Ирина джорбенадзе биография


Ирина Джорбенадзе: необходимо быстрое решение карабахского конфликта

История с установкой бюста в Грузии человека, воевавшего в Карабахе на стороне сепаратистов, привела к всплеску эмоций, как в Азербайджане, так и в Грузии, и в Армении. Заговорили даже о возможном охлаждении отношений между Баку и Тбилиси. Затем стало известно, что в Грузии повышается цена на азербайджанский газ, и сразу после этого пошли разговоры о том, что Тбилиси может покупать российский газ.

А на этой неделе в Ереване побывал министр обороны Грузии Леван Изория, который подписал со своим армянским коллегой программу военного сотрудничества на 2019 год. Грузинский эксперт Вахтанг Маисая уверен, что встреча министров – продолжение диалога, начавшегося кулуарно между властями двух стран (цитата по Sputnik Армения).

В свою очередь, армянский эксперт по вопросам Грузии Джонни Меликян считает, что Ереван и Тбилиси хотели показать, что армяно-грузинское сотрудничество выше проблем в регионе, и им не могут помешать третьи стороны.

Как передает AZE.az, прокомментировать ситуацию Media.Az попросила грузинского политического обозревателя Ирину Джорбенадзе.

– Меняется ли расклад и уровень “союзничества” на Южном Кавказе? И с чем это связано?

– А есть ли «союзничество»? Сомневаюсь. Соответственно, уровень не существующего меняться не может. Если кого-то напрягает подписание министрами обороны Грузии и Армении программы военного сотрудничества на текущий год, то это довольно рутинный момент, не говорящий совершенно ни о чем, хотя Армения и кое-кто в Грузии пытаются придать ему «особый смысл». Такие программы подписывались и раньше.

С моей точки зрения, все государства Южного Кавказа разъединяются вместо того, чтобы объединиться, в том числе в контексте военного сотрудничества. Но это невозможно, пока нерешенными остаются территориальные конфликты – Абхазия, Южная Осетия и Нагорный Карабах. И пока у стран региона совершенно разная внешнеполитическая повестка.

Я даже не вижу оснований для большего просто сближения Грузии с Арменией и Азербайджаном. Напротив, грузино-азербайджанские отношения сейчас кто-то пытается раскачать, что нанесет большой вред в первую очередь Грузии.

И дело вовсе не в том, что она решила прикупить немного газа у России, из-за чего возникло множество псевдополитических инсинуаций; или в опрометчивых высказываниях президента Саломе Зурабишвили в регионе компактного проживания армян во время ее предвыборной кампании. И даже не в том, что грузинские власти обязаны были жестко отреагировать на историю с установлением бюста армянину, сражавшемуся в Карабахе.

«Одеяло» Южного Кавказа очень мало, равно как и сам регион, и каждое из его государств тянет его на себя. Оно, в итоге, порвется, и вот тогда в регионе появятся действительно очень серьезные «расклады» – главным образом, из-за отсутствия союзнических отношений между его государствами. Этот вакуум заполнит внерегиональный игрок, который и будет диктовать трем республикам свою военно-политическую и экономическую волю.

Более всего от такой напасти – пока, во всяком случае – застрахован Азербайджан, как наиболее самодостаточное государство Южного Кавказа. Но с другой стороны, такая самодостаточность усиливает аппетит внерегиональной силы и ее стремление влиять, более всего, именно на Баку.

Но это еще не самый худший вариант – гораздо опаснее, если на Южном Кавказе «по-взрослому» столкнутся два внерегиональных игрока. Тогда «расклады» будут действительно угрожающими.

Выход тут один: максимально быстрое решение хотя бы карабахского конфликта с последующим скорым созданием единой системы безопасности, торговых, энергетических, гуманитарных, логистических и прочих схем.

aze.az

Ирина Джорбенадзе. Абхазия: под расстрельной «статьей»

30.08.2011

Ирина Джорбенадзе. Абхазия: под расстрельной «статьей»

Внеочередные выборы президента республики выиграл Александр Анкваб. От бывшего главы МВД абхазское население ждет искоренения коррупции, преступности, возрождения экономики и избирательного прилипания к российскому «подбрюшью».

Биография Анкваба и народная о нем молва действительно многообещающи, хотя возможность для маневра у нового президента сильно ограничена в силу политической ситуации, в которой сегодня находится Абхазия. Если коротко и формально, Абхазия избрала себе в лидеры человека не старого, 1952 года рождения, уроженца Сухуми, окончившего Ростовский государственный университет и Академию общественных наук при ЦК КПСС. Работал в министерстве юстиции Абхазской АССР, в Абхазском обкоме комсомола, первым секретарем Гудаутского райкома комсомола, начальником Гудаутского районного отдела внутренних дел.

