Иван васильевич панфилов биография


Панфилов Иван Васильевич - Сто великих полководцев России. Проект "Сто великих полководцев. Герой дня"

Именно в этих кровопролитных боях за Волоколамск и восточнее его навеки покрыла себя славой панфиловская дивизия. Ее в армии так и называли, и солдаты 316-й о себе говорили: «Мы - панфиловцы!» Счастлив генерал, заслуживший в массе бойцов так просто выраженную, но неизгладимую в сердцах любовь и веру.

К.К. Рокоссовский

Родился Иван Васильевич Панфилов в г. Петровске (ныне Саратовская область) в 1893 году. Уже с 1905 г. был вынужден начать работать по найму. Смерть матери и невысокий достаток отца (конторского служащего) не позволили закончить 4-х классное городское училище.

Военную службу начал в царской армии, куда был призван в 1915 г. На русско-германский фронт Первой мировой войны попал в чине унтер-офицера. Затем получил звание фельдфебеля, стал командиром роты. В 1917 г., после Февральской революции, был избран членом полкового комитета. В 1918 г. добровольно вступил в Красную армию. Участвовал в гражданской войне в составе 25-й Чапаевской стрелковой дивизии. В 1920 г. вступил в ВКП(б). За героизм на польском фронте в 1921 г. был награжден орденом Красного Знамени.

В автобиографии (1938) И.В.Панфилов указывал: «Вел агитационную работу на фронте среди солдат за прекращение братоубийственной войны, за свержение правительства Керенского. Против белых армий и бандитизма вел непосредственно вооруженную борьбу».

В 1923 г. окончил Киевскую высшую объединенную школу командиров Красной Армии. Затем был направлен на Туркестанский фронт, где принял активное участие в борьбе с басмачеством. В 1927 г. - начальник полковой школы 4-го Туркестанского стрелкового полка, с апреля 1928 г. командовал стрелковым батальоном. В 1929 г. за боевые отличия был награжден вторым орденом Красного Знамени. С декабря 1932 г. командовал 9-м Краснознаменным горнострелковым полком. В 1937 г. служил начальником отдела штаба Среднеазиатского военного округа, а в 1938 г. получил назначение на должность военного комиссара Киргизской ССР. В этом же году был награжден медалью «XX лет РККА». В январе 1939 г. получил звание комбрига (с 1940 г. – генерал-майор).

В июне 1941 г. Панфилову было поручено формирование 316-й стрелковой дивизии в Алма-Ате. В нее призывались жители Алма-Атинской, Джамбулской и Южно-Казахстанской областей, а также жители Киргизии (40% казахов, 30% русские, 30% - представители еще 26 народов СССР). Это были люди из гражданской жизни, скажем, знаменитый политрук Клочков с мая 1941 г. работал заместителем управляющего трестом столовых и ресторанов Алма-Аты. В конце августа 1941 г. дивизия под командованием генерала Панфилова вошла в состав 52-й армии Северо-Западного фронта. Во время переброски, под Боровичами, дивизия понесла первые потери, попав на марше под авианалет. На полигоне между Ленинградом и Новгородом проходило интенсивное обучение личного состава. В сентябре 1941 г. дивизия оборудовала полосу обороны во втором эшелоне армии.

Из письма Панфилова жене:

На нас выпала почетная задача - не допустить врага к сердцу нашей Родины - Москве. Враг будет разгромлен, а Гитлер и его банда будут уничтожены. Не будет гаду пощады за слезы матерей, жен, детей. «Смерть Гитлеру!» - у каждого бойца на устах. Мура, остановка. Спешу опустить письмо. Валя (старшая дочь, медсестра. - Ред.) едет впереди, с эшелоном. Настроение у нее бодрое, боевое. Как вы там живете, как Маечка? Берегите ее. Целую крепко. Любящий вас папка... Целую. Твой Ваня.

В связи с осенним наступлением вермахта на Москву, 5 октября 1941 г. дивизия Панфилова была передана в состав 5-й армии, а затем в состав 16-й армии, сосредоточенной на подступах к Москве. В начале октября 316-я стрелковая дивизия держала полосу обороны протяженностью в 41 километр (от населенного пункта Львово до совхоза Болычево) на волоколамском направлении.

«На левом фланге, прикрывая Волоколамск с запада и юго-запада до реки Руза, стояла 316-я стрелковая дивизия, прибывшая из фронтового резерва. Командовал ею генерал И. В. Панфилов, а комиссаром был С. А. Егоров. Такую полнокровную стрелковую дивизию - и по численности, и по обеспечению - мы давно не видели, - вспоминал командующий 16-й армией К.К. Рокоссовский. - Уже 14 октября я встретился с генералом Панфиловым на его командном пункте, и мы обсудили основные вопросы, касавшиеся действий его соединения. Беседа с Иваном Васильевичем оставила глубокое впечатление. Я увидел, что имею дело с командиром разумным, обладающим серьезными знаниями и богатым практическим опытом. Его предложения были хорошо обоснованы».

Вот как К.К. Рокоссовский охарактеризовал самого Панфилова: «Простое открытое лицо, некоторая даже застенчивость вначале. Вместе с тем чувствовались кипучая энергия и способность проявить железную волю и настойчивость в нужный момент. О своих подчиненных генерал отзывался уважительно, видно было, что он хорошо знает каждого из них.

Бывает, человека сразу не поймешь - на что он способен, каковы его возможности. Генерал Панфилов был мне понятен и симпатичен, я как-то сразу уверился в нем - и не ошибся».

Уже с 15 октября дивизия Панфилова участвовала в ожесточенных боях с врагом. Необходимы были меры, которые помогли бы закалить части дивизии, не имевшие боевого опыта, убедить личный состав в силе своего оружия в борьбе с врагом.

Дивизия обладала достаточно мощной артиллерией (207 орудий), и генерал-майор Панфилов, широко используя систему глубоко эшелонированной артиллерийской противотанковой обороны, применил в бою подвижные отряды заграждения, что, несмотря на отсутствие боевого опыта у дивизии, позволило ей успешно сдерживать натиск танковых частей противника. По воспоминаниям сослуживцев Панфилов при этом блестяще умел мотивировать своих солдат, повышая тем самым их стойкость в бою. По воспоминаниям дочери генерала, В.И.Панфиловой, служившей в санбате, командира дивизии любили все солдаты, звали «батей».

«Большую часть времени он проводил в полках и даже в батальонах, причем в тех, которые в тот момент испытывали наиболее ожесточенный напор противника. Это не показная безрассудная храбрость, -  вспоминал С.И. Усанов, комиссар артдивизиона 316-й дивизии. -  С одной стороны, личный командный опыт комдива здорово помогал исправлять положение на трудных участках, с другой - его появление в критический момент боя сильно поднимало дух солдат и офицеров».

«К отдаче приказа надо подходить разумно и творчески. Приказ после отдачи становится личной судьбой подчиненного, исполнителя. Это очень и очень серьезно, - вспоминал слова Ивана Васильевича другой сослуживец Бауржан Момыш-улы. - Вот я командир, можно сказать, всю свою жизнь, но всегда считал и считаю: не войска для командира, а командир для войск. Одна из главных задач командирского искусства - это владеть ключом к сердцу масс. Чем ближе командир к массам, тем лучше и легче ему работается».

По инициативе командира батальона 1073-го полка старшего лейтенанта Момыш-Улы в частях дивизии были созданы отряды, предназначавшиеся для смелых и решительных атак еще на подходе противника к обороне дивизии. Командир дивизии одобрил эту инициативу и рекомендовал отбирать в отряд солдат и офицеров не из одного батальона, а из всего полка. В отряд посылались наиболее сильные и смелые солдаты и офицеры от каждой роты. Боевые действия таких отрядов давали возможность испробовать силу оружия, узнать и увидеть противника и убедиться в том, что при умелых и смелых действиях его можно побеждать.

316-я дивизия имеет в своем составе много хорошо обученных солдат, ведет поразительно упорную оборону. Ее слабое место - широкий фронт расположения.

Доклад командующему германской группы армий «Центр» фон Боку

«Имя Победы»: Панфилов Иван Васильевич

«С утра 16 ноября вражеские войска начали стремительно развивать наступление из района Волоколамска на Клин, - вспоминал маршал Советского Союза Г.К.Жуков, - Развернулись ожесточенные сражения. Особенно упорно дрались стрелковые дивизии 16-й армии: 316-я генерала И.В. Панфилова. 78-я генерала А.П. Белобородова и 18-я генерала П.Н.Чернышева, отдельный курсантский полк С.И. Младенцева, 1-я гвардейская, 23, 27, 28-я отдельные танковые бригады и кавалерийская группа генерал-майора Л.М. Доватора… Бои, проходившие 16-18 ноября, для нас были очень тяжелыми. Враг, не считаясь с потерями, лез напролом, стремясь любой ценой прорваться к Москве своими танковыми клиньями. Но глубоко эшелонированная артиллерийская и противотанковая оборона и хорошо организованное взаимодействие всех родов войск не позволили противнику прорваться через боевые порядки 16-й армии. Медленно, но в полном порядке эта армия отводилась на заранее подготовленные и уже занятые артиллерией рубежи, где вновь ее части упорно дрались, отражая атаки гитлеровцев».

Бойцы 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка 316-й дивизии во главе с политруком В.Г. Клочковым, занимавшие оборону в районе разъезда Дубосеково, 16 ноября остановили на 4 часа продвижение 50 вражеских танков, уничтожив 18 из них. Именно это событие вошло в историю как подвиг 28 героев-панфиловцев.

Мемориальный комплекс «28 Героям-панфиловцам» у разъезда Дубосеково
Фото К. Абросимов

На следующий день дивизия за образцовое выполнение боевых заданий командования и массовый героизм была награждена Орденом Красного Знамени.

«При самых трудных условиях боевой обстановки, т. Панфилов всегда сохранял руководство и управление частями. В беспрерывных месячных боях на подступах к Москве части дивизии не только удержали свои позиции, но и стремительными контратаками разгромили 2-ю танковую, 29-ю моторизованную, 11 и 110-ю пехотные дивизии, уничтожив 9000 вражеских солдат и офицеров, более 80 танков, много орудий, минометов и другого оружия» (Г.К. Жуков).

К.К. Рокоссовский дал высокую характеристику И.В. Панфилову как военачальнику: «Командир дивизии управлял войсками уверенно, твердо, с умом. Если здесь будет уж совсем трудно, думалось мне, то помогать Панфилову нужно, лишь подкрепив его свежими силами, а использовать их он сможет без подсказки сверху».

13 ноября Панфилов писал жене:

Сегодня приказом фронта сотни бойцов, командиров дивизии награждены орденами Союза. Два дня тому назад я награжден третьим орденом Красного Знамени… Я думаю, скоро моя дивизия должна быть гвардейской, есть уже три героя. Наш девиз - быть всем героями.

18 ноября 316-я дивизия была преобразована в 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Всего несколько часов не дожил генерал до этого славного момента - в тот же день, получив смертельное ранение, И.В. Панфилов погиб у деревни Гусенево (ныне Волоколамский район Московской области).

