Игумен алексий просвирин биография


МОНАХ И ВОИН ( Беседа генерала Альберта Макашова с игуменом Алексием (Просвириным) )

МОНАХ И ВОИН ( Беседа генерала Альберта Макашова с игуменом Алексием (Просвириным) )

Игумен АЛЕКСИЙ. Альберт Михайлович, наблюдая по телевидению и в прессе за травлей генерала Макашова, я, как и многие русские люди, переживал за вас. Боялся, что вы впадете в уныние. Но я вижу — бодрость духа вас не покинула.

Альберт МаКАШОВ. Признаюсь, отец игумен, мне было нелегко. Но у меня, слава Богу, хорошая закалка. Так просто мы не сдадимся.

Игумен АЛЕКСИЙ. В тяжелые времена для нашего Отечества мы встречаемся с вами. Кругом разруха. Все это — жуткий результат правления государством русофобов и христоненавистников.

Вглядываясь в наше прошлое, размышляя о судьбе России, я вижу, что Отечество наше искони держалось на двух силах: на бойцах и молитвенниках, ратоборцах и монахах. Иначе говоря, на воинстве мирском и воинстве духовном. А в самых высоких своих проявлениях они соединялись: монах становился воином, воин — монахом. Тому есть простое объяснение — и те, и другие пылали любовью к Богу и Отечеству.

На память сразу приходит святой преподобный Илья Муромец, воин-богатырь, защищавший рубежи Святой Руси от нашествий иноверцев, закончивший свою жизнь смиренным иноком в Киево-Печерской обители. Классический пример — святой благоверный князь Александр Невский. Ангел-хранитель Руси, заступник Русской земли в тяжкое время татарского ига и агрессии католического Запада. Великий воин, а ведь тоже умер монахом, да не просто монахом, а схимником.

Ну и, конечно, битва на Куликовом поле. Святой благоверный князь Дмитрий Донской приехал перед походом в Свято-Троицкий монастырь получить благословение у преподобного Сергия Радонежского. И великий подвижник земли Русской, славившийся кротостью и смирением, не только благословил князя и предрек ему победу, но и послал с ним на битву двух иноков — Пересвета и Ослябю.

А.М. Именно поэтому наш народ всегда относился с величайшим почтением и уважением к священникам и военным. Священника всегда называли любовно — “батюшка”. А командир хорош, когда он — “отец солдатам”.

В советское время был такой популярный лозунг: “Народ и армия — едины”. Над этими словами много потешались всякие там демократы. А ведь в них заключен глубочайший смысл.

Россия провела в оборонительных войнах большую часть своей нелегкой истории. Русская армия проявляла чудеса героизма и самопожертвования, когда Отечество находилось в опасности. И все крупные военные кампании были, по сути своей, отечественными войнами. А это значит, что воевала не только армия — воевал весь народ. Русский народ — народ-воин, он привык смотреть в лицо опасности и смерти. А тот, кто близко видит смерть, тот и к Богу скорее обращается.

И вот в годы горбачевско-ельцинского правления враги нашей Родины приступили к сознательному развалу армии. Русский народ, который всегда был становым хребтом государства Российского, целенаправленно унижался нравственно и уничтожался физически. Русофобия стала фактически государственной политикой.

Мои товарищи иногда укоряют меня за резкие высказывания. Но когда я вижу, как разрушают мою Родину, как морят голодом стариков и детей, как растлевают молодежь, — сердце кровью обливается. Доколе еще терпеть будем?!

Игумен АЛЕКСИЙ. И что же делать?

А.М. Мой опыт участия в политической борьбе подсказывает мне, что только подъем русского национально-освободительного движения может спасти Россию. Только волна здорового русского национализма смоет с лица нашей земли вся эту рыжую, кучерявую, картавую нечисть, вот уже целое десятилетие терзающую наш народ, издевающуюся над нашими идеалами и святынями. Нужно, чтобы русский человек поднялся с колен, напряг свои силы, показал свою волю и сбросил с плеч, как и 500 лет назад, чужеземное иго. России нужен, нет — просто позарез необходим — именно русский национализм. А как Православная Церковь относится к национализму?

Игумен АЛЕКСИЙ. В общественном мнении широко распространена поверхностная трактовка христианского понимания национального вопроса. Нередко приходится встречаться с попытками отождествления христианства с космополитизмом. Нет ничего более далекого от истины. Лозунг космополитов “Где хорошо, там и родина!” — глубоко чужд Христову учению.

То, чего ищет космополит, — чувственные удовольствия и телесные удобства — смерть для христианина. Никакого гедонизма в христианстве никогда не было и быть не может. Деление же человечества на народы, нации и племена установлено самим Богом и потому законно и богоугодно. Поэтому истинное христианство чуждо всяческому космополитизму.

Противники русского национального возрождения часто спекулируют на известных словах Спасителя: “Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино”. И еще на утверждении апостола: “Во Христе нет ни эллина, ни иудея”. Действительно, христианство в своем полном и совершенном развитии как бы “преодолевает” национальность своим универсализмом, своей вселенскостью, своим призывом к высочайшим нравственным идеалам милосердия и любви.

Но это преодоление может быть по слову апостола только “Во Христе”, то есть на высочайшем уровне духовного развития подвижника. А для всех нас, грешных, Церковь предлагает такое единение, которое — не упраздняя народности — претворяет национальную самобытность племен в драгоценное многоцветие культурных и духовных особенностей, гармонично дополняющих друг друга. На Руси так всегда и было.

Замечательное определение национализму дал известный православный мыслитель Иван Ильин. Он сказал: “Национализм есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всем его своеобразии. Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание. Национализм есть воля к тому, чтобы мой народ творчески и свободно цвел в Божьем саду...”

Поэтому, я думаю, нам нужно перестать стыдиться быть националистами. Можно быть националистом и вместе с тем культурным, эрудированным и умным человеком. Можно быть националистом и вместе с тем — верным чадом Православной Церкви. Противопоставление этих характеристик личности — дело вражие, бесовское. Напротив, духовно насыщенный, интеллектуально выверенный национализм просто необходим в нынешнем мире, а особенно в нынешней России.

А.М. Да, теперь, пожалуй, уже все поняли, что самый главный вопрос современной политики — это русский вопрос. В результате преступной деятельности ельцинистов, издевательски названной “реформами”, больше всего пострадал именно русский народ. Нас лишили государства. После беловежской попойки 25 миллионов русских стали иностранцами в своем Отечестве, обильно политом кровью и потом их предков. В Прибалтике русские вполне официально — люди второго сорта, неграждане (в просторечии — “негры”).

Отовсюду русских гонят. И ведь кто гонит?! Неблагдарные потомки тех, кто раньше — сто, двести, триста лет назад — на коленях молил русских государей спасти их народы от турецкой или немецкой экспансии. Да и в самой России положение русского народа немногим лучше. Возмутительно, что на русских рынках русской картошкой, выращенной русскими крестьянами, торгуют вороватые “лица кавказской национальности”! Но стократ возмутительнее, что в СМИ и в финансовой верхушке, а до недавних пор и в правительстве, русских днем с огнем не сыскать! И это в стране, где 85% населения — русские!

Терпеть далее это безобразие невозможно. Нужно четко заявить, первым пунктом записать в Конституции, что Россия есть государство русского народа. Ни татарам, ни башкирам, ни якутам, ни одному коренному народу это ничем не грозит. Русские всегда были и всегда будут гарантом сохранения всех малых и больших коренных народов России, развития их культуры, традиций и обычаев. Это, кстати, тоже нужно записать в новой Конституции. А вот государственные органы должны формироваться в соответствии с процентным соотношением того или иного народа в составе населения страны. И это будет справедливо.

Игумен АЛЕКСИЙ. Необходимость решения русского вопроса имеет и религиозное обоснование. До нас дошло множество пророчеств, говорящих, что именно от спасения России зависит судьба мира. Святая Русь — последнее препятствие на пути воцарения антихриста, это известно каждому православному еще со времен инока Филофея, возвестившего в XVI веке знаменитое пророчество о “Москве — Третьем Риме”.

Если русский народ не устоит перед напором сил зла, то погибнет все человечество. Знаменитый “всероссийский батюшка”, святой праведный Иоанн Кронштадтский еще в начале века говорил: “Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский”. Потому и ополчаются все силы адовы против русского народа. Не против русских они ведут войну, в против Бога, против Христа-Спасителя, искупившего падшее человечество своей Крестной Жертвой.

А.М. И ведь как извращают проблему! Стоит только заикнуться о бедственном положении русских, о насильственном расчленении русского народа — тебя тут же зачислят в разряд антисемитов.

Вообще у нас в России сложилась какая-то странная практика. Можно критиковать — и даже ругать — грузина, немца, якута... Короче — представителя любой национальности, всех — кроме евреев. Но стоит затронуть запретную “еврейскую тему”, поднимется такой вой, что свету белого невзвидишь. А уж произнести вслух слово “жид” — и вовсе думать не смей. И это при том, что этим понятием широко пользовались Даль и Пушкин, Тургенев и Достоевский!

Игумен АЛЕКСИЙ. И все-таки противостояние русских и евреев, точнее — Православия и иудаизма — имеет прежде всего духовную природу.

Святые Отцы Православной Церкви говорили об этом с древнейших времен. Так, например, еще полторы тысячи лет назад святитель Иоанн Златоуст, получивший от благоговейных потомков прозвище “уста Христовы”, возглашал в церковной проповеди: “Синагога есть вертеп разбойников... Там живут демоны, и не только на этом месте, но и в самых душах иудеев. Не должно ли отвращаться их как всеобщей заразы и язвы для всей вселенной?”

Не удивительно, что святые каноны Православной Церкви, зафиксированные в деяниях Вселенских соборов (и, замечу, не подлежащие отмене до Страшного Суда), запрещают христианам даже лечиться у иудеев или просто мыться с ними в одной бане!

А.М. Так по нынешним временам вас с такими канонами быстро под статью подведут!

Игумен АЛЕКСИЙ. Важно понять, что речь здесь идет не о национальной принадлежности, а о вероисповедании: христианин не должен общаться с христоненавистниками, это вполне очевидно. И второе: в таких правилах никак не возможно усмотреть призывы к каким-либо гонениям на евреев или иудеев. Святая Церковь лишь по-отечески предупреждает своих чад об опасности общения с потомками нераскаявшихся богоубийц и предостерегает: будьте бдительны! Призыв к бдительности внятно звучит из уст пастырей Христовых на протяжении многих веков. Например, один из наиболее известных и авторитетных русских подвижников XIX века, епископ Игнатий Брянчанинов, прославленный недавно Русской Православной Церковью в сонме святых угодников Божиих, так говорил о духовной основе еврейской проблемы: “Иудеи отвергли Спасителя, простерли на воплотившегося Бога богоубийственые руки. Всесовершенного Бога они причислили к разряду преступников и предали поносной казни... Будучи всецело заняты своим земным значением, мечтая о необыкновенном земном преуспеянии... в ослеплении преследуя идею о всемирном господстве, якобы обетованном Словом Божиим израильскому народу... ради одной суетной мечты отвергли Мессию”.

А.М. А что говорят нынешние авторитетные священнослужители по этому поводу?

Игумен АЛЕКСИЙ. Среди современных авторов наиболее точно суть проблемы обрисовал блаженной памяти митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн: “Дело в том, — говорил он, — что иудаизм не имеет, в христианском понимании, никакого положительного религиозного содержания. С того момента, как иудеи распяли Мессию, Иисуса Христа, сына Божия, Которого они должны бы были принять с благоговением и любовью, ибо именно им Бог доверил знание о том, что Христос придет спасти человеков от греха, — с этого момента основой иудаизма стало воинствующее антихристианство. Отсюда — все сложности русско-еврейских отношений, ибо Святая Русь веками сознавала себя как защитницу и главную хранительницу христианских святынь, равно в области духовной и государственной”.

Вот почему после 1917 года именно евреи стали главными организаторами и вдохновителями страшных гонений на Русскую Православную Церковь. Вот почему в наши дни именно телекомпания НТВ, принадлежащая лидеру российского Еврейского конгресса банкиру Гусинскому и отражающая интересы иудейской общины в России, пошла на показ кощунственного фильма Скорцезе, оскорбляющего чувства миллионов православных прихожан. Вот почему именно политики-евреи стали главными организаторами нынешнего погрома России...

А.М. Кстати, честные евреи всегда ясно сознавали, чем грозит для них безумное стремление к власти их фанатичных соплеменников. Я приведу вам слова И.М.Бикермана, еврейского публициста, опубликовавшего статью на эту тему в сборнике “Россия и евреи”, изданном в Берлине в 1924 году. “Русский человек, — писал Бикерман, — никогда не видал еврея у власти. Были и лучшие, и худшие времена, но русские люди жили, работали и распоряжались плодами своих трудов, русский народ рос и богател, имя русское было велико и грозно. Теперь еврей — во всех углах и на всех ступенях власти... Русский человек видит теперь еврея и судьей, и палачом. Не удивительно, что сравнивая прошлое с настоящим, он утверждается в мысли, что нынешняя власть — еврейская и что потому именно она такая осатанелая... Русский человек твердит: жиды погубили Россию. В этих трех словах и мучительный стон, и надрывный вопль, и скрежет зубовный... Волны юдофобии заливают теперь страны и народы, и близости отлива еще не видно. Именно — юдофобия: страх перед евреем как перед разрушителем”. Я думаю, что это признание еврейского автора не требует комментариев.

Игумен АЛЕКСИЙ. Действительно, хватит об этом. Возвращаясь к теме глубочайшего родства воинства духовного и воинства мирского, я хочу обратить ваше внимание вот на какой факт. На мой взгляд, удивительная общность судьбы священнослужителей и офицеров в ХХ столетии глубоко символична. И те, и другие уцелели просто чудом!

Возьмем офицерский корпус. Сначала, после безумия братоубийственной гражданской войны, из России было вышвырнуто “белое” офицерство. Затем почти полностью уничтожили тех офицеров царской армии, которые воевали на стороне красных. Потом последовали репрессии 1937-1938 годов, в ходе которых наряду с друзьями и поклонниками “иудушки” Троцкого были расстреляны и посажены в лагеря тысячи неповинных офицеров.

Одновременно с этим шло планомерное уничтожение духовенства. Воинствующие безбожники Губельмана-Ярославского вовсю глумились над чувствами верующих. Третью пятилетку громогласно объявили “безбожной”. В ходе ее реализации на территории СССР было закрыто 95% храмов!

