Кондратюк юрий васильевич биография


Ученый Кондратюк Юрий Васильевич: биография

Основоположник теоретической космонавтики Кондратюк Юрий Васильевич внес в эту науку вклад, равный вкладу Циолковского, Кибальчича, Цандера. Однако признание к нему пришло только после смерти, когда забытые открытия ученого были вновь «переоткрыты» исследователями следующих поколений. Работы ученого были неизвестны еще и из-за его загадочной биографии.

Детство

Будущий ученый Кондратюк Юрий Васильевич появился на свет 21 июня 1897 года в Полтаве. Имя, под которым он вошел в историю, на самом деле является псевдонимом, а точнее, именем совсем другого человека, с чьими документами долгое время жил исследователь. Родился же он как Александр Иванович Шаргей. Мальчик рано осиротел и воспитывался дедом. В 13 лет он пошел учиться в Полтавскую мужскую гимназию, где на одаренного ученика обратили внимание учителя. Преподаватель направили интерес Александра в нужном русле – физики, математики и химии.

Уже в самом раннем детстве у мальчика появилась тяга к изобретательству. Он проводил много времени за автомобилями, рессорами, водяными турбинами, насосами барометрами и другими попадавшимися под руку диковинками. Поэтому неудивительно, что позже Кондратюк Юрий Васильевич стал автором удивительных и опережающих свое время научных теорий.

Оборвавшееся образование

Еще одной идеей, захватившей сознание Александра Шаргея, была мечта о межпланетных полетах. В 1930 году в письме Циолковскому он упомянул, что уже в 16 лет точно определил, что существует техническая возможность вылета с земной поверхности в космос. С тех пор у Шаргея появилась собственная идея-фикс. Накануне окончания Полтавской гимназии молодой человек закончил свою первую серьезную рукопись - «Тем, кто будет читать, чтобы строить». В черновике книги будущий Кондратюк Юрий Васильевич сформулировал (хоть и нечетко) проект будущих межпланетных путешествий. Позже эти идеи он развил в других своих произведениях.

Тогда же Шаргей поступил в Петроградский политехнический институт. Однако учеба его продлилась недолго. Вскоре Александра призвали в армию, а в 1917 году он оказался на Кавказкам фронте Первой мировой войны. Прапорщик вернулся домой после Октябрьской революции и объявления большевиками всеобщей демобилизации.

Новое имя

Очень скоро Полтава оказалась в эпицентре гражданской войны. Шаргей был офицером, и поэтому его призвали в армию генерала Деникина. Александр участвовать в кровопролитии не хотел и при первой возможности дезертировал. Следующие два года молодой человек жил на полулегальном положении, довольствуясь случайными заработками. Он находился под постоянной угрозой ареста. В 1921 году родственники смогли раздобыть для него паспорт на имя Юрия Васильевича Кондратюка – студента Киевского университета, умершего от запущенного туберкулеза.

Однако оставаться в родной Украине все равно было небезопасно. Красные или белые могли разоблачить полтавского уроженца. Тогда ученый Кондратюк Юрий Васильевич бежал на Кубань и устроился на Крыловский элеватор. Оказавшись в относительной безопасности, он наконец принялся за свои теории полетов между планетами. Как и любой ученый-самоучка, он страдал от безденежья. Кондратюк собирался построить собственную ракету, однако средств на осуществление своей мечты у него не было. Все что оставалось делать самородку, это излагать свои теоретические соображения на бумаге.

Кондратюк и Циолковский

Одновременно с Кондратюком схожие исследования проводил Константин Циолковский. Впервые молодой ученый наткнулся на его заметку в 1918 году в старом номере «Нивы». Из материала стало ясно, что идеей межпланетных полетов одержим не только Кондратюк Юрий Васильевич.

Биография этого человека представляет собой типичный пример эпохи – из-за революции и войны ему пришлось на много лет забыть о привычной жизни. Поэтому к материалам Циолковского он вернулся только в 1925 году, когда прочел «Вестник воздухоплавания».

«Завоевание межпланетных пространств»

Удивительно, но оба ученых пришли к одинаковым выводам, при этом пользуясь разными методами. При этом немного опередил своего коллегу именно Кондратюк Юрий Васильевич. Достижения физика были связаны с его главным трудом – книгой «Завоевание межпланетных пространств». Это произведение автор закончил в 1926 году, когда жил в станице Октябрьской. На этот раз он сформулировал свой проект не просто в виде теории, а снабдил его многочисленными деталями и цифрами.

Ученый попытался издать «Завоевание межпланетных пространств» в Москве. Книга получила положительный отзыв профессора Владимира Ветчинкина. Он много исследовал динамику ракетного полета и поэтому по достоинству оценил труд Кондратюка. Тем не менее издать книгу не удалось. На протяжении всех последующих лет только Ветчинкин поддерживал никому неизвестного самоучку.

В Сибири

В 1927 году Кондратюк Юрий Васильевич, биография которого представляет собой пример жизнеописания постоянно странствующего человека, переехал в Новосибирск. На другой конец страны он отправился по приглашению местного «Хлебопродукта». Эта контора отвечала за хранение зерна на территории нескольких областей. Еще на Кубани Кондратюк изобрел несколько новых технологий для элеваторов. Его работой заинтересовались в Новосибирске. Так человек, мечтавший о звездах, стал отвечать за хранение зерновых.

На новом месте ученый обзавелся новыми товарищами и друзьями, однако никто из них не оценил его все еще юношеской увлеченности космическими полетами. А меж тем Кондратюк помнил о своей главной написанной работе. Несколько лет он копил деньги, ведя спартанский образ жизни, и наконец отправил свою рукопись в местную типографию. Издание продвигалась очень медленно. Наборщики не разбирались в сложных научных математических формулах, допускали ошибки и переделывали все заново.

Издание книги

В январе 1929 года «Завоевание межпланетных пространств» было издано небольшим тиражом в 2 тысячи экземпляров. Книга включала в себя 72 страницы и несколько вкладок с графиками и чертежами. Владимир Ветчинкин написал к ней предисловие, в котором назвал исследование Кондратюка наиболее полным из всех тогда существовавших, причем изданных не только на русском, но и на иностранном языках.

Что принципиально нового написал Кондратюк Юрий Васильевич? Интересные факты в книге заключались в том, что он разрешил несколько теоретических вопросов, таким образом открывая теоретическую возможность для полета на соседние планеты. Кондратюк отправил один экземпляр Циолковскому и через месяц получил ответ, в котором старший коллега положительно отозвался о его произведении. Большую часть тиража ученый раздал своим сослуживцам. Некоторые прочитали книгу из уважения, но едва ли они могли понять суть написанного. Для окружающих изобретатель так и остался странным чудаком.

Арест и заключение

Вскоре после издания книги Кондратюк вместе с пятью товарищами был арестован и приговорен к трехлетнему заключению по 58-й «политической» статье. На него написал донос один из сослуживцев. Через некоторое время первый приговор заменили на работу в Особом бюро №14 – «шарашке», где трудились другие арестованные ученые и исследователи. Там Кондратюку нашли новое применение – он стал проектировать оборудование, используемое в добыче кузбасского угля.

Также заключенный создал эскиз Крымской ветроэлектростанции, аналогов которой еще не было во всем мире. К проекту Кондратюка присоединилось несколько инженеров, в том числе Николай Никитин, позже построивший Останкинскую телебашню в Москве.

В 1933 году в Наркомате тяжелой промышленности ходатайствовали о том, чтобы ГПу как можно быстрее освободило ученого. Так оказался на свободе Кондратюк Юрий Васильевич. Фото исследователя и сегодня являются редкостью, из-за того, что ему пришлось жить сначала в изгнании, а потом под арестом. Проект ветроэлектростанции был одобрен, и Кондратюк даже съездил в Москву.

В столице сибирский самородок встретился с Сергеем Королевым, наслышанном о его удивительных теоретических идеях. Будущий конструктор космических ракет предложил гостю работать вместе в достойных условиях и коллективе коллег-единомышленников. Однако Кондратюк отказался. Его мотивы точно неизвестны, но биографы сходятся на мнении, что при поступлении на работу, связанную с военными проектами, Королева ученого могли дополнительно проверить в НКВД. Ревизия не сулила ничего хорошего. Если бы в органах узнали о настоящей личности Кондратюка и его связях с белыми во время гражданской войны, ученому бы вновь грозили лагеря или расстрел.

Судьба рукописей теоретика

В 1938 году во Всесоюзную аттестационную комиссию АН СССР пришло ходатайство, подписанное несколькими видными учеными. Они просили для теоретика присвоения докторской степени без защиты диссертации, что было бы заслуженным признанием исследовательских успехов, которых достиг ученый Кондратюк Юрий Васильевич. Фото его реализованных инженерных проектов и отсылки к написанным работам были серьезным поводом рассмотреть кандидатуру. Однако ходатайство было отклонено.

Безусловно, в высших инстанциях не привыкли к таким фигурам, как Кондратюк Юрий Васильевич. Краткая биография ученого выходила за какие-либо привычные рамки. В том же году исследователь, опасаясь за свои неопубликованные произведения, передал архив рукописей Борису Воробьеву, уже хранившему работы Циолковского. Эта предосторожность позволила сохранить для потомков ценные документы. Воробьев буквально спас от забвения и потери первые, еще юношеские, рукописи ученого.

Гибель

Как только началась Великая Отечественная война, в числе многих других добровольцев в военкомат прибыл и Кондратюк Юрий Васильевич. Физик и теоретик попал в 62-й стрелковый полк. Как специалист он стал отвечать за обеспечение связи между батальонами и штабом. Последний бой Кондратюка произошел в ночь с 25 на 26 февраля 1942 года на окском берегу в Орловской области. Ученый погиб в столкновении с немцами. Его тело было похоронено недалеко от деревни Кривцово.

В течение последующих лет сначала советское, а потом и все международное сообщество постепенно осознало значимость трудов Кондратюка. В 1957 году на заседании АН СССР, посвященном 100-летию Циолковского, Сергей Королев зачитал доклад, в котором оценил заслуги Юрия Васильевича. Всего через несколько дней после этого мероприятия в космос отправился первый искусственный спутник земли.

