Игорь капуста биография личная жизнь возраст


Кто такой Игорь Капуста? Биография, возраст, фото, Википедия, какая причина смерти

Вот это новость… Игорь Капуста скончался сегодня ночью! Причиной смерти стала пневмония, а она началась как следствие проблем со здоровьем, полученных за годы тюремного заключения.

Казалось, что жизнь Игоря Капусты наконец-то наладилась: освободился досрочно из мест лишения свободы, несколько недель назад его показали в программе “Звезды сошлись”, куда Игорь Капуста пришел со своей новой девушкой Натальей, делились счастьем, историей знакомства и планами на будущее, вместе снимали квартиру в Москве и собирались расписаться, мечтали о детях.

Коснулись и темы здоровья Игоря, упоминали о неилечимых недугах, но выглядел он отлично, и речь точно не шла о смертельных диагнозах.

Но это было весной 2017, сразу после освобождения Игоря Капусты.

После чего он часто бывал на телевидении в разных программах и не выглядел тяжело больным.

Причина развода была банальная, измена со стороны Игоря, Аллегрова такого предательства снести не могла, и хотя пара была повенчана, они все равно развелись.

Потом у Игоря случились неприятности с законом, его поймали с наркотиками и он отсидел в тюрьме около 5 лет.

И вот сегодня, 15 мая 2018, Игорь скончался, причина смерти – воспаление легких, к сожалению врачи не смогли спасти жизнь мужчине, хотя боролись до последнего.

Умер Игорь Капуста возрасте 58 лет, совсем не старый, пусть земля ему будет пухом.

Игорь Капуста, бывший муж Аллегровой умер? Причина смерти? В каком возрасте?

С экстравагантной Ириной Аллегровой Игорь Капуста познакомился в начале 90-х, когда был танцором в кордебалете певицы. Между молодыми людьми вспыхнула страсть и они оформили брак в 1994 г. Для Аллегровой это был уже 4-й брак. В 1999 г. пара рассталась. Игорь продолжал работу в хореографических коллективах. В 2012 г. мужчина был осужден за наркотики на 5 лет колонии. После выхода на волю здоровье пошатнулось.

В мае 2018 г. он проходил плановый медосмотр и, видимо, в поликлинике подхватил инфекцию. У Игоря Капусты началось воспаление легких, он был госпитализирован и помещен в реанимационное отделение. Воспаление легких и хронические недуги стали причиной его смерти. Скончался Игорь Капуста в возрасте 57 лет 15 мая 2018 г.

Так и есть, печальная новость стала известна лишь сегодня утром, о том что в ночь не стало Игоря Капусты. Он являлся четвертым супругом знаменитой певицы Ирины Аллегровой. Они правда были в разводе, на момент смерти мужчины. Печальную новость сообщила сестра умершего Галина и рассказала все как было. Ее брат лег в клинику чтобы просто обследоваться, но это стало для него фатально т.к он получил острую инфекцию перешедшую на легкие, его хоть и перевели в реанимацию, но спасти не успели. Игорю было 57 лет, он младше Ирины на целых девять. Познакомились они когда он в ее коллективе работал танцором.

Игорь Капуста в прошлом году освободился из заключения и конечно здоровье там было подорвано, об этом на всех ток- шоу говорила его сестра. Он ранее уже чувствовал себя плохо, когда проходил обследование в Санкт-Петербурге.

Его родственники подтвердили, что он ушел из жизни. Умер сегодня в час ночи.

Ему было пятьдесят семь лет, он заболел пневмонией и потом на этой почве попал даже в реанимацию и не смог выкарабкаться. Пневмония дала сильное осложнение. Медики были бессильны и он скончался.

После зоны у него обнаружили заболевание легких, которое плохо поддавалось лечению.

Ирина не хотела ему помогать, хотя сестра Капусты к ней обращалась.

Игорь Капуста, танцор бывший муж певицы Ирины Аллегровой, с которым она давно рассталась умер. Сразу близкие ее отговаривали от этого брака, начиная с того что разница в возрасте была 9 лет. Аллегрова выходила замуж по любви , даже венчались, но ничего хорошего не вышло. Попался на наркотиках, сидел в тюрьме. Заболел после выхода воспалением легких и умер 15 мая 2018 года в городской больнице.

Бывший муж известной певицы Ирины Аллегровой Игорь Капуста скончался в ночь на вторник в одной из больниц Санкт-Петербурга.

Родственники Капусты рассказали прессе, что мужчина лег в больницу просто на обследование, но подхватил там инфекцию, которая спровоцировала воспаление легких. В результате он был переведен в реанимацию. Медики пытались делать все возможное, чтобы спасти 58-летнего мужчину, но к сожалению, их старания не увенчались успехом.

В 2017 году Капуста вышел из тюрьмы, где провел пять лет своей жизни в колонии строгого режима. Оказался мужчина за решеткой после того как в его автомобиле нашли большую партию наркотиков.

В свое время Капуста был танцором в коллективе Аллегровой. Он был четвертым мужем певицы. Впоследствии пара распалась.

Несмотря на безумную любовь Аллегровой к Капусте, последние годы они не общались, хотя мужчина пытался наладить отношения с экс-супругой.

salonews.com

«Мы испортили друг другу жизнь»: умер бывший муж Аллегровой

В ночь на 15 мая в одной из больниц Санкт-Петербурга скончался бывший муж российской певицы Ирины Аллегровой Игорь Капуста. Как сообщили родственники экс-супруга 66-летней артистки, Капуста умер в клинике, куда он лег на плановое медобследование.

Однако, уже находясь в госпитале, Игорь подхватил инфекцию, которая вскоре переросла в воспаление легких.

Капуста был переведен в реанимацию, но спасти его жизнь врачи так и не сумели. Факт смерти подтвердила сестра Игоря — Галина. «Сегодня в час ночи Игорь умер. Его больше нет с нами», — цитирует женщину издание «Собеседник».

Игорь Капуста был четвертым мужем Аллегровой — в браке с известной певицей мужчина состоял в 1994-1999 гг.

С Игорем Ирина, на тот момент уже являвшаяся звездой отечественной поп-эстрады, познакомилась благодаря гастрольной деятельности: Капуста был одним из танцоров в ее коллективе.

По некоторой информации, влюбленные официально в ЗАГСе свои отношения не оформляли, обвенчавшись под чужими фамилиями.

В 2012-м Капуста был обвинен в незаконном обороте наркотических средств, в результате чего ему пришлось провести пять лет в колонии строгого режима в Ленинградской области.

При этом родственники мужчины якобы говорили, что никакого преступления бывший муж Аллегровой не совершал и его кто-то подставил. Сам Игорь также не признал своей вины.

Выйдя на свободу в минувшем году, Капуста принял участие в съемках одного из ток-шоу на телеканале НТВ, где среди прочего рассказал, как ему жилось за решеткой, а также, естественно, поведал об отношениях с народной артисткой России.

Говоря о самом освобождении, мужчина тогда признался, что очень долго ждал этого момента. В то же время он подчеркивал, что «перегорел», оказавшись на воле.

«Пять лет — это срок большой. Пока нет никаких ощущений. Я вышел оглушенный, смотрю на улицу, на все это другими глазами совершенно, — рассказывал Игорь журналистам.

— Нет, не одичал — мне просто не хватало всегда общения. Дефицит общения — это страшно, конечно. Все друзья мои ушли раньше, я вообще один остался там. Общаться просто не с кем. Приходилось молчать сутками, ушел в чтение».

Как известно, одной из главных причин расставания Капусты и Аллегровой стала измена супруга — об этом в свое время публично сообщала сама певица. «Я не могла пережить чисто физиологическую измену», — подчеркивала артистка.

Капуста, впрочем, в свою очередь делал акцент на том, что морально Ирине он не изменял.

«Измена… Это можно по-разному расценивать. Духовно я ей не изменял, — говорил мужчина уже по окончании тюремного срока. — В итоге я от нее сбежал. Просто сбежал… Я действительно устал».

Близкие пары после разрыва неоднократно отмечали, что Капуста нанес Аллегровой тяжелый психологический удар и за содеянное она его так и не простила. Сам же Игорь считает, что бывшие влюбленные банально «испортили друг другу жизнь».

«Мы просто испортили нашу жизнь. Это больно и обидно, ведь в ней было все для любви, да и вообще для всего, — сказал год назад бывший танцор. — У каждого из нас были свои амбиции: у меня были, у нее. Но жить сейчас, сегодня, вчера — нет».

Капуста при этом не раз признавался, что всячески стремился к встрече со своей давней любовью.

«Встретиться очень хочется и от этого уже «плясать» дальше. Но мое дело предложить, а ее дело отказаться, наверное, — делился в прошлом году Игорь. — У меня со всеми бывшими женщинами прекрасные отношения, я с ними дружу — кроме одной. Чувства? Конечно, есть».

Ирина Аллегрова начинала музыкальную карьеру в различных ансамблях и группах, а с начала 90-х годов стала выступать сольно.

В 1992-м году вышел ее первый альбом, получивший название «Странник мой» — примерно в те же годы певица стала настоящей звездой российской эстрады и начала регулярно давать концерты на крупнейших площадках страны.

В 2010 году Аллегрова указом президента получила звание народной артистки России.

www.gazeta.ru

Игорь капуста биография возраст. Игорь Капуста – биография

Как стало известно журналистам, экс-супруг Ирины Аллегровой Игорь Капуста ушел из жизни в одной из больниц Санкт-Петербурга. По словам близких, мужчина подхватил инфекцию, которая спровоцировала воспаление легких. В результате Игоря перевели в реанимацию. Врачи делали все возможное, чтобы спасти жизнь Капусты, но их старания не увенчались успехом.

Корреспонденты связались с сестрой бывшего мужа Аллегровой. Галина Капуста подтвердила данные, получившие огласку. Женщина переживает тяжелую утрату.

«Сегодня в час ночи Игорь умер. Его больше нет с нами», – цитируют слова Галины Капусты в прессе.

Актер Станислав Садальский нашел смерть Капусты весьма подозрительной. «Поразительно. Лег просто на обследование и умер – это символично для нашего здравоохранения!» – поделился артист в соцсетях.

// Фото: Кадр из программы «Прямой эфир»

Весной прошлого года Игорь Капуста вышел из тюрьмы. Экс-супруг Ирины Аллегровой провел пять лет в колонии строгого режима в поселке Форносово в Ленинградской области. Мужчина попал за решетку после того, как в его машине обнаружили два килограмма наркотиков. На судебном заседании Капуста отказывался признавать свою вину и говорил, что его пугает перспектива лишения свободы.

Родные Игоря старались его поддерживать в нелегкий период. Родственники бывшего мужа звезды эстрады говорили, что его задержание подстроили злопыхатели. Галина Капуста подозревала, что брат оказался в тюрьме из-за нечестного поведения партнеров по бизнесу, решивших присвоить себе его долю.

// Фото: Кадр из программы «Пусть говорят»

После того, как Капуста оказался на свободе, он стал героем программы НТВ «Новые русские сенсации». Мужчина рассказал журналистам, как его изменило пребывание за решеткой, и вспомнил совместную жизнь с Аллегровой. «Пять лет – это срок большой. Пока нет никаких ощущений. Я вышел оглушенный, смотрю на улицу, на все это другими глазами совершенно. Нет, не одичал – мне просто не хватало всегда общения. Дефицит общения – это страшно, конечно», – делился экс-возлюбленный артистки.

Летом прошлого года сестра Игоря Капусты заявила, что у него диагностировали серьезный недуг. У мужчины обнаружили хроническую обструктивную болезнь легких в тяжелой стадии. Галина считала, что на ухудшение самочувствие брата повлияло нахождение в тюрьме.

Ирина Аллегрова обвенчалась с танцором из своего коллектива Игорем Капустой в 1994 году под чужими фамилиями. Пара не оформляла брак официально. По информации Sobesednik.ru , с экс-возлюбленной Капуста так и не наладил отношения. Бывшие супруги не общались.

Вконтакте

Одноклассники

Ирину Аллегрову относят к той категории женщин, которые меняют мужчин как перчатки. Она на самом деле выходила замуж много раз, однако так и не смогла построить семейное счастье. Возможно, из-за того, что одним из самых ценных женских качеств она считала стервозность. Даже из ее песни слов не выкинешь: «Все мы, бабы, – стервы…». С тех пор как расстались Ирина Аллегрова и Игорь Капуста, прошло уже больше 15 лет, но певица по сей день не может его простить, настолько глубока эта рана. Этот брак был для нее 4-м по счету.

Не сразу артистка смогла прокомментировать свой развод. Только после того, как прошло прилично времени, страсти и обиды поутихли, императрица эстрадной сцены немного раскрыла занавес своего будуара.

Когда они встретились, Ирине было 44 года, а Игорю – 35. Многие их друзья и знакомые с самого начала предрекали, что их брак обречен, поскольку Капуста Игорь был простым танцором, а Ирина – известной солисткой, которая собирала аншлаги в таких огромных залах, как «Олимпийский». Однако любовь зла. Аллегрова, находясь рядом с ним, забывала обо всем, она думала, что наконец-то в ее жизнь постучалась настоящая сказка. И что интересно, эта сильная женщина ни минуты в своем избраннике не сомневалась, в противном случает бы не венчалась с ним в 1993 году. Ирина поспешила с этим событием, поскольку очень серьезно болел ее отец, а она хотела, чтобы он поскорее увидел ее счастливой замужней женщиной. Капуста тут же нашел с ним общий язык. Спустя 2 недели после венчания ее отец скончался. Из-за всей этой спешки и тяжелых событий до ЗАГСа дело так и не дошло. Венчались они под чужими паспортами, которые одолжили у своих друзей.

Игорь Капуста, биография которого малоизвестна, окутал искренней заботой и любовью свою супругу, старался ей во всем помогать, тем более что она очень переживала из-за болезни своего любимого папы. Игорь весь этот период старался находится рядом, возил Ирину и ее дочь Лалу в больницу, затем бросил работу и полностью отдал себя строительству загородного дома в Ватутинках. Он на самом деле хотел создать теплое семейное гнездышко для них двоих, а может, и для троих. Ирина хотела родить, но у нее не выходило. Но к статусу своей супруги балетный танцор привыкнуть так и не смог, так как он прекрасно понимал, кто он, а кто она. Ирина не опровергала сплетен о том, что он ее спонсор, хотя это была ложь. Нет, делать из своего супруга спонсора или директора Ирина не планировала. Шоу-бизнес не каждому по зубам, но она старалась направить его по линии развития собственного бизнеса, но и тут необходим талант, а Игорь к этому и не стремился.

После 8 лет совместной жизни брак звезды постепенно стал трещать по швам. И в этом сыграли главную роль не только бесконечные измены Игоря – для него стали настоящим испытанием слава и деньги, которые подкосили его. Ведь, что не говори, а он пришел на все готовое, поэтому быстро возгордился, начал шиковать, увлекаться алкоголем и менять автомобили одну за другой, потом появились любовницы.

В доме начались ссоры, сначала Ирина даже задумывалась над тем чтобы бросить сцену и сидеть дома в надежде, что в семье, наконец-то, наладятся отношения, но для этого необходимы были деньги, а их приносили только ее сольные концерты.

Как-то раз, наблюдая за рушившейся жизнью матери и Игоря, Лала написала ей письмо. Ирине оно показалось довольно жестоким и оскорбительным, была сильная ссора, правда, на 2 недели. Но в скором времени и Аллегрова поняла, насколько ее дочь была права, хотя продолжительное время не хотела вникать в назревшие семейные проблемы. Прозрев таким образом, она сразу же поменяла свое отношение к супругу и решила попрощаться с Капустой. Мама и дочка певицы были только рады их расставанию, так как в последние годы, помимо самой Ирины, стало страдать и все ее окружение. А она начала искать успокоение в рюмке спиртного. Однако со временем все же смогла найти в себе силы, чтобы начать новую жизнь.

Капуста ушел от Ирины в сентябре, перед этим он заехал домой, забрал несколько свитеров и зубную щетку, сел в автомобиль и уехал. Когда они еще только начинали жить вместе, он предупредил Ирину о том, что если у них ничего не получится, он, как пришел с зубной щеткой, так с ней и уйдет. Таки образом, он словно напророчил себе беду. Не выдержав разлуки, Аллегрова первая позвонила, хотела с ним побеседовать, но его оскорбленное мужское достоинство не желало этого, а спустя время уже он начал искать с ней встречи, но из этого тоже ничего не вышло.

В 2001 году Капуста полностью сменил круг общения, начал заниматься бизнесом, женился, и у него появилась на свет дочка Саша. Потом он стал дедушкой: у сына от первого брака, Станислава, который живет в Москве, появилась на свет дочь.

О Капусте немного биографических данных. Достоверно известно только то, что он получил образование в петербургской Вагановской балетной школе. В 18 лет Игорь Капуста (дата рождения тоже неизвестна) принял решение попробовать самостоятельную жизнь, свободную от родительской опеки. Он поехал в Ташкент, чтобы танцевать там ведущие роли в Челябинском театре, но оттуда его практически сразу призвали в армию. Вернулся на гражданку он уже женатым и с маленьким сыном, но довольно быстро снова стал холостым.

Капуста Игорь вернулся в форму, и тогда сестра Галя привела его в Питерский мюзик-холл, с которым он впоследствии за 6 лет обкатал весь мир. Когда ему исполнилось 26, он влюбился в москвичку Катю, с которой они начали танцевать в знаменитой музыкальной танцевальной группе «Рецитал». А затем Евгений Болдин (тогдашний супруг Пугачевой) отправил их гастролировать по Греции.

Тогда Капуста был уже влюблен в артистку из их коллектива Татьяну Клепцеву (по кличке Клепа). Они прожили в Греции несколько лет, а когда приехали в Советский Союз, тут уже царил хаос и перестройка, страна была совсем другой. Пара сняла квартиру в массиве Чертаново и стала искать работу.

Наиболее интригующим было то, что в это самое время Аллегрова не поделила сцену с Виктором Салтыковым. Она ушла, хлопнув дверью, и начала сразу же набирать свою группу. Вот так Капуста и Клепа попали на работу к Аллегровой. А потом завертелось-понесло. “Императрица” тут же заприметила красивого, сексуального и брутального молодого человека. Вскоре Клепа узнала, что Игорь ей изменяет, да не с кем-попало, а с самой начальницей. И тогда она ушла работать к Киркорову, а Капуста переехал к Аллегровой, которая тогда жила вместе с дочерью Лалой на 1-м этаже в 2-комнатной квартире, а на 2-м этаже жили ее родители.

В 2012 году, осенью, полиция Санкт-Петербурга при обыске в автомобиле Игоря Капусты нашла 2 килограмма гашиша. За хранение наркотиков 52-летнего Капусту Игоря упрятали за решетку на 6 лет. Привыкший шиковать за чужой счет, он внезапно захотел всем и особенно Ирине доказать, что и он чего-то стоит. Но выбрал для себя довольно опасный криминальный путь зарабатывания легких денег на распространении наркотиков, который и привел его в тюрьму.

Продолжительное время его и еще 9 заключенных содержали в камере площадью 9 кв. м. У экс-артиста появился панкреатит, варикоз и сильный кашель, а потом произошел инфаркт, и его сразу же отправили в больницу, где он 3 месяца был при смерти. Об этом сообщила его сестра Галя. Родственники Игоря старались разжалобить Ирину и просили у нее помощи, но она четко дала понять, что в это дело она вмешиваться не собирается. На этом все и закончилось.

Капуста Игорь, несмотря ни на что, всегда выделялся среди прочих, как отмечала Ирина, своей интеллигентностью и благородством, это ее в свое время и привлекло. Он на самом деле любил ее, а она его, но судьба их почему-то разлучила. Они не сошлись характерами, всему виной была гордыня, ревность и страсть. Нет драмы – нет сюжета. Но можно сказать, что это была необыкновенная, красивая и довольно страстная пара, которой в свое время завидовали многие.

Сегодня вдруг нестерпимо захотелось увидеть Иру. И поговорить... За десять лет после расставания мы с Аллегровой так и не нашли возможности выяснить отношения. Даже не знаю, что больше помешало: наш эгоизм, гордыня или легкомыслие?

Последнюю встречу, вернее попытку встречи, помню очень хорошо. Это было зимой 2000 года. Морозным декабрьским днем подъехал к нашему дому в Ватутинках. Подошел к воротам. Нажал кнопку переговорного устройства.

Бессмысленное действие: камеры наружного наблюдения давно зафиксировали и мою машину, и меня. «Здравствуйте, Игорь Дмитриевич! - раздался голос охранника. - Извините, но вас пускать не велено!»

Дожил, ничего не скажешь. Не пускают в собственный дом. И кто? Охранник, которого сам же нанимал на работу!

От Иры я ушел в сентябре. Заехал домой, в ярости кинул в сумку пару свитеров и рубашек, зубную щетку, сел в машину и уехал. Еще на заре отношений сказал Ире, что с зубной щеткой пришел - с ней же и уйду, если у нас не сложится. Я не из тех мужчин, кто станет требовать от любимой денег или делить жилплощадь. Не так воспитан, не тот характер. Но Аллегрова этого, как видно, не оценила.

Я набрал номер ее мобильного:

Ира, не могу попасть в наш дом. А мне вещи свои надо забрать, документы. Да и поговорить стоит... Скажи, пожалуйста, охранникам, чтобы меня впустили.

Это уже не твой дом. И вообще я сейчас не в Ватутинках. Скоро перезвоню...

Голос в трубке отдавался эхом - этот звук я ни с чем не спутаю - у нас так «фонило» в каждой комнате. Ира здесь, но, кажется, не в форме. Или берет тайм-аут на раздумье. Или в бешенстве, что не пришел, когда она звала. Не знаю, устал гадать, что там происходит в душе у звезды Аллегровой. Все. Хватит.

Ира перезвонила через три часа, когда я был уже далеко. Не ответил - не видел смысла.

Нашу любовь не вернуть, а из-за остального и переживать не стоит. Ехал я в город Касимов Рязанской области - к родственникам. Жить в Москве было негде, да и осточертела столица. Надо было начинать жизнь с нуля. В активе у меня были зубная щетка, автомобиль и балетный характер.

Узнав о нашем романе, пресса писала, что Аллегрова нашла себе безвестного молодого танцовщика. Это было, прямо скажем, неправдой. У меня к тому времени уже сложилась немалая биография - и личная, и творческая.

Я всегда много и тяжело работал, не привык ни на кого полагаться. С восьми лет стоял у станка в Вагановском училище - лучшем балетном учебном заведении страны. Все знают, что среди балетных лентяев быть не может. С детства вбивают в голову, что есть только слово «надо».

«Не могу», «не хочу» просто отсутствуют в лексиконе людей, которые изо дня в день обливаются потом в танцклассах. Неважно - солист ты или артист кордебалета. Когда выходишь на сцену, должен выкладываться на сто пятьдесят процентов.

То, что я стану артистом балета, в нашей семье не обсуждалось. Родители к искусству отношения не имели, но вот была у мамы такая мечта. Папа раз попытался возразить, мол, что это за профессия для мужика - ногами на сцене дрыгать, но мама так на него посмотрела, что вопрос был закрыт. Мама всегда всех «строила» - меня, папу, мою старшую сестру. Смешно: до своих восьмидесяти трех лет она была для нас «командиром». Может, поэтому Аллегрова не смогла с ней поладить - у них похожие характеры. Зато я быстро нашел общий язык с Ирой, которая, как и мама, привыкла всеми руководить.

