Леонид нерсисян военный аналитик биография


Леонид Нерсисян

  • Главная
  • Армия
  • Авиация
  • Флот
  • Новости
  • Контакты

military-informant.com

В Армению поставляется огромное количество нового оружия - эксперт

16 Ноября г. 00:00

14 ноября президент РФ одобрил создание объединенной группировке войск России и Армении, поручив Минобороны и МИД РФ провести соответствующие переговоры с Ереваном. Это стало последним шагом в серии решений о развитии оборонного сотрудничества между двумя странами. О нюансах военных контрактов и совместных проектах «Евразия.Эксперт» рассказал Леонид Нерсисян, военный обозреватель информационного агентства REGNUM, шеф-редактор журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии».

 - Недавно начались поставки российского оружия Армении по экспортному кредиту. Одновременно стало известно, что «Уралвагонзавод» получил контракт на модернизацию танков армянской армии. СМИ пишут о всплеске военно-технического сотрудничества Армении и России. Это на самом деле всплеск или планомерная работа?

 - Сказать достаточно сложно. Известно, что не все вооружение было поставлено по экспортному кредиту на $ 200 млн, предоставленного ранее Москвой Еревану.

К примеру, оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер» были поставлены в рамках отдельного соглашения, подписанного намного раньше, чем был одобрен кредит.

Соответственно, определенная планомерная работа велась еще примерно с 2013-2014 гг. Тем не менее, такого открытого всплеска раньше не наблюдалось. Сейчас поставляется огромное количество вооружения, причем не со складов, не бывшего в употреблении, а именно нового оружия, самого серьезного из имеющегося у России. Ситуация в регионе достаточно сильно изменилась благодаря этим поставкам.

 - С чем связан всплеск активности в области военного сотрудничества?

 - Необходимо выровнять баланс сил в регионе. Азербайджан за прошедшие годы приобрел вооружений больше чем на $ 5 млрд, в результате чего у руководства страны появилась уверенность в способности решения Карабахского конфликта военным путем. Что и проявилось в апреле, когда в Карабахе четыре дня шла полномасштабная война. 

Поставки оружия Армении из России надежно замораживают конфликт на долгие годы, потому что ни у одной стороны не будет даже кажущегося военного преимущества.

 - Продавая оружие Армении, Россия стремится умиротворить стороны и снять напряжение в регионе?

 - В том числе. С другой стороны, между Арменией и Россией имеется очень большое количество договоров, как в рамках ОДКБ, так и двусторонних, которые обеспечивают льготные цены на поставки вооружений. Армения при этом много лет не делала крупных закупок, по крайней мере – официально.

Вполне возможно, накопились средства, позволяющее приобрести сразу большое количество оружия. Ну и предоставленный Россией кредит пришелся кстати. В сумме все это позволило Еревану сделать большой рывок.

 - Вы сделали акцент на том, что оружие – новое. Раньше в основном поставлялось б/у?

 - В этом нет ничего плохого. Речь ведь не о том, что якобы платили за новое, а приходило б/у. Например, танки Т-72 можно купить со складов дешево, может даже неиспользованные. Во времена СССР выпускалось огромное количество оружия, которое со складов так и не пошло в части и уже многие годы находится на хранении. Следовательно, его можно выкупать по низким ценам при неплохом качестве.

Теперь речь уже идет именно о современных экземплярах. Скажем, Т-72Б выпускались с 80-х, а Армения сейчас закупает у России разработки середины и конца 2000-х, то есть самый свежий товар.

- На высоком уровне озвучивается идея присоединения Армении к российско-белорусской межгосударственной финансово-промышленной группе «Оборонительные системы». Инициативу одобрило российское руководство. Что данный шаг даст Армении?

 - Выгода Еревана будет заключаться в том, что включение в «Оборонительные системы» даст возможность ряду армянских предприятий заработать на экспорте компонентов для российской промышленной продукции.

В основном это могут быть детали для ВПК как наиболее развитой части армянской промышленности. Например, в Армении производятся одни из лучших в мире сапфировых лазерных кристаллов, которые, среди прочих, закупаются компанией Airbus.

Подобная продукция может заинтересовать Россию и Беларусь. Как и радиоэлектронные компоненты для комплексов ПВО, также армянского производства. Ереван частично самостоятельно модернизирует собственные системы ПВО. Эти технологии тоже могут заинтересовать российских и белорусских партнеров.

 - С начала года обсуждается создание совместных российско-армянских предприятий ВПК в сфере РЭБ, ПВО, авиации. Почему так долго идут переговоры? В чем сложности?

 - Естественно, крупные проекты требуют средств и переговоров. Из того, что сейчас есть, можно отметить совместный лицензионный сервисный центр КамАЗ в Армении. Россия поставляет КамАЗы, частично их собирает, там же происходит ремонт. Это предприятие – пример серьезного взаимодействия.

Что касается авиационного производства, вероятно, имеется в виду также сервисное предприятие для ремонта вертолетов и штурмовиков советской сборки. Хотя частичный ремонт армянскими силами и так ведется.

 - Какие еще объекты или технологии могут быть полезны для совместных предприятий?

 - Они как раз находятся в тех областях, где в Армении имеется некоторый задел со времен СССР. Перспективное направление – радиоэлектронная борьба. Два-три комплекса радиоэлектронной борьбы Армения создала сама, приняла на вооружение и демонстрировала на недавней оружейной выставке ArmHiTec в Ереване.Армянские производители могут предложить продукцию, выгодно отличающуюся по стоимости от производителей других стран.

Еще в Армении выпускается перспективная оптическая станция для артиллерийской разведки 2К02. Она сделана частично из российских компонентов, частично – из западных, частично – из произведенных в Армении. Она позволяет наводить артиллерию на цели, находящиеся в 20 км от устройства. Система обнаруживает цели, в том числе – ночью, высчитывает координаты и передает их на артиллерийские батареи, которые могут находиться на большом расстоянии от самого средства разведки.

 - На слуху также армянский тактический беспилотник X-55. Ереван планирует экспортировать свои ноу-хау?

 - Зависит от соотношения «цена-качество» созданного вооружения. Стоимость названных продуктов не раскрывалась. Тем не менее, достаточно несложно предположить, что их цена явно ниже, чем у известных мировых производителей, просто потому, что в цену не будут входить расходы на рекламу и раскрутку бренда. К тому же, элементная база для армянской продукции закупается по всему миру. Ищутся наиболее выгодные возможности приобретения компонентов.

Естественно, ни одна страна сейчас не производит продукцию, полностью основанную на собственной элементной базе. То есть камера может закупаться в Японии, процессор – в США, одни детали производиться в Армении, другие – поставляться из России, после чего собирается единый продукт по армянскому проекту.

Вполне возможно, беспилотники тоже могут заинтересовать Россию, тем более, что это направление в России очень активно развивается. Если 2008 г. в России практически не было современных тактических беспилотников, то сейчас их имеется большое количество.