Непосредственные идеи Кондратюка впервые были реализованы американцами в лунной программе «Аполлон» в 60-е гг. В НАСА использовали траекторию, за пятьдесят лет до того предложенную русским ученым. Широкая советская публика узнала о Кондратюке в 1969 году. Тогда в «Комсомольской правде» была напечатана статья, в которой впервые на всю страну было объявлено, что ученый создал технологию, по которой американцы высадились на Луну. В 1970-м специальная судебная комиссия оправдала Кондратюка по делу, по которому он несколько лет отсидел в «шарашке».

fb.ru

Юрий Кондратюк – украинец, имя которого написано золотыми буквами в музее NASA

Юрий Кондратюк – украинский ученый с мировым именем, новатор, первопроходец, пионер космонавтики. Он был автором множества продуктивных идей, гипотез и открытий, во многом опередивших свое время. По сути, Юрий Кондратюк оказался не только великим мечтателем, но и незаурядным теоретиком, сумевшим в начале ХХ века обосновать возможность и даже необходимость космических полетов. Все предложения Кондратюка, изложенные в его работах, были впоследствии реализованы на практике.

Среди научных проектов, автором которых выступил украинский ученый-самородок, можно назвать такие:

  • проектирование самой мощной в Советском Союзе Крымской ветроэлектростанции (ВЭС);
  • в рукописи «О межпланетных путешествиях» (1925 г.) Ю. Кондратюк наиболее полно и подробно (не только для своего времени, но и для последующих лет) описал теоретическую возможность космических полетов;
  • его книга «Завоевание межпланетных просторов» стала настоящим бестселлером среди специалистов и изучалась как в СССР, так и в Соединенных Штатах. Его приглашал к сотрудничеству Сергей Королев, а американцы впоследствии позаимствовали не одну идею.
  • Главные открытия и достижения Юрия Кондратюка.

    Украинский ученый был прежде всего энтузиастом своего дела. Он никогда не возглавлял каких-либо крупных конструкторских бюро, большую часть жизни работал не по профилю, а также не избежал печальной судьбы многих своих коллег – был репрессирован и работал в печально известных «шарашках».

    Ветряная энергетика. Заинтересовался новым веянием в решении энергетической проблемы – использовании энергии ветра – Юрий Кондратюк в 1932 году. Тогда украинец отбывал заключение по статье «Вредительство» и работал инженером-конструктором в специализированном конструкторском бюро №14 в Новосибирске. В этой «шарашке» талантливые ученые под неусыпным контролем ОГПУ занимались разработками угольных шахт и предприятий. Именно там Юрий Васильевич узнал про условия конкурса, объявленного Наркоматом тяжелой промышленности на проектирование самой большой в СССР ветряной электростанции. В свободное от остальной работы время заключенный Кондратюк разработал чертежи, эскизы, сделал необходимые расчеты и отослал в Наркомат специалистам. Им было сделано несколько существенных рацпредложений, позволявших увеличить производство энергии при меньших затратах. Идея Кондратюка так понравилась лично наркому С. Орджоникидзе, что талантливого конструктора срочно вызвали из Сибири и дали работу в филиале Института промышленной энергетики, размещенном в столице советской Украины Харькове.

    К созданию проекта Крымской ВЭС, кроме Ю. Кондратюка, привлекли также двух виднейших конструкторов СССР – П. К. Горчакова и М. В. Никитина (автора проектов главного здания МГУ и Останкинской телебашни). Согласно разработкам ученых, новая ВЭС должна была быть возведена на крымской горе Ай-Петри, высота ее башни составляла 160 м, а диаметр трехполосного пропеллера – целых 80 м. Но главным было даже не это. По предварительным оценкам, будущая Крымская ВЭС должна была обладать мощностью в 12 (!) тысяч киловатт, в то время как любой ее зарубежный аналог не превышал всего лишь 100 киловатт. Однако в 1937 году возведение электростанции по непонятным причинам было заморожено, и проект закрыт. Кондратюк, как и раньше, продолжал работать в Институте промышленной энергетики, но с этого времени занимался разработкой более мелких электростанций.

    Космонавтика. Идеи о полетах к другим планетам Солнечной системы, а также возможность достижения человеком Луны занимали ученого еще с гимназической скамьи. В своей первой посвященной этой теме книге «Тем, кто будет читать, чтобы строить», изданной в военном 1919 году, Юрий Васильевич изложил свое научное кредо: «Прежде всего, чтобы вопрос этой работы сам по себе не пугал вас и не отвлекал от мысли о возможности осуществления, все время твердо помните, что с теоретической стороны полет на ракете в мировое пространство ничего невероятного собой не представляет».

    В этой своей дебютной работе, вышедшей всего лишь через год после окончания Первой мировой, талантливый украинец сумел вывести основное уравнение движения космической ракеты, привел описание, а также разместил схему четырехступенчатой ракеты, работающей на кислородно-водородном топливе. Однако на этом открытия Кондратюка не заканчивались. В книге также можно найти описание камеры сгорания ракетного двигателя, а также множество теоретических предложений, например:

  • использовать сопротивление атмосферы для торможения ракеты при ее спуске с целью экономии топлива;
  • выводить корабль во время полетов к другим планетам на орбиту искусственного спутника;
  • применять компактный взлетно-посадочный модуль для посадки человека на поверхность других планет и для его возвращения на корабль;
  • использовать гравитационное поле небесных тел для дополнительного разгона или торможения космического аппарата;
  • использование солнечной энергии для питания бортовых систем космических кораблей и спутников.
  • Через 10 лет, в 1929 году, Юрий Васильевич издал свою вторую книгу «Завоевание межпланетных пространств», принесшую ему мировую известность. В ней ученый впервые предложил последовательность этапов освоения космического пространства. Кондратюк предложил вертикальный подъем ракеты сквозь слои атмосферы с последующим ее выходом на орбиту Земли с определенной траекторией. Также украинский ученый разработал концепцию возвращения космического корабля, по сути, разработав схему будущего «космического челнока». Кроме этого, Кондратюк предложил отправлять на Луну экипаж из трех человек: двое в специальном модуле должны достигнуть лунной поверхности, а третий – оставаться в корабле на окололунной орбите. Через 40 лет при своем полете на Луну американцы (Н. Армстронг, М. Коллинз, Э. Олдрин) действовали по такой же схеме.

    Биография Юрия Кондратюка.

    9 (21) июня 1897 года – в уездном городе Полтаве родился будущий исследователь космоса.

    1910-1916 гг. – учился во Второй полтавской мужской гимназии, которую окончил с серебряной медалью.

    Сентябрь 1916 г. – поступил на механическое отделение Петроградского политехнического института, но проучился там только 40 дней.

    Ноябрь 1916 г. – мобилизован в царскую армию.

    1916-1918 гг. – служит в русской армии, участвует в Первой мировой войне на Закавказском фронте.

    1918 г. – демобилизовался из царской армии, но по дороге в Полтаву был снова мобилизован в белогвардейскую армию генерала Корнилова, откуда вскоре дезертировал.

    1919-1925 гг. – живет в Украине. Сначала работает разнорабочим в Полтаве, потом в Смиле на маслобойне, затем в городке Малая Виска – на мельнице и на сахарном заводе. Вынужден был работать на самих черных работах и переезжать с места на место, скрывая свое белогвардейское прошлое.

    1919 г. – издает книгу «Тем, кто будет читать, чтобы строить».

    1921 г. – получил документы на чужое имя.

    1925 г. – завершает рукопись «О межпланетных путешествиях» и отправляет на рецензию в Москву. Ответ был позитивным.

    1925 г. – работает механиком на строительстве элеватора в Краснодарском крае.

    1926-1927 гг. – работает на строительстве элеватора в Северной Осетии.

    1927-1928 гг. – занимается проектированием и строительством зернохранилищ в Западной Сибири и на Алтае.

    С 1928 г. – работает заместителем главного инженера Сибирской краевой конторы «Хлебопродукт». Занимается проектированием крупнейшего в стране элеватора «Мастодонт», рассчитанного на 13 тыс. тонн зерна.

    1929 г. – опубликовал в Новосибирске книгу «Про завоевание межпланетных пространств».

    31 июля 1930 г. – Кондратюка арестовали по обвинению во вредительстве и приговорили к 3 годам заключения.

    1930-1932 гг. – работал в проектном бюро №14 на Кузбассе.

    1932-1934 гг. – освобожден досрочно по личной просьбе С. Орджоникидзе и переведен сотрудником в Наркомат тяжелой промышленности. Занимается проектированием Крымской ВЭС.

    1934-1938 гг. – работает в Харьковском институте промышленной энергетики.

    1938 г. – строительство Крымской ВЭС было приостановлено, но Кондратюк переводится на должность начальника технического отдела ветросектора при Теплоэлектропроекте Наркомтехпрома СССР.

    1941 г. – с началом Великой Отечественной войны в возрасте 44 лет добровольцем вступает в народное ополчение. Воюет под Москвой и на других направлениях.

    Январь 1942 г. – поступают последние сведения о Ю. В. Кондратюке. Вероятно, это и есть время его гибели.

    Интересные факты о Юрии Кондратюке.

  • Настоящее имя и фамилия пионера космоса были Александр Игнатьевич Шаргей. Юрием Кондратюком ученый был вынужден назваться ради конспирации, желая избежать преследования за участие в белогвардейском движении. Его мачеха Елена Петровна Кареева добыла ему документы своего умершего знакомого, студента Юрия Васильевича Кондратюка. В 1921 году, сразу после окончания Гражданской войны, когда миллионы людей погибли, пропали без вести или стали беженцами, затеряться в большой стране под чужим именем было нетрудно;
  • отцом ученого был Игнатий Бенедиктович Шаргей – дворянин польского происхождения католического вероисповедания. Мать, Людмила Львовна Шлипенбах, – наследница древнего аристократического рода, берущего начало от шведских баронов. Именно ее дальнего предка А. С. Пушкин упоминал в своей поэме «Полтава»:
  • «Пальбой отбитые дружины,

    Мешаясь, падают во прах.

