Иеромонах василий росляков биография


Жизнеописание иеромонаха Василия (Рослякова)

Предстоятель Наместник История монастыря Благословенная Оптина Предтеченский Скит Некрополь Оптинские старцы Общая страница Наследие Обретение мощей Новомученики и исповедники Жития Статьи, документы Братия, убиенные на Пасху 1993 г. 3D-экскурсия Монастырь Скит Храмы Паломникам План монастыря и скита Паломнические поездки Проживание Проповеди Молитвослов Библиотека Книги, статьи Ноты Публикации Аудиогалерея Аудиокниги Песнопения Проповеди Молитвы Видеогалерея Фотогалерея

Сайт синодального отдела по монастырям и монашеству

ТолкованияСвященного

Писания

Приглашаем всех желающих поучаствовать в проекте

В издательстве нашего монастыря опубликована новая книга — «Житие священномученика Вениамина (Казанского), митрополита Петроградского и Гдовского, и иже с ним пострадавших преподобномученика Сергия (Шеина), мучеников Юрия Новицкого и Иоанна Ковшарова». 

В новой книге известного русского агиографа архимандрита Дамаскина (Орловского) читателю предлагается житие митропо­лита Петроградского Вениамина (Казанского) — одного из первых святителей-священномучеников, не погрешивших своей душой, ни совестью во время начавшихся гонений и отдавших свою жизнь за Христа и Его Церковь.

Заказать

Гор­дость лю­бит иметь пре­и­му­ще­ст­во пред все­ми, а сми­ре­ние ни с кем се­бя не срав­ни­ва­ет, счи­тая се­бя ху­же всех.

преп. Антоний

пнвтсрчтптсбвс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
Оптинские праздники 22-24 октября

Духовные беседы с паломниками

все видеоролики →

Страницы: 123>

Дневниковые записи   Покаянный канон   Фотоальбом                               

Детство и юность

Иеромонах Василий (в миру Игорь Иванович Росляков) родился в Москве 10/23 декабря 1960 года. Отец его, Иван Федорович Росляков, был человек военный. В годы Великой Отечественной войны он храбро сражался на Северном флоте, а затем продолжил службу в правоохранительных органах. Мать Игоря, Анна Михайловна, работала ткачихой на московской фабрике.

Рождение сына в семье Росляковых было долгожданной радостью, так как Ивану Федоровичу в то время исполнилось уже 43 года, а Анне Михайловне – 40. Вскоре после рождения мальчика счастливые родители крестили своего горячо любимого сына и нарекли его Игорем – в честь благоверного Великого князя Игоря Черниговского.

Семья Росляковых жила в Москве, в небольшой квартире пятиэтажного дома. Игорь рос очень добрым, смышленым и самостоятельным ребенком. Перед началом учебы в школе мама дала ему вешалку, показала место для школьного костюмчика и сказала: «Вот сюда, сынок, будешь вешать свою одежду». И Игорь сам, без всяких напоминаний, вешал костюм на свое место.

Учеба шла прекрасно. Память была просто великолепная. Он внимательно слушал то, о чем говорилось на уроках, а на следующий день с легкостью повторял сказанное и получал хорошие отметки.

Примерно с девяти лет Игорь начал серьезно заниматься плаванием. До этого он очень боялся воды, но все же поборол страх, сам пошел и записался в секцию по водному поло. Хотя телесное упражнение мало полезно (1Тим. 4, 8), – говорит апостол Павел, но Премудрость Божия устрояет так, что часто недуховные занятия Всемилостивый Господь обращает ко спасению души. Вот и Святитель Василий Великий еще в юности, до принятия крещения, настолько увлечен был светскими науками, что часто, сидя за книгами, даже забывал о необходимости принимать пищу. Но когда его любящая истину душа познала Единого и Всемогущего Бога, то приобретенный навык послужил к укреплению в монашеских подвигах. Так и Игорь, принимая участие в соревнованиях, становился мужественным, смелым, решительным. Стремление к победе порождало серьезность и целенаправленность. Все эти качества постепенно возрастали и укреплялись в душе будущего монаха, чтобы непостижимым Промыслом Божиим приготовить ее к подвигу и украсить мученическим венцом.

В те годы богоборческая власть стремилась уничтожить Православие и подменить его истинную суть. Разрушались прекрасные храмы, а на их месте строились клубы и кинотеатры. Детям внушали, что все верующие – темные, безграмотные, душевнобольные люди. Всячески распространяя клевету и ложные представления о Церкви Христовой, враг спасения рода человеческого сеял неверие и бездуховность в сердцах русских людей.

Еще в молодости, обманутый на первый взгляд правдоподобными идеями марксизма, отец Игоря, Иван Федорович, вступил в партию, но впоследствии, столкнувшись с лицемерием, ложью и коварством этой хитросплетенной веры в так называемое «светлое будущее», пошел в райком и сдал свой партбилет. Там его долго уговаривали, убеждали и даже угрожали. «Подумайте о сыне, – говорили ему, – ведь это может отразиться на его дальнейшей судьбе». Но Иван Федорович твердо ответил: «Сын мой сам свою дорогу найдет», – а двенадцатилетнему Игорю на его расспросы сказал: «Нельзя мириться с обманом, сынок».

Не станем пересказывать все те трудности, с которыми пришлось столкнуться Ивану Федоровичу; лишь отметим, что мужество, искренность, простота, правдолюбие и сердечная доброта его, без сомнения, были плодами того православного воспитания, которое он получил от своих благочестивых родителей. При себе он всегда носил маленькую иконку Пресвятой Богородицы, помнил наизусть молитву «Отче наш» и 90-й псалом «Живый в помощи Вышняго», который не раз спасал его на фронте от неминуемой смерти.

Не станем скрывать от боголюбивого читателя того, что может принести пользу душе, и не умолчим о том, что Игорь, проводя жизнь в безбожном обществе, в детские и ранние юношеские годы не имел веры в Бога. Бывало даже так: наученный в школе безбожию, он отказывался от вкушения крашеных яиц, которые по православному обычаю красила на праздник Пасхи его милая мама, Анна Михайловна. Но как не тотчас обрел покаяние мытарь и не сразу обратился ко Христу апостол Павел, так и юная душа будущего мученика Христова не от утробы матери прияла непоколебимую веру, хотя доброе зернышко ее Господь наш Иисус Христос незримо посеял в сердце своего верного избранника еще от младенчества.

Иван Федорович редко отказывал любимому сыну в каких-либо просьбах. Однажды Игорь попросил отца купить ему магнитофон. И вот, как-то придя домой из школы, он увидел на своем столе небольшой магнитофон «Комета» – подарок ко дню рождения. Но недолго звучала музыка в квартире Росляковых: через месяц… Игорь подарил магнитофон своему школьному другу, который мечтал иметь его, но родители были не в состоянии выполнить это желание. Юное сердце, исполненное любви и милосердия, пожелало поделиться радостью со своим другом и легко оставило дорогую вещь ради любви к ближнему. А когда Игорь очень захотел научиться играть на гитаре, родители не стали возражать, поднакопили денег и купили хороший инструмент. Но недолго звучала и гитара в доме Росляковых: поиграв немного, будущий монах, не задумываясь, подарил и ее.

В ту пору вошли в моду джинсы. Игорю особенно нравились джинсы с заклепками и металлическими застежками. Он стал просить родителей, чтобы купили и ему такие. Но стоили они не дешево. Мама, удивляясь, спрашивала: «Что же это за брюки, и почему они так дорого стоят? Пойдем, сынок, я посмотрю. Если хорошие, то, так и быть, купим». Придя в магазин, Анна Михайловна взглянула на прилавок и развела руками: «Вот так джинсы, – с удивлением сказала она, – и за эти страшненькие серенькие брючки платить такие большие деньги? Нет, сынок, обойдешься и без них». Безропотно принял Игорь решение матери, и даже почти позабыл про свое желание, но вскоре получил от нее разрешение купить «серенькие брючки» за границей, ибо там они стоили намного дешевле. И вот, после очередной спортивной поездки, он привез желанные джинсы. Надев голубую футболку, которая так подходила по цвету к новым «брючкам», Игорь отправился в школу. Но учительница сразу же отправила «модника» домой переодеваться в школьный костюм.

С раннего возраста интересовался Игорь различными «чудесами» науки. У него была толстая тетрадка, в которую он записывал всякие открытия, необычные случаи, странные катастрофы, – словом все, что было ему интересно. Отчасти и это побудило его впоследствии поступить на факультет журналистики Московского государственного университета.

По ночам Игорь любил сидеть в своей комнате за чаем – «по-купечески», как он говорил, и любоваться мерцанием звезд на ночном небе. Его открытая душа трепетала, восхищаясь величием вселенной, не имеющей, как ему казалось, ни начала, ни конца. Сердце внимало молчанию ночи, исполняясь необычайным восторгом. В такие минуты Игорь брал в руки карандаш и писал стихи. Так, наблюдая окружающий мир, ту премудрость, с которой он сотворен, и поражаясь чудом творения Божия, Игорь понял, что у каждой вещи есть творец. «Ибо если временное таково, то каково же Вечное? И если видимое так прекрасно, то каково Невидимое? Если величие неба превосходит меру человеческого разумения, то какой ум возможет исследовать природу Присносущего?» Но Кто же Он, сотворивший такое великолепие? Кто Он, установивший порядок во вселенной? Кто Он, давший человеку закон духовный и совесть, так мучительно жгущую за грехи?

Однажды утром Игорь услышал, что за окном духовой оркестр играет траурный марш: кого-то хоронят. Он выглянул в окно и увидел людей, несущих на руках гроб. За гробом шли близкие умершего. В чью-то семью пришло горе. Игорь задумался о тайне жизни и смерти, о том, что ожидает человека там, за гробом. Его пытливый ум не мог согласиться с идеей о полном исчезновении человека, о которой он читал в школьных учебниках.

Благодать Божия, незримо спасающая и подающая душам мир и радость духовную, попускает человеку внешние скорби, и это необходимо, потому что скорби не позволяют душе зачерстветь и охладеть. Они научают состраданию и порождают смирение, без которого все теряет свой смысл. Благо мне, яко смирил мя еси (Пс. 118, 71), – говорит пророк Давид. И нередко бывает, что человек, не имевший веры в Бога, посредством смирения, через терпение скорбей, обретает ее.

