Иеромонах роман матюшин биография


Биография иеромонаха Романа - Ветрово

Главная › Об отце Романе › Биография иеромонаха Романа

Биография иеромонаха Романа

Иеромонах Роман (в миру Александр Иванович Матюшин) родился 16 ноября 1954 года в селе Рябчёвск Трубчевского района Брянской области. Его отец, Иван Константинович, участвовал в Великой Отечественной войне. Мать, Зоя Николаевна, была учительницей в сельской школе, преподавала биологию, химию, географию. В семье было трое детей: две девочки, Светлана и Тамара, и младший сын — Александр.

Семья Матюшиных, как и большинство сельских жителей тех лет, жила в послевоенной скудости. Зоя Николаевна была верующим человеком, но верила тайно — иначе в те годы было нельзя. Она доставала из-под кровати чемодан, вынимала оттуда иконы, давала детям приложиться — и убирала назад. Мама читала маленькому сыну Евангелие, а когда он стал постарше, отвезла вместе с сестрой в Брянск, где они приняли Святое Крещение.

В 1972 году Александр Матюшин поступил на филологический факультет Калмыцкого государственного университета. После университета был рабочим силикатного завода, грузчиком в лесу на пилораме, плотником, учителем музыки в школе, художественным руководителем во Дворце культуры — и одновременно с этим писал стихи, рассказы и песни.

Еще в школьные годы Александр задумывался о монашестве. В 1980 году поступил в Вильнюсский Свято-Духов монастырь, в 1983 году принял постриг в Псково-Печерском монастыре с именем Роман — в честь преподобного Романа Сладкопевца. Несколькими годами позже его мать, Зоя Николаевна, тоже была пострижена в монахини с именем Зосима. В 1985 году отец Роман был рукоположен в иеромонахи.

Став монахом, отец Роман по благословению старца Николая Гурьянова продолжал писать песни. Во второй половине восьмидесятых годов, когда в России стала возрождаться Церковь, песнопения иеромонаха Романа привели к Богу тысячи людей. «Помню, какое сильное впечатление произвели на меня песнопения иеромонаха Романа, когда я услышал их впервые, — написал Валентин Распутин. — Они навсегда вошли в то русское духовное и культурное «избранное», в котором искал я утешения и возбуждения, когда требовалось в одиночестве от себя, от своего «я», перейти к России». В 1991 году иеромонах Роман вступил в Союз писателей России.

С 1994 года по благословению митрополита Псковского и Порховского Евсевия иеромонах Роман в одиночестве живет в скиту Ветрово в Псковской области, служит в храме честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» и домовой церкви святого Серафима Саровского.

В последние годы отец Роман перестал исполнять свои песнопения, но за него это делают известные российские певцы: Жанна Бичевская, Олег Погудин, Евгения Смольянинова, Ирина Скорик, Сергей Безруков, Елена Ваенга. Иеромонах Роман по-прежнему пишет стихи и иногда — прозу: в 1999 году в Минске вышла его книга «Там моя Сербия!» с описанием посещения многострадальной Сербской земли.

В 2012 году иеромонах Роман получил Всероссийскую православную литературную премию имени святого благоверного князя Александра Невского — «За вклад в русскую поэзию». В 2015 году ему была присуждена одна из главных наград VI Славянского литературного форума «Золотой Витязь» — золотая медаль имени А. С. Пушкина «За выдающийся вклад в литературу». В том же 2015 году отец Роман стал лауреатом светской православной поэтической премии «Богородица Троеручица», учрежденной фондом «Иванка Милошевич» из Чикаго.

В России издано более двадцати поэтических сборников отца Романа. В 2013-2014 годах в Санкт-Петербурге, в издательствах «Амфора» и «Петроглиф», вышли три книги стихотворений иеромонаха Романа, наиболее полно отражающие его творчество в хронологической последовательности: «Созвездие Креста», «Последний снег» и «Чудный Свет». В 2015 году был выпущен сборник стихотворений иеромонаха Романа «Яблъки от детството» («Яблоки детства») на болгарском языке с параллельным текстом на русском (издательство «Фабер», Велико Тырново) и сборник «Jасиков шумарак» («Осиновая роща») на сербском языке, также с параллельным текстом на русском («Catena mundi», Белград).