    Уходит Розен сквозь теснины,

    Сдается пылкий Шлипенбах…»;

  • Кондратюк был арестован за строительство крупнейшего в стране элеватора «Мастодонт». Его обвинили во вредительстве, потому что не верили, что элеватор сможет вместить в себя такое количество зерна и не развалиться (Юрий Васильевич построил его без применения гвоздей). Однако сооружение благополучно простояло до самого конца СССР и было разобрано только в 1990-х годах;
  • все книги по космонавтике Ю. Кондратюк написал, находясь вдалеке от крупных научных центров и библиотек. Все свои работы ученый издал за собственный счет.
  • Юрий Кондратюк вынужден был отказаться от очень заманчивого предложения работать в научно-исследовательской лаборатории С. Королева, так как опасался тщательной проверки своей биографии органами НКВД (они курировали деятельность ученых) и, соответственно, раскрытия факта подмены документов;
  • «Трасса Кондратюка» – наиболее энергетически выгодная траектория космического полета на Луну – использовалась американскими астронавтами в проекте «Аполло». В 1969 году один из руководителей американского космического проекта Джон Хуболт отметил: «Кондратюк примерно 50 лет назад рассчитал, что схема отделения последнего модуля от космического корабля-носителя, является в энергетическом отношении лучшим способом посадки на Луну».
  • Историческая память о Юрии Кондратюке.

    Именем Ю. Кондратюка названа одна из улиц в г. Киеве.

    Памятники Ю. Кондратюку установлены в Полтаве, в г. Горишни Плавни Полтавской области.

    На космодроме Канаверал в США установлен памятник Ю. Кондратюку.

    Мемориальные доски в честь Ю. Кондратюка установлены в Харькове, Полтаве, Санкт-Петербурге.

    Федерация космонавтики Украины и России выпустила памятную медаль в честь Ю. В. Кондратюка.

    Федерация космонавтики Украины учредила диплом имени Кондратюка, которым награждаются талантливые ученые, конструкторы, а также ветераны ракетно-космической сферы.

    В 1997 году выпущена юбилейная монета с изображением Ю. В. Кондратюка, а также почтовые марки.

    Именем ученого назван астероид 3084 Кондратюк.

    Американские астронавты назвали один из кратеров на обратной стороне Луны именем Кондратюка.

    В 2001 году именем Кондратюка назван музей авиации и космонавтики в Полтаве.

    Юрий Кондратюк в социальных сетях.

    В социальных сетях «Вконтакте» и Facebook найдены сообщества, посвященные Юрию Кондратюку:

    Документальный фильм:

    Как часто пользователи Яндекса из Украины ищут информацию о Юрии Кондратюке?

    Для анализа популярности запроса «Юрий Кондратюк» используется сервис поисковой системы Яндекс wordstat.yandex, исходя из которого, можно сделать вывод: по состоянию на 8 сентября 2016 г. количество запросов за месяц составило 1732, что видно на скрине:

    За период с конца 2014 г. наибольшее количество запросов «Юрий Кондратюк» зарегистрировано в апреле 2016 г. – 3 276 запросов за месяц:

    heroes.profi-forex.org

    Кондратюк Ю. В. - это... Что такое Кондратюк Ю. В.?

    Шаргей Алекса́ндр Игна́тьевич (псевдоним — Кондратю́к Ю́рий Васи́льевич) (9 июня по старому стилю 1897 года, Полтава — 1942?).

    Один из основоположников космонавтики. В начале XX века рассчитал оптимальную траекторию полета к Луне. Эти расчеты были использованы американцами при создании лунной программы. Предложенная Шаргеем траектория названа «трассой Кондратюка».

    Биография

    От рождения до белой гвардии

    Родился 9 июня (21 июня по новому стилю) 1897 года в Полтаве (ныне территория Украины). С 1910 по 1916 годы учился во Второй полтавской мужской гимназии и окончил её с серебряной медалью. В 1916 году поступил на механическое отделение Петроградского политехнического института (ныне Санкт-Петербургский государственный политехнический университет), но уже в ноябре того же года был призван в армию и зачислен в школу прапорщиков при одном из петербургских юнкерских училищ. До демобилизации в марте 1918 года воевал на турецком фронте. После Октябрьской революции, как офицер царской армии, был мобилизован в Белую армию, но дезертировал из неё.

    После белогвардейства

    Опасаясь репрессий за своё офицерское прошлое, при помощи своей мачехи Елены Петровны Кареевой раздобыл документы на имя Ю. В. Кондратюка[1] — под эти именем прожил до конца жизни.

    1921—1930

    Зернохранилище «Мастодонт»

    С 1921 по 1927 годы Шаргей-Кондратюк работал в Южной Украине, на Кубани и Северном Кавказе, начиная со смазчика и прицепщика вагонов и кончая механиком на элеваторе. В 1927 году его пригласили в Новосибирск для работы в «Хлебопродукте», где ему пришлось участвовать в строительстве и усовершенствовании элеваторов (именно тогда он построил знаменитый элеватор «Мастодонт» в Камне-на-Оби — зернохранилище на 13 000 тонн, построенное без единого гвоздя; в условиях тотального дефицита это было невероятным сооружением). В этот же период неоднократно приезжал в Бийск, где читал лекции по механизации зернохранения.

    Арест

    30 июля 1930 года Ю. В. Кондратюк вместе с несколькими другими сотрудниками «Хлебопродукта» был арестован по обвинению во вредительстве. Одним из пунктов обвинения было то, что он строил «Мастодонт» не только без чертежей, но и без гвоздей. Местное руководство пришло к выводу, что строение не выдержит такого количества зерна и развалится, погубив тем самым 10.000 тонн народного зерна. 10 мая 1931 года его осудили на три года лагерей (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Совета РСФСР своим определением № ОС-70-8 от 26 марта 1970 года реабилитировала Кондратюка за отсутствием состава преступления). Однако вместо лагерей Юрий Васильевич был привлечён к работе в образованном в Новосибирске специализированном бюро № 14 по проектированию угольных предприятий. Там он проработал до августа 1932 года, успев получить патент и авторское свидетельство в области горношахтного оборудования.

    Им были опубликованы статьи по ряду специальных проблем: ускорение и облегчение проходки шахт с опалубной механизацией бетонных и породоуборочных работ, хранение бетона высокого сопротивления и постоянной крепи шахтных стволов, железобетонный копер.

    Проектирование ВЭС

    Ещё работая в Бюро № 14, Кондратюк ознакомился с условиями конкурса на эскизное проектирование мощной Крымской ветроэлектростанции (ВЭС), объявленного Наркоматом тяжёлой промышленности (Наркомтяжпром). Проект станции был выполнен в соавторстве с П. К. Горчаковым, а позднее к проекту привлекли инженера Н. В. Никитина, будущего создателя Останкинской телебашни в Москве.

    Эскизное проектирование ВЭС было завершено в ноябре 1932 года и вскоре авторы проекта получили разрешение ГПУ на поездку в Москву. По настоятельной просьбе Наркомтяжпрома в 1933 году Кондратюка досрочно освободили от высылки. На конкурсе проект был признан лучшим. Окончательно технический проект был доработан к середине февраля 1934 года. В 1937 году на горе Ай-Петри в Крыму по подготовленным рабочим чертежам началось строительство фундамента станции. Однако уже в 1938 году было принято решение о прекращении проектирования и строительства мощных ветроэлектростанций. В связи с этим в последующие два года Кондратюку пришлось заниматься проектированием малых опытных ветровых электростанций в Проектно-экспериментальной конторе ветроэлектростанций (ПЭКВЭС).

    В этот же период получил предложение о сотрудничестве от С. П. Королева, однако ответил отказом. Судя по всему, причина отказа была в том, что работа над военными проектами подразумевала жёсткий контроль со стороны НКВД. При проверке биографии мог быть вскрыт факт подделки документов и белогвардейское прошлое — со всеми вытекающими последствиями (концлагерями и/или скорым расстрелом).

    Участие в Великой Отечественной войне

    Служба в рядах РККА

    Согластно «Книги памяти погибших и пропавших без вести в Великой отечественной войне. Том 7», Кондратюк Юрий Васильевич проходил службу в 110 стрелковой дивизии 33 армии, в должности «Помощника командира взвода 1291 стрелкового полка. Погиб 25.02.1942 года. Похоронен в д. Кривцово Калужской области.

    Взято с http://www.obd-memorial.ru

    Предположения и слухи

    Высказывались предположения, что Шаргей попал в плен и работал впоследствии на немцев в области ракетостроения. Были утверждения, что Шаргей и В. фон Браун — это одно лицо. Однако впоследствии была доказана ошибочность этих версий. Во всяком случае, доказательств сотрудничества Шаргея с немцами нет, не считая ряда публикаций «желтой прессы».

    Труды

    Старт ракеты-носителя «Сатурн-5» («Аполлон-11»)

    «Тем, кто будет читать, чтобы строить» (1919)

    В этой работе, независимо от Циолковского, оригинальным методом вывел основное уравнение движения ракеты, привёл схему и описание четырёхступенчатой ракеты на кислородно-водородном топливе, камеры сгорания двигателя с шахматным и другим расположением форсунок окислителя и горючего, параболоидального сопла и многого другого.

    Им были предложены:

    В этой же работе рассматривалась возможность использования солнечной энергии для питания бортовых систем космических аппаратов, а также возможность размещения на околоземной орбите больших зеркал для освещения поверхности Земли.

    «Завоевание межпланетных пространств» (1929)

    В этой книге автор изложил последовательность первых этапов освоения космического пространства. Более подробно рассмотрел вопросы, поднятые в его ранней работе «Тем, кто будет читать, чтобы строить». В частности, в книге было предложено использовать для снабжения спутников на околоземной орбите ракетно-артиллерийские системы (в настоящее время это предложение реализовано в виде транспортной системы «Прогресс»). Кроме того, в работе были исследованы вопросы тепловой защиты космических аппаратов при их движении в атмосфере.

