Конек горбунок петр ершов биография


Петр Ершов

«Конек-Горбунок» - одно из самых популярных в России и на постсоветской территории произведений для детей младшего школьного возраста. Эту поэтическую сказку читали еще наши бабушки и дедушки, она изымалась из школьной программы и включалась в нее снова. Судьба Петра Ершова, «отца» Конька-Горбунка, не менее сложна, чем история создания и изданий сказки.

Детство и юность

Петр Павлович Ершов родился 22 февраля 1815 года в селе Безруково Тобольской губернии (сейчас территория Тюменской области). Мать будущего поэта, Евфимия Васильевна, происходила из купеческой семьи. Отец Павел Алексеевич занимал пост станового исправника.

Портрет Петра Ершова

В детстве Петр был очень слабым, и Ершовы всерьез опасались за его жизнь. От отчаяния они даже решились на полуязыческий обряд «продажи» младенца: болезненного ребенка «отдавали» за грош нищему. Ребенок, разумеется, оставался с родителями, а бедняк, как считалось, уносил болезнь с собой.

Из-за рода службы отца семья часто переезжала, и первые 8 лет будущий поэт жил в Омске и Петропавловске. Затем, в 1924 году, отец отправил Петра и его брата Николая в Тобольск, чтобы сыновья обучались в гимназии. Поэтому долгое время мальчикам пришлось жить в отрыве от родителей, в семье дяди по материнской линии, купца Николая Степановича Пиленкова. Он, богатый человек и меценат, относился к племянникам очень тепло.

Петр Ершов в молодости

Еще одним человеком, принимавшим участие в жизни Петра, стал директор гимназии Иван Менделеев, отец великого химика Дмитрия Менделеева. С ним Ершов впоследствии близко подружился и даже отдал свою падчерицу за него замуж.

После окончания гимназии братья Ершовы продолжили учебу в Императорском Санкт-Петербургском университете, так как отца отправили работать в столицу. Впоследствии Петр получил высшее образование всего в 20 лет, хотя к учебе относился пренебрежительно: после выпуска он даже не знал ни одного иностранного языка, хотя учился на историко-филологическом факультете.

Творчество

«Конек-Горбунок», принесший Петру известность, был написан молодым поэтом в годы студенчества. Первое время в Санкт-Петербурге было для юноши трудным: в столице бушевала холера, люди бунтовали. Все это производило на Ершова удручающее впечатление.

Писатель Петр Ершов

Тогда ему и пришла в голову идея истории, главным героем которой станет честный и справедливый бедняк. Поэтическую же составляющую «Конек-Горбунок» обрел благодаря Петру Александровичу Плетневу, ректору университета и профессору русской словесности. Он показал студенту Ершову сказки Александра Сергеевича Пушкина, и начинающий автор окончательно определился со сказочным направлением сюжета и стихотворным изложением.

Когда «Конек-Горбунок» был дописан, Петр отдал поэму на суд Александра Пушкина и Василия Жуковского, с которыми сблизился за время учебы. Сказка вызвала у них бурное одобрение, а Пушкин сказал, что после «Конька-Горбунка» он может более не беспокоиться о сказочном жанре и оставить этот род сочинений.

Первое и современное издание сказки «Конек-Горбунок»

Немного позже отрывок из сказки Ершова был прочитан с университетской кафедры самим Плетневым, затем еще один фрагмент «Конька…» опубликовали в ежемесячном журнале «Библиотека для чтения» за 1834 год. Успех привел к тому, что в октябре 1834-го сказка была полностью опубликована. Дебютная книга Петра Ершова продавалась по цене 5 рублей за экземпляр.

Через месяц Петр закрепил успех – в печать отдали первую часть его «старинной были», баллады «Сибирский казак», а затем и вторую. Это произведение также имело успех: в 1840-е «быль» стала строевой песней 2-го Сибирского казачьего полка. Не забыли «Сибирского казака» и позже – в переложении на музыку историческую балладу исполняли многие певцы и певицы, в том числе Надежда Бабкина.

Иллюстрация к сказке «Конек-Горбунок»

Успех «Конька-Горбунка» открыл молодому писателю двери в творческое общество Санкт-Петербурга. Петр начал посещать встречи литераторов, знакомиться с коллегами по цеху и думал, что его призванием станет писательский труд.

Однако в силу юности и, возможно, детства, проведенного в провинции, Ершов не сумел оценить плотную взаимосвязь литературы с политической ситуацией в государстве. В итоге правительство усмотрело в «Коньке-Горбунке» неуважительное отношение к царской власти, и книга оказалась запрещенной к публикации. Поэтому, несмотря на популярность сказки, переиздали «Конька…» только в 1856 году, после смены царя.

Памятник Иванушке и Коньку-Горбунку

Интересный факт: после того как минула опала, Петр Павлович в 1857 году оказался внесен в список лиц, заслуживающих правительственного доверия. Причем охарактеризовали в нем писателя как доброго, умного и честного человека. Критики отнеслись к сказке двойственно: ее и хвалили, и ругали. Среди людей, которым «Конек-Горбунок» пришелся не по вкусу, был критик Виссарион Белинский, разгромивший произведение автора в своей статье.

В дальнейшем на литературном поприще Ершов пробовал себя в различных жанрах: писал поэзию как малых, так и больших форм, сочинял прозаические и драматические произведения. Однако успеха «Конька…» не смогла повторить ни одна из его последующих работ. Стихи Петра были вторичными и при безупречной форме не вызывали у читателей, избалованных поэзией Золотого века, никакого интереса по своему содержанию.

Портрет Петра Ершова

Поэт попробовал вернуться к «народному жанру» и взялся за написание поэмы «Иван-царевич». Но итог работы категорически Ершову не понравился, и он уничтожил рукопись. Также Петр пытался написать либретто к опере со сказочным сюжетом «Страшный меч». Произведение получилось преимущественно удачным, но в свете его так и не представили – свежая опера Михаила Глинки «Жизнь за царя» сделала работу Ершова ненужной.

Личная жизнь

Биография Петра Павловича вне творчества также складывалась непросто. В середине 1830-х молодому мужчине пришлось покинуть столицу: сначала умер его брат, затем – отец, и кому-то надо было взять на попечение мать. Ершов вернулся в Тобольск, где получил должность преподавателя Тобольской гимназии. Изначально Петр планировал стать преподавателем словесности, но этой должности не нашлось. Поэтому пришлось преподавать гимназистам латинский язык, который самому Петру совершенно не нравился.

Памятник Петру Ершову

После смерти матери мужчина всерьез думал вернуться в Санкт-Петербург, но вмешались личные обстоятельства: Петр влюбился. Избранницей стала вдова Серафима Лещева, имевшая уже четверых детей. Брак продлился 5 лет, затем женщина умерла при родах. Ершов женился повторно на Олимпиаде Кузьминой, но и этот брак завершился в 1853 году в связи со смертью супруги.

Овдовев повторно, Петр Павлович все-таки не утратил надежды найти счастье в личной жизни, и в конце концов это ему удалось. С третьей женой Еленой Черкасовой писатель прожил до конца жизни. Всего в браках у Петра Ершова родились 15 детей, но до совершеннолетия дожили только четверо.

Александр, младший сын Петра Ершова

Карьера Петра Павловича как преподавателя, несмотря на нелюбовь к латыни, складывалась удачно. Через 8 лет работы он стал инспектором Тобольской гимназии, а через 21 год дослужился до директорского поста.

Службе Ершов уделял много времени и внимания: не ограничиваясь только гимназией, Петр Павлович учредил несколько новых училищ, включая редкие по тем временам женские образовательные учреждения. Также он писал сочинения на педагогическую тему, инициировал в гимназии организацию театра, для которого сам писал пьесы.

Смерть

Точная причина смерти Петра Павловича неизвестна. До потомков дошли только сведения, что последние годы жизни мужчина страдал от водянки – болезни, при которой в полости живота скапливается большое количество жидкости. Несмотря на мучительные симптомы, Ершов до конца оставался деятельным и бодрым человеком.

Могила Петра Ершова

Петр Павлович Ершов умер 18 августа 1869 года в Тобольске. Могила поэта находится на местном Завальном кладбище. На надгробии имеется надпись, гласящая, что под ним лежит автор сказки «Конек-Горбунок».

После смерти признание творчества Ершова оказалось выше, чем при жизни. В честь него названы улицы в Тобольске и Ишиме, а родное село Безруково переименовано в Ершово в 1960 году. Петру Павловичу поставлены 2 памятника и бюст. Кроме этого, получить представление о внешности писателя можно благодаря нескольким портретам, нарисованным при жизни.

Библиография

  • 1834 – «Конек-Горбунок»
  • 1834 – «Сибирский казак»
Page 2
эссеист, поэт, философ Ральф Уолдо Эмерсон писатель, блогер, сценарист, психолог, сантехник Слава Сэ писатель-фантаст Дин Кунц писательница Вероника Рот писатель Халед Хоссейни писательница Джордж Элиот писатель Орхан Памук писательница, переводчица Яна Вагнер писатель Андрей Валентинов психолог, писатель Роберт Чалдини писатель, журналист, сценарист Александр Житинский мистик, целитель, писатель Эдгар Кейси писатель, блогер Фредрик Бакман писатель, правозащитник, политик, диссидент Владимир Буковский поэт, переводчик Чуя Накахара писатель Павел Паршиков писательница, сценарист Камилла Лэкберг писатель Франк Тилье писатель, литературовед Евгений Водолазкин писатель, бард Михаил Елизаров

24smi.org

Насмешливое счастье П. Ершова: какую жизнь прожил автор «Конька-горбунка»?

Я выбираю осторожно одну. На темно-синем фоне — яркая, аж горят глаза, золотая Жар-птица. Ее держит в руках улыбающийся Иван-царевич (так во всяком случае мне кажется), а маленький конь под ним летит по синему глянцевому небу.

— Я тоже такую хочу! — кричу я.

Еще бы! От ослепительной Жар-птицы дух захватывает.

— Такую поймать легко, а удержать трудно, — усмехается няня. — На то и Жар-птица. Не каждому такая под силу. Она как насмешливое счастье, — добавляет она тихо.