Памятник И.В. Панфилову на месте гибели в Гусеново, Волоколамский район Московской области

Из воспоминаний генерал-майора танковых войск М.Е.Катукова:

«Мы горячо поздравляли своих товарищей, с которыми сроднились за эти горячие дни. Времени для торжественных митингов не было: дивизия - теперь уже 8-я гвардейская - не вылезала из окопов, с предельным напряжением сил сдерживая наседавшего врага. Утром 18 ноября два десятка танков и цепи мотопехоты снова стали окружать деревню Гусенево. Здесь в это время находился КП Панфилова - наспех отрытая землянка рядом с крестьянской избой. Немцы обстреливали деревню из минометов, но огонь был неприцельным, и на него не обращали внимания.

Панфилов принимал группу московских корреспондентов. Когда ему сообщили о танковой атаке противника, он поспешил из землянки на улицу. За ним последовали другие работники штаба дивизии. Не успел Панфилов подняться на последнюю ступеньку землянки, как рядом грохнула мина. Генерал Панфилов стал медленно оседать на землю. Его подхватили на руки. Так, не приходя в сознание, он умер на руках своих боевых товарищей. Осмотрели рану: оказалось, крошечный осколок пробил висок.

            Портрет Героя Советского Союза генерал-майора И.В. Панфилова
            Художник В.Н. Яковлев, 1942 г.

Сообщение о смерти Ивана Васильевича потрясло и дивизию, и бригаду, особенно тех, кто хорошо его знал. Для меня это была тяжелейшая утрата. Я успел полюбить отважного генерала и сработаться с ним. Единственное, к чему нельзя привыкнуть на войне, - это к гибели близких людей».

Согласно воспоминаниям М.Е. Катукова, гибель Панфилова настолько потрясла танкистов, что в следующем же бою «как одержимые помчались они навстречу гитлеровским машинам», приведя противника на некоторое время в замешательство. Генерал-полковник вермахта Эрих Гепнер, столкнувшийся с 8-й гвардейской дивизией в боях под Волоколамском, в донесениях командующему группой «Центр» Федору фон Боку писал о ней, как о «дикой дивизии», солдаты которой не сдаются в плен и не боятся смерти.

И.В. Панфилов с воинскими почестями был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище, над его могилой воздвигли памятник.

Памятник И.В. Панфилову

г. Бишкек

23 ноября дивизия получила имя своего погибшего командира, став второй именной дивизией, участвовавшей в сражениях Великой Отечественной Войны. Боевое знамя гвардейской панфиловской дивизии реяло в числе других на Параде Победы в Москве в 1945 г.

12 апреля 1942 г. генерал-майор И.В.Панфилов был посмертно награжден орденом Ленина и ему было присвоено звание Героя Советского Союза - за умелое руководство частями дивизии в боях на подступах к городу Москве и проявленные при этом личную храбрость и героизм. На месте гибели, в деревне Гусенево также был установлен памятник генералу. Его имя было увековечено в разных частях Советского союза, улицы Панфилова появились в Москве, Алма-Ате, Бишкеке, Перми, Липецке, Волоколамске, Саратове, Йошкар-Оле, Минске, Омске, Воронеже, Петровске и других городах. В Казахстане город Жаркент в 1942-1991 гг. в честь героя-командира носил имя Панфилов, в Киргизии был образован Панфиловский район Чуйской области. Памятник И.В. Панфилову был установлен в Бишкеке, став самым первым памятником в СССР, установленным в честь героя Великой Отечественной войны.

ГЛУХАРЕВ Н.Н., к.и.н.

Литература

Кузнецов П. Герой Советского Союза И.В. Панфилов. 1948

Малинин Г.А. Генерал Панфилов. Саратов, 1981

Момыш-улы Б. Генерал Панфилов. Алма-Ата, 1965

Момыш-улы Б. Генерал Панфилов. «Казахстанская правда», № 302, 31.12.1967

Панфилова В.И. Мой отец: воспоминания. Алма-Ата, 1971

Панфиловцы: Сб. воспоминаний ветеранов 8-й гвард. им. И. В. Панфилова стрелковой дивизии. / Сост. А. Усенов и др. Алма-Ата, 1985

Усенов А., Трефилов А. Мы из Панфиловской, Алма-Ата, 1991

Мединский В. «Война. Мифы СССР. 1939-1945». Второе издание. М., 2012

Интернет

Фильмы

«Панфиловец». 1-я серия«Панфиловец». 2-я серия

Актуальная история

Двадцать восемь. Это больше, чем арифметика. 07 июля 2013 г.

В последнее время тема 28 панфиловцев стала очень популярна. Причиной этого стала попытка группы энтузиастов, утомлённых помоями о войне, снимаемыми именитыми творцами на государственные деньги, создать фильм о легендарном подвиге у разъезда Дубосеково.

Идея хорошая — и заслуживающая хорошей реализации. Но не успели энтузиасты начать сбор денег на съёмки, как «исторические объективисты» подняли мутную волну: «не было такого подвига, репортёр всё выдумал!!!». Хотя между выдумкой репортёра и отсутствием подвига огромная дистанция и одно никак не следует из другого.

Так давайте попробуем взглянуть хотя бы поверхностно на то, кто такие панфиловцы, что происходило под Дубосеково.

…Формировалась дивизия, получившая номер 316, в Алма-Ате уже после начала войны. Сформировали её за месяц из русских и казахов, в основной массе не проходивших даже срочную службу. То есть по сути — из новобранцев, не имевших ни боевого опыта, ни военной подготовки.

По завершении формирования дивизию по железной дороге перебросили под Новгород, на самое напряжённое в тот момент Северо-западное направление. Но уже через месяц, в связи с начавшимся наступлением немцев на Москву (операция «Тайфун»), 316-ю дивизию перебросили на центральное направление. 5 октября началась переброска, а 12 октября дивизия была выгружена под Волоколамском, где и приступила к подготовке своего оборонительного рубежа в рамках Можайской линии обороны. Общая длина этого рубежа, от совхоза Болычево до деревни Львово, составила 41 км.

Здесь нужно сделать небольшое отступление. По тактическим наставлениям и принятым на 1940 год в РККА военным взглядам, стрелковая дивизия должна была получать при обороне на направлении главного удара противника полосу в 6-8 км, а на второстепенном направлении — 10-12 км. 316-я дивизия, необстрелянная, из новобранцев, не имеющая полного списочного состава, получила полосу в 41 км. И это — на направлении главного удара. То есть длина фронта дивизии в 5(!) раз превышала нормативную, и на каждый километр фронта было в 5 раз меньше солдат и огневых средств, чем считалось необходимым для создания достаточно прочной обороны.

Недостаток орудий в самой «панфиловской» дивизии (54 орудия), с одной стороны, с лихвой перекрывался приданными артиллерийскими частями усиления (ещё 141 орудие). Но, с другой стороны, это усиление сильно обесценивалось недостатком боеприпасов. То есть в целом оборона, хотя и очень грамотно организованная, была очень «жидкой», имеющей в разы меньшую, чем положено, плотность войск и огневых средств.

Немецкие войска, развивая первоначальный успех, вышли на Можайскую линию обороны к 15 октября. В районе Волоколамска наступали соединения 5-го армейского и 46-го моторизованного корпусов. Против 316-й дивизии оказались немецкие 2-я и 11-я танковые и 35-я пехотная дивизии. Все соединения были прекрасно вооружены и имели огромный боевой опыт. Немцы рассчитывали легко, с ходу, сбить панфиловцев с занимаемого рубежа.

16 октября 2-я танковая дивизия безуспешно атаковала левый фланг «панфиловской» дивизии — позиции 1075 полка. Немецкие атаки были отражены. 17 октября удар был нанесён уже большими силами. В ходе нескольких атак немцы сумели продвинуться буквально на километр, оборона панфиловцев устояла. 18 октября немцы ещё больше усилили атакующую группировку и вынудили 1075-й полк к отходу. Но героическим сопротивлением артиллерийских частей немцы были остановлены и сумели дойти только до Рузы.

Итого: за три дня ожесточённых боёв, имея огромное численное и огневое превосходство и опираясь на полное господство в воздухе, немцы сумели продвинуться лишь на несколько километров. Панфиловская дивизия устояла.

Потерпев неудачу на левом фланге дивизии, немцы нанесли удар на правом, по 1077 полку, повторив натиск и на левый фланг. Немцы опять сумели немного продвинуться уже на обоих флангах. Но опять не смогли опрокинуть 316-ю дивизию. Несмотря на тяжелейшие потери, на острую нехватку боеприпасов, на многократное превосходство противника, панфиловцы продолжали удерживать фронт. Волоколамск был оставлен ими только в конце октября, когда немцы прорвались на других участках и возникла угроза окружения дивизии.

Что же происходило до Дубосеково? Немцы, ведя стремительное (по планам) наступление на Москву, сумели за полмесяца боёв продвинуться на Волоколамском направлении менее чем на два десятка километров. И встали, подтягивая подкрепления и тылы. 2 ноября линия фронта стабилизировалась.

Было ли это подвигом?

Да это вообще было чудом.

Когда растянутая тонкой линией дивизия новобранцев, которым не хватало боеприпасов, на долгое время остановила в разы превосходящего опытнейшего врага. И те новобранцы, которые под страшным натиском отходили в один день, намертво держались за позиции на следующий.

…16 ноября начался следующий этап немецкого наступления. При этом немецкий удар оказался встречным.

Из разговора Сталина с Жуковым от 10 ноября: «Мы с Шапошниковым считаем, что нужно сорвать готовящийся удар противника своими упреждающими контрударами. Один контрудар нужно нанести в обход Волоколамска с севера… В районе Волоколамска используйте правофланговые соединения армии Рокосовского, танковую дивизию и конницу, которая находится в районе Клина».

15 ноября танково-кавалерийская группа нанесла удар севернее позиций 316-й дивизии. Удар неопытных и малочисленных частей хотя и имел первоначальный успех, развития не получил. 16 ноября в поддержку наступающих соседей должна была нанести удар 316-я дивизия. И она готовилась к наступлению. Но сама оказалась на острие немецкого удара.

В момент немецкого удара соседи панфиловской дивизии уже находились в отчаянном положении, а сама дивизия, собиравшаяся наступать, подверглась удару по крайней мере втрое превосходящих сил противника. 4-я танковая группа Вермахта рвалась к Москве.

По идее, при таких вводных 316-я дивизия должна была быть сметена сходу. На нашу дивизию обрушилось три немецких. Позиции 1075-го полка протянулись от выезда с Волоколамска до разъезда Дубосеково. То есть на один не полностью укомплектованный полк приходился фронт больший, чем положен в обороне на полнокровную дивизию. На участке Ново-Никольское (сейчас — Большое Никольское) — Дубосеково, то есть на фронте в 4 км, держал оборону 2-й батальон 1075-го полка. Собственно у Дубосеково-Петелино держала оборону 4-я рота 2-го батальона 1075 полка, та самая, в которой и был политруком легендарный Клочков. То есть на роту, в составе которой было менее полутора сотен солдат, приходилось более километра фронта в чистом поле.

По позициям 1075-го полка нанесла удар 11 ТД. При этом основной удар пришёлся на 2-й батальон. При указанной плотности обороны, при такой разнице в силах, при встречном ударе удержать фронт невозможно. Но панфиловская дивизия держалась. Держался долгие, невозможно долгие часы и 2-й батальон. Первый удар немцев отбили. Вторым ударом немецкая танковая дивизия смяла батальон. Но части отходили с боями, со страшными потерями, но задерживая противника. В 4-й роте осталось 20-25 человек. То есть примерно один из каждых шести. Немцы с 16 по 20 ноября, за 5 дней боёв сумели продвинуться лишь до Чисмены, то есть на 12 км.