Не знаю, как сложилась бы моя судьба, прими я приглашение Ленинградского государственного театра оперы и балета имени М.П.

Муcоргского, но после Вагановского я рванул на работу в Ташкент. В день своего рождения - как раз исполнилось восемнадцать. Я безумно любил своих родителей, но уж больно хотелось вырваться на свободу. После Ташкента должен был танцевать ведущие сольные партии в Челябинском театре оперы и балета, но вместо сцены прямиком отправился в армию, откуда через два года вернулся в Питер женатым человеком и отцом маленького сынишки.

Форму восстановил быстро, но в классический балет решил не возвращаться - хотелось денег, перспектив. Старшая сестра Галя буквально за руку привела в Ленинградский мюзик-холл.

И я сразу стал солистом, работал как проклятый. Норма была пятнадцать концертов в месяц, а мы давали тридцать. Но и получали - будь здоров. В мюзик-холле проработал шесть лет, объездил весь мир. Но семью сохранить не удалось. Артисты ведь живут на работе, а рядом столько красивых девчонок...

В двадцать шесть лет серьезно влюбился в москвичку Катю. Я ей за многое благодарен, и за работу в балете «Рецитал» в том числе. Она втайне от меня съездила на пробы, и ее приняли. Чтобы не отставать от подружки, тоже решил попробовать. Меня взяли сразу. После первых концертов был в шоке - такого потрясающего отношения к артистам не видел нигде. Про деньги вообще не говорю: за один выход получал ровно столько, сколько получил бы в мюзик-холле, отпахав тринадцать концертов.

Когда начал работать с Пугачевой, оценил ее и проникся уважением на всю жизнь. Алла - уникальная личность. Она нас поражала. Ну скажите на милость, если ты одна собираешь полные стадионы, какого черта везешь с собой еще двадцать человек? Но она заботилась о том, чтобы у нее было классное, уникальное шоу, вкладывалась в это. Ну и в требовательности, правда, сравниться с ней никто не может.

Классический пример: когда Кристина захотела попробовать свои силы на эстраде, что сделала Алла Борисовна? Сольник сразу дочери организовала? Ничего подобного. Милости просим в «Рецитал». А у Кристины не было специальной подготовки. Так она пахала больше нас всех, и это в шестнадцать лет! Сколько раз и сама падала, и партнер ее ронял. Потрет ушибленное место, улыбнется и опять на сцену.

Однажды на репетицию зашла Пугачева.

И в этот самый момент партнер уронил Кристину. Увидев Аллу Борисовну, все замерли в ужасе. Были уверены, что за дочку получим по полной программе - нрав у примадонны суровый. «Ну, что застыли? - раздался насмешливый голос Аллы. - Кристин, а ты тоже хороша - держись за него крепче, упадете, так вместе, а лучше - он на пол, а ты на него. Мягче будет».

Это был один из лучших периодов моей жизни. Правда, через полтора года наши с Катей пути-дорожки разошлись. В это время судьба моя круто развернулась. «Рецитал» гастролировал не только в отдаленных уголках тогда еще Советского Союза, мы довольно часто выезжали за рубеж. И вот Евгению Болдину пришла в голову мысль: продать наш балет в Грецию.

Для артистов, у кого в России оставались семьи, это стало проблемой - контракт был заключен не на один год. Но для меня все сложилось удачно. Я тогда уже был влюблен в артистку нашего балета Татьяну Клепцову. Так что мы с Клепой радостно уехали в Грецию: в 1985 году уже начиналась перестройка, полки в магазинах опустели, карточки, талоны... А тут изобильная Греция. Прожили в ней несколько лет. Когда вернулись, страна была уже со­всем другой. Ларьки со спиртом «Рояль», бандиты в малиновых пиджаках и рестораны на каждом углу.

Мы с Таней сняли квартирку в Чертаново и стали обзванивать друзей. После долгого отсутствия хотелось пообщаться, узнать, как обстоят дела в российском шоу-бизнесе, ну и поспрашивать насчет работы. Набрал бывшей массажистке из «Рецитала» Марине - она сказала, что работает у Ирины Аллегровой и набор в группу еще открыт.

Я помнил Аллегрову по «Электроклубу». Потом ходили слухи, что она не поделила сцену с Витей Салтыковым и ушла, хлопнув дверью. Теперь вот балет набирает. Повесил трубку и задумался. Может, пойти к ней?

Клеп, помнишь такую певицу - Ирину Аллегрову?

Помню, а что? - отозвалась Таня.

Набирает балет. Хочешь попробоваться?

Не хочу.

Что за работа - у тетеньки на подтанцовках?

Со стыда умереть.

Не понравилось мне тогда это слово - «тетенька». Подумал: Аллегрова нам фору даст сто очков вперед, видел ее однажды на «Рождественских встречах» - красивая, яркая. От нее такая энергия шла, что зал заводился с полоборота.

Тань, ну какая она тебе «тетя»? У меня с ней разница от силы лет семь-восемь. Давай познакомимся, а там решим.

С Ирой судьба нас не сталкивала. Слышал, что она «бой-баба». Три таких на нашей эстраде - Алла Пугачева , Надя Бабкина и Ира. Не женщины, а мужики в юбках. Знамениты и песнями, и бурной личной жизнью. Про исполнительницу народных песен, помню, рассказывали: был у нее безумный роман со знаменитым бардом, бывшим врачом, так она ему однажды кием по голове заехала, а в другой раз во время ссоры на полном ходу из машины выкинула.

А он ей после всего этого песню написал...

Про Аллегрову ничего такого не рассказывали, но и издалека было видно, что она с характером. Да мне ли, прошедшему школу работы с самой Аллой Борисовной, бояться? Клепа согласилась съездить к Ирине, хотя без особой охоты. В этом не было личной антипатии: «Рецитал» работал с разными артистами и мы танцевали с кем скажут. Думаю, Таню останавливала присущая женщинам интуиция. И она ее не обманула. Работа у Аллегровой разрушила нашу жизнь.

Ира жила в Новых Черемушках, на улице Цюрупы, в маленькой двухкомнатной квартирке на первом этаже. Когда мы приехали знакомиться, она накрыла стол.

Сидим, разговариваем, общих знакомых вспоминаем, выпиваем понемногу. Аллегрова оценивает нас, я стараюсь на нее особо не пялиться. Только раз наши взгляды пересеклись, и я увидел в ее глазах явный женский интерес. А еще заметил, что глаза у Иры очень грустные. Тогда я еще не знал, что у нее тяжело болен отец, которого она боготворила. Ира моталась к нему в клинику, находила врачей, пробовала все мыслимые и немыслимые средства - безрезультатно. Рак не щадит. Ира страдала, но в душу никого не впускала.

В общем, нам сделали предложение - мы с Таней его приняли. И начали работать. Через какое-то время стал замечать, что Аллегрова действительно выделяет меня среди остальных танцоров. Действовала Ира осторожно. Ее знаки внимания можно было расценить как дружеские, и «дружила» она не только со мной, но и с Клепой.

Приезжаем на гастроли, вся группа живет в гостинице, а меня с Татьяной Аллегрова забирает в апартаменты, где остановилась сама, - в загородный дом или пансионат. Можно было, наверное, отказаться, но это выглядело бы грубо. Считалось, что мы скрашиваем звезде ее одинокие вечера. После концерта ужинали и допоздна разговаривали. Потом разбредались по спальням, а утром уезжали на репетицию и концерт. Если между нами и витала недосказанность, мы втроем старательно ее не замечали.

Еще рядом постоянно вертелась Марина и с большим интересом выспрашивала:

Ну как тебе Аллегрова, что ты о ней думаешь?

Ничего, - отвечаю, - талантливая, красивая, сильная...

Как потом выяснилось, массажистка действовала по просьбе Иры.

Она хотела узнать, насколько крепкие отношения связывают меня с Клепой и есть ли шанс, что я откажусь от них ради романа с Аллегровой.

Я был не готов к такому повороту событий. С Клепой мы давно жили вместе, и я не собирался с ней расставаться. А от чрезмерного внимания стал чувствовать себя неуютно. Привык, что в любовных отношениях инициатива исходит от меня. А тут она исходила от Ирины, и я не знал, как себя вести.

Гром грянул в середине октября 1993 года на гастролях в Питере. После концерта в «Октябрьском» Ира уехала в гостиницу, а мы с Клепой разъехались по домам. У нее, как и у меня, питерские родители.

Мама с сестрой накрыли стол, и только сели отметить встречу, как раздался телефонный звонок. Это была Ира. Сказала, что я срочно нужен. Я понимал зачем. Но все равно поехал. Подумал, грешным делом, может, после этого Ира успокоится, остынет и все останется по-прежнему. Маму и сестру я строго проинструктировал: если позвонит Клепа, нужно сказать, что меня вызвал директор Аллегровой.

Мы стали любовниками. И утром я оказался перед фактом: женщин у меня в жизни было много, но такой, как Аллегрова, - никогда. В сексе люди редко с первого раза понимают друг друга, но у нас был именно этот случай. Не буду врать - не влюбился в Иру после той ночи, но и забыть ее уже не мог.

На следующий день Аллегрова не только не скрывала, что между нами «что-то было», а наоборот, всячески старалась это продемонстрировать: то во всеуслышание скажет, что не выспалась, то подойдет ко мне, до плеча дотронется.

Я трусливо делал вид, что намеков не понимаю. Возможно, именно в этом и скрывалась причина наших будущих конфликтов. Ира бросалась в эмоции с головой, не стесняясь своих чувств. А я скрытный, все держу в себе.

В оставшиеся дни гастролей Клепа тоже делала вид, что ничего не произошло. Зато когда мы вернулись в Моск­ву... Лучше бы она на меня наорала, сковородкой ударила на худой конец. Нет. Клепа поступила иначе.

Я проснулся среди ночи от стонов и в тусклом свете ночника увидел скорчившуюся на полу Таню. На тумбочке стояла почти пустая бутылка водки и валялась пустая облатка от сильнодействующего снотворного.

Я скатился с кровати и бросился к телефону. «Скорая» все не ехала. А когда доктор наконец появился, мне захотелось дать ему по башке - до того он выглядел равнодушным, разве что не зевал. Присел перед Таней, пощупал пульс, что-то вколол и вышел из комнаты, позвав меня за собой. На кухне тихо, чтобы Клепа не услышала, он объяснил мне: «Это не попытка самоубийства, а имитация. Судя по рефлексам и запаху, ваша жена не принимала снотворного и не пила водку. Забирать в больницу ее не с чем, а с остальным - разбирайтесь сами».

Таня сымитировала самоубийство... В голове это не укладывалось. Видимо, она решила таким образом «завиноватить» меня: мол, я могла погибнуть из-за ­твоей измены! Было жаль Таню, но когда я представил, как она выбрасывает таблетки в унитаз, выливает туда водку, а потом ложится на пол и начинает стонать...

Я ведь чуть с ума не сошел, пока ждал эту «скорую»!

Через день Таня грохнулась в обморок, упала на пол замертво. Опять «скорая», опять сочувствующие взгляды врачей: мол, крепись, мужик, некоторые еще и не то умеют.

Три дня я просидел с ней в квартире, не брал трубку телефона, не ходил на репетиции. Но за эти три дня вся моя любовь испарилась - так злился на Клепу, что сам готов был ее убить. Она добилась обратного, потеряла меня. Ненавижу, когда мною пытаются манипулировать. Все эти бабские выкрутасы меня просто бесят. Клепа вынесла за три дня мне мозг полностью! Да, я виноват, но так тоже нельзя!

Сказал ей: «Вот что, дорогая, делай что хочешь: травись, вскрывай вены, прыгай из окна, но без меня... Я сейчас же уезжаю в Питер. С меня хватит!»

Побросал свои вещи в сумку, забрал документы и вышел из квартиры, с трудом сдерживаясь, чтобы не грохнуть дверью. А вот дверью подъезда шваркнул основательно и чуть было не растянулся - хоть и конец октября на дворе, а уже подмораживало. Да еще и лампочку опять кто-то разбил.

И куда это мы так торопимся? - раздался знакомый, с хрипотцой, голос.

На Ленинградский вокзал, - машинально ответил я. И тут же добавил про себя: «Спокойно, Капуста! Это тебе мерещится».

Из темноты возникла Ира: - Садись, подвезу.

А ты что тут делаешь?

Да вот водителем решила поработать...

Усмехнулась она.

Поняв, что мне не до шуток, ответила уже серьезно:

А что делать, если артисты балета репетиции прогуливают, к телефону не подходят. Думаю, сама съезжу, поговорю. Только припарковалась, а тут ты собственной персоной. На вокзал, значит, говоришь...

Я кивнул.

Ну поехали...

Сел в машину и устало прикрыл глаза. Разговаривать не было сил. Мысли роились в голове: «Зачем Клепа это сделала?

Если бы она не начала свое «сольное выступление» с таблетками, разве я ушел бы от нее? В крайнем случае, ушли бы оба... от Аллегровой. Да гори оно все синим пламенем, приеду в Питер, найду работу. Таню жалко, но назад не вернусь...»

Приехали.

Я открыл глаза и обалдел. Вместо вокзала увидел подъезд дома, где жила Аллегрова.

Ты куда меня привезла?!

Успокойся. Тебе надо поесть, отдохнуть, выспаться. Утро вечера мудренее. Решишь уехать в Питер, удерживать не буду.

Дверь нам открыла Ирина дочка Лала - двадцатидвухлетняя красивая девушка с черными, как маслины, глазами.

Она смерила меня неприветливым взглядом и, ничего не сказав, ушла в свою комнату.

Ужинали мы вдвоем на кухне. Ира быстро накрыла стол, поставила бутылку вина. Я не выдержал, рассказал, что произошло у нас с Таней.

Обыкновенные бабские штучки! Ей нужно, чтобы ты чувствовал себя виноватым.

Ей просто плохо, вообще-то она отличная девчонка, - зачем-то оправдывал я Клепу перед Ирой.

Игорь! Когда хотят свести счеты с жизнью, это делают в одиночестве. А не при свидетелях, в надежде на то, что спасут. Этот спектакль она для тебя разыграла.

А нет зрителя, нет и спектакля. Тебе надо было раньше уйти.

Выспаться нам не удалось... И утром идея бросить все и мчаться в Питер уже не казалась мне такой заманчивой.

Выйдя из спальни, я натолкнулся на тяжелый взгляд Лалы. Она рассматривала меня без всякого стеснения. «Что ж, - подумал я, - все правильно: надо же знать, с кем мама собирается жить. Придется налаживать отношения, попытаться стать Лале другом».

Первое время, после того, как мы с Ирой начали совместную жизнь, мне было паршиво - никогда ни с кем я не рвал отношения так жестко, как с Клепой. Да и роль «фаворита» мне по жизни подходила мало. Аллегрова все понимала, с расспросами и советами не лезла.

Ира, - спросил ее день на третий, - скажи честно, зачем я тебе нужен?

А если я тебя люблю?

Это в голову не приходило?

Вот так неожиданно Ира призналась в любви. А я ей тем же не ответил. Мне чтобы сказать «Я тебя люблю» требовалось намного больше времени. Но Ира восприняла это нормально.

Пару месяцев я вел жизнь растения. Отвозил Иру в аэропорт, встречал с гастролей. И сидел дома.

Позже узнаю, что Клепа ушла от Аллегровой и стала работать с Киркоровым. Пройдет слух, что Ира пыталась выкупить меня у Тани: дать ей денег за то, чтобы она исчезла из нашего поля зрения. Как было на самом деле, я не в курсе и у Иры, естественно, не спрашивал.

Но надеюсь, что это неправда. К Аллегровой меня тянуло. Если бы нет, выкупай - не выкупай, толку-то. А Клепу я с тех пор ни разу не видел.

Пока сидел дома, мы фактически жили с Лалой вдвоем и я честно пытался наладить с ней контакт. Например, собираюсь в аэропорт встречать Иру с гастролей и предлагаю:

Поехали со мной. Маме будет приятно. Она соскучилась.

Зачем? Приедет - и так ее увижу.

После нескольких попыток плюнул. Ну не принимала меня Лала! Не нравился я ей. Но вопреки желанию дочки наши с Ирой отношения с каждым днем становились все лучше. Возможно, это совпадение, но именно в этот период начался потрясающий взлет Ириной карьеры.

Думаю, она, переполненная эмоциями, рассказала поэтессе Ларисе Рубальской о своем романе. Вскоре появился текст песни «Угонщица», передающий азарт и настроение Иры, а потом композитор Виктор Чайка написал музыку. Эта песня моментально стала хитом. Как Ира ее пела! Там было столько огня, куража, за которые я Иру и полюбил.

В Аллегровой появилась уверенность в собственных силах, глаза заблестели. Мы всегда и везде появлялись вместе. И было абсолютно наплевать, что про меня скажут окружающие. Слишком хорошо знал эстрадную тусовку, чтобы питать хоть какие-то иллюзии на этот счет. А говорили многое. И про мезальянс, и про то, что я скоро начну изменять, и что «новой игрушке Аллегровой» нужны только ее деньги. Но мы с Ирой не обращали на пересуды внимания.

Все было замечательно. Удручало только одно - ее отец угасал буквально на глазах.

Александр Григорьевич был, пожалуй, единственным из Ириных родственников, кто принял меня безоговорочно, - мы подружились. Когда он лежал в госпитале, Ира и я по два раза на день приезжали к нему, часами сидели, общались. Если свекор был дома (они с Серафимой Михайловной жили в этом же подъезде, только на другом этаже), я каждый день заходил в гости и мы с Сашей подолгу разговаривали. Он был в свое время известным в Баку режиссером и актером, играл в местном театре, снимался в кино. Мы наперебой травили байки: он из своей актерской жизни, я - из своей. Признаю, его байки были гораздо интереснее. Мне казалось, он искренне рад, что наконец-то у дочери появился мужчина, за которым она будет как за каменной стеной.

До сих пор не покидает ощущение, что Александр Григорьевич передал Иру мне.

Однажды сидим с ней на кухне и я говорю: «Ира! Давай обвенчаемся! Так будет спокойнее Саше, да и нам с тобой».

Она заплакала.

Я предложил именно венчаться, а не официально зарегистрировать брак, потому что эту фиолетовую печать в паспорте недолюбливаю, как и многие мужчины. Мне кажется, она убивает чувства. Но женщины ведь думают иначе. Ира тогда ничем не выдала своего желания, только спустя много лет от бывших друзей узнал: она очень хотела, чтобы мы официально поженились. Я же решил, что венчание - это важнее. Потом моя мама не раз говорила: «Может быть, Ира ждет от тебя предложения?»

Отвечал, что все и так хорошо, венчания вполне достаточно.

По церковным канонам венчать имеют право только людей, официально состоящих в браке. Мы же сумели этот закон обойти. Я купил кольца, вместе с Ирой мы выбрали в магазине роскошное платье. И восьмого мая 1994 года стали перед Богом мужем и женой. И до сих пор ими остаемся.

День нашего венчания был очень счастливым. Стоя под венцом, я абсолютно искренне думал, что проживу с Ирой до конца жизни.

Двадцать четвертого мая Александра Григорьевича не стало. Позвонила подруга Ирины. Мы были на гастролях в Томске. Ира на сцене, а я сжимаю в руке телефон и все ищу слова: как ей сказать, как подготовить?

Так ничего и не придумал. Когда она радостная, с огромной охапкой цветов впорхнула в гримерку, произнес негромко: «Ира, Александра Григорьевича больше нет...»

Она уткнулась лицом в цветы и так просидела довольно долго. Для меня это была тяжелая ночь, я по-настоящему горевал. А что пережила Ира - даже представить себе не могу.

От потери рассудка Иру спасла, как ни чудовищно прозвучит, организация похорон. Ее отец очень хотел быть погребенным на армянском кладбище. Оно оказалось закрытым - там уже давно не хоронят. Словно раненый зверь, Ира металась от одного высокопоставленного чиновника к другому. Умоляла помочь выполнить последнюю просьбу отца - человека, которого она любила больше жизни.

Готова была отдать все, лишь бы получить место. Чиновники соболезновали, сочувствовали, но никто не помогал. Коллеги, к которым обращалась Ира, и рады были бы помочь, но не могли.

«Ирочка! - сказал Махмуд Эсамбаев, - еще несколько лет назад ради меня не только бы место на кладбище дали, но горы сдвинули, а сегодня я - никто. Иди к Иосифу. Он обязательно поможет».

И мы поехали к Кобзону. «Ира, девочка моя, - сказал Иосиф Давыдович, как только узнал о беде, - что же ты сразу мне не позвонила? Зачем себе нервы трепала?»

Благодаря Иосифу Давыдовичу Ира выполнила последнюю просьбу отца...

Через три месяца после похорон я настоял на том, чтобы Ира начала работать.

Только так она могла справиться с депрессией. Чуть ли не силком заставил выйти на сцену. Но когда Ира вышла, я, стоя за кулисами, испугался: а вдруг не сможет петь? Вдруг расплачется?

Ира подошла к микрофону и сказала: «Дорогие мои! Мне сейчас очень тяжело. Ушел из жизни самый дорогой для меня человек. Мой папа. Сейчас я буду петь в память о нем».

С того момента боль от потери отца Ира старалась заглушить работой. Она словно окаменела изнутри. Иногда даже напоминала робота. Делала что-то чисто автоматически, а мыслями была далеко.

Именно тогда она очень сильно похудела. И решила изменить свой имидж. На сцену вместо привычной Аллегровой с роскошной белокурой гривой вышла Ира-брюнетка с короткой стрижкой. Многие говорили, что это я настоял на смене имиджа. Ерунда. Это шло от ее душевного состояния, а я лишь поддержал любимую женщину: значит, ей так нужно было.

Именно в это время в на­ших отношениях что-то надломилось. Вернее, изменилось отношение Аллегровой ко мне. Возможно, она не могла себе позволить быть счастливой, когда ушел ее любимый отец.

Понимая, в каком кризисе Ира находится, я решил ее отвлечь. Долго уговаривал съездить отдохнуть, и наконец она согласилась. Мы отправились в путешествие. Вдвоем. Позже она признавалась, что это я научил ее отдыхать.

Мы проехали по Европе на машине.

Ни от кого не зависели, останавливались в тех отелях, которые нам нравились, экскурсии сами себе организовывали. Когда оказались в моей любимой Греции, тут уж я развернулся, что называется, во всю мощь. Водил Иру по самым лучшим ресторанам, заставил забыть на время о диете. Сопротивлялась она только первый день.

Я же поправлюсь, ни в одно платье не влезу!

Влезешь, влезешь, - успо­коил я, - у меня есть секретный способ похудения. С ним никакая мусака не страшна.

Поняв, о чем речь, Ира смущенно улыбнулась.

Греческая кухня была ей в диковинку, и я с удоволь­ствием наблюдал, как округляются Ирины глаза, когда она видит, что во все блюда добавляется лимон или лимонный сок. Хохотал, глядя, как жена берет кусочек непонятного блюда с тарелки, осторожно подносит к носу, нюхает и только потом пробует на вкус.

