сейчас у нас заметны ростки духовной реставрации, но они разовьются во всю мощь только тогда, когда полностью погибнет все старое, привнесенное, чужое.

Думаю, что России еще предстоят немалые испытания, прежде чем она выйдет на путь реализации своей национальной идеи. Но она обязательно выйдет. Если нет, то тогда конец истории, которая продолжается, если в мире есть альтернативы. Не вижу, кто, кроме России, мог бы предложить альтернативу единственной на сегодня глобализационной англо-саксонской модели. А окончательная победа глобализации – это и есть конец истории.

– Леонид Петрович, Вы – признанный знаток сложных и неоднозначных проблем, которыми живут сегодня Балканы. Ведь, кроме Болгарии, Вы работали в Югославии, в Греции, бывали в Хорватии, в Албании, в Румынии и в соседних с Балканами странах – Турции, Италии, Австрии… Какие наиболее характерные, по Вашему мнению, процессы происходят сегодня в Болгарии?

– Балканы действительно лет 40 являются зоной моих профессиональных и личных интересов. Придерживаюсь той точки зрения, что Болгария тесно связана с Россией, в том числе на духовном уровне, и все происходящее в ней похоже на российские дела, конечно, со своей спецификой. Поэтому сказанное выше в той или иной степени относится и к Болгарии, и к болгарскому народу. Знаю, что многие со мной не согласятся, но это мое убеждение. Повторюсь, болгары, как и русские в новое время совершают больше ошибок, чем принимают верные решения. Проблема в забвении критерия Истины, данного нам Богом. Без этого критерия невозможно четко определить, где добро, где зло, что полезно человеку, народу, а что ему во вред. Этим пользуются разного рода проходимцы, провозглашающие себя спасителями отечества, но не имеющие за душой ничего, кроме желания править и богатеть любой ценой, в том числе и через продажу национальных интересов таким же зарубежным «спасителям».

– Мы хотим припомнить Ваши слова о том, что мы (то есть Россия) «бросили всю Восточную Европу, мы от нее отказались…». Считаете ли Вы, что был возможен иной сценарий развития событий? Разве было у тогдашней России достаточно экономической и интеллектуальной силы, чтобы изменить состоявшийся сценарий, или Вы не верите в сценарий, скажем, того же Збигнева Бжезинского? Сегодняшние отношения России и Болгарии не строятся ли на решениях, принимаемых в том числе и за пределами двух стран? Насколько ощутимым и определяющим в мировых процессах сегодня является этот самый фактор силы?

– Когда пала Советская власть, были некоторые надежды, что новый режим не пойдет по пути западноевропейского либерализма, а начнет постепенный поворот к возрождению традиционной, исторической России. Но этого не произошло в силу ограниченности интеллектуальных возможностей и знаний бывшего секретаря Свердловского обкома партии, возглавившего страну, его молодежного либералистического окружения, слабости на тот момент Русской Православной Церкви. Надо иметь в виду, что в СССР преследование всего того, что хотя бы как-то напоминало о возможности «третьего пути», осуществлялось значительно жестче, чем в отношении прозападных диссидентов. Недаром пресловутый Бжезинский заявлял, что после падения коммунизма единственным врагом Запада в России является Русская Православная Церковь. Поворот Москвы к исторической России мог бы оказать влияние и на настроения в странах Восточной Европы. Во всяком случае, не все они так рьяно бросились бы в НАТО.

Бжезинский и ему подобные могут писать какие угодно сценарии, но реализовать их возможно, если мы сами это позволим. К сожалению, в силу указанных выше причин и русские, и болгары оказываются безоружными перед лицом таких сценариев. Наше оружие мы давно бросили и все еще не хотим поднять его и почистить. «Оружием обыдет тя Истина Его». Это из 90-го псалма. Конечно, внешние силы пытаются активно вмешиваться в дела интересующих их государств. Это всегда было и будет. Но их успех обеспечен лишь тогда, когда мы внутренне слабы, а тем более безоружны.

– В России этот год проходит под знаком 65-летия Победы в Великой Отечественной войне. В одном из своих недавних интервью Вы сказали о том, что Европа могла бы иметь совсем другую политическую модель, и что затягиванию гаек в освобожденных Красной Армией странах во многом поспособствовал Запад и Америка. Поделитесь, пожалуйста, Вашей точкой зрения.

– Победа стала возможной только потому, что война для русского и других народов Советского Союза стала действительно Отечественной. Народ поднялся защищать не режим, а Родину, самого себя от национального гнета и уничтожения. У коммунистического режима накануне войны было много противников. Значительная часть населения считала его чужим. Отсюда столько репрессированных, замученных в лагерях ГУЛАГа. Немало было и таких, кто никак не проявлял свое негативное отношение к режиму, но в сердце его не принимал. Если бы руководство СССР во главе со Сталиным не призвало к защите Отечества, а не только социалистического строя, не ввело в пропагандистскую лексику слова и представления из идейного багажа исторической России, не смягчило свое отношение к церкви, не ограничило политические репрессии, то вряд ли оно смогло бы сплотить народ на тот беспримерный подвиг, который он совершил в Великую Отечественную войну.