Когда Игорю шел 19-й год, внезапно умер отец. Смерть эта была настолько неожиданной, что глубоко потрясла юную душу. Он сразу возмужал, стал молчаливым и задумчивым. Вскоре после смерти отца Игорю приснился страшный сон. Проснувшись в холодном поту, он включил свет в своей комнате, разбудил мать, и потом долго не мог успокоиться. Но о том, что именно приснилось ему в ту ночь, так никому и не рассказал.

Может быть, Господь известил его о муках, которые уготованы грешникам после смерти, а может быть его еще неокрепшая душа увидела день своей мученической кончины в то Пасхальное утро 1993 года.

Покажи мне, Владыка, кончину мою,Приоткрой и число уготованных дней,Может, я устрашусь оттого, что живу,И никто не осилит боязни моей.Приоткрой, и потом от меня отойди,Чтобы в скорби земной возмужала душа,Чтобы я укрепился на крестном пути

Прежде чем отойду, и не будет меня. [*]

Путь к Богу

Игорь взрослел. Для него, как и для всякого приходящего в совершенный возраст человека, мир открывался по-иному. Прошла беззаботная детская мечтательность, а на ее место заступила суровая действительность. Ненасытный мир с его безбожным лукавством, алчностью и корыстью, который, по слову Апостола, весь лежит во зле (1 Ин. 5, 19), все чаще открывал пред юношей свое настоящее лицо.

Мало-помалу, посредством различных скорбей и искушений, дает Бог человеку познать, что жизнь наша есть пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий (Иак. 4, 14). И если человек проводил ее в наслаждениях греховных, предаваясь беззаконию и нечистоте, то душа его исполнится зловонной испарины и будет вечно пребывать в смраде своих страстей, жегомая мучительным огнем. Напротив, душа праведная, как благоухание кадильного дыма, приносимого в жертву Единому Всемогущему Богу, обрящет вечную радость и веселие райское.

По окончании школы Игорь выступал на соревнованиях за команду автозавода. Позже, поступив на факультет журналистики, стал играть за университетскую команду. Учась в университете, Игорь очень скоро понял, что журналистом работать не сможет: писать лживые статьи он не хотел, а бороться в одиночку с закостенелой неправдой не видел смысла. Единственным утешением для души в то время по-прежнему оставалось ночное созерцание таинственных звезд, которое сопровождалось рождением новых стихов-размышлений.

Бывало так, что ранней весной Игорь открывал окно и с наслаждением вдыхал свежую ночную прохладу. Последний весенний снег искрящимися снежинками падал на пол, и на подоконнике вырастали тонкие хрустальные сосульки. Удивительное небесное мерцание вызывало чувство умиротворения, и на душе становилось легко и спокойно. Воистину говорит пророк: Небеса поведают славу Божию (Пс. 18, 2). И для этого не нужно ни знание языков, потому как у неба один язык, известный каждой душе, ни музыкальной грамоты, так как песня небес звучит в каждом сердце стройной, незабываемой мелодией. И как тот, кто слышал прекрасное пение, дарующее душе неописуемую радость, вряд ли стал бы поносить певца, а наоборот, испытывал бы к нему добрые чувства, так и истинная любовь к творению незримо переходит на Творца.

Всякое время года имеет свою красоту. Но Игорю все же ближе была осенняя пора. Она напоминала о том, что у каждой вещи есть не только начало, но и конец, и все подлежит тлению, кроме души. Он уже начинал понимать, что тело христианина, подобно осеннему древу, на время умирает, чтобы воскреснуть райской весной для вечного лета. Иногда вечерами Игорь гулял по осеннему Кузьминскому парку, вороша листву, наслаждаясь красотой осенней природы и размышляя над ее тайнами и загадками. В такие вечера он приходил домой особенно задумчивым. Заботливая мама, замечая его грусть, спрашивала: «Отчего ты сегодня какой-то невеселый?» Но Игорь спешил уйти в свою комнату, стремясь побыть наедине со своими раздумьями. Он снова садился у окна, брал в руки карандаш и писал стихи. А когда становилось особенно грустно, начинал благодарить и славить в рифму все благое. И – о, чудо! – от этого на душе становилось светло и легко. «Печаль века сего имеет человек оттого, что не благодарит Бога, – говорил он, будучи уже иеромонахом, – апостол Павел призывает нас благодарить за все и радоваться, непрестанно взывая ко Господу покаянным сердцем».

Особенно любил Игорь прославлять «Россию избяную» – древнюю Святую Русь. О том, как дорога была ему Россия, свидетельствуют многие стихи, написанные им в то время искренне и от чистого сердца.

Иногда он уезжал куда-нибудь в деревню и там, несмотря на плохую погоду, подолгу гулял под дождем, а на вопрос, как он может столько времени проводить на улице в такое ненастье, с улыбкой отвечал: «Это моя погодка!» И действительно, это была «его погодка». Мокрые, опустевшие деревенские улицы, неповторимое благоухание и шелест осенней листвы под дождем доставляли душе его удивительное тихое чувство.

Однажды, будучи на соревнованиях в Голландии, Игорь познакомился с молодой переводчицей – голландкой. Они стали переписываться. Вскоре пришло время ехать на очередные соревнования в Канаду, но Игорь попал в список «невыездных». Ему предъявили обвинение в «шпионской связи с иностранными гражданами». Сильно переживал Игорь такую несправедливость, но это событие оказало большое влияние на его дальнейшую жизнь. Казалось бы, что тут хорошего? – Ложь и клевета. Но Премудрый Промысел Божий искусно устрояет все ко спасению души. Преподаватель истории, прихожанка одного из московских храмов, обратила внимание на то, что Игорь чем-то расстроен. Она расспросила его и посоветовала обратиться к священнику.

И вот Игорь впервые переступил порог храма. А ведь часто так трудно бывает сделать этот первый шаг! Но когда человек с Божией помощью находит в себе силы прийти на первую исповедь, какое успокоение приобретает его душа! И чему можно уподобить сей покой? Где найти слова, чтобы описать его? Ибо где Бог – там и мир. Как умилительно бывает видеть людей, только что обратившихся к вере! Это оттого, что великое множество Ангелов пребывает в веселии о душе сей, и радость небесная, подобно благодатному огню, нисходит в верующее сердце. Душа без устали благодарит Бога и сладостно взывает: «Христос Воскресе!» и вся Церковь Небесная восклицает: «Воистину Воскресе!» Воистину Воскресе Христос в душе, проснувшейся от греховного сна и воскресшей для жизни вечной!

Возвращаясь домой из храма, Игорь летел, словно на крыльях. Ему казалось, что служба незримо продолжается. Беспечные птицы, усевшись на ветвях деревьев, допевают хвалительные стихиры. Зеленый парк, отличавшийся всегдашним гостеприимством, тихо напевает Великое Славословие. А белокрылый голубь, важно поднявшись на ступеньку, будто готовится произнести просительную ектенью.

Подобно тому, как человек в лютую стужу прячется под кров своего теплого дома, так и душа, попав в беду, спешит под покров Божий. И если хоть раз посетит он Церковь, этот величественный корабль, уверенно идущий средь бури житейского моря, то уже не пожелает оставить испытанную им радость присутствия Божия.

Вскоре Игорь познакомился с иеромонахом Рафаилом, служившим тогда на приходе в городе Порхове Псковской губернии, который, наставляя будущего инока, оказал благотворное влияние на его дальнейший жизненный путь. Игорь очень полюбил этого священника и уже, будучи в монастыре, с благодарностью вспоминал о нем. Через отца Рафаила Бог посеял в душе будущего мученика семя любви, которое возросло и стало подобно древу, насажденному при исходищах вод, живительных вод Премудрости Божией, и взрастило плод, еже есть венец мученический, во время свое.

18 ноября 1988 года отец Рафаил погиб в автомобильной катастрофе, в 60-ти километрах от Новгорода. Отпевание пришлось на его день Ангела – Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных сил безплотных. «С момента получения известия о гибели [иеромонаха Рафаила]… до причащения была невероятная душевная скорбь, – писал Игорь, – а после причастия – спокойствие души, ощущение мира на сердце. Господь дает понять об участи отца Рафаила. Он среди Ангельских чинов и непрестанно молится о нас».

На следующий день после гибели отца Рафаила Игорь написал стихотворение:

Нашел бы я тяжелые словаО жизни, о холодности могилы,И речь моя была бы так горька,Что не сказал бы я и половины.Но хочется поплакать в тишинеИ выйти в мир со светлыми глазами.Кто молнией промчался по земле,

Тот светом облечен под небесами.

Благодать Божия все более и более укрепляла Игоря, указывая ему спасительный путь скорбей. «Чем больше любовь говорил он, – тем больше страданий душе; чем полнее любовь, тем полнее познание; чем горячее любовь, тем пламеннее молитва; чем совершеннее любовь, тем святее жизнь».

Знамение Креста

Однажды утром, перебирая ящик стола, Анна Михайловна вдруг обнаружила крестик. Крестильный крестик ее сына. Знаменательно, что произошло это в Крестопоклонную неделю Великого Поста, и что именно в тот день на всенощном бдении был вынос креста. Игорь описал это событие в своем дневнике: «… Я надел тот крестик впервые после крещения, бывшего 27 лет назад. Явный знак Божий. Во-первых: указующий, может быть приблизительно, день моего крещения, – это радостно. Во-вторых: напоминающий слова Христовы: возьми крест свой и следуй за Мною – это пока тягостно… Воистину крестный день!». Тягостно ему было от осознания своей немощи, а радостно от познания всемогущества Божия. Ибо все, что сеется в уничижении, восстает в славе; и все, что сеется в немощи, восстает в силе (1 Кор. 15, 43), а сила Моя совершается в немощи (2 Кор. 12, 9), – говорит Господь.

Крестный путь будущего мученика Христова начинался так. Игорь усердно молился. Вначале он понуждал себя, но постепенно молитвенный труд превратился в великую радость. Словно невидимый огонек воспылал в сердце, и неутолимой жаждой усталого путника, чающего хотя бы глоток воды, воспылала ревностью к молитвенному деланию его душа. Полюбилось ему читать святоотеческие книги. Теперь он строго соблюдал посты и часто посещал богослужения. Ему казалось, что и небо по ночам было уже не таким, как прежде. Глубина и величие Премудрости Божией все более отворялись пред его молитвенным взором. Пред ним открывалась вечность – великая тайна Творца, давшего жизнь всему сущему.

«Душа неподвластна смерти, – рассуждал Игорь, познавая не только умом, но и сердцем близость Господа. – Ни дед, ни отец, никто другой из прежде отшедших от земной жизни людей не умерли. Они живы, ибо душа бессмертна». Такие размышления все более и более укрепляли в сердце будущего монаха страх Господень, который есть истинная премудрость, и удаление от зла – разум. А страх Божий не терпит рассеянности ума. Он поселяется лишь в том сердце, которое непрестанно памятует о Боге и взывает о помиловании.