Мы загорали, купались, ныряли, плавали наперегонки - у меня было впечатление, что оба мы сбросили с десяток лет. Однажды даже замок из песка на берегу моря построили. Дурачились словно дети. Я видел, как постепенно Ира оттаивала, стала чаще улыбаться, исчезла скорбная складка возле губ. Каждую ночь мы любили друг друга словно в последний раз...

Приехала Ирина в Москву совсем другой. Казалось, депрессия отступила. Чтобы закрепить достигнутый успех, Иру нужно было чем-то увлечь.

И я сказал: «А помнишь, ты хотела купить дом у Фельц­мана?»

Цель была достигнута. Ира отвлеклась на покупку дома Оскара Борисовича. Место сказочное - Ватутинки, ДСК «Советский писатель». Ближайший сосед - Зиновий Ефимович Гердт. Участок пятьдесят соток. Огромные сосны и по­трясающий воздух. Дело застопорилось совершенно неожиданно: оказывается, Фельц­ман уже кому-то пообещал его продать. После долгих уговоров и переговоров дом все-таки достался нам. С одним условием: у Оскара Борисовича многие годы служила домработница Тоня, ютилась на участке в крошечном домике. И вот она не должна была покидать насиженного места. Мы согласились купить дом вместе со старенькой Тоней. Бывало, выйдет Тоня из своего домика (это уж потом мы ей по­строили более просторный, со всеми удобствами) и говорит:

Игорек, дай хоть машину тебе помою.

А то сижу тут нахлебницей.

Вот золотой человек. Со­всем старенькая, а все помочь пыталась.

Через три дня после моего ухода от Иры Тоню отвезли в Подольск в дом престарелых - она сама об этом попросила.

Поздней осенью мы поняли, что в доме можно жить только летом - настолько он старый. И решились на перестройку. Наняли бригаду и уехали на очередные гастроли - нужно было зарабатывать деньги, ради этой покупки мы влезли в долги. Вернувшись, обнаружили, что, как в басне Крылова, «воз и ныне там».

Зато от счетов на якобы закупленные стройматериалы у меня глаза на лоб полезли. С рабочими мы, естественно, расстались. Но потерянные деньги было уже не вернуть. Тогда у меня возникло предложение: «Ир, давай я перестану выступать и займусь строительством. И тебе спокойнее - за маму душа болеть не будет, я за ней присмотрю».

Серафима Михайловна сильно сдала после смерти мужа, из дома практически не выходила, даже поесть иногда забывала, что ей, диабетику, было категорически запрещено.

На том и порешили. По уму нужно было старую постройку снести и поставить новый дом, но мы все что-то достраивали, перестраивали. В итоге строительство растянулось почти на восемь лет. Ира уезжала на гастроли, а я командовал прорабом и рабочими.

И через год про стройку знал уже практически все. Еще стал семейным снабженцем: закупал продукты в огромных количествах и развозил их - Серафиме Михайловне, нам с Ирой и Лале.

Лала жила со мной в одном доме, практически меня игнорируя. Ревновала к Ире. Когда Лала росла, Ира из-за гастролей и концертов не могла уделять дочке достаточно внимания и очень переживала из-за этого. Постоянно ее баловала. Я никак не мог понять: неужели Ира не видит, не понимает, как ведет себя ее дочь со мной? Пару раз пытался поговорить об этом. А потом махнул рукой. Бесполезно.

Когда я оставил работу на сцене и занялся ремонтом дома и хозяйством, расстановка сил в семье изменилась. В нашей жизни всегда присутствовало очень много народу - эдакий «императорский двор».

Балет, массажисты, строители, домработницы, охранники... Теперь я тоже оказался среди обслуги. Сам вызвался заниматься хозяйственной деятельностью, хотел облегчить Ире жизнь. А в результате начал ее терять. Ира много гастролировала, очень уставала, а тут еще доброжелателей полно, нашептывали со всех сторон: ты с ног падаешь, деньги зарабатываешь, а твой-то баклуши бьет, наслаждается прекрасной загородной жизнью. Это было ложью, хлопот со строительством было полно, но Ира стала раздражаться, предъявлять какие-то претензии. Мы начали ссориться...

Я надеялся, что когда за­кончится ремонт и мы переедем за город, наша близость вернется. Но этого не случилось.

Теперь мне приходилось частенько мотаться в Одессу и Тбилиси. Ирины друзья уговорили ее вложить деньги в очень прибыльный, на их взгляд, бизнес - в Одессе это была бензоколонка, а в столице Грузии - авиакомпания. Поскольку муж и жена - одна сатана, естественно, я во всем поддерживал Иру. Вложились мы с ней - и нас надули. Впо­следствии Ира скажет, что я в бизнесе ни черта не понимаю. А я и не скрывал этого, разбирался только в шоу-бизнесе. И ввязался в эту авантюру из-за жены. Сам я хотел заниматься совсем другим: например стать ее директором. Уверен, у меня бы получилось. Простой пример: в 1996 году Аллегрова принимала участие в акции «Голосуй или проиграешь» в президентском туре в пользу Бориса Ельцина. Естественно, что ее охраняли «добры молодцы». Так вот, за первый месяц работы накачанных парней мы заплатили десять тысяч долларов.

Мне такой расклад не понравился, и в следующем месяце Иру охраняли ребята уже за тысячу долларов. Ощутимая разница? Сколько раз предлагал Аллегровой стать ее директором, но Ира уперлась - и ни в какую. Она считала, что я должен заниматься бензоколонкой, авиакомпанией, строительством дома и Серафимой Михайловной. Так ей было спокойнее и удобнее.

Ире нужно было меня по­стоянно контролировать, знать, где я. Стоило уехать дня на три-четыре в Питер, как тут же начинались звонки. Может, ревновала к маме и сестре - к сожалению, она так и не нашла с ними общего языка. Хотя мои родственники очень ее любили. А может, боялась, что кто-нибудь меня уведет, как когда-то сделала сама.

Я пытался выяснить у Иры, откуда берутся эти вспышки: у меня такое правило - любую проблему нужно решать сразу.

Причем совместно. Но ничего не получалось. Я человек очень заботливый и, хоть это кому-то покажется новостью, довольно застенчивый: если меня обидеть, я предпочту закрыться в свою «скорлупу». Мне было приятно опекать Иру, но качать права и что-то доказывать - не мой путь. Так между нами стала вырастать стена. Незаметно для себя мы что-то упустили и в интимной жизни. Нет, Ира, какой бы усталой ни прилетала с гастролей, никогда не спешила засыпать... Но все равно что-то ушло из наших отношений.

Может быть, свою роль сыграло то, что мы стали надол­го расставаться. Иногда не виделись по месяцу. Однажды был забавный случай. Ира прилетела из какого-то города, а через несколько часов у нее опять самолет - она даже не успевала заехать домой.

И я помчался в аэропорт. Меня увидел Иосиф Кобзон , хитро улыбнулся и произнес: «На случку приехал?» Как ни странно, из его уст это не звучало пошлостью.

В начале нашей совместной жизни нас не пугали трудности и неурядицы, а с годами стало раздражать все - и комфорт, и налаженная жизнь. Точно говорят, что причина всегда внутри, а внешние обстоятельства не имеют значения. Ира прекрасно знала, что мне категорически не нравится то, что она выпивает - так жена пыталась бороться с уста­лостью. Если некоторых алкоголь расслабляет, то у Иры он, наоборот, вызывал агрессию.

Стоило ей позволить себе выпить лишнего, Ира начинала цепляться ко мне по ­любому поводу, часто несправедливо.

В выражениях в эти моменты она не стеснялась. Однажды я не выдержал, дал ей пощечину. И сам чуть не заплакал. Никак от себя подобного не ожидал. Ни до ни после этого я на женщин руку не поднимал. А тут ударил...

С тех пор Ира стала скрывать, что выпила. Просила друзей и домашних не говорить мне, хоть это и глупо - ну как я не замечу?! Пытался бороться, но ничего не по­могало. И тогда я взял ее за руку, подвел к зеркалу и по­просил по­смотреть на свое отражение.

Что ты хочешь сказать? - завелась Ира. - Что я для тебя стара? Так найди себе молодую!

Не нужна мне молодая.

Мне ты нужна. Посмотри, где твое прекрасное лицо?

Ира притихла.

Точкой в наших отношениях стала поездка к друзьям в Америку. В честь прилета нам устроили грандиозное застолье. Было много калифорнийского вина, и Ира не смогла вовремя остановиться. А потом решила рассказать обо мне и нашей с ней жизни всем присутствующим. Ей казалось, что это преподносится в виде шутки.

«Представляете, - смеялась Ира, - Капуста решил стать моим директором! Да что он, танцор, в бизнесе-то понимает?!» Остановить Иру было невозможно.

Мы никогда не ­выносили сор из избы, по­этому ее сольное выступление стало для меня шоком. Слушая обидные слова, летевшие в мой адрес, ловя на себе взгляды ее друзей, я вдруг осознал, что из любимого мужчины превратился для Ирины в какого-то приживалу, в надоевшую игрушку. И первым же рейсом вылетел в Москву...

Из аэропорта заехал в Ватутинки, побросал в сумку первые попавшиеся вещи, сел в машину и уехал. Пожил у друзей, а потом снял небольшую квартирку.

Ира прилетела из Америки следом за мной. Звонила, говорила, что больше такого не будет... Но было уже поздно, что-то во мне сломалось. Я устал. От борьбы за Иру, от наших ссор, от того, что приходилось по­стоянно разруливать проблемы, возникавшие из-за непростого характера Аллегровой.

Например, она все время затевала ссоры с Игорем Крутым.

Игорь - нормальный мужик. Приезжал, они садились работать, вроде все в порядке. А потом слово за слово - и понеслось. В итоге Игорь обижен, Ира дуется, а я должен срочно их мирить. Как только я ушел от Ирины, она очень сильно поругалась с Игорем. А ведь он был ее любимым композитором. Сколько песен написал для Иры! И каких!

Я уехал в Касимов, снял домик и организовал небольшой бизнес, связанный с лесом и стройматериалами. Ко мне приехал сын. И мы зажили вдвоем. На удивление бизнес стал процветать, и через некоторое время мы со Стасом обеспечили работой чуть ли не половину города. А московские газеты пестрели заголовками: «Игорь Капуста ограбил свою бывшую жену!», «Капуста сбежал от Аллегровой в Америку, прихватив ее состояние!», «Аллегрова рассталась со своим танцором!»

Меня обвиняли в том, что я не выдержал испытания славой и деньгами, что все годы просидел на шее у известной певицы, что Аллегрова жалеет о нашем браке.

Я думаю совсем по-другому. И ни о чем не жалею. Наш брак был прекрасен. Но, к сожалению, в какой-то момент Ире роль моей второй половинки показалась неинтересной, маловатой. Она ведь женщина с размахом. Певица, руководитель творческого коллектива, звезда. Знаю, что она до сих пор одна...

Прожив в Касимове четыре года, мы со Стасом вернулись в Питер. Спустя какое-то время я женился, родилась дочь Сашенька. В этом году я стал дедом - Стас подарил мне внучку Злату.

Все вроде бы хорошо, только один вопрос продолжает мучить меня: мы с Ирой - кто друг другу?

Это я предложил обвенчаться. Церковный брак в отличие от официального не давал мне прав на Ирино имущество. Я к этому и не стремился. Хотел, чтобы наши души всегда были вместе. Так и случилось: я до сих пор чувствую связь с Ирой...

Почти десять лет мы не общаемся. Когда обида улеглась, я удивился: как же странно поступили мы с нашими чув­ствами. Не сделали зла, не предали друг друга, а расстались как враги. Оглядываясь назад, я ни за что не согласился бы вычеркнуть из жизни годы, проведенные с Ириной. Это была настоящая любовь. Я восхищался Аллегровой, старался заботиться о ней и был счастлив. Знаю, она тоже меня любила.

Наша история не достойна такого скомканного финала.

Нам нужно поговорить. Понять, кто мы друг другу, в одиночку я не смогу. А понять нужно - ведь брак наш до сих пор не развенчан. Верю, что этот разговор состоится и принесет нам обоим утешение и надежду.

Скончался бывший муж российской певицы Ирины Аллегровой Игорь Капуста. По рассказам родственников мужчины, он ушел из жизни в результате воспаления легких.

В ночь на 15 мая в одной из больниц Санкт-Петербурга скончался бывший муж российской певицы Ирины Аллегровой Игорь Капуста. Как сообщили родственники экс-супруга 66-летней артистки, Капуста умер в клинике, куда он лег на плановое медобследование.

Однако, уже находясь в госпитале, Игорь подхватил инфекцию, которая вскоре переросла в воспаление легких.

Капуста был переведен в реанимацию, но спасти его жизнь врачи так и не сумели. Факт смерти подтвердила сестра Игоря - Галина. «Сегодня в час ночи Игорь умер. Его больше нет с нами», - цитирует женщину издание «Собеседник».

Игорь Капуста был четвертым мужем Аллегровой - в браке с известной певицей мужчина состоял в 1994-1999 гг.

С Игорем Ирина, на тот момент уже являвшаяся звездой отечественной поп-эстрады, познакомилась благодаря гастрольной деятельности: Капуста был одним из танцоров в ее коллективе.

По некоторой информации, влюбленные официально в ЗАГСе свои отношения не оформляли, обвенчавшись под чужими фамилиями.

При этом родственники мужчины якобы говорили, что никакого преступления бывший муж Аллегровой не совершал и его кто-то подставил. Сам Игорь также не признал своей вины.

Выйдя на свободу в минувшем году, Капуста принял участие в съемках одного из ток-шоу на телеканале НТВ, где среди прочего рассказал, как ему жилось за решеткой, а также, естественно, поведал об отношениях с народной артисткой России .

Говоря о самом освобождении, мужчина тогда признался, что очень долго ждал этого момента. В то же время он подчеркивал, что «перегорел», оказавшись на воле.

«Пять лет - это срок большой. Пока нет никаких ощущений. Я вышел оглушенный, смотрю на улицу, на все это другими глазами совершенно, - рассказывал Игорь журналистам. - Нет, не одичал - мне просто не хватало всегда общения. Дефицит общения - это страшно, конечно. Все друзья мои ушли раньше, я вообще один остался там. Общаться просто не с кем. Приходилось молчать сутками, ушел в чтение».

Как известно, одной из главных причин расставания Капусты и Аллегровой стала измена супруга - об этом в свое время публично сообщала сама певица. «Я не могла пережить чисто физиологическую измену», - подчеркивала артистка.

Капуста, впрочем, в свою очередь делал акцент на том, что морально Ирине он не изменял.

«Измена… Это можно по-разному расценивать. Духовно я ей не изменял, - говорил мужчина уже по окончании тюремного срока. - В итоге я от нее сбежал. Просто сбежал… Я действительно устал».

Близкие пары после разрыва неоднократно отмечали, что Капуста нанес Аллегровой тяжелый психологический удар и за содеянное она его так и не простила. Сам же Игорь считает, что бывшие влюбленные банально «испортили друг другу жизнь».

«Мы просто испортили нашу жизнь. Это больно и обидно, ведь в ней было все для любви, да и вообще для всего, - сказал год назад бывший танцор. - У каждого из нас были свои амбиции: у меня были, у нее. Но жить сейчас, сегодня, вчера - нет».

Капуста при этом не раз признавался, что всячески стремился к встрече со своей давней любовью.

«Встретиться очень хочется и от этого уже «плясать» дальше. Но мое дело предложить, а ее дело отказаться, наверное, - делился в прошлом году Игорь. - У меня со всеми бывшими женщинами прекрасные отношения, я с ними дружу - кроме одной. Чувства? Конечно, есть».

Ирина Аллегрова начинала музыкальную карьеру в различных ансамблях и группах, а с начала 90-х годов стала выступать сольно.

В 1992-м году вышел ее первый альбом, получивший название «Странник мой» - примерно в те же годы певица стала настоящей звездой российской эстрады и начала регулярно давать концерты на крупнейших площадках страны.

В 2010 году Аллегрова указом президента получила звание народной артистки России.

Давно зафиксировали и мою машину, и меня. «Здравствуйте, Игорь Дмитриевич! - раздался голос охранника. - Извините, но вас пускать не велено!»

Ира, не могу попасть в наш дом. А мне вещи свои надо забрать, документы. Да и поговорить стоит… Скажи, пожалуйста, охранникам, чтобы меня впустили.

Он ушел из коллектива и стал совсем непубличным человеком, который вел домашнее хозяйство. Многие думали, что Капуста был альфонсом. Игорь опровергал такие домыслы, ведь он постоянно работал и любил эту женщину, а не ее достижения и популярность.

Со своей бывшей женой Ириной Аллеровой Игорь не общался. Капуста встречался с певицей в 90-е. Влюбленные не оформляли отношения официально. Известно, что они венчались, взяв паспорта у друзей. Всего Аллегрова и Капуста прожили в браке несколько лет. Избранник звезды хотел доказать ей свою состоятельность, но его дела не шли в гору. Узнав о том, что Игорь ей изменяет, певица решила поставить точку в их отношениях.

Капуста считал, что они просто испортили друг другу жизнь. Он неоднократно пытался встретиться с народной артисткой, предлагая ей дружеское общение. Игорь не стеснялся признавать, что так и остался влюблен в певицу. Но зная непреклонный жесткий характер звезды, все его попытки к сближению ни к чему не привели.

Организаторам выставки - Пятому каналу, Политехническому музею и Ленинград Центру - удалось собрать в одном месте подлинные артефакты истории отечественного телерадиовещания, причём каждый посетитель сможет увидеть все эти редкие экспонаты в работе.

Игорь Капуста последние новости. Новости сегодня 05.07.2018 г.

В ночь на 15 мая в реанимации одной из бывший муж певицы Ирины Аллегровой. По сведениям СМИ, Игорь Капуста проходил плановое обследование. Однако, как уверяют его родственники, в клинике он подхватил инфекцию, которая перешла в воспаление легких.

Ирина Аллегрова обвенчалась с танцором из своего коллектива Игорем Капустой в 1994 году под чужими фамилиями. Пара не оформляла брак официально. По информации Sobesednik.ru, с экс-возлюбленной Капуста так и не наладил отношения. Бывшие супруги не общались.

Игорь Капуста: болезнь, википедия. Свежий материал на 05.07.2018 г.

Сообщения и комментарии читателей сетевого издания размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона. Возрастная категория 16

«Дефицит общения – это страшно, конечно. Все друзья мои ушли раньше, я вообще один остался там. Общаться просто не с кем. Приходилось молчать сутками, ушел в чтение», – признался бывший муж Ирины Аллегровой. [Подробнее…]

Летом прошлого года сестра Игоря Капусты заявила, что у него диагностировали серьезный недуг. У мужчины обнаружили хроническую обструктивную болезнь легких в тяжелой стадии. Галина считала, что на ухудшение самочувствие брата повлияло нахождение в тюрьме.

Игорь Капуста был четвертым мужем Ирины Аллегровой. До этого она была замужем за баскетболистом из Баку Георгием Таировым, худруком ансамбля «Веселые ребята» Владимиром Блехером и продюсером и руководителем группы «Электроклуб» Владимиром Дубовицким.

Последнюю встречу, вернее попытку встречи, помню очень хорошо. Это было зимой 2000 года. Морозным декабрьским днем подъехал к нашему дому в Ватутинках. Подошел к воротам. Нажал кнопку переговорного устройства.

Ирина Аллегрова и Игорь Капуста обвенчались в 1994 году, а пять лет спустя разошлись. На момент знакомства 35-летний Игорь Капуста был обычным танцором, в то время как концерты Аллегровой, которая старше его на 9 лет, уже собирали полные залы.

По словам близких, Капуста проходил плановое обследование, однако подхватил инфекцию, впоследствии перешедшую в инфекционное воспаление легких. Мужчину перевели в реанимацию, где он скончался в ночь на вторник, 15 мая.

В июне сестра Игоря Галина рассказывала представителям СМИ, что у него обнаружили серьезный недуг – хроническую обструктивную болезнь легких в тяжелой стадии. Капусте помогали первоклассные специалисты, но даже они не могли повлиять на его ситуацию, которую оценили как очень сложную.

Из материалов уголовного дела следует, что в тот день Игорь со своей новой супругой ехал на машине своего партнера. Авто тормознули полицейские. Обыскав машину, они нашли тайник с двумя килограммами гашиша.

otzivserdce.ru

Капуста Игорь: биография, личная жизнь и интересные факты. Игорь Капуста: Наш брак с Аллегровой разрушила её дочь Игорь капуста личная жизнь

Игорю Капусте подбросил наркотики бизнес-партнер

Бывший муж Ирины АЛЛЕГРОВОЙ - 52-летний Игорь КАПУСТА был задержан в июне прошлого года: полиция обнаружила в автомобиле, за рулем которого он был, около 2 кг гашиша. В тот день «ягуар» Игоря находился в автосервисе, и ему пришлось сесть за руль машины приятеля. Именно в ней и нашли пакет с наркотиками. В результате Капусту осудили на шесть лет. Его родная сестра Галина никому не дает комментариев, но для нас, которая первой написала об этом несчастье, сделала исключение.

Уже год сестра Игоря Капусты Галина живет на два города: в Петербурге у нее дом и семья, в Москве судят брата. Все заботы легли на ее плечи - по сути, она единственная, кто не бросил Игоря в трудную минуту. Галина ездила на все суды, ходила на свидания с братом, общается с адвокатами.- Галина Дмитриевна, в Интернете распространена информация, что вашего брата осудили на шесть лет…- Я с братом с самого начала прохожу эти круги ада и пройду их до конца. Сначала Игоря обвинили по всем статьям, связанным с наркотиками - и приобретение, и хранение, и сбыт. Но в итоге оставили только одну статью - «Перевозка наркотических средств». Мы с адвокатами посчитали приговор несправедливым и подали апелляцию.

До недавнего времени Игорь содержался в одиночной камере в Матросской тишине. Там все очень жестко - за долгое время разрешили всего одно свидание, была на нем вместе со Стасом, сыном Игоря от первого брака. Увидела брата и не узнала - от стресса он стремительно похудел на 15 килограммов. «Здоровье тает на глазах: падает зрение, вылезла паховая грыжа, с ужасом думаю о зубах», - признался мне Игореша.

За год, проведённый в тюремных застенках... Фото: izkolonii.ru

А в конце июня Игоря неожиданно перевели в спецСИЗО №5. Там над ним начали жестоко издеваться. Его поместили в камеру к отпетым рецидивистам. Игоря ежедневно били, «пахан» определил ему место под кроватью - там он пролежал несколько суток. Его не выпускали, пинали и не давали спать. По СИЗО быстро разлетелась информация, что он муж Аллегровой, бизнесмен, поэтому сокамерники стали угрожать, что «опустят» его или убьют, если он не даст им денег. Когда я узнала об этом, обратилась к тюремному начальству, но они сделали вид, что ничего подобного нет. И вот после нескольких бессонных ночей Игоря привели на суд. Выглядел он ужасно! Кинулся ко мне: «Галя, сделай все, но переведи меня в другую камеру, иначе меня уничтожат!». В конце концов мне удалось добиться, чтобы брата перевели в СИЗО Волоколамска.