    Интересные факты

    • В 1992 г. имя Ю. В. Кондратюка (А. И. Шаргея) присвоено Новосибирскому Аэрокосмическому Лицею и одной из центральных площадей города.
    • На Украине учреждена медаль имени Ю. В. Кондратюка.
    • Доктор Лоу, американский учёный, задействованный в лунной программе НАСА, после успешного завершения её, заявил:

    «Мы разыскали маленькую неприметную книжечку, изданную в России сразу после революции. Автор её, Юрий Кондратюк, обосновал и рассчитал энергетическую выгодность посадки на Луну по схеме: полёт на орбиту Луны — старт на Луну с орбиты — возвращение на орбиту и стыковка с основным кораблем — полёт на Землю». А это значит — он признал, что полёт американских астронавтов на Луну выполнен по «трассе Кондратюка»[2].

    • Американский астронавт Нейл Армстронг, специально побывал в Новосибирске, где набрал пригорошню земли у стен того дома, где жил и работал Юрий Кондратюк. Впоследствии Армстронг заявил: «Эта земля для меня имеет не меньшую ценность, чем лунный грунт»[2]. В связи с готовящимся визитом группы американских учёных и специалистов в области космонавтики в Новосибирск, в квартире, где проживал Кондратюк, был экстренно создан Музей Ю. Кондратюка. Теперь это Научно-мемориальный центр Ю. Кондратюка. Он расположен по адресу Советская, 26 (Потанинская, 2), рядом с площадью Кондратюка.
    • В 1997 году имя Ю. В. Кондратюка присвоено Полтавскому техническому университету (бывшему (до 1995 г.) Полтавскому инженерно-строительному институту), ныне это Полтавский национальный технический университет им. Ю. Кондратюка. В том же году была выпущена юбилейная монета «Юрий Кондратюк».
    • Именем Кондратюка американцами назван кратер на обратной стороне Луны.

    См. также

    Примечания

    1. ↑ Статья на сайте Новосибирского Аэрокосмического Лицея
    2. ↑ 1 2 Статья Светланы Тимошенко «Трассы Кондратюка»;

    Ссылки

    Wikimedia Foundation. 2010.

    dic.academic.ru

    Кондратюк, Юрий Васильевич - это... Что такое Кондратюк, Юрий Васильевич?

    Алекса́ндр Игна́тьевич Шарге́й (псевдоним — Ю́рий Васи́льевич Кондратю́к; 9 (21) июня 1897(18970621), Полтава, Полтавская губерния, Российская империя — 25 февраля 1942, предположительно п. Засецкий, Калужская область, РСФСР, СССР) — украинский советский ученый, один из основоположников космонавтики. В начале XX века рассчитал оптимальную траекторию полёта к Луне. Эти расчёты были использованы NASA в лунной программе «Аполлон». Предложенная в 1916 году Шаргеем траектория была впоследствии названа «трассой Кондратюка».[1]

    Родился 9 (21) июня 1897 года в городе Полтаве Полтавской губернии (сейчас Полтавская область, Украина) в семье обрусевшей немки, баронессы Людмилы Львовны Шлиппенбах, и крещёного в католичество еврея — Игнатия Бенедиктовича Шаргея.

    С 1910 по 1916 год учился во Второй полтавской мужской гимназии и окончил её с серебряной медалью.

    В 1916 году поступил на механическое отделение Петроградского политехнического института (ныне Санкт-Петербургский государственный политехнический университет), но уже в ноябре того же года был призван в армию и зачислен в школу прапорщиков при одном из петербургских юнкерских училищ. До демобилизации в марте 1918 года воевал на турецком фронте, прапорщик. После Октябрьской революции, как офицер царской армии, был мобилизован в Белую армию, но дезертировал из неё. Во время Гражданской войны поступил добровольцем в Украинскую народную армию (УНР).[источник?]

    После того, как Киев был захвачен Красной Армией, попытался пешком уйти за границу, но был задержан и возвращен обратно. Опасаясь репрессий за своё офицерское прошлое, при помощи своей мачехи Елены Петровны Кареевой раздобыл документы на имя Ю. В. Кондратюка[2] — под этим именем прожил до конца жизни.

    1921—1930 годы
    Зернохранилище «Мастодонт»

    С 1921 по 1927 годы Шаргей-Кондратюк работал на Южной Украине, Кубани и Северном Кавказе, начиная со смазчика и прицепщика вагонов и заканчивая механиком на элеваторе. В 1927 году, опасаясь репрессий ЧК, он переехал в Сибирь, где было легче скрываться под чужим именем.[источник?] Он устроился на работу в Новосибирске на предприятии «Хлебопродукт», где ему пришлось участвовать в строительстве и усовершенствовании элеваторов (именно тогда он построил знаменитый элеватор «Мастодонт» в Камне-на-Оби — зернохранилище на 13 000 тонн, построенное без единого гвоздя; в условиях тотального дефицита это было невероятным сооружением). В этот же период неоднократно приезжал в Бийск, где читал лекции по механизации зернохранения.

    Арест

    30 июля 1930 года Кондратюк вместе с несколькими другими сотрудниками «Хлебопродукта» был арестован по обвинению во вредительстве. Одним из пунктов обвинения было то, что он строил «Мастодонт» не только без чертежей, но и без гвоздей. Местное руководство пришло к выводу, что строение не выдержит такого количества зерна и развалится, погубив тем самым 10 тыс. тонн народного зерна. 10 мая 1931 года его осудили на три года лагерей (судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР своим определением № ОС-70-8 от 26 марта 1970 года реабилитировала Кондратюка за отсутствием состава преступления). На самом деле, «Мастодонт» простоял более 60 лет и сгорел в середине 1990-х годов.[3] Однако вместо лагерей Юрий Васильевич был привлечён к работе в образованном в Новосибирске специализированном бюро для заключённых-инженеров № 14 по проектированию угольных предприятий. Там он проработал до августа 1932 года, успев получить патент и авторское свидетельство в области горношахтного оборудования.

    Им были опубликованы статьи по ряду специальных проблем: ускорение и облегчение проходки шахт с опалубной механизацией бетонных и породоуборочных работ, хранение бетона высокого сопротивления и постоянной крепи шахтных стволов, железобетонный копёр.

    Проектирование ВЭС
    Мемориальная доска на месте дома, где в 1933—1934 годах работал Кондратюк в Харькове

    Ещё работая в бюро № 14, Кондратюк ознакомился с условиями конкурса на эскизное проектирование мощной Крымской ветроэлектростанции (ВЭС), объявленного Наркоматом тяжёлой промышленности (Наркомтяжпром). Проект станции был выполнен в соавторстве с П. К. Горчаковым, а позднее к проекту привлекли инженера Н. В. Никитина, будущего создателя Останкинской телебашни в Москве.

    Эскизное проектирование ВЭС было завершено в ноябре 1932 года, и вскоре авторы проекта получили разрешение ГПУ на поездку в Москву. По настоятельной просьбе Наркомтяжпрома в 1933 году Кондратюка досрочно освободили от высылки. На конкурсе проект был признан лучшим. В 1933—1934 годах Шаргей работает в филиале Института промэнергетики в Харькове, в то время столице Украины. Окончательно технический проект был доработан к середине февраля 1934 года. В 1937 году на горе Ай-Петри в Крыму по подготовленным рабочим чертежам началось строительство фундамента станции. Однако уже в 1938 году было принято решение о прекращении проектирования и строительства мощных ветроэлектростанций. В связи с этим в последующие два года Кондратюку пришлось заниматься проектированием малых опытных ветровых электростанций в Проектно-экспериментальной конторе ветроэлектростанций (ПЭКВЭС).

    В этот же период получил настойчивые и выгодные предложения о сотрудничестве от С. П. Королёва, однако ответил отказом, мотивируя его обязательствами по строительству ВЭС.

    Другая версия истории говорит, что причина отказа была в том, что работа над военными проектами подразумевала жёсткий контроль со стороны НКВД. При проверке биографии мог быть вскрыт факт подделки документов и белогвардейское прошлое — со всеми вытекающими последствиями (лагерями и/или скорым расстрелом).

    Великая Отечественная война

    После начала Великой Отечественной войны Ю. В. Кондратюк пошёл добровольцем в народное ополчение. Зачислен рядовым телефонистом в роту связи 2 стрелкового полка 21-й Московской дивизии народного ополчения Киевского района (впоследствии переименована в 173-ю стрелковую дивизию 2-го формирования, а затем — в 77-ю гвардейскую стрелковую дивизию) 33-й армии Резервного фронта. После выхода из Вяземского окружения в октябре 1941 года служил в роте связи 470-го стрелкового полка 194-й стрелковой дивизии, затем командир отделения и помкомвзвода во взводе связи 1-го батальона 1281-го стрелкового полка 60-й стрелковой дивизии (2-го формирования) 49-й Армии Западного фронта.

    Согласно «Книге памяти погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне. Том 7», Кондратюк Юрий Васильевич проходил службу в 110 стрелковой дивизии 33 армии, в должности помощника командира взвода 1291 стрелкового полка, погиб 25 февраля 1942 года, похоронен у деревни Кривцово Калужской области[4].

    Труды

    Старт ракеты-носителя «Сатурн-5» («Аполлон-11»)

    «Тем, кто будет читать, чтобы строить» (1919)

    В этой работе, независимо от Циолковского, оригинальным методом вывел основное уравнение движения ракеты, привёл схему и описание четырёхступенчатой ракеты на кислородно-водородном топливе, камеры сгорания двигателя с шахматным и другим расположением форсунок окислителя и горючего, параболоидального сопла и многого другого.

    Им было предложено:

    • использовать сопротивление атмосферы для торможения ракеты при спуске с целью экономии топлива;
    • при полётах к другим планетам выводить корабль на орбиту искусственного спутника, а для посадки на них человека и возвращения на корабль применить небольшой взлётно-посадочный корабль (предложение реализовано агентством НАСА в программе «Аполлон»);
    • использовать гравитационное поле встречных небесных тел для доразгона или торможения КА при полете в Солнечной системе («пертурбационный манёвр»).

