Граф воронцов биография в крыму


Хозяин дворца в Алупке - Зеркало Крыма

“Люди с властью и богатством должны так жить, чтобы другие прощали им эту власть и богатство”.

М. С. Воронцов

19(30) мая 1782 г. в Санкт-Петербурге родился выдающийся человек своего времени, истинный патриот России, русский государственный деятель, генерал-фельдмаршал, герой войны 1812 года, генерал-губернатор Новороссии и Бессарабии, хозяйственник и меценат, хозяин знаменитого дворца в Алупке князь Михаил Семёнович Воронцов.

Личность Воронцова – одна из самых неординарных и значимых в истории России, пример самоотверженного служения государству. Отдельные историки упрекают князя в холодности и жёсткости, карьеризме и тщеславии, а также излишней любви к роскоши.

“Наружность Воронцова поражала своим истинно-барским изяществом. Высокий, сухой, замечательно благородные черты, словно отточенные резцом, взгляд необыкновенно спокойный, тонкие, длинные губы с вечно игравшею на них ласково-коварною улыбкою“, – писал о нём литератор Богдан Маркович.

Герб князя М. С. Воронцова

Однако при всей жёсткости, князь был убеждённым противником крепостного права и всегда призывал к законности по отношению к бесправным. Известно, что своё жалование наместника Воронцов распределял среди служащих канцелярии. Вся его прислуга имела отдельные комнаты в доме, к обеду каждый получал бутылку виноградного вина, а по праздникам – подарки.

При всей строгости князя как военачальника, он считал, что “солдат, который никогда ещё палками наказан не был, гораздо способнее к чувствам амбиции достойным настоящего воина и сына Отечества, и скорее можно ожидать от него хорошую службу и пример другим…”

Карьеризм Воронцова также имеет положительную сторону, если учесть, что своё положение он заработал потом и кровью, участвуя во всех военных кампаниях России, зачастую с риском для жизни; был ранен, а впоследствии, не покладая рук, трудился на благо страны, добившись при этом значительных результатов в отдельных её регионах.

Михаил Семенович Воронцов на фоне клубов дыма Бородинского сражения. Томас Лоуренс, 1821 г.

Тщеславие князя – также не худшая его сторона при том, что Воронцов не был замечен в скандалах и махинациях с государственными средствами, зачастую тратя собственные деньги на те или иные нужды страны, считался отличным семьянином, справедливым управленцем, доступным для всех слоёв населения. Честь, достоинство и следование христианским заповедям всегда были главными жизненными принципами Воронцова.

Что же касается любви к роскоши, не ему ли мы сегодня благодарны за самые красивые дворцы и храмы, за первые виноградники и винные подвалы, за великолепные парки и большое количество прочих культурных ценностей? Чего только стоит его девиз: “Люди с властью и богатством должны так жить, чтобы другие прощали им эту власть и богатство“.

Родился Михаил Семенович в семье дипломата, полномочного посла в Великобритании Семёна Романовича Воронцова, потомка древнего русского дворянского рода.

Детство и юность будущего князя прошли рядом с отцом, в Англии, где Михаил получил блестящее воспитание и образование. В четыре года он уже был записан в бомбардир-капралы лейб-гвардии Преображенского полка, а вскоре произведён и в прапорщики.

Детский портрет М. С. Воронцова с сестрой Катериной. 1786 г.

В самом начале 19 века Воронцов приезжает в Россию и поступает на военную службу. С 1803 года участвует в боевых действиях России на Кавказе, а затем практически во всех войнах с Турцией и Францией. Во время войны 1812 года командовал дивизией в армии Багратиона, принимал участие в Бородинской битве, где был ранен. Командуя оккупационным корпусом во Франции, познакомился со своей будущей супругой графиней Елизаветой Ксаверьевной Браницкой, а в апреле 1819 года в Париже состоялась их свадебная церемония.

Елизавета Ксаверьевна Воронцова. Петр Соколов

Незадолго до отъезда из Франции, Михаил Семёнович вынужден был продать полученное по наследству имение, чтобы погасить долги, оставленные офицерами и гусарами, в сумме более полутора миллионов рублей.

Вскоре Воронцовы возвращаются в Россию, где в 1823 году Михаил Семёнович вступает в должность генерал-губернатора Новороссийского края и наместника Бессарабии. Его энергичная и вместе с тем умелая деятельность способствовали процветанию края, развитию экономики юга России. В Новороссии за это время значительно поднялось земледелие и овцеводство, в Одессе процветала торговля, в Крыму большое внимание было уделено виноделию, дорожному строительству, лесопосадкам. При Воронцове в 1828 году началось пассажирское пароходство на Чёрном море.

Потемкинская лестница в Одессе

Михаил Семёнович привлек в Одессу множество знатных особ, желавших служить при графе. Каждую неделю он устраивал обеды в своём недавно построенном дворце, куда бывал приглашен и Пушкин, находящийся на юге России в ссылке. Однако граф воспринимал поэта, как государственного служащего, давая ему разного рода поручения. Пушкин же, напротив, счёл своё пребывание в приморском городе как замечательное и беззаботное времяпровождение, и одновременно, как подарок в виде себя местному обществу, увлекавшемуся поэзией талантливого поэта.

Поручения Воронцова казались ему оскорбительными. К тому же, Александр Сергеевич не считал зазорным ухаживать за супругой графа Елизаветой Ксаверьевной. За что и был выслан из Одессы.

Так что не прав был, ох, как не прав, Пушкин, написав в отместку несколько оскорбительных эпиграмм на графа.

Одесса, середина 19 в.

За тридцать лет управления Новороссией Воронцовым в должности генерал-губернатора население края выросло почти вдвое. Особое внимание граф уделял развитию тонкорунного овцеводства, коневодства, шелководства, виноградарства и садоводства. В конце его правления в Новороссийском крае насчитывалось около 50 тысяч фруктовых садов, более 30 тысяч виноградников, 70 тысяч огородов и бахчевых полей.

В Одессе было учреждено Императорское общество сельского хозяйства Южной России. По инициативе генерал-губернатора были разведаны месторождения железной руды и начала развиваться металлургическая промышленность. Большое внимание уделялось модернизации Черноморского военно-морского и пассажирского флота. На судостроительных вервях Николаева, Херсона и Одессы начали строиться пароходы. Интенсивно велось строительство дорог, благоустраивались города.