Я не верю няниным словам, да и не очень понимаю их. Разве может быть насмешливым счастье? Может…

* * *

Кажется, философу Розанову принадлежит интересное высказывание о том, что каждый человек в определенном возрасте оказывается словно наведенным на фокус: контуры личности совпадают с контурами лица — это и есть человек настоящий. Считается, что Чехов сфокусировался к сорока годам, Ахматова тоже в среднем возрасте, Блок в молодости, Достоевский в последние годы жизни. А. Шемаров, «Жар-птица», 2010 г.Фото: Источник

Судьба моего нынешнего героя так отчаянно не совпадала с его внешностью, что рождала особое чувство — гармонию дисгармонии. Но, как ни странно, именно в этом портрете он был наведен на фокус — душа и наружность совпали. Наверно, он сам понимал это, поэтому написал шутливые стихи к собственному портрету работы художника Знаменского:

Не дивитеся, друзья, Что так толст и весел я: Это — плод моей борьбы С лапой давящей судьбы; На гнетущий жизни крест

Это — честный мой протест.

Стихи были веселыми и горько-правдивыми. Жизнь подвергала его все новым и новым испытаниям, он преодолевал их мужественно. Портрет Ершова работы ЗнаменскогоФото: Источник

«Это службишка, не служба, служба будет впереди», — беззаботно написал он в 19 лет, конечно же, не подозревая, насколько эти строки окажутся пророческими. Или это была просто плата за талант, за великую славу его бессмертного «Конька-горбунка»?

Да, герой моего нынешнего эссе — Петр Павлович Ершов, русский поэт, прозаик, драматург, известный только первым своим произведением — «Коньком-горбунком». Повторить успеха юности не получится…

«Петр» означает камень. Первенца своего мелкий полицейский чиновник Павел Алексеевич Ершов назвал, конечно, в честь апостола Петра. Но иное имя вряд ли подошло бы будущему писателю. Чтобы выстоять во всех жизненных передрягах, нужно было каменное терпение.

Петр Павлович Ершов родился 22 февраля (6 марта) 1815 года в деревне Безруково Ишимского уезда Тобольской губернии. Из 12 детей Павла Алексеевича Ершова и тобольской купеческой дочери Евфимии Васильевны выжили лишь двое — Петр и Николай.

Братья были нежно привязаны друг к другу, родители души в них не чаяли. И все было бы хорошо, если бы не эпилептические припадки маленького Петра. Измученная страхом мать уговорила мужа провести мистический обряд, который в Сибири назывался «продать ребенка». Суть его была в следующем: больного ребенка подносили к окну, под которым словно бы случайно оказывался нищий. Ему и «продавали» ребенка, спрашивая: «За сколько возьмете?» Ответ был простой и один и тот же: «Грош!» В. И. Якоби, «Светлое Воскресенье нищего», 1860 г.Фото: artchive.ru

Люди верили, что после этого обряда силы и здоровье возвратятся к больному ребенку. Так и сделали. Маленького Петра «продали» за грош нищему, после чего здоровье на какое-то время вернулось к мальчику.

Через много лет Петр Павлович будет мрачно шутить об этой истории и говорить о том, что ему доподлинно известна своя цена — грош!

В 1824 году родители определили Петра и его брата в Тобольскую гимназию. Мальчики жили в семье родственников матери, а когда окончили гимназию, отец перевёлся в Петербург, где братья поступили в Императорский Санкт-Петербургский университет. В 1831−1835 годах Петр учился на историко-филологическом факультете университета.

И вот тут и случился блистательный подарок судьбы в жизни поэта, пообещавший яркое будущее. В начале 1834 года он представил профессору словесности П. А. Плетневу в качестве курсовой работы первую часть сказки «Конек-горбунок». Педагог во время одной из лекций прочитал с университетской кафедры отрывок из «Конька-горбунка» и назвал студентам автора сказки — их сокурсника Петра Ершова, сидевшего в аудитории.

В том же 1834 году отдельным изданием вышла вся «русская сказка в трех частях». Триумф был невероятным. Автору прочили громкую славу. Еще бы! «Конька-горбунка» прочитал и высоко оценил сам Пушкин: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить», — восторженно поблагодарил он 19-летнего автора.

Правда, успех никогда не появляется без своей сестры — зависти. И вот уже появилось малодостоверное известие литературного критика Павла Анненкова о том, что первые четыре строки сказки принадлежат Пушкину. А потом пошел слух, что сказку написал вовсе не юный, никому не известный сибиряк Петр Ершов, а Пушкин. Мол, пожалел бедного студента и разрешил ему напечатать «Конька-горбунка» под своим именем… Павел Васильевич АнненковФото: Depositphotos

Но, как бы там ни было, сказка Ершова мгновенно пошла в народ и вызвала к жизни множество подражаний и подделок. В 1870−1890-х годах вышло около 40 поддельных «Коньков-горбунков» общим тиражом около 350 тыс. экземпляров!

После успеха «Конька-горбунка» Петр Ершов стал вхож в литературные круги столицы, общался с Пушкиным, Жуковским, В. Г. Бенедиктовым, публиковал лирические стихотворения. Всего за этот период в печати (в основном в «Библиотеке для чтения») появилось 10 его стихотворений.

Удача сопутствовала молодому поэту: в декабре того же 1834 года к печати была одобрена первая часть его поэмы «Сибирский казак», а затем и вторая часть этой «старинной были». Слог Ершова был прост и звонок, завораживал своей легкостью. Казалось бы, все складывается хорошо. Он и сам потом вспоминал о тех временах:

Я счастлив был. Любовь вплела В венок мой нити золотые, И жизнь с поэзией слила

Свои движения живые.

Были задуманы несколько исторических поэм, драматических и прозаических произведений. Кстати, любопытно, что один из героев повести «Панин бугор», влюбленный романтик, носил фамилию Сталин. Скорее всего, поэтому оно было опубликовано только в 1984 году.

Но… Как часто в жизнь вторгается беспощадное «но». Многие замыслы так и не были осуществлены, а «Конек-горбунок» стал лебединой песней Петра Ершова. Буквально мгновенно, в том же 1834 году, после молниеносного успеха на автора, словно из ящика Пандоры, стали сыпаться несчастья.

Отца Петр схоронил в 1833 году, а в 1834 году внезапная смерть уносит любимого брата поэта — Николая.

Но вдруг вокруг меня завыла Напастей буря, и с чела Венок прекрасный сорвала И цвет за цветом разронила. Все, что любил, я схоронил

Во мраке двух родных могил…

Окончание университета и новые проблемы. Молодой сибиряк не смог получить желаемую должность, приходилось расставаться с друзьями, порывать с литературной средой, в которую успел уже вжиться. Прощание с Петербургом стало болезненным: многое здесь стало дорогим, а с другой стороны, Ершова манила родная Сибирь, он называл ее «северной красавицей», мечтал об исследовании этого края.

В последний раз передо мною Горишь ты, невская заря! В последний раз в тоске глубокой Я твой приветствую восход: На небе родины далекой Меня другое солнце ждет.

(«Прощание с Петербургом», 1835)

Возвращение в Тобольск тоже не стало отрадным. В декабре 1836 года Ершов писал университетскому другу В. Треборну:

«С самого моего сюда приезда, т. е. почти пять месяцев, я не только не мог порядочно ничем заниматься, но не имел ни одной минуты веселой. Хожу, как угорелый, из угла в угол и едва не закуриваюсь табаком и цигарами… Читать теперь совсем нет охоты, да и нечего… Ко всему этому присоедини еще мое внутреннее недовольство всем, что я ни сделал, что я ни думаю делать… Скоро 22 года; назади — ничего; впереди… Незавидная участь!.»

Только Петр начал привыкать к жизни в Тобольске, увлекся работой в гимназии, планируя изучение жизни местных народностей, издание журнала и др., как новое горе: в апреле 1838 года скончалась мать. Поэта охватило отчаяние, друзьям он пишет, что схоронил «последнюю из родных». Ему было 23 года.

Рвется грудь моя тоскою, И в страданиях немых Поэтической слезою

Тихо катится мой стих.

А дальше — словно ком с горы. Проблески радости и бесконечное горе… Через несколько месяцев после похорон матери Ершов встречает молодую женщину С. А. Лещеву — вдову с четырьмя детьми, и влюбляется в нее. Забрезжило счастье…

Домашний кров, один или два друга, Поэзия — мена простых затей. А тут любовь — прекрасная подруга,

И вкруг нее веселый круг детей.

Только дома он был поистине счастлив.

«Известность известностью, а долг обеспечить тех людей, которых судьба поручила мне и которые для меня милы, также что-нибудь да значит» (из письма к В. Треборну).

Он искренне привязывается к детям своей жены. Рождаются и общие дети — две дочери.

В 25 лет Ершов хоронит свою первую дочь, через год ― вторую, а еще через год ― жену.

В 30 лет Петр Павлович — вдовец с четырьмя детьми на руках. Через полтора года он женится снова на О. В. Кузьминой, но и эта семейная жизнь была недолгой: в 1852 году она умирает.

Горе преследовало его неотступно: из 15 детей при рождении выжило только 6, а в 1856 году он сообщает друзьям:

«На одной неделе я имел несчастье похоронить сына и дочь — моих любимцев… Ум мой теперь весь в сердце, а сердце — на могиле детей».

Петр Павлович женится в третий раз, и лишь третья жена будет рядом до конца жизни.

Не было отрады и в литературе. Ошеломляющий «Конек-горбунок» сверкнул как комета на темном небе творчества. Порой Петру Павловичу казалось, что задорная, искрящаяся счастьем сказка была лишь авансом за последующие удары судьбы. Прижизненный портрет Петра Павловича Ершова работы художника Николая Маджи (конец 1850-х), считающийся самым достоверным изображением автора «Конька-горбунка»Фото: ru.wikipedia.org

Характер Ершова меняется ― он становится раздражительным и замкнутым. В 1857 году его назначают директором тобольской гимназии, где учеником его станет будущий великий химик Дмитрий Менделеев. Потом Ершова назначают директором народных училищ губернии.

Но все это приносит мало утешения. Он постоянно раздирался между творческими исканиями, переставшими радовать, и заботами повседневной рутины.

Мой гений-хранитель, подай мне терпеньеИль пламень небесный во мне потуши!

Были времена, когда он вообще хотел отказаться от художественного творчества. В письме к другу 14 апреля 1844 года поэт высказал горькую мысль:

Была пора, когда и я увлекался чем-то похожим на вдохновение. А теперь я принадлежу, или по крайней мере скоро буду принадлежать к числу тех черствых душ, которые книги считают препровождением времени от скуки, а музыку заключают в марши и танцы…

Не лучше ль менее известным, А более полезным быть.