C 2015 года отец Роман стал подписываться «иеромонах Роман Матюшин-Правдин», добавив к фамилии отца фамилию бабушки.

vetrovo.ru

Иеромонах Роман Матюшин — биография

1001molitva.ru > Деятели церкви > Иеромонах Роман Матюшин — биография

Иеромонах Роман Матюшин — значимая фигура как для православной церкви в России, так и для отечественной поэзии в целом, член Союза писателей.

Он также является замечательным исполнителем, и тем временем, когда батюшка в силу возраста не смог и дальше представлять публике собственные сочинения, за него этим стали заниматься популярные исполнители российской эстрады (Сергей Безруков, Елена Ваенга), а знаменитый писатель, один из самых выдающихся представителей деревенской прозы В. Распутин однажды признался, что сочинения иеромонаха Романа Матюшина его сильно поразили.

Оглавление:

  • Биография батюшки Романа Матюшина
  • Творчество – духовные стихи и песни
  • Где живет и служит
  • Заключение

Биография батюшки Романа Матюшина

Будущий батюшка появился на свет холодным ноябрьским днем, 16 числа 1954 года. Колыбелью его стало село Рябчёвск Трубчевского района в Брянске. Маленький Александр Иванович (мирское имя монаха) был сыном педагога, преподающей естественные науки — Зои Николаевны и участника Второй мировой войны Ивана Константиновича. Помимо мальчика у Матюшиных было ещё двое детей — Тамара и Света.

Мать Сашеньки была истинно верующим человеком. Она тайно вынимала иконы из чемодана под кроватью, давала своим детям приложиться к ним и убирала обратно — в неспокойные послевоенные времена по-другому было нельзя. Маленькому сыну она читала Евангелие. Когда дети немного подросли, Зоя Николаевна, её сестра и малыши отправились в Брянск — принимать Святое Крещение. Ещё на этом этапе своей жизни Саша задумался о монашестве.

Александр Матюшин всегда был близок к литературе и творчеству, но жизнь заставила его пройти через множественные испытания, прежде чем она допустила творца к любимому ремеслу. После поступления на факультет филологии государственного университета в Калмыкии и его окончания, Саша работал на заводе, производящем силикатные материалы, грузчиком на пилораме, плотником.

Следующие профессии батюшки были иными, они словно бы вели будущего иеромонаха к его истинному предназначению. Александр Иванович устроился учителем музыки в школу, художественным руководителем во Дворце культуры. Тем не менее, даже работая в тяжелых условиях лесозаготовок он не смог отказаться от данного свыше дара и занимался творчеством — писал лирику, прозу, песни.

В 1980 году Александр твердо решил преподнести свою жизнь служению Богу и отправился на поступление в Вильнюсский Свято-Духов монастырь, а через три года был пострижен в монахи уже в Псково-Печерском монастыре, взяв на себя честь носить имя Роман (в честь греческого святого Романа Сладкопевца). После двух лет неустанной службы получил сан иеромонаха.

Творчество – духовные стихи и песни

Александр начал писать поэзию ещё в лучшие годы своей молодости, и она даже тогда выделялась поэтической грамотностью и музыкальностью.

До 80-х годов двадцатого столетия творец являлся приверженцем есенинской лирики, но позже всё изменилось — он занялся написанием более одухотворенных стихов, больше подходящих его положению. Священнослужитель достиг внушительных высот на литературном поприще — он является носителем множества наград и держателем бесконечного количества премий.

В начале 90-х годов священнослужитель выпускает сборники лирики «Русский куколь» и «Внимая Божьему веленью» после получения на то разрешения от Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Стихотворения оказались настолько красивыми, что их стали накладывать на музыку и исполнять знаменитейшие певцы отечественной эстрады, в числе которых особняком стоит удивительный Кубанский казачий хор.

Для этой цели некоторые знаменитости (например, Сергей Безруков) посещали скит монаха чтобы получить его личное позволение. Тем не менее, одной из удивительных особенностей затворника является то, что он не признает авторских прав.

Одним из самых крупных творений Романа является книга «Там моя Сербия», повествующая о поездке отшельника в охваченную войной страну в 1999 году и описывающая впечатления от увиденного там. Интересное произведение, которое обличает пороки власти и человеческие страдания, не должно оставаться без внимания ни в Сербии, о которой ведется повествование, ни в России.