Но грянула Великая Отечественная война. И вот — 1943 год. Церковь вдруг — после знаменитой ночной беседы трех иерархов со Сталиным — отпущена из плена. При активном содействии власти проходит Архиерейский Собор, который избирает Патриарха. Открываются тысячи храмов. Колокольный звон снова зазвучал над просторами русской земли, напоминая, что она — Святая Русь.

Одновременно и офицерскому корпусу возвращают золотые погоны, старые воинские звания. Ситуация резко меняется...

А.М. Я думаю, что понять все эти метаморфозы невозможно без учета изменения характера советской власти. В ранней истории Советской России явственно различимы два этапа развития. На первом этапе у государственного руля и во главе репрессивных органов стояли интернационалисты-троцкисты, в большинстве своем нерусские, главным образом евреи. Ко второй половине 30-х годов Сталину удалось в основном разгромить эту банду русоненавистников. Власть взяли в свои руки патриоты-государственники.

Вокруг Сталина сплотилась группа русских коммунистов: Куйбышев, Жданов, Маленков и другие. Но главная заслуга в деле направления пробудившегося энтузиазма народа в русло национально-государственного созидания принадлежит самому Иосифу Виссарионовичу Сталину.

Сталин — богатырская фигура в нашей истории. Его незаурядный ум, великолепные организаторские способности признавали даже враги. С его именем связана великая победа в войне с самой сильной армией мира. Под его руководством в кратчайшие сроки была восстановлена разрушенная войной экономика.

Его роль в нашей истории невозможно переоценить. Одного того, что Сталин возродил русское офицерство, восстановил в правах Русскую Православную Церковь, было бы достаточно, чтобы его имя вошло в анналы нашей истории. Однако сегодня эта гигантская личность оболгана и оклеветана. Всякие радзинские, волкогоновы и прочие (имя им легион) продолжили дело Троцкого. Но этим карликам так и не удалось изгнать имя Сталина из народной памяти. Сегодня его портреты можно видеть на всех патриотических митингах и собраниях. Я думаю, что без очищения национального сознания, без восстановления доброго имени Сталина нам не продвинуться вперед в деле возрождения России.

Игумен АЛЕКСИЙ. И все-таки главный вопрос в том, каковы должны быть практические меры на этом пути?

А.М. Да уж, сегодня перед нами со всей остротой встал извечный русский вопрос: что делать? Как остановить окончательный распад страны? Как возродить Великую Россию? Мои наблюдения и размышления, мой личный опыт привели меня к выводу: подъем русского национально-освободительного движения должен начаться с установления в России сильной власти.

Только будучи сильной, власть будет эффективной, сможет успешно решать все проблемы страны. Решать их в интересах народа, а не кучки еврейских олигархов. Образец известен — власть должна быть такой, какой она была при Сталине. Ведь за годы его правления мы стали сильнейшей державой мира, одновременно резко повысив уровень жизни населения страны. Это ли не пример эффективности!

Вообще государство подобно большой семье. Не зря к государственной власти русский народ всегда испытывал сыновние чувства. Царь был “батюшкой”, Сталин — “отцом народов”. А отца одновременно уважают, любят, но и побаиваются. Зато настоящий отец со своей стороны готов жизнь за домашних положить. Он ни воровать, ни обманывать детей не станет, а если наказывает — то только за дело.

Нам нужен современный вариант сталинизма в политике. Только так можно восстановить доверие народа к власти, уважение к ее представителям. Да и всякие там березовские и гусинские будут знать свое место. Словом, современный сталинизм и есть основа выхода из нынешнего кризиса, условие возрождения Великой России.

Игумен АЛЕКСИЙ. Трудно спорить, что без сильной, волевой власти наше государство просто не выживет. Это — необходимое условие возрождения России. Необходимое, но не достаточное. Ведь сам по себе национализм таит немало опасностей. Главная из них — опасность фашизации русского национального движения. Думаю, что наши враги дорого дали бы за то, чтобы мы пошли этим гибельным путем.

Впрочем, некоторые попытки направить огромную энергию русского национального возрождения в этом направлении уже делались. Так, например, православные с тревогой наблюдают за попытками привить нашему национальному чувству вирус “славянского язычества” и оккультизма — этих религиозных основ фашистской идеологии.

Поэтому одновременно с подъемом национального движения, одновременно с установлением сильной власти должен происходить и духовный, нравственно-религиозный подъем. В политической борьбе, как нигде более, нужно ясное понимание смысла действий, смысла жизни. А вне веры в Бога у жизни нет смысла. Без Бога, без Церкви человек будет жить ради удовлетворения своих похотей, ради богатства, ради тщеславия. Это — гибельный, тупиковый, бесперспективный путь.

А.М. Но ведь есть и другая дорога? Есть православный идеал русской государственности?

Игумен АЛЕКСИЙ. Для православного христианина идеалом государственного устройства является самодержавная монархия, потому что она есть образ Царствия Небесного. Но, конечно, нужно быть реалистами. При нынешнем состоянии умов, при том разврате и хаосе, что господствуют в современной России, Господь вряд ли дарует нам Своего Помазанника, Православного и Самодержавного Царя.

Если же попытаться определить тот политический режим, тот способ власти, который нужен нашей истерзанной “реформами” Родине, исходя из тех политических реальностей, которые сегодня существуют, то я бы назвал его “православным сталинизмом”. И одним из важнейших его признаков должен быть стратегический союз русской государственной власти с Православной Церковью. Это — главное условие, залог возрождения России.

А.М. Ну, если так, то и я — православный сталинист.

Игумен Алексий (Просвирин), гл. редактор журнала “Ревнитель православного благочестия”, скитоначальник Иоанно-Предтеченского скита Барнаульской епархии

Следующая глава

public.wikireading.ru

Гора Афон, Гора Святая!

Продолжение, начало в № 6, 7 и 11Дважды побывав на Святой Горе Афон, я понял, что окончательно заболел «афонской болезнью», – так образно назвал мой знакомый монах из Оптиной пустыни стремление человека вновь и вновь соприкасаться с этим великим земным чудом. Попадая, наверное, в единственный на земле уголок земного рая, начинаешь остро осознавать, что мир, оставшийся за бортом парома со всеми его страстями и бедами, уже где-то очень далеко, на другой планете…Нас было семеро – совершено разных, не похожих друг на друга людей, разных и по возрасту, и по профессии. «Военно-державный отряд» – так я назвал его в своем предыдущем фоторепортаже. А состав в нашей команде был действительно боевой. Во главе – мой давний друг, настоятель храма во имя Державной Божией Матери в городе Жуковском отец Николай Булгаков, мои давние знакомые врачи из Центрального военного госпиталя им. П.В. Мандрыка профессор Вячеслав Успенский, хирург Александр Барсуков, уролог Дмитрий Зеленин, его дедушка Валентин Николаевич и мы с Владимиром Танаковым из «Руси Державной».

Перед отъездом отец Алексий Просвирин, много раз побывавший на Афоне, более года живший в пустынном уголке Каруля, предупредил: «Такими большими группами лучше не ездить – много будет искушений». Честно говоря, по прошествии месяца со дня возвращения с Афона не могу вспомнить каких-то больших искушений и трудностей. Правда, первые дни мучила постоянная мысль, как лучше проложить маршрут, чтобы постараться побольше увидеть за короткий недельный срок. Отец Алексий Просвирин еще в первый раз говорил мне: «Ты не беспокойся, Матерь Божия все сама управит!» И все оказалось именно так. Складывалось впечатление, что кто-то невидимым чудесным образом выстраивал стройный и самый оптимальный маршрут нашего паломничества: Великая Лавра, Иверон, скит апостола Андрея Первозванного, Каруля, Свято-Пантелеимонов монастырь, Ватопед, монастырь Святого Павла.Неожиданные встречи начались прямо в аэропорту «Домодедово». Отец Николай встретил своего давнего друга, известного московского священника отца Александра Торика – автора популярнейшей в православной среде книги «Флавиан». Он возглавлял группу паломников на Святую Гору. Среди них я увидел известного писателя Александра Сегеня и своего давнего знакомого из Нижнего Новгорода Бориса Золотарева. Оба ехали на Афон впервые. Договорились встретиться уже на Святой Горе…Вечер в уютном городке Уранополис прошел в волнующем ожидании начала завтрашнего путешествия. Я невольно вспомнил свои недавние ощущения перед первой поездкой и представил, каково им, моим товарищам, впервые открывающим загадочный мир Святой Горы.И вот он показался по левому борту парома, долгожданный берег Афона. Несмотря на поздний октябрь, совсем по-летнему тепло и солнечно…Неделя на Святой Горе пролетела, как один большой и насыщенный день. И каждая минута, пережитая здесь, останется навсегда в глубине наших сердец…

Отец Николай, с которым я еще больше сблизился за эти дни, часто повторял: «Надо же, прямо как в раю, наверное. Спаси Господи!»На берегу моря, рядом с монастырем Иверон, у источника Божией Матери мы встретили русского монаха из скита преподобного Серафима и батюшек из Украины. И таких встреч было немало на всем нашем пути. Афон, как мощный магнит, как огромный храм, собирает православных людей со всего мира…Удивительная встреча на пароме с православным немцем: «Я уже двадцать восьмой раз на Афоне», – с гордостью сказал он отцу Николаю.Еще одна неожиданная встреча – в нашем Свято-Пантелеимоновом монастыре с архимандритом Нектарием из Оранского монастыря, что под Нижним Новгородом. Он тепло приветствует и благословляет меня. А вечером в храме Великомученика и целителя Пантелеимона мы на исповеди у духовника монастыря архимандрита Макария. Он узнает меня и с легким упреком произносит: «Что же вы прошлый раз так быстро уехали? Я хотел вам свою книгу подарить!» Он имел в виду наш майский визит.Божественная литургия была посвящена иконе Божией Матери Иерусалимской. И это был истинный подарок всем нам. Ее возглавил митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий. Праздничные богослужения в афонских монастырях вообще отличаются особой торжественностью и красотой. В храмах только восковые свечи и лампады, которые заправляют исключительно оливковым маслом. Огонек теплится чаще всего внутри стеклянного стаканчика, освещая, как фонариками, святые иконы. И, пожалуй, самое главное и самое трудное для нас, паломников, – ночные службы. Это, несомненно, непросто – простоять всю ночь на ногах. Помогают молитва и стасидии (кресла), которые стоят рядами вдоль стен. На них можно опереться, иногда даже присесть…На Карулю (есть такое заповедное место на Святой Горе) мы попадаем вновь в гостеприимные руки отца Андрея. Он уже второй год живет и служит в обители, которую построил легендарный монах Афанасий.

От пристани мы поднимаемся в гору крестным ходом. Поем «Богородице, Дева радуйся». Отец Николай впереди с иконой Державной Божией Матери. Подъем крутой, и поэтому часто приходится останавливаться, чтобы перевести дух. Батюшка торжественно вручает Державную икону отцу Андрею, и мы входим в храм. Оказывается, мы уже на высоте трех девятиэтажных домов. В Москве, наверное, ни за что бы на такую высоту не поднялся.После ночной литургии и краткого отдыха мы с Александром Барсуковым в сопровождении отца Андрея отправляемся навестить отшельников в ближайших келиях, с некоторыми из них я уже познакомился в прошлый приезд.Греческий монах отец Арсений прожил в своей незамысловатой келье, которая, как ласточкино гнездо, прилепилась к скалам, более 50 лет. Задаю наивный вопрос: «Что помогает вам в такой суровой подвижнической жизни?» Он понимающе улыбается и отвечает: «Надо же эти горы кому-то охранять!»Заходим к сербскому монаху Серафиму. За чаем с афонским медом неторопливо идет беседа – естественно, о судьбах мира и православия. Такой уж мы, видно, народ – только о глобальных проблемах можем рассуждать.От одной кельи к другой пробираемся вдоль отвесного обрыва, держась за цепи. Вниз лучше вообще не смотреть – голова кругом идет. А отец Андрей, легко перебегая по узкой тропинке, улыбаясь, говорит: «Мы и ночью, бывает, здесь ходим, причем в любую погоду». Трудно даже представить! Осторожно интересуюсь: «Были ли случаи падения в пропасть?» Получаю сдержанный, но утвердительный ответ...Перед отъездом с Карули отец Николай отслужил молебен с акафистом Державной Божией Матери. Державная икона, которую мы привезли из Москвы, теперь находится на горнем месте в алтаре храма.В монастыре Ватопед меня встречают уже как старого знакомого. Монаху Досифею, который переводил в мае месяце беседу с игуменом Ефремом, вручаю на память фотографии и «Русь Державную» с очерком о моей первой афонской поездке...Вечером в храме Благовещения выносят для поклонения святыни монастыря и Ковчег с частицей пояса Богородицы. Чудны дела твои, Господи! Пояс Богородицы сейчас в России! Но, оказывается, часть этой великой святыни никогда не покидает монастырских стен.Матерь Божия чудесно устроила так, что мы стали частью того невидимого мостика, который связывает русскую землю со Святой Горой. И действительно, именно 20 октября, в день нашего приезда на Афон, честной пояс Пресвятой Богородицы прибыл в Россию, в Санкт-Петербург.

Последнюю ночь на Святой Горе отец Николай предложил провести в монастыре Дохиар, где находится чудотворная икона «Скоропослушница». Но, как видно, не было на то благословения Матери Божией… Только потом мы поняли, почему...У пристани нас ждал автобус, который за считанные минуты поднял наш отряд высоко в гору, к стенам монастыря Святого Павла. А вечером ко мне подошел незнакомый монах и с открытой, доброй улыбкой молча протянул небольшой бумажный сверток. На мой вопросительный взгляд он ответил на чистом русском языке: «Это вам наш монастырский хлеб, он еще теплый. Я – здешний пекарь». Такой неожиданный и бесхитростный подарок растрогал меня до слез… И я разделил его на всех.Утром, в день отъезда, игумен монастыря архимандрит Парфений пригласил нас с отцом Николаем к себе. Беседа с этим удивительным человеком просто потрясла нас. Как оказалось, он – один из самых уважаемых старцев на Святой Горе. «Настоящий духовный богатырь», – скажет потом о нем отец Николай. «И какое духовное единодушие с нашими старцами!» Батюшка подарил отцу Парфению фотографию отца Николая Гурьянова. Афонский старец благоговейно прижал ее к своей груди. Беседа с отцом Парфением длилась более часа. Это был разговор о судьбах мира, о судьбе России, о нашей православной вере. Хотелось бы напомнить последние, но, может быть, самые важные слова пламенной проповеди афонского монаха:

«Мы запечатаны Святым Духом печатью Святого Мира. Исповедание наше заключается в том, что мы – христиане. Нам больше ничего не нужно. То, что кто-то не является христианином, – это его личное дело, кого он слушает и за кем идет. Нас главным образом должно беспокоить то, что мы, христиане, должны следовать Христу и исповедовать Христа в своей жизни. Наша справедливость и истина только в Боге существуют».Мы вернулись с Афона на любимую нашу Родину. И последний подарок со Святой Горы мы получили уже в Москве, у Честного Пояса Пресвятой Богородицы. Матерь Божия обняла и благословила Россию и наш православный народ.На первой странице подаренной мне недавно книги стихотворений ее автор, известный петербургский поэт и морской офицер Борис Орлов, написал: «Пусть Афон освещает Россию!» Мне к этим словам уже нечего добавить.