В сибирские годы Петр Павлович пишет очень немного и, увы, безуспешно. С 1837 до конца его жизни в печати появилось 28 его новых стихотворений, в т. ч. отклик на смерть Пушкина.

Пробует себя Ершов и в прозе и драматургии. Но публикация цикла рассказов «Осенние вечера» и пьесы «Купец Базим, или Изворотливость бедняка» прошла незамеченной. Судьба снова и снова проверяла «камень» на прочность. Или усмехалась за ранний успех…

Замысел поэмы «Иван-царевич» в 10 томах и 100 песнях остался неосуществленным. В 1858 году происходит чудо: Ершова отправляют на целый месяц в служебную командировку в Петербург. Он полон трепетных надежд — а вдруг фортуна вспомнит о нем?..

Чуда в жизни писателя не случилось. Прежние знакомые или умерли, или напрочь забыли о нем.

Одинокий бродил он по петербургским улицам и вздыхал — все прошло, все… Чужие огни чужого города. В дневнике Петр Павлович запишет:

Отвыкнув от многолюдства, я с каким-то невольным удивлением гляжу на эти толпы, которые снуют взад и вперед по всем улицам, особенно по Невскому проспекту.

В самых удрученных чувствах он возвращается в Тобольск. Да, он напишет в письме к одному из друзей, что его «родной Тобольск в тысячу раз милее» Петербурга. Но мрачное мироощущение не покинет его уже до конца жизни.

В 1862 году он подает в отставку. Ничто не могло заставить его переменить решение: ни почетная должность, ни солидное жалованье и казенная квартира. Он жаждет «только спокойствия и укрытия от известности», причем жаждет настолько сильно, что на несколько лет даже прерывает переписку с университетскими друзьями. Только в музыке еще ищет он утешения, только музыку вместе с поэзией называет «двумя сестрами одной матери» и видит в ней таинственность и глубину.

«Ершов охотно пускался со мною в разговоры о музыке, и сам стал заниматься изучением игры на флейте», — писал его университетский друг А. Ярославцов.

Материальные трудности, последовавшие за отставкой? О, да, несомненно! Но независимость и честность всегда были дороже ему.

Честным остался он до гроба, простирая честность даже до суровости. Так, кто-то из родственников вздумал подарить одной из его дочерей шелковой материи на платье, смутился Ершов и сказал: «Прошу вас избавить меня навсегда от таких подарков: дети мои могут носить только такое платье, какое я в силах им сделать!» — вспоминали современники писателя.

Ящик Пандоры все еще был открыт. В 50 лет Ершов тяжело заболел и только благодаря заботам Дмитрия Менделеева наконец-то получил пенсию — 1080 рублей в год.

В 1864 году доходит весть о постановке в Петербурге балета «Конек-горбунок». Премьера прошла с потрясающим успехом. Но автор уже был спокоен к этому. Былое отходило от него и, как видно, навсегда.

Только за три года до смерти прежняя жажда жизни всколыхнулась в нем. Он жаждал живого общения, пишет в 1866 году другу:

«Может быть, изобретательный ум придумает какой-нибудь далекослышный рупор, и тогда я буду день и ночь разговаривать с вами». (Словно предвидел наше время!)

Но… Все тише становился гул жизни, все уже круг общения поэта. Последние годы своей жизни он провел в окружении семейства, уединившись от всех, полностью уйдя в религию.

Водяная болезнь ускорила развязку страданий. 18 августа 1869 года Петр Павлович Ершов «тихо и спокойно скончался». Похоронен был на Завальном кладбище Тобольска, неподалеку от могилы декабриста и поэта Вильгельма Кюхельбекера. Надпись на памятнике гласит: «Петр Павлович Ершов, автор народной сказки «Конек-горбунок». Могила П. П. Ершова на Завальном кладбище в ТобольскеФото: ru.wikipedia.org

Полное собрание сочинений Петра Павловича было издано только в 2005 году. Славы блистательного «Конька» не повторило ничто. И все же…

…кто светлыми мечтами Волшебный мир в душе своей явил, Согрел его и чувством, и страстями

И мыслию высокой оживил…

…тот в тысячу раз более достоин благодарной памяти потомков, чем изобретатели самого совершенного оружия и средств массового поражения. Ибо его дар служит Благу, а не Злу.

Примечание. При написании эссе были использованы материалы из Интернета, книги воспоминаний о П. П. Ершове (Петр Павлович Ершов, автор сказки «Конек-горбунок». Биографические воспоминания университетского товарища его, А. К. Ярославцова. -Спб., 1872.)

Теги: Петр Ершов, сказки, народные сказки, жизнь писателя, жизнь поэта

shkolazhizni.ru

Ершов Пётр Павлович

Русский поэт, сибирский сказочник, писатель, драматург, педагог.

Семья и детство

Родился Пётр Павлович Ершов в Западной Сибири в селе Безруково, что в Ишимском уезде Тобольской губернии (в 1960 г. деревня Безруково будет переименована в Ершово).

Отец – Павел Алексеевич Ершов, происходил из «подьяческих детей». Служил чиновником на разных должностях по судебной, финансовой, а также полицейской части. Был небогат и жил «со службы». Мать – Ефимия Васильевна Ершова, урождённая Пиленкова, дочь богатого тобольского купца. Предки её были оружейными мастерами, они пришли в Сибирь ещё в царствование Петра I. Впоследствии мастеровые перешли в купеческое звание. Отец её вел торговлю с Китаем, а также занимался продажей скота.

Павел Ершов был вынужден часто переезжать по служебной надобности. Начав свою службу в 1801 г. в старинном сибирском городе Тара, он впоследствии был переведён в Тобольск, где служил столоначальником, а позднее – казначеем в местном казначействе. В Тобольске он встретил свою будущую жену, купеческую дочь – Ефимию Васильевну Пиленкову. Там же они и обвенчались – в 1807 г. в Захарьевской церкви, о чём есть соответствующая запись в метрической книге. В этом же году Павел Алексеевич был определён на должность комиссара в Черемшанской части Ишимского уезда.

После назначения семья переехала на постоянное место жительство в село Безруково – родное село отца поэта. Там же, в Безруково, и родился Пётр Павлович Ершов – будущий автор бессмертного «Конька-Горбунка». Интересный факт: по причине того, что ребёнок родился очень слабым, родители решили немедленно его окрестить, что и было сделано в день его рождения. Поскольку в Безруково своего храма не было, крестины состоялись в Ишиме в Богоявленской церкви. Храм этот был славен устроительством зимних Никольских ярмарок, знаменитых на всю Сибирь.

Но, несмотря на горячие родительские молитвы, мальчик все более слабел. Ребёнок медленно угасал и уже был при смерти. Несчастные родители решились на отчаянный шаг. Они провели местный магический обряд. Суть его была такова: дитя продавалось нищему за грош, считалось, что таким образом «покупатель» забирал с собою все болезни новорожденного. Впоследствии приводя этот случай из своего младенчества, Ершов любил пошутить, говоря, что цена ему всего один грош.

Само же детство Ершова проходило в разных сибирских городках. Степной Петропавловск, Омск и, наконец, Берёзов. Город, весьма известный в истории благодаря своим знаменитым ссыльным: светлейший князь Александр Меньшиков, князь Алексей Григорьевич Долгоруков, граф Андрей Иванович Остерман в разные времена проживали в Берёзове. Все эти места становились временным пристанищем для семьи Ершовых.

К 1825 г. после перемены нескольких мест службы Ершовы вновь оказываются в Тобольске. Они проживают в доме у дяди – Николая Степановича Пиленкова. Николай Степанович был человек в городе известный, миллионер-меценат. Дядя проявлял большую заботу по отношению к племянникам – Петру и Николаю Ершовым. Павел Алексеевич прекрасно осознавал значимость и полезность качественного образования для своих сыновей. По причине этого в 1827 г. Петр Ершов вместе с братом Николаем поступают в Тобольскую гимназию.

С 1827г. новым директором гимназии становится Иван Павлович Менделеев, приходившийся отцом, будущему гениальному химику Дмитрию Менделееву. Иван Павлович был человек во многом замечательный. Он начал свою деятельность с преобразования гимназии из четырёхклассной в семиклассную. Подобная система предоставляла возможность для более углублённого изучения всех необходимых дисциплин, а кроме того, выпускники гимназии теперь имели право поступать в высшие учебные заведения России. Новый директор был сторонником творческого подхода к обучению детей. Для учеников старших классов устраивались «литературные воскресенья», которые проводил лично Иван Павлович. На них устраивались публичные чтения русских и иностранных авторов, проходило обсуждение, а также ученикам предоставлялась возможность почитать собственные произведения, если таковые были. Тогда же Иван Павлович и отметил способности юного Ершова. Отец мальчика был в постоянных разъездах по делам службы. Поскольку семьи Ершовых и Менделеевых были в родстве, Иван Павлович взял на себя нелёгкий труд наставления мальчика на праведный путь образования. Он приглашал его к себе домой, беседовал, давал к чтению множество занимательных книг. В будущем Петр Ершов с огромной благодарностью будет отзываться о своём наставнике. Впоследствии, будучи уже инспектором Тобольской гимназии, Ершов примет деятельное участие в судьбе сына Ивана Павловича – талантливого ученого Дмитрия Менделеева. Волей судеб произойдёт удивительная смена ролей. Дмитрий Менделеев в 13 лет потеряет своего замечательного отца, и именно Пётр Павлович Ершов станет ему опорой, а также наставником и верным другом. Он напутствует его к поступлению в Петербургский педагогический университет. И это ещё не всё, по истечении лет, проживая уже в Петербурге, Дмитрий Менделеев женится на падчерице Ершова – Феозне Никитичне Лещёвой.

В тот же период судьба сводит Ершова с ещё одним знаменитым земляком – композитором, пианистом, автором гениальных романсов – Александром Александровичем Алябьевым. Композитор находился в Тобольске в качестве почётного ссыльного. Местное высшее общество с удовольствием приглашает Алябьева на всевозможные приёмы и творческие вечера. Александр Алябьев – человек энергичный, герой Отечественный войны, талантливейший музыкант своего времени, несказанным образом оживляет атмосферу сибирской провинции. В Тобольске при помощи местных меценатов он устраивает серию замечательных концертов, на которые съезжается публика из всех уездов огромной Тобольской губернии. Дядя Ершова – купец Николай Степанович Пиленков, принимал активнейшее участие в устроительстве концертов, участвовал в разрешении организационных и финансовых вопросов. На одном из таких вечеров и состоялось замечательное знакомство будущего автора неповторимого «Конька-Горбунка» и автора восхитительного романса «Соловей». Ершов очень любил музыку, он умел играть на флейте и органе. Юный гимназист с удовольствием принимал участие в домашних концертах, которые частенько устраивались в доме у дядюшки. В 1830-е гг. Ершовы с успехом оканчивают гимназию. За прилежание братья были награждены похвальным листом и книгой. В Тобольске юный Ершов проявлял серьёзный интерес к сибирскому фольклору. Собирал и записывал старинные легенды и сказки.