    В этой же работе рассматривалась возможность использования солнечной энергии для питания бортовых систем космических аппаратов, а также возможность размещения на околоземной орбите больших зеркал для освещения поверхности Земли.

    «Завоевание межпланетных пространств» (1929)

    В этой книге автор изложил последовательность первых этапов освоения космического пространства. Более подробно рассмотрел вопросы, поднятые в его ранней работе «Тем, кто будет читать, чтобы строить». В частности, в книге было предложено использовать для снабжения спутников на околоземной орбите ракетно-артиллерийские системы (в настоящее время это предложение реализовано в виде транспортной системы «Прогресс»). Кроме того, в работе были исследованы вопросы тепловой защиты космических аппаратов при их движении в атмосфере.

    Интересные факты

    Доктор Лоу, американский учёный, задействованный в лунной программе НАСА, после успешного завершения её, заявил:

    Мы разыскали маленькую неприметную книжечку, изданную в России сразу после революции. Автор её, Юрий Кондратюк, обосновал и рассчитал энергетическую выгодность посадки на Луну по схеме: полёт на орбиту Луны — старт на Луну с орбиты — возвращение на орбиту и стыковка с основным кораблем — полёт на Землю.

    А это значит — он признал, что полёт американских астронавтов на Луну выполнен по «трассе Кондратюка».[5]

    Американский астронавт Нил Армстронг специально побывал в Новосибирске, где набрал пригоршню земли у стен того дома, где жил и работал Юрий Кондратюк. Впоследствии Армстронг заявил: «Эта земля для меня имеет не меньшую ценность, чем лунный грунт».[5] В связи с готовящимся визитом группы американских учёных и специалистов в области космонавтики в Новосибирск, в квартире, где проживал Кондратюк, был экстренно создан музей Ю. Кондратюка. Теперь это Научно-мемориальный центр Ю. Кондратюка. Он расположен по адресу: Советская ул., д. 24 (Потанинская ул., 2), рядом с площадью Кондратюка.

    Память

    Мраморная памятная доска в Санкт-Петербурге
    • В Полтаве Ю. В. Кондратюку открыт памятник.
    • В 1992 году имя Ю. В. Кондратюка присвоено Новосибирскому аэрокосмическому лицею.
    • В честь Кондратюка названа одна из площадей Новосибирска.
    • На Украине учреждена медаль имени Ю. В. Кондратюка.
    • Одна из улиц Киева носит имя Юрия Кондратюка. На одном из домов улицы висит мемориальная доска.
    • В 1997 году имя Ю. В. Кондратюка присвоено Полтавскому техническому университету, ныне это Полтавский национальный технический университет имени Ю. Кондратюка.
    • Именем Кондратюка назван кратер на обратной стороне Луны.
    • В Москве существует улица Кондратюка, названная в честь учёного и входящая в комплекс улиц, названия которых посвящены освоению космоса. До 1965 года улица называлась 2-м Новоостанкинским переулком.
    • На Украине были выпущены юбилейная монета «Юрий Кондратюк»[6] и две почтовые марки (1997 и 2002) его памяти.
    • В городе Рубцовске есть улица Юрия Кондратюка, на ней расположено одно из старейших предприятий по хранению и переработке зернопродуктов.
    • В станице Октябрьской Крыловского района Краснодарского края находится «Мемориальный музей Ю. В. Кондратюка».
    • 21 июня 2012 года был выставлен логотип Google в его честь.[7]

    В городе Комсомольск Полтавской области возле техникума установлен памятник Кондратюку.

    Примечания

    dic.academic.ru

    Кондратюк Юрий Васильевич

    В погоне за Луною

    Кондратюк Юрий Васильевич (1897-1942)

    один из основоположников отечественной космонавтики. В начале XX века рассчитал оптимальную траекторию полёта к Луне.  

    Печатается по книге:

    «Созидатели»: очерки о людях, вписавших свое имя в историю Новосибирска. Т. I. С. 210-221.

    Составитель Н. А. Александров; Редактор Е. А. Городецкий.

    Новосибирск: Клуб меценатов, 2003. – Т.1. - 512 с.; Т.2. - 496 с.

    Что прежде всего приходит в голову, когда речь идет об отечественной космонавтике? Мы первыми запустили спутник. Первый космонавт в истории человечества – наш. Раньше остальных мы вышли в открытый космос. Имена, которые мгновенно всплывают в сознании при слове «космос», – Гагарин, Королев, Циолковский. Безусловно, это величайшие люди своего времени, о них написаны книги, сняты кинофильмы – они знакомы нам еще со школьной скамьи.

    А что мы знаем о Кондратюке? Ну, был такой инженер-конструктор, тоже что-то изобретал… вот, пожалуй, и все. А между тем это был не просто гениальный ученый, но и удивительнейший человек очень сложной, даже трагической судьбы, которая сыграла с ним злую шутку. Гений-самоучка, печальный рыцарь, влюбленный в Небо, но вынужденный жить под чужим именем и заниматься чуждым ему делом, так и не осуществивший свою заветную мечту. Неудивительно, что о Кондратюке мы знаем так мало: на долгие годы его имя вообще оказалось вычеркнуто из истории. Потом Кондратюка, к счастью, все же вспомнили – но в его биографии еще долго оставались «белые пятна». И самой главной тайной была загадка имени.

    Впрочем, расскажем обо всем по порядку.

    21 июня 1897 года в Полтаве в семье студента и учительницы городской гимназии родился мальчик. «Александр Игнатьевич Шаргей», – вывел чиновник в свидетельстве о рождении.

    Детство Саши едва ли можно назвать счастливым: вскоре после родов его мать тяжело заболела и была отправлена в колонию для душевнобольных, откуда больше не возвращалась. Отец, «вечный студент», так и не доучившись, скончался в 1910 году от внезапной и страшной болезни. Воспитанием осиротевшего мальчишки пришлось заняться бабушке с дедушкой.

    Интерес к разного рода механизмам, их устройству, равно как и способность к беглому чтению и быстрому счету, заметили в нем очень рано. Любимым Сашиным занятием было чтение. Выпросив «что-нибудь про технику», он прятался в саду и изучал довольно непростые учебники и книги, после чего на свет появлялись жестяные мельнички, пароходы и паровозы…

    «Можно ли заменить чем-нибудь пружину, чтобы завод не кончался?» – подумал он однажды, разглядывая дедушкин граммофон. Все, что он изобретет много позже, будет начинаться с подобного же вопроса: «Как сделать так, чтобы было лучше, рациональнее, эффективнее?»

    Но это произойдет потом. А пока что 19-летний гимназист оканчивает классы с серебряной медалью – надо ли говорить, что особых успехов он добился в физике и математике, проштудировав по этим предметам гору книг. К концу шестого года обучения, помимо изобретенных водяной и паровой турбин, гусеничного автомобиля и часов с длительным заводом, у Александра уже имелась и первая собственная рукопись о космических полетах – четыре ученические тетрадки, сшитые вместе и исписанные карандашом.

    С 16-летнего возраста, – напишет он через несколько лет Циолковскому, – с тех пор, как я определил осуществимость вылета с Земли, – достижение этого стало целью моей жизни.

    Трудно сказать, что в свое время послужило причиной тому, что мальчик устремил взор единственно в небо, в бескрайние космические просторы. Но на земле ему оказалось тесно. Еще в детстве обозначив своей целью достижение других планет, он остался верен ей до конца и шел к этой цели с невероятным упорством. Трудно даже представить себе, какой стремительнейший взлет ожидал этого человека, если бы не война и не революция.

    Едва Александр Шаргей, теперь уже студент механического отделения Петроградского политехнического института, приступил к учебе, как его призвали на фронт. Шла первая мировая. И вот наступил 1917 год, ставший для миллионов людей поворотным, в корне изменившим их жизни.

    Куда только ни бросала судьба Александра, но в 1918-м он оказался у деникинцев. Документы у него, естественно забрали. Но воевать за «белое дело» он не желал и однажды, когда эшелон двинулся в Одессу, просто «отстал» от него. Ценой за побег стало его собственное имя. Между тем в стране, где шла жестокая гражданская война, находиться в таком нелегальном положении было крайне опасно. Некоторое время Александр жил у разных своих родственников и знакомых, но долго так продолжаться не могло. Нужно было что-то делать.

    Удобный случай представился в 1921 году. Мачеха Александра раздобыла у одной из своих знакомых документы недавно умершего… Юрия Васильевича Кондратюка. С этого самого дня Шаргей стал Кондратюком. Причем взял не только имя, но также год и место рождения покойного (1900 год, г. Луцк), «помолодев», таким образом, на три года. О настоящем Юрии Кондратюке мы знаем только, что это был студент одного из университетов, скончавшийся в 21 год от чахотки.

    Итак, прошлое оказалось перечеркнуто. Началась совсем другая жизнь – под чужим именем. Юрий Васильевич – станем теперь называть его так – весьма тяготился вынужденным своим «нелегальным» положением. Страх разоблачения стал с тех пор постоянным его спутником, ведь если бы всплыло его белогвардейское прошлое, трудно даже представить, какие последствия это могло бы иметь. Клеймо белогвардейца равнялось фактически клейму смертника.

    Несмотря на такой поворот судьбы, жизнь продолжалась. Естественно, о том, чтобы учиться дальше, не могло быть и речи. И талантливейший исследователь космических полетов вынужден был не только взять чужое имя, но и заняться не тем, о чем мечтал. Кем только ни довелось ему работать в первые годы Советской республики – от смазчика и сцепщика вагонов до механика элеваторов. Последнее, собственно, и стало основной его профессией на долгие годы. Но вынужденные тяготы и передряги не сломили этого человека. Все свободное от работы время он проводил за чтением книг и главным трудом своей жизни – теоретическим исследованием космических полетов.