С 1981года карьера Анкваба продолжается в Тбилиси — начав с инструктора отдела административных органов ЦК Компартии Грузии, он дослужился до заместителя заведующего отделом административных органов ЦК, а затем и руководителя политаппарата МВД Грузинской ССР, то есть фактически до замминистра. В начале 80-х годов Анкваб — депутат Верховного Совета Абхазии, затем министр внутренних дел республики. С середины 90-х занимался бизнесом и общественно-политической деятельностью в Москве. Один из организаторов и лидеров общественно-политического движения Абхазии «Айтаира» («Возрождение»).С 2005 по 2010 год – премьер-министр Абхазии, затем – вице-президент республики.

Президентские выборы Анкваб выиграл почти играючи – набрал, без малого, 55 процентов голосов при явке избирателей в 72 процента. Остальные голоса поделили между собой премьер-министр Сергей Шамба и оппозиционный лидер Рауль Хаджимба – с небольшим перевесом в пользу первого. Выборы прошли спокойно, и даже очень злые языки не стали болтать, что они были фальсифицированы.

Правда, легитимность выборов не признало международное сообщество – заявления соответствующего содержания распространили НАТО, Евросоюз, Европарламент и США. «США не признают ни легитимность, ни результаты так называемых выборов 26 августа в абхазском регионе Грузии. Мы подтверждаем нашу поддержку суверенитету и территориальной целостности Грузии в международно-признанных границах» — сказала представитель американского госдепа Виктория Нуланд. США также призвали Россию к выполнению обязательств, взятых ею в рамках соглашения о прекращении огня в августе 2008 года, включая отвод вооруженных сил РФ на предконфликтные позиции. Нуланд, кроме того, подчеркнула, что Вашингтон ждет от России обеспечения свободного доступа гуманитарных миссии в конфликтные регионы Грузии.

Понятно, что о незаконности выборов заявил и Тбилиси – на уровне МИД, парламента и других структур. По словам спикера парламента Давида Бакрадзе, «так называемые выборы президента Абхазии представляют собой ничто иное, как перераспределение власти между конкретными кланами». Он также подчеркнул, что обстановку в Абхазии полностью контролирует Россия, и она же принимает все решения по этой территории, включая «ситуацию с безопасностью, экономическую активность и политическую жизнь в определенных ее рамках». Спикер, кроме того, сообщил, что «Грузия готова начать прямой диалог с Абхазией в любое время, но решающим игроком в Абхазии является Россия, оккупационные войска которой там стоят». В принципе, на том реакция Грузии и ограничилась: она неоднократно заявляла, что ей все равно, кто на данном этапе станет президентом Абхазии.

Впрочем, некоторые в Тбилиси, знакомые с Анквабом лично, считают, что он наиболее приемлем для Грузии, поскольку человек он умный, практичный, и не лишенный гуманности. Говорят также, что во время грузино-абхазской войны он спас от уничтожения и плена многих не абхазов, включая грузин. Это, однако, не означает, что Анкваб пойдет на политическое сближение с Грузией и на возвращение беженцев в так называемую «внутреннюю Абхазию». Но если он реализует свой потенциал в борьбе с коррупцией, преступностью и вообще в установлении порядка, от этого станет легче и грузинскому населению Абхазии.

То есть в абхазском обществе сегодня есть большой спрос на «сильную руку», которая, к тому же, способна защитить национальные интересы как от России, так и от Грузии. Вопрос, однако, в том, что на самом деле есть национальные интересы абхазов, и удастся ли их провести в заданной ситуации. Многие грузинские и иностранные эксперты считают, что задача эта практически невыполнимая даже для такого сильного и харизматического лидера, как Анкваб.

Речь, в первую очередь, о факторе России, ведь с избранием Анкваба президентом проблемы Абхазии никуда не исчезли – ей и впредь придется платить Москве за признание ею независимости республики, защиту границ, пенсии и дотации. Высокую цену абхазское общество за российские «преференции» платить не хочет, а на низкую Москва не согласна. Скандальное заявление в этой связи в день выборов в Абхазии сделал вице-спикер парламента Грузии Паата Давитая. По его словам, бывший президент Абхазии Сергей Багапш был убит российскими криминальными группировками, поскольку не дал им право на узаконивание земли в республике. Каждый следующий лидер Абхазии, убежден политик, разделит участь Багапша, если откажет в собственности на землю и другую недвижимость заинтересованным лицам в России. «Я с полной ответственностью хочу заявить: Багапш был убит криминальными группировками, которые не смогли узаконить земли в Абхазии. Речь идет о российских группировках», — сообщил он. По его мнению, единственной возможностью для спасения абхазского этноса является его возвращение в единое грузинское государство.

То сеть абхазское общество оказалась меж двух огней – Россией и Грузией, и «шаг в сторону» может оказаться для него либо расстрельным, либо психологически трагичным. Разумеется, все это хорошо понимает Анкваб, большей частью электората которого принято считать так называемых «националистов», которые, среди прочего, выступают против передачи иностранцам собственности в Абхазии. Однако Анкваб в ходе своей предвыборной кампании все же заявил, что в случае победы на выборах приложит усилия для изменения законодательства в пользу иностранных граждан.