Осталось лишь разработать серьезные ударные беспилотники с большим радиусом действия.

 - Для использования в Сирии?

 - Они в любом случае нужны. В любой современной армии они широко используются. Беспилотники в принципе очень сильно изменили военную разведку. Допустим, во время Августовской войны 2008 г. у Грузии были современные израильские беспилотники, у России – нет. Были только беспилотные летательные аппараты советского производства, совершенно не соответствующие современным реалиям. Сложилась довольно абсурдная ситуация.

Но через несколько лет в России стали в большом объеме производить все виды беспилотников, кроме ударных и стратегических разведывательных. Их работоспособность и боеспособность были продемонстрированы в Сирии.

 - Есть ли у Армении перспективы в целом продавать собственные разработки на внешние рынки, в том числе – вне СНГ?

 - Раз оружие привозят на международные выставки, включая «Армию-2016», и устраивают аналогичные выставки в Ереване, логично предположить, что такое желание имеется. Для этого, по моему мнению, требуется больше рекламы, открытости. Нужно делать упор на то, что часть этого вооружения использовалось на апрельской войне в Нагорном Карабахе. Может быть – представить результаты работы нового оружия. Боевой опыт – всегда большой плюс для военной продукции. Именно война показывает ценность конкретного изделия.

- Армения и Россия создают объединенную систему ПВО. Почему это происходит только сейчас? Общая ПВО ведь совершенно логично вписывается в природу ОДКБ, которая существует уже продолжительное количество времени.

 - На самом деле разговоры и переговоры об этом ведутся очень давно. Процесс идет много-много лет. Армения никогда не была против единой системы ПВО с Россией. В определенном объеме она в Армении существует – дежурство несет российская 102-я военная база в Гюмри, имеющая на вооружении зенитно-ракетные комплексы С-300В. 

Также имеется военный аэродром «Эребуни» под Ереваном, где базируются истребители МиГ-29. То есть российская система ПВО работает в Армении больше 20 лет, с момента создания 102-й базы. Теперь система расширяется.

Это дает преимущества как Армении, так и России. Армения получает информацию с российских радиолокационных станций всего Южного военного округа, а Россия получает информацию с радиолокационных станций, располагающихся в Армении. При этом никаких договоров, содержащих жесткие обязательства, нет.

Армения может и самостоятельно применять свои комплексы ПВО – необязательно согласовывать все с Москвой, как ни пытались это представить некоторые армянские политологи. Новая система не повышает зависимость Армении от России или наоборот. Это пример взаимовыгодного сотрудничества.

 - Имеется ли в армянском обществе оппозиция военному сотрудничеству с Москвой?

 - Оппозиции контрактам на поставку вооружений не существует. Это было бы глупо, даже сложно себе это представить. Но бывают протесты против соглашений подобных объединению систем ПВО. Впрочем, такие мнения растеряли популярность после последних крупных поставок российского оружия.

В основном недовольные апеллировали к тому, что Россия много вооружений поставляет Азербайджану, в то время как Армения давно не может модернизировать свою армию. Теперь такие разговоры поутихли, потому что Армения по выгодной цене получила оружие, позволяющее выровнять баланс сил в регионе.

 - Пример иностранного сотрудничества – армяно-польское предприятие «Любава-Армения», производящее бронежилеты. Отношения между Россией и Польшей крайне напряженные, поэтому нет ли здесь некой двусмысленности?

 - Почему же? Если начинать так рассуждать, в Армении тоже могут двусмысленно воспринимать сотрудничество России с Азербайджаном, который является военным противником Армении. Противником настоящим – перестрелки на границе происходят регулярно. Отношения между Россией и Польшей натянутые, но все-таки не такие плохие, как между Арменией и Азербайджаном. Поэтому не вижу ничего плохо в сотрудничестве чисто коммерческого характера с Варшавой.

Предприятие производит довольно качественные бронежилеты натовского образца – Армении это выгодно. Тем более, производство расположено в самой Армении, работают там и зарабатывают деньги армянские специалисты. Сложно отказаться от такой возможности. Да и продукцию завод выпускает нелетального характера, то есть даже оружием ее назвать нельзя. Бронежилеты – средства защиты, которые можно спокойно даже в самолете возить с собой.

 - Собирается ли Армения распространять позитивный опыт «Любавы-Армении»? Скажем, на другие страны Евросоюза?

 - Вряд ли речь может идти о большом количестве проектов или о чем-то крупном. Европейское оружие намного дороже, чем российское. Проектов, связанных с тяжелым вооружением, с Европой точно не ожидается. Это и финансово невыгодно, и не соответствует нынешнему военному бюджету Армении.

Какие-то мелкие проекты вполне могут быть. Например, до принятия решения провести модернизацию танков усилиями «Уралвагонзавода» рассматривалась модернизация танков совместно с Польшей. Поляки предлагали интересный пакет модернизации, но могу предположить, что он был заметно дороже российского варианта.

 - Азербайджан активно закупал оружие у Израиля. Израильское вооружение высоко котируется в мире. Почему Армения не берет пример с Баку – дело снова в деньгах?

 - По большей части – в цене. С военным бюджетом примерно в $500 млн. в год закупать оружие в Израиле проблематично – все деньги уйдут на закупку одной мелкой партии. Кроме того, когда закупается большое количество оружия разных стандартов, калибров и так далее, для него требуются разные детали, запчасти, обслуживание. Это значительно усложняет и удорожает ведение боевых действий.

Правильней выбрать одно направление и по нему работать. Если у вас нас складах имеется огромное количество боеприпасов с калибром 125 мм, закупать в Европе оружие с калибром 120 мм глупо, потому что к нему придется закупать боеприпасы отдельно, да еще в большом количестве. До падения цен на нефть у Азербайджана было очень много денег – годовой военный бюджет доходил до $ 3-4 млрд – поэтому он мог себе позволить не считаться со средствами и покупать все что продают.

 - Вы упоминали, что российские поставки снизят опасность конфликта. Мелких пограничных инцидентов это тоже касается?

 - Вряд ли. Прямо на этот процесс повлиять сложно. Но Азербайджану стало сложнее совершать диверсионные вылазки. Раньше часто азербайджанские диверсанты ночью, по горам и лесам, проникали на территорию Нагорно-Карабахской Республики и Армении. Происходили стычки, завязывались бои, часто – кровопролитные.

Теперь Армения активнейшим образом устанавливает по периметру границ современные системы наблюдения с большим увеличением, тепловизионными каналами. В итоге с лета диверсионных вылазок со стороны Азербайджана практически нет, а те, что были, закончились неудачно. Вооруженные группы были быстро обнаружены, обстреляны и вынуждены отступить.

Что касается «обычных» перестрелок и снайперских дуэлей, к сожалению, с ними ничего поделать нельзя, кроме как урегулировать конфликт, что в среднесрочной перспективе весьма сомнительно.

Беседовал Александр Шамшиев

eurasia.expert

Каковы перспективы военно-промышленного комплекса Армении?