Одесса расцвела при Воронцове и стала крупным торгово-экономическим центром и морскими воротами юга России. Приморский бульвар, знаменитая Потёмкинская лестница, Публичная библиотека, типография, старейшие учебные заведения города – всё это было построено во время управления Михаила Воронцова.

Гурзуфский дом Воронцова

Значительный след оставил Воронцов и на крымском полуострове. По его инициативе были построены дороги Симферополь-Алушта-Ялта и Ялта-Севастополь, а также проложена дорога от трассы до Гурзуфа, где у графа было первое южнобережное имение, купленное в 1823 году.

Спустя год граф приобрёл землю на мысе Тарханкут, где рядом с селом Ак-Мечеть – ныне Черноморское – создал доходную экономию, развивая скотоводство, виноградарство, рыбную ловлю, высаживая сады, поощрял судоходство, построил церковь Св. Захария и Елисаветы.

Пос. Черноморское. Церковь Св. Захария и Елисаветы, эскиз, 1838г.

В 1834 году Михаил Семёнович покупает дом бывшего губернатора Тавриды Дмитрия Нарышкина в Симферополе, реконструирует его и обставляет с присущей Воронцову роскошью. Этот дом и раскинувшийся вокруг него парк поныне радуют взгляд симферопольцев.

“Дом на Салгире”. Дом Кн. М. С. Воронцова в Симферополе. 1827 г.

Ну, а самый главный шедевр, оставшийся нам в наследство от князя, конечно, всем известный дворец в Алупке – один из уникальных памятников архитектуры, популярнейший туристический объект полуострова.

Алупкинский дворец, как летняя резиденция Воронцова, построен в период с 1828 по 1848 годы по проекту Эдварда Блора. Вокруг дворца раскинулся великолепный парк, по праву принадлежащий к лучшим творениям садово-парковой архитектуры России.

Северный фасад Воронцовского дворца в Алупке

6 августа 1845 года именным Высочайшим указом генерал-адъютант, граф Михаил Семёнович Воронцов был возведён, с нисходящим его потомством, в княжеское достоинство Российской Империи. Спустя 7 лет ему был присвоен титул Светлости.

Михаил Семенович Воронцов скончался 6 ноября 1856 года в Одессе, где был с почестями захоронен в нижнем храме Спасо-Преображенского собора в знак признания его заслуг перед городом, благочестивого образа жизни и милосердия.

“До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер“, – говорили в народе после смерти князя.

В 1863 году в Одессе на соборной площади на деньги горожан любимому губернатору был поставлен бронзовый памятник.

Через 24 года рядом с супругом упокоилась и Елизавета Ксаверьевна.

Одесса. Спасо-Преображенский собор и Памятник Воронцову. Начало 20 в.

В 1936 году собор, как и многие другие по всей стране, был разрушен. Прах четы Воронцовых был выброшен на улицу, а драгоценное оружие и ордена похищены. Одесситы не остались равнодушны к такому акту вандализма и тайно перезахоронили останки на Слободском кладбище Одессы. Памятник Воронцову большевики пощадили, но разместили на нём известную эпиграмму Пушкина, где он называет графа подлецом и невеждой. После оккупации города в 1941 году табличка с эпиграммой исчезла и больше не появлялась.

“Светлейшему князю Михаилу Семёновичу Воронцову благодарные соотечественники 1863 года”. “Генерал-Губернатору Новороссийского края и Бессарабии 1823—1854”. Памятник князю М. С. Воронцову на Соборной площади. Одесса. 1863 г.

10 ноября 2005 году прах Воронцовых был перезахоронен в нижнем храме вновь отстроенного Спасо-Преображенского собора.

Нижний храм Спасо-Преображенского собора после восстановления в 2005 г. Одесса

Место перезахоронения останков Воронцовых. Спасо-Преображенский собор. Одесса.

Имя Воронцова начертано золотом на мраморных досках храма во имя Христа Спасителя и Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца в Москве. Портрет князя занимает почетное место в галерее героев Отечественной войны 1812 года в Зимнем дворце в Санкт-Петербурге.

Михаил Семенович Воронцов (1782-1856), генерал-губернатор Новороссийского края и Бессарабии (с 1823), наместник на Кавказе (с 1844), светлейший князь (с 1852), генерал-фельдмаршал (с 1856). Джордж Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

Жизнь Михаила Семёновича – замечательный пример как для простого человека, так и для государственного деятеля. Жаль только, некоторые современные чиновники даже не знают, кто такой Воронцов.

Евгений Бондаренко, Симферополь

фото автора

zerkalokryma.ru

РОССИЯ: Крым. Воронцовский Дворец. «Бог высоко, царь далеко, а Воронцов умер»

Михаил Семёнович Воронцова. худ. Джордж Доу. Эрмитаж, Санкт-Петербург

В 1828 году Граф Михаил Семенович Воронцов строит на южном берегу Крыма дворец у подножия горы Ай-Петри, в районе древнего поселения Алупка (так в старину называли лисью нору). Граф приглашает придворного архитектора английского королевства.

Дворец получился вычурным, изысканным и шикарным, сочетающим множество стилей. Ведь, владелец замка, граф Воронцов – генерал-губернатором Новороссии...

Святейший князь Михаил Семенович Воронцов был героем Отечественной войны 1812 года. Он из знаменитейшей дворянской семьи. Проведя все свое детство в Англии и получив прекрасное образование в Лондоне, он благодаря воспитанию отца, все свои знания с твердой верой направил на развитие своего Отчества. Вернувшись в Россию, несмотря на всеобщую франкофонию высшего света того времени, он говорил на русском языке. и был патриотом России.