Именно во время этих боёв дивизия была награждена и стала примером для подражания. 17 ноября её наградили орденом Красного Знамени, 18 ноября присвоили звание гвардейской.

Были ли эти бои героическими? Были ли подвигом панфиловцев?

Ну а чем ещё? Какое ещё название можно придумать?

Ну а теперь про «даааа, но их же было не 28, журналист другие детали дал». Ну так в реальности подвиг никогда строго не совпадает с газетными описаниями по горячим следам. Газетные описания — это не отчёт комиссии из штаба.

Подвиг панфиловцев — был.

Подвиг отдельных рот — был.

А что журналист с передовой (с передовой, а не с экрана компьютера в уютном офисе! посреди жесточайшей битвы, а не между чашечками кофе!) фамилии неточно перечислил, — какое, если не секрет, имеет значение в оценке подвига?

Так или иначе — в нашу историю навсегда впечатана цифра «28».

И историческая наука здесь бессильна, не говоря уже об арифметике и статистике.

То, что спартанцев в Фермопилах было не ровно 300, то, что с ними остались и фокейцы, то, что силы персов греки преувеличивали — разве как-то отменяет подвиг людей, погибших за свободу своей страны и задержавших своей гибелью многократно превосходящего противника?

Подвиг панфиловцев — больший, чем подвиг античных героев. Он больший, ибо его совершили новобранцы против опытнейшего противника, а не признанно лучшие воины своего времени. И сражались эти новобранцы изо дня в день, месяцами, становясь за короткое время ветеранами, а затем и гвардией.

И нам уже не дано узнать все подробности этого подвига, подвига каждой роты. И когда нет возможности узнать все факты — остаётся легенда.

Но эта легенда — правдивая, ибо говорит о реальном подвиге реальных людей.

Потому что немецкие танки никто не выдумал. И в столице нашей страны их так и не увидели — в том числе потому, что их встретили непридуманные панфиловцы.

Я лично хочу, чтобы был снят фильм о панфиловцах. И чтобы это был фильм о героях, слава которых бессмертна. И неважно, про сколько именно героев будет говориться в фильме. Важно, чтобы не забыли — героической была ВСЯ дивизия. И такая дивизия была не единственной в Красной Армии.

И именно эти герои, погибшие за свободу нашей страны и нашего народа, спасли её.

ЮЛИН Борис, военный историк, автор книги «Бородинская битва»,  ведущий Исторического форума на Тупичке Гоблина,  автор живого журнала sha_julin

Источник: Блог на сайте «Однако»

100.histrf.ru

Краткая биография генерала Панфилова

Иван Васильевич Панфилов родился 1 января 1893 года в Саратовской губернии в семье конторского служащего города Петровск. В 1915 году он призывается в царскую армию участвует в Первой мировой войне. Октябрьскую революцию Панфилов принимает положительно и уже в 1918 году добровольцем уходит служить в Красную Армию. Он зачисляется в Саратовский пехотный полк знаменитой Чапаевской дивизии. В эти страшные годы Гражданской войны Панфилов принимает активное участие в военных действиях. Командует взводом и ротой, сражается против белых отрядов генералов Дутова, Колчака, Деникина а также белополяков. После окончания войны в 1923 году Панфилов обучается в  Киевской военной школе и получает назначение в Среднеазиатский военный округ, где служит больше семнадцати лет. За это время он принимает активное участие в борьбе с среднеазиатскими басмачами, командует батальоном и полком, где становится не только опытным военным, но и знающим руководителем.

В 1937 году Ивана Васильевича назначают начальником отдела штаба Среднеазиатского военного округа, а еще через год он становится Военным комиссаром Киргизской ССР. За боевые отличия и оказанный героизм в годы Гражданской войны и после нее Панфилов награждается двумя орденами Красного Знамени и медалью «20 лет РККА», а в июне 1940 года ему было дано звание генерал-майора.

С первых же дней Великой Отечественной войны он в составе действующей армии. Иван Васильевич лично занимаетя формированием 316-й стрелковой дивизии, которым сам и командовал на Северо-Западном и Западном фронтах. Именно его знаменитая дивизия в октябре-ноябре 1941 года под столицей Москвой, на Волоколамском направлении, вела тяжелые оборонительные бои с превосходящими силами врага.

Панфилов впервые широко использует систему эшелонированной артиллерийской противотанковой обороны, создает и умело применяет в бою подвижные отряды заграждения. В непрестанных боях на подступах к Москве части дивизии генерала Панфилова не только удержали свои позиции, но и смогли застопорить наступление 2-ух танковых и одной пехотной дивизии фашистов, уничтожив немало сил и оружия врага.

За благополучный ход этих боев и за массовое геройство личного состава 316-я дивизия 17 ноября 1941 года награждается орденом Красного Знамени, а на другой день реорганизована в 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Позже она получает почетное звание — дивизия Панфилова, в честь командира, но это происходит уже после гибели Ивана Васильевича.

19 ноября 1941 года бесстрашный командир генерал-майор Иван Васильевич Панфилов погибает в бою от осколков немецкой миномётной мины у деревни Гусенево Волоколамского района Московской области. Его похоронили в Москве на Новодевичьем кладбище.

В апреле 1942 года Панфилову посмертно было присвоено Звание Героя Советского Союза. В деревне Гусенево, на месте гибели генерала поставлен памятник. Его именем назывался город Жаркент и один поселок в Казахстане, и одно село в Киргизии. Имя Панфилова носят улицы многих городов и сел России и бывшего СССР, пароходы, фабрики, заводы. Также имя героя было присвоено многим школам в Средней Азии.

oeru.ru

Панфилов: неизвестная жизнь легендарного комдива

Сегодня мы хотим рассказать вам о жизни легендарного военачальника генерала Панфилова. Его биография словно списана со страниц приключенческого романа или фильма «Офицеры». Комдив, которого бойцы за отеческое отношение к солдатам прозвали Батей, в 41 году сформировал и обучил в Алма-Ате дивизию, сыгравшую решающую роль в битве за Москву.

Слева — мать Ивана Панфилова, Александра Степановна. Справа — отец, Василий Захарович

В тот день Ваня проснулся рано. Несмотря на то, что на дворе стоял ноябрь, на улице было тепло. Шустрый 12-летний мальчуган погрузил на телегу свой нехитрый скарб и вместе с дядей отправился в долгий путь, в губернский город Саратов. Он покидал дом отца в городе Петровске, на берегу реки Медведицы. Мальчик думал о своем будущем. Однако даже в самых смелых мечтах он вряд ли мог предположить, что когда-то будет генералом, командиром дивизии и героем войны. Его фамилия станет нарицательной и войдет в историю. Фамилия у Ивана была особо ничем не примечательная — Панфилов…

Будущий генерал-майор, герой обороны Москвы Иван Васильевич Панфилов родился 1 января 1893 года в семье скромного конторского служащего Василия Захаровича Панфилова. В семье всегда по возможности торжественно отмечался день рождения Ванюши. Его мама, Александра Степановна, готовила вкусные пироги, жарила гуся. Когда Панфилов учился в первом классе, мама заболела и вскоре умерла. Отец тяжело переносил потерю супруги. Семья едва сводила концы с концами, но Василию Захаровичу удалось устроить Ивана в городское трехклассное училище за казенный счет.

Преподаватели и ученики Петровского городского начального училища (в центре Иван Панфилов)

Учился Ваня Панфилов хорошо, любил русский язык, арифметику, историю и географию. Только Закон Божий давался ему тяжело. Несмотря на успехи в учебе, паренек был настоящим сорванцом. Вместе с соседскими ребятами они сколотили шайку, а Ваня стал ее лидером. Горожане прозвали их «панфилятами». Бывший преподаватель Петровского городского начального училища Николай Власов так потом вспоминал о своем ученике:

«В 1902 году по инициативе интеллигенции города было создано Общество помощи бедным ученикам. Оно вносило плату за их обучение. Среди этих детей мне особенно запомнился Ваня Панфилов — черноволосый, смуглый, как цыган, парнишка. Сообразительный и бойкий, порой даже какой-то отчаянный. Если в городе случался пожар, его ватага была тут как тут. Панфилова с друзьями можно было встретить в лесу, на реке, на сенокосе, на жатве. Во время забастовки железнодорожников в 1905 году „панфилята“ бегали к рабочим, были их связными».

В 1905 году к забастовке железнодорожников примкнули служащие. Отец Панфилова также отказался выходить на работу, пока ему не поднимут жалованье. Вместо этого хозяин прогнал Василия Захаровича со службы, после чего тот тяжело заболел. Семья бедствовала, и было принято решение отправить Ивана в Саратов, где его тетка обещала подыскать для подростка работу.

В Саратове Иван жил в Глебучевом овраге — районе городской бедноты. Мальчика пристроили на работу в магазин саратовского купца Короткова. Весь день он выполнял обязанности разнорабочего, а вечерами делал домашние работы в доме Короткова. В течение трех лет жадный купец не платил мальцу жалованья, и он фактически работал за еду. Получив наконец небольшую сумму, Ваня отправился домой и накупил подарков для отца, сестренки Липы и младшего брата Димы.

Иван Панфилов с друзьями (1915 год)

Не стерпев унижений и придирок, Иван Панфилов от своего работодателя Короткова ушел в скобяной магазин купца Соколова. Соколов относился к своим работникам не лучше, но аккуратно и в срок платил жалованье. Однако после несправедливого обвинения в воровстве Иван снова стал искать работу. Он устроился приказчиком в магазин купца второй гильдии Боголюбова. Боголюбов платил своим работникам большое жалованье, относился к ним гуманно. Купец ценил в них честность, и сразу приметил молодого приказчика.

Иван целыми днями трудился в магазине, обслуживая покупателей. Панфилов с детства любил цветы, и в своей крохотной каморке выращивал небольшую клумбу. В это время проявилась его давняя любовь к литературе. Парень все свободное время читал самые разные книги. Попадались среди них произведения о военных походах, жизни и победах великих полководцев.

Панфилов в период прохождения военной подготовки в Инсаре

В 1914 году началась Первая мировая война. В Саратове проходили многолюдные демонстрации, на которых произносились речи о долге и защите родины. В сентябре 1915 года повестка о призыве пришла и на имя Панфилова. Хозяин лавки пытался отговорить его от военной службы, сказав, что может подключить свои связи и «отмазать» от службы ценного работника. Однако Иван Васильевич даже слышать об этом не хотел, и побежал на призывной пункт.

В начале октября 1915 года Иван Панфилов отправился в город Инсар, где был зачислен в учебную команду. Здесь молодой призывник проходил строевую подготовку, учился стрелять, копать окопы и преодолевать препятствия. В части Иван встретил своего друга детства — Василия Мельникова, одного из тех самых «панфилят». Вместе они переносили все трудности обучения. Иван рвался на фронт, однако начальство не спешило с ним расставаться, сделав его помощником по подготовке новобранцев. Наконец в декабре 1916-го Панфилов попал на фронт в составе 638-го Ольтинского полка, входившего в 7-ю армию Юго-Западного фронта. Этот полк участвовал в легендарном Брусиловском прорыве, когда российским войскам удалось сокрушить австро-венгерскую оборону.