Остается гадать, почему Анкваб сделал заявление, противоречащее позиции немалой части его электората. Возможно, обещанием изменить закон он подал знак потенциальным инвесторам, и (или) сделал ставку на русского избирателя в Абхазии. Не исключено также, что решил продемонстрировать свою лояльность к Москве, которая, заметим, грубо в абхазские выборы не вмешивалась. Но, считают некоторые эксперты, попытка манипуляции абхазского общества не в пользу Анкваба все же имела место через бывшего министра обороны Грузии Тенгиза Китовани, заявившего, что во время грузино-абхазской войны Анкваб сотрудничал с грузинской стороной. То есть, проживающего в Москве Китовани определенные силы в России «вытащили из сундука» для дискредитации Анкваба, но эффект получился обратный: его избиратель оскорбился давлением извне и еще теснее сплотился вокруг будущего президента.

Между тем Анкваб сразу же после своей победы заявил, что «Россия была и остается стратегическим партнером Абхазии по всем направлениям». Впрочем, такое заявление сделал бы любой другой президент Абхазии. Другое дело – масштабы партнерства, а по сути, самоуправства. На этот счет Анкваб пока молчит. Не сулил он избирателю и райской жизни в поистине райской природе Абхазии. Его кредо – работать не покладая рук, поскольку дел непочатый край во всем: в сельском хозяйстве, инфраструктуре, строительстве и т.д. Но нужны деньги, и большую их часть могут принести инвесторы. Собственно, программа Анкваба является продолжением программы покойного президента Абхазии, толкового хозяйственника Сергея Багапша. Но, в отличии от него, Анкваб возьмется за дело более круто.

Его оппоненты уже заявили, что в Абхазии грядет диктатура, что Анкваб упразднит не только должности вице-президента и премьер-министра, о чем предупредил заблаговременно, но и все демократические институты и механизмы контроля за действиями властей. Оппозиционная пресса Абхазии также упрекает Анкваба в том, что он не удосужился внести в собственную риторику хотя бы видимость демократичности, и что он вообще не общается с независимыми СМИ.

Словом, в контексте Анкваба оппоненты делают акцент на авторитаризме и чуть ли не деспотизме, и уже кидают ему «черные шары». Но – все путем, все, как всегда, и как у всех. Эксперты на данном этапе не прогнозируют ухудшения внутриполитической ситуации в Абхазии, но не исключают ее в обозримом будущем на почве взаимоотношений с соседями, и в первую очередь — с Россией.

ИА Росбалт

old.memo.ru

Ирина Джорбенадзе: «Для Запада Армения – прозападная, для России – пророссийская» - эксклюзив

Широкомасштабные военные учения Noble Partner 2017 в Грузии продлятся до 12 августа. В них принимают участие 2800 представителей пяти стран - членов НАТО - США, Великобритании, Германии, Словении и Турции, а также трех союзнических стран альянса - Украины, Грузии и Армении.

С Грузией и Украиной, наверное, все ясно, они уже обозначили свою позицию: обе идут на Запад. А что же там делает Армения?

Отвечая на вопрос haqqin.az известный аналитик, обозреватель «Росбалта» Ирина Джорбенадзе отметила, что учения обозначены как совместные с партнерами, а список партнеров у НАТО (в рамках программы «Партнерство ради мира») велик – это главным образом европейские государства, бывшие советские республики, включая Армению, Грузию и Азербайджан.

«В этой группе числилась даже Россия, хотя сейчас говорить об ее активности в программе «Партнерства» излишне. Собственно потому-то Армения и участвовала в учениях, официально не «криминальных» с военно-политической точки зрения. А заодно она попыталась убить двух зайцев. То есть - продемонстрировала собственному населению свою «независимость» от России в отношениях с НАТО (такой заказ в армянском обществе есть), а альянсу – «многовекторность» своей внешней политики и ее «многообещающую» суть. Армения, скорее всего, не могла не испросить разрешения у России на участие в маневрах», - подчеркнула эксперт.

- Почему, на Ваш взгляд, Азербайджан не принял участие в этих учениях? Не выглядит ли это так, что Армения, член ОДКБ и ЕАЭС, пытается выглядеть более прозападной, чем Азербайджан? Нет ли ощущения, что Армения может поменять свой внешнеполитический вектор? 

- Полагаю, Азербайджану и не надо было участвовать в маневрах по сумме причин. Во-первых, соседство на них с армянской армией было бы, как минимум, странным – во всяком случае, до тех пор, пока бы не появились реальные подвижки в карабахском урегулировании.