Андрей ПЕЧЕРСКИЙ

Фото автора

Полностью можно прочитать беседу с архимандритом Парфением в предыдущем выпуске «Руси Державной».Беседу с игуменом Ватопедского монастыря архимандритом Ефремом можно прочитать в июньском выпуске «РД» или на нашем сайте.

от 04.11.2019 Раздел: Декабрь 2011 Просмотров: 808
Всего комментариев: 0

rusderjavnaya.ru

Архимандрит Иннокентий (Просвирнин): к 25-летию со дня кончины

Статья священника  Димитрия Сафонова, канд. ист. наук, канд. богословия, клирика храма св. прав. Иоанна Кронштадтского в Жулебино.

Архимандрит Иннокентий (Просвирнин) —  выдающийся церковный  историк, археограф и источниковед, замечательный пастырь – последний год своей жизни провел в Новоспасской обители. Здесь он преставился ко Господу 25 лет назад  в день памяти апостолов Петра и Павла 12 июля 1994 года. Здесь он и был похоронен. Память его очень почитается в обители.  Этот выдающийся подвижник церковной науки сегодня является примером служения Церкви для очень многих православных людей. Важнейшее значение приобретает дальнейшее изучение его жизненного пути и наследия.

Архив архимандрита Иннокентия (Просвирнина), находившийся в Новоспасском монастыре, был безвозмездно передан в Отдел рукописей Российской государственной библиотеки в 1996 году тогдашним наместником обители епископом Орехово-Зуевским (впоследствии  – архиепископом Костромским и Галичским) Алексием (Фроловым) (1947-2013)[1].

Важнейшим и еще не изученным источником о жизни и трудах  архим. Иннокентия (Просвирнина) является его  личное дело, хранящееся в архиве Московской духовной академии. Обзору этого ценнейшего источника и посвящена наша статья.

В деле имеются документы, характеризующие жизнь о. Иннокентия с момента рождения до 1986 года.  Первым хронологическим документом является подлинник свидетельства о рождении А. Просвирнина. Он родился 5 мая 1940 года в Омске в семье Ивана Демьяновича и Марии Михайловны (урожденной Карповой) Просвирниных.

Своим ранним церковным воспитанием будущий архимандрит был обязан матери. В своей автобиографии он писал о том, что в детстве он был чудесно исцелен от косноязычия[2]. Мать начала водить его на службы в кафедральный собор г. Омска в раннем детстве, здесь он ощутил «какое-то необъяснимое тяготение к Алтарю»[3]. В феврале 1950 г. он упросил мать отвести его к правящему архиерею архиепископу Ювеналию (Килину)[4] с просьбой взять его прислужником. Вскоре Толя Просвирнин стал старшим иподиаконом, оставаясь им до поступления в семинарию. С лета 1957 года,  по окончании средней школы, он стал готовиться к поступлению в МДС под духовным руководством архиепископа Вениамина (Новицкого)[5], иподиаконом которого был.

В личном деле имеется рекомендация архиепископа Иркутского Вениамина (Новицкого) от 13 июня 1958 года на поступавшего в МДС Анатолия Просвирнина на имя ректора МДС прот. Константина Ружицкого[6]. Приложена также справка настоятеля Знаменского собора г. Иркутска о том, что А. Просвирнин проходил иподиаконское служение в этом соборе. Имеются  справка о состоянии здоровья, аттестат зрелости, полученный в 1957 г., а также справка о крещении 14 мая 1945 г. из Омского кафедрального собора.

В деле имеется также автобиография А. Просвирнина, написанная перед  поступлением в МДС. Из документа следует, что решающую роль в судьбе архим. Иннокентия сыграл архиепископ Вениамин (Новицкий), иподиаконом которого он был с 1950 года, т.е. с 9-летнего возраста. В феврале 1958 года Анатолий переехал вместе с архиепископом Вениамином в Иркутск и с тех пор жил отдельно от семьи.

В прошении о допущении к вступительным экзаменам (июнь 1958 г.) 18-летний юноша писал об имеющемся у него «твердом и непринужденном желании посвятить свою жизнь служению Церкви». Из прошения следует, что он просил зачислить его в третий класс. В августе 1958 года он приехал в Семинарию и в сентябре сдал экзамены для поступления в 3 класс Семинарии, однако был зачислен во второй класс, т.к. экзамены успел сдать не все.  Первый год обучения он закончил по первому разряду[7].

В справке, датированной 28 сентября 1959 г., иеромонах Питирим (Нечаев), будущий митрополит (1926-2003), а тогда инспектор МДС, оценивал успеваемость студента 3 класса А. Просвирнина как хорошую, а дисциплину как отличную. Митрополит Питирим признался как-то в разговоре с Н.Н. Лисовым (1946-2019), что в МДА и С за 30 лет преподавания имел только одного талантливого ученика, которым был Анатолий Просвирнин[8].

В октябре 1959 г., согласно справке, подписанной заведующим канцелярией С. Волковым, А. Просвирнин был отчислен из состава учащихся в связи с призывом в армию. Следующий документ датирован 5 июля 1962 г. – это прошение А. Просвирнина о восстановлении в 3-м классе МДС. На конверте помечен номер воинской части военно-воздушных сил, расположенной в Баку. Прибыть в Лавру А. Просвирнин смог только в декабре 1962 г., т.к. был демобилизован только в этом месяце, что следует из прошения на имя ректора, поданного 15 декабря 1962 г.

Декабрем 1962 г. датируются также прошения о восстановлении в составе учащихся на имя Совета МДА и на имя Патриарха Алексия (Симанского). Очевидно, в Московской семинарии  не спешили  восстанавливать А. Просвирнина в составе учащихся, поэтому ему пришлось обращаться к Патриарху. В письме к Предстоятелю Церкви он писал, что в армии имел 37 поощрений и ни одного взыскания, имеет знак «отличник ВВС» и просил восстановить его  в числе воспитанников МДС и снова прописать в г. Загорске.

В начале 60-х годов, органы милиции стали чинить различные препятствия в восстановлении прописки тем из воспитанников духовных учебных заведений, которые хотели продолжить свое обучение с момента демобилизации из рядов Советской Армии. Очевидно, в декабре 1962 г., А. Просвирнин был зачислен в четвертый класс, сдав задним числом экзамены за третий класс. Табель за третий класс, датирован задним числом  — 29 мая 1962 г., когда он еще служил в армии.

Согласно справке за подписью инспектора МДС иеромонаха Филарета (Денисенко), летом 1963 г. он был переведен в 4-й класс семинарии, который тогда был последним. С июня 1963 года он становится иподиаконом у епископа Питирима[9] – и одновременно внештатным сотрудником Издательского отдела Московской Патриархии.  В Издательском отделе о. Иннокентий работал ровно 30 лет: с 23 мая 1963 года по 25 мая 1993 года.

9 марта 1964 г. он пишет прошение на имя ректора МДА прот. Константина Ружицкого о зачислении в Академию. В характеристике, подписанной ректором, инспектором и секретарем Ученого совета МДА и С, А. Просвирнин характеризуется с самой положительной стороны: «отличных способностей и успеваемости, безупречно дисциплинирован»[10]. В сентябре 1964 года А. Просвирнин начал обучение в МДА.

Согласно благодарности ректора, А. Просвирнин потрудился во время подготовки к празднованию 150-летия пребывания МДА в стенах Троице-Сергиевой лавры, которое состоялось осенью 1964 г.

Уже в годы обучения в духовных школах у Анатолия возникли серьезные проблемы со здоровьем. Согласно прошению, написанному в мае 1966 г., на имя ректора епископа Филарета, А. Просвирнин просил перенести ему зачетную сессию из-за обострения язвенной болезни.

Как сказано выше, в 1963 году А. Просвирнин был привлечен епископом Питиримом (Нечаевым) к сотрудничеству в  Издательском отделе Московской Патриархии. Немного позже он  был зачислен в штат редакции Журнала Московской Патриархии в качестве литературного сотрудника[11]. В шестом номере ЖМП за 1965 год была опубликована первая статья А. Просвирнина, посвященная митрополиту Тобольскому и всея Сибири Иоанну[12].

В сентябре 1966 г. епископ Питирим просил освободить студента 3 курса МДА А. Просвирнина от посещения лекций в связи с работой в редакции ЖМП. В январе 1967 г. он начинает работу над кандидатским сочинением об Оптиной пустыни[13] и просит ректора МДА испросить разрешение Совета по делам религий на работу с фондом отдела рукописей ГБЛ[14]. Такое обращение было ректором направлено в  Совет 2 февраля 1967 г[15].  С этого времени архим. Иннокентий становится частым посетителем рукописных отделов библиотек и музеев. Об этом свидетельствуют имеющиеся в деле обращения администрации МДА в музей им. А. Рублева[16] и ЦГАДА[17] о допуске в эти хранилища А. Просвирнина.

Согласно характеристике, подписанной ректором МДА епископом Филаретом (Вахромеевым), в 1968 г., по окончании академии, А. Просвирнин был оставлен при ней профессорским стипендиатом и преподавателем. Он начал преподавать историю Русской Церкви в 4-м классе Семинарии, будучи редактором двух отделов в ЖМП – «Богословского» и «Проповеди»[18].

7 сентября 1968 г. ректор МДА направил письмо директору Библиотеки им. Ленина о разрешении работать в этой библиотеке преподавателю А.И. Просвирнину над темой «Введенская Оптина пустынь в истории русского монашества»[19]. В 1968 г. им была защищена курсовая работа на тему: «Введенская Оптина пустынь в истории русского монашества»[20]. Неопубликованные работы об Оптиной пустыни вошли в сборник трудов о. Иннокентия, вышедший в 2008 году[21].

Согласно обращению ректора МДА в Государственный Исторический музей, в декабре 1968 г. А. Просвирнин начал работу над темой «Издательская деятельность в Синодальный период». В ГИМе им были изучены фонды Синодальной типографии и Синодальной библиотеки.  Летом 1969 г. он работал в Якутске с фондами местного архива, изучая историю церковной миссии в Якутии[22].

В деле имеется анкета, которую заполнил от руки А. Просвирнин в ноябре 1968 г., когда он начал свое преподавание в МДС. Имеется также копия послужного списка, заверенная заведующим канцелярией МДА, датированная  16 ноября 1968 г. Эти документы были оформлены после того, как решением ученого Совета МДА от 30 августа 1968 г. он был назначен преподавателем  истории Русской Церкви в МДС. За короткий срок А. Просвирнин с помощью профессора И.Н. Шабатина создал новую программу курса: «В деталях разбирали дальнейшую разработку Истории Русской Церкви с И.Н. Шабатиным[23] (в 1968 году). Владыка Филарет одобрил. И я начал пахать…»[24].

11 января 1970 г. он пишет автобиографию, которая была нужна для принятия решения о его рукоположении. Он выражал твердое намерение «вступить на пастырский путь, оставаясь в неженатом состоянии»[25].

Имеется копия прошения ректора МДА от 17 января 1970 г. на имя Патриарха Алексия, в котором испрашивалось благословение на его рукоположение целибатом. 19 января Патриарх наложил положительную резолюцию, о которой сообщил в МДА управляющий делами МП митрополит Алексий (Ридигер). 4 февраля состоялась его диаконская хиротония, которую совершил епископ Питирим в Успенском храме Новодевичьего монастыря[26].

18 февраля 1970 года диакон А. Просвирнин написал прошение на имя Ректора МДА о рукоположении во иереи к академическому храму Покрова Пресвятой Богородицы[27]. 19 февраля ректор МДА подал рапорт Патриарху о рукоположении о. Анатолия в сан иерея[28]. 22 февраля епископ Питирим рукоположил его в Успенском храме Новодевичьего монастыря в сан иерея[29].

В деле имеется собственноручная запись епископа Питирима о хиротонии А. Просвирнина во диакона и священника. В деле сохранились присяжные листы, заверенные братскими духовниками ТСЛ архимандритами Петром и Кириллом и заполненные форма «Допрос ставленнику перед рукоположением». Архимандрит Кирилл (Павлов) подписал справку об отсутствии препятствий к рукоположению по итогам ставленнической исповеди. К Пасхе 1970 г. о. Анатолий был удостоен камилавки, а 18 июля 1971 года – права ношения наперстного креста.

В личном деле  имеются поздравления ректора и членов администрации с принятием сана, днями Ангела. Совет выносил ему благодарности за каждое пожертвование в библиотеку МДА.

Сохранились  прошения о. Анатолия, связанные с его преподавательской деятельностью. Так в 1971 г. он пишет прошение об освобождении его от участия в экзамене в качестве ассистента при принятии экзаменов в МДС в связи с «плохим состоянием здоровья и прохождением курса лечения», к началу 1970-х годов относятся его прошения о краткосрочных командировках в Ленинград[30] и другие города для работы в архивах и библиотеках.  В Ленинграде в 1971 г., согласно обращению ректора Академии к директору Государственного исторического архива, он работал над темой «История русской исторической науки».

В 1972 г., согласно документам дела, он работал над монографией по истории Русской Православной Церкви в синодальный и новейший периоды. Как преподаватель МДС он задался целью создать новый курс истории Русской Церкви, поскольку синодальный период освещался по дореволюционным учебникам, а история Церкви в СССР вообще оставалась практически без внимания. В результате трудов о. Анатолия был заново сформирован курс истории Русской Церкви за период с 1700 по 1970 год[31]. Здесь расписаны лекции по истории Русской Церкви синодального и новейшего периода в МДС, тематика каждого занятия, причем все второе полугодие отводилось периоду с 1917 по 1970 гг., который ранее вообще не изучался в Семинарии.