Прием добровольцев в Красную Армию

Иван Панфилов дослужился до звания фельдфебеля и был назначен командиром маршевой роты. Солдат стал свидетелем подъема боевого духа, а затем его падения. Зима 1917-го выдалась трудной. В войсках не хватало снабжения. Солдаты были озлоблены тремя годами тяжелой войны. В казармах с восторгом встретили новость о свержении царя. Армию захлестнули революционные изменения. Панфилов был избран в полковой солдатский комитет. В феврале 1918-го Иван Васильевич вернулся в родное Поволжье. Он работал в Военном отделе саратовского Совета рабочих, занимавшемся формированием частей Красной Армии. В стране вовсю гремели выстрелы гражданской войны.

Вскоре Панфилов и сам записался в ряды Саратовского полка. Он вошел в состав 25-й стрелковой дивизии, созданной Василием Ивановичем Чапаевым из разрозненных отрядов борцов за Советскую власть. В составе Чапаевской дивизии Панфилов прошел боевое крещение в боях за станцию Семиглавый Мур. Он отлично проявил себя во время первого похода на Уральск и был повышен до командира роты.

Панфилов нашел свою военную специальность. Это была разведка. Иван Васильевич, будучи командиром разведэскадрона, совершал дерзкие рейды в тыл врага. Однажды его вызвал сам Чапаев и дал ответственное задание: разведать обстановку в районе села Любицкого. Панфилов успешно справился с ним и вернулся с ценной информацией о том, что белогвардейцы собираются нанести неожиданный удар. Для Чапаева подобные сведения были весьма ценны, и он выделял молодого разведчика, поручая ему самые опасные миссии. «Толковый парень, надежный. Мне нравятся его спокойствие и выдержка в таком опасном деле. Панфилов осторожен, но смел», — так отзывался о своем подчиненном Чапаев. Однажды разведка долго не возвращалась из рейда. Василий Иванович Чапаев не на шутку волновался за судьбу разведчиков. Он был очень рад, когда Панфилов наконец появился в дверях штаба.

Совет командиров 25-й дивизии

Сослуживцы отзывались о Панфилове, как о толковом командире. Он умел беречь своих разведчиков, не рискуя жизнью бойцов. Самые опасные задания брал на себя. После освобождения от белогвардейцев Уральска и всей территории Западного Казахстана до Каспийского моря Панфилов в составе дивизии был переброшен к Днепру, где шли бои с польской армией. Еще до этого он был представлен к ордену Красного Знамени за героизм, проявленный в бою (со своим эскадроном захватил семь пулеметчиков и четыре пулемета), однако эту свою первую награду так и не получил. Здесь Панфилов вновь продолжил службу в разведке. Многим запомнилась дерзкая операция Ивана Васильевича, когда он, переодевшись обычным крестьянином, прошел прямо под носом у польской армии, разведав ее позиции. В боях под Сольдау эскадрон Панфилова сыграл решающую роль, ударив в тыл противника. За этот подвиг он все-таки был награжден орденом Красного Знамени.

Красноармейский отряд во главе с Панфиловым был направлен в украинский город Овидипол, для борьбы с разномастными бандами. Здесь командир встретил свою любовь.

Они познакомились случайно. Панфилов постучался в дом к Марии Ивановне, чтобы разместить у нее на постой двух своих бойцов. Молодая девушка, краснея, стала упрашивать не делать этого, сославшись на то, что ее отец уехал, и она осталась в доме одна с младшими детьми. Иван Васильевич, вежливо улыбаясь, сказал, что больше не побеспокоит их. Девушка удивилась, когда через несколько дней на крыльце своего дома встретила того же статного усатого командира. Он поздоровался с Марией, как с давней знакомой.

Так завязалась их дружба и любовь. Пара теплыми летними ночами гуляла по городу. Однажды вечером солдат-красноармеец принес девушке письмо. В конце были такие строчки: «Я холост, и мне нужна такая подруга жизни, как вы. Поэтому прошу меня известить, как вы ко мне относитесь. Это серьезно. Я предлагаю вам свою руку и сердце». Мария была смущена и отказалась отвечать на письмо. Вновь встретившись, они не упоминали об этом эпизоде. Однако в конце разговора Иван Васильевич произнес:

«Уезжаю по служебным делам на две–три недели. Не беспокойтесь, Маруся, я вернусь обязательно».

Помолчав немного, Панфилов взял ее за руки и добавил, что когда вернется, они поженятся. Так и случилось.

В октябре 1921 года Панфилов был направлен для повышения квалификации в Киевскую военную объединенную школу. По уставу было положено прибывать на учебу без семьи, однако Иван Васильевич не хотел отсылать от себя молодую супругу. Семья поселилась прямо в здании школы, в мрачной комнате-изоляторе, на некоторое время ставшей для них домом. Мария Панфилова была зачислена в штат школы в качестве уборщицы. За дополнительную плату вместе с другими супругами учащихся она стирала белье холостякам.

Позже комиссар школы Александр Винокуров в своих воспоминаниях писал о Панфилове, характеризуя его, как собранного, энергичного, сдержанного и рассудительного ученика с практическим умом. Иван Васильевич учился на отлично, принимал активное участие в общественной жизни. За свой боевой опыт он пользовался авторитетом среди слушателей. Учеба давалась ему легко, и он даже успевал помогать своим сокурсникам в освоении военной науки.

Семья Панфиловых в Средней Азии

7 мая 1923 года в семье Ивана Васильевича и Марии Ивановны родился первый ребенок — дочь Валентина. Панфилов был очень счастлив, проявлял любовь к дочурке и всегда находил время, чтобы повозиться с ней. После окончания учебы офицер был назначен командиром роты в 52-й стрелковый полк, размещавшийся в Ярославле. Через год командир добровольно записался на участие в борьбе с басмачами. Семья вновь переехала, на этот раз в Среднюю Азию.

Панфилов с семьей приехал в Ашхабад. Выйдя из вагона поезда, они окунулись в гущу восточного города. Жаркая погода, шумные толпы загорелых мужчин в тюбетейках и полосатых халатах, женщины, скрывающиеся от постороннего взгляда в непроницаемых душных паранджах. Семья не успела разместиться в новом доме, как на улице послышались выстрелы. Панфилов втолкнул жену с дочкой в дом и бросился в штаб. В том время налеты басмачей на город происходили регулярно. Иван Васильевич, руководя отрядом, участвовал в рейдах против басмачей. Зачастую в составе небольших групп он одерживал верх над во много раз превосходящими по численности бандами. Служба это была опасной, бои часто происходили в узких горных ущельях, которые басмачи знали как свои пять пальцев.

Часто командир покидал семью на несколько суток. Однажды после очередного налета на город он не появлялся в доме в течение шести дней. Жена Панфилова боялась, что ей никогда больше не доведется увидеть мужа, но Иван Васильевич вернулся из похода усталый и грустный, оплакивая потери в своем отряде. За время службы в Средней Азии семья Панфилова постоянно кочевала. Ашхабад, Ташкент, Хорог, Уч-Курган, Коканд, Ош, Фергана, Чарджоу, Фрунзе… Во многом судьба Панфилова и его супруги напоминает известный фильм «Офицеры». Мария Ивановна, как настоящая офицерская жена, достойно сносила все тяготы такой жизни, воспитывая детей и обеспечивая домашний уют.

Об этом периоде жизни Ивана Васильевича и его семьи рассказывает внучка генерала Панфилова, директор Военно-исторического музея Дома Армии Алуа Байкадамова.

— Моя мама, старшая дочь Панфилова Валентина, хорошо запомнила, как семья жила в Средней Азии. Она помнит, как с другими детьми купалась в речке, закапывая в песок яйца. Когда они выходили из воды, яйцо уже было запеченным — такая стояла жара. Мама рассказывала мне, что дед почти не бывал дома. Уезжал рано утром и возвращался вечером. Однажды он долго не приезжал, и в дом принесли его простреленную гимнастерку. Бабушка испугалась, что он погиб, но Иван Васильевич только попал в плен к басмачам, и вскоре его освободили.

Алуа Байкадамова рассказывает, что ее дед в семье был очень спокойным и уравновешенным человеком. Он с большой теплотой относился к супруге и детям, никогда не повышал на них голоса.

— Однажды мама в чем-то провинилась перед ним. Дед негромко сделал ей замечание, но маме было очень стыдно, и она заплакала. Иван Васильевич никогда не наказывал детей.

Мария Ивановна Панфилова, общественный деятель

Супруга Панфилова Мария Ивановна отличалась способностью создавать уют даже в тяжелых полевых условиях. Она обустраивала каждое новое жилище. Однако Мария Панфилова не была обычной домохозяйкой. Пока муж был на службе, она активно занималась общественной работой.

После службы в Ашхабаде Панфилова назначают командовать отрядом на высокогорный пост Хорог, расположенный в горах Памира, на самой границе страны. Этот район считался очень опасным. Горные ущелья кишели басмачами. Даже путь в Хорог, лежащий по извилистым горным тропам над глубокой пропастью, сам по себе считался труднопроходимым. Однако супруга командира пожелала последовать в этот путь за ним. Вместе с двумя детьми, старшей Валентиной и малолетней Евгенией, в невероятно трудных условиях она прошла с отрядом до далекого горного поста.

Местные жители очень удивились, когда увидели первую женщину европейской внешности, добравшуюся до столь отдаленного района. Вскоре Мария Ивановна начала воспитательную и образовательную работу в среде местных женщин, организовала драматический кружок. Панфилов за службу в Хороге и успешную миссию по охране границы получил благодарность и почетную грамоту.

Иван Панфилов — командир 9-го Краснознаменного горнострелкового полка в Чарджоу

Иван Васильевич Панфилов рос по службе. Он был направлен в Москву, где после курсов повышения квалификации при Академии имени Фрунзе получил звание полковника и назначение в город Чарджоу. Здесь он содействовал строительству железной дороги.

Семья Панфиловых. 1-й ряд: Майя, Мария Ивановна, Галина. 2-й ряд: Владлен, Евгения.

Иван Васильевич в свободное от службы время очень любил выезжать на природу. Его страстью была охота и рыбалка. Он с удовольствием гулял по горным тропам и лугам. В период службы в Киргизской ССР он подарил семье новые впечатления, объехав с ними вокруг озера Иссык-Куль. Во время отдыха в санатории «Тамга» Панфилов ходил с детьми в походы, раскладывая костер и готовя пищу в котелке.

Алуа Байкадамова по воспоминаниям своей мамы рассказывает, что ее дед умел довольно неплохо готовить.

— Иногда он готовил плов. Кроме того, всегда сам заваривал чай. У него был свой метод приготовления отличного чая. Это была целая церемония.

Во время службы в Ташкенте Мария Ивановна поступила на учебу в промышленную академию. Когда Панфилову пришло назначение в Киргизскую ССР, на должность военного комиссара, он запретил жене бросать учебу. Вместо этого забрал пятерых детей с собой во Фрунзе, взяв заботу о них на себя.