Во-вторых, Баку продемонстрировал свою равную удаленность и от ОДКБ (Россия) и от НАТО (коллективный Запад). Так что ни один центр силы не может предъявить Азербайджану претензий по соответствующей тематике.

Что же касается внешнеполитического имиджа Армении, то да, конечно, для Запада она хочет выглядеть прозападной страной, а для Москвы – пророссийской. Получается несколько наивное балансирование, но изменить внешнеполитический курс Армения не может да и вряд ли хочет – по крайней мере на уровне ее нынешней власти.

России Армения нужна в контексте проведения геополитических и военных интересов в регионе, и она то «одевает» Армению, то ее «раздевает». Армения тоже нуждается в России, и в первую очередь - в плане безопасности.

Западу Армения тоже нужна – в контексте влияния на Южном Кавказе. Но он ни одевать, ни защищать, ни кормить Армению не будет. Так что изменение внешнеполитического вектора Армении не светит, но сделать вид, что это возможно, – всегда выгодно: под это дело ведь можно получить кое-какие дивиденды. Впрочем, можно также и сильно прогадать.

haqqin.az

Геостратегическая значимость Армении растет

Стремительное изменение ситуации вокруг Ирана и возможное открытие железной дороги через Абхазию, связывающей территории России, Грузии и Армении с выходом на Европу, значительно усилят геостратегическую роль Армении на Южном Кавказе, в Прикаспийском регионе и Персидском заливе.

С одной стороны, рассказал грузинский дипломат и политолог Гамлет Чипашвили корреспонденту «Ноева Ковчега», новая ролевая нагрузка обернется для Армении нелегкой ношей, но позволит форсировать социально-экономическое развитие не только самой Армении, но и Грузии.

Последнее обстоятельство связано с возобновлением железнодорожного сообщения через Абхазию, прерванного грузино-абхазской войной в августе 1992 года. Лоббирование Арменией этого проекта пока не дало положительного результата, поскольку цена вопроса упирается не только в экономическую, но и в политическую парадигму.

Кроме того, Грузия совместно с Азербайджаном в будущем году завершает строительство железной дороги Баку – Тбилиси – Карс в обход Армении, тоже рассчитанной на транспортировку грузов в Европу. Но, подчеркивает Чипашвили, восстановление старой дороги через Абхазию позволит расширить ареал относительно быстрой поставки грузов за счет Ирана, связанного с Арменией. То есть, пояснил он, через Иран грузы можно поставлять в Юго-Восточную Азию и Персидский залив.

«Сейчас функционирует дорога Север – Юг, начинающаяся в Юго-Восточной Азии, проходящая через Персидский залив и территорию Ирана, где грузы оседают в свободных экономических зонах, а оттуда попадают в государства Каспийского бассейна с выходом на Среднюю Азию,  Россию и далее в Северную Европу. Эта дорога пользуется большой популярностью, тем более что на территории Ирана функционируют порядка тридцати свободных экономических зон. То есть Север – Юг можно через Армению связать с грузинским и абхазским участками дороги, что значительно усилит роль Армении в регионе», – сказал Чипашвили.

Но, как ни парадоксально, геостратегическая нагрузка Армении возрастает и пропорционально усилению военных ожиданий в регионе. «До новой карабахской войны далеко или ее вообще не будет, поскольку этого категорически не хотят Европа, США и Турция, предупредившие Баку о недопустимости даже воинственной риторики. Гораздо реальнее перспектива нападения Израиля и США на Иран, и тут Армения никак не сможет остаться в стороне. Во-первых, она является стратегическим партнером России, которая вряд ли прямо вмешается в войну, но поможет Ирану оружием. Во-вторых, при иранском обострении России придется защитить свою военную базу в Гюмри. В-третьих, Армения граничит с Ираном, и этим почти все сказано», – считает политолог.

Разумеется, подчеркнул он, Армения в этой войне будет на стороне Ирана и России, в то время как Грузия – на стороне США и НАТО. И не исключено, что России для защиты своей военной базы в Гюмри придется пробить коридор через Грузию.

Впрочем, далеко не все аналитики делают акцент на иранской проблематике. Многие все же считают, что вероятность военных действий вокруг Нагорного Карабаха повышается и баланс сил в регионе резко меняется. В частности, по распространившейся недавно информации, Россия прекратила продавать Азербайджану наступательное вооружение и эту нишу занимает сейчас Израиль.

Кроме того, в Карабахе для защиты Степанакертского аэропорта могут дислоцироваться войска ОДКБ. Понятно, что, если карабахская война все же случится, она перекинется и на армяно-азербайджанскую границу, и тогда расширение российского военно-политического присутствия в регионе будет неизбежно. Это в некотором роде укрепит позиции Армении в регионе, но в то же время усилит зависимость Еревана от Москвы и весьма разочарует США и Турцию, имеющих в виду силовой сценарий вокруг иранской ядерной программы.

