Игнатия брянчанинова биография


Житие и жизнеописание Игнатия Брянчанинова

Епископ Игнатий канонизован Поместным Собором Русской Православной Церкви (ТроицеСергиева Лавра, 6-9 июня 1988). Его святые мощи покоятся в Свято-Введенском Толгском монастыре Ярославской Епархии. Частица их была принесена в Ставрополь Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II во время первого визита Предстоятеля Русской Православной Церкви на Кавказ в августе 1994 года. Святитель Игнатий (в миру Дмитрий Александрович Брянчанинов) родился 5 февраля 1807 г. в родовом имении отца, селе Покровском Вологодской губернии. Мать родила Дмитрия после продолжительного бесплодия, по горячей молитве и путешествии по окрестным святым местам. Детство мальчик провел в уединении сельской жизни; с ранних лет безотчетно влекся он к жизни иноческой. С возрастом его религиозное настроение обнаруживалось все заметнее: оно проявлялось в особенной расположенности к молитве и чтению духовных книг.

Прожив в Сергиевой пустыни 24 года, архимандрит Игнатий привел ее в цветущее состояние. 27 октября 1857 г. он был хиротонисан во епископа Кавказского и Черноморского. В следующем году Владыка прибыл в Ставрополь. где ему предстояли новые большие труды, но постигшая его тяжелая болезнь, оспа, воспрепятствовала им. Преосвященный решил проситься на покой и в 1861 г. поселился в Николо-Бабаевском монастыре. Здесь, свободный от служебных обязанностей, все свое время до конца жизни (1867) он отдал работе над духовными сочинениями.

«Поминайте наставники ваша, иже глаголашавам слово Божие: ихже взирающе на скончаниежительства, подражайте вере их».

(Евр. XIII, 7).

Жизнь Димитрия Александровича в доме родительском продолжалась до шестнадцатого года его возраста; этот первый период жизни уже был труден для него в духовном отношении тем, что внешние и внутренние условия жизни в доме родителей не допускали возможности открывать кому бы то ни было заветные желания и цели, наполнявшие тогда его душу. В заключение периода детства автора «Аскетических опытов» весьма назидательно привести собственное его поведание об этом детстве. Вот как трогательно он говорит о себе в статье «Плач мой»: «Детство мое было преисполнено скорбей. Здесь вижу руку Твою, Боже мой! Я не имел кому открыть моего сердца; начал изливать его пред Богом моим, начал читать Евангелие и жития святых Твоих. Завеса, изредка проницаемая, лежала для меня на Евангелии, но Пимены Твои, Твои Сисои и Макарии производили на меня чудное впечатление. Мысль, часто парившая к Богу молитвой и чтением, начала мало-помалу приносить мир и спокойствие в душу мою. Когда я был пятнадцатилетним юношей, несказанная тишина возвеяла в уме и сердце моем. Но я не понимал ее, — я полагал, что это обыкновенное состояние всех человеков»2.

В конце лета 1822 года, когда Димитрию Александровичу шел шестнадцатый год от рождения, родитель повез его в С.-Петербург для определения его в Главное инженерное училище, куда он был подготовлен домашним учением. Дорогой, близ Шлиссельбурга, отец внезапно обратился к сыну со следующим вопросом: «Куда бы ты хотел поступить на службу?» Пораженный такой небывалой откровенностью отца, сын не хотел более скрывать от него своей сердечной тайны, которой до сих пор никому не открывал; сперва он испросил у него обещание не сердиться, если ответ ему не понравится; затем, с твердостью воли и силой вполне искреннего чувства, сказал, что желает идти «в монахи». Решительный ответ сына, по-видимому, не подействовал на отца; он или не придал ему значения на основании молодости отвечавшего, или не хотел возражать по кажущейся несбыточности желания, которое совершенно расходилось с планами, какие он строил о будущности своего сына. В Петербурге Димитрий Александрович сдал блистательно вступительный экзамен3. Благообразная наружность и отличная подготовка в науках обратили на молодого Брянчанинова особенное внимание Его высочества Николая Павловича, бывшего тогда генерал-инспектором инженеров. Великий князь приказал Брянчанинову явиться в Аничковский дворец, где представил его своей супруге, Государыне Великой княгине Александре Феодоровне, и рекомендовал как отлично приготовленного не только к наукам, требуемым в инженерном училище, но знающего даже латинский и греческий языки. Ее высочество благоволила приказать зачислить Брянчанинова Ее пенсионером. Сделавшись Императором, Николай Павлович и Императрица Александра Феодоровна продолжали оказывать свое милостивое расположение Брянчанинову. По сдаче экзамена Димитрий Александрович зачислен был в кондукторскую роту Главного инженерного училища, а действительная служба его стала считаться со дня принесения им присяги 19 января 1823 года. Успехи по наукам4, отличное поведение и расположение Великого князя выдвигали его на первое место между юкерами-товарищами: к концу 1823 года, с переводом в верхний кондукторский класс, он был назначен фельдфебелем кондукторской роты; в 1824 году был переведен из юнкерских классов в нижний офицерский (что ныне Николаевская инженерная академия) и 13 декабря произведен в инженер-прапорщики. Редкие умственные способности и нравственные качества Димитрия Александровича привлекали к нему профессоров и преподавателей училища; все они относились к нему с особенной благосклонностью, отдавая явное предпочтение пред прочими воспитанниками.

«Понятия мои были уже зрелее, я искал в религии определительности. Безотчетные чувствования религиозные меня не удовлетворяли, я хотел видеть верное, ясное, Истину. В то время разнообразные религиозные идеи занимали и волновали столицу северную, препирались, боролись между собою. Ни та, ни другая сторона не нравились моему сердцу; оно не доверяло им, оно страшилось их. В строгих думах снял я мундир юнкера и надел мундир офицера. Я сожалел о юнкерском мундире: в нем можно было, приходя в храм Божий, стать в толпе солдат, в толпе простолюдинов, молиться и рыдать сколько душе угодно. Не до веселий, не до развлечений было юноше! Мир не представлял мне ничего приманчивого: я был к нему так хладен, как будто мир был вовсе без соблазнов! Точно их не существовало для меня: мой ум был весь погружен в науки и вместе горел желанием узнать, где кроется истинная вера, где кроется истинное учение о ней, чуждое заблуждений и догматических, и нравственных»5.

. Духовные стремления юного подвижника, его ревность, усердие к молитве выдерживали тяжкое испытание. Первыми врагами на пути спасения явились его домашние. Александр Семенович приставил для служения к своему сыну человека, который был предан ему до самозабвения, это был старик лет шестидесяти по имени Доримедонт, послуживший век свой верой и правдой своему господину. Он был, так сказать, надзирателем всех поступков Димитрия Александровича и сообщал их Александру Семеновичу. Тяжелы были эти известия родителю. Он вспомнил тогда о выраженном на пути в Петербург желании сына и убедился теперь, что то не был детский каприз. Он тогда же написал обо всем начальнику училища графу Сиверсу, своему бывшему товарищу по службе в пажах, и просил его наблюсти за воспитанником Брянчаниновым; написал также родственнице своей Сухаревой, прося ее отвлечь его сына от предпринятого им намерения. Училищное начальство приняло свои меры, переведя Брянчанинова с частной квартиры в казенную, в стены Михайловского инженерного замка, под строгий надзор, а Сухарева, особа влиятельная, озаботилась довести до сведения тогдашнего митрополита Петербургского Серафима, что ее племянник Брянчанинов, любимый Государем Императором, свел знакомство с лаврскими иноками, что лаврский духовник Афанасий склоняет его к монашеству, и что если об этом будет узнано при Дворе, то и ему — митрополиту — не избежать неприятностей. Митрополит призвал к себе духовника Афанасия и сделал ему строгий выговор, воспретив впредь принимать на исповедь Брянчанинова и Чихачова. Тяжелы были для Димитрия Александровича эти обстоятельства, которыми стеснялась свобода его духовной деятельности; он решился сам представиться митрополиту и лично объясниться. Митрополит сначала не верил бескорыстному стремлению юноши, когда тот в разговоре объявил ему свое непременное желание вступить в монашество, но потом, выслушав внимательно искренние заявления молодого человека, митрополит позволил ему попрежнему ходить в Лавру к духовнику. Таково было стремление Брянчанинова к жизни иноческой; это было не прихотливое желание представлять из себя оригинала в обществе, не было следствием простого разочарования жизнью, которой горечи и удовольствий он еще не успел испытать: это было чистое намерение, чуждое всяких расчетов житейских, искреннее, святое чувство любви Божественной, которая одна способна с такой силой овладевать существом души, что никакие препятствия не в состоянии преодолеть ее. Практика монастырской жизни определительно указывает, что чистосердечно избирающие ее готовы на всякие пожертвования и на совершенное самоотвержение. Вот какие чувства изливаются в «Плаче», где автор аскетических опытов говорит:

«Охладело сердце к миру, к его служениям, к его великому, к его сладостному! Я решился оставить мир, жизнь земную посвятить для познания Христа, для усвоения Христу. С этим намерением я начал рассматривать монастырское и мирское духовенство. И здесь встретил меня труд; его увеличивали для меня юность моя и неопытность. Но я видел все близко, и, по вступлении в монастырь, не нашел ничего нового, неожиданного. Сколько было препятствий для этого вступления! Оставляю упоминать о всех; самое тело вопияло мне: «Куда ведешь меня? Я так слабо и болезненно. Ты видел монастыри, ты коротко познакомился с ними; жизнь в них для тебя невыносима и по моей немощи, и по воспитанию твоему, и по всем прочим причинам». Разум подтверждал доводы плоти. Но был голос, голос в сердце, думаю, голос совести или, может быть, Ангела хранителя, сказывавшего мне волю Божию, потому что голос был решителен и повелительный. Он говорил мне: это сделать твой долг, долг непременный. Так силен был голос, что представления разума, жалостные, основательные, по-видимому, убеждения плоти, казались пред ним ничтожными»8.

Кроме случаев и обстоятельств, зависящих от воли людей, самая природа ставила препятствия благочестивым намерениям юного Димитрия. Весною 1826 года он заболел тяжкою грудною болезнью, имевшею все признаки чахотки, так что не в силах был выходить. Государь Император Николай Павлович приказал собственным медикам пользовать больного и еженедельно доносить ему о ходе болезни. Доктора объявили Димитрию Александровичу об опасности его положения, сам он считал себя на пороге жизни и частыми молитвами готовился к переходу в вечность. Но случилось не так, как предсказывали знаменитые врачи столицы; болезнь получила благоприятный поворот и послужила для больного опытным доказательством того, что без воли Божией самые настоятельные законы естества не сильны воздействовать на нас.

Все благочестивые упражнения Димитрия Александровича служили подготовкой для того решительного переворота, который он должен был совершить, чтобы осуществить свои давнишние намерения и желания. Но чтобы произвести этот переворот, то есть чтобы совсем порвать все связи с миром, нужен был человек, который бы содействовал этому разрыву, который бы силою своего духа увлек за собою, — нужен был свой Моисей, чтоб вывести нового израильтянина из Египта мирской жизни. Таким Моисеем явился для Димитрия Александровича вышеупомянутый иеромонах Леонид9. Отец Леонид отличался духовной мудростью, святостью жизни, опытностью в монашеском подвиге; под его руководством образовались многие истинные подвижники благочестия и наставники иночества. Об этом старце много наслышан был Димитрий Александрович от лаврских иноков. Наконец представился случай познакомиться с ним. Отец Леонид прибыл по делам своим в Петербург и остановился в Невской лавре. Там в одинокой беседе с этим представителем тогдашнего монашеского подвижничества Димитрий Александрович почувствовал такое влечение к этому старцу, что как бы век жил с ним: это были великие минуты, в которые старец породил его духовно себе в сына... О впечатлении этой первой беседы Димитрий Александрович высказался после своему другу Чихачову так: «Сердце вырвал у меня отец Леонид — теперь решено: прошусь в отставку от службы и последую старцу; ему предамся всею душою и буду искать единственно спасения души в уединении». После этой первой встречи Димитрий Александрович уже не принадлежал более миру, решительный переворот был произведен, требовалось только некоторое время, чтобы окончательно распутать мирские узы.

Вознамерившись совсем оставить службу и удалиться в монастырь, Димитрий Александрович сперва должен был выдержать великую нравственную борьбу, с одной стороны, — с родителями своими, с другой — с сильными мира сего. Эта борьба стоила ему больших усилий. Как физические силы его подрывались постоянно болезнями, так теперь он должен был уготовиться нравственно, чтоб принять напор со стороны власти родительской и государственной, которые устремлялись подавить, сокрушить то, что для него было всего дороже и вожделеннее. Сугубую выдерживал он борьбу в молодых летах своих — физическую и нравственную, но как в первой он всегда торжествовал силою духа своего над слабостью плоти, так и во второй явился искусным и надежным борцом со стихиями земной жизни, обещавшей ему много сладостного, великого и славного. В этой последней борьбе окончательно выработался его твердый характер, необходимый для прохождения многотрудной иноческой жизни, требующей самоотвержения, особенной непоколебимости воли, неустрашимости, постоянства и готовности на всякую крайность. Вот та дверь, чрез которую приходилось вступить юному подвижнику на тесный и прискорбный путь иночества. В июне 1826 года Димитрий Александрович получил трехмесячный отпуск от службы и для поправления здоровья отправился на родину, в дом своих родителей. Зная честолюбивое намерение своего отца и не желая притом огорчить родителей решительным объявлением им своей воли, Димитрий Александрович старался исподволь и осторожно приготовить их к предполагаемой перемене жизни, но и это не помогло — Александр Семенович не мог примириться с мыслью о монашестве своего первенца. Он сердился на него, отказывал наотрез, отстранял его от себя, как сына непокорного. Все должен был выносить кроткий и чувствительный юноша, послушный заповеди Спасителя: Иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин (Мф.10:37). С глубокою скорбью, не получив желаемого согласия, он уехал из дома родительского в столицу. Здесь ему предстояла необходимость сначала сдать окончательный экзамен в Инженерном училище, что он исполнил в конце декабря, и хотя без конкуренции с товарищами по выпуску, сдавшими экзамен гораздо ранее, но по числу баллов он и тут сохранил свое первенство; затем, освободившись от зависимости училищной, он подал в отставку от службы. Тут встретила его новая буря: он должен был иметь дело с высшей властью, должен был отстоять свое заветное желание даже пред Монархом, Которому всецело был обязан воспитанием, образованием и благодарностью за милостивое высокое к нему внимание. Трудно ему было убеждать мирских людей в правдивости своих духовных стремлений, понятных только некоторой горсти чернецов в Невской лавре; тут нужна была решимость отважная; надо было противостоять лишь самоотвержением и силою воли, а не доводами и очевидными указаниями. Ясно, что спор был неравный: надлежало или поддаться, уступить, или показать пример непоколебимого мужества, доблести мученической, прямого исповедничества. Государь Император Николай Павлович, узнав о поданной Брянчаниновым просьбе и о желании его идти в монастырь, поручил своему Августейшему брату Великому князю Михаилу Павловичу отговорить всеми любимого воспитанника от такого предприятия. В первых числах января 1827 года Димитрий Александрович был потребован во дворец к Великому князю. Там было собрано все высшее начальство Инженерного училища. Девятнадцатилетний юноша с трепетным сердцем, но твердою волею предстал пред собранием. Великий князь сообщил ему, что Государь Император, зная его способности к службе, вместо отставки намерен перевести его в гвардию и дать такое положение, которое удовлетворит и его, Брянчанинова, самолюбию, и его честолюбию. Молодой человек сказал на это, что, не имея достаточных денежных средств, он не может служить в гвардии. «Заботы об этом Государь изволит принять на себя», — прервал Великий князь. — «Расстроенное мое здоровье, — продолжал юноша, — о чем известно Его Величеству из донесений лечивших меня медиков, поставляет меня в совершенную невозможность нести труды служебные и, предвидя скорую смерть, я должен позаботиться о приготовлении себя к вечности, для чего и избираю монашеское звание». Великий князь заметил, что он может получить службу в южном климате России и что гораздо почетнее спасать душу свою, оставаясь в мире. Брянчанинов отвечал: «Остаться в мире и желать спастись — это, Ваше высочество, все равно, что стоять в огне и желать не сгореть». Несмотря на убеждения Великого князя, прибегавшего и к ласке, и к угрозе, Брянчанинов оставался тверд в своем намерении и просил оказать ему милость — уволить от службы. Тогда Великий князь решительно возразил ему, что так как он остается непреклонен в своем упорстве, то объявляется ему Высочайшая воля: Государь Император отказывает ему в увольнении от службы и делает ему лишь ту милость, что предоставляет самому избрать крепость, в которую он должен быть послан на службу. Брянчанинов отклонил от себя добровольное избрание. Великий князь обратился к графу Оперману, своему помощнику по званию генерал-инспектора инженеров; тот указал на Динабург. Великий князь одобрил указание, и в тот же вечер состоялось назначение Брянчанинова в Динабургскую инженерную команду, с приказанием в 24 часа выехать из С.-Петербурга к месту нового служения.