Петербургская юность

В 1830 г. отец будущего поэта добивается перевода в Петербург. Он получает офицерскую должность и назначение в отдельный корпус внутренней стражи. Переезд стал возможен благодаря протекции, которую дал бывший генерал-губернатор Западной Сибири Петр Михайлович Капцевич. В Сибири Павел Ершов служил под началом Капцевича, был замечен и отмечен. Обосновавшись в Петербурге, отец вызывает к себе остальное семейство. Таким образом, Ершовы оказались в несравненной Северной Пальмире. Державный Санкт-Петербург с его величественной архитектурой имперской столицы сильно впечатлил молодого сибиряка. Этот город принесёт ему знакомство с людьми, которые впоследствии станут вечными, яркими маяками на небосклоне его непростой жизни. Семья снимала квартиру в Графском переулке – в доме капитанской вдовы, мадам Померанцевой. По прибытии в столицу Пётр Ершов подаёт прошение о зачислении его в студенты историко-филологического факультета Санкт-Петербургского императорского университета. Однако слабое знание латыни и греческого, а также полное незнание какого-либо европейского языка (в Тобольской гимназии эти предметы преподавались слабо, а иногда и вовсе не преподавались) не позволили ему поступить на историко-филологический факультет. Он был принят на философско-юридический. Однако, в дальнейшем Ершов всё же добьется права посещения лекций на историко-филологическом, правда, лишь в качестве вольнослушателя. Тогда же старший брат Петра – Николай, имеющий склонность к точным наукам, поступает на физико-математический факультет. В университете Ершов, по его же собственным признаниям, особым прилежанием не отличался. Поэт сетовал на свою лень, говорил, что он – недоучка, особенно это касалось иностранного языка. В 1833 г. в семью Ершовых приходит горе. Скоропостижно умирает отец, а вскоре за этим в августе 1834 г. и старший брат Петра – Николай. Ершов остался один с больной матерью. Их материальное положение становится крайне затруднительным.

В университете одним из преподавателей молодого Ершова был профессор русской словесности Петр Александрович Плетнёв (с 1832 г. ректор Санкт-Петербургского университета). Пётр Плетнёв – поэт и критик, друг Александра Сергеевича Пушкина, ближайший его соратник в издательских делах. Он помог в деле напечатания более чем 20 книг Пушкина. Бескорыстный помощник и товарищ великого русского гения. Ему Александр Сергеевич посвятил поэму «Евгений Онегин». В посвящении Пушкин точно определил качества Плетнёва, назвав его человеком «души прекрасной, святой исполненной мечты, поэзии живой и ясной, высоких дум и простоты». Сам Пушкин называл его «кормильцем» и «благодетелем». Они дружили семьями. Плетнёв – активнейший сотрудник пушкинского журнала «Современник». После смерти поэта он продолжил дело издательства журнала.

Не так давно отгремела Отечественная война 1812 г., и идеи русской народности были очень популярны в русском обществе. В университете в студенческой окололитературной среде живо обсуждались новые блестящие произведения замечательных авторов: «Россказни казака Луганского» В. И. Даля, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н. Гоголя, ну и, разумеется, сказки Пушкина. В 1834 г. профессор Пётр Плетнёв предложил студентам тему новой курсовой работы – народное творчество. При ознакомлении с выполненными заданиями Плетнёв пришёл в полное восхищение от работы студента Ершова. Восторг преподавателя был настолько искренним, что профессор счёл нужным прямо на лекции прочитать студентам, сидящим в аудитории, курсовую работу их товарища – Ершова. Это была первая часть гениальной стихотворной сказки «Конёк-Горбунок». И сразу громогласный успех. Плетнёв не преминул показать сказку Пушкину. Александр Сергеевич отозвался о сказке в самых восторженных тонах. Например, широко известна знаменитая фраза великого русского поэта: «Теперь мне можно и оставить этот род поэзии».

В 1834 г. сказку опубликовал в журнале «Библиотека для чтения» издатель О. И. Сенковский. В том же году сказка, состоящая из трёх частей, была напечатана и отдельным изданием. На тот момент её автору было всего 19 лет. Книга немедленно завоевала любовь читателей. Лёгкий, грациозный, яркий, увлекательный сказочный стих пришёлся по душе русским людям. При жизни Ершова его «Конёк-Горбунок» издавался аж целых семь раз. К концу XIX в. сказка прочно заняла заслуженное и почётное место на полках русских библиотек. Плетнёв знакомит Ершова со своими друзьями, лучшими поэтами своего времени – Пушкиным и Жуковским. И тот, и другой по достоинству оценили талант юного поэта. Знаменитые пииты старались всячески поддерживать молодого литератора.

И лишь критик В. Г. Белинский дал отрицательный отзыв. По его мнению, «Конёк-Горбунок» являлся всего лишь удачной подделкой под истинное народное творчество. Он писал, что есть в этом произведении русские слова, но отсутствует русский дух. Впрочем, сказки Пушкина он относил к той же категории.

Интересна роль имени Пушкина в истории «Конька-Горбунка. Разумно предположить, что изумительные пушкинские сказки оказали серьёзное влияние на Ершова. Возможно, даже косвенно, помогли появиться на свет «Коньку-Горбунку». Какое-то время даже существовала версия о том, что первые четыре строчки сказки написаны Александром Сергеевичем: «За горами, за лесами, За широкими морями, Не на небе – на земле Жил старик в одном селе.» В определённое время эти строки даже входили в полное собрание сочинений великого поэта. В дальнейшем исследователи литературы подвергли серьёзному сомнению эту версию. Больше ершовские строки в изданиях Пушкина не печатались. До сей поры в среде учёных не утихают споры на эту скользкую тему. Основное своё время молодой литератор употребляет на личное сочинительство. В 1835 г. Ершов публиковался в замечательном рукописном журнале «Подснежник». Инициатором выхода журнала являлся талантливый поэт Аполлон Майков. Это рукописное издание было любимым детищем семьи Майковых, в нём начинали такие авторы, как И. А. Гончаров и В. Г. Бенедиктов. В Петербурге Петр Ершов серьёзно увлекся театром, слыл завсегдатаем оперы. Самый любимый его театр – музыкальный. Ершов, с детства влюблённый в музыку, знакомится с одарёнными петербургскими музыкантами. Его друг – педагог и композитор Осип Гунке учит Ершова игре на флейте. Отец Ершовых, будучи честным служакой и ярым «ревнителем престола», строго следил за своими сыновьями, дабы молодые люди не вздумали увлечься вольнодумными идеями, так широко распространёнными в студенческой среде того времени. Служивший в ведомстве, занимавшимся надзорной деятельностью, он, как офицер внутренней стражи, прекрасно осознавал опасность подобных идей. Сибирь-матушка была переполнена ссыльными свободолюбцами. Монархист «от мозга до кости» он передал свои убеждения и сыну – Петру Ершову. Нам известно, что среди студентов у Ершова не было много знакомых. Было всего несколько близких товарищей. Один из них – Андрей Ярославцев. Они сблизились на почве увлечения литературой. Впоследствии Ярославцев станет литератором, а также первым биографом Ершова. В 1872 г. Ярославцев выпустит первую биографию воспоминаний о незабвенном университетском товарище, основным источником которой являлась бесценная личная переписка Ершова и Ярославцева. Также среди друзей Ершова были Константин Тимковский (внук известного мореплавателя Г. Шелихова), М. Масальский (брат писателя К. Масальского) и Владимир Фон Треборн. Молодой сибиряк продолжал успешно сочинительствовать и печататься. В 1834–1836 гг. из-под его пера вышли пьеса «Суворов и станционный смотритель» и драма «Фома кузнец», а также с десяток стихотворений. При поддержке своего хорошего знакомца композитора Осипа Гунке Ершов написал либретто сказочной оперы «Страшный меч», но, увы, невзирая на положительные отзывы оперу, так и не поставили. В 1836 г., покинув университет, Ершов, хотя и имел горячее желание остаться в Санкт-Петербурге, все же вынужден был подать прошение о назначении его на учительскую должность в город Тобольск. Причина банальная – отсутствие денег. Ершовы были бедными, не имели ни состояния, ни дворовых людей, жили только с доходов службы.

Тобольска проза

Через некоторое время прошение было одобрено. Ершов возвращается в Тобольск служить в своей родной гимназии. Поначалу он преподавал латынь, в дальнейшем же стал читать философию и словесность в старших гимназических классах. Не сказать, что приезд столичной знаменитости вызвал восторги у руководства гимназии. Судя по письмам Ершова к своим петербургским друзьям, директор гимназии Е. М. Качурин – ретроград и формалист, человек малообразованный, всячески третировал молодых учителей, не исключая и Ершова.

2 июня 1837 г. состоялось значительное событие в жизни Тобольской гимназии. Сиё учреждение удостоилось высочайшего визита наследника русского престола, будущего царя Александра II. Присутствовавший на приёме учитель Ершов «имел счастие поднести наследнику свою хвалебную оду», а также партитуру к опере «Сибирский день», специально написанную в честь приезда цесаревича. За что был пожалован 500 рублями ассигнациями. Вместе с наследником в Тобольск прибыл и старый петербургский знакомец Ершова, знаменитый поэт Жуковский. Василий Жуковский, будучи, наставником великого князя, представил и самым замечательным образом отрекомендовал Ершова. После этого случая у Ершова затеплилась надежда на возвращение в Петербург. Однако этим мечтам не суждено было сбыться.