16 января 2019 | Время чтения 9 мин

Леонид Нерсисян, 16 января 2019, 13:11 — REGNUM Идущая многие годы гонка вооружения между Арменией, Нагорно-Карабахской Республикой и Азербайджаном вынуждает стороны инвестировать огромные средства в развитие своих вооружённых сил. В особенности это касается армянской стороны, вынужденной увеличивать расходы в условиях наличия очень ограниченных ресурсов. Помимо прямой закупки оружия, стороны конфликта постепенно развивают и собственные производственные возможности. В случае с Азербайджаном большой акцент делался на лицензионную сборку различной военной техники иностранного производства, в Армении же производится продукция собственной разработки в ограниченном масштабе. Ереван в последние годы заметно активизировал работу в области развития военно-промышленного комплекса (ВПК), новое правительство также регулярно декларирует эту задачу в ряду первоочередных. Какие перспективы имеет Армения в этой области и что может поспособствовать развитию отрасли?

Нагорный Карабах

Иван Шилов © ИА REGNUM

На сегодняшний день в Армении производится и разрабатывается достаточно разнообразная номенклатура продукции военного назначения, часть из неё закупается министерством обороны в интересах вооружённых сил. Можно выделить несколько основных направлений, которые относительно развиты в Армении.

1. Оптические, тепловизионные и лазерные системы

Одним из наиболее продвинутых направлений деятельности ВПК Армении является производство различных оптикоэлектронных и тепловизионных систем. К примеру, на вооружении находится автоматизированный комплекс разведки и управления огнем артиллерии 2K02, способный выявлять цели противника на дальности до 20 км (в том числе и ночью), просчитывать их координаты и отправлять их батарее артиллерии (на дальность до 12 км от устройства).

Подробнее: ВПК евразийских союзников России: Армения на «Армии-2016»

Из самых свежих новинок стоит отметить тепловизионный прицел наводчика и тепловизионный прибор механика-водителя для танка Т-72А. Эти изделия при доводке до серийного образца способны заметно повысить возможности устаревших по многим параметрам танков Т-72А.

Оптико-электронная система противодействия 3K01M

Дарья Антонова @ ИА REGNUM

Что касается лазеров, то здесь у армянских разработчиков тоже есть определённый задел — разработаны лазерные дальномеры, разработана и внедряется в армию оптико-электронная система противодействия 3K01M. Система с помощью зондирующего лазера обнаруживает вражеские оптические и оптико-электронные системы (как днём, так и ночью) на дальности до 2,5 км, после чего имеется возможность использовать более мощный лазерный излучатель с целью «ослепить» прицел противника. На дальности до 1,5 км оптика и вовсе окажется необратимо повреждена.

Подробнее: ВПК Армении делает качественный скачок: РЭБ, лазерное оружие и БПЛА

2. Радиолокационные системы

В Армении производятся радиолокационные станции (РЛС) собственного производства, уже отчасти заменившие многие устаревающие изделия времён СССР. Технические характеристики изделий и их облик пока засекречены. Помимо этого, производится модернизация различных советских РЛС и зенитных-ракетных комплексов (например, «Осы-АКМ»). Надо сказать, что в этой области достигнуты определённые успехи и на внешнем рынке, к примеру, иранская РЛС с фазированной антенной решёткой Najm-802 была разработана ЗАО «Ереванский научно-исследовательский институт средств связи» (ЕрНИИСС).

3. Беспилотная техника и автоматизированные системы

В Армении уже несколько лет активно разрабатываются и производятся для вооружённых сил беспилотные летательные аппараты (БПЛА) различных типов. Причём это делается как на государственном уровне, так и на частном — имеется множество компаний, разрабатывающих подобные изделия разных классов и борющихся за место в гособоронзаказе. Отдельно стоит выделить БПЛА X-55, который постоянно модернизируется. На момент 2017 года этот БПЛА демонстрировался под названием «АРМИ-55М» с максимальной продолжительностью полёта 4 часа (крейсерская скорость 100−130 км/ч, может покрыть расстояние в 400—500 км). На сегодняшний день он уже способен летать без посадки до 6 часов, в будущем ожидаются и более продвинутые модификации.

БПЛА «АРМИ-55М»

Дарья Антонова @ ИА REGNUM

На вооружение принимаются и различные «барражирующие боеприпасы», известные иногда как «дроны-камикадзе». В отличие от израильских аналогов, приобретаемых Азербайджаном, они заметно проще и во много раз дешевле, что может обеспечить массовость применения. В целом, надо отметить, что в Армении в этой области сформировалась даже достаточно серьёзная внутренняя конкуренция, что очевидным образом должно положительно сказаться на цене и качестве изделий. Есть достоверная информация об успешной экспортной сделке на один из типов БПЛА армянского производства. В целом внешний рынок малых и тактических БПЛА очень насыщен предложениями, поэтому проникнуть на него армянские производители смогут только за счёт реально более низкой стоимости изделий при сходных характеристиках.

Помимо БПЛА, активно разрабатывается и другая роботизированная техника — приняты на вооружение дистанционно управляемые пулемётные турели, разрабатываются роботы различного назначения. Опять-таки, в работе участвует множество частных предприятий. К данной теме можно отнести также разработку и внедрение автоматизированных систем управления войсками (АСУ) — уже действует таковая для ПВО, частично внедрена и АСУ для сухопутных войск.

4. Системы радиоэлектронной борьбы и средства связи

Системы радиоэлектронной борьбы (РЭБ) являются очень важным и развивающимся компонентом современного поля боя. Армения достаточно активно занимается разработкой и производством новых систем РЭБ, а также глубокой модернизацией уже имеющихся изделий. Можно отметить глубокую модернизацию систем Р-300Б «Мандат» до уровня «Манушак» и «Ампроп», а также полностью собственные системы Шгарш» (подавление сигнала спутниковой навигации GPS на дистанциях до 30−60 км — в зависимости от режима работы) и «Мшуш» (постановка помех средствам спутниковой телефонии противника).

Постановщик помех «Шгарш»

Дарья Антонова @ ИА REGNUM

Определённый успех в последние годы связан и с производством собственных средств связи и разведки разного уровня. Это важно в рамках строительства АСУ и в целом для обеспечения современного уровня командования войсками.

5. Стрелковое вооружение и боеприпасы

Эта сфера, несмотря на кажущуюся простоту, имеет собственные сложности. Технологии промышленного серийного производства как компонентов стрелкового вооружения, так боеприпасов различных типов достаточно сложны. К сегодняшнему дню, в Армении были разработаны несколько типов стрелкового вооружения — автомат К-3, снайперская винтовка К-11 и др. Распространения в вооружённых силах они не получили. Помимо этого, одна из армянских компаний имеет лицензионное соглашение с российским «Калашниковым» на сервисное обслуживание и модернизацию некоторых типов оружия. На форуме «Армия-2018» между концерном «Калашников» и армянской частной компанией Royalsys Engineering ltd. был подписан контракт на лицензионное производство автоматов АК-12 и АК-15. Кроме того, в октябре 2018 года стало известно, что группа компаний «Промышленные технологии», которая включает в себя бренд «ORSIS», а также Тульский и Ульяновский патронные заводы, планирует строительство предприятия по производству боеприпасов в Армении. Надо сказать, что самообеспечение стрелковыми (и не только) боеприпасами должно быть одним из главных приоритетов, так как во время боевых действий не всегда возможно своевременно экспортировать достаточные их объёмы.