Чувство покаяния, сопровождаемое нередко обильными слезами, умиляет и умиротворяет душу, чтобы она познала и вкусила, яко благ Господь. Но затем бывает и умаление ревности. Подобно ухабам и огромным кочкам на пути спасения вырастают скорби – как внешние, так и внутренние. Иногда даже наступает состояние богооставленности. И все это попускается Господом для того, чтобы человек прочувствовал, как плохо без Бога, чтобы возлюбил Его и прилепился к Нему всей душой своею, чтобы непрестанно искал Его и молился Ему день и ночь в покаянии и благодарении.

Многие друзья были удивлены перемене, происшедшей в Игоре. Кто с улыбкой крутил пальцем у виска, кто начинал с любопытством расспрашивать, а иные пытались убеждать в ненужности веры и религии.

Постепенно в команде привыкли к тому, что Игорь постится. Некоторые, правда, беспокоились, что он ослабеет и не сможет играть. Ведь когда соревнования приходились на Великий Пост, то Игорь вкушал только овсяную кашу с курагой, да гречневую крупу, размочив ее предварительно в воде. Однажды кто-то из друзей просил его оставить пост, чтобы были силы для решающего матча, но Игорь, улыбаясь, ответил на это: «Главное, чтобы были силы духовные». И истинность этих слов он подтвердил своей решительной игрой.

После каждой игры, по вечерам, команда собиралась «отмечать» либо победу, либо поражение. Игорь иногда мог выпить немного виноградного вина, не упуская при этом случая рассказать какую-либо притчу о виноградной лозе, или о том, что не вино укоризненно, но пьянство. «Само же вино Господь заповедал применять в Великом Таинстве Евхаристии», – говорил он. Но если был постный день, то Игорь твердо соблюдал его, и друзья знали, что заставить Рослякова поступиться своей совестью просто невозможно. За это его уважали.

Летом всю команду отправляли отдыхать на море, но Игорю не по душе были эти земные утехи. Он поехал в Псковские Печеры, в древний мужской монастырь, где прожил в качестве паломника около месяца. Здесь впервые произошло его знакомство с монашеством, которое напоминало ему могучее воинство Ангельских сил.

И чем более душа его познавала Бога, тем более он утверждался в необходимости оставить спорт. Будучи к тому времени мастером спорта международного класса, Игорь понимал, что все эти турниры и состязания не могут принести пользы душе, ибо каждая игра сопряжена с множеством страстей. Горделивое желание быть победителем, некоторая неприязнь к сопернику, порою выливающаяся в гнев и злобу, сеет в душе смятение и не может даровать ей покоя. Чтобы утвердиться в своих суждениях, он обратился к архимандриту Иоанну Крестьянкину. Старец посоветовал ему оставить спорт и идти в монастырь. Однако мать была против. «Монастырь – дело хорошее, – говорила она, – но пусть туда идут другие». Сама Анна Михайловна не отрицала существования Бога, но и не желала поститься, посещать храмовые богослужения, и была очень недовольна тем, что сын ее так «увлекается» религией. Это было для Игоря великой скорбью. Но через терпение скорбей в душе его рождался благодатный мир, который охранял сердце и ум от мятежных помыслов.

Игорь, где бы он ни был, никогда не стыдился осенять себя крестным знамением. Но делал это скромно, не на показ. Однажды, уже будучи иеромонахом, в одной из своих проповедей сказал: «Ложный стыд – это последствие грехопадения. Когда Адам согрешил, то он, увидев свою наготу, устыдился. Господь взывал к нему: «Адам, где еси?», но тот вместо того, чтобы принести покаяние, спрятался от Бога по ложному стыду. Теперь же, с пришествием Христа, сей срам разрушен, и мы имеем дерзновение взывать к Богу: «Господи, где еси?», независимо от того, где мы находимся, и в каком состоянии пребывает наша душа. Главное, чтобы было покаяние».

«Евангелие – это уста Христовы, – писал он. – Каждое слово Спасителя – это слово любви, смирения, кротости. Этот Дух смирения, которым говорит с нами Спаситель, не часто является нам, потому и Евангелие иногда непонятно, иногда не трогает нас. Но постигается, открывается Дух Евангелия Крестом Христовым. Если увидим, что где бы ни находился Христос, что бы он ни говорил, Он говорит это с Креста, тогда открывается нам Дух Евангелия, Дух смирения, кротости, безконечной любви Господа к нам, грешным».

Теперь по ночам, вместо стихов, из сердца Игоря возносилась пламенная молитва, которая сопровождалась множеством земных поклонов. Он, усердно призывая Господа, с любовью, растворенной благоговением, лобызал крест, повергался на лицо свое, потом вставал и долго воспевал псалмы. Затем снова, с горячностью, которую воспламеняла в душе его благодать, кланялся земно бесчисленное количество раз. «Мы сейчас не можем нести тех подвигов, которые несли древние отцы, – скажет он позже, – но все равно мое сердце на стороне того монашества. Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр.13, 8). Нужно только положить доброе начало, а Он поможет и даст столько сил, сколько необходимо. У каждого свой крест, именно такой, какой он в силах понести, посему нам остается лишь прилагать усердие и благодарить Бога за все».

123>

www.optina.ru

Иеромонах Василий (Росляков): «Обыкновенный» святой

Иеромонах Василий (Росляков) был убит на Пасху в 1993 году вместе с иноками Трофимом и Ферапонтом.

Как удивительно иногда бывает: живёшь в одном времени, в одном пространстве с человеком, но не видишь его, даже не знаешь о его существовании… А потом этот человек покидает мир, проходят годы… и вдруг происходит Встреча! Да такая, что чувствуешь: этот человек – родная душа, и его смерть, о которой ты даже не знал,  становится страшной потерей, раной, особенно мучительной оттого, что человек жил совсем недавно, ходил где-то рядом и с ним можно было бы встретиться, поговорить…

Эти две стихии – одновременно Встреча и Потеря, возникнув вспышкой в твоей жизни, — пересекаются в крест…

Так было и у меня, когда однажды, тёплым весенним днём стояла между библиотечными полками, листала старые литературные журналы. И вот мне в руки попал журнал «Наш современник» за 1996 г., где на обратной стороне титульного листа были размещены фотографии трёх монахов с надписью: «Три года назад в Оптиной Пустыни были убиты три её насельника». И всё. Ни имен, ни описания трагедии, ничего. Когда я взглянула на фотографию одного из монахов – резануло по живому: Я потеряла брата! Я старалась спрятаться, уйти подальше, чтоб не разреветься на виду у других читателей.

Душа томилась вопросами: Кто он? Как его звали? Какова была его жизнь? Почему он ушёл в монахи? Я смотрела на его портрет и чувствовала: какой это сильный духом человек! Сколько в нём и смирения, и чувства достоинства! И то, что этот человек Божий – у меня не было сомнений: с Богом даже не по той причине, что монаха убили (с него ведь не требовался выбор как в первые века  христианства: или поклонись идолам или смерть за Христа), а с Богом по самому содержанию жизни. Было ясное ощущение: его душа – сбылась!

Позже я узнала, что звали этого человека Игорь Росляков (в монашестве иеромонах Василий), был он единственным долгожданным сыном, которого мать Анна Михайловна родила в 40 лет, мастером спорта по водному поло. Закончил журфак МГУ. В 28 лет ушёл в монастырь, в 32 – убили.

Об Оптинских монахах вышло несколько книг, самая популярная – это «Красная Пасха» Нины Павловой. Мне приходилось встречать людей, которым эта книга помогла прийти к вере.

Однажды на электронную почту пришло письмо от паренька Саши, который рассказал, какое сильное впечатление произвела на него эта книга. Он иногда безумно пил, был зависим от компьютерных игр, но всё переменилось вдруг от одной прочитанной книги! Саша стал задумываться о том, как живёт, стал рассказывать своим приятелям об этой книге и монахах, но те только крутили у виска. И всё-таки парень «взялся за ум», окончил университет, а потом поступил в семинарию на очное отделение. В течение двух лет мы поддерживали с ним связь, а потом как-то потерялись. Но я за него очень рада!

Приходили и отрицательные отзывы о книге.

Скажу, что и мной эта книга не была воспринята «на ура», я читала, выбирая сведения, и не со всеми выводами могла согласиться. Но в целом – книга хорошая и, думается, именно потому, что написана она с любовью!

Хотя за 18 лет со дня убиения оптинских монахов написано немало воспоминаний, но мне захотелось узнать об отце Василии ещё — непосредственно от одноклассников и однокурсников по МГУ. А где же можно найти этих людей, как не на сайте «Одноклассники»?! И я решила поспрашивать, что о нём помнят.

В школьные годы

Он жил в районе Кузьминок, учился в школе № 466. Задав поиск, отправила около 40 писем, начав с одноклассников. Честно сказать, я особо и не ждала, что люди будут делиться воспоминаниями с абсолютно чужим человеком. Одно дело, когда спрашивают для издания или сайта, а я-то для них просто человек с улицы. Но «надежда умирает последней».

Первый ответ пришёл не от одноклассника, а человека на класс младше. Очень тепло о нём отозвался, говорит, что как раз высокого роста он и не был (как в книгах пишут), но спортивный был, что уважали его все, прислушивались.

Потом отозвалась девочка (тогда девочка, сейчас-то им по 50 лет) на класс старше! Тоже тепло отозвалась, но общаться близко – она с ним не общалась. А потом пошли одноклассники… Фамилии я напишу только инициалами.

Ирина К.: «Действительно, Игорь Росляков — тот самый отец Василий, Вы правы. Мы с ним не только учились все 10 лет, но и в одну группу детского садика ходили.

Рассказывать о нем можно много, скажу лишь, что он был из простой, скромной семьи, единственный и долгожданный ребенок. Очень одаренный, скромный, замкнутый мальчик, в классе с ним дружили многие, все девчонки были влюблены в него.

Прекрасно учился, параллельно занимался водным поло, был капитаном юношеской сборной, потом и на международный уровень вышел… Я с ним не особо была близка, просто росли вместе. У меня в друзьях Вы можете увидеть Галину С., Галину С., вот они были ему ближе, дружили с ним в школе, они могут Вам рассказать о нем побольше…»

К сожалению, обе «Галины С.» так и не ответили.