В деле сохранился отчет о его работе в 1971-1972 учебном году[32]. Согласно этому отчету, над изучением истории Церкви синодального периода он работал сразу в ряде архивов и рукописных фондов: отделах рукописей ГБЛ, ГИМ, БАН, ГПБ, а также в ЦГАДА. Им была составлена библиография трудов членов профессорско-преподавательской  корпорации СПбДА: С. Рункевича, Н. Сагарды, Б. Тураева, Н. Никольского, В.Н. Бенешевича, В.В. Болотова,  А.И. Бриллиантова и других.

Им были сняты копии с описей фондов В.В. Болотова и митр. Филарета (Дроздова) в ГПБ (Ленинград). В библиотеке Академии Наук он изучил библиотеку Петра I, рукописи прп. Паисия (Величковского) и фонды Архангельской духовной семинарии. Фонд Троице-Сергиевой лавры он изучал в ГБЛ и ЦГАДА. Им был разобран архив скончавшегося в 1971 г. проф. прот. Иоанна Козлова[33]. Кроме того, он собирал материалы для завершения «Истории Церкви» свящ. Сергия Мансурова, им была составлена библиография всех публикаций, посвященных Троице-Сергиевой лавре и преп. Сергию.

В рамках подготовки многотомных «Миней» о. Иннокентием изучались рукописи и издания служб русским святым, он также подготовил материалы для «Сибирского патерика».

В 1970-е гг., когда Церковь начала активный диалог с Дохалкидонскими Церквами, по воле Священноначалия о. Иннокентий собрал материалы по истории Коптской и Эфиопской Церквей, а также изучил фонды дореволюционных историков Восточных церквей. Он также подготовил к публикации ряд творений Исаака Сирина и свт. Григория Паламы по славянским спискам.

Со второй половины 1970-х годов основная работа велась им в редакции ЖМП и Издательском отделе. Написанные статьи, отредактированные и отрецензированные рукописи, аннотации на новые книги исчислялись десятками.

С 1974 г. поздравления и резолюции ректора направляются из канцелярии МДА для о. Анатолия в Новодевичий монастырь, где располагался Издательский отдел. Ректор МДА архиепископ Владимир (Сабодан) в эти годы постоянно просил митр. Алексия (Ридигера) как главу Учебного комитета о новых отношениях в архивы и библиотеки для о. Анатолия. Копии его писем сохранились в деле.

Руководство Академии ценило его труды. В деле имеются выписки из распоряжений ректора и решений Совета МДА о поощрениях и об изменении преподавательской нагрузки о. Анатолия. Согласно формулярному списку, заполненному о. Анатолием в августе 1976 г., его нагрузка составляла 8 академических часов в неделю. С 1975 года он преподавал Историю Русской Церкви на I курсе МДА[34].

Безусловный научный интерес представляет сохранившийся в личном деле машинописный вариант неопубликованной речи о. Анатолия на Филаретовском вечере «Русская рукописная традиция Священного Писания», которая была произнесена  14 декабря 1976 года.

В 1977 году протоиерей Анатолий Просвирнин принял монашество. Согласно удостоверению, подписанному архим. Иеронимом (Захаровым), наместником Лавры, 27 декабря 1977 г. он совершил монашеский постриг о. Анатолия с именем Иннокентий[35]. Это было первое в Русской Церкви пострижение с наречением монашеского имени в честь незадолго до того прославленного святителя Иннокентия (Вениаминова), апостола Сибири и Аляски, которого особенно чтил о. Анатолий.

К Пасхе 1978 г. он был награжден саном игумена[36], а 5 сентября 1979 г. — крестом с украшениями[37]. В том же году он был удостоен ордена прп. Сергия III степени. К Пасхе 1981 г., согласно резолюции Патриарха Пимена, игумен Иннокентий был возведен в сан архимандрита. В октябре 1981 г. ему было поручено написать статью о творческом пути свящ. Павла Флоренского, в связи с подготовкой к 100-летнему юбилею ученого[38].

В 1982 г. о. Иннокентий решил читать новый курс в МДА, решением Совета за ним была закреплена пробная лекция «О методах источниковедческой работы» для подготовки курса лекций в МДА. Архим. Иннокентий впервые разработал источниковедческий курс для Академии.

С 1983 г. в связи с ухудшением состояния здоровья он просил освободить его от преподавания истории Русской Церкви в МДС, оставив при этом преподавателем в МДА[39].

В этот период он организовал первую научно-исследовательскую экспедицию на Афон. Экспедиция проходила с 12 сентября по 21 октября 1983 г. и была приурочена к юбилеям — 1000-летию русской книги и 1000-летию принятия христианства на Руси. В состав группы помимо самого о. Иннокентия вошли: научный сотрудник Отдела рукописей Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина Н. Б. Тихомиров, научный сотрудник Археографической комиссии при Отделении истории АН СССР А. А. Турилов и научный сотрудник Института философии АН СССР А. В. Лебедев. Целью экспедиции была подготовка совместного издания книги-альбома «Русский Пантелеимонов монастырь на Афоне».

В 1984 г. о. Иннокентием была прочитана вторая пробная лекция в МДА «Основы русской агиокритики», о чем имеется выписка из протокола заседаний Совета МДА, подписанная его секретарем игуменом (ныне – архимандритом) Платоном (Игумновым)[40]. В прошении о. Иннокентия указывалось, что им проводилось «многолетнее изучение источников Русской Православной Церкви». Сюда входил даже анализ гимнографических памятников и месяцесловов.

Согласно имеющейся в деле машинописной биографии о. Иннокентия, в мае 1984 г. он был утвержден в звании доцента. 28 декабря 1984 г. он обратился в Совет МДА с прошением о закреплении темы магистерской диссертации «Русская патристика. (Научная классификация славянских источников в русской рукописной традиции)»[41], его тема получила поддержку Совета[42]. В прошении указывалось, что в дальнейшем ученый планировал представить докторское исследование на эту тему. Диссертацию о. Иннокентий планировал завершить к 300-летию МДА, т.е. к 1987 году и собирался подарить ее ректору МДА епископу Александру[43].

В деле имеется написанный им план будущей диссертации, который был приложен к прошению о. Иннокентия[44]. Диссертация должна была состоять из Введения — «Основы русского источниковедения» и трех частей: «Патристика в составе Богословия и ее место в исторической науке», «Русские патристические тексты в истории славянской письменности (Приложение. «Свод текстов русских святых отцов»)», «Историко-литургический и богословский анализ русских гимнографических памятников и месяцесловов». Приложением к работе должен был стать «Проект «Типикона Русской Православной Церкви». Масштаб задуманной и в значительной степени выполненной о. Иннокентием работы не может не удивлять.  Эта тема стала основной в жизни о. Иннокентия до самой его кончины. По воспоминаниям А.А. Турилова – это была его заветная мечта[45].

В 1989 году, на конференции «Культура славян по рукописным и старопечатным источникам»  он выступил с докладом «Русская патристика. Источниковедческий обзор». В 1990 г. была опубликована его статья, призванная дать обоснование этой темы[46]. Обширный раздел материалов на эту тему, содержит выпущенный недавно сборник трудов о. Иннокентия из его личного фонда в НИОР РГБ[47].

Под руководством отца Иннокентия была создана обширная картотека, в которой содержится более 600 имен русских святых. Указаны все известные списки житий, служб, похвальных слов.

К сожалению, развитие темы «Русская патристика» не было завершено о. Иннокентием. Даже спустя 20 лет после его кончины, эта задача не менее актуальна и осознается как насущная для русской богословской науки. Такой крупный современный богослов как митрополит Иларион (Алфеев) (в то время — игумен) в 2002 году писал:  «Русская патристика допетровского периода до последнего времени оставалась достоянием светских славистов: произведения таких древнерусских авторов, как святители Иларион Киевский, Серапион Владимирский и Кирилл Туровский, рассматривались главным образом с точки зрения их литературных достоинств, а сочинения преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского — почти исключительно в контексте борьбы между «стяжателями» и «нестяжателями». Что же касается богословов послепетровской эпохи, то за ними, как правило, не признавали самостоятельной ценности и потому их творчество с богословской точки зрения исследовали мало и не систематически. Русской патрологии как науки у нас нет, а такая наука необходима»[48].

В январе 1985 г. о. Иннокентий пишет прошение ректору для поездки в Ленинград для работы над новым проектом – книге-альбоме об афонском монастыре св. вмч. Пантелемона. В Ленинграде он работал две недели в Государственной публичной библиотеке, Библиотеке АН СССР, Архиве АН СССР также над магистерской диссертацией[49].

В 1984 году архимандрит Иннокентий организовал в Водяной башне Отдел фондового хранения Издательского отдела. За шесть лет башня была отремонтирована и на ее 4-х этажах были организованы фондовые хранилища. Были сформированы следующие фонды из материалов, собранных при подготовке изданий Издательского Отдела: «Афон», «Палестина», «Троице-Сергиева Лавра», «Минеи», «Русская Православная Церковь», «Церковная периодика», «Русская Патристика»; фонд епископа Афанасия (Сахарова)[50], фонд профессора-протоиерея Николая Петрова и других. О. Иннокентий задумал создать единую базу данных по Русской Патристике. В 1986 г. он подготавливает обширный список иллюстраций для учебника по истории Русской Церкви для Православной Церкви в Америке, который сохранился в деле и сохраняет научную актуальность в настоящее время.

22 февраля 1985 года проректор МДА по учебной работе проф. М.С. Иванов подписал послужной список о. Иннокентия, в котором говорилось: «Доцент архимандрит Иннокентий (Просвирнин) постоянно занимается исторической наукой. Изучает вопросы историографии, источниковедения. Выступает с предложениями в области методологии истории Русской Церкви, ведет поиск в области преподавания этой истории»[51].

Середина 1980-х годов – время крайне напряженных трудов о. Иннокентия. Он взял на себя значительную часть работы по подготовке празднования 1000-летия Крещения Руси, которой руководил владыка Питирим. В 1986 году о. Иннокентий писал епископу Александру (Тимофееву), ректору МДА: «Вы знаете состояние владыки Питирима, 5 лет он не был в отпуске…это говорит о чрезвычайных нагрузках, которые никто вокруг не может понести. Таковы задачи общей стратегии. Некоторые, глядя со стороны, говорят – «набирает на себя». А это совсем не так»[52].

Благодаря инициативе о. Иннокентия книги из фонда МДА микрофильмировались в специальной лаборатории, копии поступали в Издательский отдел Московской Патриархии.

В мае 1986 г., как следует из телеграммы, направленной в МДА, он не смог прибыть на экзамен «в виду чрезвычайных обстоятельств с Черкизовским храмом[53]». 9 июня 1986 г. он просит Совет пересмотреть вопрос с защитой его ученика иеромонаха Макария (Макиенко), которая, как он считал, отложена неправильно, из-за чего о. Макарий не мог выехать на Афон[54]. Благодаря помощи о. Иннокентия иеромонах Макарий защитил диссертацию[55], а в 1987 году выехал на Афон, где ныне является духовником Свято-Пантелеимоновского монастыря.

10 июня 1986 Совет МДА на своем заседании просил о. Иннокентия уточнить формулировку «предложения архимандрита Иннокентия в связи с 1000-летием Крещения Руси: «Богословское наследие русских источниковедов». Видимо, речь шла о теме выступления на предстоящей в июле 1986 г. церковно-исторической конференции, посвященной 1000-летию Крещения Руси[56].

Вопрос Совета вызвал негодование о. Иннокентия, что отразилось в объяснительной записке, адресованной им в церковно-историческую комиссию МДА. Он писал: «Нередко современные западные исследователи паразитируют на достижениях русских исследователей, выдавая их открытия за свои, максимально используя неизвестные советским исследователям и, конечно, русским богословам – те фонды государственных хранилищ, в которых содержатся материалы русских знаменитых источниковедов и богословов — епископа Порфирия Успенского, архимандрита Леонида Кавелина, архимандрита Антонина Капустина, епископа Амфилохия Сергиевского и многих других. А между тем, даже в фондах небогословов хранятся уникальные богословские материалы, особенно же в фондах русских источниковедов. Для примера достаточно привести имя Николая Константиновича Никольского с его знаменитой картотекой и архивными материалами в его фонде Архива Академии наук, или фондов Бенешевича, Лаврова, Сперанского, Е.Е. Голубинского, Григоровича, Ундольского и других»[57]. Он указывал также, что разъяснял эту тему в пробных лекциях. Ректором епископом Александром выделена последняя фраза этой записки о. Иннокентия: «Считаю ротозейство в научной работе преступлением перед отечественной наукой и Богословием, антипатриотичным явлением в воспитании подрастающего поколения»[58]. Этот документ пролежал на столе у ректора до 8 сентября 1986 г., когда он распорядился подшить его в дело[59].

Конференция состоялась 21-28 июля 1986 года в Киеве, о. Иннокентий присутствовал на ней (его лицо видно на фото рядом с архиепископом Питиримом)[60], но его выступление на этом форуме так и не состоялось.

Собирая базу данных по Русской Патристике, архим. Иннокентий начал масштабный проект микрофильмирования книг из библиотеки МДА. Однако в 1986 году книги для этой цели из библиотеки перестали выдавать, нарушился обмен книгами между библиотеками МДА и Издательского отдела, который был налажен в 1964 году при участии о. Иннокентия.

17 июня 1986 г. о. Иннокентий пишет полное боли письмо ректору епископу Дмитровскому Александру. Он обеспокоен тем, что изменена программа курса истории Русской Церкви, над которым он работал долгие годы. Отказавшись от разработанной о. Иннокентием программы, новый преподаватель вернулся к дореволюционной системе изложения материала «по императорам»: «перелопатил программу 4 класса МДС и даже не удосужились посоветоваться, а ведь за прежней программой 15 лет моей очень большой и напряженной работы и не без Совета все делалось»[61].