Панфилов — военный комиссар Киргизской ССР

В городе Фрунзе, современном Бишкеке, Панфилов стал военным комиссаром республики. Для него эта должность была не такой уж высокой. После учебы на курсах в Москве ему предлагали остаться при Генштабе. Панфилов отказался, сказав, что хочет служить на Востоке. Возможно, генерала подкупило гостеприимство и менталитет жителей Среднеазиатских республик. Не исключено также, что он хотел держаться подальше от Москвы и органов госбезопасности. На дворе стоял 1938 год. Совсем недавно по стране прокатилась волна репрессий офицеров, которая не миновала даже членов высшего генералитета.

Несмотря на то, что должность Панфилова считалась чуть ли не пенсионной и больше подходила для старого вояки, чем для молодого и амбициозного полководца, генерал со свойственной ему энергией взялся за свои обязанности. Он лично посетил большинство областных и районных военкоматов. Проверял обстановку на местах и поручал устранять замеченные недостатки. Панфилов не гнушался повседневной черновой работы. Он внимательно прислушивался к предложениям подчиненных. Генерал периодически общался с молодыми призывниками и выступал перед ними. Помимо основных обязанностей, он выполнял различную культурную и просветительскую работу. Иван Васильевич объехал почти всю республику, заглядывая даже в отдаленные отгоны и зимовья. Местные чабаны, табунщики и гуртоправы были рады принять его у себя дома и знали, что к генералу можно обратиться с любой нуждой и проблемой, которая вскоре решалась. Панфилов живо интересовался воспитанием молодежи в республике, ее физической и культурной подготовкой.

Во Фрунзе генерал, несмотря на свою высокую должность, жил достаточно скромно. Семья разместилась в казенной квартире, расположенной в здании военкомата. Панфилов и его супруга всячески старались создать уют. Вскоре пустынный и запущенный двор перед военкоматом стал настоящим садом. Иван Васильевич посадил у дома цветы и фруктовые деревья. Все семейство участвовало в вывозе мусора, разборе старого сарая, оборудовании волейбольной площадки. Сослуживцы, гостя у генерала, восторгались чистотой и ухоженностью его жилища.

— Из ценного в семье было только два персидских ковра. Панфилов не имел привычки накапливать материальные ценности. Однажды, придя домой, генерал обнаружил, что Мария Ивановна разрезала ковры, чтобы сделать половички для детей. Дед не стал ее ругать, — рассказывает внучка Панфилова.

В мае 1941 года генерал решил вывезти семью на отдых. Вместе с супругой и двумя детьми он поехал в санаторий в Сочи. После приема лечебных процедур Иван Васильевич с женой, дочкой Майей и сыном Владленом совершал прогулки по морю на лодке или пароходе. Он катал семью на машине по окрестностям города-курорта. Панфилов очень любил купаться и много времени проводил в воде. Алуа Байкадамова рассказывает, как внезапно эта идиллия была нарушена:

— Однажды медсестра вручила Ивану Васильевичу телеграмму. В ней содержался приказ срочно выехать в Москву. Вместе с семьей они сели в поезд и несколько дней провели в пути. Генерал понимал, что вызывают его не просто так, и был напряжен в дороге. Поезд прибыл в Москву 22 июня. Выйдя на станции, Панфилов и его семья услышали новость о начале войны. Разместив детей в гостинице, генерал немедленно поехал в Наркомат обороны.

Панфилова направили в столицу Казахской ССР, чтобы сформировать стрелковую дивизию из жителей Фрунзе и Алма-Аты. Отослав семью во Фрунзе, генерал прибыл в Алма-Ату. Он прямо с вокзала направился в ЦК Компартии Казахстана. С руководством республики подробно обсудил вопрос формирования дивизии. Генерал попросил отобрать в нее побольше молодых активистов, коммунистов и комсомольцев. Он изложил свои соображения о продовольственном снабжении, размещении личного состава, обслуживании солдат театральными и музыкальными коллективами республики. Панфилов подходил к формированию дивизии очень тщательно, учитывая каждую мелочь.

Всего за месяц генералу нужно было сформировать боеспособную часть из неопытных призывников. Он лично занимался подбором офицеров — от командующих полками до командиров взводов. Панфилов знакомился с каждым из них, беседовал, говорил об ответственности за подготовку личного состава. За короткий срок он требовал от командиров улучшить выносливость, дисциплинированность и умения солдат. Панфилов указал на особый подход к дивизии, которая будет состоять из молодежи разных национальностей.

Тренировки дивизии в Талгаре

Начался период напряженной боевой подготовки личного состава. Она проходила в долине реки Талгар в ущельях Заилийского Алатау. Части 316-й стрелковой дивизии днем и ночью проводили строевые занятия, совершали длительные марши, форсировали реки и забирались на возвышенности. В одном лагере жили и готовились к боям артиллеристы, разведчики, саперы, санитары, связисты. Они учились стрелять из винтовок и пулеметов, заряжать и наводить орудия, метать гранаты, рыть окопы и блиндажи, строить мосты и минировать поля.

Генерал быстро завоевал любовь и уважение офицеров и солдат своей дивизии. Он мог на равных без преград общаться с подчиненными, беседовать с командирами и рядовыми солдатами. Панфилов очень доброжелательно и тепло относился к людям, никогда не поднимая голоса на свой личный состав. Вскоре по дивизии разлетелось прозвище Панфилова — Батя. Он получил его еще в гражданскую войну, за отеческое отношение к солдатам. Командиры и рядовые дивизии не называли его иначе. Позже, в 1945 году, когда пройдет уже четыре года после гибели генерала, один из солдат-панфиловцев напишет на стене в Берлине: «Мы Панфиловцы. Спасибо, Батя, за валенки».

Генерал уделял особое внимание питанию, обмундированию и снаряжению своих бойцов. Через ЦК Компартии Казахстана для девушек из состава дивизии он даже смог добиться выдачи женского белья, чулок вместо портянок, юбок вместо брюк. Женское обмундирование пошили на фабриках Алма-Аты по специальному заказу. 

Бывали случаи, когда комдив лично наблюдал за подготовкой соединений. Он часто бывал на стрельбищах, и когда видел промахи, сам брал в руки винтовку и показывал, как нужно поражать мишень. Был и еще один примечательный случай. Генерал приехал в 4-ю роту 2-го батальона 1075-го стрелкового полка. Именно это соединение будет сражаться у разъезда Дубосеково. Панфилов наблюдал, как бойцы взвода лейтенанта Ширматова отрабатывали штыковой бой. Генералу показалось, что приемы они выполняют недостаточно точно. Со свойственным ему юмором он подошел к Ширматову и сказал: «Жду команды, товарищ комвзвода». Лейтенант от такого обращения поначалу опешил, но вскоре, поняв задумку своего командира, начал отдавать ему команды. Панфилов энергично исполнил приемы со штыком, на личном примере показав бойцам, как это нужно делать.

Особое внимание Панфилов уделял подготовке бойцов к обороне от танковых атак. После гибели в его личной библиотеке было найдено много книг по тактике и стратегии современной войны, включая труды таких известных зарубежных полководцев, как французский маршал Фош. В этой литературе излагалось много теорий о танковой войне. Генерал и сам понимал, что конница осталась в прошлом, и новую войну будут определять танки. Солдат учили обращаться с гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Бойцы отрабатывали скрытное приближение к бронированной машине и поражение ее в уязвимые места. Иван Васильевич также придумал особый способ обучать личный состав борьбе с «танкобоязнью».

— Панфилов говорил солдатам, что танк — это по сути тот же трактор, но с пушкой. По его приказу колхозные трактора проезжали над головами бойцов. Затем те должны были выйти из окопа и утюжить трактора муляжами гранат, — рассказыват Алуа Байкадамова.

Известно, что в дивизии готовились специальные отряды истребителей танков численностью по 20–25 человек, которые были обучены и экипированы для борьбы с бронетехникой.

Отправление эшелонов с личными составом дивизии Панфилова

Незадолго до отправления дивизии на фронт генерал встретился со всеми своими детьми, которых из Фрунзе, где жила семья, в Алма-Ату отправила супруга Панфилова. Позже и сама Мария Ивановна приехала к мужу вместе со старшей дочерью Валентиной. Это была их последняя встреча. Валентина же приняла решение записаться в дивизию и отправиться вместе с отцом на фронт. Иван Васильевич и Мария Ивановна долго отговаривали девушку от этого шага, однако она была непреклонна. Алуа Бахытжановна вспоминает, что мама рассказывала ей об этом:

— Мама отлично умела стрелять, у нее даже был значок «Ворошиловский стрелок». Она написала отцу, что хочет на фронт. В ответ пришла телеграмма на имя бабушки. В ней Панфилов просил Марию Ивановну отговорить дочь от этого решения, а если все-таки не получится, велел отослать ее к нему. Бабушка еще не успела прочитать это письмо, а мама уже собралась в путь. В дивизии она стала медицинской сестрой.

Дочь генерала Панфилова, Валентина

Позже Мария Ивановна напишет мужу трогательное письмо. В нем она выразит надежду на удачное возвращение с войны супруга и дочери. За живое берут такие строки: «... Это война, и неизвестно, на сколько она разлучит, и я дала тебе слово, что бы с тобой ни случилось, будешь ты изранен, останешься ли калекой, все равно встречу тебя с такой же любовью и уважением и буду всегда с детьми». В то же время Мария не исключала возможности того, что никогда больше не увидит мужа: «Ваня, все же, если придется погибнуть за Родину, то погибай так, чтобы и песни можно было запеть, и стихи сложить, как о славном герое». Это письмо Панфилов хранил при себе в боях до самой гибели.

Разведоперации панфиловцев на Северо-Западном фронте

30 июля бойцы дивизии принимали присягу. В их числе были и молодые казахи Джумабай Кайдаров, Абдарахман Алтынбеков и Ишпай Исымов. Они не владели русским языком и заучили слова наизусть. 18 августа 1941 года 316-я стрелковая дивизия прибыла на Северо-Западный фронт, в окрестности Новгорода, и была передана в распоряжение 52-й армии. Находясь в составе второго эшелона обороны, солдаты продолжили свои тренировки. По настоянию Панфилова время от времени они участвовали в разведывательных операциях, совершая рейды в тыл врага. Так первым боевое крещение принял взвод лейтенанта Королева. Разведчики уничтожили пятерых немцев, захватили языка и ручной пулемет. Такие дерзкие вылазки периодически совершали разные части дивизии. Почти каждая из них заканчивалась успешно.

Панфиловской дивизии не довелось повоевать под Лениградом. Вскоре она была переброшена в Подмосковье и вошла в состав 16-й армии генерала Рокоссовского. Дивизия прикрывала Волоколамск и заняла рубеж обороны длиной в 50 километров. 14 октября Рокоссовский прибыл в командный пункт дивизии и познакомился с Панфиловым. Будущий маршал высоко оценил опыт и знания Панфилова. Он отмечал: «В нем чувствуется кипучая энергия и способность проявить железную волю».

Перед Панфиловым стояла задача организовать надежную оборону при недостатке противотанковых средств и орудий. В распоряжение дивизии был передан 857-й артиллерийский полк подполковника Г. Ф. Курганова, который был подивизионно распределен между стрелковыми частями. Для противодействия танкам использовались даже зенитные орудия и «катюши». Иван Васильевич применил особую тактику: позиции батарей были устроены таким образом, чтобы их можно было развернуть на 180 градусов и, кроме того, благодаря машинам и лошадям быстро перебрасывать на наиболее опасные участки фронта.