Сейчас Игорь в СИЗО Волоколамска, неподалеку от которого его задержали, - продолжает Галина Капуста. - Условия там не самые лучшие, но он терпит. Я знаю, что мой брат ничего не нарушал, но его взяли на месте «преступления» - отвечать все равно придется ему. Но вот смогут ли жить со спокойной совестью люди, которые оговорили и подставили его.

Кто эти люди?- Это коллеги Игоря по бизнесу. Брат занимался продажей колбас и паштетов, еще у него в Питере было 15 терминалов оплаты мобильной связи. В прошлом году между ним и его партнером была заключена крупная сделка. Но этот человек захотел присвоить себе все деньги, поэтому ему нужно было убрать Игоря. Теперь понятно, что «ягуар» Игоря этот человек сломал специально. Он сказал: «Езжай на моей!» В машине с Игорем ехала его жена Вера - ей тоже грозила тюрьма. Брат не мог оставить семилетнюю дочь Сашу без матери, поэтому взял всю вину на себя. Но так как наркотики обнаружили в машине, принадлежащей бизнес-партнеру Игоря, тот недолго пробыл на свободе.

Что говорят адвокаты? - Мы много времени и денег потратили на одного нечестного юриста. Наш знакомый адвокат вызвался помогать, но потребовал 2,5 миллиона рублей. За эти деньги он обещал вытащить Игоря за пару дней. Таких денег у нас не было, но кое-что он получил. Однако он нас обманул - хотел за наш счет купить квартиру, при этом понимал, что случай Игоря - бесперспективный. Сейчас же влиятельный друг Игоря порекомендовал хороших адвокатов - они делают все возможное, чтобы сократить срок.

По информации «Экспресс газеты», влиятельный друг Игоря Капусты - Ирина Аллегрова, прожившая с ним в браке семь лет.

Имей в виду* Первым мужем Ирины Аллегровой был отец ее дочери Лалы - баскетболистГеоргий Таиров.* Второй супруг - Владимир Блехер тоже побывал в местах не столь отдаленных - его посадили за валютные махинации. В советские времена это была серьезная статья. Ирина быстро оформила развод, чтобы не попасть в немилость властей. * Вскоре певица вышла замуж в третий раз - за музыканта Владимира Дубовицкого.

* Игорь Капуста стал четвертым супругом артистки. От развода пару не спасло даже венчание.

Игорь Капуста- танцор, имеющий свой бизнес. Как только ему исполнилось 18 лет, он решил попробовать самостоятельную жизнь вдали от родителей и их опеки. Игорь Капуста уехал в Ташкент для того, чтобы танцевать в театре, но ему сразу пришлось пойти в армию. Вернулся он женатым, с собственным сыном, но позже стал холостым. Он решил больше не возвращаться в балет. Но благодаря поддержке сестры, Игорь отправился в Санкт-Петербургский мюзик- холл, где смог за 6 лет объездить весь мир. На сцене он выкладывался по полной, давал много концертов. Игорь очень много работал, свободного времени у него почти не было.Затем он стал танцевать в достаточно популярной группе «Рециал». Там Игорь и встретил Ирину Аллегрову.

В то время, когда Ирина Аллегрова стала набирать людей в свою группу, она встретила Игоря. Она выделяла его среди других, разглядела в нём хорошие качества. У них начался роман. Сначала они встречались тайно и делали всё, чтобы о их отношениях ни кто не знал. Потом пара перестала скрывать чувства. Немного позже, Игорь переехал в дом певицы. Он старался изо всех сил заботиться о Ирине, помогать ей. Позже они стали венчаться в церкви, причём под чужими фамилиями. Через пару недель после венчания, отец Ирины ушёл из жизни.

Она была в подавленном настроении долгое время. Игорь поддержал в трудную минуту её и она продолжила творчество с позитивным настроем. Дочь Ирины Аллегровой по имени Лала не могла принять отчима. У них отношения складывались не очень хорошо, из-за чего Игорь сильно переживал. Он делал много попыток сблизиться с ней, но никак не получалось. Лала совершенно не хотела, чтобы Игорь и Ирина жили вместе.

Но несмотря на это, у супругов становились отношения с каждым днём всё лучше и лучше. Супруги везде ходили вместе. Игорю было всё равно, что будут про него говорить. Супруги очень любили друг друга. Но в один момент, их отношения стали ухудшаться. Они перестали понимать друг друга, из-за чего Игорь собрал вещи и уехал из дома супруги в съёмную квартиру. Благодаря их неофициальному браку, им не пришлось делить имущество. Они жили всего 5 лет вместе, но потом развелись.

Причина, по которой супруги разошлись- измена Игоря. Они не общаются уже 10 лет. Игорь Капуста выделяется среди других благородством и интеллигентностью. Позднее он женился на женщине, по имени Вера и у них родилась дочь Александра. Также у него есть сын от первого брака- Станислав. Бывшие супруги до сих пор с теплом вспоминают свои отношения, поездку по Европе. Однако, Ирина Аллегрова всё ещё таит обиду на бывшего супруга из-за измены. Игорь предпринимал попытку сохранить хотя бы дружеские отношения с бывшей супругой. Он приходил к ней домой, но охранник его не пустил.

Работа

Игорь Капуста в Санкт- Петербурге имел 15 терминалов сотовой связи. Также он работал в танцевальной группе.

Образование

Игорь Капуста закончил Вагановскую балетную школу, которая находится в Санкт-Петербурге.

Арест

В 2012 году Игоря посадили в тюрьму. Его сестра по имени Галина помогала ему, а также поддерживала его. Он отсидел в тюрьме 5 лет. В 2017 году его выпустили. Эта ситуация плохо сказалась на Игоре. У него резко ухудшилось здоровье.

Здоровье

У Игоря были очень серьёзные проблемы со здоровьем. У него начиналось заболевание лёгких. Его сестра всячески ему помогала. Он находился в больнице три месяца. За жизнь танцора боролись лучшие врачи. Лекарства для Игоря стоят дорого. После полного выздоровления, он собирался заниматься бизнесом. У Игоря было своё предприятие, которое потом пришло в упадок. Позже, он планировал жить с сестрой и её мужем.

// Фото: кадр программы «Пусть говорят»

На днях скончался бывший муж Ирины Аллегровой Игорь Капуста. Мужчина обратился к врачам, чтобы пройти плановое обследование. Находясь в одной из больниц Санкт-Петербурга, экс-супруг знаменитости заразился от других пациентов общей палаты. Капуста подхватил инфекцию, ставшую для него смертельной. Об этом журналистам рассказала его сестра Галина.

Близкие Игоря считают, что его организм не смог справиться с инфекцией. В короткие сроки она довела его до серьезного воспаления легких с отеком легочных тканей. С течением времени мужчине не становилось лучше. Его состояние ухудшалось с каждым днем.

«Брата забрали в реанимацию. Легкие не реагировали вообще, подключились вспомогательные мышцы живота», – заявила сестра экс-супруга Аллегровой Галина.

Накануне печального события Капуста впал в критическое состояние. По информации журналистов, он перестал спать и есть, не мог двигаться. Родственники Игоря надеялись, что у врачей получится поставить его на ноги. Однако старания медицинских специалистов оказались напрасными. Мужчина ушел из жизни в ночь с понедельника на вторник.

По мнению близких Капусты, его состояние здоровья значительно ухудшилось после пребывания за решеткой. Весной прошлого года мужчина вышел из тюрьмы – он провел пять лет в колонии строгого режима в поселке Форносово в Ленинградской области. «Это срок большой, – делился экс-супруг Аллегровой в программе «Новые русские сенсации». – Пока нет никаких ощущений. Я вышел оглушенный, смотрю на улицу, на все это другими глазами совершенно. Нет, не одичал – мне просто не хватало всегда общения. Дефицит общения – это страшно, конечно».

// Фото: кадр программы «Прямой эфир» канала «Россия 1»

В июне сестра Игоря Галина рассказывала представителям СМИ, что у него обнаружили серьезный недуг – хроническую обструктивную болезнь легких в тяжелой стадии. Капусте помогали первоклассные специалисты, но даже они не могли повлиять на его ситуацию, которую оценили как очень сложную.

Со своей бывшей женой Ириной Аллеровой Игорь не общался. Капуста встречался с певицей в 90-е. Влюбленные не оформляли отношения официально. Известно, что они венчались, взяв паспорта у друзей. Всего Аллегрова и Капуста прожили в браке несколько лет. Избранник звезды хотел доказать ей свою состоятельность, но его дела не шли в гору. Узнав о том, что Игорь ей изменяет, певица решила поставить точку в их отношениях.

По данным Sobesednik.ru , в последнее время жизнь Капусты начала идти в гору. После того, как мужчина вышел на свободу, он нашел новую любовь. Несмотря на страшный диагноз, Игорь не отчаивался. Избранница бывшего мужа Аллегровой планировала родить ему ребенка.

Сегодня вдруг нестерпимо захотелось увидеть Иру. И поговорить... За десять лет после расставания мы с Аллегровой так и не нашли возможности выяснить отношения. Даже не знаю, что больше помешало: наш эгоизм, гордыня или легкомыслие?

Последнюю встречу, вернее попытку встречи, помню очень хорошо. Это было зимой 2000 года. Морозным декабрьским днем подъехал к нашему дому в Ватутинках. Подошел к воротам. Нажал кнопку переговорного устройства.

Бессмысленное действие: камеры наружного наблюдения давно зафиксировали и мою машину, и меня. «Здравствуйте, Игорь Дмитриевич! - раздался голос охранника. - Извините, но вас пускать не велено!»

Дожил, ничего не скажешь. Не пускают в собственный дом. И кто? Охранник, которого сам же нанимал на работу!

От Иры я ушел в сентябре. Заехал домой, в ярости кинул в сумку пару свитеров и рубашек, зубную щетку, сел в машину и уехал. Еще на заре отношений сказал Ире, что с зубной щеткой пришел - с ней же и уйду, если у нас не сложится. Я не из тех мужчин, кто станет требовать от любимой денег или делить жилплощадь. Не так воспитан, не тот характер. Но Аллегрова этого, как видно, не оценила.

Я набрал номер ее мобильного:

Ира, не могу попасть в наш дом. А мне вещи свои надо забрать, документы. Да и поговорить стоит... Скажи, пожалуйста, охранникам, чтобы меня впустили.

Это уже не твой дом. И вообще я сейчас не в Ватутинках. Скоро перезвоню...

Голос в трубке отдавался эхом - этот звук я ни с чем не спутаю - у нас так «фонило» в каждой комнате. Ира здесь, но, кажется, не в форме. Или берет тайм-аут на раздумье. Или в бешенстве, что не пришел, когда она звала. Не знаю, устал гадать, что там происходит в душе у звезды Аллегровой. Все. Хватит.

Ира перезвонила через три часа, когда я был уже далеко. Не ответил - не видел смысла.

Нашу любовь не вернуть, а из-за остального и переживать не стоит. Ехал я в город Касимов Рязанской области - к родственникам. Жить в Москве было негде, да и осточертела столица. Надо было начинать жизнь с нуля. В активе у меня были зубная щетка, автомобиль и балетный характер.

Узнав о нашем романе, пресса писала, что Аллегрова нашла себе безвестного молодого танцовщика. Это было, прямо скажем, неправдой. У меня к тому времени уже сложилась немалая биография - и личная, и творческая.

Я всегда много и тяжело работал, не привык ни на кого полагаться. С восьми лет стоял у станка в Вагановском училище - лучшем балетном учебном заведении страны. Все знают, что среди балетных лентяев быть не может. С детства вбивают в голову, что есть только слово «надо».

«Не могу», «не хочу» просто отсутствуют в лексиконе людей, которые изо дня в день обливаются потом в танцклассах. Неважно - солист ты или артист кордебалета. Когда выходишь на сцену, должен выкладываться на сто пятьдесят процентов.

То, что я стану артистом балета, в нашей семье не обсуждалось. Родители к искусству отношения не имели, но вот была у мамы такая мечта. Папа раз попытался возразить, мол, что это за профессия для мужика - ногами на сцене дрыгать, но мама так на него посмотрела, что вопрос был закрыт. Мама всегда всех «строила» - меня, папу, мою старшую сестру. Смешно: до своих восьмидесяти трех лет она была для нас «командиром». Может, поэтому Аллегрова не смогла с ней поладить - у них похожие характеры. Зато я быстро нашел общий язык с Ирой, которая, как и мама, привыкла всеми руководить.

Не знаю, как сложилась бы моя судьба, прими я приглашение Ленинградского государственного театра оперы и балета имени М.П.

Муcоргского, но после Вагановского я рванул на работу в Ташкент. В день своего рождения - как раз исполнилось восемнадцать. Я безумно любил своих родителей, но уж больно хотелось вырваться на свободу. После Ташкента должен был танцевать ведущие сольные партии в Челябинском театре оперы и балета, но вместо сцены прямиком отправился в армию, откуда через два года вернулся в Питер женатым человеком и отцом маленького сынишки.

Форму восстановил быстро, но в классический балет решил не возвращаться - хотелось денег, перспектив. Старшая сестра Галя буквально за руку привела в Ленинградский мюзик-холл.

И я сразу стал солистом, работал как проклятый. Норма была пятнадцать концертов в месяц, а мы давали тридцать. Но и получали - будь здоров. В мюзик-холле проработал шесть лет, объездил весь мир. Но семью сохранить не удалось. Артисты ведь живут на работе, а рядом столько красивых девчонок...

В двадцать шесть лет серьезно влюбился в москвичку Катю. Я ей за многое благодарен, и за работу в балете «Рецитал» в том числе. Она втайне от меня съездила на пробы, и ее приняли. Чтобы не отставать от подружки, тоже решил попробовать. Меня взяли сразу. После первых концертов был в шоке - такого потрясающего отношения к артистам не видел нигде. Про деньги вообще не говорю: за один выход получал ровно столько, сколько получил бы в мюзик-холле, отпахав тринадцать концертов.

Когда начал работать с Пугачевой, оценил ее и проникся уважением на всю жизнь. Алла - уникальная личность. Она нас поражала. Ну скажите на милость, если ты одна собираешь полные стадионы, какого черта везешь с собой еще двадцать человек? Но она заботилась о том, чтобы у нее было классное, уникальное шоу, вкладывалась в это. Ну и в требовательности, правда, сравниться с ней никто не может.

Классический пример: когда Кристина захотела попробовать свои силы на эстраде, что сделала Алла Борисовна? Сольник сразу дочери организовала? Ничего подобного. Милости просим в «Рецитал». А у Кристины не было специальной подготовки. Так она пахала больше нас всех, и это в шестнадцать лет! Сколько раз и сама падала, и партнер ее ронял. Потрет ушибленное место, улыбнется и опять на сцену.

Однажды на репетицию зашла Пугачева.

И в этот самый момент партнер уронил Кристину. Увидев Аллу Борисовну, все замерли в ужасе. Были уверены, что за дочку получим по полной программе - нрав у примадонны суровый. «Ну, что застыли? - раздался насмешливый голос Аллы. - Кристин, а ты тоже хороша - держись за него крепче, упадете, так вместе, а лучше - он на пол, а ты на него. Мягче будет».

Это был один из лучших периодов моей жизни. Правда, через полтора года наши с Катей пути-дорожки разошлись. В это время судьба моя круто развернулась. «Рецитал» гастролировал не только в отдаленных уголках тогда еще Советского Союза, мы довольно часто выезжали за рубеж. И вот Евгению Болдину пришла в голову мысль: продать наш балет в Грецию.

Для артистов, у кого в России оставались семьи, это стало проблемой - контракт был заключен не на один год. Но для меня все сложилось удачно. Я тогда уже был влюблен в артистку нашего балета Татьяну Клепцову. Так что мы с Клепой радостно уехали в Грецию: в 1985 году уже начиналась перестройка, полки в магазинах опустели, карточки, талоны... А тут изобильная Греция. Прожили в ней несколько лет. Когда вернулись, страна была уже со­всем другой. Ларьки со спиртом «Рояль», бандиты в малиновых пиджаках и рестораны на каждом углу.

Мы с Таней сняли квартирку в Чертаново и стали обзванивать друзей. После долгого отсутствия хотелось пообщаться, узнать, как обстоят дела в российском шоу-бизнесе, ну и поспрашивать насчет работы. Набрал бывшей массажистке из «Рецитала» Марине - она сказала, что работает у Ирины Аллегровой и набор в группу еще открыт.

Я помнил Аллегрову по «Электроклубу». Потом ходили слухи, что она не поделила сцену с Витей Салтыковым и ушла, хлопнув дверью. Теперь вот балет набирает. Повесил трубку и задумался. Может, пойти к ней?

Клеп, помнишь такую певицу - Ирину Аллегрову?

Помню, а что? - отозвалась Таня.

Набирает балет. Хочешь попробоваться?

Не хочу.

Что за работа - у тетеньки на подтанцовках?

Со стыда умереть.

Не понравилось мне тогда это слово - «тетенька». Подумал: Аллегрова нам фору даст сто очков вперед, видел ее однажды на «Рождественских встречах» - красивая, яркая. От нее такая энергия шла, что зал заводился с полоборота.

Тань, ну какая она тебе «тетя»? У меня с ней разница от силы лет семь-восемь. Давай познакомимся, а там решим.

С Ирой судьба нас не сталкивала. Слышал, что она «бой-баба». Три таких на нашей эстраде - Алла Пугачева , Надя Бабкина и Ира. Не женщины, а мужики в юбках. Знамениты и песнями, и бурной личной жизнью. Про исполнительницу народных песен, помню, рассказывали: был у нее безумный роман со знаменитым бардом, бывшим врачом, так она ему однажды кием по голове заехала, а в другой раз во время ссоры на полном ходу из машины выкинула.

А он ей после всего этого песню написал...

Про Аллегрову ничего такого не рассказывали, но и издалека было видно, что она с характером. Да мне ли, прошедшему школу работы с самой Аллой Борисовной, бояться? Клепа согласилась съездить к Ирине, хотя без особой охоты. В этом не было личной антипатии: «Рецитал» работал с разными артистами и мы танцевали с кем скажут. Думаю, Таню останавливала присущая женщинам интуиция. И она ее не обманула. Работа у Аллегровой разрушила нашу жизнь.

Ира жила в Новых Черемушках, на улице Цюрупы, в маленькой двухкомнатной квартирке на первом этаже. Когда мы приехали знакомиться, она накрыла стол.

Сидим, разговариваем, общих знакомых вспоминаем, выпиваем понемногу. Аллегрова оценивает нас, я стараюсь на нее особо не пялиться. Только раз наши взгляды пересеклись, и я увидел в ее глазах явный женский интерес. А еще заметил, что глаза у Иры очень грустные. Тогда я еще не знал, что у нее тяжело болен отец, которого она боготворила. Ира моталась к нему в клинику, находила врачей, пробовала все мыслимые и немыслимые средства - безрезультатно. Рак не щадит. Ира страдала, но в душу никого не впускала.

В общем, нам сделали предложение - мы с Таней его приняли. И начали работать. Через какое-то время стал замечать, что Аллегрова действительно выделяет меня среди остальных танцоров. Действовала Ира осторожно. Ее знаки внимания можно было расценить как дружеские, и «дружила» она не только со мной, но и с Клепой.

Приезжаем на гастроли, вся группа живет в гостинице, а меня с Татьяной Аллегрова забирает в апартаменты, где остановилась сама, - в загородный дом или пансионат. Можно было, наверное, отказаться, но это выглядело бы грубо. Считалось, что мы скрашиваем звезде ее одинокие вечера. После концерта ужинали и допоздна разговаривали. Потом разбредались по спальням, а утром уезжали на репетицию и концерт. Если между нами и витала недосказанность, мы втроем старательно ее не замечали.

Еще рядом постоянно вертелась Марина и с большим интересом выспрашивала:

Ну как тебе Аллегрова, что ты о ней думаешь?

Ничего, - отвечаю, - талантливая, красивая, сильная...

Как потом выяснилось, массажистка действовала по просьбе Иры.

Она хотела узнать, насколько крепкие отношения связывают меня с Клепой и есть ли шанс, что я откажусь от них ради романа с Аллегровой.

Я был не готов к такому повороту событий. С Клепой мы давно жили вместе, и я не собирался с ней расставаться. А от чрезмерного внимания стал чувствовать себя неуютно. Привык, что в любовных отношениях инициатива исходит от меня. А тут она исходила от Ирины, и я не знал, как себя вести.

Гром грянул в середине октября 1993 года на гастролях в Питере. После концерта в «Октябрьском» Ира уехала в гостиницу, а мы с Клепой разъехались по домам. У нее, как и у меня, питерские родители.

Мама с сестрой накрыли стол, и только сели отметить встречу, как раздался телефонный звонок. Это была Ира. Сказала, что я срочно нужен. Я понимал зачем. Но все равно поехал. Подумал, грешным делом, может, после этого Ира успокоится, остынет и все останется по-прежнему. Маму и сестру я строго проинструктировал: если позвонит Клепа, нужно сказать, что меня вызвал директор Аллегровой.

Мы стали любовниками. И утром я оказался перед фактом: женщин у меня в жизни было много, но такой, как Аллегрова, - никогда. В сексе люди редко с первого раза понимают друг друга, но у нас был именно этот случай. Не буду врать - не влюбился в Иру после той ночи, но и забыть ее уже не мог.

На следующий день Аллегрова не только не скрывала, что между нами «что-то было», а наоборот, всячески старалась это продемонстрировать: то во всеуслышание скажет, что не выспалась, то подойдет ко мне, до плеча дотронется.

Я трусливо делал вид, что намеков не понимаю. Возможно, именно в этом и скрывалась причина наших будущих конфликтов. Ира бросалась в эмоции с головой, не стесняясь своих чувств. А я скрытный, все держу в себе.

В оставшиеся дни гастролей Клепа тоже делала вид, что ничего не произошло. Зато когда мы вернулись в Моск­ву... Лучше бы она на меня наорала, сковородкой ударила на худой конец. Нет. Клепа поступила иначе.

Я проснулся среди ночи от стонов и в тусклом свете ночника увидел скорчившуюся на полу Таню. На тумбочке стояла почти пустая бутылка водки и валялась пустая облатка от сильнодействующего снотворного.

Я скатился с кровати и бросился к телефону. «Скорая» все не ехала. А когда доктор наконец появился, мне захотелось дать ему по башке - до того он выглядел равнодушным, разве что не зевал. Присел перед Таней, пощупал пульс, что-то вколол и вышел из комнаты, позвав меня за собой. На кухне тихо, чтобы Клепа не услышала, он объяснил мне: «Это не попытка самоубийства, а имитация. Судя по рефлексам и запаху, ваша жена не принимала снотворного и не пила водку. Забирать в больницу ее не с чем, а с остальным - разбирайтесь сами».

Таня сымитировала самоубийство... В голове это не укладывалось. Видимо, она решила таким образом «завиноватить» меня: мол, я могла погибнуть из-за ­твоей измены! Было жаль Таню, но когда я представил, как она выбрасывает таблетки в унитаз, выливает туда водку, а потом ложится на пол и начинает стонать...

Я ведь чуть с ума не сошел, пока ждал эту «скорую»!

Через день Таня грохнулась в обморок, упала на пол замертво. Опять «скорая», опять сочувствующие взгляды врачей: мол, крепись, мужик, некоторые еще и не то умеют.