Именно его дивизия приняла первый бой в Бородинском сражении. Погибли практически все, сдерживая натиск французов в 5 раз превосходящих в силе. Тяжело раненого графа Воронцова привезли в Москву к его дому. Армия Наполеона приближалась к Москве. Телеги, нагруженные богатством одной из богатейших семей России Воронцовыми, должны были отправить с минуты на минуту. Но князь Воронцов приказал разгрузить телеги и разместить на них раненых, оставшихся от его дивизии. Он организовал в тылу в своем поместье во Владимирской области госпиталь и за свой счет содержал его. Солдаты после лечения снабжались всем необходимым обмундированием, денежными средствами и отправлялись на фронт. Русская армия стремительно направлялась к Франции.

Во Франции граф Воронцов был назначен командиром оккупационного корпуса. В 1818 году, когда русские солдаты смогли вернуться в России из Франции, оказалось, что «празднуя» свою победу и впервые оказавшись в такой очаровательной стране, они наделали много долгов. Вспомним, что русские солдаты были завсегдатаями кафе, которые после стали называться «Бистро» (от русского слова быстро). Долги были огромными. Граф Воронцов, продав одно из своих имений, покрыл все долги своих солдат.

В 1819 году 37-и летний граф Воронцов в православной церкви Парижа венчался с очень богатой родственницей Потемкина. А Григорий Потемкин изначально владел землями в Крыму.

Вскоре молодожены уехали на место новой службы Воронцова – в Крым. Царь дал графу титул князя. Здесь князь Воронцов, изучив климат, выращивает виноградники и возделывает вино. Он привозит саженцы из Франции, приглашает иностранных специалистов. На деньги, в том числе вырученные от продажи вина, они строят великолепный Алупкинский дворец – Воронцовский дворец. Екатерина Воронцова, с очень тонким вкусом, занимается обустройством дворца и прекрасного парка, с фонтанами, мраморными львами. Везде присутствует сочетание роскоши и вкуса.

Князь Воронцов занимается древней историей, создав общество по исследованию земли Новороссии. Вклад князя в развитие черноморского побережья невозможно оценить. Это было мощное развитие края. Когда князь умер в народе появилась пословица: «Бог высоко, царь далеко, а Воронцов умер»...

После революции дворец не превратили, как большинство дворянских усадеб на Черноморском побережье в санаторий. Воронцовский Дворец стал музеем.

Во время Великой отечественной войны замок приказано было подорвать, фашистские войска приближались. Однако сотрудник музея не дал исполнить приказ и, спрятав главные экспонаты за «железной дверью», сохранил здание и дал возможность работать музею. После ухода фашистов, которые тоже хотели подорвать здание, этот сотрудник вновь спас дворец. Однако отсидел 10 лет в тюрьме, якобы за пособничество фашистам.

В 1945 году при проведении Ялтинской конференции большой тройки во дворце разместили английскую делегацию, во главе с Черчиллем.

Дворец часто используют в качестве декорации фильмов.

Сейчас Воронцовский Дворец самый главный дворец Крыма, украшение Алупкинского дворцово-паркового заповедника.

Фото © S.T.Фото © S.T.Фото © S.T.Фото © S.T.Фото © S.T.Фото © S.T.

АДРЕС: Алупка. Дворцовое ш., 18

© VOYGE D'ANTAN

zen.yandex.ru

Губернатор Крыма граф Воронцов

Каждый, кто хотя бы раз бывал на юге Украины, в Одессе или в Крыму – на отдыхе, по делам или проездом, обязательно слышал фамилию Воронцов. Это не удивительно – развитие «цивилизации» на крымской земле неразрывно связано с именем и судьбой этого человека. Что же это за судьба такая необычная, звучащая полуторавековым эхом над Крымом?

Воронцов Михаил Семенович: звезда Крыма

На самом деле, трудно найти второго такого государственного деятеля XIX века, сделавшего для России столько же, сколько сделал князь Михаил Семенович Воронцов. Поэтому, странным кажется то, что мы так прискорбно мало знаем об этом администраторе и военачальнике. Сведения о нем идут, в основном, из жизнеописаний Александра Сергеевича Пушкина: Воронцов изображается в них как гонитель и злейший враг поэта…

Английское детство Воронцова

Отца будущего губернатора Крыма, Семена Романовича Воронцова, судьба лишила счастья долгой семейной жизни: его супруга Екатерина Алексеевна скончалась спустя три года после бракосочетания, оставив мужу сына Михаила (1782 года рождения) и дочь Екатерину (родившуюся в 1783 году). Семен Романович перенес всю нерастраченную любовь на детей, так больше и не женившись. В 1785 году он перевозит сына и дочь в Лондон, куда сам отправился в качестве российского посла в Англии. Для детей «туманный Альбион» становится второй родиной.

Обучением и воспитанием Миши Семен Романович руководил лично, стремясь как можно лучше подготовить сына к служению Отечеству, которое сам любил беззаветно. Поэтому, в отличие от сверстников своего круга, Миша владел не только латынью, английским, французским и греческим языками, но отлично знал русский язык и литературу. В его расписание занятий входили архитектура, музыка, естественные науки, математика, фортификация. Кроме того, мальчик научился владеть многими видами оружия. На расширение кругозора сына Семен Романович не жалел ни времени, ни средств: он водил Михаила на светские собрания и заседания парламента, посещал с ним промышленные предприятия, порт, русские корабли, заходившие в гавань.

В 1798 году указом Павла I Михаилу Семеновичу было присвоено звание действительного камергера. Началось служение Отечеству – служение, к которому Михаил Семенович Воронцов был уже полностью готов: прекрасно воспитан, образован, с определенными взглядами на то, как должна развиваться Россия. Служение родине юноша считал своим единственным предназначением.

Сражения и походы Воронцова

В мае 1801 года, спустя два месяца после вступления на российский престол Александра I, Михаил Воронцов прибыл в Петербург. Он сразу сблизился со своими ровесниками, офицерами Преображенского полка. Юноша решает посвятить себя военной службе и сделал это «неординарно»: несмотря на то, что его чин камергера соответствовал званию «генерал-майор», он отказался от привилегий и зачислился в Преображенский полк в звании «поручик».

Праздная жизнь придворного полка Михаилу наскучила быстро: в 1803 году он оставляет плац-парады, дежурство при дворе и муштру, чтобы отправиться волонтером в Закавказье, в армию князя П. Цицианова. Прибыв на место, он не отсиживается в штабе, а активно участвует в боях и быстро становится правой рукой командующего. Храбрость и распорядительность молодого офицера не остались незамеченными – плечи его украсили капитанские эполеты, а грудь – ордена Георгия, Владимира и Анны.