Елена Б.: «Игорь Росляков действительно был моим одноклассником. Книгу «Пасха Красная» я тоже, конечно, читала. Но после некоторых отзывов своих одноклассниц, которые там прочитала, как-то не хочется ничего комментировать.

Единственное скажу — он выделялся своей добротой. А так: интересный умный парень, который часто уезжал на соревнования. Ничто человеческое, мне кажется, тогда ему не было чуждо, одноклассницы добивались его внимания, открыто конкурировали. Лучше всего о нем могла бы рассказать Ира К… Она тонкий и умный человек, они дружили.

И она уж точно не будет писать, что помогала ему нагнать в учебе. Даже много отсутствуя, он учился лучше большинства, имел нестандартное мышление, что поощрялось нашей «классной» на уроках литературы да и в жизни…

Он же был мальчишкой: подшучивал над кем-то, участвовал в шуточных потасовках, все это снимала наш «штатный фотокорреспондент» класса Лена К…»

Их классная руководительница Наталья Дмитриевна Симонова (она же учитель русского языка и литературы) впоследствии стала его духовной дочерью, и они переписывались.

Школьный выпускной. Игорь – в центре.

Влдимир С.: «С Игорем мы выросли в одном дворе и учились в одном классе… Игорь был нормальным мальчишкой, играл вместе с нами и в войну, «казаки разбойники» и т. д.  с 1 класса Игорь занимался плаванием, мы вместе с ним ходили на тренировки, потом я бросил, а он продолжил.  Затем перешел  заниматься водным поло, добился хороших результатов, был игроком молодежной сборной и кандидатом в основную сборную СССР, объездил всю Европу, также играл за МГУ, где учился на факультете журналистики. Женат он был на гимнастке (фамилию ее, к сожалению, не знаю), зовут ее Мария…»

Поиск однокурсников по МГУ (журфак) оказался сложнее. В тот год (1985 г.) выпуск был большой. На «Одноклассниках» задала поиск по факультету с этим годом выпуска — выдало около 6 страниц. Выборочно отправила около 130 писем.

Первый отклик был «мимо»: «К сожалению, я Игоря не знал, он учился на пару-тройку лет старше нас. Но книгу, о которой Вы пишете, читал, и на фотографиях, думаю, узнал его. Видимо встречал где-то в коридорах журфака. Удивительную и замечательную жизнь Господь ему послал!! Ему довелось стоять у истоков возрождения Оптиной пустыни. Очень хороший жизненный пример для многих из нас».

Потом откликнулся Александр С.: «…Все, что вы мне рассказали, для меня полностью в новинку. Но… Начну с того, что в официальных списках выпускников журфака действительно числится Росляков Игорь Иванович.

Когда мы начали обучаться на военной кафедре, то вдруг узнали, что с нами учится Игорь Росляков и Олег Жолобов. Никто на курсе их не знал, и потому невозможно было объяснить, почему они на занятия не ходят. Но поскольку его определили в нашу группу, то можно предполагать, что он в школе изучал французский язык. Потом стало известно, что эти таинственные личности — выдающиеся спортсмены, которые отстаивают честь СССР на международной спортивной арене. Им потому вовсе не обязательно учиться вместе со всеми. Кто такой Олег Жолобов  — я узнал много лет спустя, когда среди спортивных обозревателей на телевидении появился Олег Жолобов.

А как же Игорь Росляков? Мне довелось его видеть. После военной кафедры было принято проводить лагерные сборы. Это было после четвертого курса. Вот тут-то неожиданно и появились в нашей учебной роте знаменитые спортсмены, среди которых был и Игорь Росляков. Военная кафедра посчитала, что на сборах должны быть все без исключения. Никому поблажек не делать.

Но долго в военной форме они не были. Почти сразу же спортсмены, и Игорь Росляков тоже, уехали на соревнования в Рим. Говорили, что Игорь был большой мастер в таком виде спорта, как водное поло. Кстати, тогда команда МГУ по водному поло была сильнейшей в стране. Потом спортсмены вернулись на сборы. И было это в самый последний день, когда весь курс уже возвращался в Москву.

Уверяю, что вряд ли кто-то из однокурсников сможет рассказать что-то больше. Ведь по сути такие люди, как Игорь, не были с нами…С Игорем не общался. Но в памяти он остался таким: среднего роста, худощавый, и кажется, черноволосый. Хотя нас на сборах всех постригли.

Игорь Росляков — мастер спорта

Он был какой-то спокойный. Казалось, что он сам себе на уме. Какой он на самом деле — не знаю…

Я не согласен с тем, кто написал на каком-то сайте, что он был ростом под два метра. Игорь был незаметным человеком. Незаметным во всем. Я помню его, как человека среднего роста… Вполне возможно, что Игорь попал в кадр, когда был на сборах. Это было летом в 1984 году в Федулово, что в Ковровском районе Владимирской области. Мы жили тогда в палатках в лесу. Вероятность маленькая, но есть. А кто тогда был с фотоаппаратом в руках? Точно помню, что фотографировал много Валера М. с фотогруппы. Вместе с нами на сборах были ребята с другого факультета. Кажется, с филологического факультета.

Я помню, как один студент с филфака бегал и всем говорил, что в его палатке живет Росляков, знаменитый спортсмен».

Больше никого из однокурсников найти не удалось.

Однажды мне пришло письмо из Эстонии: «… Я живу в Эстонии. Когда-то давно, в марте 1986-го счастливый случай свел меня с Игорем Росляковым. В декабре 91-го от его товарища-ватерполиста я узнала, что Игорь постригся в монахи. И вот совсем недавно, ища в интернете молитву Оптинских Старцев, узнала страшную весть о трагической гибели отца Василия.

Студенческая фотография

Очень волнуюсь. Хочется плакать. Человек я абсолютно светский и от Церкви, в общем-то, далекий. Хотя мысли о Боге с возрастом приходят все чаще. Что, наверное, естественно…

Эти два дня все думала про Игоря. И, обращаясь к нему мысленно, не перестаю путаться в обращении… то Игорь, то отец Василий. Это оттого, что знала его лишь в миру… Напрягала память, вспоминая подробности знакомства.

Я приехала из Таллина в Москву в феврале 86-го. Мне только исполнилось 18. Бюро путешествий, где я работала бухгалтером, направило меня на курсы повышения квалификации. На Ленинградском вокзале сдала багаж в камеру хранения, где и познакомилась с Игорем. Там работал его товарищ по водному поло Алик Перепелкин. Игорь просто зашел к нему. Они еще были студентами, кажется, последнего курса.

Посидели-посмеялись, обменялись телефонами на случай, если нужна будет помощь в чужом городе. Веселые открытые ребята, оставившие о себе приятное впечатление.

Весной того же года я снова оказалась в Москве. С билетами были проблемы, и я позвонила Игорю. Теперь даже и не вспомню, помог ли он с билетами. Но то, КАК(!) он говорил со мной, меня поразило и помнится всю жизнь. С такой теплотой и заботой, и беспокойством за меня, девчонку, одну в большом городе. Как отец или брат.

Я-то, дурёха, конечно, приписала такое внимание своему обаянию и очарованию. Мой тогдашний возраст извиняет это.

Позже Алик пару раз приезжал в Таллин. Я ему помогала с гостиницей, но очной встречи не было. А во второй раз он приехал в декабре 91-го, позвонил мне уже из Таллина и хотел встретиться. Я бы с удовольствием, но со дня на день должна была родить. И мы поболтали по телефону. За разговором и узнала про Игоря…

Прошло много-много лет… И не смотря на мимолетность знакомства, я ребят не забыла…»

Вечная память убиенным иеромонаху Василию, инокам Трофиму и Ферапонту!

***

Иеромонаху Василию Рослякову

Я на могилу красных тюльпанов Вам принесу с сердцем. Приимите. Отченька, отче! Благословите!.. Тронет ладони солнце и ветер, Тихой любовью взгляд Ваш ответит. Божий избранник, мученик светлый!.. Крест деревянный, дух же бессмертный. Я в мире дольнем, Вы в мире дальнем.

Благословите звоном Пасхальным.

Читайте также:

Мученики Оптинские. Об отце Василии (Рослякове)

Об отце Василии (Рослякове). Часть 2.

Творчество иеромонаха Василия (Рослякова)

www.pravmir.ru

«Когда другого я пойму, чуть больше, чем на половину…»: вспоминая иеромонаха Василия (Рослякова).

Александр Харитонов 22.12.2016 17130

23 декабря исполняется 56 лет со дня рождения иеромонаха Василия (Рослякова) — одного из трех насельников Оптиной пустыни, убитых в пасхальное утро 1993 года.На могилах оптинских старцевВремя духовного становления Игоря Рослякова, оптинского иеромонаха Василия, пришлось на последние годы существования Советского Союза. Служителем алтаря Господня он стал уже в новой, не безбожной, восстающей из руин России.

Отец нередко говорил Игорю: «Нельзя мириться с обманом, сынок».

Несмотря на то, что церкви сейчас открыты и нам не приходится прятать Библию, общее духовное состояние народа не вселяет оптимизма, и современные молодые люди нередко оказываются на месте молодого Игоря Рослякова, в среде непонимания и насмешек. Дабы избежать окончательной духовной гибели народа, нам стоит возвращаться к примерам людей, живших прежде нас, исследовать их переживания веры и неверия, делать выводы и, подражая им, стараться восходить тем же путем в Царство Истины

С отцом в День ПобедыЛюди искусства, особенно литераторы, одним из которых был иеромонах Василий, представляют в этом отношении особый интерес, потому что их опыт духовных исканий широко отражается в стихах и прозе, которые заслуживают особого внимания, для того «чтоб кто-то по давним постиг песнопеньям все новое, что мы могли бы сказать»[1], как выразился сам о. Василий в своем стихотворении.

Иеромонах Василий (Игорь Иванович Росляков) родился 23 декабря 1960 года в Москве, в семье Ивана Федоровича и Анны Михайловны Росляковых. Он был единственным, долгожданным и достаточно поздним ребенком: матери было уже сорок, отцу — сорок три. Крещение Игорь Росляков принял в младенчестве, в храме святителя Николая Чудотворца в Хамовниках, и был наречен в честь благоверного князя Игоря Черниговского.

Интересно отметить, что святой, в честь которого был наречен младенец, был убит соплеменниками в борьбе за власть, погиб от ножа, а перед смертью принял иночество. Даже в житии небесного покровителя мы можем усмотреть некоторое предзнаменование будущей жизни отца Василия[2].

Но в то же время следует отметить, что, проводя юность в безбожном окружении, Игорь в детские годы не имел веры в Бога.