Начальником Динабургской команды был в то время генерал-майор Клименко; ему сообщено было о настроении Брянчанинова и предписано иметь строгий надзор за его поведением. Товарищи по службе сперва не совсем доверчиво относились к Димитрию Александровичу, но потом переменили свое мнение, увидев истинное благочестие, кротость и благоразумие его. Они даже сделались преданными ему, разделяя его труды по службе вследствие болезненного его состояния. Служебные занятия офицера Брянчанинова состояли в наблюдении за производством разных построек и земляных работ в крепости; он же до того был слаб здоровьем, что принужден был по несколько недель кряду держаться безвыходно в квартире, а потому необходимо нуждался в помощи товарищей по исполнению служебных обязанностей. Одна только переписка с отцом Леонидом поддерживала Димитрия Александровича в этом одиночестве духовном, так как и с любимым другом своим Чихачовым он был разлучен. Осенью 1827 года Великий князь Михаил Павлович посетил Динабургскую крепость и, убедившись в физической несостоятельности офицера Брянчанинова к отправлению службы, склонился на его непременное желание получить отставку.

6 ноября 1827 года Димитрий Александрович получил вожделенную отставку. Он был уволен с чином поручика и немедленно через Петербург отправился в Александро-Свирский монастырь к отцу Леониду, чтоб под его руководством начать подвиг иночества. Прибыв в Петербург в одежде простолюдина, в нагольном тулупе, он остановился в квартире Чихачова. Здесь условлено было обоим поступить в монастырь, и по возможности немедленно. Чихачов тотчас написал прошение. Выставляя причиною домашние обстоятельства, но не получил удовлетворения и должен был еще повременить на службе.

Выход из службы Димитрия Александровича совершился без ведома родителей, а потому, естественно, навлек на себя гнев их. Они отказали сыну в вещественном вспомоществовании и даже прекратили с ним письменные сношения. Таким образом, полная нищета материальная сопровождала вступление Димитрия Александровича в монастырь; он буквально выполнил заповедь нестяжания при самом начале иночества, и вполне справедливо мог сказать с Апостолом, как истинный ученик Христов: Се мы оставихом вся и в след Тебе идохом (9:27). В «Плаче» своем он так выразил свои чувствования, с которыми вступал на этот новый путь жизни: «Вступил я в монастырь, как кидается изумленный, закрыв глаза и отложив размышление, в огонь или пучину, — как кидается воин, увлекаемый сердцем, в сечу кровавую, на явную смерть. Звезда-руководительница моя, мысль благая, пришла светить мне в уединении, в тишине, или правильнее, во мраке, в бурях монастырских»10.

Беспрекословное послушание и глубокое смирение отличали поведение послушника Брянчанинова в монастыре. Первое послушание было назначено ему служить при поварне. Поваром был бывший крепостной человек Александра Семеновича Брянчанинова. В самый день вступления в поварню случилось, что нужно было идти в амбар за мукой. Повар сказал ему: «Ну-ка, брат, пойдем за мукой!» — и бросил ему мучной мешок, так что его всего обдало белой пылью. Новый послушник взял мешок и пошел. В амбаре, растянувши мешок обеими руками и по приказанию повара прихватив зубами, чтоб удобнее было всыпать муку, он ощутил в сердце новое, странное духовное движение, какого еще не испытывал никогда: собственное смиренное поведение, полное забвение своего «я» так усладили его тогда, что он во всю жизнь поминал этот случай. В числе прочих послушников он назначен был тянуть рыболовный невод в озере Свирского монастыря. Раз как-то невод запутался в глубине. Монах из простолюдинов, заведовавший ловлею, зная, что Брянчанинов хорошо умел плавать и долго мог держаться под водою, послал его распутать невод. Несмотря на сильный осенний холод, Димитрий Александрович беспрекословно исполнил приказание, которое отозвалось крайне зловредно на его слабом здоровье — он сильно простудился. Подобные случаи послушания и смирения сделали то, что вся монастырская братия стала с явным уважением относиться к Брянчанинову, отдавая ему предпочтение пред прочими, чем он очень тяготился, потому что, живя в среде монастырского братства, он даже старался скрывать свое происхождение и образование, радуясь, когда не знавшие считали его за недоучившегося семинариста. Поступив в монастырь, Димитрий Александрович всей душой предался старцу отцу Леониду в духовное руководство. Эти отношения отличались искренностью, прямотою, представляли совершенное подобие древнего послушничества, которое не решалось сделать шагу без ведома или позволения наставника. Всякое движение внутренней жизни таких послушников происходит под непосредственным наблюдением старца; ежедневная исповедь помыслов дает им возможность тщательно наблюдать над собою, она предохраняет новоначального инока от вредного действия этих помыслов, которые, будучи исповеданы, подобно скошенной траве, не могут уже возникать с прежней силою. Опытный взор старца-духовника обнаруживает самые сокровенные тайники души, указывает гнездящиеся там страсти и таким образом удивительно способствует самонаблюдению. Чистосердечная исповедь, всегдашняя преданность старцу и всецелое пред ним отсечение воли вознаграждаются духовным утешением, легкостью и мирным состоянием духа, какие свойственны бесстрастию. Такой род начального подвижничества и в древнее время, когда духовными старцами изобиловали пустыни и монастыри, был уделом немногих послушников. Тем реже он встречается ныне, при заметном оскудении духовного старчества. Димитрий Александрович, как сказано, во всем повиновался воле своего духовного отца, все вопросы и недоумения разрешались непосредственно им. Старец не ленился делать замечания своему юному питомцу, вел его путем внешнего и внутреннего смирения, обучая деятельной жизни. «Однажды, — рассказывает И. А. Барков, человек весьма благочестивый и достойный всякого вероятия, — ко мне приехал из Свирского монастыря отец Леонид зимой: был жестокий мороз и вьюга, старец приехал в кибитке. Когда вошел он ко мне, я захлопотал о самоварчике и подумал: не один же старец приехал, вероятно, есть какой-нибудь возница — и я стал просить старца, чтобы он позволил ему также войти. Старец согласился. Я позвал незнакомца, и немало был удивлен, когда предстал предо мной молодой, красивой наружности человек, со всеми признаками благородного происхождения. Он смиренно остановился у порога. «А что, перезяб, дворянчик? — обратился к нему старец и затем сказал мне: — Знаешь ли, кто это? Это Брянчанинов». Тогда я низко поклонился вознице». Такой крайне смиряющий образ руководства был предпринят отцом Леонидом в отношении ученика своего, молодого офицера Брянчанинова, без сомнения, для того, чтобы победить в нем всякое высокоумие и самомнение, которые обыкновенно присущи каждому благородному и образованному человеку, вступающему в среду простецов. Старец поступал, как нелицемерный наставник, в духе истинного монашества, по примерам святых отцов; он постоянно подвергал своего ученика испытаниям, и такие опыты смирения не могли не нравиться благородному послушнику, с искренней любовью к Богу предавшемуся иноческим подвигам.

Спустя год представилась надобность отцу Леониду со всеми учениками переселиться из Свирского монастыря, по причине многолюдства этой обители, в другое место. Он направился в Площанскую пустынь Орловской епархии; Димитрий Александрович, в числе прочих учеников, следовал за старцем. В это время прибыл в Площанскую пустынь и Чихачов. Друзья обменялись сердечными приветствиями, порадовались, что опять соединились в тихом приюте монастырского уединения, и стали жить по-прежнему совокупно, связывая себя союзом святейшей дружбы. На такую жизнь вдвоем, отдельно от других учеников, благословил их и старец Леонид.

Молодые послушники предались вполне подвижнической жизни: они держались уединения, избегали многолюдства, хранили себя всячески от вредных для безмолвия впечатлений окружающей среды, избегали ненужных встреч и лишних знакомств, чтобы держать себя в строгом молчании и блюдении ума. Все силы души были направлены у них к богомыслию и молитве. Отдельное помещение в монастырском саду, вне всяких сообщений, доставляло им желанный покой: молодые подвижники радовались своему отшельничеству. Так провели они зиму 1829 года. Димитрий Александрович, от природы наделенный способностью литературного творчества, любил созерцать картины природы и из них извлекать содержание для своего богомыслия, которое и изображал искусным пером. Здесь он написал свой «Сад во время зимы». К тому же роду литературного творчества принадлежит и другое его произведение — «Древо зимою пред окнами кельи», написанное немного прежде, в Свирском монастыре. В этих двух произведениях высказались взгляды и чувствования богомысленной души, предавшейся религиозной созерцательности под влиянием молитвенных состояний, что испытывается лишь безмолвниками. Но недолго пришлось молодым отшельникам пользоваться мирным приютом в Площанской пустыни: им готовилось тяжкое испытание. Между строителем пустыни иеромонахом Маркеллом и старцем отцом Леонидом возникли неудовольствия, вынудившие последнего оставить Площанскую пустынь и переселиться в скит Оптиной Введенской пустыни, находящейся в Калужской губернии. Брянчанинов и Чихачов также получили приказание немедленно выбыть из обители и отправиться «куда угодно». Поскорбела монастырская братия на безвинное изгнание никому ничем не досадивших благонравных молодых послушников и проводила с чувствами глубокого сожаления и уважения за их тихую и строгую жизнь, дав им на дорогу пять рублей, собранных складчиной. Трудно было с тощим кошельком странствовать двоим товарищам по неизвестной стороне, не имея в виду определенного места; они старались как можно сократить свое путешествие и направлялись к Белобережской пустыни в той же Орловской губернии. На пути они были в Свенском монастыре, где в то время подвизался в затворе иеромонах Афанасий, один из учеников вышеупомянутого молдавского старца Паисия Величковского. Димитрий Александрович посетил затворника и много пользовался его душеназидательной беседой о благотворности плача, о чем вспоминает в своих аскетических опытах, приводя слова затворника, глубоко запавшие в его душу: «В тот день, в который я не плачу о себе как о погибшем, считаю себя в самообольщении». Белобережская пустынь не приютила однако же на жительство бедных странников, и они, продолжая путь далее, прибыли в Оптину пустынь, где поселился их старец отец Леонид с учениками. Настоятель Моисей не соглашался было принять их к себе, но старшая братия сжалилась над бедственным положением скитальцев и уговорила игумена не отгонять их. В мае 1829 года Брянчанинов и Чихачов поселились в Оптиной пустыни, держась того же порядка жизни, какой был у них заведен в Площанской обители. Пребывание Димитрия Александровича и его товарища в Оптиной пустыни далеко было не таково, как в Площанской. Настоятель смотрел на них неблагосклонно, братия относились не совсем доверчиво. Приходилось много скорбеть им при уединенном образе жизни; сама пища монастырская, приправленная постным маслом дурного качества, вредно действовала на слабый и болезненный организм Димитрия Александровича. Они решились сами для себя изготовлять пищу: с немалым трудом выпрашивали круп или картофеля и варили похлебку в своей келье, ножом служил им топор; готовил пищу Чихачов. Такая трудная и неблаговидная обстановка, конечно, не могла долго продолжаться: изнурительная слабость телесных сил была последствием ее для того и другого. Сперва пострадал от нее Димитрий Александрович, настолько, что не мог держаться на ногах; за ним ухаживал Чихачов, который был крепче его телосложением, но вскоре свалился и он, пораженный лихорадкой. Тогда за больным товарищем ухаживал Димитрий Александрович; он хотя усердно исполнял это служение, но тут же сам падал от конечного изнеможения. Мать Димитрия Александровича была больна. Болезнь — предвестница смерти — обыкновенно изменяет расположение человеческого сердца. София Афанасьевна простила в душе поступок своего сына; материнское чувство заговорило в ней; она пожелала видеться с сыном. Александр Семенович под влиянием этого обстоятельства сам смягчился и написал сыну, что не будет препятствовать его намерениям, пусть он приедет к матери и одновременно с письмом прислал за ним крытую бричку. Димитрий Александрович поспешил к родителям. Он отправился вместе с больным товарищем своим Чихачовым, так как Александр Семенович был столь внимателен, что не забыл пригласить и того. Но встреча в доме родительском была далеко не такова, какую обещало приглашение. Больная родительница Брянчанинова несколько поправилась здоровьем, и мирное чувство, внезапно явившееся в отце по поводу угрожавшего обстоятельства — болезни жены, — исчезло. Он принял сына холодно. Мать хотя и была приветлива, но обошлась со сдержанностью. Таким образом, скитальчество из одного монастыря в другой, тяжкое положение в последнем, болезнь матери и вследствие ее мгновенная вспышка родительских чувств — все это послужило только к тому, чтобы извлечь молодых людей из приюта святой обители и поставить на прежнюю дорогу, лицом к лицу с мирским соблазном. Врагу человеческого спасения нет выгоднейшей сети, как оставление молодыми послушниками стен монастыря под какими бы то ни было благовидными предлогами. Самовольный выход из монастыря — всегда его затея. Молодые люди расположились под мирским кровом в отдельном уединенном флигеле дома с намерением продолжать свои иноческие подвиги, обращаясь за духовными потребностями к местному сельскому священнику, считая свое пребывание здесь только временным. Но не так думал Александр Семенович. Он обратился к прежней своей мысли возвратить сына к мирской жизни и всеми мерами стал склонять его к поступлению на государственную службу; взоры родных и знакомых обращались к нему с той же мыслью; мать хотя и внимала иногда учению сына о душе-спасении и других высоких истинах христианской жизни, но не имела столько самостоятельности, чтоб отдаться вполне его внушениям. Вращающиеся пред глазами соблазны смущали подвижников; шумная толпа нарушала их безмолвие. Молодые люди стали тяготиться своим пребыванием среди мирян и помышляли о том, как бы им скорее выбраться из светского общества, несовместимого с монашеством, и водвориться опять где-нибудь в монастыре.