Объективный анализ исторических процессов в СССР, впервые вводимых в научный оборот архивных документов показывает, что уже в 30-е годы Сталину стало ясно, что тот строй, который установили большевики, может держаться лишь на постоянных репрессиях, жестком, а точнее, жестоком внутреннем курсе. Серьезные отступления от него вели к падению режима. Но и бесконечное продолжение репрессий также неизбежно вело к краху. Сталин, безусловно, искал решение, но не мог его найти. Все неправедно возникшее, основанное на крови народа, должно было самоуничтожиться. Но война давала некоторый шанс, в том числе во внешнем плане. Возникли союзнические отношения с Англией и особенно с США. Между Сталиным и Рузвельтом сложилось даже нечто похожее на доверительность. Лидер Советского Союза прекрасно понимал, что после Победы придется поднимать лежащую в руинах страну. Народ просто мог не выдержать новых тяжелых испытаний и знакомого до боли сталинского курса «делай через не могу». Сталин реально рассчитывал на западную, прежде всего, американскую, экономическую помощь. Тем более переговоры в позитивном для СССР духе у Сталина с Рузвельтом прошли и в Тегеране, и в Ялте.

Естественно, что в Кремле было понимание и того, что за возможный «план Маршалла» надо будет платить. В качестве такой платы Сталин выбрал Восточную Европу. Получив ее в результате активных и самоотверженных действий Советской Армии с одной стороны, и нежеланием западных союзников вести широкомасштабную войну на европейском континенте, дабы избежать существенных потерь, с другой, Сталин пытался предложить Вашингтону и Лондону своеобразный размен.

В странах Восточной Европы Кремль устанавливает особые, отличные от советского, режимы. Объявлялось о сохранении многопартийности, средней и мелкой частной собственности. В 1944-45 годах в беседах с Димитровым, Берутом, Готвальдом, другими восточноевропейскими лидерами Сталин настойчиво советовал им бездумно не копировать советский опыт строительства государства, учитывать местную специфику, развивать «народную демократию». Какой-то элемент игры здесь, наверное, был, но по большему счету речь шла о суровой необходимости серьезных изменений в курсе на строительство социализма.

Думаю, что если бы Запад по достоинству оценил эту вынужденно протянутую Кремлем руку и пошел на оказание СССР масштабной экономической помощи, то процесс перерождения сталинского коммунистического режима начался бы еще в 1946 году. Но началась «холодная война» – Рузвельт внезапно умер, к власти в США пришел знакомый нам по недавнему прошлому «дуболомный» вариант в лице Трумэна, что весьма обрадовало Черчилля. Дело, конечно, не только в этих персонажах, а в политических и финансовых кругах, которые они представляли. По-видимому, те решили, что в тот момент, когда в Советском Союзе в результате победы державническая линия заставила потесниться коммунистическую, оказание русским серьезной экономической поддержки может привести к появлению на мировой арене мощного экономического, а затем и цивилизационного конкурента.

Запад пошел по проторенному пути – объявил Советский Союз угрозой миру, свернул и не давал развиваться связям в экономике. Практически началась своего рода блокада СССР. Расчет был прост – Сталин от безысходности вынужден будет вновь проводить линию на затягивание поясов и расправу с несогласными и неугодными. В этих большевистско-коммунистических конвульсиях страна дойдет до такого состояния, что ее можно будет брать «голыми руками». Так и получилось. Или почти так.

– Экономическая безопасность России является важным направлением научно-исследовательской деятельности РИСИ. Доступны ли и насколько доступны выводы и рекомендации специалистов института для более широкой публики или доступ к ним имеют лишь руководители страны?

– Наш институт не единственный в России. Есть и другие научные и экспертные центры, которые занимаются разработкой проблем национальной безопасности России, защиты ее национальных интересов. Нынешнее руководство России, в отличие от ситуации 90-х годов, не говоря уже о советском периоде, проявляет большой интерес к изысканиям на этих направлениях. Причем очевидна заинтересованность в разных точках зрения, в альтернативных взглядах и проектах. Это обнадеживает, значит, идет поиск. Но времени у России немного, как, впрочем, и у Болгарии, да и у других стран, даже, на первый взгляд, стабильных. Мировой финансовый и экономический кризис, разразившийся недавно, это лишь грозное нам предупреждение. Пора заканчивать поиск и определяться.

И кто бы здесь сколько не искал дорогу, Свернет он к Верху, прочее забыв. Куда идти в России, как не к Богу

Во все другие стороны – обрыв.

Это строчки из стихотворения современной русской поэтессы Елены Исаевой. Поэтическое сердце часто лучше чувствует, где Истина.

Леонид Решетников

Директор Российского института стратегических исследований (РИСИ) Леонид Решетников родился 6 февраля 1947г. в Потсдаме (ГДР) в семье военнослужащего, в 1970 году окончил исторический факультет Харьковского государственного университета. С1971 по 1974 год обучался в аспирантуре Софийского университета (Болгария) и в 1974 году защитил диссертацию, став кандидатом исторических наук. С 1974 по 1976гг. работал в Институте экономики мировой социалистической системы АН СССР. С апреля 1976 года по апрель 2009 года – во внешней разведке. Последняя должность – начальник Информационно-аналитического управления, член коллегии СВР России, генерал-лейтенант. 29 апреля 2009 года Указом Президента Российской Федерации Решетников Леонид Петрович назначен директором Российского института стратегических исследований. Владеет сербским и болгарским языками, может объясняться на греческом. Имеет государственные награды и награды Русской Православной Церкви. Руководит Попечительским советом Новоспасского ставропигиального мужского монастыря города Москвы. Имеет ряд публикаций по темам советско-болгарских отношений в 1917-1945гг., российской эмиграции в Греции, Болгарии, Югославии после гражданской войны в России, по современной политической обстановке на Балканах.

pravoslavie.ru


Смотрите также