6. Ремонт и модернизация техники

В Армении уже давно освоен капитальный ремонт многих типов военной техники, в том числе и танков Т-72 (на Чаренцаванском станкостроительном заводе). Не первый год в стране действует совместное российско-армянское предприятие «КамАЗ-Армения», специализирующееся на сервисном обслуживании техники «КамаАЗ».

Танк Армии обороны Нагорного Карабаха. Республика Арцах

Что касается модернизации — то с этим дела обстоят хуже, хотя такая необходимость имеется — парк бронетехники (танки Т-72, боевые машины пехоты БМП-1 и БМП-2, бронетранспортёры БТР-80 и др.) устаревает и требует обновления. Для осуществления эффективной глубокой модернизации этих типов техники требуется кооперация с Россией.

Учитывая достаточно серьёзную закрытость тематики армянского ВПК, необходимо понимать, что заметная часть информации нам недоступна (или недоступна для публичного распространения). Тем не менее началом любого пути должна стать объективная оценка имеющихся ресурсов — материальных, производственных, человеческих. Насколько это сделано в Армении к сегодняшнему дню — сказать трудно.

Надо сказать, что, несмотря на достаточно внушительную по численности и количеству вооружения армию (по меркам площади и населения государства), внутренний рынок Армении очень ограничен. Это касается как объёмов закупок, так и их рентабельности (военный бюджет относительно невелик, и сделки проводятся с минимальной наценкой). Поэтому разработка многих типов изделий и развёртывание их производства без экспортных перспектив может быть совершенно нерентабельным.

Соответственно, очень важной задачей является проведение очень глубокого и профессионального маркетингового исследования — причём на основе полных и объективных данных по инвентаризации ресурсов. По результатам должны быть определены дальнейшие наиболее приоритетные направления для развития и привлечения инвестиций. Последнее станет возможным при наличии профессионально просчитанных и подготовленных проектов, показывающих реальную привлекательность для инвесторов. Часть проектов может быть направлена на внутренний рынок, часть исключительно на экспорт, часть перекрывать оба этих направления.

Надо также отметить, что в деле развития любого производства, и ВПК в том числе, очень важна и международная кооперация. Приобретаться могут как компоненты и материальная база, так и готовые технологии производства. При этом источниками технологий могут быть как Россия (очевидно, в наибольшем объёме), так и европейские страны (что до сих пор актуально даже для такого военно-промышленного гиганта, как Россия) и Азия (те же Китай и активно развивающаяся Индия). Интересным в этом свете может быть и фактор президента Армении Армена Саркисяна, имеющего очень хорошие деловые связи как в России и Азии, так и в ЕС. Во время поездок осенью 2018 года он встречался с руководством таких промышленных гигантов, как итальянский Leonardo и французские Thales Group и Dassault systemes. Для реализации каких-либо совместных проектов по этому направлению необходима более тесная работа правительства и соответствующих министерств с президентом, что пока наблюдалось не всегда.

В целом имеющаяся ситуация непростая, но по большинству перечисленных выше направлений имеются очень неплохие перспективы и задел. Для дальнейшего развития армянский ВПК требует максимально систематизированного подхода и грамотного привлечения частных инвесторов, которые в большинстве случаев достаточно далеки от тематики военного бизнеса. Им нужны грамотно и понятно подготовленные проекты, помощь и государственные гарантии. При такой работе армянский ВПК сможет стать конкурентоспособным как внутри страны, так и вне её. Отдельное внимание нужно обратить и на рекламную деятельность — это касается как публикаций в мировых СМИ, так и более качественного участия в международных выставках и форумах.

regnum.ru

Леонид Нерсисян. Беспрецедентные военные учения в Армении

11 ноября 2014 | Время чтения 3 мин

Леонид Нерсисян, 11 ноября 2014, 00:18 — REGNUM Проходящие в Армении учения «Единство 2014» стали беспрецедентными в современной истории этой республики и Нагорного Карабаха (с 1991 года). Фактически за кратчайшие сроки 70-80% личного состава ВС Армении и Армии обороны НКР были отправлены на полигоны в полной боевой готовности (в учениях участвует 47 тысяч солдат, общая численность 2 армий — 60-70 тысяч военнослужащих).

Количество военной техники, используемой в учениях, также вызывает удивление. В общей сложности ВС РА и АО НКР отправили в учебный бой более 2000 артиллерийских орудий (наверняка учитываются и лёгкие миномёты), 850 единиц бронетехники, 450 единиц различных средств ПВО (ПЗРК, зенитная артиллерия, ЗРК), более 1500 противотанковых средств, до 5000 единиц специальной и автомобильной техники. Что же можно узнать и какие выводы сделать, проанализировав информацию о проходящих учениях?

1) Высочайшая боеготовность.

Очень немногие страны могут позволить себе взять и отправить на учения 80% личного состава и почти всю технику. В данном случае секрет кроется в том, что ВС Армении и АО НКР всегда и в полном составе находятся в боевой готовности, не требуя времени и дополнительных средств на развёртывание. Фактически армия постоянно находится в том состоянии, в котором должна быть во время широкомасштабной войны. Интересное сравнение — крупнейшие учения в истории РФ (с 1991 года) прошли в 2013 году, в них участвовало 160 тысяч военнослужащих — около 20% личного состава ВС России. В Азербайджане учения с таким высоким процентом вовлечения личного состава тоже не проводились.

2) Несоответствие официально заявленных количеств военной техники реальным цифрам.

Давно известно, что Армения и НКР активно закупают военную технику в РФ по внутрироссийским ценам, но это почти никак не отражается в официальных отчётах. И если число выставленной на учения Арменией техники соответствует общим представлениям, то оснащённость АО НКР сильно выше той, что ранее считалось. Фактически подтверждается информация о том, что все «излишки» техники идут прямиком в Нагорный Карабах.

На основании данных, предоставленных пресс-службой АО НКР, можно сделать выводы о минимальном количестве имеющейся на вооружении непризнанной республики техники:

1550 единиц артиллерийской техники — сюда наверняка входят САУ «Акация», «Гвоздика», буксируемые орудия Д-20, Д-30, «Гиацинт-Б», РСЗО «Град», различные миномёты, противотанковые орудия «Рапира».

600 единиц бронетехники — в основном представлены танками Т-72Б и БМП-1 и 2. БТР в АО НКР и ВС Армении используют редко, так как гусеничные БМП обладают лучшей проходимостью, а также бронированием.