Проживя начало зимы 1829 года в селе Покровском, в следующем, 1830 году, в феврале месяце отправились оба друга искать себе удобного приюта в стенах монастыря; они направили путь свой в Кирилло-Новоезерский монастырь. В это время там жительствовал на покое архимандрит Феофан, знаменитый своей святою жизнью и примерным управлением обителью, а настоятельствовал игумен Аркадий, его присный ученик и подражатель его образа правления. Отец Аркадий отличался простотою нрава; он провидел в двух молодых пришельцах дух истинного монашества и с любовью принял их в свою обитель. Но недолго радовались друзья новому месту жительства: неумолимая природа доказала им, что человек состоит не только из души, но и тела. Новоезерский монастырь расположен на острове обширного озера. Сырой климат от испарения воды наделяет жестокою лихорадкой непривычные и слабые организмы. Вскоре почувствовал его вредное влияние Димитрий Александрович; он заболел лихорадкой и три месяца испытывал ее мучительные симптомы без всяких медицинских пособий. Под конец у него стали пухнуть ноги, так что он не мог вставать уже с постели. В июне, когда лихорадка особенно там свирепствует, родители послали за сыном экипаж, чтобы привезти его в город Вологду. Тяжело было это время для Димитрия Александровича: он вынужден был возвратиться опять туда, откуда хотел спастись бегством. В Вологде Димитрий Александрович поместился у своих родных и стал пользоваться медицинскими средствами от мучившей его лихорадки, которая так глубоко проникла в его организм, что оставила свои следы на весь остальной век. Чихачов, также пострадавший от климата Новоезерской обители, отправился в Псковскую губернию для свидания со своими родителями 13 августа того же 1830 года. Друзья расстались, чтобы каждому отдельно испытать свои силы в борьбе со стихиями мирской жизни.

Рука промысла, доселе невидимо покрывавшая бесприютного скитальца, коснулась сердца преосвященного Стефана, епископа Вологодского: архипастырь проник душевные стремления молодого Брянчанинова и расположился к нему. Преосвященный Стефан так полюбил Димитрия Александровича, что принял в нем самое живое участие, и эта любовь владыки была видимым знаком благоволения Божия к жертве сердца, которую приносил новый Авель: она возвещала благоприятный исход всех понесенных на пути к иночеству испытаний, потому что архипастырь держал в руке своей тот лавр, которым надлежало повить голову юного борца, измученного в брани с миром, плотию и диаволом. Оправившись от болезни, Димитрий Александрович не хотел возвратиться к родителям, а по благословению владыки поместился в Семигородной пустыни. Местность этой обители благоприятствовала восстановлению его здоровья; он с новою ревностью предался своим обычным духовным занятиям: богомыслию и молитве в тишине келейного уединения. Здесь написал он свой «Плач инока», в котором выразилось печалующее состояние души, усиленно стремящейся к Богу, но разбитой треволнениями жизни, вследствие чего уделом ее стал только плач на развалинах ее стремлений. Недолго пожил Димитрий Александрович и в Семигородной пустыни; вскоре, 20 февраля 1831 года, он был перемещен по его просьбе преосвященным в более уединенный, пустынный Глушицкий Дионисиев монастырь, где и зачислен послушником. К этому времени относится первое знакомство преосвященного Игнатия с бывшим настоятелем Николо-Угрешского монастыря архимандритом Пименом. Отец Пимен, тогда еще молодой купеческий сын, так описывает наружность послушника Брянчанинова: «В первый раз довелось мне увидеть Брянчанинова на набережной реки Золотухи (в Вологде): я был на левом берегу, а он шел по правому. Как сейчас, вижу его: высокого роста, стройный и статный, русый, кудрявый, с прекрасными темно-карими глазами; на нем был овчинный тулуп, крытый нанкою горохового цвета, на голове послушническая шапочка». Далее повествователь восхищается его благородной осанкой, скромной поступью, в высшей степени благоговейным предстоянием в церкви за богослужением и, наконец, самою беседою, которую описывает следующими словами: «Невзирая еще на молодые лета, видно было, что Брянчанинов много читал отеческих книг, знал весьма твердо Иоанна Лествичника, Ефрема Сирина, Добротолюбие и писания других подвижников, и потому беседа его, назидательная и увлекательная, была в высшей степени усладительна»11. Между тем родитель Димитрия Александровича и во время пребывания его в Глушицком монастыре не переставал выражать желание исполнения своих требований: он настойчиво добивался того, чтобы сын оставил монастырскую жизнь и поступил в государственную службу. Тогда новоначальный послушник стал просить архиерея оказать ему милость и ввиду семейных обстоятельств поспешить постричь его в монашество. Преосвященный, зная хорошо духовное настроение Брянчанинова, решился исполнить его просьбу. Исходатайствовав разрешение Священного Синода, он вызвал Димитрия Александровича из Глушицкого монастыря в Вологду и велел готовиться к пострижению; вместе с тем он приказал ему хранить это в тайне от родных и знакомых, чтоб избежать каких-либо притязаний со стороны их, могущих воспрепятствовать делу, так как намеревался постричь его неожиданно для всех. Стеснительно было такое положение в столь важное время: готовящийся к пострижению вынужден был остановиться на постоялом дворе и среди мирской волны приготовляться к великому обряду. 28 июня 1831 года преосвященный Стефан совершил обряд пострижения Брянчанинова в малую схиму в кафедральном Воскресенском соборе и нарек Димитрия Игнатием, в честь священномученика Игнатия Богоносца, память которого празднуется Церковью 20 декабря и 29 января. Инок Игнатий сначала в первый, потом в последний из этих дней праздновал свое тезоименитство. Это имя Игнатия указывает еще на преподобного Игнатия князя, Вологодского чудотворца, мощи которого почивают в Прилуцком монастыре, где покоятся мощи и преподобного Димитрия Прилуцкого — ангела новопостриженного инока от крещения. Таким образом, произведена над ним перемена имен двух чудотворцев, почивающих в одной обители. С именем одного, данным при крещении, соединено воспоминание об обстоятельствах рождения, а имя другого наречено при пострижении, как бы в ознаменование сходства земной участи новопостриженного с преподобным из княжеского рода. Родные Брянчанинова, прибывшие 28 июня в собор к богослужению, были крайне изумлены неожиданным священнодействием, которого они сделались зрителями. 4 июля того же года инок Игнатий был рукоположен преосвященным Стефаном в иеродиакона, а 25-го того же месяца — в иеромонаха и временно оставлен при архиерейском доме, который в Вологде находится при кафедральном соборе, в одной с ним ограде, образуемой стенами Кремля, времен царя Иоанна Грозного. Для обучения священнослужению новорукоположенный был приставлен к городской церкви Спаса обыденного под руководство священника Василия Нордова, впоследствии протоиерея и настоятеля Вологодского кафедрального собора.

Родители новопостриженного, разумеется, с неудовольствием отнеслись к этому событию, особенно Александр Семенович был поражен им; его воля, на которой он так упорно настаивал, не состоялась: все планы относительно светской карьеры сына рушились, мечты о его блестящей будущности исчезли. Сын в глазах отца сделался бесполезным членом общества, утратившим все, что отец доставил ему воспитанием. Женское сердце, менее упорное в противодействиях обстоятельствам и всегда податливее на взаимности, расположило Софию Афанасьевну благосклоннее смотреть на поступок сына, но духовная сторона была также чужда ей, и мирские понятия брали верх. Все это, конечно, ничего не значило для монаха, который сам добровольно поставляет себя в положение, заставляющее забыть все мирские связи и родственные чувства, но обстоятельства инока Игнатия были не таковы, чтоб это неудовольствие родителей было для него нечувствительно. По пострижении он должен был приютиться в загородном доме своего дяди и крестного отца Димитрия Ивановича Самарина и вынужден был принять денежное вспомоществование от одной из своих родственниц (г-жи Воейковой). Пребывание в Вологде заставляло его часто вращаться в кругу родных и знакомых: многие из них стали его посещать и требовали от него взаимных посещений к себе. Молодой годами, красивый наружностью, он интересовал все вологодское общество, все о нем говорили, все желали сблизиться с ним. Это необходимо вовлекало его в мирскую рассеянность и прямо противоречило тем обетам, какие он только что произнес у алтаря. Вся внешняя обстановка пустыннолюбивого инока была противна его влечениям, он соскучился городской молвою и стал просить покровителя своего преосвященного Стефана отпустить его в Глушицкий монастырь, но преосвященный, намереваясь дать ему место, соответственное его способностям и благочестивому направлению, а также приличное по отношению его к обществу, удерживал его при себе. В скором времени открылось такое место: в конце 1831 года скончался строитель Пельшемского Лопотова монастыря иеромонах Иосиф. Обряд погребения поручено было совершить иеромонаху Игнатию. 6 января 1832 года он был назначен на место умершего, а 14-го дано звание строителя, причем возложен был на него набедренник.

Лопотов монастырь, основанный преподобным Григорием Пельшемским, вологодским чудотворцем, находится в Кадниковском уезде Вологодской губернии, в сорока верстах от Вологды и в семи от Кадникова, расположен на берегу реки Пельшмы, впадающей в Сухону, в местности лесной и болотистой. Монастырь был почти в разрушенном состоянии, так что предположено было его упразднить: церковь и прочие здания крайне обветшали, доходы были скудные, чувствовался недостаток в самом необходимом — к продовольствию, а потому и братии было очень мало. Много надо было употребить трудов и забот, чтоб все исправить, обновить, пополнить скудость во всех отношениях. Новый настоятель не унывал; он принялся за дело с энергией. Вскоре потекли пожертвования от благочестивых жителей Вологды, чествовавших память преподобного Григория; монашествующие из тех монастырей, где проживал послушником строитель Игнатий, стали собираться в его обитель и в короткое время составили в ней братство до тридцати человек. Богослужение приведено в надлежащий порядок: обитель и внешне и внутренне обновилась, сделалась неузнаваема против того положения, в каком принял ее строитель Игнатий. Но чего стоило это ему самому? По рассказам одного очевидца, посетившего Лопотов монастырь в зиму 1832 года, строитель Игнатий помещался в сторожке у Святых ворот, когда производилась постройка новой настоятельской кельи. Смягчилось сердце Александра Семеновича, когда он увидел молодого сына своего в таком сане, какой приличен старческому возрасту, следовательно многое обещавшего впереди. Там, где не могла подействовать внутренняя, духовная сторона, взяла внешняя, и она вполне оказала благотворное влияние свое на Софии Афанасьевне. Строитель сын часто стал бывать в доме родителей: его могучему слову об истинах загробной жизни покорилось сердце матери, часто болевшей и чувствовавшей себя близкою к смерти. Мать напиталась духовными беседами сына; понятия ее изменились; из плотских сделались духовными: она благодарила Бога, что сподобил ее иметь первенца своего в числе Его служителей, тогда как прежде почитала это для себя великим несчастьем. Такая перемена с родительницей на пороге ее жизни несказанно радовала священноинока сына. Напутствованная его назиданиями и молитвами, София Афанасьевна мирно скончалась 25 июля 1832 года. Строитель Игнатий сам совершил обряд отпевания в храме села Покровского. Замечательно, что при этом богослужении сын не выронил ни одной слезы над бездыханным телом матери! И это происходило не от сдержанности, приличествующей предстоятелю священнослужения, или от холодности родственного чувства, а составляло особую черту его духовного характера. Чувство в нем было живо, сыновняя любовь к матери в своей естественной мере, но в нем душевный человек был заменен духовным; чувство плотского родства было вполне проникнуто духовной любовью, которая побуждала не о временной потере жалеть, а желать единственно блаженной участи усопшей — в вечности. Потому такие родственные чувства в иноке Игнатии никогда не обнаруживались своим обычным образом; они отражались в нем глубокой думой и молитвенным, безмолвным благоговением, при полном внешнем спокойствии. В Лопотовом монастыре строитель Игнатий имел утешение встретиться и опять соединиться по жительству с любимым своим другом Чихачовым. Чихачов сделался деятельным помощником строителя Игнатия по устройству обители; он обладал отличным голосом, знал хорошо церковное пение и составил очень хороший певческий хор, который немало содействовал к привлечению в обитель многих богомольцев. Настоятель Игнатий облек его в рясофор и руководил в духовной жизни. Вступив на новое поприще начальника иноческого общежития, отец Игнатий был в полном смысле слова аввою общества иноков. Следующий отрывок из его аскетических сочинений изображает нам, каким духом он водился в деле назидания иноков: «Скажу здесь о монастырях российских мое убогое слово, слово — плод многолетнего наблюдения. Может быть, начертанное на бумаге, оно пригодится для кого-нибудь! — Ослабела жизнь иноческая, как и вообще христианская, ослабела иноческая жизнь потому, что она находится в неразрывной связи с христианским миром, который, отделяя в иночество слабых христиан, не может требовать от монастырей сильных иноков, подобных древним, когда и христианство, жительствовавшее посреди мира, преизобиловало добродетелями и духовной силою. Но еще монастыри, как учреждение Святаго Духа, испускают лучи света на христианство; еще есть там пища для благочестивых; еще есть там хранение евангельских заповедей, еще там строгое и догматическое и нравственное православие; там, хотя редко, крайне редко, обретаются живые скрижали Святаго Духа. Замечательно, что все духовные цветы и плоды возросли в тех душах, которые в отдалении от знакомства внутри и вне монастыря возделали себя чтением Писания и святых отцов, при вере и молитве, одушевленной смиренным, но могущественным покаянием. Где не было этого возделания, там — бесплодие.

В чем состоит упражнение иноков, для которого — и самое иночество? Оно состоит в изучении всех заповеданий, всех слов Искупителя, в усвоении их уму и сердцу. Инок соделывается зрителем двух природ человеческих: природы поврежденной, греховной, которую он видит в себе, и природы обновленной, святой, которую он видит в Евангелии. Десятословие Ветхого Завета отсекало грубые грехи, Евангелие исцеляет самую природу, болезнующую грехом, стяжавшую падением свойства греховные. Инок должен при свете Евангелия вступить в борьбу с самим собою, с мыслями своими, с сердечными чувствованиями, с ощущениями и пожеланиями тела, с миром, враждебным Евангелию, с миродержателями, старающимися удержать человека в своей власти и плене. Всесильная истина освобождает его (см. Ин.8:32); освобожденного от рабства греховных страстей запечатлевает, обновляет, вводит в потомство Нового Адама, всеблагий Дух Святый...»12.