Три дня я просидел с ней в квартире, не брал трубку телефона, не ходил на репетиции. Но за эти три дня вся моя любовь испарилась - так злился на Клепу, что сам готов был ее убить. Она добилась обратного, потеряла меня. Ненавижу, когда мною пытаются манипулировать. Все эти бабские выкрутасы меня просто бесят. Клепа вынесла за три дня мне мозг полностью! Да, я виноват, но так тоже нельзя!

Сказал ей: «Вот что, дорогая, делай что хочешь: травись, вскрывай вены, прыгай из окна, но без меня... Я сейчас же уезжаю в Питер. С меня хватит!»

Побросал свои вещи в сумку, забрал документы и вышел из квартиры, с трудом сдерживаясь, чтобы не грохнуть дверью. А вот дверью подъезда шваркнул основательно и чуть было не растянулся - хоть и конец октября на дворе, а уже подмораживало. Да еще и лампочку опять кто-то разбил.

И куда это мы так торопимся? - раздался знакомый, с хрипотцой, голос.

На Ленинградский вокзал, - машинально ответил я. И тут же добавил про себя: «Спокойно, Капуста! Это тебе мерещится».

Из темноты возникла Ира: - Садись, подвезу.

А ты что тут делаешь?

Да вот водителем решила поработать...

Усмехнулась она.

Поняв, что мне не до шуток, ответила уже серьезно:

А что делать, если артисты балета репетиции прогуливают, к телефону не подходят. Думаю, сама съезжу, поговорю. Только припарковалась, а тут ты собственной персоной. На вокзал, значит, говоришь...

Я кивнул.

Ну поехали...

Сел в машину и устало прикрыл глаза. Разговаривать не было сил. Мысли роились в голове: «Зачем Клепа это сделала?

Если бы она не начала свое «сольное выступление» с таблетками, разве я ушел бы от нее? В крайнем случае, ушли бы оба... от Аллегровой. Да гори оно все синим пламенем, приеду в Питер, найду работу. Таню жалко, но назад не вернусь...»

Приехали.

Я открыл глаза и обалдел. Вместо вокзала увидел подъезд дома, где жила Аллегрова.

Ты куда меня привезла?!

Успокойся. Тебе надо поесть, отдохнуть, выспаться. Утро вечера мудренее. Решишь уехать в Питер, удерживать не буду.

Дверь нам открыла Ирина дочка Лала - двадцатидвухлетняя красивая девушка с черными, как маслины, глазами.

Она смерила меня неприветливым взглядом и, ничего не сказав, ушла в свою комнату.

Ужинали мы вдвоем на кухне. Ира быстро накрыла стол, поставила бутылку вина. Я не выдержал, рассказал, что произошло у нас с Таней.

Обыкновенные бабские штучки! Ей нужно, чтобы ты чувствовал себя виноватым.

Ей просто плохо, вообще-то она отличная девчонка, - зачем-то оправдывал я Клепу перед Ирой.

Игорь! Когда хотят свести счеты с жизнью, это делают в одиночестве. А не при свидетелях, в надежде на то, что спасут. Этот спектакль она для тебя разыграла.

А нет зрителя, нет и спектакля. Тебе надо было раньше уйти.

Выспаться нам не удалось... И утром идея бросить все и мчаться в Питер уже не казалась мне такой заманчивой.

Выйдя из спальни, я натолкнулся на тяжелый взгляд Лалы. Она рассматривала меня без всякого стеснения. «Что ж, - подумал я, - все правильно: надо же знать, с кем мама собирается жить. Придется налаживать отношения, попытаться стать Лале другом».

Первое время, после того, как мы с Ирой начали совместную жизнь, мне было паршиво - никогда ни с кем я не рвал отношения так жестко, как с Клепой. Да и роль «фаворита» мне по жизни подходила мало. Аллегрова все понимала, с расспросами и советами не лезла.

Ира, - спросил ее день на третий, - скажи честно, зачем я тебе нужен?

А если я тебя люблю?

Это в голову не приходило?

Вот так неожиданно Ира призналась в любви. А я ей тем же не ответил. Мне чтобы сказать «Я тебя люблю» требовалось намного больше времени. Но Ира восприняла это нормально.

Пару месяцев я вел жизнь растения. Отвозил Иру в аэропорт, встречал с гастролей. И сидел дома.

Позже узнаю, что Клепа ушла от Аллегровой и стала работать с Киркоровым. Пройдет слух, что Ира пыталась выкупить меня у Тани: дать ей денег за то, чтобы она исчезла из нашего поля зрения. Как было на самом деле, я не в курсе и у Иры, естественно, не спрашивал.

Но надеюсь, что это неправда. К Аллегровой меня тянуло. Если бы нет, выкупай - не выкупай, толку-то. А Клепу я с тех пор ни разу не видел.

Пока сидел дома, мы фактически жили с Лалой вдвоем и я честно пытался наладить с ней контакт. Например, собираюсь в аэропорт встречать Иру с гастролей и предлагаю:

Поехали со мной. Маме будет приятно. Она соскучилась.

Зачем? Приедет - и так ее увижу.

После нескольких попыток плюнул. Ну не принимала меня Лала! Не нравился я ей. Но вопреки желанию дочки наши с Ирой отношения с каждым днем становились все лучше. Возможно, это совпадение, но именно в этот период начался потрясающий взлет Ириной карьеры.

Думаю, она, переполненная эмоциями, рассказала поэтессе Ларисе Рубальской о своем романе. Вскоре появился текст песни «Угонщица», передающий азарт и настроение Иры, а потом композитор Виктор Чайка написал музыку. Эта песня моментально стала хитом. Как Ира ее пела! Там было столько огня, куража, за которые я Иру и полюбил.

В Аллегровой появилась уверенность в собственных силах, глаза заблестели. Мы всегда и везде появлялись вместе. И было абсолютно наплевать, что про меня скажут окружающие. Слишком хорошо знал эстрадную тусовку, чтобы питать хоть какие-то иллюзии на этот счет. А говорили многое. И про мезальянс, и про то, что я скоро начну изменять, и что «новой игрушке Аллегровой» нужны только ее деньги. Но мы с Ирой не обращали на пересуды внимания.

Все было замечательно. Удручало только одно - ее отец угасал буквально на глазах.

Александр Григорьевич был, пожалуй, единственным из Ириных родственников, кто принял меня безоговорочно, - мы подружились. Когда он лежал в госпитале, Ира и я по два раза на день приезжали к нему, часами сидели, общались. Если свекор был дома (они с Серафимой Михайловной жили в этом же подъезде, только на другом этаже), я каждый день заходил в гости и мы с Сашей подолгу разговаривали. Он был в свое время известным в Баку режиссером и актером, играл в местном театре, снимался в кино. Мы наперебой травили байки: он из своей актерской жизни, я - из своей. Признаю, его байки были гораздо интереснее. Мне казалось, он искренне рад, что наконец-то у дочери появился мужчина, за которым она будет как за каменной стеной.

До сих пор не покидает ощущение, что Александр Григорьевич передал Иру мне.

Однажды сидим с ней на кухне и я говорю: «Ира! Давай обвенчаемся! Так будет спокойнее Саше, да и нам с тобой».

Она заплакала.

Я предложил именно венчаться, а не официально зарегистрировать брак, потому что эту фиолетовую печать в паспорте недолюбливаю, как и многие мужчины. Мне кажется, она убивает чувства. Но женщины ведь думают иначе. Ира тогда ничем не выдала своего желания, только спустя много лет от бывших друзей узнал: она очень хотела, чтобы мы официально поженились. Я же решил, что венчание - это важнее. Потом моя мама не раз говорила: «Может быть, Ира ждет от тебя предложения?»

Отвечал, что все и так хорошо, венчания вполне достаточно.

По церковным канонам венчать имеют право только людей, официально состоящих в браке. Мы же сумели этот закон обойти. Я купил кольца, вместе с Ирой мы выбрали в магазине роскошное платье. И восьмого мая 1994 года стали перед Богом мужем и женой. И до сих пор ими остаемся.

День нашего венчания был очень счастливым. Стоя под венцом, я абсолютно искренне думал, что проживу с Ирой до конца жизни.

Двадцать четвертого мая Александра Григорьевича не стало. Позвонила подруга Ирины. Мы были на гастролях в Томске. Ира на сцене, а я сжимаю в руке телефон и все ищу слова: как ей сказать, как подготовить?

Так ничего и не придумал. Когда она радостная, с огромной охапкой цветов впорхнула в гримерку, произнес негромко: «Ира, Александра Григорьевича больше нет...»

Она уткнулась лицом в цветы и так просидела довольно долго. Для меня это была тяжелая ночь, я по-настоящему горевал. А что пережила Ира - даже представить себе не могу.

От потери рассудка Иру спасла, как ни чудовищно прозвучит, организация похорон. Ее отец очень хотел быть погребенным на армянском кладбище. Оно оказалось закрытым - там уже давно не хоронят. Словно раненый зверь, Ира металась от одного высокопоставленного чиновника к другому. Умоляла помочь выполнить последнюю просьбу отца - человека, которого она любила больше жизни.

Готова была отдать все, лишь бы получить место. Чиновники соболезновали, сочувствовали, но никто не помогал. Коллеги, к которым обращалась Ира, и рады были бы помочь, но не могли.

«Ирочка! - сказал Махмуд Эсамбаев, - еще несколько лет назад ради меня не только бы место на кладбище дали, но горы сдвинули, а сегодня я - никто. Иди к Иосифу. Он обязательно поможет».

И мы поехали к Кобзону. «Ира, девочка моя, - сказал Иосиф Давыдович, как только узнал о беде, - что же ты сразу мне не позвонила? Зачем себе нервы трепала?»

Благодаря Иосифу Давыдовичу Ира выполнила последнюю просьбу отца...

Через три месяца после похорон я настоял на том, чтобы Ира начала работать.

Только так она могла справиться с депрессией. Чуть ли не силком заставил выйти на сцену. Но когда Ира вышла, я, стоя за кулисами, испугался: а вдруг не сможет петь? Вдруг расплачется?

Ира подошла к микрофону и сказала: «Дорогие мои! Мне сейчас очень тяжело. Ушел из жизни самый дорогой для меня человек. Мой папа. Сейчас я буду петь в память о нем».

С того момента боль от потери отца Ира старалась заглушить работой. Она словно окаменела изнутри. Иногда даже напоминала робота. Делала что-то чисто автоматически, а мыслями была далеко.

Именно тогда она очень сильно похудела. И решила изменить свой имидж. На сцену вместо привычной Аллегровой с роскошной белокурой гривой вышла Ира-брюнетка с короткой стрижкой. Многие говорили, что это я настоял на смене имиджа. Ерунда. Это шло от ее душевного состояния, а я лишь поддержал любимую женщину: значит, ей так нужно было.

Именно в это время в на­ших отношениях что-то надломилось. Вернее, изменилось отношение Аллегровой ко мне. Возможно, она не могла себе позволить быть счастливой, когда ушел ее любимый отец.

Понимая, в каком кризисе Ира находится, я решил ее отвлечь. Долго уговаривал съездить отдохнуть, и наконец она согласилась. Мы отправились в путешествие. Вдвоем. Позже она признавалась, что это я научил ее отдыхать.

Мы проехали по Европе на машине.

Ни от кого не зависели, останавливались в тех отелях, которые нам нравились, экскурсии сами себе организовывали. Когда оказались в моей любимой Греции, тут уж я развернулся, что называется, во всю мощь. Водил Иру по самым лучшим ресторанам, заставил забыть на время о диете. Сопротивлялась она только первый день.

Я же поправлюсь, ни в одно платье не влезу!

Влезешь, влезешь, - успо­коил я, - у меня есть секретный способ похудения. С ним никакая мусака не страшна.

Поняв, о чем речь, Ира смущенно улыбнулась.

Греческая кухня была ей в диковинку, и я с удоволь­ствием наблюдал, как округляются Ирины глаза, когда она видит, что во все блюда добавляется лимон или лимонный сок. Хохотал, глядя, как жена берет кусочек непонятного блюда с тарелки, осторожно подносит к носу, нюхает и только потом пробует на вкус.

Мы загорали, купались, ныряли, плавали наперегонки - у меня было впечатление, что оба мы сбросили с десяток лет. Однажды даже замок из песка на берегу моря построили. Дурачились словно дети. Я видел, как постепенно Ира оттаивала, стала чаще улыбаться, исчезла скорбная складка возле губ. Каждую ночь мы любили друг друга словно в последний раз...

Приехала Ирина в Москву совсем другой. Казалось, депрессия отступила. Чтобы закрепить достигнутый успех, Иру нужно было чем-то увлечь.

И я сказал: «А помнишь, ты хотела купить дом у Фельц­мана?»

Цель была достигнута. Ира отвлеклась на покупку дома Оскара Борисовича. Место сказочное - Ватутинки, ДСК «Советский писатель». Ближайший сосед - Зиновий Ефимович Гердт. Участок пятьдесят соток. Огромные сосны и по­трясающий воздух. Дело застопорилось совершенно неожиданно: оказывается, Фельц­ман уже кому-то пообещал его продать. После долгих уговоров и переговоров дом все-таки достался нам. С одним условием: у Оскара Борисовича многие годы служила домработница Тоня, ютилась на участке в крошечном домике. И вот она не должна была покидать насиженного места. Мы согласились купить дом вместе со старенькой Тоней. Бывало, выйдет Тоня из своего домика (это уж потом мы ей по­строили более просторный, со всеми удобствами) и говорит:

Игорек, дай хоть машину тебе помою.

А то сижу тут нахлебницей.

Вот золотой человек. Со­всем старенькая, а все помочь пыталась.

Через три дня после моего ухода от Иры Тоню отвезли в Подольск в дом престарелых - она сама об этом попросила.

Поздней осенью мы поняли, что в доме можно жить только летом - настолько он старый. И решились на перестройку. Наняли бригаду и уехали на очередные гастроли - нужно было зарабатывать деньги, ради этой покупки мы влезли в долги. Вернувшись, обнаружили, что, как в басне Крылова, «воз и ныне там».

Зато от счетов на якобы закупленные стройматериалы у меня глаза на лоб полезли. С рабочими мы, естественно, расстались. Но потерянные деньги было уже не вернуть. Тогда у меня возникло предложение: «Ир, давай я перестану выступать и займусь строительством. И тебе спокойнее - за маму душа болеть не будет, я за ней присмотрю».

Серафима Михайловна сильно сдала после смерти мужа, из дома практически не выходила, даже поесть иногда забывала, что ей, диабетику, было категорически запрещено.

На том и порешили. По уму нужно было старую постройку снести и поставить новый дом, но мы все что-то достраивали, перестраивали. В итоге строительство растянулось почти на восемь лет. Ира уезжала на гастроли, а я командовал прорабом и рабочими.

И через год про стройку знал уже практически все. Еще стал семейным снабженцем: закупал продукты в огромных количествах и развозил их - Серафиме Михайловне, нам с Ирой и Лале.

Лала жила со мной в одном доме, практически меня игнорируя. Ревновала к Ире. Когда Лала росла, Ира из-за гастролей и концертов не могла уделять дочке достаточно внимания и очень переживала из-за этого. Постоянно ее баловала. Я никак не мог понять: неужели Ира не видит, не понимает, как ведет себя ее дочь со мной? Пару раз пытался поговорить об этом. А потом махнул рукой. Бесполезно.

Когда я оставил работу на сцене и занялся ремонтом дома и хозяйством, расстановка сил в семье изменилась. В нашей жизни всегда присутствовало очень много народу - эдакий «императорский двор».

Балет, массажисты, строители, домработницы, охранники... Теперь я тоже оказался среди обслуги. Сам вызвался заниматься хозяйственной деятельностью, хотел облегчить Ире жизнь. А в результате начал ее терять. Ира много гастролировала, очень уставала, а тут еще доброжелателей полно, нашептывали со всех сторон: ты с ног падаешь, деньги зарабатываешь, а твой-то баклуши бьет, наслаждается прекрасной загородной жизнью. Это было ложью, хлопот со строительством было полно, но Ира стала раздражаться, предъявлять какие-то претензии. Мы начали ссориться...

Я надеялся, что когда за­кончится ремонт и мы переедем за город, наша близость вернется. Но этого не случилось.

Теперь мне приходилось частенько мотаться в Одессу и Тбилиси. Ирины друзья уговорили ее вложить деньги в очень прибыльный, на их взгляд, бизнес - в Одессе это была бензоколонка, а в столице Грузии - авиакомпания. Поскольку муж и жена - одна сатана, естественно, я во всем поддерживал Иру. Вложились мы с ней - и нас надули. Впо­следствии Ира скажет, что я в бизнесе ни черта не понимаю. А я и не скрывал этого, разбирался только в шоу-бизнесе. И ввязался в эту авантюру из-за жены. Сам я хотел заниматься совсем другим: например стать ее директором. Уверен, у меня бы получилось. Простой пример: в 1996 году Аллегрова принимала участие в акции «Голосуй или проиграешь» в президентском туре в пользу Бориса Ельцина. Естественно, что ее охраняли «добры молодцы». Так вот, за первый месяц работы накачанных парней мы заплатили десять тысяч долларов.

Мне такой расклад не понравился, и в следующем месяце Иру охраняли ребята уже за тысячу долларов. Ощутимая разница? Сколько раз предлагал Аллегровой стать ее директором, но Ира уперлась - и ни в какую. Она считала, что я должен заниматься бензоколонкой, авиакомпанией, строительством дома и Серафимой Михайловной. Так ей было спокойнее и удобнее.

Ире нужно было меня по­стоянно контролировать, знать, где я. Стоило уехать дня на три-четыре в Питер, как тут же начинались звонки. Может, ревновала к маме и сестре - к сожалению, она так и не нашла с ними общего языка. Хотя мои родственники очень ее любили. А может, боялась, что кто-нибудь меня уведет, как когда-то сделала сама.

Я пытался выяснить у Иры, откуда берутся эти вспышки: у меня такое правило - любую проблему нужно решать сразу.

Причем совместно. Но ничего не получалось. Я человек очень заботливый и, хоть это кому-то покажется новостью, довольно застенчивый: если меня обидеть, я предпочту закрыться в свою «скорлупу». Мне было приятно опекать Иру, но качать права и что-то доказывать - не мой путь. Так между нами стала вырастать стена. Незаметно для себя мы что-то упустили и в интимной жизни. Нет, Ира, какой бы усталой ни прилетала с гастролей, никогда не спешила засыпать... Но все равно что-то ушло из наших отношений.

Может быть, свою роль сыграло то, что мы стали надол­го расставаться. Иногда не виделись по месяцу. Однажды был забавный случай. Ира прилетела из какого-то города, а через несколько часов у нее опять самолет - она даже не успевала заехать домой.

И я помчался в аэропорт. Меня увидел Иосиф Кобзон , хитро улыбнулся и произнес: «На случку приехал?» Как ни странно, из его уст это не звучало пошлостью.

В начале нашей совместной жизни нас не пугали трудности и неурядицы, а с годами стало раздражать все - и комфорт, и налаженная жизнь. Точно говорят, что причина всегда внутри, а внешние обстоятельства не имеют значения. Ира прекрасно знала, что мне категорически не нравится то, что она выпивает - так жена пыталась бороться с уста­лостью. Если некоторых алкоголь расслабляет, то у Иры он, наоборот, вызывал агрессию.

Стоило ей позволить себе выпить лишнего, Ира начинала цепляться ко мне по ­любому поводу, часто несправедливо.

В выражениях в эти моменты она не стеснялась. Однажды я не выдержал, дал ей пощечину. И сам чуть не заплакал. Никак от себя подобного не ожидал. Ни до ни после этого я на женщин руку не поднимал. А тут ударил...

С тех пор Ира стала скрывать, что выпила. Просила друзей и домашних не говорить мне, хоть это и глупо - ну как я не замечу?! Пытался бороться, но ничего не по­могало. И тогда я взял ее за руку, подвел к зеркалу и по­просил по­смотреть на свое отражение.

Что ты хочешь сказать? - завелась Ира. - Что я для тебя стара? Так найди себе молодую!

Не нужна мне молодая.

Мне ты нужна. Посмотри, где твое прекрасное лицо?

Ира притихла.

Точкой в наших отношениях стала поездка к друзьям в Америку. В честь прилета нам устроили грандиозное застолье. Было много калифорнийского вина, и Ира не смогла вовремя остановиться. А потом решила рассказать обо мне и нашей с ней жизни всем присутствующим. Ей казалось, что это преподносится в виде шутки.

«Представляете, - смеялась Ира, - Капуста решил стать моим директором! Да что он, танцор, в бизнесе-то понимает?!» Остановить Иру было невозможно.

Мы никогда не ­выносили сор из избы, по­этому ее сольное выступление стало для меня шоком. Слушая обидные слова, летевшие в мой адрес, ловя на себе взгляды ее друзей, я вдруг осознал, что из любимого мужчины превратился для Ирины в какого-то приживалу, в надоевшую игрушку. И первым же рейсом вылетел в Москву...

Из аэропорта заехал в Ватутинки, побросал в сумку первые попавшиеся вещи, сел в машину и уехал. Пожил у друзей, а потом снял небольшую квартирку.

Ира прилетела из Америки следом за мной. Звонила, говорила, что больше такого не будет... Но было уже поздно, что-то во мне сломалось. Я устал. От борьбы за Иру, от наших ссор, от того, что приходилось по­стоянно разруливать проблемы, возникавшие из-за непростого характера Аллегровой.

Например, она все время затевала ссоры с Игорем Крутым.

Игорь - нормальный мужик. Приезжал, они садились работать, вроде все в порядке. А потом слово за слово - и понеслось. В итоге Игорь обижен, Ира дуется, а я должен срочно их мирить. Как только я ушел от Ирины, она очень сильно поругалась с Игорем. А ведь он был ее любимым композитором. Сколько песен написал для Иры! И каких!

Я уехал в Касимов, снял домик и организовал небольшой бизнес, связанный с лесом и стройматериалами. Ко мне приехал сын. И мы зажили вдвоем. На удивление бизнес стал процветать, и через некоторое время мы со Стасом обеспечили работой чуть ли не половину города. А московские газеты пестрели заголовками: «Игорь Капуста ограбил свою бывшую жену!», «Капуста сбежал от Аллегровой в Америку, прихватив ее состояние!», «Аллегрова рассталась со своим танцором!»

Меня обвиняли в том, что я не выдержал испытания славой и деньгами, что все годы просидел на шее у известной певицы, что Аллегрова жалеет о нашем браке.

Я думаю совсем по-другому. И ни о чем не жалею. Наш брак был прекрасен. Но, к сожалению, в какой-то момент Ире роль моей второй половинки показалась неинтересной, маловатой. Она ведь женщина с размахом. Певица, руководитель творческого коллектива, звезда. Знаю, что она до сих пор одна...

Прожив в Касимове четыре года, мы со Стасом вернулись в Питер. Спустя какое-то время я женился, родилась дочь Сашенька. В этом году я стал дедом - Стас подарил мне внучку Злату.

Все вроде бы хорошо, только один вопрос продолжает мучить меня: мы с Ирой - кто друг другу?