Отец Игоря, Иван Федорович Росляков, родился в 1917 году в Рязанской области, в полугодовалом возрасте осиротел и был доставлен в один из детдомов Москвы. Достигнув совершеннолетия, он поступил на воинскую службу. Во время Великой Отечественной войны служил на северном флоте, после чего работал в правоохранительных органах. Был человеком верующим, но не имел возможности открыто исповедовать веру и некоторое время состоял в компартии, однако, по воспоминаниям жены, всегда имел при себе иконку Богородицы. Со временем Иван Федорович все чаще сталкивался с обманом и лицемерием в партийных кругах. Будучи человеком честным, он не стал мириться с этим и сдал партийный билет, когда его хотели назначить на общественную работу. Естественно, его пытались отговорить, даже угрожали, рекомендовали подумать о будущем сына. Но он ответил твердо: «Сын мой сам дорогу найдет». И впоследствии, отец нередко говорил Игорю: «Нельзя мириться с обманом, сынок». Родственники и знакомые семьи вспоминают, что отец был добрым и гостеприимным человеком, но в то же время весьма задумчивым и молчаливым. Мы можем видеть, что эта задумчивая молчаливость, это стремление к правде и стояние в ней передалось и будущему отцу Василию, который имел перед собой добрый пример своего родителя.Сборная по водному полоМама Игоря, Анна Михайловна, происходила из крестьянской семьи, была родом из Смоленской области. В довоенной юности переехала в Москву и работала ткачихой. Семья Росляковых жила скромно. В такой обстановке и родился будущий иеромонах.  В семье он с раннего детства видел добрый пример своих родителей, который влияет на детей гораздо больше, чем долгие нравоучения. Но в то же время следует отметить, что, проводя юность в безбожном окружении, Игорь в детские годы не имел веры в Бога, иногда даже отказывался от пасхальных яиц, которые по традиции красила его мама. Однако уже в раннем возрасте в его сердце прорастало зерно любви. Подтверждением служат случаи, когда будущий монах подарил любимый магнитофон своему другу и чуть позднее — гитару. С самого детства предметы этого мира не владели его сердцем, и он легко расставался с ними ради любви к своим товарищам. Так мы можем представить себе его духовное состояние в детские годы, а точнее его еще неосознанный выбор в пользу любви и добра, и конечно, на такой благой почве не прижились советские атеистические принципы, уступив место православной вере.

В 16-летнем возрасте ему пришлось пережить одно из самых тяжелых событий — внезапную смерть отца. После тяжкой утраты он изменился, стал еще более молчаливым и задумчивым.

В юные годы Игорь начинает писать стихи, подолгу сидит с пером по ночам и задумчиво смотрит на звездное небо за окном. Он был очень любознательным, интересовался наукой и чудесами света, созерцание окружающего мира давало пищу для размышлений. В православной догматике Студенческие годыпознание Бога через красоту сотворенного мира называют космологическим богопознанием, то есть познанием Творца через красоту видимых творений.  К сожалению, остается только догадываться о всех переживаниях и исканиях того периода жизни, потому что большинство стихов того времени Игорь сжег, а те, что дошли до нас, несут на себе печать уже сложившегося православного мировоззрения или являются несколько отстранёнными, романтическими, не отражающими переживаний веры и неверия. Конечно, это не означает, что их не было. Каждого человека Господь призывает своим путем, и возможно, это останется навсегда сокрытым от нас личным опытом духовного становления будущего мученика. 

В 16-летнем возрасте ему пришлось пережить одно из самых тяжелых событий — внезапную смерть отца. После тяжкой утраты он изменился, стал еще более молчаливым и задумчивым. Несомненно, все это отразилось на юной душе и дошло до нас в его стихотворном переложении 61 псалма:

Бог сказал — и услышал я дважды,

Что для каждого суд по делам.

Когда умер отец и однажды,

Когда к смерти готовился сам[3].

С раннего детства Игорь научился читать, и чтение на всю жизнь осталось одним из самых любимых его занятий, кроме того, он обладал прекрасной памятью, был, как говорят о талантливых людях, талантлив во всем. В школе всегда учился хорошо, со второго класса стал заниматься спортом: плаванием, впоследствии — водным поло. После школы он пытался поступить в институт физкультуры, но его отстранили от экзаменов за попытку подсказать товарищу.

В 1980 году будущий священник поступает в МГУ на экономический факультет, но вскоре переводится на факультет журналистики. В этот период он выступает за Университетскую команду по водному поло, становится ее капитаном.

17 октября 1988 года, в день обретения мощей прп. Амвросия Оптинского, Игорь Росляков поступает в монастырь, ставший для него тихим и последним пристанищем.

К началу восьмидесятых годов в МГУ преподавало множество уникальных ученых, в том числе и с мировым именем, царила общая обстановка научного и духовного поиска. Близкое знакомство с русской классической литературой и философией, а также общение с верующими преподавателями подталкивают его на путь серьезного воцерковления, он начинает посещать храмы, совершает первые паломничества, а его излюбленные поездки в деревню так же дают ему возможность уединиться, помолчать, подумать.

В период студенческой юности Игорь был женат, но совсем не долго, о чем он упоминает в автобиографии при поступлении в монастырь.

Несмотря на напряженный график учебы и игр, ему всегда хватало времени на научную работу и на поэзию. Его рефераты и курсовые работы преподаватели считали образцовыми. Как в журналистике, так и в спорте (Игорь достиг звания мастера спорта международного класса) он мог бы сделать прекрасную карьеру. Еще в университете Игорь начинает строго соблюдать посты, несмотря на тяжелые сессии и выезды на спортивные сборы и соревнования. Его православное миропонимание становится заметным во всем образе жизни, и будущий мученик является своего рода исповедником среди сверстников и даже родственников. Но воин Христов твердо держится на занимаемых позициях, на соревнованиях в период Великого поста ему приходится питаться гречкой, размоченной в воде. Своим товарищам, в ответ на непонимание и отговорки, он говорит, что для победы важнее силы духовные, а не физические, что собственно и доказывает на деле своей мастерской игрой. Его всегда уважали, уважают и теперь, Игорь Росляков становится для своей команды более чем капитаном — с него берут пример, в его словах не сомневаются. Постепенно спорт теряет над будущим монахом свою власть, на соревнованиях он выступает все реже, готовится оставить одно из любимейших дел в своей жизни, ведь спорт был одним из его талантов и, несомненно, частью души. Так же в университете он постепенно понимает, что не станет работать журналистом, потому что писать лживые статьи он не хотел и не умел, а противостоять в одиночестве советской информационной машине не видел смысла.

«Взять крест и пойти за Христом означает готовность принять смерть за Него и пострадать, а кто имеет желание умереть за Христа, тот едва ли огорчится, видя труды и скорби, поношения и оскорбления».

В 1986 году в судьбе Игоря Рослякова происходит очень важное событие — знакомство с иеромонахом Рафаилом (Огородниковым). Внешне могло бы показаться, что о. Рафаил и Игорь — люди разные: батюшка был очень общительным, жизнерадостным и нередко юродствовал, в то время как молодой человек был всегда тих и молчалив. Обращение иеромонаха Рафаила произошло довольно резко и горячо. Приехав в Москву для поступления в институт, он стал посещать храм и укрепился в вере настолько, что вступительные экзамены держал в Московской Духовной семинарии, но из-за комсомольского героического прошлого власти не допустили его до поступления, и он, оставив мир, умчался в Псково-Печерский монастырь. Именно умчался — в молодости он, кроме прочего, был гонщиком, и любовь к скорости проявлялась в его жизни и решительных поступках. В монастыре он воспитывался на примере множества живших тогда печерских старцев, последним духовником его был о. Иоанн (Крестьянкин). Но через некоторое время его перевели из родного монастыря на приход, и на момент знакомства с будущим о. Василием батюшка служил в г. Порхове Псковской области. В его доме всегда собиралось множество народа со всей России, люди получали у него утешение и духовное врачевание. Одним из таких чад-посетителей стал Игорь Росляков.Послушник в ОптинойОтец Рафаил, видимо, сразу понял его душу, искренне полюбил его, и только ему разрешал входить в свою маленькую комнатку-келью, где они подолгу беседовали ночами. Несомненно, именно там, в Порхове, Игорь был духовно рожден и воспитан для монашества. Затем, однажды летом, вместо того чтобы уехать к морю с командой по путевкам, он отправляется в Псково-Печерскую обитель. Еще неоднократно  он уезжал туда пожить, общался с о. Иоанном (Крестьянкиным), который и благословил его оставить спорт и уйти в монастырь. В качестве иллюстрации к этому периоду стоит привести отрывок из стихотворения о. Василия:

Я тогда становлюсь на мгновенье

Не от мира сего молчуном,

А бесплотных стихов сочиненье

Служит хлебом тогда и питьем.

И тогда ничего мне не стоит

Бросить все и уйти в монастырь,

И упрятать в келейном покое,

Как в ларце, поднебесную ширь[4].

Иподиакон наместникаНам почти ничего не известно о содержании бесед отца Рафаила и Игоря, но, как и древо познается по плодам, так и это общение для нас характеризуется его итогом, а также безграничной любовью о. Василия к о. Рафаилу, которая нашла себе бессмертное пристанище в его стихах, посвященных дорогому батюшке. Отец Рафаил погиб в ДТП через два года после их знакомства — в 1988 году. Сообщение о гибели духовника и друга Игорь получил уже в Оптиной пустыни.

В доме отца Рафаила в Порхове нередко бывал и иеромонах Роман (Матюшин, в то время инок Александр), который теперь широко известен в России как православный поэт, исполняющий свои стихи под гитару.

В 1988 году, в честь тысячелетия крещения Руси, в числе прочих монастырей была возвращена верующим и возобновлена Оптина пустынь. Из дневника Игоря Рослякова мы узнаем, что с 21 июня по 29 августа 1988 года он живет в Оптиной и активно участвует в восстановительных работах в обители, восстающей из руин. После этого он посетил Печоры и Порхов и стал просить благословения у матери оставить мир. В тот момент Анна Михайловна была не очень довольна религиозными увлечениями сына и считала, что монастырь — это хорошо, но лучше пусть туда идут другие.

«Я не знаю, но слышал, что в церкви — как на корабле: кто-то гребет, а все плывут. А в келии — как в лодке: надо грести самому».