    В 1925 году Кондратюк едет в Москву в надежде опубликовать свой труд и получить признание. В Госиздате его приняли достаточно прохладно и направили в Главнауку. «Хорошо, мы покажем вашу работу специалистам, – пообещали там Кондратюку. – Если все одобрят ее, тогда…»

    В следующем году Кондратюк получил отзыв инженера-механика Владимира Петровича Ветчинкина. Ветчинкин писал, что блестящую работу следует немедленно опубликовать, а самого Юрия Васильевича перевести на службу в столицу, создав все условия для работы. Однако, несмотря на такой отзыв, издавать рукопись не торопились. Началась долгая волокита. Прошел год, другой. Ничего за это время так и не сдвинулось с мертвой точки, интерес к Кондратюку в Москве скоро потеряли. Все, кроме Ветчинкина.

    А безвестный гений-самоучка так и оставался обычным инженером. Впрочем, нет, конечно же, не обычным. Он никогда ничего не делал спустя рукава. Все, к чему он прикасался, становилось удивительно слаженным, чудесным, хитроумным. Все его старания служили одному – принести людям пользу. И это прекрасно у него получалось.

    В разное время Ю. В. Кондратюк работал на Украине, Кубани, Северном Кавказе. И вот в 1927 году он уезжает в далекий Новосибирск.

    Новосибирский период жизни Кондратюка тесно связан с семейством Горчаковых. Перед тем как приехать в наш город, Кондратюк работал старшим механиком на Эльхотовском элеваторе в Северной Осетии. На эту должность пригласил его в свое время Петр Кириллович Горчаков – один из руководителей объединения «Хлебопродукт». Они прекрасно сработались, хорошо узнали друг друга, и вот, когда строительство элеватора было окончено и Горчакова перевели в Сибирскую краевую контору «Хлебопродукта», он предложил своему товарищу и коллеге отправиться вместе с ним. Так Кондратюк оказался в нашем городе.

    Но перед тем как прибыть сюда, он заехал-таки в Москву, где, увы, все еще не торопились издать его труд. В столице он впервые встретился с будущим профессором В. П. Ветчинкиным. Нетрудно догадаться, о чем они беседовали несколько часов подряд, – конечно же, о межзвездных полетах. Ветчинкин обещал отредактировать рукопись Кондратюка и написать предисловие, чему тот был безмерно рад.

    И, конечно же, Юрий Васильевич не мог не пробежаться по книжным магазинам столицы. В одном из них он купил новенький «Инженерный справочник», который увез с собой в Новосибирск и который стал его настольной книгой. Именно эта потрепанная книжка с массой пометок ученого хранится сейчас в нашем краеведческом музее.

    В Сибири Кондратюк продолжает ставшую уже привычной работу – строительство и механизацию элеваторов. Новые сооружения приходилось возводить по всей области и даже за ее пределами; где он только ни побывал! Не было в те времена, наверное, ни одного крупного элеватора, который не был бы «знаком» с Юрием Васильевичем. Работа шла хорошо – как-никак, опыта Кондратюку-инженеру было не занимать. Вот только времени на межпланетные пространства оставалось слишком мало. Собственно, в самом Новосибирске Кондратюк проводил очень немного времени: работа его состояла из сплошных командировок. Но ему это не было в тягость, он никому и никогда не жаловался – наверное, даже самому себе. Он даже слово «отдых» не любил, недоумевая: как это можно просто отдыхать, ничего не делая? Да, кто бы из тогдашних рабочих мог представить себе, что этот неприметный с виду человек в неизменной брезентовой робе, с руками работяги, перепачканными машинным маслом, выводит ночами сложнейшие формулы и уносится мыслью в неизведанные глубины космоса…

    Но вернемся к Горчакову. Он, его жена Ольга Николаевна и дочь Люся стали, пожалуй, единственными близкими ему людьми в чужом городе. «Кондратюк был нашим другом, – вспоминает Ольга Николаевна. Юрич, Юрисик, Юрочка – так звали мы его. Мы любили и ценили Юрия Васильевича. С годами он стал не только другом, но и членом нашей семьи».

    И, несмотря на то, что работа – как «хлебная», так и «космическая» – отнимала у Кондратюка основное время, он все же умудрялся найти иногда часок-другой, чтобы отвести душу в кругу близких людей, чем доставлял большую радость не только им, но и себе.

    Нет, он не был затворником, которого не интересовало ничего кроме математических расчетов. Каждый раз, когда ему удавалось зайти к Горчаковым, это был маленький праздник. Все – и гость в том числе – принимались шутить, веселиться, подтрунивать друг над другом. Особенно любили разнообразные интеллектуальные игры, одна из которых, выдуманная ими самими, состояла в том, что о каждом из присутствующих кто-нибудь слагал стихи, остальным же следовало угадать, о ком идет речь. Вот одно из этих стихотворений-описаний:

    Пугает и тревожит

    Твой одичалый вид.

    Оброс ты и не брит,

    Что сердце твое гложет?

    Витаешь где-то ты

    В погоне за Луною…

    Брось детские мечты,

    Займись жизнью земною…

    Нетрудно догадаться, о ком идет речь в этом экспромте. Те, кто сочинил его, хорошо знали Юрия Николаевича, знали и любили. И – может быть, сами того не осознавая – где-то в глубине души все же верили, что придет время, когда его «мечтания» воплотятся в жизнь. Жаль, что самого Кондратюка тогда уже не будет на этом свете…

    Каким же запомнили новосибирцы этого человека? Вот один из самых типичных его портретов: Он был высокий, худощавый, имел большие, черные, живые глаза, волнистую шевелюру и небольшую бородку клинышком. Это был очень скромный, доброжелательный, тактичный и сдержанный человек. Он никогда не позволял себе грубого тона. Одевался Юрий Васильевич очень просто. Таким запомнила его чертежница из группы Горчакова.

    Разговаривать с Юрием Васильевичем было сущим удовольствием, – пишет в своих воспоминаниях один из коллег Кондратюка. – Он был богато наделен чувством юмора. Мысли его были острыми, быстрыми и блестящими.

    В глазах сослуживцев, соседей и знакомых он выглядел этаким Дон Кихотом. Такой же странноватый, порой одетый несколько нелепо. Рыцарь печального образа, выбравший «дамой сердца» Луну – свою Дульцинею. Но все его любили, ласково называли кто «наш Юрич», кто просто «мил человек». Часто ранним утром его можно было застать спящим за рабочим столом – «задачкой увлекся», засиделся.

    Рассеянность и странноватость – качества ученых, давно уже ставшие притчей во языцех. Не был исключением и Юрий Васильевич. Он мог, например, машинально съесть тарелку печенья, выставленного на стол для всех, мог кушать суп вприкуску с сахаром или еще чем-нибудь сладким. А однажды уселся прямо на горячий пирог, только что вынутый из печи. Соседи жаловались, что, отправляясь утром на службу и проходя мимо их дома, Юрий в задумчивости то и дело ударялся головой о ставни, которые от этого закрывались. «Исправлюсь», – обещал он каждый раз. Но на следующий день все повторялось.

    Причина такой рассеянности – постоянная погруженность в собственные мысли. Ведь ученый живет не столько в реальном мире, сколько в мире своих дум. И все, что от них отвлекает, – неправильно. Доподлинно известно, что Юрий Васильевич не курил папирос и никогда не пил спиртного – даже пива. «Глупости все это…» – говорил он. Алкогольных напитков он не признавал по той причине, что от них «голова хуже работает». Действительно, голова ученого должна всегда быть ясной. Зато сладости Юрий Васильевич любил: еще в детстве он где-то вычитал, что сахар улучшает работу мозга… Карманы его пиджака всегда были набиты карамельками.

    Как и подобает истинному служителю науки, Кондратюк вел аскетический образ жизни, довольствуясь только самым необходимым. Когда в свои права вступала суровая сибирская зима, неизменным спутником Кондратюка становился старый овчинный тулуп без пуговиц с высоким воротником. «Моя универсальная ротонда» – так называл его инженер. Тулуп этот действительно был универсальным: в разное время суток выполняя функции то одежды, то матраца или одеяла. Очень удивил он жителей Камня-на-Оби: одна нога была обута в ботинок, другая – в обрезанный сапог. Летом же Кондратюк ходил обычно в брезентовой робе и внешне ничем не отличался от простого рабочего, а в жаркую пору мог прийти на работу в сандалиях на босу ногу.

    Получая достаточно большую по тем временам зарплату, на себя Юрий Васильевич практически не тратился – имеющуюся наличность он в основном рассылал родственникам да знакомым, которые, как он считал, нуждались в деньгах гораздо больше его. Многие брали у него в долг, некоторые не отдавали… Впрочем, Кондратюка это мало заботило.

    Сослуживцы его любили и считали хорошим товарищем, на которого можно положиться во всем. Особенно он любил молодежь – всегда был готов помочь, объяснить, научить. А вот ругать подчиненных совершенно не умел – даже если они этого заслуживали. Горчаков часто делал ему замечание, что тот распустил своих сотрудников. Кондратюка эти замечания приводили в замешательство. Он даже специально репетировал, как строгим голосом будет распекать провинившихся, но, увидев перед собой живого человека, не мог повторить заученного урока.

    К женщинам Кондратюк не проявлял особого интереса, но при этом был джентльменом до мозга костей. Известен такой случай. Однажды в его присутствии кто-то из мужчин позволил себе прочесть непристойный стишок. И хотя никто из женщин ничего не понял (латыни женский пол не разумел), Юрий Васильевич не замедлил подойти к шутнику и, сверкнув глазами, произнес:

    – За то, что вы осмелились сейчас сказать в присутствии женщин, бьют по физиономии. Убирайтесь отсюда немедленно!

    Запомнили этот случай именно потому, что все считали Кондратюка кротким и совершенно безобидным. А тут нате вам – «по физиономии»… Пожалуй, действительно, если бы при нем оскорбили женщину, наглецу досталось бы по первое число!