Где живет и служит

Священник Роман Матюшин служил для прихожан в поселке Кярово города Каменец, а с началом функционирования Киево-Печерской лавры — в ней.

С 1994 года батюшка был благословлен на жизнь и службу в ските Ветрово, где и уединился от всех в 2003 году.

Заключение

Без таких священнослужителей, коим является герой этой статьи, без таких праведников, как говорится, не стоит село. В словах этого человека всегда была (и есть) одна только правда, одно лишь желание сделать этому миру лучше, привести людей к главной победе — победе над собой и духовной чистоте и красоте.

В своих интервью он всегда говорит, что православие — это не цель, а цель — это Бог, и он в этом, конечно, прав. Роман Матюшин-Правдин (так поэт стал подписываться с 2015 года) — человек, жизнь которого предоставлена не только Богу, но и людям, для которых он несет в этот мир красоту и благодать.

1001molitva.ru

Иеромонах Роман - это... Что такое Иеромонах Роман?

Иеромонах Рома́н (в миру Алекса́ндр Ива́нович Матю́шин; 16 ноября 1954, село Рябчёвск, Трубчевской район, Брянская область) - иеромонах Русской Православной Церкви, поэт, автор стихов и песен на религиозную тематику, член союза писателей России.

Биография

Родился 16 ноября 1954 в семье сельской учительницы. Закончил филологический факультет в университете в Элисте, преподавал в школе.

Стихи Александр начал писать в юности, уже ранние его стихи отличаются поэтической грамотностью. Призвание к монашеству (и об этом есть свидетельство в стихах) он ощутил уже в ранней юности. В 1983 году принял монашеский постриг в Псково-Печерском монастыре, потом служил на приходах Псковщины, в Киево-Печёрской лавре после её открытия. В 1985 рукоположен во иеромонахи. (Мать его, Зоя Николаевна, также приняла монашеский постриг под именем Зосимы.)

В 1993 году митрополит Петербургский Иоанн подарил иеромонаху Роману свою книгу «Битва за Россию» с напутствием: «Всечестному о. Роману, церковному певцу — на добрую память».[1]

С 1994 года отец Роман по благословению правящего архиерея Псковского Евсевия живёт и служит в скиту Ветрово (Псковский клир) близ Псково-Печерской лавры.

9 октября 2003 года иеромонах Роман затворился от мира.[2]

Иеромонах Роман создал свои произведения первой половины 1990-х годов по благословению Митрополита Иоанна Ленинградского/Санкт-Петербургского и Ладожского). Книга его стихов «Русский куколь» издана по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Песни на стихи иеромонаха Романа исполняются Жанной Бичевской, Олегом Погудиным, Сергеем Безруковым, Максимом Трошиным.

Встречи

«Рассказывая о диске, Сергей Безруков сообщил, что иеромонах Роман сам дал разрешение на использование его текстов. По словам актёра, иеромонах Роман в принципе не признаёт авторские права. Письменное разрешение на использование текстов было получено от священнослужителя лично. В скит иеромонаха, расположенный в Псковской губернии, специально приезжали сотрудники группы, работающей над выпуском диска. По словам Безрукова, „несколько лет назад иеромонах Роман дал обет молчания. Сейчас он живет в скиту, общается с внешним миром только посредством записок, он тяжело болен и никого не принимает“. За последние годы иеромонах принял только троих визитёров…»

Сборники стихов

Книги

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Кто они? Иеромонах Роман (Матюшин) - ОдигитриЯ

Недавно было опубликовано письмо группы режиссеров и актеров (Ф.Бондарчук, Н.Михалков, К.Шахназаров, С.Мирошниченко, О.Табаков и В.Хотиненко), адресованное премьер-министру Дмитрию Медведеву, с предложением разрешить матерщину в фильмах. Письмо вызвало особенное возмущение православной общественности, поскольку его авторы считают себя людьми верующими. Известный православный поэт и публицист иеромонах Роман (Матюшин) прислал нам свой отклик на это письмо в форме памфлета против лицедеев, который мы публикуем в авторской редакции.

Кто они, носящие одежды императоров, патриархов, преступников, торгашей?

Кто эти проповедники разврата, ходящие голышом, блудящие пред всем миром?

Кто эти кощунники, заскакивающие в Храмы на лошадях?

Кто эти живодёры, сбрасывающие лошадей с колокольни?

Кто эти нелюди, питающиеся человеческой кровью?