Несладко придется и Азербайджану, который, по данным местных СМИ, настаивает на западном, точнее, натовском военном присутствии в регионе как в контексте карабахского конфликта с неизбежным участием России, так и в обеспечении «более безопасных поставок энергоресурсов в государства ЕС».

И если НАТО все же расположится на азербайджанской территории, это, с учетом военного присутствия России в соседней Армении, вызовет ассоциацию с Карибским кризисом. Словом, получается так, что интерес к Армении сейчас в большой степени вызван военной составляющей. Главенствующая роль тут принадлежит России и ее внешнеполитической поведенческой модели. То есть при мирных ожиданиях Армения может относительно спокойно дрейфовать к Западу, однако при военной напряженности ей не на кого рассчитывать, кроме России. Последняя в свою очередь тоже нуждается в Армении как в единственном «опорном пункте» на стратегически важном для нее южно-кавказском направлении.

Все это прекрасно понимает Турция. Она даже пытается заманить Армению в выгодные для нее региональные проекты (с оговоркой типа «после принятия конкретных мер по карабахскому урегулированию»). В числе таких проектов, уточняет турецкая Hurriyet Daily News со ссылкой на дипломатические источники, «объединение Турции, Азербайджана, Армении и России посредством восстановления неиспользуемых и строительства новых железных дорог, прокладка современной магистрали, строительство новых логистических центров и жилых массивов вдоль этих транспортных маршрутов».

Отметим, что в реализации проектов такого рода крайне заинтересованы и США, поскольку участие в них Армении могло бы снизить градус напряженности вокруг Карабаха и нивелировать интерес Армении к восстановлению железнодорожного сообщения через Абхазию, усиливающему военные и политические позиции России на Южном Кавказе. Но Россия и Армения пока демонстрируют равнодушие к этим проектам.

Таким образом, геостратегическая значимость Армении растет, однако это не отражает ее собственные возможности. Армения сейчас разделяет участь малых государств, не обладающих солидными индивидуальными сырьевыми и финансовыми ресурсами, а поэтому зависимых.

Ирина Джорбенадзе

Всего проголосовало 8 человек

noev-kovcheg.ru

Ирина Джорбенадзе. Абхазия: под расстрельной «статьей»

Ирина Джорбенадзе. Абхазия: под расстрельной «статьей»

Внеочередные выборы президента республики выиграл Александр Анкваб. От бывшего главы МВД абхазское население ждет искоренения коррупции, преступности, возрождения экономики и избирательного прилипания к российскому «подбрюшью».

Биография Анкваба и народная о нем молва действительно многообещающи, хотя возможность для маневра у нового президента сильно ограничена в силу политической ситуации, в которой сегодня находится Абхазия. Если коротко и формально, Абхазия избрала себе в лидеры человека не старого, 1952 года рождения, уроженца Сухуми, окончившего Ростовский государственный университет и Академию общественных наук при ЦК КПСС. Работал в министерстве юстиции Абхазской АССР, в Абхазском обкоме комсомола, первым секретарем Гудаутского райкома комсомола, начальником Гудаутского районного отдела внутренних дел.

С 1981года карьера Анкваба продолжается в Тбилиси — начав с инструктора отдела административных органов ЦК Компартии Грузии, он дослужился до заместителя заведующего отделом административных органов ЦК, а затем и руководителя политаппарата МВД Грузинской ССР, то есть фактически до замминистра. В начале 80-х годов Анкваб — депутат Верховного Совета Абхазии, затем министр внутренних дел республики. С середины 90-х занимался бизнесом и общественно-политической деятельностью в Москве. Один из организаторов и лидеров общественно-политического движения Абхазии «Айтаира» («Возрождение»).С 2005 по 2010 год – премьер-министр Абхазии, затем – вице-президент республики.

Президентские выборы Анкваб выиграл почти играючи – набрал, без малого, 55 процентов голосов при явке избирателей в 72 процента. Остальные голоса поделили между собой премьер-министр Сергей Шамба и оппозиционный лидер Рауль Хаджимба – с небольшим перевесом в пользу первого. Выборы прошли спокойно, и даже очень злые языки не стали болтать, что они были фальсифицированы.

Правда, легитимность выборов не признало международное сообщество – заявления соответствующего содержания распространили НАТО, Евросоюз, Европарламент и США. «США не признают ни легитимность, ни результаты так называемых выборов 26 августа в абхазском регионе Грузии. Мы подтверждаем нашу поддержку суверенитету и территориальной целостности Грузии в международно-признанных границах» — сказала представитель американского госдепа Виктория Нуланд. США также призвали Россию к выполнению обязательств, взятых ею в рамках соглашения о прекращении огня в августе 2008 года, включая отвод вооруженных сил РФ на предконфликтные позиции. Нуланд, кроме того, подчеркнула, что Вашингтон ждет от России обеспечения свободного доступа гуманитарных миссии в конфликтные регионы Грузии.