Это я предложил обвенчаться. Церковный брак в отличие от официального не давал мне прав на Ирино имущество. Я к этому и не стремился. Хотел, чтобы наши души всегда были вместе. Так и случилось: я до сих пор чувствую связь с Ирой...

Почти десять лет мы не общаемся. Когда обида улеглась, я удивился: как же странно поступили мы с нашими чув­ствами. Не сделали зла, не предали друг друга, а расстались как враги. Оглядываясь назад, я ни за что не согласился бы вычеркнуть из жизни годы, проведенные с Ириной. Это была настоящая любовь. Я восхищался Аллегровой, старался заботиться о ней и был счастлив. Знаю, она тоже меня любила.

Наша история не достойна такого скомканного финала.

Нам нужно поговорить. Понять, кто мы друг другу, в одиночку я не смогу. А понять нужно - ведь брак наш до сих пор не развенчан. Верю, что этот разговор состоится и принесет нам обоим утешение и надежду.

Реклама

Недавно вышедший из тюрьмы Игорь Капуста скончался в одной из больниц Санкт-Петербурга, где проходил медицинское обследование. Несмотря на то, что врачи проводили все необходимые меры для спасения Игоря, спасти жизнь мужчины им не удалось.

Умер Игорь Капуста: подробности смерти

По информации СМИ, бывший муж известной певицы Ирины Аллегровой Игорь Капуста скончался в одной из больниц Санкт-Петербурга. Как сообщили близкие мужчины, Капуста заразился какой-то инфекцией, спровоцировавшей тяжёлое воспаление лёгких. Ночью Игоря перевели в реанимацию, где врачи делали всё возможное для спасения жизни больного, однако болезнь оказалась сильнее.

Корреспонденты связались с сестрой Игоря Капусты, Галиной Капустой, и девушка подтвердила печальную информацию, получившую огласку, передает Ros-Registr. Сейчас женщина переживает тяжкую утрату. По мнению актёра Станислава Садальского смерть Игоря Капусты является очень подозрительной. Станислав прокомментировал в соцсетях это так: «Поразительно. Лёг в больницу на простое обследование и умер – выглядит очень символично для нашего здравоохранения!».

Умер Игорь Капуста: жизнь бывшего мужа Ирины Аллегровой после развода

Вообще причины попадания Игоря Капусты в тюрьму были весьма спорными. Мужчину задержали после того, как в его машине обнаружили два килограмма наркотиков. По решению суда, бывший муж Ирины Аллегровой провёл в колонии строгого режима в Ленинградской области. На самом судебном заседании Игорь так и не признал свою вину, по причине своего страха перед перспективой оказаться за решёткой.

Однако, Игорю избежать тюремного заключения не удалось. Несмотря на всё, родственники и звёзды эстрады сходились во мнении, что его задержание подстроили недоброжелатели. Сестра Игоря Галина Капуста считает, что её брат очутился в тюрьме из-за подлого поведения партнёров по бизнесу, которые решили этот бизнес поджать под себя.

После выхода Игоря Капусты из тюрьмы, мужчина становится героем телепрограммы НТВ «Новые русские сенсации». Там экс-муж Аллегровой и поведал общественности, как он изменился за время пребывания в местах заключения, а также вспомнил их личную жизнь с певицей Ириной Аллегровой.

Бывший заключённый поделился своими ощущениями после выхода. По его словам, пять лет – это довольно большой срок, и после тюрьмы он смотрит на мир совершенно другими глазами, и за всё это время ему дико не хватало коммуникации с людьми.

Также после тюрьмы у Игоря диагностировали серьёзную болезнь, информирует сайт Rosregistr.ru. У него нашли хроническую обструктивную болезнь лёгких в тяжёлой стадии. Сестра Игоря, считает, что основной причиной ухудшения здоровья брата стало именно его нахождение в тюрьме.

Умер Игорь Капуста: личная жизнь Игоря Капусты с Ириной Аллегровой

Ирина Аллегрова и Игорь Капуста обвенчались в 1994 году под чужими фамилиями, когда Игорь был танцором её коллектива. На момента знакомства Ирине было уже 44 года, а Игорю 35. Многие не считали этот брак равным, так как женщина уже была знаменитой и успешной звездой, собирающая огромные стадионы, информирует сайт. А он был всего лишь простым танцором в её коллективе.

Вопреки всем догадкам, по началу их брак можно было считать вполне счастливым. Игорь рассказывал, что он в любое время суток встречал Ирину с гастролей, так как им хотелось ехать домой только вдвоём, без водителя. Она даже давала отгул домработнице и сама начинала хозяйничать на кухне, ведь сама Ирина вкусно и изысканно готовила. По словам экс-возлюбленного, Аллегрова домоседка, после гастролей они даже могли неделями не выходить из квартиры.

Но через время всё стало не так радужно. Как признался сам Игорь он довольно часто изменял своей возлюбленной, хоть и сама Ирина никогда даже не давала повода для ревности. Мужчина даже не понимал, зачем он это делал, ведь по его же словам, с Ириной в интимном плане было сложно кому-то сравниться.

Причиной расставания пары по словам Игоря была слишком открытая душа артистки. Ирина подпускала к себе всех, кого только могла: массажисток, домохозяек, водителей и т.д., которые в основном пытались с ней сблизиться непосредственно из-за её денег или связей. Игоря такая ситуация не устраивала и он пытался с этим бороться, однако эту борьбу он проиграл.

Как поведал Игорь, Аллегрова пускала в свою жизнь всех, кроме тех, кто действительно к ней хорошо относился. Со временем Игорю Капусте это наскучило и он пришёл к Ирине со словами: «Я пришёл к тебе с одной зубной щёткой, с одной щёткой и уйду». Так и закончились их романтические отношения.

Заметили опечатку или ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter , чтобы сообщить нам о ней.

www.soliton56.ru

Муж аллегровой капуста возраст. Игорь Капуста: биография, личная жизнь

Сегодня вдруг нестерпимо захотелось увидеть Иру. И поговорить... За десять лет после расставания мы с Аллегровой так и не нашли возможности выяснить отношения. Даже не знаю, что больше помешало: наш эгоизм, гордыня или легкомыслие?

Последнюю встречу, вернее попытку встречи, помню очень хорошо. Это было зимой 2000 года. Морозным декабрьским днем подъехал к нашему дому в Ватутинках. Подошел к воротам. Нажал кнопку переговорного устройства.

Бессмысленное действие: камеры наружного наблюдения давно зафиксировали и мою машину, и меня. «Здравствуйте, Игорь Дмитриевич! - раздался голос охранника. - Извините, но вас пускать не велено!»

Дожил, ничего не скажешь. Не пускают в собственный дом. И кто? Охранник, которого сам же нанимал на работу!

От Иры я ушел в сентябре. Заехал домой, в ярости кинул в сумку пару свитеров и рубашек, зубную щетку, сел в машину и уехал. Еще на заре отношений сказал Ире, что с зубной щеткой пришел - с ней же и уйду, если у нас не сложится. Я не из тех мужчин, кто станет требовать от любимой денег или делить жилплощадь. Не так воспитан, не тот характер. Но Аллегрова этого, как видно, не оценила.

Я набрал номер ее мобильного:

Ира, не могу попасть в наш дом. А мне вещи свои надо забрать, документы. Да и поговорить стоит... Скажи, пожалуйста, охранникам, чтобы меня впустили.

Это уже не твой дом. И вообще я сейчас не в Ватутинках. Скоро перезвоню...

Голос в трубке отдавался эхом - этот звук я ни с чем не спутаю - у нас так «фонило» в каждой комнате. Ира здесь, но, кажется, не в форме. Или берет тайм-аут на раздумье. Или в бешенстве, что не пришел, когда она звала. Не знаю, устал гадать, что там происходит в душе у звезды Аллегровой. Все. Хватит.

Ира перезвонила через три часа, когда я был уже далеко. Не ответил - не видел смысла.

Нашу любовь не вернуть, а из-за остального и переживать не стоит. Ехал я в город Касимов Рязанской области - к родственникам. Жить в Москве было негде, да и осточертела столица. Надо было начинать жизнь с нуля. В активе у меня были зубная щетка, автомобиль и балетный характер.

Узнав о нашем романе, пресса писала, что Аллегрова нашла себе безвестного молодого танцовщика. Это было, прямо скажем, неправдой. У меня к тому времени уже сложилась немалая биография - и личная, и творческая.

Я всегда много и тяжело работал, не привык ни на кого полагаться. С восьми лет стоял у станка в Вагановском училище - лучшем балетном учебном заведении страны. Все знают, что среди балетных лентяев быть не может. С детства вбивают в голову, что есть только слово «надо».

«Не могу», «не хочу» просто отсутствуют в лексиконе людей, которые изо дня в день обливаются потом в танцклассах. Неважно - солист ты или артист кордебалета. Когда выходишь на сцену, должен выкладываться на сто пятьдесят процентов.

То, что я стану артистом балета, в нашей семье не обсуждалось. Родители к искусству отношения не имели, но вот была у мамы такая мечта. Папа раз попытался возразить, мол, что это за профессия для мужика - ногами на сцене дрыгать, но мама так на него посмотрела, что вопрос был закрыт. Мама всегда всех «строила» - меня, папу, мою старшую сестру. Смешно: до своих восьмидесяти трех лет она была для нас «командиром». Может, поэтому Аллегрова не смогла с ней поладить - у них похожие характеры. Зато я быстро нашел общий язык с Ирой, которая, как и мама, привыкла всеми руководить.

Не знаю, как сложилась бы моя судьба, прими я приглашение Ленинградского государственного театра оперы и балета имени М.П.

Муcоргского, но после Вагановского я рванул на работу в Ташкент. В день своего рождения - как раз исполнилось восемнадцать. Я безумно любил своих родителей, но уж больно хотелось вырваться на свободу. После Ташкента должен был танцевать ведущие сольные партии в Челябинском театре оперы и балета, но вместо сцены прямиком отправился в армию, откуда через два года вернулся в Питер женатым человеком и отцом маленького сынишки.

Форму восстановил быстро, но в классический балет решил не возвращаться - хотелось денег, перспектив. Старшая сестра Галя буквально за руку привела в Ленинградский мюзик-холл.

И я сразу стал солистом, работал как проклятый. Норма была пятнадцать концертов в месяц, а мы давали тридцать. Но и получали - будь здоров. В мюзик-холле проработал шесть лет, объездил весь мир. Но семью сохранить не удалось. Артисты ведь живут на работе, а рядом столько красивых девчонок...

В двадцать шесть лет серьезно влюбился в москвичку Катю. Я ей за многое благодарен, и за работу в балете «Рецитал» в том числе. Она втайне от меня съездила на пробы, и ее приняли. Чтобы не отставать от подружки, тоже решил попробовать. Меня взяли сразу. После первых концертов был в шоке - такого потрясающего отношения к артистам не видел нигде. Про деньги вообще не говорю: за один выход получал ровно столько, сколько получил бы в мюзик-холле, отпахав тринадцать концертов.

Когда начал работать с Пугачевой, оценил ее и проникся уважением на всю жизнь. Алла - уникальная личность. Она нас поражала. Ну скажите на милость, если ты одна собираешь полные стадионы, какого черта везешь с собой еще двадцать человек? Но она заботилась о том, чтобы у нее было классное, уникальное шоу, вкладывалась в это. Ну и в требовательности, правда, сравниться с ней никто не может.

Классический пример: когда Кристина захотела попробовать свои силы на эстраде, что сделала Алла Борисовна? Сольник сразу дочери организовала? Ничего подобного. Милости просим в «Рецитал». А у Кристины не было специальной подготовки. Так она пахала больше нас всех, и это в шестнадцать лет! Сколько раз и сама падала, и партнер ее ронял. Потрет ушибленное место, улыбнется и опять на сцену.

Однажды на репетицию зашла Пугачева.

И в этот самый момент партнер уронил Кристину. Увидев Аллу Борисовну, все замерли в ужасе. Были уверены, что за дочку получим по полной программе - нрав у примадонны суровый. «Ну, что застыли? - раздался насмешливый голос Аллы. - Кристин, а ты тоже хороша - держись за него крепче, упадете, так вместе, а лучше - он на пол, а ты на него. Мягче будет».

Это был один из лучших периодов моей жизни. Правда, через полтора года наши с Катей пути-дорожки разошлись. В это время судьба моя круто развернулась. «Рецитал» гастролировал не только в отдаленных уголках тогда еще Советского Союза, мы довольно часто выезжали за рубеж. И вот Евгению Болдину пришла в голову мысль: продать наш балет в Грецию.

Для артистов, у кого в России оставались семьи, это стало проблемой - контракт был заключен не на один год. Но для меня все сложилось удачно. Я тогда уже был влюблен в артистку нашего балета Татьяну Клепцову. Так что мы с Клепой радостно уехали в Грецию: в 1985 году уже начиналась перестройка, полки в магазинах опустели, карточки, талоны... А тут изобильная Греция. Прожили в ней несколько лет. Когда вернулись, страна была уже со­всем другой. Ларьки со спиртом «Рояль», бандиты в малиновых пиджаках и рестораны на каждом углу.

Мы с Таней сняли квартирку в Чертаново и стали обзванивать друзей. После долгого отсутствия хотелось пообщаться, узнать, как обстоят дела в российском шоу-бизнесе, ну и поспрашивать насчет работы. Набрал бывшей массажистке из «Рецитала» Марине - она сказала, что работает у Ирины Аллегровой и набор в группу еще открыт.

Я помнил Аллегрову по «Электроклубу». Потом ходили слухи, что она не поделила сцену с Витей Салтыковым и ушла, хлопнув дверью. Теперь вот балет набирает. Повесил трубку и задумался. Может, пойти к ней?

Клеп, помнишь такую певицу - Ирину Аллегрову?

Помню, а что? - отозвалась Таня.

Набирает балет. Хочешь попробоваться?

Не хочу.

Что за работа - у тетеньки на подтанцовках?

Со стыда умереть.

Не понравилось мне тогда это слово - «тетенька». Подумал: Аллегрова нам фору даст сто очков вперед, видел ее однажды на «Рождественских встречах» - красивая, яркая. От нее такая энергия шла, что зал заводился с полоборота.

Тань, ну какая она тебе «тетя»? У меня с ней разница от силы лет семь-восемь. Давай познакомимся, а там решим.

С Ирой судьба нас не сталкивала. Слышал, что она «бой-баба». Три таких на нашей эстраде - Алла Пугачева , Надя Бабкина и Ира. Не женщины, а мужики в юбках. Знамениты и песнями, и бурной личной жизнью. Про исполнительницу народных песен, помню, рассказывали: был у нее безумный роман со знаменитым бардом, бывшим врачом, так она ему однажды кием по голове заехала, а в другой раз во время ссоры на полном ходу из машины выкинула.

А он ей после всего этого песню написал...

Про Аллегрову ничего такого не рассказывали, но и издалека было видно, что она с характером. Да мне ли, прошедшему школу работы с самой Аллой Борисовной, бояться? Клепа согласилась съездить к Ирине, хотя без особой охоты. В этом не было личной антипатии: «Рецитал» работал с разными артистами и мы танцевали с кем скажут. Думаю, Таню останавливала присущая женщинам интуиция. И она ее не обманула. Работа у Аллегровой разрушила нашу жизнь.

Ира жила в Новых Черемушках, на улице Цюрупы, в маленькой двухкомнатной квартирке на первом этаже. Когда мы приехали знакомиться, она накрыла стол.

Сидим, разговариваем, общих знакомых вспоминаем, выпиваем понемногу. Аллегрова оценивает нас, я стараюсь на нее особо не пялиться. Только раз наши взгляды пересеклись, и я увидел в ее глазах явный женский интерес. А еще заметил, что глаза у Иры очень грустные. Тогда я еще не знал, что у нее тяжело болен отец, которого она боготворила. Ира моталась к нему в клинику, находила врачей, пробовала все мыслимые и немыслимые средства - безрезультатно. Рак не щадит. Ира страдала, но в душу никого не впускала.

В общем, нам сделали предложение - мы с Таней его приняли. И начали работать. Через какое-то время стал замечать, что Аллегрова действительно выделяет меня среди остальных танцоров. Действовала Ира осторожно. Ее знаки внимания можно было расценить как дружеские, и «дружила» она не только со мной, но и с Клепой.

Приезжаем на гастроли, вся группа живет в гостинице, а меня с Татьяной Аллегрова забирает в апартаменты, где остановилась сама, - в загородный дом или пансионат. Можно было, наверное, отказаться, но это выглядело бы грубо. Считалось, что мы скрашиваем звезде ее одинокие вечера. После концерта ужинали и допоздна разговаривали. Потом разбредались по спальням, а утром уезжали на репетицию и концерт. Если между нами и витала недосказанность, мы втроем старательно ее не замечали.

Еще рядом постоянно вертелась Марина и с большим интересом выспрашивала:

Ну как тебе Аллегрова, что ты о ней думаешь?

Ничего, - отвечаю, - талантливая, красивая, сильная...

Как потом выяснилось, массажистка действовала по просьбе Иры.

Она хотела узнать, насколько крепкие отношения связывают меня с Клепой и есть ли шанс, что я откажусь от них ради романа с Аллегровой.

Я был не готов к такому повороту событий. С Клепой мы давно жили вместе, и я не собирался с ней расставаться. А от чрезмерного внимания стал чувствовать себя неуютно. Привык, что в любовных отношениях инициатива исходит от меня. А тут она исходила от Ирины, и я не знал, как себя вести.

Гром грянул в середине октября 1993 года на гастролях в Питере. После концерта в «Октябрьском» Ира уехала в гостиницу, а мы с Клепой разъехались по домам. У нее, как и у меня, питерские родители.

Мама с сестрой накрыли стол, и только сели отметить встречу, как раздался телефонный звонок. Это была Ира. Сказала, что я срочно нужен. Я понимал зачем. Но все равно поехал. Подумал, грешным делом, может, после этого Ира успокоится, остынет и все останется по-прежнему. Маму и сестру я строго проинструктировал: если позвонит Клепа, нужно сказать, что меня вызвал директор Аллегровой.

Мы стали любовниками. И утром я оказался перед фактом: женщин у меня в жизни было много, но такой, как Аллегрова, - никогда. В сексе люди редко с первого раза понимают друг друга, но у нас был именно этот случай. Не буду врать - не влюбился в Иру после той ночи, но и забыть ее уже не мог.

На следующий день Аллегрова не только не скрывала, что между нами «что-то было», а наоборот, всячески старалась это продемонстрировать: то во всеуслышание скажет, что не выспалась, то подойдет ко мне, до плеча дотронется.

Я трусливо делал вид, что намеков не понимаю. Возможно, именно в этом и скрывалась причина наших будущих конфликтов. Ира бросалась в эмоции с головой, не стесняясь своих чувств. А я скрытный, все держу в себе.

В оставшиеся дни гастролей Клепа тоже делала вид, что ничего не произошло. Зато когда мы вернулись в Моск­ву... Лучше бы она на меня наорала, сковородкой ударила на худой конец. Нет. Клепа поступила иначе.

Я проснулся среди ночи от стонов и в тусклом свете ночника увидел скорчившуюся на полу Таню. На тумбочке стояла почти пустая бутылка водки и валялась пустая облатка от сильнодействующего снотворного.

Я скатился с кровати и бросился к телефону. «Скорая» все не ехала. А когда доктор наконец появился, мне захотелось дать ему по башке - до того он выглядел равнодушным, разве что не зевал. Присел перед Таней, пощупал пульс, что-то вколол и вышел из комнаты, позвав меня за собой. На кухне тихо, чтобы Клепа не услышала, он объяснил мне: «Это не попытка самоубийства, а имитация. Судя по рефлексам и запаху, ваша жена не принимала снотворного и не пила водку. Забирать в больницу ее не с чем, а с остальным - разбирайтесь сами».

Таня сымитировала самоубийство... В голове это не укладывалось. Видимо, она решила таким образом «завиноватить» меня: мол, я могла погибнуть из-за ­твоей измены! Было жаль Таню, но когда я представил, как она выбрасывает таблетки в унитаз, выливает туда водку, а потом ложится на пол и начинает стонать...

Я ведь чуть с ума не сошел, пока ждал эту «скорую»!

Через день Таня грохнулась в обморок, упала на пол замертво. Опять «скорая», опять сочувствующие взгляды врачей: мол, крепись, мужик, некоторые еще и не то умеют.

Три дня я просидел с ней в квартире, не брал трубку телефона, не ходил на репетиции. Но за эти три дня вся моя любовь испарилась - так злился на Клепу, что сам готов был ее убить. Она добилась обратного, потеряла меня. Ненавижу, когда мною пытаются манипулировать. Все эти бабские выкрутасы меня просто бесят. Клепа вынесла за три дня мне мозг полностью! Да, я виноват, но так тоже нельзя!

Сказал ей: «Вот что, дорогая, делай что хочешь: травись, вскрывай вены, прыгай из окна, но без меня... Я сейчас же уезжаю в Питер. С меня хватит!»

Побросал свои вещи в сумку, забрал документы и вышел из квартиры, с трудом сдерживаясь, чтобы не грохнуть дверью. А вот дверью подъезда шваркнул основательно и чуть было не растянулся - хоть и конец октября на дворе, а уже подмораживало. Да еще и лампочку опять кто-то разбил.

И куда это мы так торопимся? - раздался знакомый, с хрипотцой, голос.

На Ленинградский вокзал, - машинально ответил я. И тут же добавил про себя: «Спокойно, Капуста! Это тебе мерещится».

Из темноты возникла Ира: - Садись, подвезу.

А ты что тут делаешь?

Да вот водителем решила поработать...

Усмехнулась она.

Поняв, что мне не до шуток, ответила уже серьезно:

А что делать, если артисты балета репетиции прогуливают, к телефону не подходят. Думаю, сама съезжу, поговорю. Только припарковалась, а тут ты собственной персоной. На вокзал, значит, говоришь...

Я кивнул.

Ну поехали...

Сел в машину и устало прикрыл глаза. Разговаривать не было сил. Мысли роились в голове: «Зачем Клепа это сделала?

Если бы она не начала свое «сольное выступление» с таблетками, разве я ушел бы от нее? В крайнем случае, ушли бы оба... от Аллегровой. Да гори оно все синим пламенем, приеду в Питер, найду работу. Таню жалко, но назад не вернусь...»

Приехали.

Я открыл глаза и обалдел. Вместо вокзала увидел подъезд дома, где жила Аллегрова.

Ты куда меня привезла?!

Успокойся. Тебе надо поесть, отдохнуть, выспаться. Утро вечера мудренее. Решишь уехать в Питер, удерживать не буду.

Дверь нам открыла Ирина дочка Лала - двадцатидвухлетняя красивая девушка с черными, как маслины, глазами.

Она смерила меня неприветливым взглядом и, ничего не сказав, ушла в свою комнату.

Ужинали мы вдвоем на кухне. Ира быстро накрыла стол, поставила бутылку вина. Я не выдержал, рассказал, что произошло у нас с Таней.

Обыкновенные бабские штучки! Ей нужно, чтобы ты чувствовал себя виноватым.

Ей просто плохо, вообще-то она отличная девчонка, - зачем-то оправдывал я Клепу перед Ирой.