17 октября 1988 года, в день обретения мощей прп. Амвросия Оптинского, Игорь Росляков поступает в монастырь, ставший для него тихим и последним пристанищем. Не станем описывать всех подробностей монастырской жизни, которую проходил он так, как сложилось вековыми традициями в русских монастырях. Молчаливость и задумчивость будущего монаха пришлись в монастыре как нельзя кстати, он смиренно трудился наравне со всеми, проходил послушнический искус и радовался, говоря: «Мне должно трудить себя за грехи своя». Иеродиакон Василий

29 апреля 1989 года, в Страстную субботу, Игоря Рослякова официально принимают в братию и облачают молодого послушника в подрясник.«Взять крест и пойти за Христом означает готовность принять смерть за Него и пострадать, а кто имеет желание умереть за Христа, тот едва ли огорчится, видя труды и скорби, поношения и оскорбления», — говорил Игорь в начале своего монашеского пути, более того, именно так он и жил. Так же ему довелось пережить соблазн, который переживали многие юноши, уходящие в монастырь, — к нему приезжала мать, тогда еще практически не воцерковленная, и уговаривала его вернуться домой. Конечно, послушник отвечал отказом, и в глубине души молился о ней. Его молитвы были услышаны, и Анна Михайловна поняла своего сына после гибели, а через шесть лет и сама приняла постриг с именем Василиса.

5 января 1990 послушник Игорь принимает иноческий (рясофорный) постриг с именем Василий, в честь Василия Великого. 8 апреля он был рукоположен в диакона, 23 августа того же года пострижен в мантию в честь Василия Блаженного, Московского, а 21 ноября иеродиакон Василий становиться иеромонахом. 

В монастыре отец Василий проводил свойственную ему тихую и созерцательную жизнь. Но богатые его дарования никак не могли оставаться незамеченными — он становится лучшим проповедником Оптиной (по словам монахов-современников), является одним из лучших ее канонархов (он очень любил это занятие, отлично знал богослужение и канонарил даже будучи священником), а прихожане знают его как мудрого и доброго духовника.

Вступив на путь монашеской жизни, отец Василий решил оставить свое увлечение поэзией, но, наверное, к нашему счастью, ему это так и не удалось. До нас дошли стихотворения, написанные в монастыре.

Что взялся, инок, за стихи?

Или тебе Псалтири мало?

Или Евангельской строки

Для слез горячих недостало?[5]

    Так вопрошает поэт самого себя в стихотворении от 6 августа 1990 года. Вероятно, поэзию он считал хотя и возвышенным, но все же развлечением. Приняв постриг, он проводил смиренное, покаянное житие, глаза его нередко были опущены вниз, он строго постился, в келье полагал множество земных поклонов по ночам и предавался прочим аскетическим подвигам. Когда его осуждали за якобы горделивое молчание, он кротко отвечал: «Бог знает, что желаю быть с вами в общении, как могу, люблю и молюсь о вас. Но не могу одновременно быть с вами и с Ним». Теперь мы можем назвать его духовный путь путем мистического богопознания, путем безмолвия, очищения своего сердца и тайного, сокровенного общения с Богом. Только так, отдавая себя Богу без остатка и познавая Его на личном опыте молитвенного общения, он смог за короткий срок достичь духовных высот и удостоиться мученического венца.

После рукоположения во иеромонаха о. Василий все-таки перестает писать стихи. Но он не оставляет литературы, и теперь его дар раскрывается в искусстве проповеди, в написанных им богослужебных текстах и его личном дневнике. Мудрость духовная изливалась богато на окружающих из его уст уже в виде классических отеческих наставлений. Приведем пример: однажды батюшку спросили о том, где лучше молиться монаху, в храме или в келье, на что он ответил: «Я не знаю, но слышал, что в церкви — как на корабле: кто-то гребет, а все плывут. А в келии — как в лодке: надо грести самому»[6].

Иеромонах Василий был одним из тех, кто твердо шел вперед средним, царским путем, проводя жизнь строгую, но неприметную, избегая крайностей.Со о. ИлиемИногда он проходил послушание на Московском подворье Оптиной пустыни,  так же обучался в Московской Духовной семинарии. Еще при жизни отец Василий стал духовным наставником для некоторых своих знакомых, в том числе и для одного из своих школьных преподавателей.

Свой последний Великий Пост в 1993 году он провел строже обычного, в Страстную пятницу даже удостоился видения прп. Амвросия, о котором почти никому не говорил. Совершая проскомидию перед Пасхальной литургией, он поделился с благочинным своим внутренним переживанием: «Так тяжело, будто сам себя закалаю». Есть предположения, что иеромонах Василий, а возможно и иноки Трофим и Ферапонт, заранее были извещены о своей кончине. Незадолго до Пасхи они начали раздавать многие свои вещи, в том числе очень любимые, монастырской братии. Батюшка отдал одному из братий Крест, привезенный ему из Иерусалима от Гроба Господня, который был помещен в святом углу здания, около которого батюшке было суждено погибнуть.

«Радуйся, Кана Галилейская, начало чудесем положившая. Радуйся, пустынь Оптинская, наследие чудотворства приявшая. Яко Господь избирает тя и ублажает»

Ранним утром 18 апреля 1993 года после Пасхального богослужения лучшие звонари Оптиной, иноки Трофим и Ферапонт, радовали прихожан праздничными звонами. Вдруг звон оборвался — братья были убиты ударами полуметрового клинка сатаниста, который спрыгнул с невысокой звонницы (большая колокольня тогда еще не действовала) и тут встретил о. Василия, который шел в скит на раннюю литургию, исповедовать. Батюшка почувствовал неладное и спросил человека в шинели о случившемся, но тот прошел будто бы мимо, а потом ударил монаха в спину своим коротким мечом. В отличие от иноков, о. Василий скончался не сразу, он лежал и, не издавая никаких звуков, молился, пока его не подобрали и не перенесли в храм. Там он лежал рядом с мощами прп. Амвросия, пока не приехала скорая помощь. Но рана была несовместима с жизнью, и батюшку спасти не удалось.

Иеромонах Василий. Экскурсия по ОптинойЗатем приезжали на похороны его товарищи по команде, они недоумевали, почему отец Василий позволил убить себя так кротко, ведь он был высокого роста, обладал богатырской силой и даже иссушенный постами вполне мог бы вцепиться в убийцу и, возможно, задушить его. Но не ради этого жил подвижник, мечтой которого было умереть на Пасху под звон колоколов. Его мечта сбылась, он и еще два насельника Оптиной стали чистой жертвой Богу, приняв мученическую кончину, они получили Венец Жизни, вечной Пасхи.

«Радуйся, Кана Галилейская, начало чудесем положившая. Радуйся, пустынь Оптинская, наследие чудотворства приявшая. Яко Господь избирает тя и ублажает». Такие слова мы находим в службе преподобным отцам Оптинским, написанным о. Василием. Действительно, Оптина явилась одним из крупнейших цветников русского старчества, избранным и насажденным Господом. Именно в этом саду духовной мудрости талантливый Игорь Росляков нашел свое место, где смог полностью реализовать свои способности, дар слова. Именно там Господь подвел итог его недолгой жизни. Для нас важно, что новомученик сей вырос в безбожном обществе, имел множество хороших перспектив, но, несмотря ни на что, открыл свое сердце Богу и легко оставил ради него мрак неверия и суету мирской карьеры. И в жизни о. Василия для нас более важно даже не то, что ему было дано многое, но то, с каким упорством и стойкостью он использовал на пользу себе и окружающим все то, что было ему дано.В своей сравнительно небольшой, но насыщенной жизни батюшка успел написать не так много, но и не так уж мало. Прежде всего, это стихи, некоторые из них он объединял в так называемые циклы, например: «Зимний вечер», «Осенние волны», «Стихи на псалмы», «Вход во Иерусалим», «В начале было слово». Кроме того, он написал стихотворное продолжение к «Фаусту» Гете, стихотворение «Послесловие к Евгению Онегину» и «На могиле Сергея Есенина».

Ранние из дошедших до нас стихотворения 1985–1986 годов иногда представляют собой романтические размышления, вдохновленные осенней природой. Игорь очень любил осень и дождливую погоду, все это нашло отражение в его поэзии. Но уже в этот период стихи приобретают библейский оттенок, напитываются православным духом, и вскоре рождается ряд стихотворных переложений псалмов Давида, смысл которых проецируется на личные переживания автора или судьбу русского народа в целом. Цикл «Вход во Иерусалим» содержит стихи на евангельские сюжеты. Первое стихотворение «Плач Адама» из цикла «В начале было Слово» посвящено отцу Рафаилу. «Послесловие к Евгению Онегину» и стихотворение, посвященное С. А. Есенину, продолжают добрую традицию, в рамках которой многие поэты посвящали произведения своим великим предшественникам.Светлая Пасха (18 аперля 1993 г.) За несколько часов до гибели.До нас дошли дневниковые записи с 1987 по 1993 год. В них отражены личные переживания о. Василия на пути его воцерковления, содержатся выписки из заинтересовавших его книг, некоторые стихотворения и статьи, например «О предстоянии Престолу Божьему».

Существует несколько проповедей батюшки, в которых раскрылся его благовестнический дар. Его последнее и, возможно, единственное интервью дошло до нас как текстом, так и аудиозаписью, на которой мы можем слышать голос батюшки, его интонации, что позволяет нам вместе с фотографиями более реально восстановить его образ. Запись эта была сделана за девять дней до мученической кончины.

Особняком стоят богослужебные тексты, ставшие своеобразной кульминацией творчества иеромонаха Василия. В разное время в дневнике им были написаны стихиры преподобным старцам Оптинским, составленные им затем в службу преподобным, которую он, к сожалению, так и не окончил.

Потрясающим произведением является покаянный канон о. Василия. Именно в нем раскрылся его внутренний мир, обратная сторона внешней молчаливости в покаянных чувствах этого поистине потрясающего гиганта духа, великого инока и поэта новой, восстающей из мрака безбожия России.

Александр Харитонов, семинарист III курса

[1] Василий (Росляков), иером. Не требуйте моих волнующих строчек… / Стих-е цит. по: «Буду верен словам до конца». Жизнеописание и наследие иеромонаха Василия (Рослякова) // URL: http://www.e-reading.club/bookreader.php/1033686/Budu_veren_slovam_do_konca._Zhizneopisanie_i_nasledie_ieromonaha_Vasiliya_%28Roslyakova%29.html (дата обращения 19.12.2016).

[2] Житие Игоря Черниговского // URL: https://azbyka.ru/days/sv-igor-v-kreshchenii-georgij-chernigovskij-i-kievskij (дата обращения 19.12.2016).