300 единиц средств ПВО — представлены ЗРК С-300ПС (ранее «светились» на фото в интернете), ПЗРК «Игла», ЗРК «Стрела-10», ЗРК «Куб», ЗРК С-125, зенитные орудия «Шилка» и ЗУ-23.

1300 единиц противотанковых средств — различные противотанковые ракетные комплексы («Фагот», «Конкурс», «Штурм-С», Milan, предположительно «Корнет») и ручные противотанковые гранатомёты.

3) Очередное развенчание мифа о том, что активно вооружается только Азербайджан.

Конечно, средств Баку тратит намного больше, чем Ереван и Степанакерт, и закупает в целом более современное вооружение. Однако это не значит, что армяне «отсиживаются» и ничего не делают — за прошедшие годы была создана огромная насыщенность войск, находящихся в Карабахе, военной техникой. Немного интересных цифр на данную тему: на 75 военнослужащих АО НКР примерно приходится один танк. Для РФ эта цифра составляет примерно 266, для США — примерно 260, для Азербайджана — 155. Также интересно, что ВС Армении и АО НКР обладают заметным преимуществом над Азербайджаном в оперативно-тактических ракетных комплексах. Ереван и Степанакерт имеют в распоряжении минимум 8 пусковых установок ОТРК «Точка-У» (все они участвуют в учениях) и 8 ПУ баллистических ракет Р-17 «Скад-Б» (дальность в 300км позволяет достичь почти любой точки в Азербайджане), а Баку обладает 4 ПУ «Точка-У» и небольшим количеством израильских РСЗО LYNХ, обладающих возможностью применять ОТРК Extra.

Леонид Нерсисян, военный обозреватель ИА REGNUM

regnum.ru

Противоракетная оборона США осталась без перспективного перехватчика RKV

26 августа 2019 | Время чтения 7 мин

Аннотация

Официально декларируемая цель создания системы ПРО США в виде защиты от северокорейских и иранских баллистических ракет собственной территории и стран-союзников частично реализуется и может быть достигнута в полной мере в будущем при удачном ходе разработок новых типов противоракет. Глобальные же задачи, такие как перехват огромного арсенала МБР России или Китая, пока что явно невыполнимы в обозримом будущем.

Леонид Нерсисян, 26 августа 2019, 00:36 — REGNUM 14 августа 2019 года стало определённо не самым лучшим днём для корпорации Boeing — заместителем министра обороны США по исследованиям и разработкам Майклом Гриффином было принято решение о закрытии программы создания перспективных кинетических перехватчиков RKV (Redesigned Kill Vehicle), предназначенных для перехвата межконтинентальных баллистических ракет (МБР), и разрыве соответствующего контракта с Boeing стоимостью более миллиарда долларов. При этом в своей речи Гриффин заявил о том, что выбранный путь не мог стать плодотворным, поэтому и было принято такое решение. Представитель Агентства по противоракетной обороне США Марк Райт заявил, что программа создания перехватчиков RKV ликвидирована из-за того, что столкнулась с техническими проблемами в процессе разработки.

Игра мышцей

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Стоит заметить, что ранее, в мае 2019 года программа разработки перехватчиков RKV была заморожена, теперь же речь идёт о её полном закрытии, а Пентагон намерен направить средства на создание средств перехвата нового поколения.

Подробнее: Разработка нового перехватчика для глобальной системы ПРО США остановлена

Эта новость может показаться крайне удивительной, особенно если вспомнить, что в российских СМИ американская система противоракетной обороны (ПРО) годами преподносится как крайне совершенная система, способная вот-вот сделать российский ядерный арсенал совершенно бесполезным. Попробуем разобраться, что могло стать причиной закрытия программы создания перспективных перехватчиков МБР.

Для начала рассмотрим принцип действия и ключевые элементы американской системы ПРО. В её состав входит целая сеть спутников и радиолокационных станций (РЛС) раннего обнаружения и сопровождения баллистических ракет и несколько типов ракет-перехватчиков:

  • Ракеты-перехватчики шахтного базирования GBI (Ground Base Interceptor). GBI представляют собой трёхступенчатую ракету, выводящую в космос кинетический перехватчик EKV (Exoatmospheric Kill Vehicle), осуществляющий перехват МБР. На текущий момент только эти ракеты-перехватчики в американском арсенале предназначены для поражения МБР. На территории США развёрнуты 44 такие ракеты, в обозримом будущем запланировано развёртывание ещё 20 GBI.
  • Ракеты-перехватчики SM-3. Эти противоракеты размещаются на боевых кораблях, оснащённых многофункциональной системой управления оружием Aegis, а с недавнего времени и в наземных комплексах Aegis-Ashore, представляющих собой наземную версию радара SPY-1 (ключевой элемент системы Aegis) и универсальные пусковые установкиMk-41. SM-3 предназначены для перехвата баллистических ракет малой и средней дальности.
  • Система ПРО Aegis Ashore

    U.S. Navy

  • Противоракетные комплексы THAAD. Этот комплекс состоит из мощной наземной РЛС Х-диапазона, способной обнаружить баллистическую цель на дальности до тысячи километров, и пусковых установок с ракетами-перехватчиками. Комплексы THAAD являются авиатранспортабельными и предназначены для защиты театра военных действий от баллистических ракет средней и малой дальности.
  • Запуск противоракеты THAAD

    U.S. Department of Defense

С учётом высокой скорости баллистических ракет и боевых частей, зачастую существенно превышающей скорость зенитных ракет, алгоритм их перехвата заметно отличается от поражения аэродинамических целей (самолётов, крылатых ракет и пр.). Для уверенного перехвата аэродинамической цели скорость ракеты должна иметь как минимум не меньшую скорость. Однако это ограничение можно обойти, если обеспечить угол встречи с целью, близкий к 180 градусам. На этом принципе и основан перехват баллистических целей. РЛС зенитно-ракетного комплекса обнаруживает баллистическую цель, берёт её на сопровождение и путём многократных измерений параметров её движения строит модель траектории. После входа цели в зону поражения производится пуск противоракеты, которая выводится на траекторию баллистической цели и поражает её. Однако применение классических зенитных ракет накладывает существенные ограничения на зону поражения баллистических ракет — перехватить их можно только на конечном участке полёта с не очень большой вероятностью, а в случае с МБР делает и вовсе невозможным их поражение, так как противоракета не успевает в точку встречи (вследствие огромной скорости полёта боеголовки МБР).