Преосвященный вологодский Стефан, видя неутомимые и полезные труды строителя Игнатия по возобновлению и благоустройству Лопотовой обители, возвел его в сан игумена 28 мая 1833 года, но болотистая местность Лопотова монастыря уносила последние остатки здоровья, и наконец совсем уложила его на одр болезни. Чихачов томился душой за своего настоятеля и, не видя никакого другого исхода бедственному положению, осмелился предложить ему свою мысль — переселиться из Лопотова монастыря куда-либо в другое место. Мысль эта была одобрена игуменом, и решено было ехать Чихачову на свою родину, в Псковскую губернию, хлопотать о перемещении их в один из тамошних монастырей. Напутствованный благословением своего настоятеля, отправился Чихачов в преднамеренный путь. Приехав в Петербург, он обратился к графине Анне Алексеевне Орловой-Чесменской, с которою незадолго прежде имел случай познакомиться. Это было в первую его поездку из Лопотова монастыря, когда он ездил на свою родину для устройства дел семейных; тогда в первый раз встретил он графиню в Новгородском Юрьеве монастыре, в кельях настоятеля, знаменитого архимандрита Фотия. Графиня ласково приняла Чихачова и пожертвовала в Лопотов монастырь несколько книг и 800 рублей денег. С тех пор Брянчанинов и Чихачов пользовались милостивым расположением графини Орловой, что продолжалось до самой ее кончины. На этот раз графиня Анна Алексеевна также радушно приняла Чихачова, дала помещение в своем доме, снабдила всем нужным, и деятельно стала хлопотать о перемещении игумена Игнатия из Лопотова монастыря. Чихачов, находясь в столице, в кругу знатного общества, посещавшего графиню, намеревался уже возвратиться обратно в Лопотов монастырь, но графиня его удержала и советовала ему представиться Московскому митрополиту Филарету, который тогда находился в Петербурге. Чихачов явился на Троицкое подворье. Высокопреосвященный милостиво принял Лопотовского монаха и сказал: «Мне не безызвестны жизнь и качества игумена Игнатия», и предложил тому настоятельское место в Николо-Угрешском третьеклассном монастыре, своей епархии, если пожелает он туда переместиться, обещаясь потом доставить и лучшее. Чихачов поблагодарил милостивого владыку и осмелился выразить пред ним опасение, что игумену Игнатию неудобно будет самому проситься из вологодской епархии, так как он пострижен лично вологодским архиереем, который может оскорбиться таким поступком своего постриженца. «Хорошо, — сказал митрополит, — я сделаю предложение об этом в Синоде и надеюсь, что мне не откажут». На другой день был послан из Синода указ в Вологду к преосвященному Стефану о перемещении игумена Лопотова монастыря Игнатия в Николо-Угрешский монастырь, куда, по сдаче своего монастыря, и предписывалось его немедленно отправить. Преосвященный Стефан доброжелательно отнесся к этому событию. Напутствовав игумена Игнатия своим благословением на новое служебное место, он сделал следующий отзыв о нем в своем отношении к митрополиту Московскому от 28 ноября 1833 года: «Игумен Игнатий по пострижении в 1831 году, по указу Святейшего Правительствующего Синода, в монашество, состоя в числе братии третьеклассного Глушицкого монастыря, похвальными своими качествами и образованностью своей в науках всегда обращал на себя особое мое внимание, почему взят был в вологодский архиерейский дом и, по рукоположении во иеродиакона, а потом в иеромонаха, употребляем был для соборного священнослужения, где более и более замечая в нем отличные способности, украшаемые похвальным поведением, в 1832 году января 6, я определил его, Игнатия, на место умершего в Лопотове монастыре строителя иеромонаха Иосифа строителем, и, будучи, он в сей новой возложенной на него должности, образом примерной своей жизни, учреждением в монастыре порядка, согласно правилам и уставам монастырским, точным наблюдением должного в монастыре благоприличия, обращая на себя от публики особенное внимание, успел возродить в почитателях святой обители усердие, и тем достиг возможности Лопотов монастырь, пришедший уже в совершенный упадок и расстройство, привести ныне в короткое время в наилучшее состояние, как то: 1) заведением многоценных серебряных святых сосудов, Евангелия и облачений, и многих других для благолепия церковного служащих вещей, и 2) устроением настоятельских и братских келий, а потом поправкою многих ветхих монастырских строений, каковая его Игнатия полезная для обители святой служба, а притом и отзывы публики о похвальных его качествах убедили меня сего года мая 28-го дня, для поощрения его к дальнейшей таковой же службе, произвести в игумена, с оставлением в том же заштатном Лопотове монастыре настоятелем, о каковой его игумена Игнатия отлично-похвальной службе за нужное почел довести при сем до сведения Вашего Высокопреосвященства». Чихачов, обрадованный столь успешным исходом своего ходатайства, отправился из Петербурга на родину в Псковскую губернию, чтоб навестить своих родителей. Здесь, вскоре по приезде, получает он письмо от графини Орловой-Чесменской, в котором она извещает его, что все события жизни игумена Игнатия и его самого дошли до сведения Государя Императора Николая Павловича, и что Его Императорское высочество изволил вспомнить бывших своих воспитанников и приказал митрополиту Московскому вызвать игумена Игнатия не в Москву, а в Петербург, Для личного представления Ему, причем прибавил, что если Игнатий Ему также понравится, как и прежде, то Он его митрополиту Филарету не отдаст. Высокопреосвященный Филарет, во исполнение этой Высочайшей воли, официальным письмом от 15 ноября 1833 года на имя вологодского епископа Стефана, просил его как можно скорее отправить игумена Игнатия прямо в Петербург, а частным собственноручным письмом своим к игумену Игнатию требовал, чтобы он, нисколько не медля, прибыл к нему в Петербург на Троицкое подворье. «Это распоряжение должно быть исполнено безотлагательно, — писал Московский владыка, — потому что это воля не моя». 27 ноября игумен Игнатий сдал Лопотов монастырь своему казначею, а 30 ноября выехал в С.-Петербург. К этому времени возвратился туда и Чихачов, с нетерпением ожидавший приезда своего игумена. Приехав в столицу, игумен Игнатий немедля представился митрополиту Филарету, который приютил его на своем Троицком подворье, где и поджидал он времени, когда будет назначено ему явиться к Государю.

В назначенный день и час игумен Игнатий представился Государю в Зимнем дворце. Государь обрадовался, увидев своего воспитанника, «а радость, — пишет Чихачов, — предстать любимому Царю, полнота благодарного чувства за все Его Монаршие милости доводили до благоговейного восторга теплую душу инока верноподданного». После некоторых объяснений Государь изволил сказать: «Ты мне нравишься, как и прежде! Ты у меня в долгу за воспитание, которое я тебе дал, и за мою любовь к тебе. Ты не хотел служить мне там, где я предполагал тебя поставить, избрал по своему произволу путь, — на нем ты и уплати Мне долг твой. Я тебе даю Сергиеву пустынь, хочу, чтоб ты жил в ней и сделал бы из нее монастырь, который в глазах столицы был бы образцом монастырей». Затем Он повел игумена на половину к Государыне Императрице Александре Феодоровне. Войдя к Ней, спросил Ее: узнает ли Она этого монаха? На отрицательный ответ Он назвал игумена по фамилии. Государыня очень милостиво отнеслась к своему бывшему пенсионеру и заставила благословить всех детей Ее. Государь тут же изволил послать за обер-прокурором Синода Нечаевым, который доложил Его Величеству, что Сергиева пустынь имеет особое назначение, — она отдана викарному епископу при С.-Петербургском митрополите и доходами ее пользуется епископ взамен содержания от духовной администрации. Тогда Государь приказал справиться, как велика сумма дохода, получаемая викарным епископом от монастыря, и в этом размере производить ему выдачу суммы из кабинета, а монастырь сдать в полное управление назначенного Им настоятеля. Обер-прокурор объявил Святейшему Синоду Высочайшую волю и преосвященному Венедикту, бывшему тогда викарным, дан указ Синода сдать пустынь игумену Игнатию, а самому получать 4000 рублей ассигнациями содержания от кабинета. Тогда же, по распоряжению Синода, игумен Игнатий был возведен в сан архимандрита, что исполнено было в Казанском соборе 1 января 1834 года, а 5-го числа того же месяца новый настоятель выехал в свою обитель в сопровождении Чихачова и только что принятого в келейники двадцатидвухлетнего юноши Иоанна Малышева, который впоследствии, через двадцать три года, сделался преемником своего старца в настоятельстве обители, с саном архимандрита.

1 Все время жизни своей в с. Покровском он содержал постоянно, на полном своем иждивении, приходское двухклассное училище, в котором обучалось до 50 чел. крестьянских детей.

2 Аскетические опыты. Т. 1.

3 В этом году на 30 вакансий было 130 конкурентов. Из числа их Брянчанинов не только был первым, но исключительно он один удовлетворил требованиям для поступления во 2-й кондукторский класс.

4 В   самом   непродолжительном времени Брянчанинов стал первым учеником своего класса и сохранил это место по наукам до самого выхода из училища.

5 Аскетические опыты. Т. 1.

6 Инспектором училища был инженер ген.-майор Барон Эльснер, с трудом объяснявшийся на русском языке.

7 Аскетические опыты. Т. 1.

8 Аскетические опыты. Т. 1.

9 В схиме Лев.

10 Аскетические опыты. Т. 1.

11 Воспоминания архимандрита Пимена.

12 Аскетические опыты. Т. 1.

(Татьяна Петухова)

Епископ Игнатий – российский святитель! Он для монахов великий учитель, Духовный наставник для всех христиан, Ему этот дар от Бога был дан. Родился младенец зимой, в феврале, В наших краях, в Покровском селе. Дмитрий Прилуцкий – его покровитель, Дмитрием был наречен наш святитель. Отрок Димитрий любил тишину. На звезды смотрел, взирал на луну. И удержаться от слез он не мог Как сотворил прекрасно всё Бог! Ему не хотелось в детстве резвиться, Он полюбил Богу молиться. Много читал, размышлял обо всем, А повзрослев, покинул свой дом Дмитрия шумно встречает столица, В военном училище будет учиться, А конкурс немалый в училище был, Но он на экзаменах всех удивил.- Очень способным был ученик! И к послушанью хотя он привык, Но разрешенья просил у отца И умолял, умолял без конца, Чтобы уйти в монастырь навсегда. Отец отказал, сказав: Никогда! И не мечтай, об этом забудь, В жизни твоей другой будет путь А Дмитрий хотел иноком стать. Любил он молиться и созерцать. Мир развлечений ему был не мил, Он Бога всем сердцем своим возлюбил, Но до своей желанной мечты, Ох, как непросто было дойти! Родительский гнев, недовольство царя, Царскую милость получил, видно, зря. Его упрекали, убеждали не раз: - Ну, почему ты не слушаешь нас? Мундир офицера тебе так к лицу. Ты покориться должен отцу. Богатство, карьера, столько дорог! Но в сердце Димитрия - один только Бог! Смиреньем, смягчая родительский гнев, Лишенья, невзгоды, все претерпев, Он в царственном граде остался один, Мечтая принять ангельский чин! Димитрий страдал. Диплом был получен, Слабым здоровьем был он измучен, Но был он отправлен в крепость служить. - Как бы отставку скорей получить?- Димитрий молился каждую ночь, Только Господь может помочь! Услышал мольбы всемогущий Творец. Отставка дана и вот, наконец, Димитрия ждет долгожданная весть. В северном граде, в Вологде, здесь Постриг его был совершен. Заветной мечты достиг теперь он. Ему помешать уже не смогли, Новое имя ему нарекли. Инок Игнатий зовется теперь, И вот в монастырь открывает он дверь, Дорога туда была не проста, Но он все претерпел ради Христа! Душа ликовала, наконец-то он здесь, Богу служить – великая честь! Инок Игнатий прекрасен собой. Умен, образован, с щедрой душой. Всех поражало его благородство, Но никогда своего превосходства Даже в малейшем не проявил, Много трудился, не жалел своих сил. А если болезнь нагрянет когда, То друг Михаил рядом всегда. Вместе трудились, вместе на службу На долгие годы сберегли они дружбу! Много молился Игнатий монах Тайно от всех, на коленях, в слезах. Все помыслы старцу он открывал. Духовно Игнатий все возрастал! Вот и прошло несколько лет. Божий избранник, подвижник, аскет Годами не молод, но и не стар Промыслом Божьим игуменом стал. Он вновь заслужил уваженья царя, И на строительство монастыря Царь щедрые вклады постоянно вносил За русскую землю молиться просил. Талант многогранный имел наш святитель Духовный наставник, умелый строитель. Письма его, точно проза в стихах, Но прежде всего, должен монах Богу молиться и ночью, и днем. Веру крепить в сердце своем. Так наставлял монахов святитель. И процветала родная обитель. Учитель молитвы и покаянья. Он сам претерпел большие страданья, Но укрепляясь молитвой, постом. Волю божью он видел во всем! Годы шли. Епископом став. Он и тогда смиряет свой нрав. Всегда и во всем к себе очень строг. А если, бывало, он занемог, Бога святитель благодарил И постоянно молитву творил. Все, что монахам он написал Он на себе все испытал. Телесная немощь его угнетала, Но он потрудился, поверьте, немало. И было немало великих трудов, Чтоб поученья древних отцов Были понятны, доступны во всем. Он современным тогда языком Перевел, объяснил поучения их. И не пропали слова тех святых! Великий святитель всегда был готов Помочь. вразумить, а сколько томов Творений его были написаны людям! Святитель Игнатий, Просить тебя будем - Ты милость свою нам прояви. Твердости духа, Веры, любви Немощных нас научи ты во всем, Чтобы молитва горячим огнем Всегда согревала наши сердца. Чтоб православной была до конца Родина наша - Великая Русь! Вера в Христа укрепляется пусть. Пусть храмы стоят много веков! Святитель Игнатий, От всех земляков, От всех поколений, до наших времен Прими в благодарность

Наш низкий поклон!!!

xn--80abexxbbim5e6d.xn--p1ai

Биография Игнатия Брянчанинова

К 2018 году прошло 30 лет, как архимандрит Русской православной церкви, преосвященнейший Игнатий Брянчанинов, причислен к лику святых, благодаря подвигам его строгой иноческой жизни и аскетическому образу жизни.

Житие святого

Святой Игнатий Брянчанинов — святитель девятнадцатого века, названный красой иночества. Его биография составлена благодаря воспоминаниям и письмам родных и учеников, они до конца жизни подвижника сохранили верность святителю, живя с ним в уединении, которое даровал Николо-Бабаевский монастырь.

Святитель Игнатий Брянчанинов

Много материала представил схимонах Сергиевой пустыни Михаил Чихачев, с которым Брянчанинов начал путь иночества, вместе они прошли трудную дорогу до обретения епископства через самоотверженность ради познания и исповедания Божьих заповедей.

Детские годы и семья

5 февраля в 1807 году в семье дворян Брянчаниновых, родился сын, крещенный Дмитрием. Местом его рождения стало село Покровского, Грязовецкий уезд, губерния Вологодская.

Летопись знатной фамилии началась со времен знаменитого князя Москвы Дмитрия Донского, у которого оруженосцем служил родоначальник дворянской фамилии Брянчаниновых Михаил Бренко. Согласно летописям тех лет именно этому оруженосцу приписывается подвиг гибели, спасший самого князя Донского во время Куликовской битвы. Смелый воин переоделся в одежды Донского и повел войска на татар, держа в руках знамя князя. В этом Бою Михаил Бренко погиб.

Отцом будущего архиепископа Ставропольского и Кавказского Александром Семеновичем Брянчаниновым строго соблюдались обычаи старины. Дворянская семья была верной Православной церкви, на средства Александра Семеновича был возведен Покровский сельский храм. Мать Дмитрия, София, была воспитана в интеллигентной семье, давшей девушке образование соответственно ее статусу. Рано вышедшая замуж дворянка София Афанасьевна отдала семье всю жизнь.

Дворянские дети воспитывались прекрасными учителями и наставниками, которые отмечали удивительные способности Димитрия, с самого раннего возраста он прекрасно играл на скрипке, знал несколько языков, рисовал, великолепно пел. Талантливый мальчик в душе мечтал посвятить свою жизнь Богу, принять монашество, но в послушании уступил воле отца. В возрасте 15 лет по приказу отца юноша, мечтавший о монашестве, становится кадетом Военно-инженерного училища в Петербурге.

Годы учебы

Несмотря на то что инженерная профессия не привлекала молодого человека, он прошел курс обучения, проявив и при этом свои таланты, став лучшим студентом.

О его таланте и достижениях заговорили в окружении царя.

  • Профессора и преподаватели восхищались редкими умственными способностями кадета, особое уважение вызывала у студентов и преподавательского состава нравственность Брянчанинова, главы общества «Святость и честь».
  • Император Николай Первый с удовольствием проводил время в беседах с молодым дарованием, привлекая к ним императрицу и детей.
  • Будучи еще кадетом, Брянчанинов, дворянин по происхождению, благодаря родственным связям и воспитанию был принят в самых богатых домах. Его поэтический дар и умение декламировать ввели будущего святителя в окружение А.Оленина, наряду с А.Пушкиным. И. Крыловым, К. Батюшковым и другими выдающимися людьми того времени.
  • Аскетические произведения будущего архимандрита Ставропольского и Кавказского наполнены лирическим колоритом, приобретенным чтением произведений таких гениев поэзии, как Карамзин и Жуковский.

    Книги Игнатия Брянчанинова

  • В 1824 году Димитрий стал инженером-прапорщиком, но при этом он ни в физике, ни в философии не нашел ответы на волнующие его вопросы о сотворении мира.
  • Писания Валаамских монахов, учения Паисия Афонского поразили юношу глубиной и откровением Божьего послания.
Интересно! Встреча старца Леонида, беседы с ним при посещении Александро-Невской Лавры меняют жизненные планы молодого Брянчанинова, он решает уйти в монастырь, но снова вмешивается отец.