[3]  Василий (Росляков), иером. Псалом 61 / Стихотворения иеромонаха Василия Рослякова. Цикл «Стихи на псалмы» // URL: http://optina1993.narod.ru/stihi2.htm (дата обращения: 20.12.2016).

[4] Василий (Росляков), иером. «Как приблизится время цветенья…» / Стихотворения иеромонаха Василия Рослякова // URL: http://optina1993.narod.ru/stihi1.htm (дата обращения: 20.12.2016).

[5] Василий (Росляков), иером. «Что взялся, инок, за стихи…» / Стихотворения иеромонаха Василия Рослякова // URL: http://optina1993.narod.ru/stihi1.htm (дата обращения: 20.12.2016).

[6] Цит. по: Жизнеописание иеромонаха Василия (Рослякова) // URL: http://www.optina.ru/martyrs/vasiliy/3 (дата обращения: 20.12.2016).

sdsmp.ru

Василий (Росляков) - это... Что такое Василий (Росляков)?

Иеромонах Васили́й (в миру Игорь Ива́нович Росляко́в; 23 декабря 1960, Москва — 18 апреля 1993, Оптина пустынь) — иеромонах Русской православной церкви, выпускник МГУ, мастер спорта международного класса, капитан сборной МГУ и член сборной СССР по водному поло, поэт, один из трёх иноков, убитых в Оптиной пустыни в пасхальное утро 1993 года (двое других — иноки Ферапонт и Трофим).

Биография

Отец, Иван Фёдорович Росляков — военный. В годы Великой Отечественной войны сражался на Северном флоте, после окончания войны служил в правоохранительных органах. Мать, Анна Михайловна, работала ткачихой на московской фабрике.

Детство и юность

Вскоре после рождения Игорь был крещён с именем Игорь — в честь благоверного Великого князя Игоря Черниговского.

Молодые годы

Закончил факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. Серьёзно занимался водным поло. Выступал за университетскую команду по водному поло, в то время одну из сильнейших в СССР. В его активе — звание лучшего игрока чемпионата Европы среди юношеских команд.

Оптина Пустынь

В ноябре 1987 года бывшая в советское время музеем Оптина пустынь была передана Русской православной церкви. Началось восстановление обители, а 3 июня 1988 года в ней прошло первое богослужение. Узнав о возрождении пустыни, Игорь решил её посетить и приехал в обитель — послушником, вскоре после состоявшегося 6 июня 1988 года прославления преподобного Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия (Гренкова). Пробыв малое время в обители, Игорь почувствовал желание остаться в ней. Он вернулся домой, чтобы рассчитаться с мирскими делами, и 17 октября 1988 года вновь приехал в обитель — на этот раз навсегда. Так случилось, что в этот приезд его поселили в келии самого старца Амвросия.

В монастыре Игорь выполнял различные послушания — разгружал кирпичи, убирал мусор, трудился в иконной лавке, читал в храме Псалтирь, дежурил у монастырских ворот. 29 апреля 1989 года, в Страстную Субботу, был принят в братию. Так писал он в это время в своём дневнике:

Милость Божия даётся даром, но мы должны принести Господу всё, что имеем.

Выполняя послушания, безропотно переносил замечания и упрёки, быв сосредоточен на покаянном размышлении и воспоминании о страданиях Христовых. Писал, что

Взять крест и пойти за Христом означает готовность принять смерть за Него и пострадать, а кто имеет желание умереть за Христа, тот едва ли огорчится, видя труды и скорби, поношения и оскорбления.

Как-то раз в монастырь приехала его мать, Анна Михайловна. Сын вышел к ней — похудевший, изнурённый трудами и постом, непохожий на знаемого ею ранее крепкого спортивного парня. Состоялась долгая беседа, в которой мать долго просила его оставить монастырь, но Игорь был твёрд в намерении остаться в обители.

5 января 1990 года Игорь был пострижен в иночество с именем Василий в честь святителя Василия Великого. Поселился в монастырском доме. Постель изготовил из двух досок, положенных на раскладушку и покрытых поверху войлоком, подушку — из двух кирпичей склепа с мощами преподобного Оптинского старца Иосифа. Основное имущество, бывшее в этой келии — большое количество святоотеческих книг, читаемых им иногда по нескольку одновременно. Отличался смиренномудрием, неосуждением, стремлением к уединению и келейной молитве, был строгим постником. Так, Великим постом принимал пищу лишь один раз в день — овощи или кислые ягоды с небольшим количеством хлеба.

8 апреля 1990 года инок Василий был рукополо́жен во иеродиаконы, и 9 мая, на Преполовение Пятидесятницы, впервые произнёс проповедь. Многие отметили её глубину и впоследствии, как одному из лучших проповедников, отцу Василию поручали читать проповеди на праздники. В проповедях стремился раскрывать причины греха, избегая обличений.

23 августа 1990 года был постри́жен в мантию в честь Московского Христа ради юродивого Василия Блаженного. Обязанности священника, связанные с необходимостью часто общаться с прихожанами, не полностью согласовывались со стремлением к уединению, но отец Василий воспринял рукоположение как послушание, стремясь нести свой пастырский долг с сострадательностью и заботливым вниманием к своим духовным чадам, коих у него было немного.

21 ноября 1990 года, на Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных сил бесплотных, был рукоположён во иеромонахи. Постепенно расставаясь со своими мирскими привычками, вскоре после рукоположения прекратил писать стихи. Вместо этого начал писать стихи́ры. Так, составил несколько стихир об Оптиной Пустыни, работал над составлением службы преподобным Оптинским старцам, которую не успел закончить. Проходил послушание канонарха, пропевал стихиры. Вёл катехизаторские беседы в тюрьме г. Сухиничи, беседы с баптистами в тюрьме г. Ерцево, воскресную школу в г. Сосенском и школу для паломников в Оптиной пустыни.

Великий пост 1993 года отец Василий проходил с особенной строгостью. На Страстной Седмице совсем не вкушал пищи. Братия отмечала в то время его слабость и бледность. В Великую Субботу весь день исповедовал, а вечером ему вдруг стало плохо из-за сильного переутомления. Перед пасхальной литургией совершал проскомидию, в конце литургии — канонарил.

Мученическая кончина

В пасхальное утро 18 апреля 1993 года отправился по послушанию в скит — исповедовать причащающихся на средней скитской Литургии. По пути услышал колокольный звон — звонили иноки Ферапонт и Трофим. Звон вдруг неожиданно оборвался. Отец Василий направился к звоннице. Навстречу ему шёл незнакомый человек, который, поравнявшись, нанёс ему удар длинным кинжалом. Около часа отец Василий ещё был жив, но рана была смертельной — кинжал пронзил почку, лёгкое и повредил сердечную артерию, и до конца литургии отец Василий скончался. Как было вскоре обнаружено, на звоннице таким же образом были убиты иноки Ферапонт и Трофим. Следствием было установлено, что о. Василий встретился лицом к лицу с убийцей и меж ними был короткий разговор, после которого о. Василий повернулся к убийце спиной.

Патриарх Алексий II в тот день направил в Оптину пустынь телеграмму

Христос Воскресе! Разделяю с Вами и с братией обители Пасхальную радость! Вместе с вами разделяю и скорбь по поводу трагической гибели трёх насельников Оптиной Пустыни. Молюсь об упокоении их душ. Верю, что Господь, призвавший их в первый день Святаго Христова Воскресения через мученическую кончину, сделает их участниками вечной Пасхи в невечернем дни Царствия Своего. Душой с Вами и с братией. Патриарх Алексий II, 18 апреля 1993 года.

Последняя запись в дневнике отца Василия:

Духом Святы́м мы познаём Бога. Это новый, неведомый нам о́рган, данный нам Господом для познания Его любви и Его благости. Это какое-то новое око, новое ухо для ви́дения невиданного и для услы́шания неслы́ханного. Это как если бы тебе дали крылья и сказали: а теперь ты можешь летать по всей вселенной. Дух Святы́й — это крылья души.

Сочинения

См. также

Ссылки

  • Виртуальный музей иеромонаха Василия (Игоря Рослякова).
  • Павлова Н. А. Пасха Красная. О трех Оптинских новомучениках убиенных на Пасху 1993 года. — Адрес-Пресс, 2002. ISBN 5-8305-0030-2. // — Альта-Принт, 2008. ISBN 978-5-98628-090-5.
  • Павлова Н. А. Пасха Красная. Братиков убили! на сайте Православие и мир.
  • Жизнеописание оптинских новомучеников иеромонаха Василия, инока Ферапонта, инока Трофима. — Изд-во Свято-Введенского монастыря Оптина Пустынь, 2003.
  • Небесные ратники. Жизнеописание и чудеса Оптинских новомучеников. — М.: Святитель Киприан, 2008. — 336 с. — 10 000 экз. — ISBN 5893200683.
  • Биография Игоря Рослякова на сайте Поэзия МГУ.
  • Жизнеописание Оптинского иеромонаха Василия (Рослякова).
  • Игорь Росляков на сайте Peoples.Ru.
  • Воспоминания Т. В., преподавателя МГУ.
  • Красная Пасха в Оптиной пустыни на сайте Orthodoxy.Ru.
  • Игумен Ипатий (Хвостенко). Светильники Оптиной пустыни. // Благовест, 15.09.2000.
  • Васина Г. Красная Пасха в Оптиной пустыни. // Русская линия, 6.05.2003.
  • Готовцева О. Пасха красная. // Благовест, 23.04.2004.
  • Петросова А. Ангелы среди нас… Когда монахов убивали, они не сопротивлялись. // Русская линия, 9.02.2007.
  • Мученики Оптинские. Об отце Василии (Рослякове). // Православие и мир, 19 мая 2006.
  • Об отце Василии (Рослякове). Часть 2. // Православие и мир, 26 мая 2006.
  • Жизнеописание иеромонаха Василия (Рослякова) // Официальный сайт монастыря Оптина пустынь.
  • Уголовное дело по обвинению Н. Н. Аверина в убийстве иноков Оптиной пустыни о. Ферапонта, о. Трофима и о. Василия 18.04.93)

dic.academic.ru

Иеромонах Василий (Росляков) - это... Что такое Иеромонах Василий (Росляков)?

 Иеромонах Василий (Росляков)

Василий (в миру Игорь Иванович Росляков; 23 декабря 1960, Москва — 18 апреля 1993, Оптина пустынь) — иеромонах Русской Православной Церкви, выпускник МГУ, спортсмен, поэт, один из трёх иноков, убитых в Оптиной пустыни в пасхальное утро 1993 года.