Кто эти мастера непристойностей, курящие, колющиеся, пьющие, матерящиеся?

Кто они, учащие насиловать, убивать, грабить банки, дома и прохожих?

Кто они, оскверняющие всё, к чему прикасаются своими смрадными душонками?

Кто эти оплеватели отчего дома, заменяющие лицо матери пятнами на её подоле?

Кто эти искатели нечистот, зарабатывающие недугами Родины?

Кто они, глумящиеся над Верой, позволяющие себе проклинать Бога?

Кто они, лавровенчанные грехом и пороком?

Это потомки или последователи тех, кого раньше не допускали в порядочные дома, чьи трупы без христианского погребения зарывали вне кладбища.

Это гниющие отбросы всех времён и народов – «господа» лицедеи!

Какая из лицедейки мать или жена, если она прилюдно оголяется и ложится, с кем ей скажут? Какой из него муж, если он всему миру показывает наготу своей жены? Какой из него отец, если он заставляет оголяться дочь? Кого и что любит это племя? Себя, гениальнейших, славу, деньги, алкоголь, табак, блуд и аплодисменты! То, ради чего они живут, сопровождает лежащих во гробе в последний путь. Лежащие же перевернутся, если сопровождение не потешит тех, кому они служили – бесов.

Люди без совести и стыда, а значит и без чести, заблудившиеся, не донырнувшие до своих глубин, не нашедшие себя в настоящей жизни гордецы с вывернутыми душонками, потерявшие лицо, полезли на экран и сцену, пытаясь вжиться в маски.

Вот «герой» с одним черенком от лопаты, лёгкой прогулочной походкой идёт на явную смерть покорять цитадель (немцам ничего не остаётся, как самоуничтожиться). А вот «герой» в жизни – бьёт в лицо ногой своего безответного и беззащитного обидчика, тот даже увернуться не может: руки вывернуты телохранителями. Вот «герой» показывает, как немец спускает штаны и «бомбит» баржу – наигениальнейшая находка режиссёра, в полной мере отражающая зверства фашистов!

Вот брат «героя» показывает почтальона и его деревню – где пьют, крадут, дерутся и… онанируют! Даже онанировать заставил «правдолюбец»! Без этого же какая полнота и правда русской жизни? Сам почтальон с непротрезвевшим сознанием не может связать двух слов без мата (при ребёнке!), который благородный режиссёр заглушает свистом. И на фоне всего этого безобразия летит ракета. Понятное предостережение западному зрителю: у русских дикарей в пьяных руках такое грозное оружие! Приз, присуждаемый нерусью-русофобами, получен. Кто бы сомневался!

Вот ещё «герой», обретающий мудрость и духовность в драках и постелях, потом самоотверженно и многосерийно защищающий Отечество в штрафбате, в жизни оплевавший и сменивший то, что защищал в кино на Канаду, ради денег приезжающий в «эту рашку».

А вот «жутко верующая» лицедейка (сознающая, что лицедейство грех, но она же снимается редко и только по благословению духовника!) играет русскую (конечно же!) алкоголичку. В конце фильма бабуся молодо пляшет на столе… Неужели после вихляний и кривляний на столе она слезет христианкой? Или безстыдствующие исправят нанесённый вред своим и многим душам тем, что перекрестят лбы в Церкви?

Вот китайское кино, где русских негодяев играют русские же… Смотрите, китайцы на представителей России! Смотрите и делайте выводы!

Вскормленные ложью душегубы и душегубки, какие грехи и пороки ещё не воспеты вами, какими пакостями ещё не облагодетельствованы миллионы?

Лицедеи мнят себя двигателями прогресса – философами, поэтами, историками, психологами. У них на всё своё видение: по-своему видят, по-своему отображают. Пропитанные ложью дутыши, им ли отображать Правду? Пленники фантазий, рабы кадра тужатся непристойностями выразить скорбь. Как без оголения донести горе не горюющей души? Порви нижнюю рубаху, вывали груди – и ценители шедевров тотчас убедятся, что вдова капитана неутешно скорбит. Как без мата выразить богатство нищей, заплывшей жиром души? Как без блуда показать героизм сталинградцев?

Мы живём в перевёрнутом человечестве. То, что было на дне, торжествует на верху. Окурки и подонки (см. словарь Даля) стали «звёздами» и «сливками».