2 года лучший студент училища находится под надзором. В возрасте 19 лет Димитрий, окончив военное училище, сразу стал просить об отставке, которую не приняли.

По проведению Божьему или по стечению обстоятельств молодой инженер заболевает туберкулезом. Вердикт врачей ставит крест на мечтах о монашестве, Димитрий отправляется служить в крепость Динабург, стоящей на реке Двина, отказавшись уехать на юг России, где теплый благоприятный климат. Отслужив положенное время инженером, Димитрий уходит в монастырь.

От инока до архимандрита

В 1827 году в Александро-Свирский монастырь прибыл юноша, который параллельно с приобретением духовных знаний, выполнял монашеские обязанности:

  • работал пекарем;
  • ловил рыбу;
  • возил людей.
Житийная икона святителя Игнатия

Душепопечителем, духовным наставником Бог поставил для Димитрия, жаждущего познания Его славы, старца Льва, который в 1828 году отправился в Площанскую пустынь. Молодой инок последовал за наставником, а затем переехал в пустынь Оптину. Через 2 года Димитрий служит в Семигородной Пустыни, в 1831 году переходит в Глушицкую Сосновецкую обитель.

Монах Игнатий

Бог видит верность Димитрия, в возрасте 24 лет юноша принял монашество под именем Игнатий. Чудеса продвижения по лестнице служителя Божьего просто поражают.

  • Через месяц молодой монах рукополагается диаконом, через 15 дней иереем с правом служить в доме архиерея.
  • Через 2 года, в 1833 году уже игумен Брянчанинов возглавляет обитель Григорьева-Пельшемского Лопотова.

Видя в стремительном росте сына волю Божью, родители прощают ему непослушание, даруют свое благословение. По состоянию здоровья игумен Брянчанинов переводится настоятелем монастыря в Углеш, но сразу отзывается, ибо рекомендован самим царем Николаем Первым на настоятеля Троицко-Сергиевской пустыни в Санкт-Петербурге.

Настоятель Троицко-Сергиевской пустыни

По воле Творца верный Божий подвижник, архимандрит Игнатий с 1834 по 1857 год возглавляет пустынь, которая за этот период приобрела много новых насельников и уважение местного населения, приносящее значительные пожертвования на содержание храмов.

С 1838 года вся Россия знала благочинного Санкт-Петербургской епархии, настоятеля Свято-Сергиевской обители. Митрополит Московский Филарет прислушивался к советам архимандрита Игнатия, восхищаясь его образом служения и жизнедеятельности.

Писателем Н. Лесковым был написана повесть «Инженеры бессребреники», посвященная жизнеописанию святителя.

Важно! Благодаря величественной внешности, благородству, одухотворенности и рассудительности Святитель приобрел паству, состоящую из множества людей, которые духовно кормились через проповеди праведника.

В простоте и красоте Святого Писания Игнатий Брянчанинов направлял людей на путь нравственного совершенства, показывая истинность и величие православной Церкви.

Свято-Троицкая Сергиева Лавра — место служения святителя Игнатия

Обладая великим даром руководителя, новоназначенный настоятель начал восстановление пришедшей в запустение пустыни с восстановления храма и монашеских келий. 15 насельников Троице-Сергиевской обители давно забыли о строгости монашеской жизни, 27-летнему архимандриту пришлось начинать все с самого начала.

Вскоре не только благоустроенная территория монастыря, но и образцовые богослужения, наполненные старинными церковными мелодиями, стали привлекать прихожан с самых дальних округ.

Интересно! Под руководством церковного композитора отца Петра Турчанинова монастырский хор, для которого свои лучшие произведения написал Михаил Глинка, стал еще одной достопримечательность пустыни.

Архимандрит был открыт для всех прихожан. Во время службы в Троицко-Сергиевской обители у него под душепопечительством более восьмисот человек. Обладая многосторонней опытностью, особым даром видеть мир через призму духовности, Бог наделил его даром пророчества и исцеления физических и душевных болезней.

Кавказская кафедра

В 1857 году Игнатий начинает архипастырское служение, как епископ Кавказский и Черноморский.

В начале года 1858 года жители Ставрополя во главе с губернатором П. Брянчаниновым, родным братом Димитрия, устроили торжественную встречу новому епископу. Будучи третьим владыкой Кавказским и Черноморским, в условиях войны, ведущейся на Кавказе, среди многонационального и разноверного населения, архиепископ Игнатий начал свое непростое служение.

Икона Игнатия Брянчанинова, епископа Кавзского

Особый акцент своего служения святитель поставил на апостольстве и мире, через богослужения повышал образовательный уровень христиан.

Важно! Свт. Игнатий способствовал основанию в 1846 году Ставропольской духовной семинарии, которая процветала при его архипасторстве.

Несмотря на Кавказскую войну, владыка постоянно объезжал пределы епархии, постоянно подвергаясь опасности. Понимая, что каждый день может стать последним, архипастырь не расставался с дароносицей в случае последнего причастия.

В 1859 году открывается Иоанно-Мариинский монастырь, заложенный первым владыкой Кавказа Иеремиею, где в 1861 году был основан Храм Покрова Богородицы. Владыка Игнатий был настоящим отцом для ближних, он занимался повышением денежного содержания священников, введением торжественных церковных служб, устройством архиерейского хора и помещений.

Окончание земного пути

В том же году, в результате ухудшения здоровья, владыка подал прошение об отставке, отошел на покой, получив назначенную пенсию. Живя в Николо-Бабаевской обители, святой Игнатий участвовал в богослужениях, принимал нуждающихся в слове и исцелении, оставаясь преосвященнейшим.

Последняя Литургия была проведена архипастырем Игнатием Брянчаниновым 16 апреля 1867 года, 30 апреля он покинул грешную землю. На прощание с любимым владыкой прибыло более 5 тысяч людей.

Мощи святителя Игнатия Брянчанинова в Толгском монастыре

Неоценимое наследие для потомков

Всей своей аскетической жизнью святой демонстрировал подвиг самоотверженности, борьбы со страстями человеческими:

  • скорби;
  • болезни;
  • испытания;
  • соблазны.

По обильной Божьей благодати подвижник Брянчанинов одержал победу, даровавшую ему дары Святого Духа.

Многострадальное и многоскорбное шествие святого к духовному познанию и пониманию водительства Творца вызывает уважение потомком через века. Святитель положил основание для нового направления, наполненного аскетически-богословского учения, нашедшего отражение в литературе и христианской жизни. В своем учении подвижник делает акцент на внутреннее совершенство человека через отношение его к другим людям.

Важно! Епископ Ставропольский и Кавказский святитель Игнатий Брянчанинов в летописи Русской Церкви назван строгим ревнителем, выдающимся ученым, миротворцем, творцом бессчетных посланий, которые обрели бессмертие.

Поэтический дар святителя нашел свое отражение в творческом наследии, в которое вошли проповеди и трактаты. Он писал как частным лицам, так и церкви. Поднимая вопросы:

  • аскетического воспитания;
  • православной догматики;
  • видения духов;
  • ереси и раскола.

Поныне епископ Игнатий является примером личности, к которой не угасает интерес христиан. В его писаниях черпается сила огня преданности и братской любви, умение оставаться верными Богу в любой ситуации.

Важно! В июне 1988 года решением Собора Русской православной церкви во время заседания в Троицко-Сергиевском монастыре, владыка Игнатий причислен к лику святых.

Поклониться святым мощам можно в Свято-Введенской обители в поселке Толга Ярославской области.

Житие святителя Игнатия Брянчанинова, епископа Кавказского

molitva-info.ru

святитель Игнатий (Брянчанинов)

Игнатий (Брянчани́нов) епископ Кавказский и Черноморский, святитель (1807–1867)

День памяти: 30 апреля (13 мая)

Детство, юношество, молодость

Святитель Игнатий Брянчанинов родился в селе Покровском Вологодской губернии, 5 февраля 1807 года. Он происходил из старинного дворянского рода Брянчаниновых, восходившего к Михаилу Бренко, боярину, соратнику и оруженосцу великого князя Димитрия Донского. В крещении будущему святителю Игнатию было дано имя Димитрий.

Отец Димитрия, Александр Семенович, человек верующий, был когда-то близок ко двору, а с течением времени, к моменту появления на свет будущего святителя Игнатия сделался небогатым помещиком. Мать Димитрия, Софья Афанасьевна, была образованной женщиной с добрым нравом. Замуж она вышла достаточно рано и с тех пор старалась уделять свои силы заботе о семье.

С детства Димитрий воспитывался в благочестивых традициях, получал хорошее, соответствующее возрасту образование. Своими дарованиями он выделялся среди других своих братьев и сестёр. Помимо прочего Димитрий проявлял способности к изучению языков, рисованию, пению, игре на скрипке. Вероятно, он мог бы построить хорошую карьеру, но его привлекало другое: уже с юности в нём зародилось желание связать свою жизнь с монашеским подвигом. Димитрий много молился, часто бывал в храме. Однако когда он поведал о своём желании отцу, тот не выразил сочувствия, да и не отнёсся к этому желанию серьёзно.

Когда Димитрию исполнилось пятнадцать лет, отец отвёз его в Петербург, чтоб устроить в Главное инженерное училище. Будучи патриотом, героем войны 1812 года, Александр Семенович желал видеть сына военным инженером. И сын не перечил отцу. Димитрий настолько успешно сдал вступительные экзамены, что опередил всех прочих конкурсантов. Его сразу же определили во второй класс. Шёл 1822 год.

Учился он прилежно и на протяжении обучения не раз восхищал товарищей и преподавателей своею подготовкой. Успехи Димитрия сделали его известным даже и великому князю Николаю Павловичу, генерал-инспектору Инженерных войск. В декабре 1824 года Димитрия произвели в чин инженера-прапорщика.

За годы обучения он был вхож в аристократические дома. Сказывалось его происхождение, родственные связи, хорошая образованность и воспитанность. Кроме того он был замечательным декламатором. К примеру, он познакомился с И. А. Крыловым, В. А. Жуковским, А. С Пушкиным, К. Н. Батюшковым, М. И. Глинкой. Несмотря на лежащие перед Димитрием возможности хорошей карьеры, сам он не прельщался такой перспективой.

В этот период Димитрий настойчиво искал для себя ответы на насущные вопросы о жизни. Но ни физика, ни философия таких ответов дать не могла. Он стал обращаться к творениям святых отцов Церкви, сблизился с монахами Валаамского подворья, иноками Александро-Невской Лавры. Его сердце стремилось туда, где и внешняя слава, и материальное благополучие почитается за ничто. В Лавре он познакомился со старцем Леонидом и при его поддержке утвердился в мысли уйти в монастырь. Отец, узнав о том, какие перемены происходят с сознанием его сына, вознегодовав, обратился к руководству училища, и за Димитрием установили надзор.

Закончив, в 1826 году, инженерное училище, он, к изумлению многих, подал прошение об отставке. Это прошение было отвергнуто.

Весной Димитрий заболел туберкулезом. Император прислал к нему врачей, которые вынесли неутешительный вердикт: при таком состоянии здоровья монашество ему противопоказано. Между тем Димитрий всё же поправился. Вместо отставки ему была предложена возможность перевода в любой из гвардейских полков, расположенных в южных частях России, отличавшихся благоприятными климатическими условиями, но он твёрдо стоял на своём. В результате, Димитрия направили в инженерное подразделение крепости Динабург на берегу западной Двины.

На пути к монашеству. Начало монашеского пути

В ноябре 1827 года он, вопреки желанию родителей, вышел в отставку по состоянию здоровья, а вскоре поступил в Александро-Свирскую обитель. Здесь он учился духовной премудрости, исполнял различные послушания: трудился в пекарне, на ловле рыбы, работал возницей. Его духовным руководителем в этот период был старец Лев.

В 1828 году Димитрий последовал за ним в Площанскую пустынь. Через некоторое время он перешёл в Оптину пустынь. Особенности такой новой жизни, в том числе переезды, сказались в ослаблении здоровья, и в конце 1829 года на какое-то время Димитрий приехал погостить к своим родителям. Те тщетно пытались отговорить его от его выбора.

В 1830 году Димитрий, помощью епископа Вологодского и Устюжского Стефана поступил в Семигородную пустынь. В 1831 году он перешёл в Глушицкий Сосновецкий монастырь.

В июне того же года в Вологодском кафедральном соборе Димитрий, в возрасте 24 лет, был пострижен в монашество с наречением имени Игнатий, которое он получил в честь святого Игнатия Богоносца. 5 июля его рукоположили во диакона, а уже 20 июля возвели в иерея и назначили служить при архиерейском доме. Затем он был направлен для благоустройства пребывавшего тогда в запустении Григориева Пельшемского Лопотова монастыря. В январе 1833 года он был возведен в сан игумена.

Приблизительно в это время родители, смирившись с волей своего сына, восстановили с ним добрые, доверительные отношения.

В виду напряженных трудов и неблагоприятного климата здоровье отца Игнатия вновь ухудшилось. При дружеской поддержке удалось выхлопотать для него новое место, и ему была предложена должность настоятеля Угрешского монастыря.

Но вмешалась высшая политическая сила: император Николай I порекомендовал ему возглавить Санкт-Петербургскую Троице-Сергиеву пустынь, и в конце 1833 года он был назначен её настоятелем, а в начале 1834 года возведен в сан архимандрита. Здесь он оставался вплоть до 1857 года. За время его руководства пустынь преобразилась, наполнилась насельниками, обрела добрую славу. Сказались и знания, полученные в миру, и питаемое к отцу Игнатию уважение со стороны мирских людей: многие жертвовали ему значительные суммы.

С 1838 года архимандрит Игнатий был назначен на должность благочинного монастырей Санкт-Петербургской епархии.

Архипастырское служение

В октябре 1857 года состоялась хиротония отца Игнатия во епископа, а в январе 1858 года он прибыл в Ставрополь, чтобы взять в управление Кавказскую и Черноморскую епархию. Когда он приехал на Кавказ, епархия находилась в страшном запустении. Здесь святитель Игнатий столкнулся с многочисленными трудностями, начиная от недостаточности финансирования и заканчивая враждебностью раскольников, коих в то время было немало.

За время его руководства в епархии установился должный порядок богослужения, наладилось просвещение. Многие известные люди помогали епископу в его деятельности, но встречались и те, кто относился к нему недружелюбно. В 1861 году он подал прошение об уходе на покой. В августе 1861 года он был уволен с назначением пенсии.

В октябре того же года святитель поселился в Николо-Бабаевском монастыре. Здесь, помимо способствования хозяйственной и богослужебной деятельности обители, он предавался уединению, работал над своими сочинениями, принимал посетителей, нуждавшихся в его архипастырском попечении.

16 апреля 1867 года святитель совершил последнюю в своей земной жизни Божественную Литургию. 30 апреля 1867 года он тихо отошёл к Богу. После смерти в кармане его подрясника обнаружили несколько копеек. Вот и всё материальное богатство.

Творческое наследие

Святитель Игнатий оставил в назидание верующим множество произведений разной направленности. Среди его опубликованных сочинений встречаются проповеди и серьёзные трактаты. Кроме того до нас дошли многие из его посланий частным лицам (см.: Избранные письма). Он писал и об аскетической жизни (см.: Аскетические опыты, 1 часть; Аскетические опыты, 2 часть), и о различных вопросах Православной Догматики (см.: Слово о человеке; Слово о смерти. Слово о чувственном и о духовном видении духов; Слово об ангелах), и против ересей и расколов, и на прочие, злободневные темы.

Тропарь святителю Игнатию (Брянчанинову), епископу Кавказскому и Черноморскому, глас 8

Православия поборниче, / покаяния и молитвы делателю и учителю изрядный, / архиереев Богодухновенное украшение, / монашествующих славо и похвало: / писании твоими вся ны уцеломудрил еси. / Цевнице духовная, Игнатие богомудре, / моли Слова Христа Бога, Егоже носил еси в сердце твоем, // даровати нам прежде конца покаяние.