Генерал проповедовал тактику, что лучшая оборона — это наступление. Он советовал обороняющимся частям при первой возможности самим атаковать противника. 15 октября начались тяжелые бои. Немцы атаковали части дивизии не только в центре, но и на флангах. В критический момент противник бросил против левого фланга 316-й около полутора сотен танков. Панфилов спас части от окружения, перебросив туда большое количество противотанковой артиллерии. Бои продолжались.

19 октября на левом фланге обороны 1075-го стрелкового полка противник занял несколько деревень. Путь в село Осташево врагу преградил батальон капитана Лысенко. Он отбивал все атаки немцев, находясь в окружении. Погибли почти все бойцы батальона. За два дня дивизия Панфилова нанесла ощутимый урон врагу. В ходе боев батальон капитана Молчанова, неожиданно перейдя в атаку на теснивших их немцев, уничтожил шесть танков.

Натиск усилился. 316-й дивизии противостояли три танковые и одна пехотная дивизия немцев. 25 октября они бросили в бой более 120 танков и заняли станцию Волоколамск. Панфилов принял решение сохранить дивизию и, избежав окружения и крупных потерь, приказал сдать город Волоколамск. Алуа Бахытжановна рассказывает, как за это свое решение он чуть не поплатился трибуналом:

— Сталин и Жуков были недовольны сдачей Волоколамска. В ситуацию вмешался командующий 16-й армией генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский, который объяснил причины отступления и заявил: «Я доверяю Панфилову. Если он оставил Волоколамск, то, значит, так было нужно!» Панфилов всегда старался беречь солдат и не бросал их на бессмысленную смерть. Он говорил им: «Мне не нужно, чтобы ты геройски погиб, нужно, чтобы ты остался живым!»

Генерал Панфилов и генерал Доватор

Панфилов поддерживал хорошие отношения с командующими частей, занимавших оборону по соседству. Особенно сдружился он с храбрым конником, командующим кавалерийской группы генерал-майором Львом Доватором. Доватор шутя приглашал Панфилова в штаб своей группы, чтобы попариться в бане, они поддерживали друг друга во время атак и обороны. Иван Васильевич был искренне рад за друга и по-хорошему завидовал ему, когда кавалеристам Доватора поручили принять участие в легендарном историческом параде 7 ноября 1941 года.

Секрет успеха дивизии Панфилова в отражении атак превосходящих сил во многом объяснялся особой тактикой генерала. В военную историю вошел термин «Петля Панфилова» — сосредоточение войск в ключевых точках сражения, опорных точках в наиболее вероятных местах прохода врагов. Иван Васильевич предпочитал не растягивать свои соединения по всей линии обороны, а создавать узлы обороны в наиболее вероятных местах удара противника.

В одном из последних писем супруге генерал отмечал храбрость и профессионализм своих бойцов. В письме он высказывал надежду, что дивизия вскоре заслужит звание Гвардейской. Генерал не догадывался, насколько скоро это произойдет… Немецкая операция по наступлению на Москву продолжалась. Нацисты скопили силы для последнего решающего удара, который должен был решить судьбу столицы. Позже Жуков в своих воспоминаниях признавал, что 16–18 ноября были самыми тяжелыми днями в битве за Москву. Именно в это время две танковых и одна пехотная дивизия Вермахта перешли в наступление на Волоколамском направлении. Путь на Москву им преградила сформированная в Казахстане 316-я стрелковая дивизия.

Бойцы дивизии в ходе этих боев массово проявляли героизм. Утром 16 ноября удар немцев пришелся на позиции 1075-го стрелкового полка. В бой вступил 1-й батальон 1071-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Бауржана Момышулы. На позиции батальона Момышулы, вставшего на Волоколамском шоссе, обрушилась атака 14 танков. Одну из высот заняла рота лейтенанта Краева. Она отразила три атаки, ее бойцы подбили три танка. После окружения Краев совершил дерзкий и отчаянный шаг, подняв роту в атаку. Неожиданно взятый в кольцо Краев перешел в атаку. Немцы не ожидали этого, и красноармейцам удалось подбить три танка и вырваться из кольца. Батальон Момышулы отражал танковые атаки огнем из пушек и гранатами. Затем он отступил на запасной рубеж у железнодорожного переезда. Врага, уверенного в истреблении части и бросившегося в атаку, встретил огонь пулеметов. В этом бою батальон Момышулы истребил 400 немцев, а командир смог разорвать кольцо и вывести его из окружения.

Салют бойцам, погибшим у разъезда Дубосеково

Одной из самых ярких страниц в истории 316-й дивизии стал бой у разъезда Дубосеково. 4-я рота 2-го батальона 1075-го стрелкового полка 16 ноября задержала танковое наступление. По воспоминаниям командира 1075-го стрелкового полка полковника И. В. Капрова, на участке батальона шло 10–12 танков. Бойцам батальона удалось подбить 5–6 танков. Из 120–140 бойцов 4-й роты бой пережило только 20–25 человек. Это сражение вошло в историю, как подвиг 28 героев-панфиловцев. Генерал Панфилов принимал в этих событиях непосредственное участие. Один из выживших участников боя, Шемякин, вспоминал:

— 15 ноября мы окопались у разъезда Дубосеково. Вечером к нам заехал Панфилов. Он посмотрел на наши окопы и сказал, что при первом авиаударе нас накроет. Он приказал сменить позицию. Солдаты, вгрызаясь лопатами в мерзлую землю, вспоминали его крепким словцом. Наутро, когда налетевшая вражеская авиация полностью разбила наши первые окопы, мы стали благодарить Батю.

Панфилов постоянно объезжал оборонявшиеся части. Он сутками не спал, руководя действиями своей дивизии. Утром 17 ноября до него дошли сведения, что за храбрость, проявленную при обороне Москвы, дивизия получила звание Гвардейской, была награждена орденом Красного Знамени и преобразована в 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Для генерала это было исполнение его заветной мечты. Он находился в отличном расположении духа. Именно тогда ему довелось увидеться со старшей дочерью в последний раз.

— Мама работала в передовом медпункте. Выехав на проверку санитарного состояния бойцов, она оказалась недалеко от командного пункта дивизии и зашла к отцу. Несмотря на бессонные ночи, он был гладко выбрит и пребывал в хорошем настроении. Панфилов пригласил ее к себе и заварил чай. Он рассказал ей о состоянии дивизии и героических боях, в которых отличились его солдаты. Иван Васильевич намекнул дочери, что вскоре она узнает из газет замечательную новость. Ему позвонили, и он, распрощавшись с дочерью, убежал, чтобы лично возглавить одну из боевых операций, — рассказывает Алуа Байкадамова.

Последнее фото Панфилова, сделанное за несколько часов до его гибели

Всю ночь генерала поздравляли с тем, что его дивизия наконец стала Гвардейской. На утро, 18 ноября, генерал привел себя в порядок и вышел из штаба в сопровождении начальника штаба и комиссара дивизии. По пути им встретился прибывший в часть корреспондент газеты «Правда» Михаил Калашников. Он поздравил генерала с преобразованием дивизии, сделал его фото и попросил выделить сопровождающего на передовую. После отъезда журналиста Панфилов вместе с начальником артиллерии Марковым и старшим батальонным комиссаром Рутэсом направился в командный пункт. По пути он встретил роту саперов. Остановившись, Иван Васильевич отчитал их командира: «Под минометным огнем не время ходить строем. Рассредоточьте бойцов. Если случайный снаряд попадет, много бед наделает». Над селом Гусенево, где находился штаб дивизии, раздавалась канонада выстрелов. Немцы прорвались к селу и сейчас вели огонь из минометов. Вдруг взрыв прогремел совсем рядом с Панфиловым. Генерал сник. Крошечный минный осколок попал ему в грудь. Спутники подхватили Панфилова. Его повезли в госпиталь, но было уже поздно…

Знамя гвардейской дивизии

Первой о смерти отца узнала старшая дочь генерала. Она ухаживала за тяжелораненым и пыталась успокоить его. Тот сказал ей, что плачет не из-за своих ран, а из-за гибели их Бати-командира. Девушка еще долго не могла поверить в смерть отца, пока лично не увидела его тело. Вдова Панфилова была сражена горем. Ее поддерживали многочисленные письма с соболезнованиями от сослуживцев и подчиненных генерала. Несмотря на горе, у Марии Ивановны хватило сил написать письма бойцам дивизии с пожеланием продолжать биться с врагом, чтобы быть достойными своего павшего командира.

Тело генерала Панфилова было доставлено в Москву. Церемония прощания с ним прошла в Большом зале Центрального дома Красной Армии. В первом почетном карауле вместе с тремя генералами стояла старшая дочь Панфилова. В газете «Красная звезда» вышла статья за подписью Жукова, Рокоссовского и других генералов. В ней было сказано: «Смертью героя погиб генерал-майор Панфилов. Гвардейская дивизия потеряла своего славного командира. Красная Армия лишилась опытного и храброго военачальника. В боях с немецкими оккупантами его воинский талант сослужил немалую службу Отечеству».

По ходатайству Военного Совета Западного фронта и Совета 16-й армии 23 ноября 1941 года, через пять дней после гибели генерала, его дивизии было присвоено имя Панфилова. 8-я гвардейская в Красной Армии стала первой именной, со времен легендарной Чапаевской дивизии. Панфиловская дивизия продолжила участие в сражениях за Москву, отличившись в боях в районе деревни Крюково. В январе–апреле 1942 года 8-я гвардейская стрелковая дивизия совместно с другими частями вела бои с дивизией СС «Мертвая голова» и участвовала в Демянской операции. Свой боевой путь в Великой Отечественной войне она завершила на Курляндском фронте, при наступлении на город Салдус в Латвии.

Панфилов был похоронен на Новодевичьем кладбище. В одном ряду с ним под общим памятником покоится его друг генерал Доватор, переживший Панфилова на пару месяцев. Здесь же похоронен летчик Виктор Талалихин, протаранивший в московском небе немецкий самолет.

Мария Ивановна Панфилова до конца своих дней хранила память о муже, рассказывая молодежи об истории Панфиловской дивизии и ее командира. Написала книгу-биографию генерала Панфилова.

Алуа Байкадамова рассказала, как сложилась судьба детей Панфилова. Ее мать, старшая дочь генерала Валентина, оставалась в частях Красной Армии до 44 года, была комиссована после ранения и направлена в Казахстан. Она работала в ЦК ВЛКСМ Казахской ССР. Позже вышла замуж за известного композитора, основоположника хорового пения в Казахстане Бахытжана Байкадамова. Она работала рисовальщицей в кожгалантерейной артели.

Средняя дочь Панфилова, Евгения, стала известным скульптором по керамике. Ее работы занимали призовые места на международных выставках.

Младшие дочери Галина и Майя также пошли по творческой стезе, работая художниками по гриму и костюмам в различных московских театрах.

Единственный сын генерала Владлен пошел по стопам отца, став военным летчиком. Он закончил службу в звании полковника авиации.