    Юрия Васильевича, кстати, не раз пробовали «поженить» товарищи и коллеги. Кондратюк, улыбаясь, выгребал из кармана конфеты и угощал даму. На этом, собственно, все и заканчивалось…

    Между тем работа над завоеванием межзвездных пространств продолжалась, а времени на нее было по-прежнему мало. Но в начале лета 1928 года Горчаков отправляет Кондратюка в далекую глухую деревушку Ингаш – прорабом. Собственно, смысл этого перевода состоял в том, что прорабом Кондратюк там только числился, благодаря чему все свое время смог посвятить научным изысканиям. Но была и другая причина «исчезновения»: в то время в Москве начался процесс по «шахтинскому делу», и по всей стране стали искать «инженеров-вредителей».

    И вот книга почти готова. Осенью того же года Юрий Васильевич вернулся в Новосибирск, чтобы наконец-то издать ее… за свой счет: на Москву он уже не надеялся. Пришлось помучиться с типографией: тамошние работники, ничего не смысля в формулах, постоянно ляпали кучу ошибок. Наконец чудо свершилось. Книга «Завоевание межпланетных пространств» увидела свет. Это произошло в 1929 году.

    Она была небольшая – меньше 100 страниц, – а тираж ее составлял всего 2000 экземпляров. Ю. Кондратюк. Завоевание межпланетных пространств. Под редакцией и с предисловием проф. В. П. Ветчинкина – значилось на обложке, которую украшал лаконичный рисунок автора – черный круг Земли, опоясанный стрелкой – траектория полета ракеты. На титульном листе можно было прочесть: ИЗДАНИЕ АВТОРА. Новосибирск, ул. Державина, 7. Именно по этому адресу проживал Юрий Васильевич Кондратюк в то время, когда его книга увидела свет. Это произошло в 1929 году.

    После стольких лет напряженнейшей работы ученый смог взять в руки первый экземпляр своей книги. Рад иметь, наконец, возможность преподнести Вам свою книжку, – пишет он Ветчинкину. – Издал ее с большими мучениями и дьявольски дорого. Местные наборщики никак не могли справиться с формулами, а я был непрерывно в разъездах.

    Один экземпляр он вручил, конечно же, Горчаковым. Ольга Николаевна спросила:

    – Неужели вы действительно верите в осуществимость своей детской мечты?

    Юрий Васильевич ответил:

    – Верю, верю, милая Ольга Николаевна. Да вы и сами верите, не правда ли?

    Выпуск книги отмечали с Горчаковыми. Все пили вино, а Юрий Васильевич – чай. Про него пели веселую песенку:

    Женщин я не признаю,

    С детства я Луну люблю.

    О свиданьи с ней мечтаю,

    Экипаж изобретаю.

    Событие это Кондратюк считал главным в своей жизни. Он был уверен, что теперь-то его узнают, признают «своим», и его ракета вот-вот будет создана. Увы, он ошибался. Никто не бросился к нему с распростертыми объятиями. Даже коллеги, друзья, от всей души поздравлявшие Юрия Васильевича с этим событием, продолжали считать его мечтателем и фантазером.

    Кондратюк рассчитывал, что ему вскоре предоставят все возможности для практического воплощения своих исследований, то есть для создания ракеты и осуществления первого полета. Но единственным положительным результатом стало то, что он завязал переписку с видными учеными того времени, в частности с Циолковским.

    И вот судьба преподносит ему очередной сюрприз. Честнейшего работника, столько сделавшего на благо своей Родины, обвинили… во вредительстве. Что ж, как говорится, ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Местное руководство пришло к выводу, что «Мастодонт» Кондратюка (зернохранилище в Камне-на-Оби), построенный без чертежей и без единого гвоздя, не выдержит и развалится, похоронив под грудой бревен несколько тысяч тонн зерна. «Вредительство», – однозначно заявили чиновники. Что ж, такое было тогда поветрие – поиски предателей, шпионов и вредителей, когда пострадали миллионы ни в чем не повинных людей.

    Арестовали не только Кондратюка, но и Горчакова и еще нескольких человек из «Хлебстроя». Шел 1930 год. После продолжительного следствия Кондратюку выносят приговор – 3 года лагерей. Такой оказалась «благодарность» государства за неоценимый вклад в развитие отечественной науки и техники. К счастью (если это слово здесь вообще уместно), не прошло и полгода, как приговор был заменен высылкой для работы все в том же «Хлебстрое».

    Но надежды на воплощение своей мечты уже рухнули. Печально известная 58-я статья – «Антисоветская деятельность» – отмечала тогда несмываемым клеймом всю оставшуюся жизнь.

    «Завоевание межпланетных пространств» стало первой и последней книгой Кондратюка. Воплотить в жизнь то, о чем в ней говорилось, оказалось невозможным, по крайней мере – в обозримом будущем. А ведь он верил, что ракету можно построить уже в 20-е годы. Верил, что первым совершит космический полет…

    Окончательно Горчакова и Кондратюка вызволила из плена…ветряная мельница. Дело в том, что в начале 30-х объявили конкурс на лучший проект ветряной электростанции (ВЭС) в Крыму – идею подал сам Орджоникидзе. Сначала Кондратюк занимался этим проектом без особого энтузиазма, но постепенно втянулся в работу. Идея увлекала его все больше и больше. По запросу Наркомтяжпрома в феврале 1933 года Кондратюку и Горчакову выдали разрешение на выезд в Москву. Потом разрешение дважды продлевали, а вскоре, видимо по ходатайству того же Орджоникидзе, досрочно освободили. Проект ВЭС Кондратюка признали лучшим. Казалось бы, снова стали открываться большие перспективы; ученый живет теперь в столице, ему предлагают работу в недавно созданной группе изучения реактивного движения (ГИРД), которую возглавляет сам Сергей Павлович Королев – о чем еще мечтать? Но Кондратюк отказывается от этого предложения. Почему? Скорее всего, он опасался разоблачения при проверке биографических данных, необходимой для устройства в столь серьезную организацию.

    Профессор Ветчинкин выдвигал Кондратюка на ученую степень доктора технических наук – предложение это отклонили. Слишком многие не любили в Москве этого гения-самоучку.

    Проект мощнейшей в мире ВЭС постигла, увы, та же участь, что и проект космического полета. Продолжавшаяся не один год волокита, бесконечные экспертизы и оценки «видных деятелей» окончились тем, что ВЭС признали нерентабельной, причем тогда, когда фундамент уже построили.

    Нетрудно догадаться, какие чувства переполняли Юрия Васильевича. Но что он мог сделать – самоучка с белогвардейским прошлым и клеймом вредителя? Пожалуй, 30-е – годы после выхода его книги, оказались для Кондратюка самыми горькими. И самыми тревожными – в любой момент его могли арестовать: репрессии были в самом разгаре.

    Началась Великая Отечественная. Юрий Васильевич долго не раздумывал и 6 июля 1941 года отправился добровольцем на фронт. Последнее его письмо с фронта пришло зимой 42-го.

    Где и при каких обстоятельствах он погиб – до сих пор неизвестно. Были и другие версии его исчезновения. Некоторые полагали, что Кондратюк остался жив и, вторично сменив имя, покинул Россию, однако это мало похоже на правду. Тем не менее, ни места, ни точного времени гибели Кондратюка мы не знаем.

    Он исчез, но, сколько полезного, нужного людям осталось после него! Это и элеваторный ковш – «ковш Кондратюка», который еще в предвоенные годы распространился по всей стране, и знаменитый «Мастодонт» – крупнейшее в мире деревянное зернохранилище, построенное без единого гвоздя, и подвесной мост в Новокузнецке, и проект мощнейшей ВЭС… Не говоря уже о достижениях в области исследования космических полетов.

    Кондратюку принадлежит множество ценнейших идей; большинство из них рано или поздно нашли себе применение в жизни. Пожалуй, самая известная из них – это идея предварительного вывода корабля на орбиту Луны и использование небольшого взлетно-посадочного аппарата для высадки человека на ее поверхность. Именно по этой схеме в 1969 году осуществлен полет на Луну; «трасса Кондратюка» – так назвали ее впоследствии.

    Разработок Ю. В. Кондратюка было очень много – в основном, конечно, в области ракетной техники. Это и использование кислородно-водородного топлива в ракетных двигателях, и турбонасосный агрегат для подачи топлива, и различные механизмы управления и ориентации ракеты – в частности, использование для космических маневров гравитации небесных тел. Некоторые из них, как оказалось, осуществили еще до Кондратюка – ведь работал он практически в полной изоляции и долго не имел возможности познакомиться с научными трудами ученых того времени.

    Задолго до того, как полет в космос стал реально осуществим, Кондратюк тщательно прорабатывал все его детали. Он придумывал костюмы для космонавтов, специальные кресла для них, моделировал выход в открытый космос. Космические базы для заправки кораблей на орбите Земли и других планет – тоже его идея, не говоря уже о многоступенчатой ракете.

    Впоследствии все эти идеи легли в основу современной космонавтики, но произошло это, к сожалению, уже после смерти ученого – настолько он опередил свое время.

    Кондратюк смог бы сделать гораздо больше, если бы не жестокое время. Если бы не «век-волкодав». Господи, как же чудовищно несправедливо обошлась с ним его Родина!

    Вспомнили о Кондратюке после смерти Сталина, в эпоху хрущевской оттепели. В 1970-м официально реабилитировали, признав невиновным в том, в чем его обвинили сорок лет назад, – во вредительстве. Еще через десять лет на экраны вышел фильм о Юрии Васильевиче Кондратюке, он назывался «Хлеб и Луна». Правда о Кондратюке возвращалась к нам по крупицам, шаг за шагом. Подлинное его имя стало известно многим лишь совсем недавно.

    Имя этого человека – пусть и не то, настоящее, – все же вернулось к нам. Вернулось навсегда. Именем Кондратюка названа одна из площадей в Новосибирске, улицы российских городов, малая планета № 3084, лунный кратер. Созданы научно-мемориальные центры Кондратюка в Красноярском крае, Татарстане, Новосибирске. Любому новосибирцу хорошо знаком небольшой двухэтажный домик по улице Советской, 24, где жил когда-то ученый. Именно сюда принес он первые экземпляры своей книги. Здесь засыпал, просидев до глубокой ночи над чертежами. Теперь это его музей.