Для преодоления этих проблем американские противоракеты используют несколько иной принцип перехвата. Все противоракеты США — и GBI, и SM-3, и THAAD — вместо боевой части оснащены кинетическими перехватчиками. Кинетический перехватчик является управляемым боевым аппаратом, оснащённым инфракрасной головкой самонаведения и системой импульсных микродвигателей маневрирования, которые способны обеспечить прямое попадание в баллистическую ракету или её боеголовку, а уничтожение цели происходит вследствие огромной энергии соударения. При этом сам перехватчик имеет небольшую массу. Так, например, кинетический перехватчик Mk-142 ракеты SM-3 весит всего 23 килограмма при стартовой массе ракеты в 1,5 тонны. А противоракета GBI, имеющая стартовую массу 12,7 тонны, оснащена перехватчиком EKV массой всего 64 килограмма. Столь гигантская разница стартовой массы ракеты и массы полезной нагрузки позволяет вывести перехватчик в космос и разогнать до скорости в несколько километров в секунду, что недостижимо для обычных зенитных ракет. Это позволяет радикально увеличить рубеж перехвата и даже в случае промаха даёт время на дополнительный обстрел цели. В случае попадания в цель кинетический перехватчик гарантирует её полное разрушение, в то время как традиционный способ поражения баллистической цели осколками боевой части может лишь отклонить её от заданной траектории, но не всегда уничтожить.

Пуск ракеты SM-3

U.S. Navy

Вместе с тем концепция кинетического перехвата имеет и ряд существенных минусов. В частности, кинетические перехватчики EKV и Mk-142 ракет GBI и SM-3 соответственно не могут применяться на высотах менее 100 километров. Это связано с неаэродинамичными формами перехватчиков, а также тем, что применяемые в них головки самонаведения не могут работать в условиях даже мизерного сопротивления воздуха и соответственно теплового нагрева.

Появление принципиально новых видов вооружения, в частности гиперзвуковых маневрирующих блоков (глайдеров), способных планировать на огромной скорости и совершать манёвры в верхних слоях атмосферы, которые успешно созданы в России и работы по созданию которых активно ведутся в США и Китае, делают вышеуказанные недостатки кинетического перехвата фатальными.

Возможности маневрирования кинетического перехватчика крайне ограничены из-за его мизерной массы. Фактически он обеспечивает только исправление ошибок наведения на маршевом участке. В случае же с перехватом маневрирующего блока, кинетический перехватчик банально не сможет совершить требуемые для его перехвата манёвры. Более того — данные боевые блоки движутся на высотах, которые меньше минимальной высоты, на которой возможно функционирование кинетического перехватчика.

Помимо технических проблем во время разработки, эти обстоятельства также могли форсировать отказ от RKV, представляющих собой дальнейшую модернизацию имеющихся перехватчиков EKV. Заметим также, что ранее была заморожена программа разработки противоракеты SM-3 Block-IIB. Как заявлялось в начале текущего десятилетия, эта противоракета должна была стать вершиной развития линейки SM-3 и иметь возможность перехвата МБР. На сегодняшний день проходит испытания только ракета SM-3 Block-IIA, способная к перехвату баллистических ракет средней дальности.

Официально декларируемая цель создания системы ПРО США в виде защиты от северокорейских и иранских баллистических ракет собственной территории и стран-союзников частично реализуется и может быть достигнута в полной мере в будущем при удачном ходе разработок новых типов противоракет. Глобальные же задачи, такие как перехват огромного арсенала МБР России или Китая, пока что явно невыполнимы в обозримом будущем.

Отказ от кинетических перехватчиков RKV, равно как и заморозка разработки SM-3 Block-IIB, вовсе не означает отказа от работ по дальнейшему совершенствованию системы ПРО США. Более того, уже заявлено, что Пентагон направит средства на создание перехватчиков нового поколения. По планам американского военного ведомства эти перехватчики нового поколения должны быть более универсальны и поражать в том числе и создаваемые Россией и Китаем гиперзвуковые боевые блоки. Но определённо, чтобы создать такие перехватчики, США потребуются колоссальные материальные средства, существенно превышающие уже затраченные астрономические суммы на создание национальной системы ПРО. На ранних этапах разработки находится ещё один амбициозный проект — Multi-Object Kill Vehicle (MOKV). Идея заключается в создании более лёгких кинетических перехватчиков, которые в количестве шести единиц могут быть размещены на одной противоракете GBI. В такой конфигурации система должна будет получить возможность бороться с МБР, несущими несколько боеголовок. Однако насколько будут успешны эти работы, судить пока очень рано. Какие-либо реалистичные планы по MOKV, вероятно, станут понятны не раньше 2022 года.

regnum.ru

Новое стратегическое вооружение Путина — планы, реальность и перспективы

25 апреля 2018 | Время чтения 15 мин

Леонид Нерсисян, 25 апреля 2018, 11:05 — REGNUM 24 апреля в Центре стратегических и международных исследований (The Center for Strategic and International Studies, Вашингтон) состоялось мероприятие, посвящённое новому российскому стратегическому вооружению, представленному во время послания президента России Владимира Путина Федеральному собранию. Военным обозревателем ИА REGNUM Леонидом Нерсисяном был представлен доклад о новых вооружениях России и их влиянии на баланс сил между Россией и США. После чего состоялась дискуссия с участием Ольги Оликер (директор Программы «Россия и Евразия» CSIS) и Майкла Кофмана (старший научный сотрудник Центра военно-морского анализа CNA Corporation). Представляем полный текст доклада на русском языке. Видеозапись мероприятия:

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

1 марта состоялось Послание президента России Владимира Путина Федеральному собранию. Самой неожиданной и непредсказуемой оказалась часть, посвящённая Вооружённым силам, а точнее, новым стратегическим вооружениям. Были подтверждены работы и успехи по проектам, которые ранее фигурировали на уровне предположений и слухов, кроме того, впервые были представлены крылатая ракета с ядерной силовой установкой и боевой лазерный комплекс наземного базирования. Оценим, что это за вооружение, каково его назначение и изменит ли оно баланс сил между Россией и США?

Испытания новой межконтинентальной ядерной ракеты

Информации о крылатой ракете с ядерной силовой установкой в открытых источниках никогда не появлялось — таким образом, состоялся анонс этого проекта. Судя по заявлению и видеозаписи, изделие является новым и нигде ранее не встречалось. Согласно концепции, миниатюрный ядерный реактор на борту крылатой ракеты обеспечивает практически неограниченную дальность полёта. Реальная степень готовности перспективной ракеты пока непонятна (как и проведение испытаний с реактором на борту), но сама по себе концепция интересна. Проблемой может стать стоимость такой ракеты, а также ограниченность её использования — ясно, что использовать изделия с ядерным реактором в локальных конфликтах не будут. Да и постоянная работа персонала с ракетами, оснащёнными ядерным реактором, явно не является плюсом. Согласно официальной версии, испытания были проведены в конце 2017 года на Центральном полигоне 12-го Главного управления Министерства обороны на Новой Земле, при этом ядерная энергетическая установка вышла на заданную мощность и обеспечила необходимый уровень тяги. Позже один из российских независимых экспертов определил, что запуск осуществлялся из пусковой установки, расположенной рядом с нежилым посёлком Паньково (Новая Земля). Судя по всему, крылатая ракета пролетела около 100 км. Что касается американских данных, то неназванный источник в правящих кругах заявил, что США наблюдали несколько испытаний «Буревестника», но все они прошли неудачно.