В 1838 г. в журнале «Современник» Ершов опубликовал поэму «Сузге» – драматическое произведение, написанное на основе сибирских сказаний. Белинский отметил глубокий замысел поэмы, но не преминул упрекнуть поэта в излишней многословности. Поэма неоднократно ставилась на сцене, по её мотивам, была написана одноимённая опера. В Сибирь Ершов отправлялся воодушевлённый многими просветительскими идеями, он был переполнен творческими планами. Уже были составлены планы-карты этнографических экспедиций. Однако, увы, но, ни одному из этих великих замыслов, так и не суждено было сбыться. Обычная жизнь, иногда весьма несправедливо называемая «рутиной», решительно вмешалась в творческие планы поэта. В 1839 г. Ершов страстно влюбляется и женится на Серафиме Александровне Лещёвой – вдове, имеющей уже четырёх детей. Серафима Александровна – дочь бывшего директора гимназии в Тобольске, женщина красивая и образованная, дама опытная и практичная, не сразу, но все, же соглашается на брак с молодым учителем. После женитьбы жизнь Ершова претерпевает серьёзные изменения. Он вынужден сосредоточиться на добывании хлеба насущного. В течение всей жизни на долю Петра Павловича Ершова выпадет множество тяжелейших испытаний. Смерть нещадно косила близких поэта. В юности за совсем короткое время он потерял отца, старшего брата, маму. Дважды был вдовцом (всего женился трижды). Изучение документов, в первую очередь писем Ершова, позволило установить, что у поэта было 15 детей от трёх браков, из которых до совершеннолетнего возраста дожили всего лишь четверо. Остальные умирали в младенчестве. Судьба нещадно била и швыряла Ершова. Однако даже при самых печальных обстоятельствах и тяжёлых бытовых условиях поэт продолжал творить. Пётр Павлович был глубоко верующим человеком и с истинно христианским смирением принимал эти страшные горести. Религия являлась одним из основных источников вдохновения поэта. В сибирский период из-под его пера вышли несколько произведений различного формата: быль «Сибирский казак», поэма «Сузге», серия рассказов «Осенние вечера», а также стихотворения. Нам известно о том, что Ершов вынашивал планы по созданию 10-и томной сибирской сказочной эпопеи под названием «Иван-Царевич – сказка сказок в десяти книгах и ста песнях». К великому нашему сожалению, эта идея так и не осуществилась. В 1844 г. Ершова назначили инспектором гимназии. На стезе преподавательства он проявил себя как прогрессивный и высоко духовный наставник. При его непосредственном попечительстве был организован гимназический театр. В театре ставились пьесы известных авторов, а также произведения, написанные самим Ершовым. За время своей педагогической карьеры Ершов написал и отправил в Петербург два объёмных научных труда, призванных улучшить качество обучения в российских гимназиях: «Мысли о гимназическом курсе» и «Курс российской словесности». Последний даже приняли к рассмотрению в печать, но в итоге труд был отвергнут цензорами. Ершов искренне радел за судьбы российского образования, он пытался добиваться изменений в гимназической программе. Ему мечталось увидеть в учебных расписаниях произведения так горячо любимых им Пушкина и Жуковского. В Тобольске содержалось большое количество ссыльных декабристов. Ершов был лично знаком со многими: В. К. Кюхельбекером, А. И. Муравьёвым, М. А. Фонвизиным и многими другими. Совместно с декабристом, поэтом Н. А.Чижовым Ершов напишет водевиль под названием «Черепослов, сиречь Френолог». Впоследствии поэт В. М. Жемчужников, какое-то время служивший в Тобольске, с личного позволения Ершова использует одну из сцен водевиля для создания одноимённой оперетты. В. М. Жемчужников – один из создателей знаменитого «Козьмы Пруткова». В дальнейшем оперетта попадёт в собрание сочинений «Козьмы Пруткова» и будет напечатана в журнале «Современник». В доме у Фонвизина Ершов читает цикл из семи рассказов под названием «Осенние вечера. С этими рассказами Ершов связывал определённые надежды на возвращение в большую литературу, однако, успеха не имел. Только благодаря помощи Ершова декабрист И. И. Пущин сумел передать в журнал «Современнике» для публикации ранее неизвестные стихи Пушкина. В 1857 г. Петр Павлович назначается директором гимназии в Тобольске, а также училищ в Тобольской губернии. Ершов, несомненно, обладал замечательным педагогическим талантом. По отзывам современников, дети очень любили и безмерно уважали Петра Павловича. В подтверждение этого в архивах сохранился один любопытный документ – программа спектакля, который был поставлен гимназистами 22 февраля 1842 г. в честь дня рождения своего любимого педагога П. П. Ершова. Достойна внимания официальная характеристика Ершова от 1857 г., а в «Списке лиц, заслуживающих внимание правительства» отмечается, что он «умный, добрый и честный человек». За время своего пребывания на посту директора гимназии Ершов успел открыть в губернии 6 новых женских школ. Все они содержались в замечательном порядке и давали ученицам достойный уровень образования. 20 марта 1858 г. П. П. Ершов вновь посетил Санкт-Петербург – город своей знаменитой юности. Это была служебная поездка по делам гимназии: он был вызван для встречи с министром просвещения. В 1862 г. Ершов выходит в отставку. В последние годы жизни он сближается с талантливым сибирским художником и писателем Михаилом Степановичем Знаменским. После смерти Ершова Знаменский поможет в воссоздании биографии, последних лет жизни Петра Павловича Ершова. Дмитрий Иванович Менделеев, бывший ученик и старый друг Ершова, проживавший в Петербурге, хлопотал о назначении пенсии для Ершова, к тому же он предпринял много усилий для выхода 6-го и 7-го издания «Конька-Горбунка». На родине Ершова в селе Безруково при самом непосредственном участии поэта был выстроен православный храм, посвященный святому Петру Столпнику. К сожалению, храм был разрушен 1969 г. Петр Павлович Ершов скончался в Тобольске 30 августа 1869 г. Похоронен он был там же, на Завальном кладбище. На могильном камне написано: «Пётр Павлович Ершов, автор народной сказки «Конёк-Горбунок». В 2008 г. в Тобольске в сквере имени Ершова была установлена замечательная скульптурная композиция, посвящённая поэту и его сказочным героям. Пётр Павлович Ершов для миллионов людей был, есть и останется автором, написавшим незабвенную волшебную сказку «Конёк-Горбунок», персонажи которой будут жить своей бесконечной сказочной жизнью. Со времени своего существования сказка «Конёк-Горбунок» издавалась огромными тиражами не менее 130 раз на 27 языках народов мира.

Дмитрий Сытов

www.bankgorodov.ru

Рок в жизни Петра Ершова, автора "Конька-горбунка"

Кто из нас в детстве не читал сказку «Конек-горбунок»? А помните автора? Правильно, Петр Павлович Ершов. Вот уже двести лет он занимает почетное место в русской литературе с ярлыком «автор одной книги».

Но если копнуть глубже, то перед нами, словно таинственная и бурная сибирская река, раскрывается странная мистическая жизнь очень непростого человека.

Слава настигла Петра Павловича в девятнадцать лет — обыкновенный, никому не известный студент. Пушкин, Жуковский, Плетнев были очарованы «Коньком-горбунком», яркий, красочный, необычный, он открывал огромный мир народных сказочных сюжетов. Следует сказать, что в этом литературном жанре добились больших успехов А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, О.М. Сомов, А.Ф. Вельтман, Н.В. Гоголь.

Что нового мог привнести девятнадцатилетний студент? Конечно же, поползли слухи, что никакой он не автор, а так... Что сказку сочинил Пушкин, пожалел бестолкового студента и подарил ему, мол, печатай под своим именем, а я и так уж знаменит. Кстати, такой же шлейф грязных слухов тянулся и за Н. Гоголем. Но это только сплетни скучающих завистников. Хотя влияние Пушкина, его правки и последующая редакция сыграли важную роль в судьбе «Конька-горбунка».

Девятнадцатилетнему Ершову пророчат блистательное литературное будущее. Да он сам о другом и не мечтает. Петра Павловича переполняют творческие планы, надежды, он под покровительством самого Пушкина! Но многие замыслы так и не были осуществлены, а «Конек-горбунок» стал лебединой песней Ершова.

Еще при жизни многие начинания обращались в прах, талант сказочника так и не раскрылся в полной мере, не набрал истинной природной силы, не был должным образом огранен, а постепенно угасал.

Если бы не сказочная удача « Конька-горбунка», взявшего под покровительство своего автора (вот кто был настоящим покровителем!), быть может, и сам Петр Павлович затерялся бы в темных закоулках истории.

Но что случилось? Отчего успех обернулся тяжелым, многолетним жизненным и литературным поражением, а злой рок, преследовавший Ершова, сгубил не только его, но и всех близких ему людей?

Петр Павлович родился в 1815 году в деревне Безру-ково Ишимского уезда, в сибирских бескрайних просторах, куда русские цари любили ссылать не только провинившиеся церковные колокола, но и умных свободолюбивых подданных.

Смею предположить, что верным соратником Петра Павловича все-таки были не друзья и семья, а смерть, вставшая за его спиной в момент рождения и мучившая всю жизнь. Из двенадцати детей мелкого чиновника, служившего в полиции, Павла Алексеевича Ершова и тобольской купеческой дочери Евфимии Васильевны выжили двое — Петр и Николай.

Братья были неразлучны, а в семье царили любовь и уважение. По долгу службы Павел Алексеевич много ездил, семья всюду следовала за ним — Петропавловск, Омск, Березов, — так что в маленьком Петре с детства развивалась страсть ко всему новому, яркому, неожиданному.

Калейдоскоп городов, людей, старых церквей и храмов произвел неизгладимое впечатление, пробудил интерес к истории и любовь ко всему русскому. Он проникся сказками, которые слушал от простых сибиряков, впитывал каждое слово, богатая детская фантазия наполнялась необыкновенными образами — то китом с целой деревней на спине, то Жар-птицей, то Иванушкой-дурачком, ставшим царевичем.

И все было бы хорошо, кабы не нервные припадки маленького Петра. Евфимия Васильевна, похоронившая десятерых детей, пребывала в отчаянии. Неужели еще одна детская смерть? Эпилепсию в то время называли падучей, и с возрастом она могла проходить самостоятельно. Но тогда об этом не знали.

Убитая горем, Евфимия Васильевна уговорила мужа провести мистический обряд, который в Сибири назывался «продать ребенка». Проходил он следующим образом: больного ребенка подносили к окну, мимо которого нарочно проходил нищий. Ему и «продавали» ребенка, спрашивая: «За сколько возьмете?» Ответ простой и один и тот же: «Грош!»

Сибиряки верили, что после всего силы и здоровье возвращаются к больному ребенку. Так и было сделано. Маленького Петра «продали» за грош нищему, после чего припадки как рукой сняло. Кто знает, быть может, в «мистическое» действо вмешались страстное желание матери, ее воля и надежда.