Игорь! Когда хотят свести счеты с жизнью, это делают в одиночестве. А не при свидетелях, в надежде на то, что спасут. Этот спектакль она для тебя разыграла.

А нет зрителя, нет и спектакля. Тебе надо было раньше уйти.

Выспаться нам не удалось... И утром идея бросить все и мчаться в Питер уже не казалась мне такой заманчивой.

Выйдя из спальни, я натолкнулся на тяжелый взгляд Лалы. Она рассматривала меня без всякого стеснения. «Что ж, - подумал я, - все правильно: надо же знать, с кем мама собирается жить. Придется налаживать отношения, попытаться стать Лале другом».

Первое время, после того, как мы с Ирой начали совместную жизнь, мне было паршиво - никогда ни с кем я не рвал отношения так жестко, как с Клепой. Да и роль «фаворита» мне по жизни подходила мало. Аллегрова все понимала, с расспросами и советами не лезла.

Ира, - спросил ее день на третий, - скажи честно, зачем я тебе нужен?

А если я тебя люблю?

Это в голову не приходило?

Вот так неожиданно Ира призналась в любви. А я ей тем же не ответил. Мне чтобы сказать «Я тебя люблю» требовалось намного больше времени. Но Ира восприняла это нормально.

Пару месяцев я вел жизнь растения. Отвозил Иру в аэропорт, встречал с гастролей. И сидел дома.

Позже узнаю, что Клепа ушла от Аллегровой и стала работать с Киркоровым. Пройдет слух, что Ира пыталась выкупить меня у Тани: дать ей денег за то, чтобы она исчезла из нашего поля зрения. Как было на самом деле, я не в курсе и у Иры, естественно, не спрашивал.

Но надеюсь, что это неправда. К Аллегровой меня тянуло. Если бы нет, выкупай - не выкупай, толку-то. А Клепу я с тех пор ни разу не видел.

Пока сидел дома, мы фактически жили с Лалой вдвоем и я честно пытался наладить с ней контакт. Например, собираюсь в аэропорт встречать Иру с гастролей и предлагаю:

Поехали со мной. Маме будет приятно. Она соскучилась.

Зачем? Приедет - и так ее увижу.

После нескольких попыток плюнул. Ну не принимала меня Лала! Не нравился я ей. Но вопреки желанию дочки наши с Ирой отношения с каждым днем становились все лучше. Возможно, это совпадение, но именно в этот период начался потрясающий взлет Ириной карьеры.

Думаю, она, переполненная эмоциями, рассказала поэтессе Ларисе Рубальской о своем романе. Вскоре появился текст песни «Угонщица», передающий азарт и настроение Иры, а потом композитор Виктор Чайка написал музыку. Эта песня моментально стала хитом. Как Ира ее пела! Там было столько огня, куража, за которые я Иру и полюбил.

В Аллегровой появилась уверенность в собственных силах, глаза заблестели. Мы всегда и везде появлялись вместе. И было абсолютно наплевать, что про меня скажут окружающие. Слишком хорошо знал эстрадную тусовку, чтобы питать хоть какие-то иллюзии на этот счет. А говорили многое. И про мезальянс, и про то, что я скоро начну изменять, и что «новой игрушке Аллегровой» нужны только ее деньги. Но мы с Ирой не обращали на пересуды внимания.

Все было замечательно. Удручало только одно - ее отец угасал буквально на глазах.

Александр Григорьевич был, пожалуй, единственным из Ириных родственников, кто принял меня безоговорочно, - мы подружились. Когда он лежал в госпитале, Ира и я по два раза на день приезжали к нему, часами сидели, общались. Если свекор был дома (они с Серафимой Михайловной жили в этом же подъезде, только на другом этаже), я каждый день заходил в гости и мы с Сашей подолгу разговаривали. Он был в свое время известным в Баку режиссером и актером, играл в местном театре, снимался в кино. Мы наперебой травили байки: он из своей актерской жизни, я - из своей. Признаю, его байки были гораздо интереснее. Мне казалось, он искренне рад, что наконец-то у дочери появился мужчина, за которым она будет как за каменной стеной.

До сих пор не покидает ощущение, что Александр Григорьевич передал Иру мне.

Однажды сидим с ней на кухне и я говорю: «Ира! Давай обвенчаемся! Так будет спокойнее Саше, да и нам с тобой».

Она заплакала.

Я предложил именно венчаться, а не официально зарегистрировать брак, потому что эту фиолетовую печать в паспорте недолюбливаю, как и многие мужчины. Мне кажется, она убивает чувства. Но женщины ведь думают иначе. Ира тогда ничем не выдала своего желания, только спустя много лет от бывших друзей узнал: она очень хотела, чтобы мы официально поженились. Я же решил, что венчание - это важнее. Потом моя мама не раз говорила: «Может быть, Ира ждет от тебя предложения?»

Отвечал, что все и так хорошо, венчания вполне достаточно.

По церковным канонам венчать имеют право только людей, официально состоящих в браке. Мы же сумели этот закон обойти. Я купил кольца, вместе с Ирой мы выбрали в магазине роскошное платье. И восьмого мая 1994 года стали перед Богом мужем и женой. И до сих пор ими остаемся.

День нашего венчания был очень счастливым. Стоя под венцом, я абсолютно искренне думал, что проживу с Ирой до конца жизни.

Двадцать четвертого мая Александра Григорьевича не стало. Позвонила подруга Ирины. Мы были на гастролях в Томске. Ира на сцене, а я сжимаю в руке телефон и все ищу слова: как ей сказать, как подготовить?

Так ничего и не придумал. Когда она радостная, с огромной охапкой цветов впорхнула в гримерку, произнес негромко: «Ира, Александра Григорьевича больше нет...»

Она уткнулась лицом в цветы и так просидела довольно долго. Для меня это была тяжелая ночь, я по-настоящему горевал. А что пережила Ира - даже представить себе не могу.

От потери рассудка Иру спасла, как ни чудовищно прозвучит, организация похорон. Ее отец очень хотел быть погребенным на армянском кладбище. Оно оказалось закрытым - там уже давно не хоронят. Словно раненый зверь, Ира металась от одного высокопоставленного чиновника к другому. Умоляла помочь выполнить последнюю просьбу отца - человека, которого она любила больше жизни.

Готова была отдать все, лишь бы получить место. Чиновники соболезновали, сочувствовали, но никто не помогал. Коллеги, к которым обращалась Ира, и рады были бы помочь, но не могли.

«Ирочка! - сказал Махмуд Эсамбаев, - еще несколько лет назад ради меня не только бы место на кладбище дали, но горы сдвинули, а сегодня я - никто. Иди к Иосифу. Он обязательно поможет».

И мы поехали к Кобзону. «Ира, девочка моя, - сказал Иосиф Давыдович, как только узнал о беде, - что же ты сразу мне не позвонила? Зачем себе нервы трепала?»

Благодаря Иосифу Давыдовичу Ира выполнила последнюю просьбу отца...

Через три месяца после похорон я настоял на том, чтобы Ира начала работать.

Только так она могла справиться с депрессией. Чуть ли не силком заставил выйти на сцену. Но когда Ира вышла, я, стоя за кулисами, испугался: а вдруг не сможет петь? Вдруг расплачется?

Ира подошла к микрофону и сказала: «Дорогие мои! Мне сейчас очень тяжело. Ушел из жизни самый дорогой для меня человек. Мой папа. Сейчас я буду петь в память о нем».

С того момента боль от потери отца Ира старалась заглушить работой. Она словно окаменела изнутри. Иногда даже напоминала робота. Делала что-то чисто автоматически, а мыслями была далеко.

Именно тогда она очень сильно похудела. И решила изменить свой имидж. На сцену вместо привычной Аллегровой с роскошной белокурой гривой вышла Ира-брюнетка с короткой стрижкой. Многие говорили, что это я настоял на смене имиджа. Ерунда. Это шло от ее душевного состояния, а я лишь поддержал любимую женщину: значит, ей так нужно было.

Именно в это время в на­ших отношениях что-то надломилось. Вернее, изменилось отношение Аллегровой ко мне. Возможно, она не могла себе позволить быть счастливой, когда ушел ее любимый отец.

Понимая, в каком кризисе Ира находится, я решил ее отвлечь. Долго уговаривал съездить отдохнуть, и наконец она согласилась. Мы отправились в путешествие. Вдвоем. Позже она признавалась, что это я научил ее отдыхать.

Мы проехали по Европе на машине.

Ни от кого не зависели, останавливались в тех отелях, которые нам нравились, экскурсии сами себе организовывали. Когда оказались в моей любимой Греции, тут уж я развернулся, что называется, во всю мощь. Водил Иру по самым лучшим ресторанам, заставил забыть на время о диете. Сопротивлялась она только первый день.

Я же поправлюсь, ни в одно платье не влезу!

Влезешь, влезешь, - успо­коил я, - у меня есть секретный способ похудения. С ним никакая мусака не страшна.

Поняв, о чем речь, Ира смущенно улыбнулась.

Греческая кухня была ей в диковинку, и я с удоволь­ствием наблюдал, как округляются Ирины глаза, когда она видит, что во все блюда добавляется лимон или лимонный сок. Хохотал, глядя, как жена берет кусочек непонятного блюда с тарелки, осторожно подносит к носу, нюхает и только потом пробует на вкус.

Мы загорали, купались, ныряли, плавали наперегонки - у меня было впечатление, что оба мы сбросили с десяток лет. Однажды даже замок из песка на берегу моря построили. Дурачились словно дети. Я видел, как постепенно Ира оттаивала, стала чаще улыбаться, исчезла скорбная складка возле губ. Каждую ночь мы любили друг друга словно в последний раз...

Приехала Ирина в Москву совсем другой. Казалось, депрессия отступила. Чтобы закрепить достигнутый успех, Иру нужно было чем-то увлечь.

И я сказал: «А помнишь, ты хотела купить дом у Фельц­мана?»

Цель была достигнута. Ира отвлеклась на покупку дома Оскара Борисовича. Место сказочное - Ватутинки, ДСК «Советский писатель». Ближайший сосед - Зиновий Ефимович Гердт. Участок пятьдесят соток. Огромные сосны и по­трясающий воздух. Дело застопорилось совершенно неожиданно: оказывается, Фельц­ман уже кому-то пообещал его продать. После долгих уговоров и переговоров дом все-таки достался нам. С одним условием: у Оскара Борисовича многие годы служила домработница Тоня, ютилась на участке в крошечном домике. И вот она не должна была покидать насиженного места. Мы согласились купить дом вместе со старенькой Тоней. Бывало, выйдет Тоня из своего домика (это уж потом мы ей по­строили более просторный, со всеми удобствами) и говорит:

Игорек, дай хоть машину тебе помою.

А то сижу тут нахлебницей.

Вот золотой человек. Со­всем старенькая, а все помочь пыталась.

Через три дня после моего ухода от Иры Тоню отвезли в Подольск в дом престарелых - она сама об этом попросила.

Поздней осенью мы поняли, что в доме можно жить только летом - настолько он старый. И решились на перестройку. Наняли бригаду и уехали на очередные гастроли - нужно было зарабатывать деньги, ради этой покупки мы влезли в долги. Вернувшись, обнаружили, что, как в басне Крылова, «воз и ныне там».

Зато от счетов на якобы закупленные стройматериалы у меня глаза на лоб полезли. С рабочими мы, естественно, расстались. Но потерянные деньги было уже не вернуть. Тогда у меня возникло предложение: «Ир, давай я перестану выступать и займусь строительством. И тебе спокойнее - за маму душа болеть не будет, я за ней присмотрю».

Серафима Михайловна сильно сдала после смерти мужа, из дома практически не выходила, даже поесть иногда забывала, что ей, диабетику, было категорически запрещено.

На том и порешили. По уму нужно было старую постройку снести и поставить новый дом, но мы все что-то достраивали, перестраивали. В итоге строительство растянулось почти на восемь лет. Ира уезжала на гастроли, а я командовал прорабом и рабочими.

И через год про стройку знал уже практически все. Еще стал семейным снабженцем: закупал продукты в огромных количествах и развозил их - Серафиме Михайловне, нам с Ирой и Лале.

Лала жила со мной в одном доме, практически меня игнорируя. Ревновала к Ире. Когда Лала росла, Ира из-за гастролей и концертов не могла уделять дочке достаточно внимания и очень переживала из-за этого. Постоянно ее баловала. Я никак не мог понять: неужели Ира не видит, не понимает, как ведет себя ее дочь со мной? Пару раз пытался поговорить об этом. А потом махнул рукой. Бесполезно.

Когда я оставил работу на сцене и занялся ремонтом дома и хозяйством, расстановка сил в семье изменилась. В нашей жизни всегда присутствовало очень много народу - эдакий «императорский двор».

Балет, массажисты, строители, домработницы, охранники... Теперь я тоже оказался среди обслуги. Сам вызвался заниматься хозяйственной деятельностью, хотел облегчить Ире жизнь. А в результате начал ее терять. Ира много гастролировала, очень уставала, а тут еще доброжелателей полно, нашептывали со всех сторон: ты с ног падаешь, деньги зарабатываешь, а твой-то баклуши бьет, наслаждается прекрасной загородной жизнью. Это было ложью, хлопот со строительством было полно, но Ира стала раздражаться, предъявлять какие-то претензии. Мы начали ссориться...

Я надеялся, что когда за­кончится ремонт и мы переедем за город, наша близость вернется. Но этого не случилось.

Теперь мне приходилось частенько мотаться в Одессу и Тбилиси. Ирины друзья уговорили ее вложить деньги в очень прибыльный, на их взгляд, бизнес - в Одессе это была бензоколонка, а в столице Грузии - авиакомпания. Поскольку муж и жена - одна сатана, естественно, я во всем поддерживал Иру. Вложились мы с ней - и нас надули. Впо­следствии Ира скажет, что я в бизнесе ни черта не понимаю. А я и не скрывал этого, разбирался только в шоу-бизнесе. И ввязался в эту авантюру из-за жены. Сам я хотел заниматься совсем другим: например стать ее директором. Уверен, у меня бы получилось. Простой пример: в 1996 году Аллегрова принимала участие в акции «Голосуй или проиграешь» в президентском туре в пользу Бориса Ельцина. Естественно, что ее охраняли «добры молодцы». Так вот, за первый месяц работы накачанных парней мы заплатили десять тысяч долларов.

Мне такой расклад не понравился, и в следующем месяце Иру охраняли ребята уже за тысячу долларов. Ощутимая разница? Сколько раз предлагал Аллегровой стать ее директором, но Ира уперлась - и ни в какую. Она считала, что я должен заниматься бензоколонкой, авиакомпанией, строительством дома и Серафимой Михайловной. Так ей было спокойнее и удобнее.

Ире нужно было меня по­стоянно контролировать, знать, где я. Стоило уехать дня на три-четыре в Питер, как тут же начинались звонки. Может, ревновала к маме и сестре - к сожалению, она так и не нашла с ними общего языка. Хотя мои родственники очень ее любили. А может, боялась, что кто-нибудь меня уведет, как когда-то сделала сама.

Я пытался выяснить у Иры, откуда берутся эти вспышки: у меня такое правило - любую проблему нужно решать сразу.

Причем совместно. Но ничего не получалось. Я человек очень заботливый и, хоть это кому-то покажется новостью, довольно застенчивый: если меня обидеть, я предпочту закрыться в свою «скорлупу». Мне было приятно опекать Иру, но качать права и что-то доказывать - не мой путь. Так между нами стала вырастать стена. Незаметно для себя мы что-то упустили и в интимной жизни. Нет, Ира, какой бы усталой ни прилетала с гастролей, никогда не спешила засыпать... Но все равно что-то ушло из наших отношений.

Может быть, свою роль сыграло то, что мы стали надол­го расставаться. Иногда не виделись по месяцу. Однажды был забавный случай. Ира прилетела из какого-то города, а через несколько часов у нее опять самолет - она даже не успевала заехать домой.

И я помчался в аэропорт. Меня увидел Иосиф Кобзон , хитро улыбнулся и произнес: «На случку приехал?» Как ни странно, из его уст это не звучало пошлостью.

В начале нашей совместной жизни нас не пугали трудности и неурядицы, а с годами стало раздражать все - и комфорт, и налаженная жизнь. Точно говорят, что причина всегда внутри, а внешние обстоятельства не имеют значения. Ира прекрасно знала, что мне категорически не нравится то, что она выпивает - так жена пыталась бороться с уста­лостью. Если некоторых алкоголь расслабляет, то у Иры он, наоборот, вызывал агрессию.

Стоило ей позволить себе выпить лишнего, Ира начинала цепляться ко мне по ­любому поводу, часто несправедливо.

В выражениях в эти моменты она не стеснялась. Однажды я не выдержал, дал ей пощечину. И сам чуть не заплакал. Никак от себя подобного не ожидал. Ни до ни после этого я на женщин руку не поднимал. А тут ударил...

С тех пор Ира стала скрывать, что выпила. Просила друзей и домашних не говорить мне, хоть это и глупо - ну как я не замечу?! Пытался бороться, но ничего не по­могало. И тогда я взял ее за руку, подвел к зеркалу и по­просил по­смотреть на свое отражение.

Что ты хочешь сказать? - завелась Ира. - Что я для тебя стара? Так найди себе молодую!

Не нужна мне молодая.

Мне ты нужна. Посмотри, где твое прекрасное лицо?

Ира притихла.

Точкой в наших отношениях стала поездка к друзьям в Америку. В честь прилета нам устроили грандиозное застолье. Было много калифорнийского вина, и Ира не смогла вовремя остановиться. А потом решила рассказать обо мне и нашей с ней жизни всем присутствующим. Ей казалось, что это преподносится в виде шутки.

«Представляете, - смеялась Ира, - Капуста решил стать моим директором! Да что он, танцор, в бизнесе-то понимает?!» Остановить Иру было невозможно.

Мы никогда не ­выносили сор из избы, по­этому ее сольное выступление стало для меня шоком. Слушая обидные слова, летевшие в мой адрес, ловя на себе взгляды ее друзей, я вдруг осознал, что из любимого мужчины превратился для Ирины в какого-то приживалу, в надоевшую игрушку. И первым же рейсом вылетел в Москву...

Из аэропорта заехал в Ватутинки, побросал в сумку первые попавшиеся вещи, сел в машину и уехал. Пожил у друзей, а потом снял небольшую квартирку.

Ира прилетела из Америки следом за мной. Звонила, говорила, что больше такого не будет... Но было уже поздно, что-то во мне сломалось. Я устал. От борьбы за Иру, от наших ссор, от того, что приходилось по­стоянно разруливать проблемы, возникавшие из-за непростого характера Аллегровой.

Например, она все время затевала ссоры с Игорем Крутым.

Игорь - нормальный мужик. Приезжал, они садились работать, вроде все в порядке. А потом слово за слово - и понеслось. В итоге Игорь обижен, Ира дуется, а я должен срочно их мирить. Как только я ушел от Ирины, она очень сильно поругалась с Игорем. А ведь он был ее любимым композитором. Сколько песен написал для Иры! И каких!

Я уехал в Касимов, снял домик и организовал небольшой бизнес, связанный с лесом и стройматериалами. Ко мне приехал сын. И мы зажили вдвоем. На удивление бизнес стал процветать, и через некоторое время мы со Стасом обеспечили работой чуть ли не половину города. А московские газеты пестрели заголовками: «Игорь Капуста ограбил свою бывшую жену!», «Капуста сбежал от Аллегровой в Америку, прихватив ее состояние!», «Аллегрова рассталась со своим танцором!»

Меня обвиняли в том, что я не выдержал испытания славой и деньгами, что все годы просидел на шее у известной певицы, что Аллегрова жалеет о нашем браке.

Я думаю совсем по-другому. И ни о чем не жалею. Наш брак был прекрасен. Но, к сожалению, в какой-то момент Ире роль моей второй половинки показалась неинтересной, маловатой. Она ведь женщина с размахом. Певица, руководитель творческого коллектива, звезда. Знаю, что она до сих пор одна...

Прожив в Касимове четыре года, мы со Стасом вернулись в Питер. Спустя какое-то время я женился, родилась дочь Сашенька. В этом году я стал дедом - Стас подарил мне внучку Злату.

Все вроде бы хорошо, только один вопрос продолжает мучить меня: мы с Ирой - кто друг другу?

Это я предложил обвенчаться. Церковный брак в отличие от официального не давал мне прав на Ирино имущество. Я к этому и не стремился. Хотел, чтобы наши души всегда были вместе. Так и случилось: я до сих пор чувствую связь с Ирой...

Почти десять лет мы не общаемся. Когда обида улеглась, я удивился: как же странно поступили мы с нашими чув­ствами. Не сделали зла, не предали друг друга, а расстались как враги. Оглядываясь назад, я ни за что не согласился бы вычеркнуть из жизни годы, проведенные с Ириной. Это была настоящая любовь. Я восхищался Аллегровой, старался заботиться о ней и был счастлив. Знаю, она тоже меня любила.

Наша история не достойна такого скомканного финала.

Нам нужно поговорить. Понять, кто мы друг другу, в одиночку я не смогу. А понять нужно - ведь брак наш до сих пор не развенчан. Верю, что этот разговор состоится и принесет нам обоим утешение и надежду.

Если бы Игорь Капуста ей не изменил, всё бы сложилось иначе

Московский областной суд отклонил апелляцию экс-супруга Ирины АЛЛЕГРОВОЙ Игоря КАПУСТЫ и оставил решение Лотошинского районного суда без изменений. «Подарок» в виде шести лет строгого режима 52-летний Капуста получил накануне своего дня рождения.

Год назад у Игоря Дмитриевича сломалась машина. Свой «ягуар» он отправил в сервис и отправился по делам на машине друга. Но не успел проехать и несколько километров, как его тормознули люди в масках. В салоне полицейские нашли пакет с двумя килограммами гашиша. Обнаруженный наркотик Игорь якобы видел впервые.- Гашиш был найден у моего брата, значит, ему сидеть, - сетует сестра ИгоряГалина Капуста. - Была надежда на адвокатов, которых нам порекомендовал влиятельный друг брата, но облегчить его долю они не сумели. Хотя обещали уменьшить срок на год - полтора. Остаюсь при своем мнении, что «добрые» люди помогли сесть Игорю хорошо и надолго. Это его партнеры по бизнесу, которые таким образом прикарманили долю брата. К сожалению, так и не нашлось никого, кто бы пожелал помочь Игорьку. В том числе и Ирина Аллегрова. Сейчас Игорь в СИЗО Волоколамска и пока не знает, в какую колонию его отправят.

Любовница

Так вышло, что аккурат в это самое время над роскошным особняком народной артистки России Ирины Аллегровой завис на редакционном геликоптере наш фотокор Руслан Вороной. «Дай, - думает, - сфоткаю на память красивый домик». Сделал на вертолете пару кругов, пощелкал. А потом вспомнил: ведь Игорь Капуста когда-то рассказывал, что это он руководил строительством шикарной виллы!Имение, как Ирина его называет, находится в 35 километрах от столицы, в поселке Ватутинки. Его возвели на месте небольшого двухэтажного деревянного дома композитора Оскара Фельцмана. Мэтр тогда уже не мог часто ездить за город по причине преклонного возраста и продал его Ирине. А как раз в то время у певицы возник страстный роман с 33-летним танцором, красавцем Игорем Капустой.