Безчестные и безславные до отрыжки хлебают честь и славу. Несогласные с ними осмеиваются, как ничего не понимающая чернь. Заласканные всеми властями, разлагающиеся в себялюбии и неге, разлагают непотребством народ! Подобно зажравшимся котам, которые от нечего делать вылизывают свои срамные места, их постоянно тянет к сраму – блуду и мату. За них власть, радующаяся поношению Отечества и призам от недругов, деньги от тех, которым вовсе не до жиру, пресса, экраны, микрофоны, подмостки – весь падший мір. Но с нами – Бог! И каждый Его истинный служитель не должен оправдывать лицедейство, отпевая позорящих Христианство лицедеев.

Понимаю, против чего и кого иду. Заигрывающие с міром и его представители заклеймят пишущего невежеством средневековья, зачислят в ненавистники человечества. Не удивлюсь, если обвинят в святотатстве и кощунстве: как же, на «Храм Искусства» замахнулся! Но если в «храме» матерятся, обнажаются и блудят, то это не Храм, а бесовское капище, и потому платить придётся душами участвующих, глядящих и рукоплещущих: их души – главный гонорар и приз князя міра сего. Нынешние призы и гонорары «звёздам» и «сливкам» – вражья приманка агитбригады князя. Да сохранит Господь нас от его козней!

27 января 2015г., скит Ветрово

www.odigitria.by

Об отце Романе - Ветрово

Биография иеромонаха Романа

Валентин Распутин. Такое родное имя

Валентин Распутин и иеромонах Роман

Валентин Распутин. В больнице

Елена Кваскова. Фильм «Восстань, душе моя!». 1990 г.

Валентина Матвеева. Фильм «Русь ещё жива». 2012 г.

Ольга Надпорожская. В веянии тихого ветра

Александр Корольков. Скит иеромонаха Романа

Александр Корольков. Высшая поэзия – моление

Космонавт Алексей Леонов: «Вот это — истинные слова»

Архиепископ Мелхиседек (Лебедев). Песнопения иеромонаха Романа

Иван Рогощенков. Память Крестная

Илья Ничипоров. Песенно-поэтическое творчество иеромонаха Романа…

Александр Корольков. Поэзия уединения

Людмила Ильюнина. «Русская идея – это воцерковление»

Михаил Курушин. «Иеромонах Роман – наш земляк»

Александр Калинин. «Без Бога нация – толпа»

Лилия Смирнова. Великий русский поэт

Иеромонах Роман, Ольга Надпорожская. «Небо ничем внешним не заменить…»

Антон Жоголев. «Лучшая поэзия — молчание»

Наталья Лясковская. Мир тебе, одиноко идущий…

Не для греха земля сотворена…

Народом нужно ещё стать

Лазурь не знает тяготы…

Ольга Надпорожская. Несчастлив – кто не видит Красоты

Лаза Лазич. Поэзия, дух и красота

Лаза Лазић. О поезиjи, о духу и лепоти

Николай Исаков. Единение духовных сил иеромонаха Романа и Максима Трошина в критические периоды истории России

Лариса Кудряшова. Родник

Галина Карпович. Соприкосновение

Ирина Марченкова. Всё моя молитва превозможет…

Ольга Надпорожская. Светлый дом отца Романа

Зорица Кубурович. «Я ничуть не удивилась…»

Ольга Надпорожская. Белый храм

Ольга Надпорожская. По Милости Господней

Сергей Запольнов. Русский Сладкопевец

Слободан Эрич. «Любящему Бога всё во благо»

Слободан Эрић. „Ономе који Бога љуби све је на корист“

Владимир Стоянов. Есть рай для птиц

Владимир Стоянов. Има рай за птиците

Наталия Ластовская. Встреча с отцом Романом в скиту Ветрово 7-9 октября 2016 года

Надежда Юдина. «Будь малым чистым родником…»

Ольга Надпорожская. «О земля! Что тебе не хватает?..»