Понятно, что о незаконности выборов заявил и Тбилиси – на уровне МИД, парламента и других структур. По словам спикера парламента Давида Бакрадзе, «так называемые выборы президента Абхазии представляют собой ничто иное, как перераспределение власти между конкретными кланами». Он также подчеркнул, что обстановку в Абхазии полностью контролирует Россия, и она же принимает все решения по этой территории, включая «ситуацию с безопасностью, экономическую активность и политическую жизнь в определенных ее рамках». Спикер, кроме того, сообщил, что «Грузия готова начать прямой диалог с Абхазией в любое время, но решающим игроком в Абхазии является Россия, оккупационные войска которой там стоят». В принципе, на том реакция Грузии и ограничилась: она неоднократно заявляла, что ей все равно, кто на данном этапе станет президентом Абхазии.

Впрочем, некоторые в Тбилиси, знакомые с Анквабом лично, считают, что он наиболее приемлем для Грузии, поскольку человек он умный, практичный, и не лишенный гуманности. Говорят также, что во время грузино-абхазской войны он спас от уничтожения и плена многих не абхазов, включая грузин. Это, однако, не означает, что Анкваб пойдет на политическое сближение с Грузией и на возвращение беженцев в так называемую «внутреннюю Абхазию». Но если он реализует свой потенциал в борьбе с коррупцией, преступностью и вообще в установлении порядка, от этого станет легче и грузинскому населению Абхазии.

То есть в абхазском обществе сегодня есть большой спрос на «сильную руку», которая, к тому же, способна защитить национальные интересы как от России, так и от Грузии. Вопрос, однако, в том, что на самом деле есть национальные интересы абхазов, и удастся ли их провести в заданной ситуации. Многие грузинские и иностранные эксперты считают, что задача эта практически невыполнимая даже для такого сильного и харизматического лидера, как Анкваб.

Речь, в первую очередь, о факторе России, ведь с избранием Анкваба президентом проблемы Абхазии никуда не исчезли – ей и впредь придется платить Москве за признание ею независимости республики, защиту границ, пенсии и дотации. Высокую цену абхазское общество за российские «преференции» платить не хочет, а на низкую Москва не согласна. Скандальное заявление в этой связи в день выборов в Абхазии сделал вице-спикер парламента Грузии Паата Давитая. По его словам, бывший президент Абхазии Сергей Багапш был убит российскими криминальными группировками, поскольку не дал им право на узаконивание земли в республике. Каждый следующий лидер Абхазии, убежден политик, разделит участь Багапша, если откажет в собственности на землю и другую недвижимость заинтересованным лицам в России. «Я с полной ответственностью хочу заявить: Багапш был убит криминальными группировками, которые не смогли узаконить земли в Абхазии. Речь идет о российских группировках», — сообщил он. По его мнению, единственной возможностью для спасения абхазского этноса является его возвращение в единое грузинское государство.

То сеть абхазское общество оказалась меж двух огней – Россией и Грузией, и «шаг в сторону» может оказаться для него либо расстрельным, либо психологически трагичным. Разумеется, все это хорошо понимает Анкваб, большей частью электората которого принято считать так называемых «националистов», которые, среди прочего, выступают против передачи иностранцам собственности в Абхазии. Однако Анкваб в ходе своей предвыборной кампании все же заявил, что в случае победы на выборах приложит усилия для изменения законодательства в пользу иностранных граждан.

Остается гадать, почему Анкваб сделал заявление, противоречащее позиции немалой части его электората. Возможно, обещанием изменить закон он подал знак потенциальным инвесторам, и (или) сделал ставку на русского избирателя в Абхазии. Не исключено также, что решил продемонстрировать свою лояльность к Москве, которая, заметим, грубо в абхазские выборы не вмешивалась. Но, считают некоторые эксперты, попытка манипуляции абхазского общества не в пользу Анкваба все же имела место через бывшего министра обороны Грузии Тенгиза Китовани, заявившего, что во время грузино-абхазской войны Анкваб сотрудничал с грузинской стороной. То есть, проживающего в Москве Китовани определенные силы в России «вытащили из сундука» для дискредитации Анкваба, но эффект получился обратный: его избиратель оскорбился давлением извне и еще теснее сплотился вокруг будущего президента.

Между тем Анкваб сразу же после своей победы заявил, что «Россия была и остается стратегическим партнером Абхазии по всем направлениям». Впрочем, такое заявление сделал бы любой другой президент Абхазии. Другое дело – масштабы партнерства, а по сути, самоуправства. На этот счет Анкваб пока молчит. Не сулил он избирателю и райской жизни в поистине райской природе Абхазии. Его кредо – работать не покладая рук, поскольку дел непочатый край во всем: в сельском хозяйстве, инфраструктуре, строительстве и т.д. Но нужны деньги, и большую их часть могут принести инвесторы. Собственно, программа Анкваба является продолжением программы покойного президента Абхазии, толкового хозяйственника Сергея Багапша. Но, в отличии от него, Анкваб возьмется за дело более круто.