В этом же письме ректору МДА, о. Иннокентий писал о том,  что  нарушена работа по микрофильмированию рукописных книг из фондов библиотеки МДА в результате приостановки книгообмена между библиотекой МДА и Издательским отделом, который до этого активно выписывал книги на свой абонемент, без чего была бы невозможна работа над масштабными проектами, задуманными им с митрополитом Питиримом к 1000-летию Крещения Руси: «Несмотря на скверное состояние сердца, я вынужден был идти в Библиотеку на прошлой неделе и выписывать на себя «Жития святителя Димитрия ростовского» так как был получен отказ на абонемент ИОМП…уже два дня приостановлена спец. Лаборатория с крупными специалистами – из-за наших неувязок. Существует график на июнь по микрофильмированию, он срывается»[62].

13 августа 1986 г. последовало распоряжение ректора о переводе архим. Иннокентия в сектор заочного обучения и освобождении от чтения лекций в МДА[63], о котором о. Иннокентию, очевидно, не было известно. 28 августа 1986 года о. Иннокентий написал прошение о предоставлении отпуска в связи с завершением магистерской диссертации сроком на один год[64], однако ответа на свое прошение не получил.

9 сентября 1986 года о. Иннокентий пишет письмо ректору МДА и С архиепископу Александру[65].Вместе с письмом он направляет новое прошение о годичном отпуске уже со ссылкой на болезнь. Это прошение, как и предыдущее, осталось без ответа и было направлено ректором в дело.

О. Иннокентий, узнав о своем отстранении от преподавания, 30 августа 1986 г. пережил сердечный приступ. В начале сентября о. Иннокентий с приступами сердечной боли лег в больницу Московского мединститута им. Сеченова, которая находилась на ул. Погодинской, рядом с новым зданием Издательского отдела Московского Патриархата  и проходил там лечение до 3 октября 1986 года[66]. Согласно выписке из истории болезни, о. Иннокентий страдал ишемической болезнью сердца и рядом хронических заболеваний. После лечения его состояние немного улучшилось.

28 ноября 1986 г. архим. Иннокентий направил новое письмо ректору. Он писал: «В связи с поданным прошением  на Ваше имя 9.09.1986 г. я хотел бы получить от Вас уведомление о Вашем решении. По возвращении из больницы, на меня возложили нагрузку по проведению подготовки к 1000-летию празднования Крещения Руси и потому я дополнительно просил бы Вас удовлетворить мою просьбу о предоставлении мне академического отпуска без сохранения содержания»[67]. О. Иннокентий прилагал выписку из истории болезни. Ответ о. Иннокентию снова направлен не был, 2 декабря его прошение ректор распорядился подшить в дело. К этому времени архиепископ Александр уже направил рапорт Патриарху Пимену об увольнении о. Иннокентия из МДА, который в личном деле архим. Иннокентия отсутствует.

1 декабря 1986 г. Управляющий делами Московской Патриархии митрополит Одесский и Херсонский Сергий сообщил архиепископу Александру, что «доцент архимандрит Иннокентий (Просвирнин) освобождается от работы в Московских духовных школах»[68].

Распоряжением по МДА от 8 декабря ректор МДА указал: «архимандрита Иннокентия (Просвирнина) освободить от работы в Московских духовных школах с 1 января 1987 года»[69]. Об этом о. Иннокентию было сообщено письмом от 9 декабря 1986 г. за подписью секретаря Ученого Совета архим. Платона (Игумнова). Закончился почти тридцатилетний период пребывания о. Иннокентия в московских духовных школах. Говоря о причинах ухода о. Иннокентия из МДА, О.В. Курочкина пишет: «Расхождения во взглядах на преподавание с М.С. Ивановым, проректором по учебной части Московской духовной академии заставило о. Иннокентия покинуть родные стены»[70]. Это утверждение не основано на источниках, документы личного дела показывают, что инициатором увольнения о. Иннокентия был ректор МДА и С архиепископ Александр (Тимофеев).

В августе 1991 года помещения созданных о. Иннокентием в Водяной башне хранилищ были переданы Троице-Сергиевой Лавре, а фонды были вывезены частично в Москву в Издательский отдел Московской Патриархии, частично в Иосифо-Волоколамский монастырь. В деле также содержатся анкетные данные о. Иннокентия, выданные по запросу митрополита Питирима[71] в 1990 г., а также справка о работе о. Иннокентия в МДА, выданная по просьбе самого архим. Иннокентия в 1993 г.

Трудами о. Иннокентия был обработан и сохранен объемный архив епископа Афанасия (Сахарова, +1963). Кандидатскую диссертацию епископа Афанасия «Настроение верующей души по Триоди Постной» отец Иннокентий готовил к изданию[72].

Глубина личности о. Иннокентия особенно раскрылась в последний год его жизни, после трагических событий в Иосифо-Волоцком монастыре, где он жил после отчисления из братии Лавры. В ночь на 1 апреля 1993 года в настоятельском корпусе на него напали двое уголовников, жестоко избили. Последний год жизни о. Иннокентия документально описан О.В. Курочкиной[73].

После выписки из больницы 7 мая 1993 г. он поселился в Новоспасском монастыре в келье архимандрита Порфирия (Успенского), которого глубоко почитал. Обитель, наконец, дала батюшке возможность обрести некоторый покой. Поскольку во время нападения уголовников о. Иннокентий сломал ногу, живя в Новоспасской обители, он вынужден был мало двигаться. Вспоминает В.П. Овсянников: «Большую часть времени отец Иннокентий проводил в келье лежа, много ходить не мог, а если и ходил, то опираясь на палку»[74].

О.В. Курочкина так пишет об этом периоде жизни батюшки: «Вообще в монастыре для отца Иннокентия были созданы очень хорошие условия, его регулярно посещали врачи Александр Михайлович Дерябин и Екатерина Михайловна Лиховцева, Сергей Петрович Чупин и другие»[75]. Однако здоровье подрывали бесконечные милицейские допросы. Как вспоминает О.В. Курочкина, о. Иннокентий уехал за рубеж: «Как раз начинался съезд славистов в Братиславе. Он туда поехал, блестяще представил там проект «Русская Библия» и потом просто не вернулся. Господь сподобил о. Иннокентия в последний год его жизни особой милости: он провел несколько месяцев в древнем Киккском монастыре на Кипре, а в дни праздников Рождества Христова и Богоявления совершил паломничество во Святую Землю, молился на Голгофе и у Гроба Господня, побывал на священной горе Синай, в монастыре святой великомученицы Екатерины»[76].

Весной 1994 года он вернулся в Московский Новоспасский монастырь, ставший местом его упокоения. Н.Н. Лисовой вспоминал: «Он уехал лечиться  на  Кипр и попытался  даже там остаться.  У него была мечта остаться  там, он писал  об этом прошение, заявление Священноначалию и так далее. Ему не разрешили, его заставили  вернуться. Он  вернулся весной 1994-го года, для того, чтобы  через три месяца после этого умереть»[77]. Наместник обители, однако, не получил благословения на включение о. Иннокентия в число братии обители: «Когда  отец Алексий, нынешний владыка Алексий (Фролов),  доложил Святейшему, что он просит включить в братство  отца Иннокентия,  Святейший благословил  жить ему в Новоспасском монастыре, но не благословил включить его в братство», — свидетельствует, со слов самого отца Иннокентия, Н.Н. Лисовой[78].

Архимандрит Иннокентий скоропостижно скончался от острого сердечного приступа в 7 часов 15 минут 12 июля 1994 года, в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Он умер в келье епископа Порфирия (Успенского; †1885), которого благоговейно почитал. Могила о. Иннокентия находится напротив Спасо-Преображенского собора Новоспасского монастыря в Москве, ее видит каждый, кто посещает обитель.

Публикации об архимандрите Иннокентии стали появляться сразу после его смерти в виде некрологов[79]. В 1998 году вышел в свет первый сборник воспоминаний о нем[80].  Позднее трудами архиепископа Алексия, наместника Новоспасского монастыря, вышел сборник воспоминаний об о. Иннокентии[81].

28 мая 2004 года в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата состоялся Круглый стол «Русская Библия и православная культура». Организаторы Круглого стола – Московский Патриархат, Славянский фонд России, семейно-педагогический клуб «Отчий дом» – посвятили его памяти архимандрита Иннокентия в связи с 10-й годовщиной со дня кончины. В зале была развернута импровизированная выставка «Подвижники веры и благочестия», устроенная музеем при воскресной школе храма Рождества Богородицы в Братцеве. В числе экспонатов выставки были личные вещи, фотографии и автографы архимандрита Иннокентия.

К 70-летию со дня рождения о. Иннокентия вышел в свет сборник его неопубликованных трудов «Блаженни чистые сердцем», куда вошли архивные материалы из его личного фонда, хранящегося в НИОР РГБ[82].

В 2010 г. нами было опубликовано в юбилейном «Богословском вестнике» МДА обширное интервью взятое автором статьи у друга и многолетнего помощника о. Иннокентия  доктора исторических наук Н.Н. Лисового[83], который преставился ко Господу в ночь на Рождество Христово 7 января 2019 г. Глубокое слово В.П. Овсянникова памяти о. Иннокентия было опубликовано в этом же издании Московской духовной академии[84].

О. Иннокентий задумал издать деяния и труды Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 годов. Уже после его смерти это издание было начато Новоспасским монастырем и продолжается ныне трудами коллектива под руководством епископа Воскресенского Дионисия, наместника обители.

В ночь перед кончиной о. Иннокентий написал слова, которые приобрели сегодня особую актуальность и являются его духовным заветом всем нам, православным людям России:

«Сейчас миллионы людей разных стран с великим упованием, надеждой взирают на Святую Русь. И в единоплеменной нам Сербии. И на Православном Кипре, как и на всем Православном Востоке  — повсюду живет надежда, что русский народ и другие православные народы Святой Руси выстоят перед буреломным и пакостным духом Антихриста и поделятся своими благодатными духовными дарованиями с теми, кто сражен духом зла в цивилизованном мире.

От нас ждут прежде всего духовной поддержки, молитвенной помощи страждущие народы, ибо знают, как любит Матерь Божия Святую Русь.

Мы же знаем лучше других, какие мы есть…И чтобы не посрамить святых надежд наших православных братьев, сохраним в себе семя Слова Божия сегодня и приумножим его самим делом в повседневной жизни. Аминь»[85].   

[1] См. описание фонда: Курочкина О.В., Соломина О.Л. (НИО рукописей РГБ) Обзор архива архимандрита Иннокентия (Просвирнина) (НИОР РГБ. Ф. 862) // Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. XVI ежегодная богословская конференция ПСТГУ. М., 2006. Т. 1.

[2] Автобиография Анатолия Просвирнина от 11.02.1970. Рукопись. // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокения (Просвирнина).

[3] Там же.

[4] Ювеналий (Килин Иван Кельсиевич, 19.04.1875, с. Арзамасцево, Сарапульский уезд — 28.12.1958, Ижевск), архиепископ. С 1896 г. послушник Белогорского монастыря, Пермской епархии 2 июля 1900 г. пострижен в монашество. Через два года посвящен в иеромонаха. В 1912 г. возведен в сан игумена. С 1916 г. архимандрит. В 1918 г. уехал на Дальний Восток. В 1920 г. эмигрировал в Харбин.   В 1922 г. или в 1923 г. уехал в Сербию, где был настоятелем монастыря Витовница. Вернулся в Китай в 1924 г. 28 января 1935 г. хиротонисан во епископа Синьцзянского.  С 1941 г. епископ Цицикарский. 26 октября 1945 г. был принят в РПЦ в сущем сане. С 1946 г. епископ Шанхайский, первый викарий Пекинской епархии.  В 1947 г. окончил Богословский факультет Харбинского университета св. Владимира. В том же году переехал в СССР. Занимал последовательно кафедры: Челябинскую, Иркутскую, Омскую (21.02.1949 по 31.07.1952), затем — Ижевской и Удмуртской епархий. В 1948 г. возведен в сан архиепископа. Перед кончиной принял схиму с именем Иоанна.

[5] Вениамин (Новицкий Сергей Васильевич; 4.09.1900 — 14.10.1976), архиепископ Чебоксарский и Чу­вашский. В 1914 г. окончил Слуцкое ДУ, по­ступил в Воронежскую ДС, через год перешел в Минскую ДС, где учился до ее закрытия в 1919 г. 1925-1929 гг. был студентом пра­вославного богословского факультета Варшав­ского университета. В августа 1928 г. вступил в число братии Почаевской в честь Успения Пресв. Богородицы лавры, где 15 сентября того же года был пост­рижен в монашество, на следующий день рукоположен во иеродиакона, 25 декабря— во иеромонаха. В 1941 г. решением Патриаршего местоблюстителя митр. Сергия (Страгородского) и Священного Синода В. определено быть, викарием Во­лынской епархии Архиерейскую хи­ротонию во епископа Пин­ского и Полесского 15 апреля 1941 возглавил митр. Николай (Ярушевич). После оккупации Украины нем. войсками вошел в юрисдикцию канонической автономной Украин­ской православной Церкви (УПЦ), выступал против автокефалистских и националистических тенденций, поддерживаемых фашистским ко­мандованием. 18 мая 1944 г. арестован в Почаеве «за сотрудни­чество с оккупантами», был приговорен к 15 годам ИТЛ. 15 августа 1955 г. епископ Вениамин был освобожден из Севлага в Магаданской обл.. 22 ноября 1956 г. назначен епископом Омским и Тюменским. 20 февраля 1958 г. возведен в сан архиепископа. 21 февраля 1958 г. переведен на Иркут­скую и Читинскую кафедру с по­ручением временного управления Владивостокской и Хабаровской епархией. В конце 60-х гг., во время очередного объез­да епархии, подвергся радиоактив­ному облучению, после чего у него на­чалась лучевая болезнь, вследствие чего выпали волосы. 31 мая 1973 г. был назначен архиепископом Че­боксарским и Чувашским.  См. подробнее: Липаков Е.В.  Вениамин (Новицкий) // Православная энциклопедия. Т.VII. С. 641-642.

[6] Ружицкий Константин Иванович (1888-1964), протоиерей, с 1951 г. до конца жизни — ректор Московской духовной академии.

[7] Карточка учета поведения учащегося // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[8] Долг неоплатный. (Беседа Д.В. Сафонова с Н.Н. Лисовым, посвященная  памяти доцента МДА архим. Иннокентия (Просвирнина) // Богословский вестник издаваемый МДА и С. 2010. № 11-12. С. 1003.