Михаил Сизов, Ольга Надпорожская. «И снег, и звёзды, и чистота»

Ольга Надпорожская. На болоте

Марина Наследникова. Русская дореформенная орфография в произведениях иеромонаха Романа

Ольга Надпорожская. Чистый тростник

Марина Наследникова. Скит Благодаренья

Иеромонах Роман — в коротком списке Патриаршей литературной премии

Иеромонах Роман и Патриаршая литературная премия

Зорица Кубурович. Как читать стихи иеромонаха Романа

Ольга Надпорожская. Троица в Ветрово

Священник Илия Ничипоров. Поэзия молитвы и боли: стихотворения иеромонаха Романа начала ХХI века

Ольга Словек. Два пути

Наталья Бёнер. Из Лейпцига в Ветрово

Галина Пашук. Поэтический венок к Празднику Рождества Христова

Ольга Надпорожская. «Радуюсь, что вырос в Святорусьи»

Радиопередача о поэзии иеромонаха Романа и книге «Святорусье»

Радиопередача о стихотворениях иеромонаха Романа 2017-2018 годов

Галина Пашук. «Благодарю, художников Художник…»

Ольга Надпорожская. Стихотворные притчи иеромонаха Романа

«При две́рех Спас, да вот беда…»

Валентина Иванова. О «внутренней» биографии Валентина Распутина

vetrovo.ru

«Одинокий путь» иеромонаха Романа (Матюшина) / Православие.Ru

Иеромонах Роман (Матюшин)
На книжных полках многих приходских библиотек по соседству с нетронутым глянцем легко найти потрепанные поэтические сборники с надписью на корешке: «Иеромонах Роман (Матюшин)». С его песнями-молитвами, негромко, «не публично» звучащими с кассет, сроднились многие из тех, кто в трудные 90-е искал свой путь к Богу. На вопрос, чем вам дороги эти стихи, его почитатели нередко пожимают плечами: сложно сказать. Но едва ли не каждый второй при этом задумчиво произносит: «Я бы очень хотел с ним встретиться…».

В его скиту Ветрово живет огромный пушистый кот Барсик, на полках по периметру стен ― библиотека из сотен книг. Недалеко от кельи ― деревянная церковь в русском стиле. И ни единой души на несколько километров вокруг. Без лодки, без местного проводника сюда не добраться. В мирском пространстве об отце Романе говорят и пишут разное ― от героических легенд до пошлых небылиц. Возможно, это неизбежное следствие того, что о его сегодняшнем дне практически ничего не известно. Впрочем, ничего особенного и не происходит, священник-поэт по-прежнему служит, трудится, пишет новые стихи и продолжает свой монашеский подвиг. Восемь лет он молчал — потерял голос, был «нем», но не глух ни к общественным событиям, ни к человеческому горю. Его сегодняшнее творчество — стихотворная публицистика, наполненная болью о мире, все больше погружающемся в «одноклеточное» существование. Однако и в этих стихах виден «лирический герой» — монах и философ, о котором мы пока так мало знаем.

Скит Ветрово
― На Ваше мировоззрение, творчество повлияли какие-то сильные впечатления детства и юности? Хотелось бы узнать немного о том времени, когда Вы еще не были ни монахом, ни поэтом.

― Вера была во мне с ранних лет, но укреплялась в молодости. Мать преподавала в школе, а, приходя домой, доставала потайной чемодан, вынимала оттуда иконы и молилась. Когда я заболел, она стала читать мне Евангелие. Оно было на русском языке, с прекрасными иллюстрациями. Из всего Евангелия я запомнил Христа и Иуду. И душа приняла Христа ― сразу, поскольку еще не знала грехов.

Но что такое вера без Церкви… Жизнь без исповеди, умножение страстей, когда ты без покаяния, без благодати варишься в собственном соку. В студенческом возрасте я стал искать смысл жизни вне церковных стен. К кому бы ни обращался тогда, первый вопрос задавал такой: для чего вы живете? В поисках ответа хотелось прочесть Библию. Но священник, к которому я пришел с этим, дал мне только «Журнал Московской Патриархии»…

Самый трагикомичный момент ― я подошел к преподавателю философии и спросил: «В чем смысл человеческого бытия?». А он ответил: «Да брось ты об этом думать. Живи, как растение». Это меня убило. Ведь так сказал тот, кто, кажется, уж точно должен был ответить студенту, для чего нужно жить. Человек — не растение. Даже кошка выше растения. Получается, что он мне и собачьей жизни не предложил.