Биография

Семья

Отец, Иван Федорович Росляков, военный, в годы Великой Отечественной войны сражался на Северном флоте. Затем служил в правоохранительных органах. Мать, Анна Михайловна, работала ткачихой на московской фабрике.

Детство и юность

Молодые годы

Закончил факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. Серьёзно занимался водным поло. Выступал за университетскую команду по водному поло, в то время одну из сильнейших в СССР. В его активе — звание лучшего игрока чемпионата Европы среди юношеских команд.

Оптина Пустынь

  • 17 октября 1988 года приехал в Оптину пустынь.
  • 5 января 1990 года пострижен в иночество с именем Василий в честь святителя Василия Великого.
  • 8 апреля 1990 года рукоположен в иеродиаконы.
  • 23 августа 1990 года пострижен в мантию в честь Московского Христа ради юродивого Василия Блаженного.
  • 21 ноября 1990 года, на Собор Архистратига Божия Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных, рукоположен в иеромонахи.
  • 18 апреля 1993 года, пасхальным утром, убит ударом кинжала в спину вместе с иноками Ферапонтом и Трофимом.

Сочинения

См. также

Ссылки

  • Жизнеописание оптинских новомучеников иеромонаха Василия, инока Ферапонта, инока Трофима. Изд-во Свято-Введенского монастыря Оптина Пустынь, 2003.
  • Биография Игоря Рослякова на сайте поэзия МГУ
  • Жизнеописание Оптинского иеромонаха Василия (Рослякова)
  • Игорь Росляков на сайте Peoples.Ru
  • Воспоминания Т. В., преподавателя МГУ
  • Павлова Н. Пасха Красная. О трех Оптинских новомучениках убиенных на Пасху 1993 года. — Адрес-Пресс, 2002, Тираж 20000 экз. ISBN 5-8305-0030-2. // — Адрес-Пресс, 2003, 415 стр. Тираж: 30000 экз. // — Адрес-Пресс, 2006, 448 стр. Тираж: 12000 экз. // — Альта-Принт, 2008. Тираж: ???. ISBN 978-5-98628-090-5.
  • Павлова Н. Пасха Красная. Братиков убили! на сайте ПравМир
  • Красная Пасха в Оптиной пустыни на сайте Orthodoxy.Ru
  • Игумен Ипатий (Хвостенко). Светильники Оптиной пустыни // Благовест, 15.09.2000.
  • Васина Г. Красная Пасха в Оптиной пустыни // Русская линия, 6.05.2003.
  • Готовцева О. Пасха красная // Благовест, 23.04.2004.
  • Петросова А. Ангелы среди нас… Когда монахов убивали, они не сопротивлялись // Русская линия, 9.02.2007.

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Из дневника иеромонаха Василия (Рослякова)

В 1988 году выпускник престижного факультета журналистики МГУ, мастер спорта международного класса, капитан университетской сборной и член сборной СССР по водному поло Игорь Росляков приехал в возрождающуюся Оптину пустынь и остался в ней навсегда. Пасхальным утром 18 апреля 1993 года иеромонах Василий (Росляков) был жестоко убит вместе с двумя другими насельниками монастыря.

К 20-летию его мученической кончины издательство «Никея» выпустило книгу «Буду верен словам до конца». Жизнеописание Иеромонаха Василия (Рослякова). Помимо биографии, в нее вошло богатое творческое наследие отца Василия — дневники, письма, проповеди, стихотворения, цитаты… Все это позволяет приоткрыть сокровенную жизнь монаха-мученика, прикоснуться к его внутреннего миру.

Ниже мы публикуем отрывок из книги «Буду верен словам до конца». 

14 июня 1988 г.

Смерть страшна, потому что она знает обо мне все, потому что она обладает мною, распоряжается мною, как госпожа своим рабом. Христианство дает знание о смерти и о будущей жизни, уничижая этим власть смерти. Да, и о христианине смерть знает все, но он знает о ней ровно столько, чтобы не бояться ее.

Христианство превращает смерть из убийцы во врача, из незнакомца в товарища.

Сколько б ни рассуждали о смерти атеисты и интеллигенты, она для них остается незнакомкой, явлением, не вписывающимся в круг жизни, явлением потусторонним, потому что они не имеют знания о смерти.

Мы боимся в темноте хулигана, потому что он не знаком нам, мы не знаем его намерений, а с близким человеком и в темноте встреча становится радостной.

Игорю 19 лет

15 июня 1988 г.

«Красота спасет мир», — писал Достоевский. Красота — это Бог. Сколько бы мы ни исследовали нашу жизнь, сколько бы ни расчленяли ее на составные части вроде бы для того, чтобы понять ее механизм, жизнь в своей целостности будет всегда прекрасной, Божественной и не познаваемой до конца, как не познаваема красота.

Сколько бы мы ни исследовали состав почвы, находя в ней все новые и новые металлы и соли, сколько бы мы ни проникали в тайны наследственности, создавая новые отрасли науки, умные академии, институты, лаборатории, все равно цветок, взошедший на изученной земле, цветок, взошедший из хрестоматийного семени, повергает в изумление своей красотой.

Радость, которую дарует знание, должна дополняться радостью созерцания, тогда она будет совершенна. «Все знаю, все понимаю и все равно удивляюсь», — говорит человек. Изумление перед всем, изумление, несмотря ни на какие беды, — это красота, это спасение миру, это начало пути к Богу. А жизнь без изумления перед красотой, а значит, и без Бога пуста и ничтожна.

17 ноября 1988 г.

Икона Казанской Божией Матери и икона Преподобного Амвросия источали миро. Матерь Божия, укрепи нас! Старец святый, заступись за обитель!

Старец Силуан:

«Чем больше любовь, тем больше страданий душе,

чем полнее любовь, тем полнее познание,

чем горячее любовь, тем пламеннее молитва,

чем совершеннее любовь, тем святее жизнь».

«Любить Бога никакие дела не помешают».

Что надо делать, чтобы иметь мир в душе и в теле?

Для этого надо любить всех, как самого себя, и каждый час быть готовым к смерти.

21 июня — 29 августа. Оптина пустынь.

Отдельные мысли и выписки из книг:

«Горе отнимающим плату у наемника, потому что отнимающий плату — то же, что проливающий кровь».

Преподобный Ефрем Сирин

«В меру жития бывает восприятие истины».

Преподобный Исаак Сирин

Прежде всего:

1. Сознание своей немощи

2. Терпение

3. Самоукорение

Это путь к смирению (преподобный Амвросий).

Библия — ключ к истории. Дух истории. Потом археология, геология и т.д.

«Крепко сказал Господь!» (Один старый иеромонах.)

Крапива выше меня ростом

Растет у стен монастыря.

Лишь на заброшенном погосте

Так буйно всходят семена.

Лишь на местах минувшей славы,

Среди стареющих святынь

Такие вырастают травы…

Крапива да еще полынь.

Прочитанные книги:

1. «Жизнеописание старца Амвросия». Прот. Четвериков.

2. «Жизнеописание преподобного Амвросия». Иеромонах Андроник. Материалы к канонизации.

3. «Оптина пустынь и ее время». Концевич.

4. «Историческое описание Оптиной пустыни». Архим. Л. Кавелин.

5. «Священная поэзия». Схиархим. Варсонофий.

6. «Лествица» преподобного Иоанна.

7. «Иеромонах Климент Зедергольм». К. Леонтьев. Мир существует только до момента его окончательного самоопределения в сторону добра или зла.

«Мир существовал ради Тайны».

Схиархим. Варсонофий

19 ноября 1988 г. Получил известие о гибели о. Рафаила. Он разбился 18 ноября на машине, 60 км от Новгорода.

ОТЦУ РАФАИЛУ

Нашел бы я тяжелые слова

О жизни, о холодности могилы,

И речь моя была бы так горька,

Что не сказал бы я и половины.

Но хочется поплакать в тишине

И выйти в мир со светлыми глазами.

Кто молнией промчался по земле,

Тот светом облечен под небесами.

«Откровенные рассказы странника духовному своему отцу»:

«Когда сильный холод прохватит меня, я начну напряженнее говорить молитву и скоро весь согреюсь. Если голод меня начнет одолевать, я начну чаще призывать имя Иисуса Христа и забуду, что хотелось есть! Когда сделаюсь болен, начнется ломота в спине и ногах, стану внимать молитве и боли не слышу. Кто когда оскорбит меня, я только вспомню, как насладительна Иисусова молитва, — тут же оскорбление и сердитость пройдет и все забуду».

29 декабря 1988 г.

Милосердый Господи! Да будет воля Твоя, хотящая всем спастись и в разум истины приити: спаси и помилуй раба Твоего (имя рек). Приими сие желание мое, как вопль любви, заповеданной Тобою.

3. 01. 89

Глас 4

Свято-Введенская обитель/ Оптина пустынь достоблаженная,/ присно уповающая на милость Богоматери/ и на брегах реки, текущей в живот вечный,/ возрастила чудное древо старчества/ и уподобиласяеси граду, сошедшему с небес,/ идеже Бог обитает с человеки,/ отымая от очей их всякую слезу./ Темже возликуем, братие,/ Христа Царя и Бога нашего воспоим/ и Владычицу мира Пречистую Деву восславим,/ яко дарова нам пристанище во спасение:/ наставников — отцев преподобных.

20 марта 1989 г.

Колико одежду раздеру на себе, окаянный, и покоя душевного достигну? колико пепла возложу на главу срамную свою и не иму помышлений лютых? в кое вретище облекусь и не узрю беззаконий своих? всуе мятуся, всуе замышляю покаяние. Но Ты, Владыко, глаголавый: без Мене не можете творитиничесоже, пройди во уды моя Словом Своим, рассеки каменную утробу мою и изведи источники слез покаяния.

Тебе, Владыко, приношу житие мое и тайную надежду полагаю в крепости своей; славу Тебе воссылаю и сокрыть тщуся лукавство словес моих (часть некую лукавства своего). Господи, не презри сердечного покаяния моего и помилуй (очисти) мя.

15 апреля 1989 г. Похвала Богородице.

О всеславный отче Амвросие, стяжавший всеми дарами дориносима Духа Святаго! Нынешнее приими приношение, от грядущих зол соблюди чад твоих и на Страшнем Судищи заступи, да с тобою воспоим: Аллилуйя.

17 апреля 1989 г. Вывешено распоряжение о. наместника о принятии в послушники 10 рабочих. Среди них мое имя.

Келья отца Василия

www.pravmir.ru


Смотрите также