[9] Автобиография Анатолия Просвирнина от 11.02.1970. Рукопись. // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[10] Характеристика оканчивающего в 1964 г. 4-класс Московской духовной семинарии (Просвирнина) Анатолия Ивановича, подписанная ректором прот. К. Ружицким // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[11] Письмо ответственного редактора ЖМП еп. Питирима Ректору МДА епископу Дмитровскому Филарету (Денисенко) от 1 сентября 1965 г.// Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[12] Святитель Иоанн, митрополит Тобольский и всея Сибири. К 250-летию со дня кончины // ЖМП. 1965. №6.

[13] Прошение студента 3 курса МДА А. (Просвирнина) на имя Секретаря Ученого Совета  МДА прот. А. Остапова от 6 февраля 1967 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[14] Прошение студента 3 курса МДА А. (Просвирнина) на имя Ректора МДА от 28 января 1967 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[15] Обращение в Совет по делам религий при СМ СССР Ректора МДА и С епископа Дмитровского Филарета (Вахромеева) от 2 февраля 1967 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[16] Прошение студента 4 курса МДА А. (Просвирнина) на имя Ректора МДА о работе в музее им. А. Рублева с фондами библиотеки Иосифо-Волоцкого монастыря от 14 февраля 1968 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[17] Прошение студента 4 курса МДА А. (Просвирнина) на имя Ректора МДА от 14 февраля 1968 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[18] Автобиография А. Просвирнина от 11.02.1970. Рукопись. // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[19] Письмо Ректора МДА директору Библиотеки им. Ленина // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[20] Просвирин А. Введенская Оптина пустынь в истории русского монашества. История Русской Церкви Сергиев Посад, 1968. 136 с.  Курсовая работа МДА.

[21] Архимандрит Иннокентий (Просвирнин). Блаженны чистые сердцем: Сб. статей. / Составл. О.В. Курочкиной. М., 2008. С. 209-272.

[22] Письмо Ректора МДА в Центральный государственный архив Якутской АССР от 8 июля 1969 года //  Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[23] Шабатин Иван Никитич (1898-1972). С 25 ноября 1946 г. преподавал в МДА и С.  Читал лекции по Истории Русской Православной Церкви, Конституции СССР и Новейшей истории. Возглавлял Историческую комиссию Ученого Совета МДА и С. В 1946 г. обратился к Патриарху с просьбой о принятии иночества с именем Никита, под которым он в качестве псевдонима («Никита Волнянский») писал статьи в ЖМП, Патриарх предложил подождать с постригом. В 1948 г. женился. Читал курс Истории Русской Православной Церкви в Семинарии до А. Просвирнина.

[24] Письмо доцента, архим. Иннокентия Ректору МДА архиепископу Александру (Тимофееву). 17.06.1985 // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина). Л. 2.

[25] Автобиография Анатолия Просвирнина от 11.02.1970. Рукопись. // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[26] Удостоверение о рукоположении в сан диакона от 19 февраля 1970 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[27] Прошение о рукоположении диакона А. Просвирнина от 18 февраля 1970 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[28]Рапорт Патриарху Алексию о рукоположении диакона А. (Просвирнина) от 19 февраля 1970 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[29] Удостоверение о рукоположении в сан священника от 8 апреля 1970 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[30]Прошение о командировке в Ленинград с 5 по 11 декабря 1971 года для работы в Государственном историческом архиве и Библиотеке им. Салтыкова-Щедрина от 03.12.71 // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[31] В деле имеется «Тематический план на 1974/1975 учебный год по истории Русской Церкви в 4 классе МДС // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина). Экземпляр плана хранится также: НИОР РГБ. Ф.862. Картон 15. Ед. хр. 20.

[32] Отчет преподавателя священника Анатолия (Просвирнина) о работе в Семинарии //  Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[33] Козлов Иоанн Стефанович, профессор-протоиерей (1887-1971). 25 марта 1911 г. рукоположен во иерея. С 1911 по 1915 гг. он состоял священником-миссионером Олонецкой епархии В 1915-1918 гг. свящ. И. Козлов обучался в МДА. Служил  в московском храме Флора и Лавра на Зацепе (1927-1933).  В 1948 г. он возобновил священнослужение, будучи принят в Ташкентскую епархию к храму Всех Святых г. Андижана. С 1949 г. преподавал в ЛДА, став в 1956 г. профессором. В том же году перешел в МДА. Летом 1971 г. вышел на пенсию.

[34]Послужной список архим. Иннокентия (Просврирнина) // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[35]Удостоверение о монашеском постриге от 28 декабря 1977 г. // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[36]Удостоверение о возведении в сан игумена от 15 апреля 1978 г. // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[37]Письмо Управляющего делами Московской Патриархии митрополита Алексия архиепископу Волоколамскому Питириму от 5 сентября 1979 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[38] Выписка из протокола заседания культурно-просветительной комиссии от 28 октября 1981 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[39]Прошение в Совет МДА от 28 декабря 1983 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[40] Выписка из Журнала № 5 заседания Совета МДАиС от 12 июня 1984 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[41] Некоторые материалы, написанные о. Иннокентием по этой теме, опубликованы в книге: Архимандрит Иннокентий (Просвирнин). Блаженны чистые сердцем: Сб. статей. / Составл. О.В. Курочкиной. М., 2008. С. 105-209.

[42] Выписка из Журнала № 3 заседания Совета МДАиС от 29 декабря 1984 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[43] Письмо доцента, архим. Иннокентия Ректору МДА архиепископу Александру (Тимофееву). 17.06.1985 Л. 1об. // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[44] План магистерской диссертации «Русская патристика». 28.12.1984. // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[45] Турилов А.А. Архимандрит Иннокентий // Археографический ежегодник за 1994 г. М., 1996. С. 373.

[46] Иннокентий (Просвирнин), арх. Русская патристика (К постановке вопроса) // Общественное сознание, книжность, литература периода феодализма. Новосибирск, 1990. С. 183-189.

[47] Архимандрит Иннокентий (Просвирнин). «Блаженны чистые сердцем». Сб. статей. / Составл. О.В. Курочкиной. М., 2008. С. 105-208.

[48] Иларион (Алфеев), игумен. Святоотеческое наследие и современность. Доклад на Богословской конференции Русской Православной Церкви «Православное богословие на пороге третьего тысячелетия. Москва, 7 февраля 2000 г. // hilarion.ru/2010/02/25/1040

[49] Командировочное удостоверение МДА от 24.01.1985 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[50] Ныне фонд находится в архиве ПСТГУ.

[51] Характеристика на доцента МДАиС архим. Иннокентия (Просвирнина)// Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[52] Письмо доцента, архим. Иннокентия Ректору МДА архиепископу Александру (Тимофееву). 17.06.1985. Л. 1об. // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[53] Храм пророка Божия Илии в Черкизове.

[54] Служебная записка архим. Иннокентия в Совет МДА от 09.06.1986 // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[55] Макарий (Макиенко), иером.   Псалтырь в святоотеческой экзегетике. Загорск, 1986.  572 с.

[56] См. Богословские труды. Т. 28. М., 1987.

[57] Пояснительная записка архим. Иннокентия в Историческую комиссию при МДА от 10.06.1986 // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[58] Пояснительная записка архим. Иннокентия в Историческую комиссию при МДА от 10.06.1986 // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[59] Резолюция на Пояснительной записке  в Историческую комиссию при МДА от 10.06.1986 // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[60] Богословские труды. Т. 28. М., 1987. С. 18.

[61] Письмо доцента, архим. Иннокентия Ректору МДА архиепископу Александру (Тимофееву). 17.06.1985.  Л. 1. // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[62] Там же. Л. 2.

[63] Распоряжение Ректора по МДА и С № 267 от 13 августа 1986 года// Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[64] Прошение архим. Иннокентия на имя Ректора МДАиС от 28 августа 1986 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[65] Письмо Ректору МДА и С архиепископу Александру (на бланке Редакции ЖМП) // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[66] Выписной эпикриз из истории болезни № 18384 // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[67] Письмо Ректору МДА и С архиепископу Александру от 28.11.1986 // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[68] Письмо Управляющего делами Московской Патриархии митрополита Одесского и Херсонского Сергия архиепископу Александру от 1.12.1986 // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[69] Распоряжение № 430 по МДА и С от 8 декабря 1986 года // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[70] Курочкина О.В. К 15-й годовщине со дня кончины архимандрита Иннокентия (Просвирнина) // http://www.vipstd.ru/cvet/index.php/m143/42-c/116-a.

[71] Письмо митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима от 29.12.1989 ректору МДА архиепископу Александру // Архив МДА. Личное дело архим. Иннокентия (Просвирнина).

[72] Алексий (Фролов) епископ Орехово-Зуевский. Архимандрит Иннокентий (Просвирнин) — краевед и археограф // Памяти архимандрита Иннокентия / Новоспасский мон-рь. М., 1999. С. 11-18.

[73] Курочкина О.В. Воин Христов (Последний год жизни архимандрита Иннокентия) // http://www.vipstd.ru/cvet/index.php/m143/42-c/61-a

[74] Овсянников В.П. Слово памяти архимандрита Иннокентия (Просвирнина) // Богословский вестник издаваемый МДА и С. 2010. № 11-12. С. 980.

[75] Курочкина О.В.  Воин Христов (Последний год жизни архимандрита Иннокентия) // http://www.vipstd.ru/cvet/index.php/m143/42-c/61-a

[76] Там же.

[77] Долг неоплатный. (Беседа Д.В. Сафонова с Н.Н. Лисовым, посвященная  памяти доцента МДА архим. Иннокентия (Просвирнина) // Богословский вестник издаваемый МДА и С. 2010. № 11-12. С. 1001.

[78] Там же.

[79]Лисовой Н.Н. Неоплатный долг [Памяти архимандрита Иннокентия (Просвирнина)] // Московское строительство. 19 июля 1994. № 27. С. 4; Вечная память // Православная Москва. 1994. 16-31 июля. С. 3; Иером. Сергий (Данков) Архимандрит Иннокентий (Просвирнин). Некролог. // ЖМП 1995. № 5. С. 58; Иеромонах Никон (Белавенец). Памяти Пастыря // Московский церковный вестник. 1994. август. С. 4; Афонина В. Неоплатный долг // Русь державная. 1994, июль. С. 8; Шмидт С. О. Памяти архимандрита Иннокентия (Просвирнина) // Отечественные архивы. 1994. № 6. С. 117-120; Турилов А.А. Архимандрит Иннокентий // Археографический ежегодник за 1994 г. М., 1996. С. 372-373.

[80] Архимандрит Иннокентий (Просвирнин) в воспоминаниях духовных детей и учеников. М.: Издательство Московской патриархии, 1998.

[81] Памяти архимандрита Иннокентия. М., Новоспасский мон-рь. 1999.

[82] Архимандрит Иннокентий (Просвирнин) «Блаженни чистые сердцем». Сборник статей. / Сост. О.В. Курочкина. М., «Ихтиос», 2008.

[83] Долг неоплатный. (Беседа Д.В. Сафонова с Н.Н. Лисовым, посвященная  памяти доцента МДА архим. Иннокентия (Просвирнина) // Богословский вестник издаваемый МДА и С. 2010. № 11-12. С. 982-1006.

[84]Овсянников В.П. Слово памяти архимандрита Иннокентия (Просвирнина) // Богословский вестник издаваемый МДА и С. 2010. № 11-12. С. 963-981.

[85] Архимандрит Иннокентий (Просвирнин) «Блаженни чистые сердцем». Сборник статей. / Сост. О.В. Курочкина. М., «Ихтиос», 2008. С. 426.

uv-vikariatstvo.ru

rrulibs.com

Игумен АЛЕКСИЙ. Альберт Михайлович, наблюдая по телевидению и в прессе за травлей генерала Макашова, я, как и многие русские люди, переживал за вас. Боялся, что вы впадете в уныние. Но я вижу — бодрость духа вас не покинула.

Альберт МаКАШОВ. Признаюсь, отец игумен, мне было нелегко. Но у меня, слава Богу, хорошая закалка. Так просто мы не сдадимся.

Игумен АЛЕКСИЙ. В тяжелые времена для нашего Отечества мы встречаемся с вами. Кругом разруха. Все это — жуткий результат правления государством русофобов и христоненавистников.

Вглядываясь в наше прошлое, размышляя о судьбе России, я вижу, что Отечество наше искони держалось на двух силах: на бойцах и молитвенниках, ратоборцах и монахах. Иначе говоря, на воинстве мирском и воинстве духовном. А в самых высоких своих проявлениях они соединялись: монах становился воином, воин — монахом. Тому есть простое объяснение — и те, и другие пылали любовью к Богу и Отечеству.

На память сразу приходит святой преподобный Илья Муромец, воин-богатырь, защищавший рубежи Святой Руси от нашествий иноверцев, закончивший свою жизнь смиренным иноком в Киево-Печерской обители. Классический пример — святой благоверный князь Александр Невский. Ангел-хранитель Руси, заступник Русской земли в тяжкое время татарского ига и агрессии католического Запада. Великий воин, а ведь тоже умер монахом, да не просто монахом, а схимником.

Ну и, конечно, битва на Куликовом поле. Святой благоверный князь Дмитрий Донской приехал перед походом в Свято-Троицкий монастырь получить благословение у преподобного Сергия Радонежского. И великий подвижник земли Русской, славившийся кротостью и смирением, не только благословил князя и предрек ему победу, но и послал с ним на битву двух иноков — Пересвета и Ослябю.

А.М. Именно поэтому наш народ всегда относился с величайшим почтением и уважением к священникам и военным. Священника всегда называли любовно — “батюшка”. А командир хорош, когда он — “отец солдатам”.

В советское время был такой популярный лозунг: “Народ и армия — едины”. Над этими словами много потешались всякие там демократы. А ведь в них заключен глубочайший смысл.

Россия провела в оборонительных войнах большую часть своей нелегкой истории. Русская армия проявляла чудеса героизма и самопожертвования, когда Отечество находилось в опасности. И все крупные военные кампании были, по сути своей, отечественными войнами. А это значит, что воевала не только армия — воевал весь народ. Русский народ — народ-воин, он привык смотреть в лицо опасности и смерти. А тот, кто близко видит смерть, тот и к Богу скорее обращается.

И вот в годы горбачевско-ельцинского правления враги нашей Родины приступили к сознательному развалу армии. Русский народ, который всегда был становым хребтом государства Российского, целенаправленно унижался нравственно и уничтожался физически. Русофобия стала фактически государственной политикой.

Мои товарищи иногда укоряют меня за резкие высказывания. Но когда я вижу, как разрушают мою Родину, как морят голодом стариков и детей, как растлевают молодежь, — сердце кровью обливается. Доколе еще терпеть будем?!