Я подумал: ладно, пусть так. И занялся арифметикой: представил себе весы. На одну чашу я кладу свою временную жизнь, на другую — вечную. Допустим, я проживу здесь восемьдесят лет. Хотя, для ровного счета, возьмем шестьдесят. Треть жизни мы спим ― вычтем ее. Ближе к старости начинаются костыли, аптеки, больницы… Остается всего два десятка продуктивных лет, из которых, может быть, наберется один счастливый год. Неужели этот год, да пусть даже десять лет, может заменить вечность? Даже если бы в ней ничего не было, если бы… И вообще, почему ты должен радоваться одному счастливому мигу, а потом ты умрешь и станешь удобрением. Был ли ты хорошим или плохим, нет разницы — ведь ты же удобрение. Меня поразил этот вывод, и следующая мысль была: «Господи, помоги! Сохрани от такого жуткого самоуничтожения, от пути в никуда». Я понял, что невозможно, проводя жизнь без Бога, стать человеком.

― Тогда к Вам и пришло решение оставить мир и связать свою жизнь с Церковью?

― Еще будучи школьником, я полюбил Божию красоту природы. Мог часами смотреть на холмы, на разлив Десны, на звезды. Хотелось жить так, чтобы никогда с этой красотой не расставаться. И в предпоследнем классе школы я сказал, что поеду поступать в семинарию. Но мать попросила: сынок, дай мне хотя бы до пенсии доработать. Ведь в случае поступления ее бы просто выгнали, лишили учительского места. Пришлось поступать в университет, на филфак.

Но «искра» ― осталась, никуда не исчезла. Однажды, уже студентом, как-то попал на сакман. Это такая «точка» в степи: домик чабана, вокруг на десять-пятнадцать километров никого нет, только стада овец. И вот, в уединении, среди полыни вдруг родились такие строки:

Я хочу стать схимником, высохшим скелетом, Быть длинноволосым, типа чернеца, И в озерной глади видеть не поэта,

А лицо бродяги-мудреца.

Мне было восемнадцать или девятнадцать лет. Я ничего не знал ни о жизни в монастырях, ни того, где они находятся. Тогда никто ничего не говорил, не объяснял ― и вдруг мысли о монашестве. Это был призыв, Господь стучал в сердце. И вот этот звук ― глас Божий ― стал слышен среди тишины и коснулся души.

Монашество я принял позже. Не мог оставить мать, сестра работала на Севере. После университета трудился в разных местах, пел в доме культуры. Было такое состояние, когда тобой довольны все, и ты всем доволен, но отдаешь себя и ничего не приобретаешь. Люди расходятся, остаешься один на один с аппаратурой, и начинается встреча с собой. Вдруг понимаешь, насколько ты нищ. Страшный момент… Почувствовал, что задыхаюсь, хотя меня никто не считал ни унылым, ни грустным. А в какой-то момент понял: дальше так жить не могу. Мать была к тому времени устроена (впоследствии приняла монашеский постриг), и я ушел в монастырь.

― Как поэт, как человек творческий Вы сформировались, уже будучи иеромонахом?

― У меня были мирские стихи и песни. Первые тетрадочки ― самое детство, потом в десятом классе очень много писал. Были рассказы, несколько повестей, одна сатира… Все это уничтожил. И слава Богу. Ведь это было творчество нецерковного человека ― что оно могло дать?..

Еще до перестройки, в восьмидесятые годы, принес свои сборники, прозу и поэзию, в Брянское издательство. Решил прийти в литературу «огородами» ― не через газеты и журналы, а как автор книг. Мне пообещали: посмотрим, приезжайте через месяц. И в следующую встречу, с уважением таким, говорят: издадим, только нужен «паровоз» ― стихотворение о Ленине и партии. Очень хотелось иметь свой сборник, но на сделку с совестью пойти… Если бы я исполнил тогда их просьбу, то был бы не знаю кем. И носился бы потом с этим сборничком: смотрите, какой я великий! Потом был бы второй сборник, третий ― а понятий-то духовных нет. Только бы тщеславие росло. Милость Божия, что я боялся сфальшивить — и Господь сохранил от этого пути.

Помню, как уже в монастыре открыл одну из духовных книг — это была «Невидимая брань» Никодима Святогорца. И был так потрясен, что чуть не заплакал. Читал и думал: вот что мне надо было в юности! А нас в университете кормили Боккаччо и ему подобными «шедеврами». Не хочу оценивать свою поэзию. Но если поэтическое слово коснулось сердец слушающих или читающих и привело в храм Божий, то это и есть высшее предназначение поэзии. Тот, кто ходит перед людьми, а не перед Богом, еще не состоялся как личность: он не имеет опоры, ведь опора ― один Господь.