Его оппоненты уже заявили, что в Абхазии грядет диктатура, что Анкваб упразднит не только должности вице-президента и премьер-министра, о чем предупредил заблаговременно, но и все демократические институты и механизмы контроля за действиями властей. Оппозиционная пресса Абхазии также упрекает Анкваба в том, что он не удосужился внести в собственную риторику хотя бы видимость демократичности, и что он вообще не общается с независимыми СМИ.

Словом, в контексте Анкваба оппоненты делают акцент на авторитаризме и чуть ли не деспотизме, и уже кидают ему «черные шары». Но – все путем, все, как всегда, и как у всех. Эксперты на данном этапе не прогнозируют ухудшения внутриполитической ситуации в Абхазии, но не исключают ее в обозримом будущем на почве взаимоотношений с соседями, и в первую очередь — с Россией.

Page 2

old.memo.ru

Ирина Джорбенадзе. Куда Алиеву податься?

Ирина Джорбенадзе. Куда Алиеву податься?

Азербайджан хочет участвовать в двух геополитических треугольниках, но их «разносторонность» делает затею провальной и толкает Баку к выбору между Россией с Ираном и «прочими».

Ильхам Алиев считает, что трехсторонние форматы сотрудничества на Кавказе и Ближнем Востоке, то есть треугольники Азербайджан-Иран-Россия и Азербайджан-Грузия-Турция, будут содействовать безопасности в регионе и расширению сотрудничества между его фигурантами. Соответствующее заявление президент Азербайджана сделал на недавнем заседании правительства страны.

Он также подчеркнул высокую активность Баку на внешнеполитической ниве, подкрепив сказанное множеством своих зарубежных визитов и посещением Азербайджана с начала текущего года десятью главами иностранных государств и правительств.

Тут стоит выделить, во-первых, визит в Баку премьер-министра России Дмитрия Медведева и трехстороннюю встречу в азербайджанской столице глав МИД РФ, Ирана и Азербайджана. По итогам этого бакинского политического «звездопада», а также по ряду других признаков действительно создается впечатление о реальном формировании треугольника Баку-Тегеран-Москва, противоречащего, по идее, военно-политическим интересам треугольника Баку-Тбилиси-Анкара.

Но сначала о Медведеве. Он прибыл в Баку из Еревана, то есть визит состоялся фактически на огневом фоне — беспрецедентного обострения карабахского конфликта, повлекшего за собой множество жертв. В заявлении для прессы Алиев подчеркнул, что придает приезду Медведева «большое значение», «высоко его ценит», и рассматривает его как «еще один показатель дружественного партнерского отношения к Азербайджану».

Фото с сайта president.am Короткий поводок для Армении стоит $15

По информации Алиева, он рассмотрел с российским премьером «вопросы двустороннего взаимодействия, региональной проблематики, детально обсудил вопросы, связанные с урегулированием армяно-азербайджанского и нагорно-карабахского конфликтов, особенно с учетом недавней эскалации». Президент Азербайджана не скрыл, что для его страны отношения с Россией «представляют большую важность», и Баку очень дорожит ими и «старается их наращивать и укреплять».

Особый акцент Алиев сделал на том, что Азербайджан «очень высоко ценит» роль России в урегулировании армяно-азербайджанского и карабахского конфликтов и инициативу Москвы, направленную на деэскалацию. Медведев, в свою очередь, добавил, что РФ «не только не уходит от своей доли ответственности за обеспечение бесперебойного процесса урегулирования, но и максимально тщательно в нем участвует».

Но Москва не только не уходит от процесса урегулирования, она еще, вместе с Ираном, выстраивает с Азербайджаном отношения стратегической важности, о чем свидетельствует встреча в Баку глав МИД России, Ирана и Азербайджана, состоявшаяся по «горячим следам» карабахского обострения. Пути урегулирования конфликта они, конечно, обсудили — Иран, наряду с Россией, стремится сыграть в урегулировании определенную роль, отличную от роли Анкары, и закрепить свое влияние в регионе.

Фото с сайта president.az К кому прислонится Азербайджан

Но все же главными моментами бакинской встречи были вопросы реализации весьма амбициозных проектов, способных усилить роль Южного Кавказа в привязке с Россией и Ираном при том, что влияние последних двух в регионе усилится. В частности, стороны обсудили возможности транспортного коридора «Север-Юг», соединяющего железные дороги государств Северной Европы, России, Азербайджана, Ирана с выходом на Пакистан и Индию.