В 1805 – 1807 году Воронцов участвует в военных кампаниях против Наполеона, в 1809 – 1811 – против турок. Он всегда на передовой, в самой гуще сражений… Карьера идет вверх, принося новые звания и награды. В отношениях с подчиненными он придерживается собственной теории, предполагая, что чем ласковее офицер к солдатам в мирное время, тем больше они будут стараться оправдать эту ласку во время боя.

К началу Отечественной войны 1812 года Михаил Семенович Воронцов командовал сводной гренадерской дивизией. В Бородинском сражении она понесла огромные потери, но позиции свои не оставила. В одной из штыковых атак этого сражения сам Михаил Семенович был ранен. Наблюдая за сотнями повозок, вывозящих имущество московской знати вглубь России, граф распорядился оставить богатства семьи, накопленные не одним поколением Воронцовых, и отдать подводы для эвакуации пятидесяти раненых генералов и офицеров, вместе с сотней их денщиков и тремястами солдатами. Свое имение во Владимирской губернии он отдал под военный госпиталь, где раненые лечились и жили за его счет.

Выздоровев, генерал Воронцов продолжает участвовать в заграничных походах армии России. В бою под Краоном корпус под его командованием успешно противостоял превосходящим по силам французам, которыми управлял Наполеоном. По окончании Отечественной войны во Франции остались войска победивших стран. Михаил Семенович был назначен командующим русским оккупационным корпусом. На этом посту он продолжил утверждать свои взгляды на отношения между офицерами и солдатами, одним из первых отменив телесные наказания. Он считал, что перед законом солдаты и офицеры равны. Перед возвращением в Россию, в 1818 году, Воронцов собрал сведения о долгах французам своих солдат и офицеров и из своих средств эти долги погасил. Сумма, между прочим, была немалой – около полутора миллионов рублей. Чтобы собрать столько денег, Михаил Семенович продал доставшееся ему по наследству от тетки, княгини Дашковой, имение Круглое.

Весной 1819 года состоялось бракосочетание графа Воронцова с графиней Елизаветой Браницкой. О годах, прожитых с нею, Михаил Семенович позже сказал, что это были 36 лет счастья. Военные видели в генерале Воронцове> будущего реформатора армии, однако в Петербурге считали, что либеральное отношение графа к солдатам подорвало дисциплину в корпусе. По прибытии в Россию оккупационный корпус был распущен. Видя недоброжелательное отношение к себе, Михаил Семенович подал прошение об отставке, но в ответ император назначил генерала командующим 3 корпусом.

«Хозяин» южной столицы генерал Воронцов

С принятием корпуса Воронцов затягивал. В 1820 году он попытался организовать «Общество добрых помещиков», целью которого должно было стать освобождение крестьян от крепостной зависимости. Император запретил организацию такого общества. Тогда Михаил Семенович создал условия безбедного существования и возможности хозяйственного развития для крестьян своих имений.

Неопределенность положения Воронцова завершилась в мае 1823 года, когда он был назначен генерал-губернатором Новороссийского края и наместником Бессарабии. Новоиспеченный хозяин юга страны собрал «команду» из бывших офицеров-сослуживцев и других талантливых помощников, привлекая их в Одессу заманчивыми перспективами.

В Новороссии граф Воронцов в полной мере реализовал свой администраторский талант. Ни одна сторона жизни края не осталось неисследованной Михаилом Семеновичем: он выписывал за границей саженцы фруктовых растений и ценные сорта виноградной лозы, выращивал их в своих питомниках и раздавал бесплатно всем желающим; привозил с Запада тонкорунных овец; заводил лошадей. Пример губернатора служил образцом для других – Новороссия оживилась, сельское хозяйство получило неожиданный толчок и радовало своими результатами.

Жители степного юга остро нуждались в топливе для обогрева домов и приготовления пищи. Воронцов организовал разведку месторождений угля и его добычу. Он построил первый местный пароход и положил начало судостроительству в крае. Благодаря Михаилу Семеновичу появилось постоянное пароходное сообщение между черноморскими и азовскими портами.

Очень много сделал генерал-губернатор Воронцов для изменения внешнего облика Одессы: он нашел прославленных архитекторов, по проектам которых были построены удивительные здания, Приморский бульвар, лестница, названная позднее Потемкинской. Усилиями Воронцова Одесса превратилась в один из самых красивых городов России.

Не был Михаил Семенович в стороне и от культурной жизни Новороссии. При нем были учреждены газеты, журналы «Одесские альманахи» и «Новороссийский календарь». Губернатор способствовал открытию учебных заведений, публичной библиотеки и музеев, экспонаты в которые пополнялись за счет широко развернувшихся археологических раскопок. Являясь меценатом, граф поддерживал театральные труппы… Список этот можно продолжать и продолжать, но пройдем по жизни Михаила Семеновича дальше.

Воронцов на Кавказе

В то время как под умелым управлением генерал-губернатора Бессарабия и Новороссия процветали, на Кавказе ситуация обострялась: поражения русской армии следовали одно за другим. Имам Шамиль фактически являлся правителем Кавказа. В 1844 году Николай I назначил графа Воронцова главнокомандующим кавказских войск и обладающим неограниченными полномочиями наместником на Кавказе. Хотя Михаилу Семеновичу шел тогда 63 год, отказываться от «дополнительной нагрузки» он не стал. После первого сражения, план которого был разработан в Петербурге, ситуация изменилась в лучшую для России сторону, но Шамилю удалось ускользнуть в горы. Поняв, что наскоком «кавказский вопрос» не решить, Воронцов начинает миротворческую политику, стараясь завоевать доверие у местного населения и проповедуя веротерпимость. За неполные 10 лет управления Кавказом он сумел снять напряжение в отношениях между горцами и русскими. Число сторонников Шамиля уменьшилось в несколько раз.

За заслуги в урегулировании обстановки на Кавказе император наградил графа Воронцова княжеским титулом. В августе 1856 года светлейшему князю Воронцову присвоили звание генерал-фельдмаршала. С украшенным алмазами фельдмаршальским жезлом Михаил Семенович прожил около двух месяцев: 6 ноября 1856 года он скончался в Одессе.