― Более десяти лет Вы пребываете совершенно один, в настоящей глуши, в скиту. Там легче пишется?

― По состоянию здоровья я ушел за штат, по благословению архиерея и старца ― в скит Ветрово. Сначала по болезни, а потом так и остался. Работаю там, пишу иконы, хотя не считаюсь иконописцем, только учусь. Меня всегда влекло уединение, в котором по-другому воспринимаешь красоту. Слышишь пение соловьев, разбойничий свист скворцов, крики журавлей. Не можешь надышаться ароматом цветущих лип. Не устаешь удивляться красоте белых лилий. А как прекрасен заснеженный лес! В любое время природа славит Бога.

Процесс творчества необъясним. Читаешь Псалтирь и вдруг видишь поэтическую строку «темна вода во облацех воздушных» ― это же такой образ! И я его, конечно, включил в одно из своих стихотворений.

Темна вода во облацех воздушных, Черна вода моих прошедших дней.

Разные бывают состояния. Не пишу, когда не пишется. Быть ремесленником ― зачем? Если во мне что-то начинает звучать, стараюсь эту тему раскрыть, оформить в стихи. Если ничего не звучит, лучше пойду почитаю, потружусь.

Работая над стихами, держу под рукой старославянскую Библию и словарь Даля. Это такая гармония… Откройте словарь, почитайте хотя бы о масти лошадей: вороной, пегий, саврасый… Сколько забытых слов! Учим детей чирикать по-иностранному и забываем наш величайший язык.

Стихов у меня сейчас, изданных ― более тысячи. Но большинство из них не могу прочесть наизусть. Просто не запоминаю — зачем?.. Дай Бог нам, монахам, не забыть имя Божие — это самое главное. А стихи — это только путь к Церкви. Понимаете — путь, а не самоцель. Цель — Христос.

― Ваш последний на данный момент сборник, вышедший небольшим тиражом в прошлом году, включает много гражданских, злободневных стихов. И называется «Одинокий путь». Кажется, Вы действительно во многом одиноки. Почему так? Это доля «пророка в своем отечестве»?

― Пророк ― это тот, кто говорит по воле Божией, и именно то, что Господь хочет сказать людям. А есть просто трезвый взгляд на происходящее. Если вижу, что ребенок ползет к горячему утюгу, не нужно быть пророком, чтобы сказать, что он обожжется. Если мы видим, куда все устремились, да еще с нарастающей скоростью — необязательно быть пророком, чтобы понять, куда придем.

Иногда стихи приходят после молитвы. Это как передышка для души, перед тем как нырнуть в окружающий мир. Иные пишутся на злобу дня. Возможно, их и не стоит называть поэзией в полном смысле слова — трудно на поэтическом языке говорить о нашей современности. Но как патриот не могу молчать. Хотя и «получаю» порой за это ― и слева, и справа. Стихотворения, выражающие гражданскую позицию, не всех устраивают. У меня есть неизданная книга, называется «Ратные стихи». И пока нет издательства, которое согласилось бы их напечатать. Слишком ратные, говорят. Но монах, христианин — это воин Христов. Мне больно за свое Отечество, за свой народ ― не кривлю душой, потому и касаюсь этих тем.

Невозможно угодить всем. У Достоевского есть такие слова: «Мое направление, за которое не дают чинов». Кому-то нужно говорить, невзирая на лица, чины, не идя на компромиссы с совестью.

Беседовали Дмитрий Андреев, Елена Сапаева

Иеромонах Роман (в миру — Александр Иванович Матюшин) родился 16 ноября 1954 года в селе Рябчевск Трубчевского района Брянской области. Учился на филологическом факультете Калмыцкого государственного университета. В 1983 году принял монашеский постриг в Псково-Печерском монастыре. В 1985 году рукоположен во иеромонаха. С 1994 года живет и служит в скиту Ветрово (Псковская епархия). Автор духовных стихов и песен, член Союза писателей России. В период с 1991 по 2008 год вышло в свет пять его поэтических сборников, а также песенные альбомы — «Все истинное, вечное — не здесь», «Вся Россия стала полем Куликовым», «Души моей святыня» и др.

pravoslavie.ru


Смотрите также