Игумен АЛЕКСИЙ. И что же делать?

А.М. Мой опыт участия в политической борьбе подсказывает мне, что только подъем русского национально-освободительного движения может спасти Россию. Только волна здорового русского национализма смоет с лица нашей земли вся эту рыжую, кучерявую, картавую нечисть, вот уже целое десятилетие терзающую наш народ, издевающуюся над нашими идеалами и святынями. Нужно, чтобы русский человек поднялся с колен, напряг свои силы, показал свою волю и сбросил с плеч, как и 500 лет назад, чужеземное иго. России нужен, нет — просто позарез необходим — именно русский национализм. А как Православная Церковь относится к национализму?

Игумен АЛЕКСИЙ. В общественном мнении широко распространена поверхностная трактовка христианского понимания национального вопроса. Нередко приходится встречаться с попытками отождествления христианства с космополитизмом. Нет ничего более далекого от истины. Лозунг космополитов “Где хорошо, там и родина!” — глубоко чужд Христову учению.

То, чего ищет космополит, — чувственные удовольствия и телесные удобства — смерть для христианина. Никакого гедонизма в христианстве никогда не было и быть не может. Деление же человечества на народы, нации и племена установлено самим Богом и потому законно и богоугодно. Поэтому истинное христианство чуждо всяческому космополитизму.

Противники русского национального возрождения часто спекулируют на известных словах Спасителя: “Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино”. И еще на утверждении апостола: “Во Христе нет ни эллина, ни иудея”. Действительно, христианство в своем полном и совершенном развитии как бы “преодолевает” национальность своим универсализмом, своей вселенскостью, своим призывом к высочайшим нравственным идеалам милосердия и любви.

Но это преодоление может быть по слову апостола только “Во Христе”, то есть на высочайшем уровне духовного развития подвижника. А для всех нас, грешных, Церковь предлагает такое единение, которое — не упраздняя народности — претворяет национальную самобытность племен в драгоценное многоцветие культурных и духовных особенностей, гармонично дополняющих друг друга. На Руси так всегда и было.

Замечательное определение национализму дал известный православный мыслитель Иван Ильин. Он сказал: “Национализм есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всем его своеобразии. Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание. Национализм есть воля к тому, чтобы мой народ творчески и свободно цвел в Божьем саду...”

Поэтому, я думаю, нам нужно перестать стыдиться быть националистами. Можно быть националистом и вместе с тем культурным, эрудированным и умным человеком. Можно быть националистом и вместе с тем — верным чадом Православной Церкви. Противопоставление этих характеристик личности — дело вражие, бесовское. Напротив, духовно насыщенный, интеллектуально выверенный национализм просто необходим в нынешнем мире, а особенно в нынешней России.

А.М. Да, теперь, пожалуй, уже все поняли, что самый главный вопрос современной политики — это русский вопрос. В результате преступной деятельности ельцинистов, издевательски названной “реформами”, больше всего пострадал именно русский народ. Нас лишили государства. После беловежской попойки 25 миллионов русских стали иностранцами в своем Отечестве, обильно политом кровью и потом их предков. В Прибалтике русские вполне официально — люди второго сорта, неграждане (в просторечии — “негры”).

Отовсюду русских гонят. И ведь кто гонит?! Неблагдарные потомки тех, кто раньше — сто, двести, триста лет назад — на коленях молил русских государей спасти их народы от турецкой или немецкой экспансии. Да и в самой России положение русского народа немногим лучше. Возмутительно, что на русских рынках русской картошкой, выращенной русскими крестьянами, торгуют вороватые “лица кавказской национальности”! Но стократ возмутительнее, что в СМИ и в финансовой верхушке, а до недавних пор и в правительстве, русских днем с огнем не сыскать! И это в стране, где 85% населения — русские!

Терпеть далее это безобразие невозможно. Нужно четко заявить, первым пунктом записать в Конституции, что Россия есть государство русского народа. Ни татарам, ни башкирам, ни якутам, ни одному коренному народу это ничем не грозит. Русские всегда были и всегда будут гарантом сохранения всех малых и больших коренных народов России, развития их культуры, традиций и обычаев. Это, кстати, тоже нужно записать в новой Конституции. А вот государственные органы должны формироваться в соответствии с процентным соотношением того или иного народа в составе населения страны. И это будет справедливо.

Игумен АЛЕКСИЙ. Необходимость решения русского вопроса имеет и религиозное обоснование. До нас дошло множество пророчеств, говорящих, что именно от спасения России зависит судьба мира. Святая Русь — последнее препятствие на пути воцарения антихриста, это известно каждому православному еще со времен инока Филофея, возвестившего в XVI веке знаменитое пророчество о “Москве — Третьем Риме”.

Если русский народ не устоит перед напором сил зла, то погибнет все человечество. Знаменитый “всероссийский батюшка”, святой праведный Иоанн Кронштадтский еще в начале века говорил: “Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский”. Потому и ополчаются все силы адовы против русского народа. Не против русских они ведут войну, в против Бога, против Христа-Спасителя, искупившего падшее человечество своей Крестной Жертвой.

А.М. И ведь как извращают проблему! Стоит только заикнуться о бедственном положении русских, о насильственном расчленении русского народа — тебя тут же зачислят в разряд антисемитов.

Вообще у нас в России сложилась какая-то странная практика. Можно критиковать — и даже ругать — грузина, немца, якута... Короче — представителя любой национальности, всех — кроме евреев. Но стоит затронуть запретную “еврейскую тему”, поднимется такой вой, что свету белого невзвидишь. А уж произнести вслух слово “жид” — и вовсе думать не смей. И это при том, что этим понятием широко пользовались Даль и Пушкин, Тургенев и Достоевский!

Игумен АЛЕКСИЙ. И все-таки противостояние русских и евреев, точнее — Православия и иудаизма — имеет прежде всего духовную природу.

Святые Отцы Православной Церкви говорили об этом с древнейших времен. Так, например, еще полторы тысячи лет назад святитель Иоанн Златоуст, получивший от благоговейных потомков прозвище “уста Христовы”, возглашал в церковной проповеди: “Синагога есть вертеп разбойников... Там живут демоны, и не только на этом месте, но и в самых душах иудеев. Не должно ли отвращаться их как всеобщей заразы и язвы для всей вселенной?”

Не удивительно, что святые каноны Православной Церкви, зафиксированные в деяниях Вселенских соборов (и, замечу, не подлежащие отмене до Страшного Суда), запрещают христианам даже лечиться у иудеев или просто мыться с ними в одной бане!

А.М. Так по нынешним временам вас с такими канонами быстро под статью подведут!

Игумен АЛЕКСИЙ. Важно понять, что речь здесь идет не о национальной принадлежности, а о вероисповедании: христианин не должен общаться с христоненавистниками, это вполне очевидно. И второе: в таких правилах никак не возможно усмотреть призывы к каким-либо гонениям на евреев или иудеев. Святая Церковь лишь по-отечески предупреждает своих чад об опасности общения с потомками нераскаявшихся богоубийц и предостерегает: будьте бдительны! Призыв к бдительности внятно звучит из уст пастырей Христовых на протяжении многих веков. Например, один из наиболее известных и авторитетных русских подвижников XIX века, епископ Игнатий Брянчанинов, прославленный недавно Русской Православной Церковью в сонме святых угодников Божиих, так говорил о духовной основе еврейской проблемы: “Иудеи отвергли Спасителя, простерли на воплотившегося Бога богоубийственые руки. Всесовершенного Бога они причислили к разряду преступников и предали поносной казни... Будучи всецело заняты своим земным значением, мечтая о необыкновенном земном преуспеянии... в ослеплении преследуя идею о всемирном господстве, якобы обетованном Словом Божиим израильскому народу... ради одной суетной мечты отвергли Мессию”.

А.М. А что говорят нынешние авторитетные священнослужители по этому поводу?

Игумен АЛЕКСИЙ. Среди современных авторов наиболее точно суть проблемы обрисовал блаженной памяти митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн: “Дело в том, — говорил он, — что иудаизм не имеет, в христианском понимании, никакого положительного религиозного содержания. С того момента, как иудеи распяли Мессию, Иисуса Христа, сына Божия, Которого они должны бы были принять с благоговением и любовью, ибо именно им Бог доверил знание о том, что Христос придет спасти человеков от греха, — с этого момента основой иудаизма стало воинствующее антихристианство. Отсюда — все сложности русско-еврейских отношений, ибо Святая Русь веками сознавала себя как защитницу и главную хранительницу христианских святынь, равно в области духовной и государственной”.

Вот почему после 1917 года именно евреи стали главными организаторами и вдохновителями страшных гонений на Русскую Православную Церковь. Вот почему в наши дни именно телекомпания НТВ, принадлежащая лидеру российского Еврейского конгресса банкиру Гусинскому и отражающая интересы иудейской общины в России, пошла на показ кощунственного фильма Скорцезе, оскорбляющего чувства миллионов православных прихожан. Вот почему именно политики-евреи стали главными организаторами нынешнего погрома России...

А.М. Кстати, честные евреи всегда ясно сознавали, чем грозит для них безумное стремление к власти их фанатичных соплеменников. Я приведу вам слова И.М.Бикермана, еврейского публициста, опубликовавшего статью на эту тему в сборнике “Россия и евреи”, изданном в Берлине в 1924 году. “Русский человек, — писал Бикерман, — никогда не видал еврея у власти. Были и лучшие, и худшие времена, но русские люди жили, работали и распоряжались плодами своих трудов, русский народ рос и богател, имя русское было велико и грозно. Теперь еврей — во всех углах и на всех ступенях власти... Русский человек видит теперь еврея и судьей, и палачом. Не удивительно, что сравнивая прошлое с настоящим, он утверждается в мысли, что нынешняя власть — еврейская и что потому именно она такая осатанелая... Русский человек твердит: жиды погубили Россию. В этих трех словах и мучительный стон, и надрывный вопль, и скрежет зубовный... Волны юдофобии заливают теперь страны и народы, и близости отлива еще не видно. Именно — юдофобия: страх перед евреем как перед разрушителем”. Я думаю, что это признание еврейского автора не требует комментариев.

Игумен АЛЕКСИЙ. Действительно, хватит об этом. Возвращаясь к теме глубочайшего родства воинства духовного и воинства мирского, я хочу обратить ваше внимание вот на какой факт. На мой взгляд, удивительная общность судьбы священнослужителей и офицеров в ХХ столетии глубоко символична. И те, и другие уцелели просто чудом!

Возьмем офицерский корпус. Сначала, после безумия братоубийственной гражданской войны, из России было вышвырнуто “белое” офицерство. Затем почти полностью уничтожили тех офицеров царской армии, которые воевали на стороне красных. Потом последовали репрессии 1937-1938 годов, в ходе которых наряду с друзьями и поклонниками “иудушки” Троцкого были расстреляны и посажены в лагеря тысячи неповинных офицеров.

Одновременно с этим шло планомерное уничтожение духовенства. Воинствующие безбожники Губельмана-Ярославского вовсю глумились над чувствами верующих. Третью пятилетку громогласно объявили “безбожной”. В ходе ее реализации на территории СССР было закрыто 95% храмов!

Но грянула Великая Отечественная война. И вот — 1943 год. Церковь вдруг — после знаменитой ночной беседы трех иерархов со Сталиным — отпущена из плена. При активном содействии власти проходит Архиерейский Собор, который избирает Патриарха. Открываются тысячи храмов. Колокольный звон снова зазвучал над просторами русской земли, напоминая, что она — Святая Русь.

Одновременно и офицерскому корпусу возвращают золотые погоны, старые воинские звания. Ситуация резко меняется...

А.М. Я думаю, что понять все эти метаморфозы невозможно без учета изменения характера советской власти. В ранней истории Советской России явственно различимы два этапа развития. На первом этапе у государственного руля и во главе репрессивных органов стояли интернационалисты-троцкисты, в большинстве своем нерусские, главным образом евреи. Ко второй половине 30-х годов Сталину удалось в основном разгромить эту банду русоненавистников. Власть взяли в свои руки патриоты-государственники.

Вокруг Сталина сплотилась группа русских коммунистов: Куйбышев, Жданов, Маленков и другие. Но главная заслуга в деле направления пробудившегося энтузиазма народа в русло национально-государственного созидания принадлежит самому Иосифу Виссарионовичу Сталину.

Сталин — богатырская фигура в нашей истории. Его незаурядный ум, великолепные организаторские способности признавали даже враги. С его именем связана великая победа в войне с самой сильной армией мира. Под его руководством в кратчайшие сроки была восстановлена разрушенная войной экономика.

Его роль в нашей истории невозможно переоценить. Одного того, что Сталин возродил русское офицерство, восстановил в правах Русскую Православную Церковь, было бы достаточно, чтобы его имя вошло в анналы нашей истории. Однако сегодня эта гигантская личность оболгана и оклеветана. Всякие радзинские, волкогоновы и прочие (имя им легион) продолжили дело Троцкого. Но этим карликам так и не удалось изгнать имя Сталина из народной памяти. Сегодня его портреты можно видеть на всех патриотических митингах и собраниях. Я думаю, что без очищения национального сознания, без восстановления доброго имени Сталина нам не продвинуться вперед в деле возрождения России.

Игумен АЛЕКСИЙ. И все-таки главный вопрос в том, каковы должны быть практические меры на этом пути?

А.М. Да уж, сегодня перед нами со всей остротой встал извечный русский вопрос: что делать? Как остановить окончательный распад страны? Как возродить Великую Россию? Мои наблюдения и размышления, мой личный опыт привели меня к выводу: подъем русского национально-освободительного движения должен начаться с установления в России сильной власти.

Только будучи сильной, власть будет эффективной, сможет успешно решать все проблемы страны. Решать их в интересах народа, а не кучки еврейских олигархов. Образец известен — власть должна быть такой, какой она была при Сталине. Ведь за годы его правления мы стали сильнейшей державой мира, одновременно резко повысив уровень жизни населения страны. Это ли не пример эффективности!

Вообще государство подобно большой семье. Не зря к государственной власти русский народ всегда испытывал сыновние чувства. Царь был “батюшкой”, Сталин — “отцом народов”. А отца одновременно уважают, любят, но и побаиваются. Зато настоящий отец со своей стороны готов жизнь за домашних положить. Он ни воровать, ни обманывать детей не станет, а если наказывает — то только за дело.