Сегодня именем князя Воронцова названы улицы и бульвары бывшей Новороссии. Ему стоят памятники в Тифлисе и в Одессе. Его портрет украшает первый ряд военной галереи Зимнего дворца. Его имя можно увидеть на одной из мраморных досок Георгиевского зала Московского Кремля.

Отдыхая в Крыму, посетите Алупку: почти в центре города находится отлично сохранившаяся летняя резиденция князя – Воронцовский дворец.

seacool.ru

О виноделии Крыма. История. Глава 1. Начало. Никитский Ботанический Сад. Граф Михаил Воронцов

?

Categories: Гора Демир-Капу – самая высокая вершина Гурзуфской яйлыСейчас в магазинах будет все больше крымского вина. Многие и раньше задумывались о том, следует ли покупать эти вина, хороши ли они, а ныне таких задумывающихся становится все больше. Может быть знание истории крымского виноделия поможет кому-нибудь определиться…Предлагаю всем, кому это интересно, мои заметки по истории виноделия Крыма.Выращиванием винограда и приготовлением из него вина на Крымском полуострове люди занимались во все времена. Это делали и тавры, и скифы, и греки, и итальянцы. Однако те давние времена нас совершенно не интересуют, так как между современным виноделием Крыма и виноделием, существавшим в этих местах в древности и в средние века почти нет никакой преемственности. История современного крымского виноделия начинается после присоединения полуострова к России.Справка.В 1783 году Екатерина II подписала Манифест о присоединении к Российской империи Крыма и Таманского полуострова. Ясский мирный договор между Россией и Османской империей, подписанный в 1791 году, закрепил за Россией всё Северное Причерноморье, включая Крым. В 1794 году на землях Северного Причерноморья был основан город Одесса.Только не возмущайтесь и не спрашивайте: при чём здесь Одесса. Просто этот город связан с именем одной из интереснейших личностей, имеющих отношение к последующему повествованию. Ко всему прочему Одесса, основанная по предложению Осипа де Рибаса и приказу Екатерины II в 1794 году на месте татаро-турецкого поселения Хаджибей, тогда стала столицей Новороссии, в состав которой входил и Крым.Русские помещики не спешили осваивать крымские земли и переселять туда крепостных из своих имений. Крым тогда имел совсем непрезентабельный вид: обширные земли не обрабатывались, сады и виноградники были заброшены. Ялта, правда, тогда уже существовала – убогая рыбацкая деревушка, которая еще долго оставалась убогой рыбацкой деревушкой, которой даже в самых смелых фантастических снах не снилась ее нынешняя роль…Чтобы освоить новые российские земли, царское правительство раздавало тысячи десятин вельможам и другим близким к правительству лицам, поощряло переселение в Крым поселенцев из центральных губерний, колонистов из зарубежных стран, особенно из Германии, и т. д.В 1803 году император Александр I назначил градоначальником Одессы герцога Армана-Эммануэля де Ришельё (полное имя писать не буду, боюсь переутомиться), эмигрировавшего из Франции после Великой французской революции. А в 1805 году русский царь назначил этого обожаемого одесситами всех времен и поколений прапраправнучатого племянника знаменитого кардинала и главного министра Французского короля (ведь даже те, кто не учил историю, читал «Три мушкетера») губернатором Новороссийского края. К слову сказать, в Одессе Армана-Эммануэля звали Эммануилом Осиповичем…Генерал-губернатор Новороссийского края (с 1805 ро 1814 гг.) Арман Эммануэль София-Септимани де Виньеро дю Плесси, граф де Шинон, 5-й герцог Ришельё (Armand-Emmanuel du Plessis, Duc de Richelieu, 1766–1822).Никак не могу удержаться от сравнения. Когда-то русский царь Александр I назначил градоначальником Одессы иностранца, которого на этом посту сменил еще один иностранец, а затем ещё один. И правитель нынешней Украины Петро I тоже назначил почти на ту же должность иностранца… Везет же Одессе на великих иностранцев. Причем нынешний иностранец тоже эмигрировал, спасаясь от «революции», точнее, от «контрореволюции»… Правда, между этими иностранцами есть большая разница… А может я ошибаюсь? Ну, время покажет. Будем ждать, поставят в Одессе памятник нынешнему иностранцу, или нет. Может, хотя бы назовут в его честь часть города – ну, типа Ланжерон какой-нибудь…Историческая справка.Первым генерал-губернатором Новороссии (Екатеринославским и Таврическим генерал-губернатором) был действительный статский советник генерал-поручик Алексей Петрович Мельгунов, руководивший краем с 1764 по 1765 год, вторым – генерал-аншеф Яков Ларионович фон Брандт (1765–1766). Над первыми пятью губернаторами возвышалась могущественная фигура Григория Александровича Потёмкина. Седьмой генерал-губернатор – генерал-фельдцейхмейстер светлейший князь Плантон Александрович Зубов – был уже полновластным хозяином края. Зубова в 1996 году сменил генерал-лейтенант Николай Михайлович Бердяев – прадед великого русского философа Николая Александровича Бердяева, – который руководил Новороссией один год. Его – по очереди – сменили также недолго занимавшщие губернаторскую должность генерал от кавалерии Иван Иванович Михельсон и генерал-лейтенант Сергей Андреевич Беклешов. Именно Беклешова сменил на генерал-губернаторсокм посту генерал-лейтенант Ришелье…Но вернемся к истории виноделия Крыма. В июне 1811 года Александр I по ходатайству Ришельё подписал Указ об учреждении в Крыму «Императорского казённого ботанического сада». Идея Ришельё была поддержана приближенным к императору графом Михаилом Воронцовым, а также Фридрихом (Фёдором Кондратьевичем) фон Биберштейном – выдающимся немецким ботаником, к тому времени уже почти 20 лет прослужившим в России.Всё те же Ришельё и Биберштейн посоветовали назначить директором Сада учёного-натуралиста, ученика Биберштейна Христиана Стевена…Никитский ботанический Сад. Мраморный бюст в память основателя Сада Христиана Стевена.Представьте себе, какие они тогда все были молодые. Самым «старым» был Ришельё – ему тогда стукнуло аж 45 лет. Царю было всего 34, Воронцову – 29, а Стевену – 31 год…Ну так вот – все эти личности скопом основали тот самый знаменитый Никитский ботанический сад (он был разбит между деревней Никита и берегом Черного моря). (Помните, как там у известного кулинара и крымского винодела Макаревича: «В Никитском ботаническом саду гуляет ветер голубой, шумит волнами прибой…»?Но при чём здесь Никитский ботанический сад? – спросите вы. Где Никитский ботанический сад, а где крымское виноделие?Рядом, отвечу я. И не просто рядом, а даже пересекаются. И вообще тесно друг с другом связаны.