Иной тропарь, глас 8

Избранник возлюблен Христови явился еси, / Тому скорбьми многими и молитвою непрестанною прилепився, / благодать Духа Святаго стяжав, / учитель изряден людем был еси. / Поминай нас, святителю Игнатие, богоносе Российский, / да учении и молитвами твоими покаяние спасительное обрящем // и любовию сердечною Христу усвоимся.

Кондак святителю Игнатию Брянчанинову, епископу Кавказскому и Черноморскому, глас 8

Аще и совершал еси стезю жития земнаго, святителю Игнатие, / обаче непрестанно зрел еси законы бытия вечнаго, / сему поучая ученики словесы многими, // имже последовати и нам, святче, помолися.

Молитва

О великий и пречудный угодниче Христов, святителю отче Игнатие! Милостиво приими молитвы наша, с любовию и благодарением тебе приносимыя! Услыши нас сирых и безпомощных, к тебе с верою и любовию припадающих и твоего теплаго предстательства о нас пред Престолом Господа Славы просящих. Вемы, яко много может молитва праведника, Владыку умилостивляющая. Ты от лет младенческих Господа пламенно возлюбил еси и Ему Единому служити восхотев, вся красная мира сего ни во чтоже вменил еси. Ты отвергся себе и взем крест твой, Христу последовал еси. Ты путь узкий и прискорбный жития иноческаго волею себе избрал еси и на сем пути добродетели великия стяжал еси. Ты писаньми твоими сердца человеков глубочайшаго благоговения и покорности пред Всемогущим Творцом исполнял еси, грешников же падших мудрыми словесы твоими в сознании своего ничтожества и своея греховности, в покаянии и смирении прибегати к Богу наставлял еси, ободряя их упованием на Его милосердие. Ты николиже притекавших к тебе отвергал еси, но всем отец чадолюбивый и пастырь добрый был еси. И ныне не остави нас, усердно тебе молящихся и твоея помощи и предстательства просящих. Испроси нам у человеколюбиваго Господа нашего здравие душевное и телесное, утверди веру нашу, укрепи силы наша, изнемогающия во искушениих и скорбех века сего, согрей огнем молитвы охладевшая сердца наша, помоги нам, покаянием очистившимся, христианскую кончину живота сего получити и в чертог Спасов преукрашенный внити со всеми избранными и тамо купно с тобою покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу во веки веков. Аминь.

azbyka.ru

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Епископа Игнатия в миру звали Дмитрий Александрович Брянчанинов. Он родился 5 (17) февраля 1807, а отошел ко Господу 30 апреля (11 мая) 1867) будучи епископом Православной Церкви, богословом, ученым и проповедником.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) родился в родовом имении отца, селе Покровском Вологодской губернии. У его матери долго не было детей, но она молилась об излечении от бесплодия, ездила по святым местам и Господь услышал ее молитву. На свет появился Дмитрий Александрович Брянчанинов. Мальчиком епископ Игнатий (Брянчанинов) жил в уединенном селе, но его это ничуть не тяготило. Наоборот, — с детства он склонялся к иночеству, к тишине, молитве, чтению духовной литературы.

Ребенком епископ Игнатий (Брянчанинов) не просто хорошо учился, но был лучшим в своем классе, старательно постигал разные науки и был одарен в живописи, музыке, во всех видах искусства. Он был знаком, благодаря своей семье, с президентом Академии художеств А. Н. Олениным, где на литературных вечерах имел возможность познакомиться с А. Пушкиным, К. Батюшковым, Н. Гнедичем, И. Крыловым. Несмотря на то, что епископ Игнатий (Брянчанинов) знал и шумную столичную жизнь, он продолжал тяготеть к уходу от мирской суеты, к уединению и поиску «вечной собственности для вечного человека». Он был силен в науках, но осознавал, что возможности человека к познанию мира ограничены и ключ ко всему — Господь и Его Слово.

Путь к монашеству

Епископ Игнатий (Брянчанинов) изучал философию и Писание, откровения Святых Отцов, читал много духовных книг и посещал богослужения в Александро-Невской лавре. Его настоящим духовным наставником и отцом стал старец Леонид (впоследствии оптинский иеромонах Лев). Под влиянием бесед с ним, Дмитрий Брянчанинов оставил свет и должность, ушел в отставку и стал послушником в монастыре, где принял иноческий постриг с именем Игнатий в уединенном Глушицком Дионисиевом монастыре.

В январе 1832 г. иеромонах Игнатий был назначен строителем Пельшемского Лопотова монастыря в Вологодской губернии, а в 1833 г. возведен в сан игумена этого монастыря. Вскоре император Николай I вызвал Игнатия в Петербург. По Высочайшей рекомендации и по распоряжению Священного Синода его рукополагают в архимандрита и назначают настоятелем Сергиевой пустыни.

Архимандрит Игнатий прожил в Сергиевой Пустыни 24 года и многое сделал для обители. 27 октября 1857 г. он был хиротонисан во епископа Кавказского и Черноморского. В следующем году Владыка прибыл в Ставрополь. Там его поразила тяжелая болезнь — оспа. Преосвященный решил проситься на покой и в 1861 г. поселился в Николо-Бабаевском монастыре. Здесь, свободный от служебных обязанностей, все свое время до конца жизни (30 апреля 1867) он отдал работе над духовными сочинениями.

Епископ Игнатий канонизован Поместным Собором Русской Православной Церкви (Троице-Сергиева Лавра, 6-9 июня 1988). Память — 30 апреля по юлианскому календарю.

Его святые мощи покоятся в Свято-Введенском Толгском монастыре Ярославской Епархии. Частица их была принесена в Ставрополь Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II во время первого визита Предстоятеля Русской Православной Церкви на Кавказ в августе 1994 года.

Читайте также — Святитель Игнатий Брянчанинов: О письмах святителя Игнатия (Старчество на Руси)

Цитаты, высказывания,изречения Святителя Игнатия

  • В церкви, когда найдете нужным сесть, садитесь, потому что Бог внимает не тому, кто сидит или стоит, а тому, чей ум устремлен к Нему с должным благоговением. Стремление к Богу, благоговение пред Богом и страх Божий приобретаются вниманием к себе.
  • Вера ослабляется упованием на свой разум, неискренностию и самолюбием.
  • Возненавидь ненавистную Богу праздность, возлюби возлюбленный Богу труд, но души твоей не расслабляй пустою заботливостью, всегда бесполезною и излишнею.
  • Все поступки наши по отношению к ближнему, и добрые и злые, Господь будет судить, как бы они были сделаны относительно Его Самого.
  • Плач есть сердечное чувство покаяния, спасительной печали о греховности и разнообразной, многочисленной немощи человека. Плач есть «дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно, которое Бог не уничижит» Пс.50:19, то есть не предаст во власть и поругание демонам, как предается им сердце гордое, исполненное самомнения, самонадеянности, тщеславия. Плач есть та единственная жертва, которую Бог принимает от падшего человеческого духа, до обновления человеческого духа Святым Божиим Духом. Да будет наша молитва проникнута чувством покаяния, да совокупится она с плачем, и прелесть никогда не воздействует в нас.
  • Должно с насилием отвлекать себя от осуждения ближних, ограждаясь от него страхом Божиим и смирением. Чтоб ослабить и, с Божией помощью, совершенно искоренить из сердца своего соблазн на ближнего, должно при свете Евангелия углубляться в себя, наблюдать за своими немощами, исследовать свои греховные стремления, движения и состояния. Когда грех наш привлечет к себе наши взоры, — некогда нам будет наблюдать за недостатками ближнего, замечать их. Тогда все ближние покажутся нам прекрасными, святыми; тогда каждый из нас признает себя величайшим грешником в мире, единственным грешником в мире; тогда широко отверзнутся для нас врата, объятия истинного, действительного покаяния.
  • Источник: Источник: http://брянчанинов.рф

  • Зрение грехов, зрение того падения, в котором находится весь род человеческий, есть особенный дар Божий. Испроси себе этот дар, и понятнее будет для тебя книга Небесного Врача — Евангелие.
  • Истинная молитва есть голос истинного покаяния. Когда молитва не одушевлена покаянием, тогда она не исполняет своего назначения, тогда не благоволит о ней Бог.
  • Кто нарушил верность Богу впадением в грех, — восстанови эту верность, докажи ее борьбою с грехом, свержением с себя чрез победу цепей, тех цепей, которыми оковывает грех своих пленников, которые удерживают пленников греха в насильственной работе ему.
  • Люби Бога так, как Он заповедал любить Его, а не так, как думают любить Его самообольщенные мечтатели. Не сочиняй себе восторгов, не приводи в движение своих нервов, не разгорячай себя пламенем вещественным, пламенем крови твоей. Жертва благоприятная Богу — смирение сердца, сокрушение духа. С гневом отвращается Бог от жертвы, приносимой с самонадеянностью, с гордым мнением о себе, хотя б эта жертва была всесожжением.
  • Не будем смущаться, когда увидим в себе восстание страстей, как обыкновенно смущается этим неведение себя. Мы повреждены грехом, и страсти сделались нам естественны, как естественны недугу различные проявления его. При восстании страстей должно немедленно прибегать к Богу молитвою и плачем, с твердостью противостоять страстям и в терпении ожидать заступления от Бога.
  • Не нужны Богу наши молитвы! Он знает, и прежде прошения нашего, в чем мы нуждаемся; Он, Премилосердый, и на не просящих у Него изливает обильные щедроты. Нам необходима молитва: она усвояет человека Богу. Без нее человек чужд Бога, а чем более упражняется в молитве, тем более приближается к Богу.
  • Не осуждай ни нечестивого, ни явного злодея: «своему Господеви стоит он, или падает» (Рим. XIV, 4). Не возненавидь ни клеветника твоего, ни ругателя, ни грабителя, ни убийцы: они распинают тебя одесную Господа, по непостижимому устроению судеб Божиих, чтобы ты, от сердечного сознания и убеждения мог сказать в молитве твоей Господу: «Достойное по делам приемлю, помяни мя, Господи, в Царстве Твоем».
  • Не унывай при случившихся переменах. Никому из людей не свойственно постоянное, без всяких унижений, пребывание в добре: тем более не свойственно это новоначальному! Отдай долг страстям! — сказал некоторый святой наставник монашествующих. Побеждения врачуй покаянием! Борьба нового человека с ветхим соделает тебя искусным в невидимых бранях, твердым, мужественным. Не желай преждевременно состояния спокойного!
  • О, странники земные! о, вы все, стремящиеся или влекущиеся по широкому пути, при неумолкающем шуме земных попечений, развлечений и увеселений, по цветам, перемешанным с колючим тернием, спешащие по этому пути к концу, всем известному и всеми забываемому — к мрачному гробу, к еще более мрачной и страшной вечности, остановитесь! Отряхните обаяние мира, постоянно содержащее вас в плену! Прислушайтесь к тому, что возвещает вам Спаситель, обратите должное внимание на слова Его! Покайтеся и веруйте во Евангелие, говорит Он вам, покайтеся: приближися бо царствие небесное.
  • Когда Господь был на земле пресвятою плотию, — многие видели Его и, вместе, не видели. Что пользы, когда человек смотрит телесными очами, общими у него с животными, а ничего не видит очами души — умом и сердцем? И ныне многие ежедневно читают Евангелие, и вместе никогда не читали его, вовсе не знают его.

Молитвы Святителю Игнатию

Источник: http://брянчанинов.рф

Читайте также — Святитель Игнатий (Брянчанинов): Ободримся, грешники – ибо есть покаяние!

Тропарь святителю Игнатию (Брянчанинову), епископу Кавказскому и Черноморскому, глас 8

Православия поборниче, / покаяния и молитвы делателю и учителю изрядный, / архиереев Богодухновенное украшение, / монашествующих славо и похвало: / писании твоими вся ны уцеломудрил еси. / Цевнице духовная, Игнатие богомудре, / моли Слова Христа Бога, Егоже носил еси в сердце твоем, // даровати нам прежде конца покаяние.

Иной тропарь, глас 8

Избранник возлюблен Христови явился еси, / Тому скорбьми многими и молитвою непрестанною прилепився, / благодать Духа Святаго стяжав, / учитель изряден людем был еси. / Поминай нас, святителю Игнатие, богоносе Российский, / да учении и молитвами твоими покаяние спасительное обрящем // и любовию сердечною Христу усвоимся.

Кондак святителю Игнатию Брянчанинову, епископу Кавказскому и Черноморскому, глас 8

Аще и совершал еси стезю жития земнаго, святителю Игнатие, / обаче непрестанно зрел еси законы бытия вечнаго, / сему поучая ученики словесы многими, // имже последовати и нам, святче, помолися.

Молитва

О великий и пречудный угодниче Христов, святителю отче Игнатие! Милостиво приими молитвы наша, с любовию и благодарением тебе приносимыя! Услыши нас сирых и безпомощных, к тебе с верою и любовию припадающих и твоего теплаго предстательства о нас пред Престолом Господа Славы просящих. Вемы, яко много может молитва праведника, Владыку умилостивляющая. Ты от лет младенческих Господа пламенно возлюбил еси и Ему Единому служити восхотев, вся красная мира сего ни во чтоже вменил еси. Ты отвергся себе и взем крест твой, Христу последовал еси. Ты путь узкий и прискорбный жития иноческаго волею себе избрал еси и на сем пути добродетели великия стяжал еси. Ты писаньми твоими сердца человеков глубочайшаго благоговения и покорности пред Всемогущим Творцом исполнял еси, грешников же падших мудрыми словесы твоими в сознании своего ничтожества и своея греховности, в покаянии и смирении прибегати к Богу наставлял еси, ободряя их упованием на Его милосердие. Ты николиже притекавших к тебе отвергал еси, но всем отец чадолюбивый и пастырь добрый был еси. И ныне не остави нас, усердно тебе молящихся и твоея помощи и предстательства просящих. Испроси нам у человеколюбиваго Господа нашего здравие душевное и телесное, утверди веру нашу, укрепи силы наша, изнемогающия во искушениих и скорбех века сего, согрей огнем молитвы охладевшая сердца наша, помоги нам, покаянием очистившимся, христианскую кончину живота сего получити и в чертог Спасов преукрашенный внити со всеми избранными и тамо купно с тобою покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу во веки веков. Аминь.

Труды Святителя Игнатия (Брянчанинова)

www.pravmir.ru

Святитель Игнатий Брянчанинов: афоризмы - Православный журнал "Фома"

В этой рубрике мы публикуем афоризмы известных людей, которые внесли уникальный вклад в мировую культуру — о христианстве, истории, любви, свободе, труде, вере, культуре и о многом другом. Продолжает проект “Мысли великих” изречения святителя Игнатия (Брянчанинова) – одного из самых известных и любимых в России святых .

Спасение:

…спасение заключается в возвращении общения с Богом.

Несчастлив тот, кто удовлетворен собственною человеческою правдою: ему не нужен Христос, возвестивший о Себе: «не приидох призвати праведники, но грешники на покаяние» (Мф.9:13).

Промысл Божий, упование и надежда, простота и лукавство:

Материал по теме

8 главных страстей по учению святителя Игнатия Брянчанинова

В XIX веке известный православный богослов и проповедник святитель Игнатий Брянчанинов составил список «Восемь главных страстей с их подразделениями и отраслями», основанный на изучении трудов отцов Церкви. Этот список, содержательно повторяя классификацию Григория Великого, включает в себя также и перечисление конкретных проявлений греха

  Нет слепого случая! Бог управляет миром, и все, совершающееся на небе и в поднебесной, совершается по суду премудрого и всемогущего Бога, непостижимого в премудрости и всемогуществе Своем, непостижимого в управлении Своем.