Дорога эта вдвое сократит время перевозок и значительно снизит их стоимость. До конца апреля откроется один из ее участков — железнодорожный мост, а к концу года железные дороги Ирана и Азербайджана соединятся. Параллельно уже начала функционировать автомагистраль, по которой через Азербайджан идут иранские поставки в Россию.

Напомним, что на территории Ирана будут построены терминал и ширококолейная дорога для транспортировки грузов из Ирана в Россию через Азербайджан.

В числе крупных проектов в рамках треугольника Баку-Тегеран-Москва видятся и энергетические, в частности, создание энергомоста для перетоков электроэнергии из России в Иран транзитом через Азербайджан, а также газовые свопы между Азербайджаном и Ираном с участием российского «Газпрома».

К этому стоит добавить, что ситуация в спорном вопросе раздела Каспия на столь благостном фоне может, по неофициальной информации, сдвинуться с мертвой точки. А также и то, что по данным ТАСС, Азербайджан, Россия и Иран договорились сотрудничать по линии разведок и секторальных министерств. «Некоторые секторальные министерства уже задействованы в процессе трехстороннего сотрудничества, в том числе по линии разведок. … Уже работают наши специалисты. Начало положено. Оно хорошее», — сказал глава иранского МИД Джавад Зариф.

В Баку на политическом и экспертном уровне уже говорят о том, что вышеуказанная встреча глав МИД открыла новый этап сотрудничества между тремя странами, что положительно повлияет не только на экономическое развитие региона, но и на уровень его безопасности, в частности, на урегулирование карабахского конфликта.

Trend приводит мнение члена комиссии по национальной безопасности и внешней политике парламента Ирана Джавада Джахангирзаде, в соответствии с которым «участие России и Ирана в урегулировании нагорно-карабахского конфликта приведет к уменьшению деструктивной роли некоторых стран в этом вопросе».

А депутат азербайджанского парламента Захид Орудж добавил, что, несмотря на заявления западных стран по конфликту, ни у США, ни у Франции, ни у Германии нет войск в регионе, поэтому Россия сохраняет возможности для определяющего влияния на решение конфликта. «После военных операций по инициативе России вновь был восстановлен режим прекращения огня», — напомнил он.

Азербайджанское издание также обратило внимание на то, что в Баку Сергей Лавров особо подчеркнул важность карабахского урегулирования именно в свете новых проектов, реализуемых в регионе. По словам главы российского МИД, из-за угроз обострения конфликта имидж Южного Кавказа как транспортного инфраструктурного региона может быть подорван.

Фото с сайта минобороны.рф Новая русско-турецкая?

Словом, провозглашенный Алиевым треугольник Азербайджан-Иран-Россия уже выстраивается, но это может стать еще одной причиной усиления конкурентной борьбы на Южном Кавказе и Ближнем Востоке, поскольку Турция выстраивает свой треугольник с Азербайджаном и Грузией, и мнение азербайджанского президента, что два треугольника будут содействовать безопасности региона, окажется, скорее всего, несостоятельным.

Во-первых, с учетом испорченных российско-турецких и далеко не блестящих ирано-турецких отношений: Тегеран не допустит расширения сферы турецкого влияния, и, конечно же, войдет с Анкарой в клинч.

Во-вторых, у России с Ираном совершенно отличное от Турции видение урегулирования армяно-азербайджанского и карабахского конфликтов, что стало еще очевиднее во время последних военных действий на линии соприкосновения войск противников. То есть Анкара, в отличие от Москвы и Тегерана, только и делала, что подогревала конфликт, став единственным государством, однозначно и воинственно взявшим сторону конкретной страны — Азербайджана. Такого не позволили себе ни Россия, связанная союзническими отношениями с Арменией, ни Иран, дружащий с армянами, ни США, призвавшие обе стороны к сдержанности.

В-третьих, ни Москва, ни Тегеран не дадут Турции эксклюзивных (читай — диктаторских) прав на Транскаспийский коридор.

В общем, поведение Турции не дает основания полагать, что два треугольника с участием Азербайджана могут послужить миру и стабильности на Южном Кавказе — уж слишком разное у них военно-политическое наполнение. А наложение этих двух геометрических фигур друг на друга вообще может послужить интересам совсем другого игрока — Израиля. Причем и в прямом, и, так сказать, графическом понимании: наложенные друг на друга треугольники образуют шестиконечную Звезду Давида — Магендовид.

Но какие бы альянсы не формировались сейчас в регионе, ключевым звеном в нем все равно остается Азербайджан, которому и придется «принять огонь на себя», то есть определиться: на чьем поле он в итоге играет — России и Ирана или Турции.

Это тяжелый политический выбор, но он неизбежен. Интрига же заключается в том, насколько виртуозно владеет Алиев искусством отделения «зерен от плевел», чтобы не нанести ущерб энергетическому сотрудничеству Азербайджана с Турцией — транзитной страны, по которой Европа ждет поступления азербайджанского газа.

Page 2

old.memo.ru


Смотрите также