Дело в том, что позже, в 1828 году, Николаем Андреевичем Гартвисом (он сменил Стевена на посту директора Сада), на землях урочища «Магарач», принадлежавших Саду, была произведена закладка большого Магарачского виноградника и устроено Магарачское заведение виноградарства и виноделия, ставшее впоследствии знаменитым ВНИИВиВ «Магарач». Но об этом позже.Следует отметить, что в непосредственной близости от Ялты располагались различные мелкие деревни со следующими названиями: Мгараш, Марсанда (во второй половине XIX века её стали называть Массандра), Никита, Магарач и др. Практически все эти земли входили в состав огромного имения (около 3 тыс. десятин, расположенных между деревнями Ай-Василь на западе и Ай-Даниль на востоке), принадлежавшего царскому экономическому советнику М. Н. Смирнову, который называл его «дача Богоданная». М. Н. Смирнов был первым российским владельцем этих земель, однако поскольку он не занимался на них сельским хозяйством и ничего не строил (а это было необходимым условием владения), его «дача» скоро снова стала принадлежать царской казне.На территории бывшего имения М. Н. Смирнова находились и деревня Никита и разоренная деревня Магарач (в урочище Магарач), в окрестностях которых и был заложен Императорский Никитский ботанический сад, а затем и магарачские виноградники.В то же время было принято и решение о продаже земель деревни Марсанда. Следующим их владельцем стала графиня Софья Потоцкая, вынашивавшая грандиозный план (поддержанный, кстати, Ришельё) о строительстве большого города Софиополиса, который стал бы центром всего Южного берега Крыма. Но графиня умерла и после её смерти имение «Массандра» перешло к двум её дочерям, а после того как умерли и они – к графине А. М. Воронцовой, которой наследовали малолетние дети графа Михаила Воронцова.Сам же граф Воронцов, вступив в должность губернатора, начал скупать в Крыму обширные угодья, особенно на южном берегу. К 1823 году ему принадлежали поместья в Мартьяне, Ай-Даниле, Гурзуфе. В 1824 году Воронцов приобрёл у полковника-грека Ревелиоти Алупку и решил сделать её своей летней резиденцией. Дворец в Алупке, настоящий замок в романтическом стиле, о его красоте и роскоши убранства, об окружавшем его великолепном парке с восторгом вспоминали все, кому доводилось здесь побывать.Массандра, Мартьян и Ай-Даниль перешли во владение семьи Воронцовых примерно в 1826 году. С этого же времени началось создание М. С. Воронцовым своего знаменитого в будущем южнобережного виноградарско-винодельческого хозяйства.Воронцовский дворец в Алупке.Теперь немного расскажу про Воронцова. Даже не расскажу, а процитирую БСЭ. Именно БСЭ. Специально. Вот почитайте: «Воронцов Михаил Семенович… русский государственный деятель, с 1856 г. генерал-фельдмаршал… В Отечественной войне 1812 г. командовал дивизией, в 1815—1818 гг. возглавлял русский оккупационный корпус во Франции. Был близок к деятелям преддекабристских организаций. В 1823 г. занял пост генерал-губернатора Новороссийского края и наместника Бессарабской области … Воронцов был крупнейшим помещиком, применявшим в своем хозяйстве наряду с крепостническими формами эксплуатации наемный труд. В Новороссии (официальное название Северного Причерноморья со 2-й половины XVIII в.) он стремился создать благоприятные условия для капитализировавшихся землевладельцев и крупных торговцев, способствовал развитию сельского хозяйства ... По проекту Воронцова в 1828 г. Бессарабия стала частью Новороссийского генерал-губернаторства… Несмотря на то что Воронцов был царедворцем и карьеристом, ум, образование, известный либерализм выделяли его из рядов царских администраторов» (конец цитаты).Это оценка Воронцова в идеологически пристрастной БСЭ – авторитетнейшем советском издании. Оценка, разумеется, сдержанная, но для БСЭ очень высокая и почти беспристрастная. Гораздо более пристрастным и совершенно необъективным было суждение о графе Воронцове А. С. Пушкина, которое тот выразил в своей знаменитой эпиграмме (напомню, что в самом начале 1820-х годов сосланный под видом служебного перемещения Пушкин служил в канцелярии новороссийского генерал-губернатора).Лично меня мнение Пушкина, которого я считаю выдающимся поэтом, но довольно неприятным человеком, о Воронцове совершенно не волнует. Кем и каким бы ни был граф Воронцов, он не был ни полуневеждой, ни полным невеждой, а тем более не был подлецом. Совершенно ясно, что в характеристике, данной Воронцову Пушкиным, лежит лишь личная, причем взаимная, неприязнь одной выдающейся личности к другой… Мы все хорошо знаем, что почти всегда в причинах столь злобных нападок мужика на мужика следует «шерше ля фам»… И многие из нас также знают, что Александр Сергеевич был ещё тот кобель, имел о-о-о-чень большое мнение о себе (пусть и заслуженное), и был, мягко говоря, тяжелым человеком…А чтобы проиллюстрировать хотя бы одним примером, какой неординарной личностью был граф Михаил Воронцов, упомяну лишь об одном событии в его биографии. В 1818 году русский оккупационный корпус должен был покинуть Францию. Во время его пребывания в стране бывало всякое, включая много такого, что совсем не красило русскую армию и русских военных. Солдаты и офицеры, например, регулярно посещали всякого рода питейные заведения и угощались там, не допуская при этом даже мысли о том, что хозяину надо заплатить. В этом смысле особенно пострадали кабатчики и рестораторы Парижа и производители игристого вина в Шампани. Не желая, чтобы русские войска оставили о себе плохую память, Воронцов (повторюсь: он возглавлял русский оккупационный корпус во Франции и был комендантом Парижа) потребовал собрать ему все сведения о долгах, сделанных солдатами и офицерами вверенного ему корпуса, и перед выступлением из Франции заплатил – из своих собственных средств (для этого ему пришлось продать своё имение в Крутом, доставшееся ему в наследство от его знаменитой тётки – Екатерины Романовны Дашковой) – пострадавшим всю сумму, достигшую полутора миллионов франков ассигнациями...Русский государственный деятель, генерал-фельдмаршал (1856), генерал-адъютант (1815), герой войны 1812 года, командир русского оккупационного корпуса во Франции и коммендант Парижа (1815–1818), Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор (1823–1844), наместник на Кавказе (1844–1854) светлейший князь (с 1845) Михаил Семёнович Воронцов.Кто-то, возможно, удивляется, почему я столько внимания уделяю графу Воронцову. Причина здесь только одна: я считаю своим долгом отдать дань двум людям, внесшим больше всего души, личных стараний и финансовых средств в становление и развитие крымского виноделия. Эти люди – граф (а впоследствии князь) Михаил Воронцов и князь Лев Голицын. Tags: Александр I, Алупка, Арман Эммануэль Ришельё, Виноделие Крыма, Гартвис, Магарач, Массандра, Михаил Воронцов, Никитский Ботанический Сад, Новороссия, Одесса, Стевен, Ялта