Любовь окрыляла 41-летнюю певицу и ее возлюбленного. Обвенчавшись, пара начала вить гнездо. Стройка требовала уйму времени, сил и денег. Возвращаясь с гастролей, супруги заставали ужасающую картину: дело практически не продвигалось - прорабы-жулики нагло разворовывали стройматериалы. И на семейном совете они решили: Игорь ради завершения начатого должен оставить карьеру. Хотя у него были интересные предложения в шоу-бизнесе. Капуста ведь не только сам великолепно танцевал, но и слыл прекрасным хореографом.

Оставив сцену, Игорь не собирался сидеть на шее у звездной жены. Он руководил стройкой и параллельно с директором «Ласкового мая» Рашидом Дайрабаевым перегонял в Россию иномарки. В музыкальных кругах вспоминают, что в те времена Ирина Аллегрова меняла автомобили как перчатки. Стройка же шла своим чередом. Капуста пачками перелистывал заграничные журналы, заказывая интересные модные новинки, чтобы порадовать любимую. Даже унитазы и биде на вилле были авторской работы. А просторную душевую кабину с цветомузыкой доставили из Италии. А какое у них было супружеское ложе! Сексодромище! Игорь заказал потрясающей красоты кровать с подсветкой, к которой вели изящные ступеньки. В эту комнату на третьем этаже был запрещен вход даже самым близким.Но через семь лет пара внезапно развелась. Случилось вот что. Аллегрова была на гастролях, когда «доброжелатели» сообщили ей, что Игорь в особняке не один. Ирина тут же примчалась домой. Навстречу ей из этой самой душевой кабинки, где они сотни раз занимались любовью самыми изощренными способами, вышла голая баба. Хозяйка тут же выставила вон обоих...

Эти события наложили отпечаток на всю дальнейшую жизнь Игоря и Ирины. Капуста сильно переживал и крыл себя за минутную слабость. Аллегрова прекратила выступать, подружилась с «зеленым змием»...

Память

Позже Капуста уехал в глубинку делать какой-то бизнес на лесоповале. Ирина взяла наконец себя в руки и начала новую жизнь. Она устроила в доме ремонт, выкинув все вещи, напоминающие о прошлой жизни. Теперь ничто ей не напоминает о бывшем муже. Разве что пес, копия того, что приблудился в самом начале их совместной жизни. (Ту собаку, кстати, они назвали Борисом Абрамовичем в честь соседа Бориса Березовского, чей участок находился рядом.) Радикальным изменениям подверглось в доме все. Даже любимые гардины, купленные с мужем во Франции, были уничтожены, а в спальню въехала новая кровать. Цвета интерьера стали гораздо приглушеннее.

Целый этаж в доме сейчас принадлежит 41-летней дочери певицы Лале и 18-летнему внуку Саше. На участке в полтора гектара стоят вековые ели и сосны, благоухает фруктовый сад, радуют глаз дизайнерские клумбы. Здесь же - домики для прислуги и гостей и небольшая звукозаписывающая студия.- Выйду ли я снова замуж? Не знаю, - говорит Ирина Аллегрова. - В моем представлении любимый человек - это тот, кто будет любить мои недостатки, любить мою профессию, любить меня по утрам! А бриллиантов мне не надо, я их сама куплю!

На прошлой неделе, 15 мая 2018 года, скончался известный танцор, бывший муж певицы Ирины Аллегровой Игорь Капуста. Долгое время обществу не называли причины смерти мужчины. Сейчас же стало известно — скончался он от инфекции легких.

Как рассказала ЧСМИ сестра покойного, мужчина приехал в Санкт-Петербург из Москвы на плановое обследование. В общей палате с другими больными он подхватил инфекцию и слабый иммунитет просто не выдержал — заболевание проходило в очень тяжелой форме.

Воспаление легких с отеком легочных тканей — именно такой диагноз получил Игорь Капуста перед смертью. Состояние больного стало критичным буквально в несколько часов, перед смертью он несколько дней не мог говорить, есть, пить, двигаться и даже спать. Умирал мужчина в страшных мучениях.

Отметим, что иммунитет Игоря Капусты был покошен пятилетним пребыванием в местах лишения свободы, где он сидел за перевозку наркотических веществ с 2012 по 2017 год.

Игорь Капуста — что о нем известно

Игорь Капуста — подающий когда-то надежды танцор. Он закончил хореографическое училище, но стать звездой паркета так и не смог. Встреча с «императрицей» отечественной эстрады разделила его жизнь на «до» и «после».

Они познакомились, когда у Аллегровой за плечами было три неудачных брака и роман с женатым на тот момент Игорем тальковым. От первого брака росла дочь Лала. Женщина пообещала себе, что больше не выйдет замуж, но статный танцор, пришедший на работу в дружный музыкальный коллектив, не оставил певицу равнодушной. Она бросилась в любовь с головой, также поступил и Капуста, который был на девять лет младше своей избранницы. У Игоря на тот момент были отношения с танцовщицей, но «угонщица» не остановилась перед преградой в виде соперницы.

«Признаюсь, страдал от ее чрезмерного внимания, делал вид, что ничего не замечаю, – вспоминает Капуста. – Моя Таня, – как-то откровенничал Игорь, – начала закатывать сцены ревности. Она видела, что Ирина Аллегрова положила на меня глаз. Однажды после очередной разборки я выскочил из подъезда, увидел «девятку» Ирины Аллегровой, сел в нее, и мы уехали. Кстати, песня Иры «Угонщица» как раз про тот случай: она записала ее уже на следующий день после произошедшего, а через неделю исполнила на сцене. Ира вообще все делала стремительно. Такая сильная женщина, что может взглядом столб сдвинуть».

Аллегрова души не чаяла в новом избраннике и, кажется, нашла того самого человека, с которым готова была прожить всю жизнь. Брак продлился с 1993 по 200 год и распался. Аллегрова всегда говорила, что Игорь был главной любовью всей ее жизни, но общаться с ним перестала резко и навсегда, ведь была слишком обижена.

Капуста пытался несколько раз наладить отношения с бывшей женой, ведь тоже любил ее без памяти, но жесткая и характерная императрица и близко к себе мужчину не подпускала.

Что произошло в семье? Об это супруги предпочитают умалчивать. Многие уверены, что не смотря на красоту, характер и успех женщины, ее супруг все же пошел либо посмотрел налево.

При этом сам Капуста уверял, что отношения разладились на бытовой почве — якобы он стал мешать Ирине Аллегровой и стал для нее настоящей обузой.

«Мне было не по себе, – вспоминает Игорь, – когда я узнал, что после моего ухода Иринка взялась за бутылку. Говорят, два года она не расставалась с рюмкой, запершись в своем доме, передает сайт Therussiantimes. Не скрою, что она и при мне частенько выпивала. В этом состоянии становилась злой, я пытался ее сдерживать. Мне нравилось, когда Иришка была дома. Она потрясающе готовит. Но со временем тихие семейные вечера стали для нас редкостью. Ира чаще начала гастролировать. Я ей изменял. Мы оба были не правы»,- рассказывал когда-то Игорь Капуста.

Отсутствие общих наследников также напрягало мужчину, который очень хотел иметь детей от любимой. Родные Игоря Капусты уверены, что брак с Аллегровой навсегда сломал ему жизнь. Он забросил карьеру и стал просто «приложением» к жене, за что семья мужчины до сих пор недолюбливает певицу.

К слову, Аллегрова после брака с Игорем больше не была замечена в длительных отношениях и, тем более, браках. А вот мужчина буквально сразу после расставания с женой женился второй раз. В браке родилась дочь, но от жены Игорь таки ушел. Многие уверены, что любовь к первой жене затмевала все другие эмоции в мужчине и именно поэтому он пустил свою жизнь под откос.

Бывший муж Ирины Аллегровой Игорь Капуста уже вторую неделю лежит в больнице, узнал Sobesednik.ru.

За жизнь экс-супруга «императрицы» борются лучшие врачи Санкт-Петербурга . Рядом с ним его сестра Галина. На помощь Аллегровой в семье Капусты уже даже и не надеются.

«Он выжил чудом!»

У Игоря серьезное заболевание легких! - сетует Галина. - Врачи прикладывают все усилия, чтобы помочь брату. Игорю поставили диагноз ХОБЛ (хроническая обструктивная болезнь легких) в тяжелой стадии. Он находится в отличном центре, но у него очень сложная ситуация. Оказывается, у Игорька легкие раскрываются только наполовину. Конечно, на состоянии здоровья сказалась тюрьма. Не добавило радости и участие в шоу «Прямой эфир» - нервы брата оказались на пределе.

Кстати, сразу после съемок телешоу Капуста вместе с бывшей женой и дочерью едва не погиб. Телевизионщики выделили экс-супругам отдельную машину, на которой они поехали в город Касимов , что в Рязанской области . Однако туда они так и не доехали. По дороге попали в страшную аварию, которая едва не стоила им жизни.

Они выжили буквально чудом! - вздыхает Галина. - Игорь сидел на переднем сиденье. Была глубокая ночь, поэтому он заснул. Его спасли подушки безопасности. А его бывшая жена вместе с дочкой сидели сзади. В момент удара она закрыла собой ребенка. Я уверена: это их Господь Бог уберег.

Вернувшись в Санкт-Петербург, мужчина почувствовал себя плохо. Поняв, что без медицинской помощи не справится, Капуста обратился к врачам. Те, осмотрев его, настояли на госпитализации. Когда он выйдет из больницы, пока никто не берется сказать. Галина уверяет, что брату потребуется длительное восстановление. Помимо проблем с легкими, у него обострились и другие хронические болячки.

Хожу к брату через день: только вчера была, - вздыхает его сестра. - Он находится в тяжелом состоянии. Ему требуются очень дорогие лекарства: по пять тысяч, по десять. Тюрьма сильно подкосила его. Если бы я его не вытащила оттуда и в этом году, он бы там умер. Это точно.

На помощь «императрицы» в семье Капусты уже и не надеются. Сам Игорь относится к этому философски. Но сестра уверяет: счастливые восемь лет, которые Аллегрова прожила вместе с братом, забыть нельзя.

Невозможно слушать, когда кто-то называет моего брата альфонсом! - говорит Галина. - В каждой семье кто-то из супругов чем-то жертвует. Игорь оставил свою профессию ради того, чтобы строить Аллегровой дом. Брат работал у Пугачевой и считался одним из лучших. Но потом в его судьбе появилась Ира, из-за которой он лишился профессии.

«Нас кинули с гонораром»

Впрочем, сестра уверена: без дамского внимания ее брат не останется. Галина уверила корреспондентов Sobesednik.ru, что сейчас брата больше беспокоит не личная жизнь, а работа. После выхода из больницы Капуста планирует вновь заняться бизнесом.

У брата была собственная фирма, - продолжает Галя. - Пока он сидел в тюрьме, его сын ее развалил. Сейчас Игорь остался ни с чем. Брат сразу после выхода из больницы планирует вновь стать предпринимателем. Пока он не встанет на ноги, будет жить со мной и моим мужем. А потом уже станем разбираться дальше.

А вот на «Прямые эфиры» Галина больше ходить не планирует. По словам женщины, от участия в программе Бориса Корчевникова она осталась не в восторге.

На программе нам даже не дали сказать слова, - сетует Галина. - Я понимаю, что это шоу, но так делать нельзя. Честно говоря, во второй раз даже не знала, что буду участвовать в «Прямом эфире». Мне сказали об этом только тогда, когда уже билеты были на руках. Перед тем как зайти в студию, редакторы закрыли меня в гримерке. Я даже не слышала, о чем там говорили. А после съемок нас вообще кинули. Пообещали заплатить гонорар. Честно говоря, мы только из-за него и согласились приехать в Москву . Когда брат вышел из тюрьмы, я сразу поняла, что потребуется длительное восстановление. Тогда и предположить не могла, что ему поставят такой серьезный диагноз. Гонорар, полученный на «Прямом эфире», мы планировали потратить на лечение Игоря. Но от первоначально обговоренной суммы нам дали ровно половину!

15 мая 2018 года скончался бывший муж Ирины Аллегровой – Игорь Капуста. Ранее ходили слухи о том, что мужчина страдал от тяжелого заболевания. Но по последним новостям причиной смерти стало воспаление легких. У Игоря Капусты проблемы со здоровьем начались еще после выхода с места лишения свободы.

Скончался Игорь Капуста в ночь на 15 мая в Санкт-Петербурге. Это случилось в больнице. Главной причиной смерти называют воспаления легких.

В связи с усложнением Капуста был переведен в реанимацию, но врачи не смогли нечего сделать.

Игорь Капуста чем болен: пять лет строгого режима

Игорь Капуста имел свой небольшой бизнес, он владел нескольким точками продажи колбасных изделий. Кроме этого имел несколько терминалов по пополнению мобильной связи. Бывшего мужа Аллегровой арестовали в 2012 году.

По уголовному делу, когда Игорь Капуста ехал в машине со своей новой супругой, то его остановили и нашли около двух килограммов гашиша.

Сам Капуста убеждал, что наркотики не его, но суд оказался не на стороне Игоря. Бывший муж Аллегровой был приговорен к 5 годам лишения свободы.

Родственники отрицают, то, что Игорь мог такое сделать, да и сам Капуста не подтвердил содеянного.

Вышел из тюрьмы Игорь в апреле 2017 года. Капуста стал совершенно другим человеком. Во время пребывания в тюрьме у него начались проблемы с легкими, а потом еще и инфаркт.

Игорь Капуста был четвертым мужем Аллегровой. Он также за свою жизнь был в браке несколько раз, имел двоих детей, но в последнее время он с ними не общался.

Игорь Капуста чем болен: заболевание легких

Еще год назад, после выхода из тюрьмы Игорь Капуста попал в больницу. Врачами был поставлен диагноз – заболевание легких.

Игорь пробыл в месте лишения свободы 5 лет за хранение наркотиков. И на свободу вышел только благодаря стараниям своей сестры. По ее словам, состояние здоровья у Игоря было настолько тяжелым, что он мог умереть, поэтому, брата нужно было вытаскивать.

На лечения Капусты было потрачено много денег, Аллегрова ничем не помогала бывшему супругу.

После того, как Капуста вышел из тюрьмы он успел еще и поучаствовать в телешоу «Прямой эфир». Но, по словам сестры Галины, брату не выплатили обещанную суму, а только половину.

Игорь Капуста чем болен: причины смерти

Умер Игорь Капуста 15 мая 2018 года. По словам родственников, мужчина лежал в больнице в связи плановым медосмотром, но подхватил инфекцию, которая переросла в воспаления легких.

Учитывая то, что ранее у Игоря уже были проблемы со здоровьем, то воспаление сразу же переросло в тяжелую форму. Мужчина был переведен в реанимацию, но врачи не смогли ничего сделать.

Известие о смерти подтвердила сестра Игоря – Галина. По ее словам, на данный момент тело брата находиться в морге, и пока не будут готовы все документы, то похороны утраивать еще рано. Поэтому, на данный момент еще нет информации о том, когда будут похороны. Также, не известно придет ли на церемонию прощения бывшая супруга Ирина Аллегрова, с которой Игорь и его семья пытались наладить отношения.

minikar.ru

Игорь Капуста – биография

Игорь Капуста

Ирину Аллегрову относят к той категории женщин, которые меняют мужчин как перчатки. Она на самом деле выходила замуж много раз, однако так и не смогла построить семейное счастье. Возможно, из-за того, что одним из самых ценных женских качеств она считала стервозность. Даже из ее песни слов не выкинешь: «Все мы, бабы, – стервы…». С тех пор как расстались Ирина Аллегрова и Игорь Капуста, прошло уже больше 15 лет, но певица по сей день не может его простить, настолько глубока эта рана. Этот брак был для нее 4-м по счету.

Не сразу артистка смогла прокомментировать свой развод. Только после того, как прошло прилично времени, страсти и обиды поутихли, императрица эстрадной сцены немного раскрыла занавес своего будуара.

Когда они встретились, Ирине было 44 года, а Игорю – 35. Многие их друзья и знакомые с самого начала предрекали, что их брак обречен, поскольку Капуста Игорь был простым танцором, а Ирина – известной солисткой, которая собирала аншлаги в таких огромных залах, как «Олимпийский». Однако любовь зла. Аллегрова, находясь рядом с ним, забывала обо всем, она думала, что наконец-то в ее жизнь постучалась настоящая сказка. И что интересно, эта сильная женщина ни минуты в своем избраннике не сомневалась, в противном случает бы не венчалась с ним в 1993 году. Ирина поспешила с этим событием, поскольку очень серьезно болел ее отец, а она хотела, чтобы он поскорее увидел ее счастливой замужней женщиной. Капуста тут же нашел с ним общий язык. Спустя 2 недели после венчания ее отец скончался. Из-за всей этой спешки и тяжелых событий до ЗАГСа дело так и не дошло. Венчались они под чужими паспортами, которые одолжили у своих друзей.

Игорь Капуста, биография которого малоизвестна, окутал искренней заботой и любовью свою супругу, старался ей во всем помогать, тем более что она очень переживала из-за болезни своего любимого папы. Игорь весь этот период старался находится рядом, возил Ирину и ее дочь Лалу в больницу, затем бросил работу и полностью отдал себя строительству загородного дома в Ватутинках. Он на самом деле хотел создать теплое семейное гнездышко для них двоих, а может, и для троих. Ирина хотела родить, но у нее не выходило. Но к статусу своей супруги балетный танцор привыкнуть так и не смог, так как он прекрасно понимал, кто он, а кто она. Ирина не опровергала сплетен о том, что он ее спонсор, хотя это была ложь. Нет, делать из своего супруга спонсора или директора Ирина не планировала. Шоу-бизнес не каждому по зубам, но она старалась направить его по линии развития собственного бизнеса, но и тут необходим талант, а Игорь к этому и не стремился.

После 8 лет совместной жизни брак звезды постепенно стал трещать по швам. И в этом сыграли главную роль не только бесконечные измены Игоря – для него стали настоящим испытанием слава и деньги, которые подкосили его. Ведь, что не говори, а он пришел на все готовое, поэтому быстро возгордился, начал шиковать, увлекаться алкоголем и менять автомобили одну за другой, потом появились любовницы.

В доме начались ссоры, сначала Ирина даже задумывалась над тем чтобы бросить сцену и сидеть дома в надежде, что в семье, наконец-то, наладятся отношения, но для этого необходимы были деньги, а их приносили только ее сольные концерты.

Как-то раз, наблюдая за рушившейся жизнью матери и Игоря, Лала написала ей письмо. Ирине оно показалось довольно жестоким и оскорбительным, была сильная ссора, правда, на 2 недели. Но в скором времени и Аллегрова поняла, насколько ее дочь была права, хотя продолжительное время не хотела вникать в назревшие семейные проблемы. Прозрев таким образом, она сразу же поменяла свое отношение к супругу и решила попрощаться с Капустой. Мама и дочка певицы были только рады их расставанию, так как в последние годы, помимо самой Ирины, стало страдать и все ее окружение. А она начала искать успокоение в рюмке спиртного. Однако со временем все же смогла найти в себе силы, чтобы начать новую жизнь.

Капуста ушел от Ирины в сентябре, перед этим он заехал домой, забрал несколько свитеров и зубную щетку, сел в автомобиль и уехал. Когда они еще только начинали жить вместе, он предупредил Ирину о том, что если у них ничего не получится, он, как пришел с зубной щеткой, так с ней и уйдет. Таки образом, он словно напророчил себе беду. Не выдержав разлуки, Аллегрова первая позвонила, хотела с ним побеседовать, но его оскорбленное мужское достоинство не желало этого, а спустя время уже он начал искать с ней встречи, но из этого тоже ничего не вышло.

В 2001 году Капуста полностью сменил круг общения, начал заниматься бизнесом, женился, и у него появилась на свет дочка Саша. Потом он стал дедушкой: у сына от первого брака, Станислава, который живет в Москве, появилась на свет дочь.

О Капусте немного биографических данных. Достоверно известно только то, что он получил образование в петербургской Вагановской балетной школе. В 18 лет Игорь Капуста (дата рождения тоже неизвестна) принял решение попробовать самостоятельную жизнь, свободную от родительской опеки. Он поехал в Ташкент, чтобы танцевать там ведущие роли в Челябинском театре, но оттуда его практически сразу призвали в армию. Вернулся на гражданку он уже женатым и с маленьким сыном, но довольно быстро снова стал холостым.

Игорь Капуста

Капуста Игорь вернулся в форму, и тогда сестра Галя привела его в Питерский мюзик-холл, с которым он впоследствии за 6 лет обкатал весь мир. Когда ему исполнилось 26, он влюбился в москвичку Катю, с которой они начали танцевать в знаменитой музыкальной танцевальной группе «Рецитал». А затем Евгений Болдин (тогдашний супруг Пугачевой) отправил их гастролировать по Греции.

Тогда Капуста был уже влюблен в артистку из их коллектива Татьяну Клепцеву (по кличке Клепа). Они прожили в Греции несколько лет, а когда приехали в Советский Союз, тут уже царил хаос и перестройка, страна была совсем другой. Пара сняла квартиру в массиве Чертаново и стала искать работу.

Наиболее интригующим было то, что в это самое время Аллегрова не поделила сцену с Виктором Салтыковым. Она ушла, хлопнув дверью, и начала сразу же набирать свою группу. Вот так Капуста и Клепа попали на работу к Аллегровой. А потом завертелось-понесло. “Императрица” тут же заприметила красивого, сексуального и брутального молодого человека. Вскоре Клепа узнала, что Игорь ей изменяет, да не с кем-попало, а с самой начальницей. И тогда она ушла работать к Киркорову, а Капуста переехал к Аллегровой, которая тогда жила вместе с дочерью Лалой на 1-м этаже в 2-комнатной квартире, а на 2-м этаже жили ее родители.

В 2012 году, осенью, полиция Санкт-Петербурга при обыске в автомобиле Игоря Капусты нашла 2 килограмма гашиша. За хранение наркотиков 52-летнего Капусту Игоря упрятали за решетку на 6 лет. Привыкший шиковать за чужой счет, он внезапно захотел всем и особенно Ирине доказать, что и он чего-то стоит. Но выбрал для себя довольно опасный криминальный путь зарабатывания легких денег на распространении наркотиков, который и привел его в тюрьму.

Продолжительное время его и еще 9 заключенных содержали в камере площадью 9 кв. м. У экс-артиста появился панкреатит, варикоз и сильный кашель, а потом произошел инфаркт, и его сразу же отправили в больницу, где он 3 месяца был при смерти. Об этом сообщила его сестра Галя. Родственники Игоря старались разжалобить Ирину и просили у нее помощи, но она четко дала понять, что в это дело она вмешиваться не собирается. На этом все и закончилось.

Капуста Игорь, несмотря ни на что, всегда выделялся среди прочих, как отмечала Ирина, своей интеллигентностью и благородством, это ее в свое время и привлекло. Он на самом деле любил ее, а она его, но судьба их почему-то разлучила. Они не сошлись характерами, всему виной была гордыня, ревность и страсть. Нет драмы – нет сюжета. Но можно сказать, что это была необыкновенная, красивая и довольно страстная пара, которой в свое время завидовали многие.

Источник

www.elentur.com.ua


Смотрите также