И здоровье на какое-то время вернулось к мальчику. Просто все совпало. А может быть, в ту ночь нищий купил за грош не только болезнь мальчика, но кое-что еще? Спустя много лет с тяжелым и мрачным чувством об этой мистической истории будет вспоминать Петр Павлович.

Чтобы помочь детям получить достойное образование, Павел Алексеевич пишет прошение о переводе в Тобольск. В десять лет Петр приезжает в столицу Сибири, в удивительный город с трехсотлетней историей и каменным кремлем. Если б ему знать, насколько крепко этот ненавистный и любимый город войдет в его жизнь и свяжет с роком!

Именно в Тобольске Петр начинает записывать русские сказки, пословицы и поговорки, учится писать эпиграммы. Все это потом пригодится. Через много лет в светских салонах пустят слух, что за творчеством Козьмы Пруткова стоит Ершов. На самом деле Петр Павлович поделился только несколькими эпиграммами.

В шестнадцать лет Петр Павлович с отличием заканчивает одну из лучших тобольских гимназий, а отец уже пишет прошение о переводе в Петербург. Братья поступают в университет — Петр на философско-юридический, а Николай мечтает стать математиком, благо у него к этому недюжинные способности.

Петербург потрясает царским величием, красотой, роскошью, безграничностью возможностей — средоточием русской культуры и науки. Здесь живут Пушкин и Жуковский, поразившие Петра мощью поэтического дара, заронившие литературное зерно в его сердце — и вот оно проросло. Юный Ершов начинает работать над сказкой. Он мечтает о легкости и глубине стиха, о поучающем нравственном начале, в общем, как у Пушкина. Все слышанное, прочувствованное в детстве требует выхода, обличения в литературную форму, требует жизни и свободы!

Душевные силы приходят в движение, каким-то образом приводя в движение и силы судьбы. Петр Павлович окунается в литературу — вот она, его стезя! Стихи, публикующиеся в рукописном журнале А. Майкова «Подснежник», и сказка пишутся легко, на одном дыхании. Творчество входит в повседневную жизнь, подчиняет себе желания и надежды, становится органической потребностью. I алант рвется на волю.

Сказку «Конек-горбунок» Петр Павлович представляет как курсовую работу по словесности и сдает вместе со всеми студентами профессору П.А. Плетневу, известному поэту и критику. На дворе 1833 год, Ершову девятнадцать лет, но что за странное предчувствие волнует сердце?

По расписанию — лекция по словесности. Входит профессор, хитро посматривая на студентов, открывает чью-то курсовую работу и начинает читать...

Пушки с крепости палят; В трубы кованы трубят; Все подвалы отворяют, Бочки с фряжским выставляют, И, напившися, народ Что есть мочушки дерет: «Здравствуй, царь наш со царицей!

С распрекрасной Царь-девицей!»

Во дворце же пир горой: Вина льются там рекой; За дубовыми столами Пьют бояре со князьями. Сердцу любо! Я там был, Мед, вино и пиво пил; По усам хоть и бежало,

В рот ни капли не попало.

Петр Павлович потрясен реакцией однокурсников, их аплодисментами. В самое сердце поражают слова Плетнева о его таланте сказочника, о том, что «Конька-горбунька» необходимо показать Пушкину, более того, он готов опубликовать ее в своем литературном журнале «Современник».

И самое удивительное — Плетнев держит слово. И вот уже юный Ершов едет знакомиться с Пушкиным, а затем с Жуковским. Сказку публикуют сразу два уважаемых литературных журнала — «Современник» и «Библиотека для чтения». В девятнадцать лет на Петра Павловича неожиданно обрушивается слава.

Весело, задорно, многообещающе помчался Конек по бескрайним русским просторам, у всех на устах имя молодого талантливого сказочника.

Ершов смущен, пребывает в смятении, но принимает верное и твердое решение — стать профессиональным литератором. Перед внутренним взором проступает рисунок будущей жизни, томит предчувствие невероятного успеха.

Мир господен так чудесен! Так отраден вольный путь! Сколько зерен звучных песен

Западет тогда мне в грудь! —

напишет он спустя три года, переживая мрачную депрессию, об этом сказочном времени юности.

Семь изданий выдержит сказка при жизни Петра Павловича. Более сорока поддельных «Коньков-горбунков» общим тиражом 350 тысяч экземпляров выйдет из печати. Ершову подражали, копировали, но превзойти никто не сумел.

$IMAGE51-right$Мгновение — и Петр Павлович на литературном Олимпе. Дело случая? Слепого везения? Тяжелого, напряженного труда? Широкий светлый путь простирался перед ним. Все возможно! У него талант, признание, поддержка самого Пушкина, невероятный успех!

Он скажет свое слово в литературе! Разработает новые жанры, воспоет русскую народную душу и Россию! На весь мир прогремит слава о русских сказках!

Ершов активно участвует в литературной жизни Петербурга, входит в литературный кружок В.Г. Бенедиктова, публикует стихи, балладу «Сибирский казак», драматическую сцену «Фома-кузнец» и пьесу «Суворов и станционный смотритель». Пишет либретто «Страшный меч» о времени князя Владимира, специально сочиняет для актеров русской оперы — Воробьевой, Шелихова, Петрова, учитывая особенности русского фольклора.

В те годы русская опера только зарождалась, появлялись первые громкие имена, первые постановки. Ершов попадает в волну, с упоением работает над фольклорной и исторической тематикой. Он полон замыслов, сил, энергии, у него множество друзей среди литераторов, издателей, композиторов, ученых. Работает во многих жанрах, пробует, испытывает, ищет. Все, все под силу!

Судьба «хрустнула» неожиданно, на самом взлете. И словно молния, пронзила сердце, оставив пепел, медленно разносимый ветром. В безоблачном и ясном небе раздался страшный гром — в казенную петербургскую дверь постучала старая знакомая. Ехидно улыбаясь беззубым ртом, беззастенчиво спросила: «Что, голубчики, не ждали?»

В девятнадцать лет Петр Павлович хоронит отца, через несколько месяцев любимого брата Николая. Жуткая повинность вновь возвратилась в семью. На всем белом свете — он да мать. Евфимия Васильевна, словно свеча, угасала на глазах, всю жизнь она носит черный платок — главный в ее гардеробе.

Горе и беда, несчастья и тяжелые потрясения отныне и навсегда в жизни Петра Павловича.

Старуха за спиной все шепчет и шепчет: «Отдавай! Долг отдавай!» Но какой?

Университет окончен, но в желаемой должности отказано. Что это значит? Невозможность снимать жилье, а значит, зацепиться, остаться в столице. Петр Павлович в отчаянии. Его отец проделал огромный путь из Сибири в Петербург, чтобы дать ему возможность лучшей жизни. И что теперь? Обратно? В сибирскую глухомань? А литература, друзья, публикации?

Ершов борется — обивает пороги, просит друзей о помощи. Все, все напрасно...

«Неужто позабыл? — улыбается старуха беззубым ртом. — Грош цена тебе, мальчик, грош цена...»

Последний вечер в Петербурге, душат слезы, отчаяние, горе. Петр Павлович чувствует: это конец, больше ничего не получится, не удастся. Как все верно и прозорливо:

В последний раз передо мною Горишь ты, невская заря! В последний раз в тоске глубокой Я твой приветствую восход: На небе родины далекой

Меня другое солнце ждет.

Тобольское солнце Ершов возненавидел с первых мгновений возвращения. На долгие годы Сибирь стала мачехой, укравшей счастье и радость. Он вернулся на родину, словно в ссылку, в которой злая судьба стала еще злее.

Первое время Петра Павловича нигде не берут на работу. Просто не берут, и все. Он впадает в мрачную тяжелую депрессию, растянувшуюся на пять месяцев. Именно в это время он сжигает многое из написанного. Жаль, что только у М. Булгакова «рукописи не горят», у Ершова сгорело все.

Как-то вечером, перелистывая дневник, Ершов горько усмехнулся: на глаза попались записи полугодовой давности. То были жизненные планы, составленные накануне отъезда из Петербурга: путешествие по Сибири, издание журнала, изучение истории, жизни, быта сибирских народов. Смахнув слезу и обмакнув перо в чернильницу, Петр Павлович записал: «Скоро двадцать два года; позади — ничего; впереди... Незавидная участь/»

В конце лета 1836 года Ершов получает назначение в Тобольскую гимназию, ту самую, в которой когда-то учился. Прошлое перебило будущее и, сцепившись с настоящим, уже не отпускало. Он преподает латинский язык в младших классах, затем философию и словесность в старших, организовывает самодеятельный театр. В гимназии плохо — царят бюрократия и подлость, мелочность и интриги, взяточничество и равнодушие.

Для творческих и свободолюбивых людей система образования — вечная каторга, без просвета на освобождение и достойную лучшую жизнь. И литература как-то сама собой отходит на второй план.

Все чаще и чаще он вспоминает детскую историю и, горько вздыхая, шепчет: «Ах, мама, мама, грош цена мне». Но молодость берет свое. Петр Павлович втягивается в рутинное колесо жизни, принимает условия выживания и однообразного сибирского существования. Может, все еще перемелется?

Но беззубая старуха вновь напомнила о себе. В двадцать три года Ершов хоронит мать. Теперь он один на всем белом свете. И где тот Конек-горбунок? Отчего не спасает его, не приходит на помощь?

В 1838 году Петр Павлович берет в жены вдову с четырьмя детьми, Серафиму Александровну Лещеву. Брак удачен, и в тяжелой роковой жизни проступают проблески солнечного света.

Памятник П. П. Ершову в Тобольске

Но огромные душевные силы, заложенные природой, безудержная энергия требуют выхода. Он хочет внести свой вклад в улучшение системы образования. Наивный... Петр Павлович разрабатывает «Программу курса словесности» для гимназий, в которой намечает новые методы преподавания; цель — развитие в учениках самостоятельного мышления, любви к родному языку и литературе. Он считает необходимым ввести в гимназические библиотеки сочинения Пушкина, Жуковского, Гоголя, Карамзина, Марлинского и т.д.

Конечно же, он отошлет ее в министерство народного образования, и на ней благополучно поставят замысловатую резолюцию «не вполне отвечает понятиям воспитанников», то есть положат под сукно. Времена меняются, а чиновники все те же. Готовит статьи «О трех великих идеях истины, блага и красоты, о влиянии их в христианской религии», «О переменах, происходивших в нашем языке, от половины IX века до настоящего времени».