n-sarkitov.livejournal.com

Граф Михаил Семёнович Воронцов полная биография

«Веди жизнь такую, чтобы все сокрушались о твоей смерти». Такова была отцовская заповедь на совершеннолетие и заповеди этой будущий Светлейший князь, генерал-фельдмаршал, генерал-адъютант, а тогда еще просто Мишель Воронцов следовал всю свою жизнь.

Юный Михаил принадлежал к роду, возвышением своим обязанному Михаилу Илларионовичу, способствовавшему восшествию на престол императрицы Елизаветы Петровны. Ценя преданность и честность Воронцова, императрица отдала за него свою двоюродную сестру — графиню Анну Карловну Скавронскую, дочь Карла Самуиловича Скавронского, брата императрицы Екатерины I, и возведя Воронцова в чин генерал-поручика 28 лет от роду. Также заслуги старого, но по началу незаметного рода, числящегося уже почти тысячу лет в России и поднявшегося в XVI веке, оценил и император германский Карл VII, возведя 27 марта 1744 года занимавшего пост вице-канцлера Михаила Илларионовича Воронцова с братьями в графское достоинство. В 1744 он же, Михаил Воронцов, был пожалован чином действительного тайного советника, сделан вице-канцлером, а в 1758 году — канцлером, и до самого вступления на престол императора Петра III пользовался своим высоким положением. Девиз на родовом гербе Воронцовых был: «Вечно непоколебимая верность».

Сам по себе род был таков, что, фактически, каждый четвертый его представитель по мужской линии достоин занесения в энциклопедию. Также по праву попала туда и одна особа противоположного пола.

Отец Михаила Семеновича — граф Семен Романович, генерал-аншеф от инфантерии, служил в армии под началом Румянцева-Задунайского, а впоследствии был русским послом при английском дворе в течение сорока с лишним лет. Дядя, граф Александр Романович, известен как замечательный государственный человек. При Екатерине II он был действительным тайным советником, сенатором и президентом коммерц-коллегии, а при императоре Александре Павловиче занимал должность государственного канцлера и министра иностранных дел. Младшая сестра Семена Романовича и Александра Романовича Екатерина Романовна была за князем Дашковым и, овдовев, состояла президентом двух (!) академий (наук и Российской), отличалась умом и эрудицией.

Будущий Светлейший князь родился 18 мая 1782 года. Четырех лет от роду был записан в лейб-гвардии Преображенский полк капралом, а в 1801 г. поступил в полк подпоручиком. В конце 1803 г. находился волонтером на Кавказе и сражался с горцами и иранскими войсками. Тут и начинается отсчет его блистательного воинского послужного списка. За отличие при взятии Эривани 28 августа 1804 года награжден орденом Святого Георгия 4-ой ступени. В 1805 году участвовал в походе в Ганновер, в 1806-1807 годах сражался с французами в Польше и Восточной Пруссии и за отличие под Пултуском произведен 10 января 1807 года в полковники.

В 1807 году молодой офицер назначен командиром 1-го батальона Преображенского полка, а в 1809-ом отбыл в Дунайскую армию, где участвовал в боевых действиях с турками, будучи командиром Нарвского мушкетерского полка.  29 сентября 1809 г. из полковников лейб-гвардейского Преображенского полка назначен шефом Нарвского мушкетерского полка, а за храбрость при штурме Базарджика пожалован в генерал-майоры. За взятие Виддина был удостоен ордена Святого Георгия 3-ей ступени. В 1812 году, во время компании Наполеона, командовал 2-й сводно-гренадерской дивизией в армии Петра Багратиона и сражался под Салтановкой, Смоленском и Бородином, где был ранен пулей в ногу. Поднявшись после ранения на ноги и вернувшись в строй, Михаил командует авангардом 3-й армии и 8 февраля 1813 года уже (!) пожалован в генерал-лейтенанты, а с августа того же года находился в Северной армии под Гросс-Беереном, Денневицем, Лейпцигом и Касселем. В 1814 году отличился под Краоном и был удостоен ордена Святого Георгия 2-ой ступени. После войны командовал 12-й пехотной дивизией, затем в чине генерал-адьютанта с 1815 года по 1818 год возглавлял русский оккупационный корпус во Франции.  После возвращения в Россию командовал 12-й пехотной дивизией, а 19 февраля 1820 года назначен командиром 3-го пехотного корпуса.