Надо сказать, что концепция крылатой ракеты с ядерным двигателем не является уникальной, хотя ранее она никогда не была доведена до стадии лётных испытаний. Ещё в конце 1950-х годов в США разрабатывалась огромная (должна была нести до 24 боеголовок) сверхзвуковая крылатая ракета SLAM (Supersonic Low Altitude Missile) с ядерным прямоточным воздушно-реактивным двигателем. В таком двигателе воздух напрямую проходит через реактор, охлаждая его и нагреваясь сам, в результате чего разогретый воздух истекает из сопла с огромной скоростью, создавая тягу. Однако при этом в окружающей среде создавался серьёзный радиоактивный след на всём протяжении полёта. Именно это и стало одной из основных причин закрытия проекта до начала лётных испытаний.

Что касается российской ракеты — то очевидно, что она дозвуковая и ставка сделана на малозаметность и низкую высоту полёта. Какой использован тип двигателя, пока совершенно непонятно. Впрочем, вполне вероятно, что концепт так и останется концептом. К тому же на сегодняшний день реальных задач для такой ракеты нет — существующая система ПРО США даже близко неспособна справиться с российским ответным ударом с помощью межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ). В качестве оружия первого удара у системы не столь много преимуществ перед российскими авиационными крылатыми ракетами Х-101/Х-102, способными пролететь, по разным оценкам, от 4500 до 5500 км.

Лазерный комплекс Пересвет

Mil.ru

Новостью стал и боевой лазер наземного базирования. Судя по тому небольшому количеству изображений, общим тенденциям развития лазерного оружия и физическим ограничениям, можно предположить, что была продемонстрирована система противовоздушной обороны (ПВО) ближнего радиуса действия. Такие системы разрабатываются и испытываются в ряде стран, при этом их основной целью является борьба с беспилотниками, минами, снарядами и т.п. на относительно небольших расстояниях. Также с помощью лазера может засвечиваться оптика на разведывательных самолётах и БПЛА.

Преимуществом такой системы является минимальная стоимость выстрела и высочайшая скорость поражения цели (лазерный луч распространяется со скоростью света), ограничения — неэффективность при плохой погоде, сильное рассеивание луча на дальностях более 5−10 км. Отнести эту систему к стратегическим никак нельзя. Есть небольшая вероятность, что лазер накачивается с помощью портативного ядерного реактора — примерно такого же, как на торпеде «Посейдон» или крылатой ракете «Буревестник». В таком случае мощности может действительно хватить на указанные выше цели, однако даже в таком раскладе лазер останется достаточно «капризным» оружием и явно не подойдёт для решения задач стратегической противоракетной обороны.

Сам факт разработки ракеты «Кинжал» не стал большой новостью — на различных форумах несколько раз появлялись и исчезали изображения авиационной ракеты, очень похожей на аэробаллистическую ракету 9М723 оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер-М».

Ракета уже поставлена на опытно-боевое дежурство в Южном военном округе (ЮВО), в качестве её носителя используются переоборудованные сверхзвуковые перехватчики МиГ-31БМ. Более логичным, казалось бы, является использование платформы дальнего бомбардировщика Ту-22М3 или фронтового бомбардировщика Су-34 — они могут нести больше боевой нагрузки и имеют больший боевой радиус. Вполне вероятно, что такая возможность также будет реализована в будущем. Официально заявлена максимальная дальность действия комплекса «Кинжал» равная 2000 км, при этом достигается скорость полёта около 10 чисел Маха (в 10 раз быстрее скорости звука). Этого вполне достаточно для поражения практически любой сухопутной цели, особенно учитывая возможность маневрирования в процессе полёта. Возможно, ракета будет иметь и противокорабельную версию, в таком случае «Искандер» авиационного базирования получит активную радиолокационную головку самонаведения. Конечно, в полной мере отнести «Кинжал» к гиперзвуковому оружию нельзя — это всё-таки баллистическая ракета, а они и раньше достигали подобных скоростей. Однако сама по себе идея адаптировать 9М723 для нужд авиации достаточно здравая — это не требует слишком больших финансовых ресурсов, а решаемые задачи достаточно серьёзны: это и высокоточные удары по наиболее важным объектам противника, прикрытым эшелонированными системами ПВО/ПРО, и подавление самой обороны противника. Одним из дискутабельных вопросов остается максимальная дальность полёта самой ракеты — большинство специалистов считает, что 2000 км — это дальность использования комплекса «Кинжал», с учётом боевого радиуса самолёта-носителя. Это логично, учитывая, что дальность полёта сухопутного 9М723 составляет 500 км. Конечно, запуск ракеты на большой высоте и скорости обеспечит большую дальность полёта, чем при запуске с земли, но разница явно не составит 4 раза.

Стоит отметить, что многие путают «Кинжал» с разрабатываемой авиационной гиперзвуковой крылатой ракетой ГЗУР («Гиперзвуковая управляемая ракета»), которая должна быть разработана к 2020 году. По имеющейся информации, дальность её полёта должна составить 1500 км при скорости около 6M. Вполне вероятно, что ГЗУР будет унифицирована с крылатой ракетой 3M22 «Циркон» морского базирования.

Изображение российского ракетного комплекса стратегического назначения с гиперзвуковым планирующим крылатым блоком

Mil.ru

Россия, Китай и США достаточно давно и активно ведут разработки гиперзвукового планирующего боевого блока для оснащения им межконтинентальных баллистических ракет. Однако, судя по всему, Россия достигла уровня серийного (или предсерийного) изделия раньше всех. В общем-то, это было ожидаемо, учитывая не очень удачные испытания подобных систем в США и, напротив, последние удачные испытания в России. Новое изделие получило название «Авангард», при этом ранее в открытых источниках оно чаще всего фигурировало как «Изделие 4202».

В отличие от обычных боеголовок, летящих строго по баллистической траектории и поздно входящих в плотные слои атмосферы (благодаря чему есть время для их заатмосферного кинетического перехвата средствами противоракетной обороны), глайдер проводит значительно более длительное время в атмосфере, передвигаясь там на скорости около 15−20 чисел Маха. При этом во время полёта в плотных слоях атмосферы вокруг боевого блока образуется облако плазмы, по мнению некоторых специалистов, мешающее точному наведению кинетических перехватчиков (для радиолокаторов и тепловых головок самонаведения цель становится очень большой и «размазанной», и принцип кинетического перехвата прямым попаданием «пулей в пулю» становится практически нереализуем).

К тому же глайдер управляем на всём протяжении полёта (инерциальная система, в сочетании с навигацией по рельефу местности на конечном участке полёта), за счёт чего достигается высокая точность попадания (можно использовать неядерные боевые части), и способен к манёврам, как по высоте полёта, так и по курсу. Учитывая низкую эффективность систем ПРО даже против обычных боеголовок МБР, перехват планирующих крылатых боевых блоков и вовсе пока практически невозможен.

Идея создания гигантской торпеды с ядерной силовой установкой и мощнейшим термоядерным зарядом появилась в СССР ещё в 1950-х годах, проект назывался Т-15 и активно продвигался А. Д. Сахаровым. Технологии тех лет не позволили создать достаточно компактный ядерный реактор, имелись проблемы и с носителями для столь большого изделия.