Ершов знакомится с тобольскими декабристами — А. Муравьевым, И. Пущиным, А. Барятинским, В. Кюхельбекером, М.А. Фонвизиным, участвует в музыкальных вечерах. Эти смелые мужественные люди — глоток свежего воздуха в одинокой и ненавистной Сибири. Сердцем и умом он в Петербурге, но понимает, что с четырьмя детьми... вряд ли... вряд ли... Он все сравнивает со столицей — людей, дома, возможности. Все мелко, провинциально, убого и безнадежно. И поди сбеги от этого!

Прекрасно понимает — поддерживая друзей-петрашевцев, рискует погубить карьеру, скатиться вниз по социальной лестнице и больше не подняться. Но не отступает, не предает. И в больших и малых делах верен себе, своим принципам, нравственным представлениям. Изредка Петр Павлович пишет стихи, либретто оперы «Жених-мертвец», задумывает грандиозную десятитомную сказку-поэму об Иване-царевиче. Находит силы иронизировать над собой:

Не дивитеся, друзья, Что так толст и весел я: Это — плод моей борьбы С лапой давящей судьбы; На гнетущий жизни крест

Это — честный мой протест.

И между всеми этими делами в двадцать пять лет хоронит первенца — дочь, через год — вторую дочь, а еще через год — жену. В тридцать лет Петр Павлович вдовец с четырьмя детьми на руках. Через полтора года он женится на Олимпиаде Васильевне Кузьминой.

Что уж гадать, спустя шесть лет он ее похоронит. А из пятнадцати детей выживут только шестеро. Но самое страшное, наверное, случилось в тридцать девять лет, когда в течение недели Петр Павлович похоронил сына Николая и дочь Ольгу. Жестокий рок не отступал, гнал, гнал...

И где тот Конек-горбунок со сказочной удачей и силой? Жизнь сибиряка, словно греческая трагедия Эсхила, затерялась в исторической тьме. Кто найдет ее, расчистит, покажет миру? Ершова томит и съедает мрачное предчувствие — не вырваться, только и осталось тянуть крест до конца.

Он предпринимает попытки вернуться в большую литературу — пишет цикл рассказов «Осенние вечера», пьесу «Купец Базим, или Изворотливость бедняка», пытается работать над «Сибирским романом», занимается переводом «Страданий Иисуса Христа» К. Брентано (работа была случайно обнаружена в 2005 году).

Но все это проходит незамеченным. А грандиозный замысел десятитомной поэмы остановился на первых строках. Быть может, этому препятствовали большие расстояния? Хотя... Что мешало Плетневу опубликовать «Осенние вечера» сразу, а не через семь лет после их получения? Ершов не высказывает никаких претензий, ведь тогда можно лишиться и того, что есть, — редких публикаций.

Но создавать видимость, что все в порядке, когда многие друзья откровенно идут на подлость или пренебрежение, невыносимо. Угнетенность однообразным существованием, горькая мучительная память о юношеском успехе, неудовлетворенность жизнью, горе и несчастья необратимо меняют характер Петра Павловича — он становится раздражительным, замкнутым, нелюдимым, чрезмерно религиозным.

Но вдруг вокруг меня завыла

Напастей буря, и с чела

Венок прекрасный сорвала

И цвет за цветом разронила.

Все, что любил, я схоронил.

Даже назначение директором гимназии, которого пришлось долго ждать (из-за связей с декабристами и петрашевцами), и начальником дирекции училищ Тобольской губернии мало что меняют в личной жизни, в ее ощущении и восприятии. Если мир и делится на победителей и побежденных, то Ершов отнес себя к третьему типу — обездоленных.

Но сколько добрых дел Петр Павлович успел сделать! По его настоянию в Кургане, Тюмени и Ишиме открываются женские школы, в Тобольской гимназии вводится курс естественных наук, библиотеки пополняются новыми книгами. Несмотря на должность, жалованье скудное, правда, на взятках можно шикарно жить, но благородный и гордый Петр Павлович верен моральным принципам, оттого беден, снимает казенную квартиру.

И где тот Конек-горбунок? Словно счастье и удачу, отмеренные ему, он с легкой руки подарил уродцу-коню, а светлый широкий путь разменял на грош безымянного нищего.

В 1858 году происходит чудо: Ершова отправляют на целый месяц в служебную командировку в Петербург. Он волнуется, переживает: как там, что там? А вдруг... Город юности и надежд, любимый и прекрасный... Двадцать лет ожиданий...

Одинокий и забытый, бродил он по петербургским улицам и тяжело вздыхал — все прошло, все... В дневнике Ершов запишет: «Отвыкнув от многолюдства, я с каким-то невольным удивлением гляжу на эти толпы, которые снуют взад и вперед по всем улицам, особенно по Невскому проспекту».

Чужой на празднике жизни, в чужом и холодном городе. Так состоялось примирение с Тобольском и прощание с Петербургом. Сколько было на его веку горьких разочарований...

Через четыре года Петр Павлович подаст в отставку.

Вскоре Ершов тяжело заболевает, благодаря заботам бывшего ученика Дмитрия Менделеева (а может, это еще один смысл его жизни — взрастить великого ученого?) наконец-то получает пенсию — 1080 рублей в год. А ведь ему только пятьдесят.

В 1865 году доходит весть о постановке в Петербурге балета «Конек-горбунок». Петру Павловичу и радостно, и грустно. Он давно уже ничего не пишет. Много лет вместо творчества он боролся за жизнь, за кусок хлеба и всегда проигрывал. Сердце устало от горя и несчастий, постигших его. Хочется покоя, только покоя...

«Все... все прошло...» — тихо шепчет беззубая старуха и присаживается рядом, она и сама уже от всего устала.

Он чувствует — доживает, мучительно и тяжело, как всю жизнь после девятнадцати лет. Часто сидит на берегу реки и играет на флейте. Одиночество — верный и постоянный спутник. Жизнь проносилась бурным потоком, не тревожа, не увлекая его. Вот уже и на Урал проложили железную дорогу, и через всю Россию скоро протянется телеграф.

Только где же Конек-горбунок, принесший славу создателю и растворившийся в солнечных бликах литературной сокровищницы?

oursociety.ru

Пётр Павлович Ершов - краткая биография, факты, личная жизнь

Пётр Па́влович Ершо́в (6 марта 1815, Безруково, Ишимский уезд, Тобольская губерния — 30 августа 1869, Тобольск) — русский поэт, прозаик, драматург, автор сказки в стихах «Конёк-Горбунок», ставшей классикой русской литературы.

Родился в семье чиновника Павла Алексеевича Ершова (1784—1834). Отец по делам, связанным со службой, часто переезжал. Ершовы пересекали цепь казачьих поселений, посещали места, где были ещё свежи предания о временах Ермака и Пугачёва. В 1824 году родители определили Петра и его брата Николая в Тобольскую гимназию. Мальчики жили в купеческой семье Пиленковых — родственников матери, а когда окончили гимназию, отец перевёлся в Петербург, где братья поступили в Императорский Санкт-Петербургский университет. В 1831—1835 годах он учился на историко-филологическом факультете университета.

В студенческие годы Ершов сблизился с профессором русской словесности Петром Плетнёвым, познакомился с Василием Жуковским и Александром Пушкиным. На их суд девятнадцатилетний студент отдал своё первое крупное произведение — сказку «Конёк-горбунок», прочитав которую, Пушкин с похвалою сказал начинающему поэту: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить». Плетнёв во время одной из лекций прочитал с университетской кафедры отрывок из «Конька-горбунка» и назвал студентам автора сказки — их сокурсника Петра Ершова, сидевшего в аудитории.

Другой отрывок из «Конька-горбунка» появился в мае в «Библиотеке для чтения» (1834, т. 3), а в октябре 1834 года сказка Ершова была опубликована отдельным изданием. Успех сопутствовал молодому поэту: в декабре того же года к печати была одобрена первая часть «Сибирского казака», а затем и вторая часть этой «старинной были».

Портрет Петра Ершова петербургского периода, приписываемый кисти академика живописи Михаила Ивановича Теребенёва

Приближающееся окончание университета было связано у молодого сибиряка с проблемами. Не смог он получить желаемую должность, приходилось расставаться с друзьями, которых у него было немного, порывать с литературной средой. Противоречивые чувства вызывало и прощание с самим Петербургом, к которому он привязался, но вместе с тем хотел принять участие в исследовании Сибири.

Вернувшись на родину летом 1836 года, Ершов работал учителем Тобольской гимназии. С 1844 года он — инспектор, а с 1857 года — директор гимназии и дирекции училищ Тобольской губернии. Один из его учеников — будущий химик Дмитрий Иванович Менделеев. Падчерица Ершова стала женой Менделеева.

Был инициатором создания любительского гимназического театра. В театре занимался режиссурой. Написал для театра несколько пьес: «Сельский праздник», «Суворов и станционный смотритель» (1835), комическую оперу «Якутские божки», «Черепослов».

Печатал свои стихотворения в Библиотеке для чтения Сенковского и в «Современнике» Петра Плетнёва.

Умер Пётр Ершов 30 августа 1869 года. Похоронен в Тобольске на Завальном кладбище.

Литературная деятельность

Известность Ершову принесла его сказка «Конёк-Горбунок», написанная им ещё на студенческой скамье и впервые напечатанная отрывком в 3 томе «Библиотеки для чтения» 1834 года, с похвальным отзывом Сенковского.

Некоторое время считалось, что первые четыре стиха сказки набросал Александр Пушкин, читавший её ещё в рукописи. Сказка Ершова вышла отдельной книжкой в 1834 году и выдержала при жизни автора семь изданий, причём четвёртое из них (издание 1856 года) — было сильно переработано автором и является на сегодня окончательным авторским текстом.

«Конёк-горбунок» — произведение народное, почти слово в слово, по сообщению самого автора, взятое из уст рассказчиков, от которых он его слышал; Ершов только привёл его в более стройный вид и местами дополнил. Своеобразный слог, народный юмор, удачные образы сделали эту сказку широко известной и любимой в народе.

Обложка первого издания сказки в стихах «Конёк-горбунок» П. П. Ершова. Санкт-Петербург, 1834. Издатель Х. Гинце

Виссарион Белинский видел в сказке подделку, «написанную очень недурными стихами», но в которой «есть русские слова, а нет русского духа».