Сейчас в Алматы проживают три внучки Ивана Панфилова. Айгуль Байкадамова по специальности экономист, и преподает в различных вузах. Балдырган стала музыкантом и композитором, преподавала в консерватории. Алуа Байкадамова по специальности математик. Сейчас она является директором Военно-исторического музея, основы которого закладывала еще ее мать.

— Никогда не могла себе представить, что продолжу дело матери. Этот музей обладает уникальной коллекцией экспонатов, связанных с историей Великой Отечественной войны и казахстанцев-героев. Многие экспонаты переданы семьями казахстанских фронтовиков, а также участниками поисковых экспедиций на места известных сражений. В экспозиции представлена коллекция знамен, образцы оружия тех лет. Есть шлемофон, с которым летал летчик Луганский, и знамя, найденное на месте руин Брестской крепости.

Какое-то время назад стоял вопрос о возможном закрытии музея. В ситуацию вмешался Имангали Тасмагамбетов, занявший пост министра обороны. Сейчас музей — уникальное хранилище артефактов из истории жизни не только генерала Панфилова и бойцов его дивизии, но также и множества казахстанцев, храбро воевавших на фронтах Великой войны.

P.S. За помощь в подготовке материала выражаем большую благодарность Алуа Бахытжановне Байкадамовой.

www.voxpopuli.kz

Панфилов Иван Васильевич

Генерал-лейтенант, участник Первой Мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн. Во время Великой Отечественной командовал дивизией. Посмертно награжден орденом Героя Советского Союза.

Через мир и войны

Иван Васильевич Панфилов родился 20 декабря 1892 г. (по новому стилю – 1 января 1893 г.). Местом его рождения был город Петровск в современной Саратовской области. Происходя из семьи бедного конторского служащего и рано потеряв мать, он, не закончив обучение, оказался вынужден оставить городское 4-х классное училище. Уже с 1905 г. Панфилов начинает заниматься наемным трудом.

Панфилов оказался в рядах Российской императорской армии в 1915 г. Во время Первой Мировой он сражается на российско-германском фронте. Панфилов – унтер-офицер, фельдфебель, позднее – командир роты. После Февральской революции он вступает в полковой комитет и ведет среди солдат антивоенную агитацию. В создающуюся Красную Армию Иван Васильевич вступает как доброволец уже в 1918 г. На фронтах гражданской войны он сражается в 1-ом Саратовском пехотном полку, входившем в 25-ую Чапаевскую стрелковую дивизию. В 1921 г. за проявленный в боях на советско-польском фронте героизм Панфилов получает свой первый орден Красного Знамени. После того как гражданская война закончилась, Панфилов продолжил службу в рядах Красной Армии. Его карьере, несомненно, способствовало то, что уже с 1920 г. он состоял в рядах ВКП(б). После окончания Киевской командирской школы (в разных источниках указаны различные полные варианты ее наименования) в 1923 г. Панфилов был назначен в Туркестан, бороться с басмачами. Возглавлял полковую школу в 4-ом Туркестанском стрелковом полку (1927 г.). С апреля 1928 г. Иван Васильевич – командир стрелкового батальона. В 1929 г. Панфилов получает второй орден Красного Знамени за успехи в борьбе с басмачами. Был командиром 9-ого Краснознаменного горнострелкового полка (с декабря 1932 г.). В 1937 г. был повышен до поста начальника отдела штаба Среднеазиатского военного округа. С 1938 г. Панфилов исполняет обязанности комиссара Киргизской ССР, получив на этом посту медаль «XX лет РККА». В январе следующего,1939 г., Ивану Васильевичу присваивается звание – комбриг, а в 1940 г. он был переаттестован в генерал-майоры.

Командир дивизии

Когда вспыхнула Великая отечественная война, Панфилову было поручено сформировать в Алма-Ате 316 стрелковую дивизию и возглавить ее. Дивизия получилась многонациональной: больше всего было казахов (40%) и русских (30%), среди остальных – представители 26 народов Советского Союза. Уже в период формирования дивизии Панфилов применял для тренировок своих бойцов специальные учения, направленные на ликвидацию у них танкобоязни. Во время этих учений за неимением танков им использовались мобилизованные сельскохозяйственные тракторы.

В конце августа дивизию выводят из Казахстана и передают в состав относящейся к Северо-Западному фронту 52-й армии. Следуя к фронту, дивизия понесла первые боевые потери, угодив под авианалёт в районе Боровичей. Дивизия продолжала обучение на полигоне, расположенном между Новгородом и Ленинградом. Позднее, уже в сентябре, она занимала полосу обороны среди соединений 2-ого эшелона.

5 октября 1941 г., после начала наступления немцев на Москву (операция «Тайфун») дивизию передают на московское направление – сначала в 5 армию, а потом и в 16-ю, которой командовал тогда Рокоссовский. Тот позднее тепло вспоминал Панфилова и его дивизию. 316-я дивизия должна была защищать Волоколамск. Она держала оборону на линии Львово – Болычево (41 километр по фронту).

Первые столкновения дивизии с врагом произошли 15 октября. На ее позиции наступали сразу две танковые дивизии немцев (2-ая и 11-ая) и одна пехотная дивизия (35-я). При фронте, растянутом в 5 раз по сравнению с тем, что требовали боевые уставы, подвергаясь непрерывным нападениям колоссально превосходящего в боевом опыте врага, дивизия не была разгромлена. Она только медленно отступала, продолжая сохранять боеспособность и наносить врагу значительные потери. Панфилов продолжал активно искать лучшие тактические приемы. Он самостоятельно нащупал методы использования опорных пунктов. В военный лексикон вошел термин «Петля Панфилова» – сосредоточение войск в ключевых точках сражения. Отмечалось специалистами и использование Панфиловым эшелонированного варианта противотанковой обороны, а также подвижных отрядов заграждения. Артиллерия дивизии включая приданные ей подразделения и составляла около двухсот стволов, что было довольно много для того времени. Панфилов умело ею пользовался, несмотря на ограниченное количество боеприпасов. Есть сведения о созданных в дивизии специальных отрядах для внезапных атак на врага, в которые направлялись новоприбывшие солдаты для того, чтобы дать им «почувствовать войну». Панфилов принимал меры для скорейшего обеспечения дивизии зимним обмундированием. Вообще, он проявлял большую заботу о своих солдатах, за что получил от них уважительные прозвища «аксакал» и «Батя». Вскоре дивизию начинает выделять из ряда обычных советских соединений и враг, вплоть до уровня штаба группы германских армий «Центр». Командир 4-й танковой армии Гепнер с невольным уважением писал о ее «фанатичных» и бесстрашных солдатах.

Хотя Волоколамск в конце октября 1941 г. и был оставлен в результате поражений на других участках фронта, дивизия вновь сумела отойти в полном порядке, теперь она обороняла подступы к Клину. Именно здесь разыграется сражение 16–18 ноября, после которого в историю войдут слова «28 панфиловцев».

Их было 28?

«28 героев-панфиловцев» давно стали общеупотребительным выражением. В Алма-Ате есть парк имени 28 героев-панфиловцев, в котором установлен и памятник самому генералу Панфилову. Образ двадцати восьми героев стал интегральной частью единого образа Великой отечественной войны. В советских исторических учебниках, в которых упоминалась тема Великой Отечественной войны, приводили слова одного из двадцати восьми – политрука Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!».

Вместе с тем, уже десятилетиями в исторической и околонаучной среде не стихают споры относительно обстоятельств подвига и самой его реальности. Здесь я постараюсь придерживаться исключительно твердо установленных фактов. Известно, что само событие произошло 16 ноября в районе разъезда Дубосеково. На 4-ую роту, входившую во 2-ой батальон 1075-го стрелкового полка 316-й дивизии, обрушился массированный удар войск противника, поддерживавшихся многочисленными танками. Из всего состава роты, насчитывавшего к моменту начала боевых действий до 140 человек, уцелело только 20–25. Фамилии тех, кто позднее вошел в число 28, были, по-видимому, названы по памяти уцелевшим командиром роты Гундиловичем приехавшему в полк корреспонеденту «Красной Звезды» Кривицкому. Позднее некоторые из числа тех, кого включили в состав группы «28 панфиловцев», оказались живыми, и выяснилось, что некоторые из них вообще не участвовали в этом сражении. Также, по-видимому, роте приписали все танки, подбитые в тот день полком. Однако факт героического поведения бойцов роты не вызывает сомнений. В истории дивизии есть множество не менее славных, но, к сожалению, менее известных эпизодов.

Панфилов и панфиловцы

17 ноября вся дивизия Панфилова была награждена орденом Красного Знамени.

Погиб Панфилов 18 ноября 1941 г. Он стал жертвой осколка снаряда (минометной мины), попавшего ему в висок. Это произошло, когда Панфилов отражал танковую атаку противника на деревню Гусеново. Свидетелями трагических событий стала группа военных корреспондентов, приехавшая писать о становящейся знаменитой дивизии и о ее командире. Кроме них это событие наблюдал и ряд советских командиров, в том числе будущий наиболее результативный танковый ас Советского Союза Дмитрий Федорович Лавриненко. 12 апреля 1942 г. генерал Панфилов уже посмертно награжден орденом Героя Советского Союза. В тот же день, когда погиб Панфилов, его дивизия получила почетное звание гвардейской, став таким образом 8-й гвардейской дивизией. 23 ноября дивизия официально получила название Панфиловской, знак отличия, навеки связавший дивизию и ее создателя и первого командира.

Именем Панфилова были названы многочисленные улицы, школы по всему бывшему Советскому Союзу, и даже целый городской район. В его честь выпускали памятные марки. Ему сооружались памятники, причем его памятник в Бишкеке стал первым из установленных в честь героев Великой Отечественной.

Иван Рябцев

www.bankgorodov.ru

Панфилов Иван Васильевич

Военный деятель. Генерал-майор. Герой Советского Союза.

Иван Панфилов родился 1 января 1893 года в городе Петровск, Саратовская губерния. Мальчик вырос в семье конторского служащего. В 1915 году призван в царскую армию и участвовал в Первой мировой войне. Октябрьскую революцию Панфилов принял положительно и в 1918 году добровольно пошел служить в Красную Армию. Его зачислили в Саратовский пехотный полк.

     В годы Гражданской войны Иван Васильевич принимал активное участие в боевых действиях. Командуя взводом и ротой, сражался против белогвардейских сил генералов Дутова, Колчака, Деникина и белополяков. После войны в 1923 году Панфилов окончил двухгодичную Киевскую военную школу и вскоре получил назначение в Среднеазиатский военный округ, где отслужил почти восемнадцать лет. За эти годы принимал активное участие в борьбе с басмачами, командовал батальоном и полком.

     В 1937 году Иван Васильевич стал начальником отдела штаба Среднеазиатского военного округа, а еще через год назначен на должность Военного комиссара Киргизской ССР. За боевые отличия и проявленный героизм в годы Гражданской войны и после нее Панфилов награжден двумя орденами Красного Знамени и медалью «XX лет РККА», а в июне 1940 года ему присвоено звание генерал-майора.

     С первых дней Великой Отечественной войны Панфилов находился в составе действующей армии. Лично занимался формированием 316-й стрелковой дивизии, которой затем сам и командовал на Северо-Западном и Западном фронтах. Именно его дивизия в октябре - ноябре 1941 года под Москвой, на Волоколамском направлении, вела тяжелые оборонительные бои с превосходящими силами противника.