Нам нужен современный вариант сталинизма в политике. Только так можно восстановить доверие народа к власти, уважение к ее представителям. Да и всякие там березовские и гусинские будут знать свое место. Словом, современный сталинизм и есть основа выхода из нынешнего кризиса, условие возрождения Великой России.

Игумен АЛЕКСИЙ. Трудно спорить, что без сильной, волевой власти наше государство просто не выживет. Это — необходимое условие возрождения России. Необходимое, но не достаточное. Ведь сам по себе национализм таит немало опасностей. Главная из них — опасность фашизации русского национального движения. Думаю, что наши враги дорого дали бы за то, чтобы мы пошли этим гибельным путем.

Впрочем, некоторые попытки направить огромную энергию русского национального возрождения в этом направлении уже делались. Так, например, православные с тревогой наблюдают за попытками привить нашему национальному чувству вирус “славянского язычества” и оккультизма — этих религиозных основ фашистской идеологии.

Поэтому одновременно с подъемом национального движения, одновременно с установлением сильной власти должен происходить и духовный, нравственно-религиозный подъем. В политической борьбе, как нигде более, нужно ясное понимание смысла действий, смысла жизни. А вне веры в Бога у жизни нет смысла. Без Бога, без Церкви человек будет жить ради удовлетворения своих похотей, ради богатства, ради тщеславия. Это — гибельный, тупиковый, бесперспективный путь.

А.М. Но ведь есть и другая дорога? Есть православный идеал русской государственности?

Игумен АЛЕКСИЙ. Для православного христианина идеалом государственного устройства является самодержавная монархия, потому что она есть образ Царствия Небесного. Но, конечно, нужно быть реалистами. При нынешнем состоянии умов, при том разврате и хаосе, что господствуют в современной России, Господь вряд ли дарует нам Своего Помазанника, Православного и Самодержавного Царя.

Если же попытаться определить тот политический режим, тот способ власти, который нужен нашей истерзанной “реформами” Родине, исходя из тех политических реальностей, которые сегодня существуют, то я бы назвал его “православным сталинизмом”. И одним из важнейших его признаков должен быть стратегический союз русской государственной власти с Православной Церковью. Это — главное условие, залог возрождения России.

А.М. Ну, если так, то и я — православный сталинист.

Игумен Алексий (Просвирин), гл. редактор журнала “Ревнитель православного благочестия”, скитоначальник Иоанно-Предтеченского скита Барнаульской епархии

rulibs.com

Преподобномученик Алекси́й (Гаврин), монах

Пре­по­доб­но­му­че­ник Алек­сий ро­дил­ся в 1883 го­ду в се­ле Пи­чае­во Бо­ри­со­глеб­ско­го уез­да Там­бов­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Пет­ра Гаври­на, ко­то­рый, как знав­ший хо­ро­шо гра­мо­ту, был в се­ле пи­са­рем. Алек­сей окон­чил цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу. Бу­дучи при­зван в ар­мию, он слу­жил в 7-м за­пас­ном Кав­каз­ском пол­ку, квар­ти­ро­вав­шем в го­ро­де Там­бо­ве. Здесь он окон­чил в 1905 го­ду во­ен­но-ве­те­ри­нар­ную фельд­шер­скую шко­лу. Впо­след­ствии, бла­го­да­ря по­лу­чен­но­му об­ра­зо­ва­нию, ра­бо­тал ве­те­ри­нар­ным фельд­ше­ром. В 1916 го­ду Алек­сей Пет­ро­вич пе­ре­ехал в Моск­ву и по­се­лил­ся на Дон­ской ули­це, непо­да­ле­ку от хра­ма Ри­зо­по­ло­же­ния. В трид­ца­тых го­дах на­сто­я­те­лем хра­ма был про­то­пре­сви­тер Алек­сандр Хо­то­виц­кий, ду­хов­ный отец Алек­сея Пет­ро­ви­ча.В на­ча­ле два­дца­тых го­дов Алек­сей Пет­ро­вич тя­же­ло за­бо­лел, и по­се­щав­ший его иеро­мо­нах Геф­си­ман­ско­го ски­та Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры Иа­ков (Ше­ма­нов) пред­ло­жил ему при­нять мо­на­ше­ский по­стриг. Алек­сей Пет­ро­вич со­гла­сил­ся и был по­стри­жен от­цом Иа­ко­вом в мо­на­ше­ство. По­сле по­стри­га его здо­ро­вье по­пра­ви­лось. И до по­стри­же­ния в мо­на­ше­ство он вел бла­го­че­сти­вую жизнь, а те­перь, став ино­ком, усу­гу­бил по­движ­ни­че­ские тру­ды и за свое бла­го­че­стие стал из­ве­стен мно­гим ве­ру­ю­щим: од­ни при­хо­ди­ли к нему ис­про­сить со­ве­та в во­про­сах хри­сти­ан­ской жиз­ни, а кре­стьяне под­мос­ков­ных се­ле­ний при­хо­ди­ли к нему, зная его и как хо­ро­ше­го ве­те­ри­на­ра.В 1937 го­ду вме­сте с мас­со­вым уни­что­же­ни­ем ду­хо­вен­ства и ве­ру­ю­щих вла­сти ста­ли пре­сле­до­вать лю­бое по­чи­та­ние свя­ты­ни и аре­сто­вы­вать тех, кто по­чи­тал не про­слав­лен­ных еще то­гда Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью по­движ­ни­ков и хо­дил мо­лить­ся на их мо­ги­лы. Так бы­ли аре­сто­ва­ны мно­гие по­чи­та­те­ли иерос­хи­мо­на­ха Ари­сто­к­лия, по­гре­бен­но­го на Да­ни­лов­ском клад­би­ще, и про­то­и­е­рея Ва­лен­ти­на Ам­фи­те­ат­ро­ва, по­гре­бен­но­го на Ва­гань­ков­ском клад­би­ще. Сре­ди дру­гих 22 ок­тяб­ря 1937 го­да был аре­сто­ван и за­клю­чен в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве и мо­нах Алек­сий.На до­про­се мо­нах Алек­сий, от­ве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, ска­зал, что сре­ди лиц, «ко­то­рые при­хо­дят ко мне за ме­ди­цин­ской по­мо­щью или с во­про­са­ми в от­но­ше­нии то­го, как вы­ле­чить ско­ти­ну, я про­во­дил неболь­шие ду­ше­спа­си­тель­ные бе­се­ды и чте­ние книг ду­хов­но­го со­дер­жа­ния. Го­во­рил по это­му во­про­су и с ве­ру­ю­щи­ми, по­се­ща­ю­щи­ми цер­ковь, и на ули­це».– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми о том, что вы, бе­се­дуя с ве­ру­ю­щи­ми по во­про­сам Свя­щен­но­го Пи­са­ния, вы­ра­жа­ли недо­воль­ство со­вет­ской вла­стью в ее от­но­ше­нии к ре­ли­гии и вы­ска­зы­ва­ли по это­му во­про­су ан­ти­со­вет­ские на­стро­е­ния. Дай­те по­ка­за­ния по су­ще­ству во­про­са? – по­тре­бо­вал сле­до­ва­тель.– В бе­се­дах с ве­ру­ю­щи­ми я вы­ра­жал недо­воль­ство тем, что со­вет­ская власть про­во­дит го­не­ние на ре­ли­гию, за­кры­ва­ет церк­ви, аре­сто­вы­ва­ет ду­хо­вен­ство, и в свя­зи с этим го­во­рил, что власть ан­ти­хри­сто­ва дол­го су­ще­ство­вать не бу­дет, ско­ро при­дет та­кое вре­мя, ко­гда сно­ва бу­дет цар­ство­вать пра­во­слав­ная ве­ра и Цер­ковь. Я при­зы­вал ве­ру­ю­щих к то­му, чтобы они сво­им сми­ре­ни­ем и лю­бо­вью к Бо­гу укреп­ля­ли Цер­ковь и яв­ля­лись вер­ны­ми ее по­сле­до­ва­те­ля­ми. Нуж­но ска­зать, что это кое-ка­кое вли­я­ние име­ло. Несмот­ря на ис­пы­та­ния, ко­то­рые сей­час пе­ре­жи­ва­ет Цер­ковь, хра­мы по­се­ща­ют и ста­ри­ки, и лю­ди сред­не­го воз­рас­та, и мо­ло­дежь. Я при­нял мо­на­ше­ский по­стриг и в ме­ру мо­их сил и здо­ро­вья ста­рал­ся укреп­лять ве­ру сре­ди лю­дей.– Кто и в ка­ких це­лях вас по­се­щал на квар­ти­ре? – спро­сил сле­до­ва­тель.– На квар­ти­ре ме­ня по­се­ща­ли очень мно­гие из близ­ле­жа­щих се­ле­ний око­ло Моск­вы, из се­ла Ко­ло­мен­ско­го, Но­вин­ки-Ра­мен­ки, Во­ро­бье­вых гор, Гла­ды­ше­ва, Се­ме­нов­ско­го, Че­ре­му­шек, Даль­не­го Бе­ля­е­ва, Во­рон­цо­ва и дру­гих се­ле­ний. Лю­ди об­ра­ща­лись ко мне за со­ве­та­ми.– За ка­ки­ми со­ве­та­ми об­ра­ща­лись к вам кре­стьяне вы­ше­ука­зан­ных се­ле­ний?– Ме­ня зна­ли как ве­те­ри­нар­но­го фельд­ше­ра и об­ра­ща­лись ко мне, чтобы я ока­зал по­мощь за­болев­ше­му ско­ту. Я не от­ри­цаю, что ко мне об­ра­ща­лись и за со­ве­та­ми дру­го­го по­ряд­ка – ид­ти ли в кол­хо­зы, спра­ши­ва­ли, ко­гда кон­чит­ся со­вет­ская власть, и так да­лее. На во­про­сы о кол­хо­зах я го­во­рил, чтобы в кол­хо­зы не вхо­ди­ли, о со­вет­ской вла­сти го­во­рил, что она ско­ро долж­на по­гиб­нуть, по­то­му что ею мно­гие недо­воль­ны.

21 но­яб­ря 1937 го­да след­ствие бы­ло за­кон­че­но. Мо­на­ха Алек­сия об­ви­ни­ли в том, что он сре­ди «окру­жа­ю­щих про­во­дил си­сте­ма­ти­че­скую ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию, в контр­ре­во­лю­ци­он­ных це­лях про­слав­лял мо­ги­лу умер­ше­го иеро­мо­на­ха Ари­сто­к­лия, ор­га­ни­зо­вы­вал на нее па­лом­ни­че­ство». 23 но­яб­ря трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла его к рас­стре­лу. Мо­нах Алек­сий (Гаврин) был рас­стре­лян 10 де­каб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 7». Тверь. 2002. С. 197–199

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

azbyka.ru

Алексий, епископ Серовский и Краснотурьинский (Орлов Владимир Павлович) / Персоналии / Патриархия.ru

Родился 23 апреля 1974 г. в г. Нижний Тагил Свердловской области в рабочей семье. В 1991 г. окончил среднюю школу № 32 в Нижнем Тагиле.

В 1991-1995 гг. обучался в Московской духовной семинарии. В 2003-2006 гг. обучался в Санкт-Петербургской духовной академии (4 курса экстерната). В 2016 г. окончил СПбДА. В 2017 г. защитил магистерскую диссертацию на тему «Опыт организации миссионерской деятельности в Нижнетагильской епархии Русской Православной Церкви».

25 декабря 1994 г. в Покровском храме Московской духовной академии архиепископом Дмитровский Филаретом поставлен во чтеца.

9 сентября 1995 г. в Верхотурском Николаевском монастыре игуменом Тихоном (Затекиным) пострижен в монашество с именем Алексий в честь святителя Алексия, митрополита Московского.

11 сентября 1995 г. епископом Екатеринбургским и Верхотурским Никоном рукоположен в сан иеродиакона, 13 сентября — в сан иеромонаха. Назначен клириком храма свв. равноапп. Кирилла и Мефодия г. Екатеринбурга, а также преподавателем и инспектором Екатеринбургского духовного училища.

В 1996-1998 гг. — представитель Екатеринбургской епархии в Свердловском отделении Детского фонда Российской Федерации. В 1996-1999 гг. нес послушание по окормлению Пожарно-технического училища МВД России в Екатеринбурге.

В 1998-2000 гг. — член Епархиального совета Екатеринбургской епархии.

22 июля 1998 г. назначен исполняющим обязанности настоятеля Казанского мужского монастыря г. Нижнего Тагила. В должности настоятеля Казанской обители утвержден решением Священного Синода от 28 декабря 1998 г.

В 1998-2012 гг. нес послушание по окормлению ряда исправительных учреждений, а также подразделений МЧС в Нижнем Тагиле. В 2010-2012 гг. — ответственный за тюремное служение в подразделениях ГУ ФСИН по Свердловской области на территории Горно-Заводского округа.

С 2001 г. — духовник миссионерско-катехизаторских курсов, основанных при Казанском монастыре по благословению епископа Нижнетагильского и Серовского Иннокентия (в 2011 г. были преобразованы в епархиальные миссионерско-катехизаторские курсы). С 2005 г. — духовник Общества православных врачей имени святителя Луки (Войно-Ясенецкого) при Казанском монастыре.

20 июля 2006 г. архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским Викентием возведен в сан игумена.

5 сентября 2011 г. епископом Нижнетагильским Иннокентием назначен членом Епархиального совета, руководителем миссионерского отдела новообразованной Нижнетагильской епархии. 15 сентября 2011 г. назначен благочинным монастырей Нижнетагильской епархии. С 2012 г. исполнял послушание секретаря Епархиального совета. В 2014 г. назначен секретарем Нижнетагильской епархии.

Решением Священного Синода от 7 марта 2018 г. (журнал № 4) избран епископом Серовским и Краснотурьинским.

15 марта 2018 г. за Литургией в Храме на Крови в Екатеринбурге возведен в сан архимандрита.

Наречен во епископа 31 марта 2018 г. в Тронном зале кафедрального соборного Храма Христа Спасителя в Москве. Хиротонисан 1 апреля за Божественной литургией в Храме Христа Спасителя. Богослужения возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Решением Священного Синода от 30 августа 2019 г. (журнал № 119) освобожден от должности наместника Казанского мужского монастыря г.Нижнего Тагила.

www.patriarchia.ru


Смотрите также