Кроме «Конька-горбунка», Ершов написал несколько десятков стихотворений. Есть также указания, что он публиковал стихи, рассказы и драматургические произведения под псевдонимами.

В 1834 году Петром Ершовым была написана, а в 1835 году издана баллада «Сибирский казак» — старинная быль о молодом сибирском казаке, который был вынужден оставить жену и по приказу атамана «идти на киргизов войною». Первоначальный вариант второй части баллады вышел в свет как отдельное стихотворение под названием «Песня казачки». В 1842(?) году, первая часть баллады, переработанная и положенная на музыку, становится строевой песней 2-го Сибирского Казачьего полка. Песня вошла в репертуар многих исполнителей, в частности Надежды Бабкиной.

Ершов работал также в драматических и прозаических жанрах. Ему принадлежит «драматический анекдот» «Суворов и станционный смотритель», в позднюю пору жизни (конец 1850-х гг.) он написал большой цикл повестей «Осенние вечера», обрамляемых сквозным сюжетом — встречей персонажей, которые рассказывают эти повести. Такая композиция характерна скорее для 1830-х годов («Двойник, или Мои вечера в Малоросии» А.Погорельского, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н. В. Гоголя), в которые происходило формирование Ершова-литератора и для своего времени выглядели уже анахронизмом. Любопытно, что один из персонажей повести «Панин бугор» — типичный романтический влюблённый — носил фамилию Сталин. Вероятно, это одна из причин того, что первая посмертная публикация этого рассказа состоялась только в 1984 году.

Считается, что произведения Ершова легли в основу пьес «отца Пруткова». В частности, Владимир Михайлович Жемчужников писал Александру Николаевичу Пыпину 6 (18) февраля 1883 года из Ментоны (Франция) о своём знакомстве с П. П. Ершовым, в 1854 году в Тобольске, где он служил чиновником особых поручений при родственнике — тобольском губернаторе В. А. Арцимовиче:«Мы довольно сошлись. Он очень полюбил Пруткова, знакомил меня также с прежними своими шутками и передал мне свою стихотворную сцену Черепослов, сиречь Френолог, прося поместить её куда-либо, потому что ‘сознаёт себя отяжелевшим и устаревшим’. Я обещал воспользоваться ею для Пруткова и впоследствии, по окончании войны и по возвращении моём в СПб., вставил его сцену, с небольшими дополнениями, во 2-ое действие оперетты Черепослов, написанной мною с бр. Алексеем и напечатанной в Современнике 1860 г. — от имени отца Пруткова, дабы не портить уже вполне очертившегося образа самого Косьмы Пруткова».

По другим данным Ершову принадлежит только авторство куплетов в пьесе Чижова. Из письма к Е. П. Гребёнке (прозаик, поэт, петербургский друг Ершова) от 5 марта 1837 года.

«Мы с Чижовым стряпаем водевиль Черепослов, в котором Галь получит шишку пречудесную. Куплетцы — заяденье! Вот ужо пришлю их к тебе после первого представления».

В письме того же числа к другу В. А. Треборну Ершов упоминает водевиль как создание Чижова:

«Ещё приятель мой Ч-жов готовит тогда же водевильчик Черепослов, где Галю пречудесная шишка будет поставлена. А куплетцы в нём — что ну, да на, и в Питере послушать захочется».

Малая известность нестихотворного наследия Ершова вызвана ещё и тем, что до недавнего времени оно издавалось только сибирскими издательствами (Омск, Новосибирск и т. п.).

Память

В честь П. П. Ершова в Тобольске названа улица, а также установлен памятник.

В 1960 г. село Безруково Ишимского района Тюменской области переименовано в с. Ершово. Также именем П. П. Ершова названа улица в г. Ишим Тюменской области, его имя носит Ишимский государственный педагогический институт. В Ишиме действует Культурный центр П. П. Ершова с единственной в стране экспозицией, хронологически рассказывающей о жизни и творчестве поэта и педагога.

В Нефтеюганске на пл. Юбилейной установлен бюст П. П. Ершову

В Ишиме 13 июня 2015 года в ознаменование 200-летия со дня рождения сибирского сказочника открыт второй в Тюменской области памятник Ершову (скульптор С. Г. Полегаев, меценат С. П. Козубенко).

Памятник П. П. Ершову в ТобольскеМогила П. П. Ершова на Завальном кладбище в Тобольске

worldofaphorism.ru

П.П. Ершов: биография и интересные факты из жизни

Каждый из нас в детстве читал или смотрел сказку «Конек-Горбунок», но что мы знаем о ее авторе, которым является П. П. Ершов? Биография этого человека мало кому известна. Более того, некоторые считают эту сказку народной. Тому, кем был и в какие годы жил автор знаменитого произведения, и посвящена эта статья.

Детство

Петр Павлович Ершов родился в селе Безруково Тобольской губернии. Его отец был мелким чиновником, а мать - дочерью богатого купца. Родился будущий писатель очень слабеньким и много болел. Но время шло, мальчик креп, а семья часто переезжала из-за работы отца. Однако в 1827 году стало ясно, что детей пора отдавать в школу, и Петр с Николаем поступили в Тобольскую гимназию.

Гимназией в это время руководит Иван Менделеев, отец знаменитого химика, он берет покровительство над Петром. Во многом благодаря такому наставнику в 1831 году оканчивает гимназию с отличием П. П. Ершов.

Биография писателя интересна еще и потому, что сам Ершов был разносторонним человеком. Уже в юные годы он умел играть на флейте и клавесине, а также занимался собиранием местных преданий и легенд, которые записывал и хранил.

Юношеские годы

В том же 1831 году Павел Ершов добивается своего перевода в Петербург. Благодаря протекции губернатора Сибири семья Ершовых оказывается в Северной Пальмире.

Огромное впечатление произвело архитектурное великолепие Санкт-Петербурга на молодого Ершова. Кроме того, этот город подарил ему множество знакомств, которые впоследствии сыграли большую роль в жизни писателя.

По прибытии Ершов подает документы в Императорский университет на историко-филологический факультет. Но из-за слабых знаний европейских языков его принимают только на философско-юридический. В университете он не отличался прилежанием и весьма халатно относился к учебе - так утверждал сам П. П. Ершов.

Биография писателя - это еще и многочисленные утраты. Так, в 1833 году умирает его отец, а вскоре и старший брат. Петр Павлович остается с больной матерью. Финансовое положение семьи сильно ухудшается.

Одновременно с этим в студенческие годы пишется первая часть знаменитого «Конька-Горбунка». Сказка была опубликована в 1834 году в журнале «Библиотека для чтения». В этом же году она вышла отдельным изданием, включающим все три части. Ершов П. П. (биография которого стала темой нашей статьи) был тогда девятнадцатилетним юношей.

В петербургские годы писатель серьезно увлекается театром и оперой. Причина этому - его любовь к музыке, вынесенная из детства.

Окрыленный успехом, Ершов продолжает писать и публиковаться. Так, из-под его пера выходят две пьесы («Фома кузнец» и «Суворов и станционный смотритель»), а также ряд стихотворений.

Из-за плачевного финансового положения в 1836 году Ершов подает прошение на должность учителя и уезжает в Тобольск.

Возвращение в Тобольск

Итак, возвращается работать в свою родную гимназию Ершов Петр Павлович, биография которого совсем не так блистательна, как судьба его знаменитой сказки. Он преподает латынь, словесность и философию. Тогдашний директор Е. М. Качурин всячески досаждал приехавшей из Петербурга знаменитости.

В 1839 году Ершов женится на вдове с четырьмя детьми, Серафиме Александровне Лещевой. Молодой учитель долго ждал ее согласия на брак. С этой минуты главным в жизни писателя становится зарабатывание денег, чтобы прокормить большую семью.

Далеко не счастливой была судьба Ершова, он лишился многих близких людей. Потеряв еще в юности отца, брата и мать, в зрелые годы он похоронил двух жен, а из 15 его детей дожили до совершеннолетия только четверо.

Однако все выпавшие на его долю страдания смиренно принимал Ершов П. П. Краткая биография этого человека могла быть представлена лишь перечислением утрат. Как истинный христианин, поэт не роптал и не впадал в отчаяние. Более того, он успевал заниматься творчеством. Так, свет увидели поэма «Сузге», быль «Сибирский казак», рассказы «Осенние вечера» и несколько стихотворений.

Последние годы жизни его прошли в относительном спокойствии. Скончался Петр Павлович в 1869 году и был похоронен в Тобольске на Завальном кладбище.

Интересные факты

Множество удивительных событий пережил Ершов Петр Павлович, биография которого без упоминания хотя бы самых интересных из них была бы неполной.

Как уже отмечалось выше, в детские годы писатель сильно болел. И однажды, когда состояние ребенка совсем ухудшилось, отчаявшиеся родители отважились провести магический обряд. Выглядел он следующим образом: ребенка продавали за грош нищему, который, по поверьям, и забирал себе все болезни и горести. По этому поводу Ершов в зрелые годы шутил, что ему доподлинно известна своя цена – грош.

Во время жизни в Сибири Ершов был покровителем Дмитрия Ивановича Менделеева, знаменитого ученого. Так как отец мальчика умер, когда ребенку было всего 13 лет, Дмитрий нуждался в наставнике. И поступить Менделееву в Петербургский педагогический университет помог именно П. Ершов.

Биография для детей этого писателя могла бы быть собрана только из удивительных и примечательных случаев, которых было множество в его жизни.

Сказка «Конек-Горбунок»

История создания этого произведения очень необычна. Одним из преподавателей Ершова в университете был Плетнев, большой друг Пушкина. Однажды он дал задание студентам написать работу о народном творчестве. Сочинение юного писателя потрясло Плетнева, и он даже прочел отрывок на лекции. Этой рукописью была первая часть «Конька-Горбунка». Сказка была показана Пушкину, которой отозвался о ней с большим восторгом. Знатоком народного языка и фольклора оказался Ершов П. П., биография которого во многом способствовала этому. Именно собранные в юношеские годы, проведенные в Сибири, легенды и сказания легли в основу произведения.

Сказка была написана в стихах и рассказывала о младшем из трех сыновей, которым было поручено ночью охранять поля от неведомого вора.

Заключение

Тяжелую, но интересную и богатую событиями жизнь прожил П. П. Ершов, биография которого была рассмотрена в статье. К сожалению, кроме сказки «Конек-Горбунок», ни одно произведение писателя не имела успеха у публики. И полное собрание сочинений Ершова вышло только в 2005 году.

fb.ru


Смотрите также