     Панфилов впервые широко применил систему эшелонированной артиллерийской противотанковой обороны, создал и умело использовал в бою подвижные отряды заграждения. В беспрерывных боях на подступах к Москве части дивизии генерала Панфилова не только удержали свои позиции, но и сумели остановить наступление двух танковых и одной пехотной дивизий вермахта, уничтожив много сил и оружия противника.

     За успешные действия в ходе этих боев и за массовый героизм личного состава 316-я дивизия 17 ноября 1941 года награждена орденом Красного Знамени, а на другой день преобразована в 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Позднее получила почетное звание Панфиловской в честь командира, но это произошло уже после гибели Ивана Васильевича.

     Во время боя 18 ноября 1941 года Иван Панфилов находился в наспех организованной времянке, где общался с репортерами из московских газет. Во время внезапной танковой атаки фашистов, Панфилов поспешил на улицу, где оказался ранен в висок осколком разорвавшейся поблизости мины. Смерть наступила мгновенно.

     Тело военачальника доставлено в Москву, где Ивана Панфилова похоронили с почестями на Новодевичьем кладбище. В 1942 году генерал-майор получил звание Героя Советского Союза посмертно. Биография Панфилова навсегда вписана в историю победы над немецко-фашистским захватчиком. На месте гибели генерала в деревне Гусенево установлен памятник.

Награды Ивана Панфилова

1921 - Орден Красного Знамени1930 - Орден Красного Знамени1938 - Медаль «XX лет РККА»1941 - Орден Красного Знамени1941 - Героя Советского Союза (посмертно)

1942 - Ордена Ленина (посмертно)

ruspekh.ru

«Батя», отстоявший Москву. Жизнь и подвиг Ивана Панфилова

В мае 1945 года, когда отгремели последние залпы войны, среди надписей, оставленных на Рейхстаге, появилась и такая: «Мы Панфиловцы. Спасибо, Батя, за валенки».

Дивизия генерала Панфилова завершала боевые действия далеко от Берлина, но тропы войны кого-то из ее бойцов довели до вражьего логова. Легендарный командир не дожил до Победы, но его солдаты всегда помнили о «Бате».

В Советской Армии за всю ее историю было лишь два подразделения, названных по именам командиров – 25-я гвардейская стрелковая дивизия имени Василия Чапаева и 8-я гвардейская стрелковая дивизия имени Ивана Панфилова. Уже этот факт говорит об отношении к личности генерала, чьи бойцы насмерть стояли при обороне Москвы.

Иван Панфилов - генерал по прозвищу Батя https://t.co/xxQujFRgYp с помощью @fishkinet pic.twitter.com/NF5GtZFieS

— Владимир Славгородск (@SlavgorVladimir) 7 марта 2017 г.

Атаман «панфилят»

Если бы жителям города Петровска, где родился и провел детство Ваня Панфилов, задали вопрос, кем станет этот мальчик, когда вырастет, они, скорее всего, ответили бы: «Каторжником». Черноволосый смуглый мальчишка, похожий на цыгана, был предводителем сверстников. Взрослые прозвали эту компанию «панфилятами». Они появлялись везде, где происходили какие-то чрезвычайные события – будь то пожар или стачка рабочих.

Сын служащего Ваня Панфилов рано потерял мать, затем за участие в стачке уволили отца. В 12 лет, не окончив даже четырех классов, мальчишка вынужден был оставить учебу, чтобы зарабатывать на жизнь.

Характер у Ивана с юных лет был что надо – издеваться над собой он никому не позволял. Потому несколько раз пришлось менять работу, уходя от хозяев, не считавших его за человека.

Разведчик Чапаева

А в 1915 году его призвали в армию. В Первую Мировую Панфилов участвовал в Брусиловском прорыве, дослужился до фельдфебеля. В начале 1918 года он вернулся домой, но недолго – вскоре добровольно стал бойцом Красной армии.

И здесь пересекаются пути двух советских легенд – служил Иван Панфилов в 25-й стрелковой дивизии под началом Василия Чапаева. Бывший атаман «панфилят» стал у Чапаева лихим разведэскадрона, который добывал важнейших сведения во время рейдов в тыл белогвардейцев. «Мне нравятся его спокойствие и выдержка в таком опасном деле. Осторожен, но смел», - так говорил о Панфилове сам Чапаев. Эта чапаевская характеристика точно описывает стиль Панфилова как командира. Он никогда не рисковал бессмысленно, но при этом умел грамотно решить поставленную задачу.

Восток – дело тонкое

После Гражданской войны Панфилов окончил Киевскую объединённую пехотную школу и получил назначение Среднеазиатский военный округ.

Он стал настоящей грозой басмачей, которые, одновременно, уважали его как противника. Панфилов не прибегал к подлостям, не мстил родственникам бандитов, старался не только ликвидировать врагов, но и налаживать новую жизнь даже в самых отдаленных населенных пунктах.

В 1938 году, когда отгремели бои в Средней Азии, Панфилов был назначен на пост военного комиссара Киргизской ССР. Для талантливого 45-летнего командира не самая высокая должность, но Панфилов не пытался искать себе что-то другое. Много лет прожив на Востоке, став главой большой семьи, он не хотел уезжать из этих мест. Он с головой ушел в организационные вопросы, выстраивая работу военных комиссариатов с самого низового уровня.

Выставка «Победа» - до 19 октября https://t.co/7j47WcZ0k3 // Иван Васильевич Панфилов - Герой Советского Союза pic.twitter.com/gkQ0NtKdfP

— Исторический музей (@StateHistorical) 1 сентября 2015 г.

Бороться с танками учились на тракторах

В июне 1941 года Панфилов с семьей отдыхал в Сочи. Срочная телеграмма, вызывавшая его в Москву, перервала семейную идиллию.

С началом войны генерал Панфилов получил приказ заняться формированием новой стрелковой дивизии в Алма-Ате.

Генерал подошел к задаче чрезвычайно ответственно. Лично набирал командиров, начиная от уровня комвзвода. Боевая подготовка солдат была налажена на высшем уровне. Панфилов на стрельбище сам нередко показывал бойцам, как надо обращаться с оружием. Для обучения борьбе с танками по приказу генерала использовали гусеничные трактора. Солдаты должны были научиться спокойно пропускать над собой бронированные махины, а затем поражать их гранатами и бутылками с горючей смесью. В результате солдаты дивизии Панфилова демонстрировали в борьбе с гитлеровскими танками спокойствие и уверенность в себе. Вид идущих вперед немецких танковых армад их из колеи не выбивал.

Мелочей не бывает, или Как генерал чулки выбивал

Мелочей при подготовке дивизии для Панфилова не было. Он разговаривал с бойцами, узнавал о проблемах, и тут же принимал меры к их решению. Генерал добился того, что никаких проблем с зимним обмундированием у его солдат не было. За валенки, согревавшие в окопах под Москвой, и благодарили бойцы своего командира на стене Рейхстага в 1945-м.

Через руководство ЦК Компартии Казахстана Панфилов добился выдачи женского белья, чулок и юбок для женщин из состава дивизии. Женское обмундирование в Алма-Ате пошили по спецзаказу.

За эту заботу о людях бойцы и прозвали генерала Панфилова «Батей».

Репродукция картины «Портрет генерала Ивана Васильевича Панфилова» работы художника Василия Николаевича Яковлева. Фото: РИА Новости/ Склезнев

«Нужно, чтобы ты остался живым!»

Вновь сформированная 316-я стрелковая дивизия в августе 1941 года была переброшена под Новгород, где заняла позиции во втором эшелоне армии.

Полосу обороны бойцы Панфилова готовили больше месяца, но в начале октября их срочно погрузили в эшелоны и отправили под Москву.

После окружения советских войск под Вязьмой дорога на столицу оказалась полностью открыта. Чтобы заткнуть брешь на фронте, части собирали везде, где только можно. Прибывшую дивизию Панфилова включили в состав 16-й армии генерала Рокоссовского, назначив ей участок обороны протяжённостью в 41 километр от населённого пункта Львово до совхоза Болычево на Волоколамском направлении.

Времени на подготовку оборонительных позиций было в обрез, а наступали на этом участке 35-я пехотная дивизия, 2-я, 5-я и 11-я танковые дивизии противника.

Превосходящие силы гитлеровцев рвались к Москве, но бойцы генерала Панфилова наносили противнику тяжелый урон. При этом сам комдив говорил подчиненным: «Мне не нужно, чтобы ты геройски погиб, нужно, чтобы ты остался живым!»

Дальше немцам хода нет

Желая сберечь дивизию от полного уничтожения, Панфилов 27 октября 1941 года приказал оставить Волоколамск, заняв новый рубеж обороны. Решение генерала возмутило Жукова и Сталина, но командарм-16 Константин Рокоссовский сказал: «Я доверяю Панфилову. Если он оставил Волоколамск, то, значит, так было нужно!»

Панфилов оказался прав. Сохраненные им бойцы встали насмерть на Волоколамском шоссе, когда 16 ноября 1941 года противник начал вторую и последнюю попытку наступления на Москву.

Две танковых и одна пехотная дивизия вермахта уперлись в стену, которой для них стала дивизия Панфилова.

Генерал сосредотачивал свои главные силы в местах наиболее вероятных ударов врага, предугадывая его действия. В результате немцы несли тяжелые потери, но существенно продвинуться вперед не могли.

В разгар боев под Москвой 316-я стрелковая дивизия была награждена Орденом Красного Знамени, а 18 ноября преобразована в 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

Генерал-майор Иван Панфилов, начальник штаба, полковник Иван Серебряков, старший батальонный комиссар Сергей Егоров. Снимок сделан в день гибели И.Панфилова. Фото: РИА Новости

«Смертью героя погиб генерал-майор Панфилов»

В день, когда о преобразовании дивизии в гвардейскую было объявлено официально, в штаб дивизии прибыл корреспондент газеты «Правда» Михаил Калашников. Он должен был сделать материал о героях обороны Москвы. Калашников сделал также фото комдива с подчиненными. Эта фотография стала последней в жизни генерала. Буквально через несколько минут осколок немецкой минометной мины оборвал его жизнь.

Несмотря на то, что бои под Москвой продолжались, генералу Панфилову были отданы высшие воинские почести. Церемония прощания с ним прошла в Большом зале Центрального дома Красной Армии. Материал, посвященный гибели генерала, вышедший в газете «Красная звезда», подписали Жуков, Рокоссовский и другие видные военачальники. В нем говорилось: «Смертью героя погиб генерал-майор Панфилов. Гвардейская дивизия потеряла своего славного командира. Красная Армия лишилась опытного и храброго военачальника. В боях с немецкими оккупантами его воинский талант сослужил немалую службу Отечеству».

Иван Панфилов был похоронен на Новодевичьем кладбище.

23 ноября 1941 года 8-й гвардейской стрелковой дивизии было присвоено имя генерала Панфилова.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1942 года за умелое руководство частями дивизии в боях на подступах к городу Москве и проявленные при этом личную храбрость и героизм генерал-майору Панфилову Ивану Васильевич присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Могилы героев обороны Москвы 1941 года - Льва Доватора, Виктора Талалихина и Ивана Панфилова на Новодевичьем кладбище. Фото: РИА Новости/ Б. Елин

aif.ru


Смотрите также