Если нет ни одного случая, который бы утаился от Бога, то за все случающееся надо славословить Бога.

Необходимо уверить себя, что Бог управляет участию мира и участию каждого человека. Опыты жизни не замедлят подтвердить и утвердить это учение Евангелия.

Все мимо идет – и хорошее, и худое, – а ни человеки, ни бесы не могут сделать того, чего Бог не попустит.

Отчего возмущается дух наш против судеб и попущений Божиих? Оттого, что мы не почтили Бога как Бога…

От живой веры в Бога рождается полная покорность Богу, а от покорности Богу — мир помыслов и спокойствие сердца.

От зрения промысла Божия образуются в душе глубокая кротость и неизменная любовь к ближнему, которых никакие ветры взволновать, возмутить не могут.

…над временами, общественными событиями и частными судьбами зрится Бог.

Зрение промысла Божия хранит, растит веру в Бога.

Христианин, смотрящий неуклонно на промысл Божий, сохраняет среди лютейших злоключений постоянное мужество и непоколебимую твердость.

Пред видением Божественного промысла не устаивают не только временные скорби, но и те, которые ожидают человека при вступлении его в вечность, за рубежом гроба.

Христианин никогда и ничем не должен смущаться, ибо Промысл Божий носит его на руках своих. Наше попечение должно состоять в том, чтоб мы пребывали верными Господу.

Поражение одного воина не есть уже побеждение всего войска.

…Господь в прямом образе поведения – Помощник; а лукавый политик – помощник сам себе, – Господь к нему, как к преумному, на помощь не приходит.

Жизнь по Евангелию:

Не довольствуйся одним бесплодным чтением Евангелия; старайся исполнять его заповеди, читай его делами. Это – книга жизни, и надо читать ее жизнью.

По Евангельским заповедям мы будем судимы на суде, установленном от Бога для нас, христиан православных… мы будем судимы по Евангелию, что небрежение о исполнении Евангельских заповедей есть деятельное отвержение Самого Господа.

Евангелие есть изображение свойств нового человека, который — Господь с небесе (1Кор.15:48). Этот новый человек — Бог по естеству. Святое племя Свое человеков, в Него верующих и по Нему преобразившихся, Он соделывает богами по благодати.

Престолом и покоем, так сказать, для Святого Духа служат смирение, любовь, кротость и, последовательно, все святые заповеди Христовы.

Как о своих помыслах, так и о помыслах ближнего, о его советах, советуйся с Евангелием.

…евангельские блаженства суть духовные состояния, открывающиеся в христианине от исполнения евангельских заповедей; что блаженства открываются одно вслед за другим, рождаясь одно от другого…

Очищение совершает Святой Дух в человеке, выражающем жизнью произволение к очищению.

…исповедание Бога устами без исповедания деятельностию и сокровенною жизнию сердца при одном исполнении некоторых наружных обрядов и постановлений церковных признается пустым, душепагубным лицемерством.

…заповеди должны быть душою и каждого христианина, и христианского общества.

Духовное рассуждение приобретается чтением Священного Писания, преимущественно же Нового Завета, и чтением святых Отцов, которых писания соответствуют роду жизни, проводимой христианином.

Необходимо, чтоб чтению содействовало жительство: Бывайте же творцы слова, а не точию слышателие, прельщающе себе самих (Иак. 1: 22).

Пребывание в усыновлении Богу, доставляемом через святое крещение, поддерживается жизнью по евангельским заповедям. Теряется пребывание в усыновлении отступлением от жительства по евангельским заповедям.

Для спасения необходимо, чтобы крещенный во Христа жительствовал по законодательству Христа.

…человеческое повреждение состоит в смешении добра со злом: исцеление состоит в постепенном удалении зла, когда начинает в нас действовать более добро.

Намерение:

Что душа в теле, то цель и намерение во всяком человеческом занятии.

Человек… водится своим образом мыслей…

Мысль подобна рулю корабельному…

Ум -… царь… в человеке.

Наперсник Закона Божия во всех упражнениях, во всех делах своих имеет целью Богоугождение. Мир обращается для него в книгу заповедей Господних. Прочитывает он эту книгу делами, поведением, жизнью.

Различать добро от зла принадлежит сердцу – это его дело. Но опять нужно время, нужно укоснение в заповедях евангельских, чтоб сердце стяжало тонкость вкуса к отличию вина цельного от вина поддельного.

…все, сопровождаемое смущением, имеет началом своим грех, хотя бы по наружности и казалось высшим добром.

Божественное добро не должно быть отвергаемо, если некоторые или многие, употребили его во зло.

Духовная брань:

Скорбь по той причине и называется искушением, что она открывает сокровенное состояние сердца.

Гораздо маловажнее беснование, нежели принятие какого-либо вражескаго помысла, могущаго на веки погубить душу.

Грех и покаяние, гордыня и смирение:

В покаянии — вся тайна спасения.

…покаяние есть сознание падения, сознание необходимости в Искупителе…

…покаяние не может быть совмещено с произвольною греховною жизнию.

Несродно чувство покаяния тому, кто вполне доволен собою, а кругом себя видит только соблазн и недостатки всех родов.

Главные признаки гордости суть охлаждение к ближним и оставление исповеди.

Смиренный предает себя всецело воле Божией… Смирение надеется на Бога — не на себя и не на человеков:. и потому оно в поведении своем просто, прямо, твердо, величественно.

Смирение не видит себя смиренным.

Ложное смирение — всегда с сочиненною наружностью: ею оно себя публикует.

Ложное смирение любит сцены: ими оно обманывает и обманывается.

Величайшая прелесть – признавать себя свободным от прелести.

Все виды бесовской прелести, которым подвергается подвижник молитвы, возникают из того, что в основание молитвы не положено покаяние, что покаяние не сделалось источником, душею, целию молитвы.

Фарисей, оставляя исполнение заповедей Божиих, составляющих сущность Закона, стремится к утонченному исполнению наружных мелочей…

Сознавать себя грешным необходимо для спасения, а засуживать себя и метаться во все стороны от греховности очень вредно. «Все неумеренное – от бесов», – сказал преподобный Пимен Великий.

Непадательность несвойственна человеку на земле — ниже жителю глубочайшей пустыни и уединения.

Не желайте от себя невозможнаго, не требуйте от души вашей того, чего она не может дать. Врачуйте ваши увлечения покаянием, а недостаток делания вашего восполняйте сокрушением духа.

Много и часто мы вредим себе, требуя от себя несвойственного нам.

Безрассудно искать невозможного.

Не должно с души своей, с своего сердца требовать больше, нежели сколько они могут дать.

Будьте снисходительны к душе Вашей в ея немощах; излишняя строгость отвлекает от покаяния, приводит в уныние и отчаяние.

Изучение добродетелей, несоответствующих образу жизни, производит мечтательность, приводит человека в ложное состояние. Упражнение в добродетелях, не соответствующих образу жизни, делает жизнь беcплодною.

Любовь к ближнему, заботы о спасении других, осуждение, обиды, прощение:

Любовь же к брату заключается в исполнении относительно него заповедей Господа (2 Ин.1: 6).

Правильная любовь к ближнему заключается в исполнении относительно его евангельских заповедей…

Ум твой, наставленный Евангелием, тогда смирится пред каждым ближним, когда увидит в каждом ближнем Христа.

И святые отцы не велят искать от ближнего исполнения заповеди, потому что это только нарушает мир.

Любви к ближнему предшествует и сопутствует смирение пред ним. Ненависти к ближнему предшествует осуждение его, уничижение, злословие, презрение к нему, иначе – гордость.

Делай, что можешь полезного и что позволяет закон, твоим любимым; но всегда поручай их Богу, и слепая, плотская, безотчетливая любовь твоя обратится мало-помалу в духовную, разумную, святую.

Надо отдать всех людей Богу. Этому научает нас и Церковь; она говорит: «Сами себя, и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим».

Не доложить бремя на ближнего – не беда; переложить – и ближний удобно может повредиться неисцельно, на всю жизнь сделаться ни к чему неспособным.

О непокоряющихся и не внимающих слову спасения, не надо очень печалиться; но сказав им подобающее, предавать их воле Божией, которая может их обратить на правый путь чрез другая орудия и средства, которых в деснице Его бесчисленное множество.

На ближних сильнее действует молитва о них, нежели слово к ним: потому что молитва вводит в действие Самаго всесильнаго Бога, и Бог творит с созданием Своим все, что Ему благоугодно.

Вспомни, что Спаситель велел Петру идти за Собою, а когда Петр вопросил и позаботился о другом, то услышал: до другого что тебе за дело, ты по Мне иди. Заботясь преждевременно и неправильно о других, мы часто забываем или ослабляем заботу о себе.

Чтоб не осуждать ближнего, должно отказаться от суждения о ближнем…

Должно с насилием отвлекать себя от осуждения ближних, ограждаясь от него страхом Божиим и смирением.

Раб Христов не может быть врагом чьим-либо.

Послушание:

Истинное послушание – послушание Богу, Единому Богу.

Вера в человека приводит к исступленному фанатизму.

…душепагубное актерство и печальнейшая комедия — старцы, которые принимают на себя роль древних святых старцев, не имея их духовных дарований…

Свобода:

Будьте свободны! не связывайте себя никакою скрупулезностию. Правила для человека, а не человек для правил.

…в жительстве твоем сохраняй благоразумную соразмерность, не связывая себя количеством.

Сказанное Господом о субботе, что она для человека, а не человек для нее (Мк. 2: 27), можно и должно отнести ко всем подвигам благочестивым, а между ними и к молитвенному правилу.

Обрати все внимание на Евангельские заповеди, ими неси себя в жертву живую, благоугодную Богу. В наружных действиях, не имеющих никакого влияния на душу, как например, в перемене платья и тому подобных, будь решительно свободен.

Молитва:

Путь к Богу – молитва.

Душа молитвы – внимание.

Безостановочное произнесение молитв рассеивает ум.

…отцы повелевают, чтоб правило для христианина было как можно проще и малосложнее.

Сущность исполнения молитвенного правила заключается в том, чтоб исполнялось оно со вниманием. От внимания дух наш приходит в смирение; от смирения рождается покаяние. Чтоб можно было совершать правило не спешно, надо правилу быть умеренным.

Пост:

Сколько вредно невоздержание, столько вреден, или еще более, неумеренный пост.

…больные и престарелые должны остерегаться от излишнего телесного подвига…

Церковь:

Без послушания Церкви нет смирения; без смирения нет спасения: смирихся, и спасе мя, сказал Пророк (Пс. 114: 5).

…как человек состоит из души и тела, то оказались нужными наружные обряды и постановления.

…немощь священника, как человека, отнюдь не препятствует совершению Таинств, совершающихся по причине благодати священства, которою облечен человек, а не по причине собственных его достоинств, хотя и приятно видеть в одном лице соединение достоинств собственных с дарами благодати.

Ересь:

Ересь – ложное учение о христианстве… Ересь – грех ума. Сущность этого греха – богохульство.

…все древния ереси, под различными изменяющимися личинами, стремились к одной цели: оне отвергали Божество Слова и искажали догмат воплощения. Новейшия наиболее стремятся отвергнуть действия Святаго Духа…

Отношение к иноверцам:

Лишенные славы христианства не лишены другой славы, полученной при создании: они – образ Божий.

Богатство и бедность:

Временное богатство названо неправедным, потому что оно — следствие падения.

Знания:

Лучше сознаться в неведении, нежели выказать ведение душевредное.

Чудеса:

Желание видеть знамения служит признаком неверия, и знамения даны были неверию, чтобы обратить его к вере

Житейские дела:

Занятия по дому и хозяйству очень полезны: удаляют от праздности и облегчают уму невидимую его борьбу.

Биография святителя Игнатия (Брянчанинова)

Святитель Игнатий (Брянчанинов) (1807-1867) – русский духовный писатель XIX века, епископ, богослов и проповедник.

Родился в старинной дворянской семье 5 (17) февраля 1807, в селе Покровском Вологодской области.

В миру будущего святителя звали Дмитрий Александрович Брянчанинов.

Ещё в детстве он почувствовал склонность к молитвенным трудам и уединению. В 1822 году по настоянию отца Димитрий поступил в Военное инженерное училище, которое закончил в 1826 году. Перед юношей открывалась блестящая светская карьера, но он ещё до окончательного экзамена подаёт прошение об отставке, желая принять монашество.

Эта просьба  не была удовлетворена, и Димитрий Александрович направился на службу в Динабургскую крепость, где тяжело заболел.  6 ноября 1827 года получил вожделенную отставку и сразу поступил послушником в монастырь.

28 июня 1831 года епископом Вологодским Стефаном Д. А. Брянчанинов был пострижен в монашество с именем Игнатий в честь священномученика Игнатия Богоносца; 5 июля был рукоположён в иеродиакона, а 20 июля — в иеромонаха. Затем в 1833 году он был возведен в сан игумена, а в 1834 – в сан архимандрита.

27 октября 1857 года в петербургском Казанском соборе был состоялась архиерейская хиротония. Отец Игнатий становится  епископом Кавказским и Черноморским.

В 1861 году епископ Игнатий ушел на покой и поселился в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии, где вёл уединённую молитвенную жизнь до самой кончины 30 апреля (12 мая) 1867 года.

Святитель Игнатий был причислен к лику святых 6 июня 1988 года. Перед канонизацией, 26 мая 1988 года, его мощи были торжественно перенесены в Свято-Введенский Толгский монастырь (Ярославль), где они находятся до сих пор.

Смотрите также:

Восемь главных страстей по учению святителя Игнатия Брянчанинова

На заставке фрагмент фото José Manuel Ríos Valiente/www.flickr.com

foma.ru

Святитель Игна́тий (Брянчанинов), епископ Кавказский

Кондак 1

Избранный Небесным Царем и от Него прославленный, святителю отче Игнатие, ныне всечестную твою память празднующе, молим тя усердно: путеводствуй нас на пути спасения, избави от врагов видимых и невидимых, от скорбей и болезней с любовию зовущих ти:

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный.

Икос 1

Архангели и Ангели удивляхуся житию твоему, святителю отче Игнатие, како ты от лет малых к Богу велие рачение имел еси и по заповедей Его житие твое неуклонно проводил еси. Дивящеся таковому благоразумию твоему, со умилением взываем ти:

Радуйся, скорбящих безчадных родителей твоих рождением своим утешивый;

Радуйся, рода честнаго отрасль прекрасная.

Радуйся, Ангела хранителя твоего непрестанное веселие;

Радуйся, родителей и наставников твоих своею кротостию и покорностию удививый.

Радуйся, от лет младенческих ко иноческому послушанию себе приуготовивый;

Радуйся, душу свою младенческую к Богу устремивый.

Радуйся, в молитве и богомыслии отроческия своя досуги проводивый;

Радуйся, для меньших братии и сестер твоих пример молитвы и послушания бывый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 2

Видяще родители твои великая твоя дарования, направиша тя в царствующий град, да обучен будеши к восприятию воинскаго звания. Ты же, избранниче Божий, юн сый леты, стар же разумом, вся сия яко тленна и скоропреходяща почиташе, к Единей же Красоте и Сладости неизреченной — Господу Иисусу Христу умом и сердцем устремлялся еси, поя Ему: Аллилуиа!

Икос 2

Разум божественный от возлюбленнаго тобою Спаса Христа приял еси, Игнатие досточудне, егда, еще отрок сый, во всех видимых образех мира сего руку Небеснаго Творца и Промыслителя проразумевал еси. Темже прославляя тя, вопием ти сице:

Радуйся, в видимых явлениях природы Невидимого Бога созерцавый;

Радуйся, тишину и уединение лесное возлюбивый.

Радуйся, от лет отроческих к Богу велие рачение имевый;

Радуйся, вся красная и сладкая мира сего презревый.