    Нашего ученого помнят не только в России. Наверное, мало кто знает, что в домике на Советской, 24 побывал американский космонавт Нейл Армстронг, первым ступивший на Луну. Он нарочно приехал в наш город, чтобы посетить места, где жил и работал Кондратюк. И вот трогательный факт: Армстронг увез с собой в далекую Америку горсть земли с улицы Советской. Такое почтение к Кондратюку не случайно, ведь именно его схемой полета на Луну воспользовался американский ученый Джон Хуболт. Ровно через 40 лет после издания «Завоевания межпланетных пространств» в Новосибирске НАСА осуществила полет американских астронавтов на Луну на космическом корабле «Аполлон-11».

    Что-то еще будет впереди? До каких планет сумеет добраться человек?.. Об этом можно только догадываться. Но пока с нашей грешной Земли стартуют космические корабли, имя Юрия Васильевича Кондратюка не будет забыто.

    bsk.nios.ru

    Юрий Васильевич Кондратюк - это... Что такое Юрий Васильевич Кондратюк?

    Шаргей Алекса́ндр Игна́тьевич (псевдоним — Кондратю́к Ю́рий Васи́льевич) (9 июня по старому стилю 1897 года, Полтава — 1942?).

    Один из основоположников космонавтики. В начале XX века рассчитал оптимальную траекторию полета к Луне. Эти расчеты были использованы американцами при создании лунной программы. Предложенная Шаргеем траектория названа «трассой Кондратюка».

    Биография

    От рождения до белой гвардии

    Родился 9 июня (21 июня по новому стилю) 1897 года в Полтаве (ныне территория Украины). С 1910 по 1916 годы учился во Второй полтавской мужской гимназии и окончил её с серебряной медалью. В 1916 году поступил на механическое отделение Петроградского политехнического института (ныне Санкт-Петербургский государственный политехнический университет), но уже в ноябре того же года был призван в армию и зачислен в школу прапорщиков при одном из петербургских юнкерских училищ. До демобилизации в марте 1918 года воевал на турецком фронте. После Октябрьской революции, как офицер царской армии, был мобилизован в Белую армию, но дезертировал из неё.

    После белогвардейства

    Опасаясь репрессий за своё офицерское прошлое, при помощи своей мачехи Елены Петровны Кареевой раздобыл документы на имя Ю. В. Кондратюка[1] — под эти именем прожил до конца жизни.

    1921—1930

    Зернохранилище «Мастодонт»

    С 1921 по 1927 годы Шаргей-Кондратюк работал в Южной Украине, на Кубани и Северном Кавказе, начиная со смазчика и прицепщика вагонов и кончая механиком на элеваторе. В 1927 году его пригласили в Новосибирск для работы в «Хлебопродукте», где ему пришлось участвовать в строительстве и усовершенствовании элеваторов (именно тогда он построил знаменитый элеватор «Мастодонт» в Камне-на-Оби — зернохранилище на 13 000 тонн, построенное без единого гвоздя; в условиях тотального дефицита это было невероятным сооружением). В этот же период неоднократно приезжал в Бийск, где читал лекции по механизации зернохранения.

    Арест

    30 июля 1930 года Ю. В. Кондратюк вместе с несколькими другими сотрудниками «Хлебопродукта» был арестован по обвинению во вредительстве. Одним из пунктов обвинения было то, что он строил «Мастодонт» не только без чертежей, но и без гвоздей. Местное руководство пришло к выводу, что строение не выдержит такого количества зерна и развалится, погубив тем самым 10.000 тонн народного зерна. 10 мая 1931 года его осудили на три года лагерей (Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Совета РСФСР своим определением № ОС-70-8 от 26 марта 1970 года реабилитировала Кондратюка за отсутствием состава преступления). Однако вместо лагерей Юрий Васильевич был привлечён к работе в образованном в Новосибирске специализированном бюро № 14 по проектированию угольных предприятий. Там он проработал до августа 1932 года, успев получить патент и авторское свидетельство в области горношахтного оборудования.

    Им были опубликованы статьи по ряду специальных проблем: ускорение и облегчение проходки шахт с опалубной механизацией бетонных и породоуборочных работ, хранение бетона высокого сопротивления и постоянной крепи шахтных стволов, железобетонный копер.

    Проектирование ВЭС

    Ещё работая в Бюро № 14, Кондратюк ознакомился с условиями конкурса на эскизное проектирование мощной Крымской ветроэлектростанции (ВЭС), объявленного Наркоматом тяжёлой промышленности (Наркомтяжпром). Проект станции был выполнен в соавторстве с П. К. Горчаковым, а позднее к проекту привлекли инженера Н. В. Никитина, будущего создателя Останкинской телебашни в Москве.

    Эскизное проектирование ВЭС было завершено в ноябре 1932 года и вскоре авторы проекта получили разрешение ГПУ на поездку в Москву. По настоятельной просьбе Наркомтяжпрома в 1933 году Кондратюка досрочно освободили от высылки. На конкурсе проект был признан лучшим. Окончательно технический проект был доработан к середине февраля 1934 года. В 1937 году на горе Ай-Петри в Крыму по подготовленным рабочим чертежам началось строительство фундамента станции. Однако уже в 1938 году было принято решение о прекращении проектирования и строительства мощных ветроэлектростанций. В связи с этим в последующие два года Кондратюку пришлось заниматься проектированием малых опытных ветровых электростанций в Проектно-экспериментальной конторе ветроэлектростанций (ПЭКВЭС).

    В этот же период получил предложение о сотрудничестве от С. П. Королева, однако ответил отказом. Судя по всему, причина отказа была в том, что работа над военными проектами подразумевала жёсткий контроль со стороны НКВД. При проверке биографии мог быть вскрыт факт подделки документов и белогвардейское прошлое — со всеми вытекающими последствиями (концлагерями и/или скорым расстрелом).

    Участие в Великой Отечественной войне

    Служба в рядах РККА

    Согластно «Книги памяти погибших и пропавших без вести в Великой отечественной войне. Том 7», Кондратюк Юрий Васильевич проходил службу в 110 стрелковой дивизии 33 армии, в должности «Помощника командира взвода 1291 стрелкового полка. Погиб 25.02.1942 года. Похоронен в д. Кривцово Калужской области.

    Взято с http://www.obd-memorial.ru

    Предположения и слухи

    Высказывались предположения, что Шаргей попал в плен и работал впоследствии на немцев в области ракетостроения. Были утверждения, что Шаргей и В. фон Браун — это одно лицо. Однако впоследствии была доказана ошибочность этих версий. Во всяком случае, доказательств сотрудничества Шаргея с немцами нет, не считая ряда публикаций «желтой прессы».

    Труды

    Старт ракеты-носителя «Сатурн-5» («Аполлон-11»)

    «Тем, кто будет читать, чтобы строить» (1919)

    В этой работе, независимо от Циолковского, оригинальным методом вывел основное уравнение движения ракеты, привёл схему и описание четырёхступенчатой ракеты на кислородно-водородном топливе, камеры сгорания двигателя с шахматным и другим расположением форсунок окислителя и горючего, параболоидального сопла и многого другого.

    Им были предложены:

    В этой же работе рассматривалась возможность использования солнечной энергии для питания бортовых систем космических аппаратов, а также возможность размещения на околоземной орбите больших зеркал для освещения поверхности Земли.

    «Завоевание межпланетных пространств» (1929)

    В этой книге автор изложил последовательность первых этапов освоения космического пространства. Более подробно рассмотрел вопросы, поднятые в его ранней работе «Тем, кто будет читать, чтобы строить». В частности, в книге было предложено использовать для снабжения спутников на околоземной орбите ракетно-артиллерийские системы (в настоящее время это предложение реализовано в виде транспортной системы «Прогресс»). Кроме того, в работе были исследованы вопросы тепловой защиты космических аппаратов при их движении в атмосфере.

    Интересные факты

    • В 1992 г. имя Ю. В. Кондратюка (А. И. Шаргея) присвоено Новосибирскому Аэрокосмическому Лицею и одной из центральных площадей города.
    • На Украине учреждена медаль имени Ю. В. Кондратюка.
    • Доктор Лоу, американский учёный, задействованный в лунной программе НАСА, после успешного завершения её, заявил:

    «Мы разыскали маленькую неприметную книжечку, изданную в России сразу после революции. Автор её, Юрий Кондратюк, обосновал и рассчитал энергетическую выгодность посадки на Луну по схеме: полёт на орбиту Луны — старт на Луну с орбиты — возвращение на орбиту и стыковка с основным кораблем — полёт на Землю». А это значит — он признал, что полёт американских астронавтов на Луну выполнен по «трассе Кондратюка»[2].

    • Американский астронавт Нейл Армстронг, специально побывал в Новосибирске, где набрал пригорошню земли у стен того дома, где жил и работал Юрий Кондратюк. Впоследствии Армстронг заявил: «Эта земля для меня имеет не меньшую ценность, чем лунный грунт»[2]. В связи с готовящимся визитом группы американских учёных и специалистов в области космонавтики в Новосибирск, в квартире, где проживал Кондратюк, был экстренно создан Музей Ю. Кондратюка. Теперь это Научно-мемориальный центр Ю. Кондратюка. Он расположен по адресу Советская, 26 (Потанинская, 2), рядом с площадью Кондратюка.
    • В 1997 году имя Ю. В. Кондратюка присвоено Полтавскому техническому университету (бывшему (до 1995 г.) Полтавскому инженерно-строительному институту), ныне это Полтавский национальный технический университет им. Ю. Кондратюка. В том же году была выпущена юбилейная монета «Юрий Кондратюк».
    • Именем Кондратюка американцами назван кратер на обратной стороне Луны.

    См. также

    Примечания

    1. ↑ Статья на сайте Новосибирского Аэрокосмического Лицея
    2. ↑ 1 2 Статья Светланы Тимошенко «Трассы Кондратюка»;

    Ссылки

    Wikimedia Foundation. 2010.

    dic.academic.ru


    Смотрите также