Однако современные технологии сделали старую концепцию реализуемой — схема беспилотного подводного аппарата с ядерной силовой установкой «Статус-6» была «случайно» продемонстрирована по телевидению в 2015 году. С тех пор официальной информации по нему практически не было, зато было достаточно много слухов о том, реален ли проект или это только некий концепт. Недавно существование проекта было признано в ядерной стратегии США (Nuclear Posture Review 2018). Теперь о нём было заявлено официально российским руководством.

Носителем для беспилотных подводных аппаратов, судя по видео, продемонстрированному во время речи, является атомная подводная лодка проекта 09852 «Белгород». На видеозаписи эта подлодка несёт как торпеды с ядерной силовой установкой (ранее в СМИ озвучивалась дальность действия «Статуса-6» в 10 000 км, глубина погружения 1 км и скорость хода до 185 км/ч), так и автономные необитаемые подводные аппараты «Клавесин-2Р-ПМ» (эти аппараты способны выполнять различные поисковые и разведывательные задачи, картирование морского дна, возможно и уничтожение подводных коммуникаций и т.п.). Что касается обнаружения и перехвата «ядерных» торпед, то, учитывая глубину и скорость их хода, эта задача крайне сложна. При этом достижение даже одной торпедой побережья противника приведёт к катастрофическим последствиям. «Статус-6» уже получил своё официальное название — «Посейдон». Как и в случае с крылатой ракетой «Буревестник», реальное производство серьёзного количества таких изделий на сегодняшний день очень сомнительно.

Во время Послания президента Федеральному собранию впервые были продемонстрированы кадры первых бросковых испытаний перспективной тяжёлой жидкостной МБР «Сармат», которая должна прийти на замену устаревающим Р-36М2 «Воевода».

Эти испытания были изначально запланированы на 2015 год, но сроки откладывались три раза — в итоге они были осуществлены в конце декабря 2017 года и прошли успешно (что и подтвердили продемонстрированные Владимиром Путиным кадры). 29 марта 2018 года прошли вторые бросковые испытания «Сармата» с запуском четырёх маршевых двигателей первой ступени.

Новая ракета во многом похожа на предшественницу, однако за счёт использования современных технологий будет упрощена эксплуатация комплекса, уменьшено время от получения приказа до запуска ракеты (не более минуты). Кроме того, МБР сможет нести новые гиперзвуковые планирующие боевые блоки, или же большее количество обычных боеголовок, нежели «Воевода» (не менее 14). К тому же «Сармат» будет иметь конфигурацию для суборбитального полёта с практически неограниченной дальностью, что позволит наносить удары по противнику с любых направлений, что заставит его разворачивать дорогостоящую систему ПРО на всей территории страны. Своевременная разработка «Сармата» очень важна в свете истечения срока МБР Р-36М2 «Воевода» и необходимости их плановой замены. В ином случае стратегический ядерный потенциал России заметно упадёт. Ожидаемая дата принятия «Сармата» на вооружение — 2024 год.

Совсем недавно в США приняли новую ядерную стратегию (NPR-2018), в которой описываются актуальные вызовы и планирующиеся на них ответы.

В основном в документе делался упор на нарушение Россией Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, а также сдерживание Москвы от применения тактического ядерного оружия в случае возникновения конфликта в Европе. Из перечисленных выше стратегических вооружений упоминались только «Статус-6», «Сармат» и гиперзвуковой глайдер, тогда как о новых крылатых ракетах речи даже не было. Выводы документа о необходимости развёртывания тактических ядерных боеголовок на баллистических ракетах подводных лодок Trident II и уменьшения порога на применение тактического ядерного оружия никаким образом не отвечают на новые российские разработки. Возможно, была попытка ответить на повышение возможностей российских тактических ракетных систем, таких как «Искандер-М» (с возможностью применения крылатых ракет различной дальности, в том числе и средней, при такой необходимости), «Калибр», авиационных крылатых ракет.

В целом новые разработки могут стать хорошим козырем для России на переговорах по продлению договора СНВ III, а также решению вопросов, связанных со спорными моментами в Договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и тематике противоракетной обороны.

Как мы видим, часть представленного вооружения вполне вещественна и реальна, а его серийное производство — дело времени. В первую очередь это относится к МБР «Сармат» и аэробаллистической ракете комплекса «Кинжал», а также гиперзвуковому глайдеру «Авангард». Создание «Сармата» позволит сохранить основной наземный стратегический ядерный потенциал России после списания всех МБР Р-36М2 «Воевода».

Серийное производство авиационной версии «Искандера-М» позволит усилить ударные возможности российской авиации, а в случае использования ядерных боеголовок решать некоторые стратегические задачи на европейском континенте, а также в случае гипотетического конфликта с Китаем. При этом производство новых ракет может осуществляться на тех же предприятиях, что и для аэробаллистических ракет наземного базирования 9М723. Это позволит сэкономить финансовые средства и время.

Что касается остального вооружения, о котором мы говорили, — то к сегодняшнему дню оно всё же является неким концептом и в большей степени заделом на будущее. К тому же оно усиливает позиции России при переговорах с США относительно продления договора СНВ III и вопросов, касающихся ПРО и ракет средней и малой дальности. Реальное развёртывание того же «Посейдона» может иметь смысл только в случае создания вероятным противником действительно действующей системы стратегической противоракетной обороны. Однако, вероятно, этого не случится в ближайшие 15−20 лет.

В целом же сами по себе новые вооружения никак не влияют на баланс сил между США и Россией — взаимное ядерное сдерживание на сегодняшний день и так имеет достаточный уровень за счёт наличия у сторон необходимого количества БРПЛ и МБР наземного базирования. При этом у обеих стран система ПРО пока не способна бороться с чем-то кроме единичных боеголовок МБР, не оснащённых системами прорыва ПРО. Развертывание дополнительных изощрённых вооружений, таких как «Посейдон» или «Буревестник», никоим образом не позволит России получить возможность нанести эффективный превентивный удар по США, тогда как для ответного удара достаточно и имеющегося на сегодняшний день более «традиционного» вооружения. В этом смысле США далеко необязательно симметрично отвечать на российские разработки. Достаточно простого обновления физически устаревающих МБР Minuteman III и подводных лодок класса Ohio. В то же время Россия продемонстрировала, что стремления к получению возможности нанести превентивный удар по её территории бессмысленны даже в достаточно далёком будущем и ядерное сдерживание будет способствовать миру в обозримом будущем.

Именно поэтому руководству обеих стран надо собрать всю свою волю и найти решения назревающим разногласиям в том, что касается стратегической безопасности, не вступая в бессмысленную гонку вооружений.

После доклада состоялась дискуссия, а также были заданы вопросы из зала. В целом стоит отметить, что позиции и мнения американских аналитиков в большинстве случаев не противоречили представленной выше информации.

regnum.ru


Смотрите также