Радуйся, мзду небесную от Господа восприявый;

Радуйся, молитву Иисусову усты непрестанно творивый и во уме содержавый.

Радуйся, совершенную любовь ко Господу показавый;

Радуйся, возлюбленнаго тобою Иисуса выну в сердце твоем носивый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 3

Силою Вышняго осенен был еси, отче преблаженне, егда вся, яже в мире сем за блага почитаются, отвергл еси и по заповеди Христа Спасителя, взем крест, невозвратно Ему последовал еси, непрестанно поя в сердце твоем: Аллилуиа!

Икос 3

Имея в души своей пламенное желание мир оставити и Христу последовати, не убоялся еси ни гнева царева, ни прещений отеческих и, еще в мире живый, иноческим житием себе украсил еси. Темже, почитая мужество твое и любовь к Сладчайшему Господу Иисусу, блажим тя сице:

Радуйся, во младости твоей адамантову твердость духа проявивый;

Радуйся, еженедельнаго приобщения Святых Христовых Тайн, яко величайшаго сокровища, желавый.

Радуйся, на небесех ныне Христа приобщаяйся, якоже вожделел еси, еще сый на земли;

Радуйся, яко семя Божие, всеянное в добрую землю сердца твоего, обильными слезами орошал еси.

Радуйся, яко посреде мирских плевел, сторичный плод добродетелей Господу принесл еси;

Радуйся, чистоты душевныя и телесныя усердный хранителю.

Радуйся, целомудрия дивное украшение;

Радуйся, яко благолепие лика твоего о душевней красоте твоей свидетельствоваше.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 4

Буря помышлений сумнительных не поколеба Тя, Игнатие блаженне, егда гнева царева не убоявся, чин воинский оставил еси и, подъяв на ся иго Христово и мир с соблазнами его презрев, в пустыню вселился еси и тамо, желанный покой души своей стяжав, немолчно пел еси Богу: Аллилуиа!

Икос 4

Егда слышано бысть во Отечестве твоем, яко ты, юн сый леты, лепотою и дарованьми украшен, славу мира сего и сладости его возненавидев, в пустыню удалился еси, вси сродницы твои вельми удивляхуся, Ангели же на небеси возрадовашася зело и прославиша Бога, восхитившаго тя от суетнаго пути мирскаго и поставившаго на тесный путь иноческий, ведущий в Царство Небесное. Мы же, похваляюще святую ревность твою о Господе, зовем ти:

Радуйся, званию воина царя земнаго звание воина Царя Небеснаго предпочтый;

Радуйся, на искушения от мира, плоти и диавола находящая крепко ополчивыйся.

Радуйся, оружием Божиим, Крестом Христовым, вся козни вражия победивый;

Радуйся, бронею праведности облеченный.

Радуйся, шлем спасения стяжавый;

Радуйся, меч духовный, еже есть глагол Божий, паче всякаго человеческаго оружия возлюбивый.

Радуйся, щитом веры от стрел лукаваго себе оградивый;

Радуйся, чина ангельскаго блаженство неизреченное в чертозе небеснем получивый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 5

Боготечней звезде подобен был еси, Игнатие преподобне, егда предстал еси пред игуменом обители дальния и скудныя, прося прияти тя в число братии. Игумен же, испытав тя, ничтоже вопреки глаголаше, благослови тя на начало иноческаго пути твоего. Ты же, улучив чаяний твоих заветных сбытие, благодарне воспевал еси во умилении благодеющему тебе Богу: Аллилуиа!

Икос 5

Вся братия обители удивляшеся, зрящи великое тщание твое во исполнение послушаний, имиже испытоваше твое смирение духовный отец твой. Мы же, почитающе подвиги и труды твоя, во младых летех волею Христа ради подъятыя, умиленно вопием ти:

Радуйся, крест свой на рамена подъявый и Христу последовавый;

Радуйся, узкий и прискорбный путь жития монашескаго волею избравый.

Радуйся, вспять николиже обративыйся;

Радуйся, смирением своим духа гордыни низложивый.

Радуйся, талант свой в земли не сокрывый;

Радуйся, во славу Божию и на спасение душ человеческих его употребивый.

Радуйся, богомудрыми писаньми твоими многия души, во гресех погрязшия, ожививый;

Радуйся, сладкий глас Небеснаго Домовладыки: «Рабе благий и верный, вниди в радость Господа Твоего» услышавый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 6

Смирением, постом, наипаче же непрестанною молитвою на страсти плотския крепко ополчился еси, святителю, дондеже плоть твою духови поработил еси и сего ради ныне предстоиши с лики Ангел Престолу Пресвятыя Троицы, выну воспевая: Аллилуиа!

Икос 6

Возсия в тебе обильно благодать Божия, егда ты, чин ангельский восприяв, вскоре саном священства почтен был еси. Дух же твой, приятый во объятия Отча, тебе отверстая, блаженство неизреченное вкуси. Егда же избра тя Господь во игумена обители Пельшемския, ты о словесных овцах твоих, тебе Богом врученных, денно и нощно пеклся еси, да ни едина от них погибнет нерадения ради твоего. Таковому Божию о тебе промышлению радующеся, зовем ти:

Радуйся, в приятии ангельскаго чина завершение чаяний твоих узревый;

Радуйся, небесному покровителю своему, священномученику Игнатию Богоносцу, подражавый.

Радуйся, якоже и он, Господа Иисуса Христа в сердце твоем выну носивый;

Радуйся, сан священства, яко великий дар Божий, приявый.

Радуйся, огню тезоименитый, огнем веры и любве к Богу и ближним пламеневый;

Радуйся, с благоговением великим и страхом безкровную жертву приносивый.

Радуйся, Пренепорочную Матерь Христа Бога нашего, яко чистейшую святыню и сокровище Славы Божия, благоговейно почитавый;

Радуйся, храм благоукрашенный во имя Милостивыя Вратарницы во обители воздвигнувый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 7

Хотя, человеколюбец Господь, да не сокрыт будет светильник добродетелей твоих, но да светит всем, да прославят Отца Небеснаго вси человецы, видящии тя, изведе тя из обители пустыни на многотрудная послушания. Сему Божию промышлению дивящеся, со умилением зовем: Аллилуиа!

Икос 7

Новей обители преподобнаго Сергия близ царствующаго града дарова тя Господь, яко предстоятеля и добраго пастыря, неусыпно о словеснем стаде своем пекущагося и о благолепии обители ревнующаго. Сего ради и славяше тя братия твоя, взывающи:

Радуйся, небесному покровителю обители твоея преподобному Сергию, игумену Радонежскому, подражавый;

Радуйся, дивными храмы и строеньми сию украсивый.

Радуйся, яко отец чадолюбивый, чад своих по пути спасения в Царствие Небесное ведый;

Радуйся, жаждавших вступити на путь иноческий с любовию во обитель приимавый.

Радуйся, провинившихся иноков увещеваньми своими к слезному раскаянию приводивый;

Радуйся, яко пастырь добрый, житием своим и нравом всем братиям пример подвига иноческаго подававый.

Радуйся, за спасение их душу свою положити готовый;

Радуйся, монашествующих славо и похвало.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 8

Странник и пришлец на земли был еси, святителю, якоже прочии человецы. Обаче Господь от лет младенческих избра тя, яко угодника Своего, житием бо и богодухновенными писаньми твоими Господу усердно послужил еси. Мы же, хвалу возсылающе ко Благодеющему тебе Богу, вопием Ему: Аллилуиа!

Икос 8

Весь добродетелей исполненный, воистину был еси во плоти Ангел, святителю Игнатие, всех притекавших к тебе с любовию приимая, скорби их утешая, на путь покаяния наставляя, непрестанней молитве и плачу сердечному научая. Сего ради богатии и беднии, знатнии и убогии людие, духовная чада твоя, взываху ти:

Радуйся, новый Златоусте, огненными словесы твоими многия заблудшия путем покаяния к Богу приведый;

Радуйся, писаньми твоими души и сердца всех чтущих тя просветивый.

Радуйся, за враги своя молитися наставлявый;

Радуйся, и сам за враги твоя с теплою любовию моливыйся.

Радуйся, во враждующих на нас оружие Божие ко исправлению нашему разумети учивый;

Радуйся, Езекиины слезы и Манассиины воздыхания духовным очесем кающихся представлявый.

Радуйся, подвиги и труды подвижников древних в богомудрых творениях твоих изобразивый;

Радуйся, в житии твоем всецело им подражавый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный.

Кондак 9

Все воинство ангельское и святителей лик удивишася, зря тебе, новаго угодника Божия великими труды и подвиги просиявшаго. Мы же, ублажая тя, прославльшему тя Богу вопием: Аллилуиа!

Икос 9

На новое многотрудное послушание в дальний край Отечества нашего отшел еси, святителю Игнатие, егда жезл архиерейский от Предвечнаго Архиерея Господа нашего Иисуса Христа вручи тебе архипастырь царствующаго града в Казанском соборе Царицы Небесныя. Разумеюще в сем волю Божию, да и в чуждей стране проповестся тобою Евангелие Царствия Божия, смиренно зовем ти:

Радуйся, в хиротонии обильно благодать божественную восприявый;

Радуйся, апостольскаго учения исполненный и вся верныя спасительными струями его напаяяй.

Радуйся, верный делателю винограда Христова;

Радуйся, цевнице духовная, Духа Святаго исполненная.

Радуйся, архиереев богодухновенное украшение;

Радуйся, яко устами твоими провещаваше возлюбленный тобою Господь.

Радуйся, духовных братий и чад твоих во обители преподобнаго Сергия, аще и телом оставивый, обаче в молитвах своих их николиже забывый;

Радуйся, всем верным и неверным, призывающим тя на помощь, милостивый заступниче.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 10

Немощию телесною и подвигами жития утружденный, во обитель святаго Николая на реце Волге удалился еси, святителю Игнатие, хотя душу свою ко отшествию от мира сего уготовати, идеже в богомыслии и молитве уединенней дни своя скончавая, пел еси немолчно Богови: Аллилуиа!

Икос 10

Скорый помощник и утешитель был еси, святителю Игнатие, не токмо к тебе приходящим, но и далече сущим, писаньми твоими их утешая, дух их ободряя и вразумляя. Сего ради и возглашают ти вси чтущии богомудрая творения твоя:

Радуйся, пастырю наш добрый;

Радуйся, приходящих к тебе николиже отвращаяйся.

Радуйся, просящих твоея помощи ближних и дальних любовию своею объемляй;

Радуйся, чтущих со тщанием писания твоя в теснейшее единение с душею твоею приемляй.

Радуйся, чад своих духовных христианскому терпению учивый;

Радуйся, в страданиях наших промышление Божие о спасении нашем видети наставляяй.

Радуйся, всецело предатися промыслу Божию чада своя научивый;

Радуйся, совершения над нами воли Его, яко милости великой, просити у Господа заповедавый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 11

Пение всеумиленное приносил еси Пресвятой Троице во вся дни земнаго жития твоего, Игнатие всехвальне. Ныне же предстоя Престолу Царя Славы, молися о нас, чтущих святую память твою, да молитвою и покаянием очистившеся, с тобою купно во веки веков воспоем Богу: Аллилуиа.

Икос 11

Светильник великий Святыя Православныя Церкве в житии своем был еси, святителю Игнатие, и сего ради дарова тебе Вседержитель Господь кончину чудну и прослави тя на небесех. Просим тя, святителю милостивый, испроси и нам грешным, твоея помощи и предстательства умоляющим, кончину жития нашего мирну и безболезненну, добрый ответ на Страшнем Судищи Христове и Царства Небеснаго наследие, да зовем ти радостно:

Радуйся, праведною кончиною праведность жития твоего запечатлевый;

Радуйся, близость отшествия твоего предуведевый.

Радуйся, со светильником горящим Небеснаго Жениха души своея сретивый;

Радуйся, в день кончины твоея с женами мироносицами воскресшаго Спасителя узревый.

Радуйся, чтущих тя и по смерти николиже своего предстательства лишаяй;

Радуйся, всех усердно тебе молящихся благодатию и попечением своим покрываяй.

Радуйся, твердо держатися единыя истинныя святыя православныя веры чада своя учивый;

Радуйся, вся прельщения еретическая приимати и увещаниям их лукавым внимати строго запретивый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 12

Благодать дадеся ти от Бога, святителю Христов Игнатие, молитися за ны и путеводствовати нас на пути спасения, да покаянием очищеннии, в чертог Спасов преукрашенный внидем и тамо с тобою и со всеми угодившими Богу радостно воспоем Ему: Аллилуиа!

Икос 12

Поюще Бога, дивнаго во святых Своих, хвалим тя, Игнатие блаженне, яко друга Христова, блаженство райское неуклонным творением заповедей Господних стяжавшаго. Моли о нас грешных, да и мы общники с тобою вечери Господней будем, умиленно зовуще ти:

Радуйся, глубочайшим смирением твоим, нищетою духовною Царство Небесное обретый;

Радуйся, добродетель сию во основание всех подвигов иноческих полагати заповедавши.

Радуйся, во плаче о гресех своих Самим Господом утешенный;

Радуйся, за кротость души твоея наследие жизни вечныя получивый.

Радуйся, в земном житии правды Xpистовой, а на брашна тленнаго искавый, ныне же на небесех ею обильно насыщаяйся;

Радуйся, за милосердие твое к ближним от Бога Щедродавца помилованный.

Радуйся, за ангелоподобную чистоту сердца твоего Бога узревый;

Радуйся, вся клеветы и поношения ненавидящим тя Господа ради прощавый и за сие, яко миротворец, великаго сокровища — усыновления Богу — сподобивыйся.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 13

О предивный угодниче Христов, святителю отче Игнатие! Приими сие малое, обаче от любящих и чтущих тя сердец, приносимое ти моление и избави нас твоим всемощным предстательством от всякия скорби, болезни и печали, согрей охладевшия души наша огнем веры и любве к Богу, даруй нам прежде конца покаяние, буди нам к Царствию Небесному путевождь, да тамо с тобою и со всеми угодившими Богу во веки веков поем Ему: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа!

(Этот кондак читается трижды и затем икос 1 и кондак 1)

Молитва святителю Игнатию Брянчанинову

О великий и пречудный угодниче Христов, святителю отче Игнатие! Милостиво приими молитвы наша, с любовию и благодарением тебе приносимыя! Услыши нас сирых и безпомощных, к тебе с верою и любовию припадающих и твоего теплаго предстательства о нас пред Престолом Господа Славы просящих. Вемы, яко много может молитва праведника, Владыку умилостивляющая. Ты от лет младенческих Господа пламенно возлюбил еси и Ему Единому служити восхотев, вся красная мира сего ни во чтоже вменил еси. Ты отвергся себе и взем крест твой, Христу последовал еси. Ты путь узкий и прискорбный жития иноческаго волею себе избрал еси и на сем пути добродетели великия стяжал еси. Ты писаньми твоими сердца человеков глубочайшаго благоговения и покорности пред Всемогущим Творцом исполнял еси, грешников же падших мудрыми словесы твоими в сознании своего ничтожества и своея греховности, в покаянии и смирении прибегати к Богу наставлял еси, ободряя их упованием на Его милосердие. Ты николиже притекавших к тебе отвергал еси, но всем отец чадолюбивый и пастырь добрый был еси. И ныне не остави нас, усердно тебе молящихся и твоея помощи и предстательства просящих. Испроси нам у человеколюбиваго Господа нашего здравие душевное и телесное, утверди веру нашу, укрепи силы наша, изнемогающия во искушениих и скорбех века сего, согрей огнем молитвы охладевшая сердца наша, помоги нам, покаянием очистившимся, христианскую кончину живота сего получити и в чертог Спасов преукрашенный внити со всеми избранными и тамо купно с тобою покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу во веки веков. Аминь.

azbyka.ru


Смотрите также