Следующим местом службы блестящего офицера, на наградном списке которого 24 высокие награды, в числе которых ордена Святого Андрея Первозванного с алмазами, Святого Александра Невского с алмазами, Святого Георгия 2-ой ступени, Святого Владимира 1-й степени, Святой Анны 1-й степени с алмазами, а также  двенадцать иностранных наград — французский орден Святого Людовика 1-й степени, английский орден Бани 1-й степени, австрийские ордена СвятогоСтефана и Военный Марии Терезии 3-й степени, шведские ордена Серафимов и Военный Меча 1-й степени, прусские ордена Черного Орла и Красного Орла 1-й степени, ганноверский орден Гвельфов 1-й степени, гессен-касельский Военный орден заслуг 1-й степени, сардинский орден Маврикия и Лазаря 1-й степени, греческий орден Спасителя 1-й степени, турецкий орден Славы с алмазами, крест за Базарджик, а также право на ношение золотой шпаги с алмазами «за взятие Варны» и знака отличия «за XXX лет беспорочной службы», стала Одесса.

В мае 1823 года выдающийся военачальник был назначен Новороссийским и Бессарабским генерал-губернатором. Офицер, мечтавший посвятить себя мирному труду. Получил широкое поле для кипучей деятельности и имел для этого большой опыт. На принадлежащих ему фабриках впервые в России были внедрены «англицкие» паровые станки, выписанные из Англии, а первые в России «голландские» сыры производились в его имениях. Кстати, слывя либералом, хотя и был блистательным придворным и монархистом по складу гражданского сознания, был знаком с преддекабристскими движениями и впервые в русской армии издал пособие для обучения грамоте нижних чинов, а также сборник стихов и басен русских поэтов для солдатского чтения. Кстати, известен случай, когда Воронцов во время Кавказской кампании приказал выбросить с подвод свое имущество, чтобы погрузить на них для раненых солдат, а позже, во Франции, чтобы рассчитаться за шампанское и карточные долги своих офицеров, оплатил все их долги лично, практически разорившись, однако сохранив честь не только свою как командира, но и России и ее армии.

Вообще то Одессе везло на первых людей города, людей незаурядный и влюбленных в свое детище. Однако не всем было ко двору, что городом и краем правят иностранцы и когда граф Воронцов занял пост Новороссийского генерал-губернатора, кое-кто вздохнул с облегчением, дескать, «на Одессу, насквозь пропитанную иностранщиной, наденут русскую узду». В частности, известный мемуарист Франц Вигель писал по этому поводу: «Захотели, наконец, чтобы Новая Россия обрусела, и в 1823 году прислали управлять ею Русского барина и Русского воина».

Бесспорно, Михаил Семенович был и русским барином и русским воином, но происхождение вовсе указывало на его неприятие свего, что не имело славянских корней. Воспитание он получил европейское и такой патриотизм был ему чужд. К тому же граф был человеком не только образованным, но и умным, что приходится признать, невзирая на нелестные отзывы о нем Александра Пушкина.

«Полумилорд, полукупец,

полумудрец, полуневежда,

полуподлец, но есть надежда,

что будет полным наконец».

Бесспорно, гениальная звезда российской поэзии имела право на собственное мнение, да  и, собственно говоря, по разным причинам не любили они с Воронцовым друг друга. Однако, претендуя на объективность, следует отдать должное этому выдающемуся государственному деятелю, годы правления которого справедливо называют «золотым веком Одессы». Да и сам Пушкин признавал таланты Воронцова, «путаясь в показаниях». Ведь слова «там все Одессой дышет» многого стоят.

Собственно, в должности губернатора Михаил Воронцов не оправдал надежд радетелей национальной идеи, ведя ту же политику, что его предшественники-иностранцы и считая истинным выражение «Чего недостает дома, то заемлется немедленно из чуждых стран». Кстати, в речи над гробом Светлейшего при его погребении архиепископ Херсонский Иннокентий отметил, что «Для многих новых предприятий недостает туземных делателей – почивший не медлит призвать их отовсюду, употребляя для сего даже собственные средства; а в числе призванных на время, многие, будучи обласканы, успокоены и привязаны к новой стране самыми успехами своими, остаются у нас навсегда».

Став генерал-губернатором Новороссии, Михаил Воронцов поднял экономику края на недосягаемую высоту, придав промышленности и сельскому хозяйству мощнейший импульс к развитию. Также пристальное внимание губернатор уделял развитию науки, просвещению и культуре, основав одной из первых газет Юга Российской империи — «Одесского вестника», который, к слову, издается и поныне. Именно при нем в Одессе открылась вторая в России после Санкт-Петербурга Городская публичная библиотека, было налажено книгоиздание, в том числе и на украинском языке.

Отдельно стоит отметить социальные взгляды князя и его заботу об «иноверцах»: татарах, евреях, караимах. Его позиция не может не восхищать. Примером деятельности Воронцова в области межнациональных отношений стоит указать его отношение к евреям. Доротея Атлас в книге «Старая Одесса. Ее друзья и недруги» пишет: «Желая оживить торговлю края, князь принял евреев под свое покровительство. Он обратил внимание на поднятие умственного и нравственного уровня одесских евреев. Были открыты еврейские общественные школы для детей обоего пола, главная синагога, молитвенные дома и больница».

Губернатор предпринимал  «меры для изыскания средств», «по высокому эстетическому вкусу начертил план синагоги» (кстати!), «прилагал особенное попечение о больнице». Стараясь поднять значение еврейского населения в глазах русского общества, он добился посещения синагоги императрицею Александрой Федоровной и позже, по его же предложению, император Николай с наследником престола «осматривал в подробности» еврейские школы и больницу.

В итоге планы Воронцова удались и в Одессу стала переезжать австрийская еврейская интеллигенция и крупные негоцианты с солидными капиталами. Они приобретали недвижимую собственность, открывали торговые дома. В 1850-х в Одессе существовали еврейские фирмы, делавшие миллионные обороты.

Отдельной страницей в истории Одессы и не менее значимым эпизодом в биографии князя, который ярко характеризует его, стал 1843 год, когда был создан проект о разделении всех живущих в России евреев на два класса: полезных и бесполезных. Полезными предполагалось называть купцов третьей гильдии, цеховых ремесленников, земледельцев и тех мещан, которые владеют недвижимым имением, приносящим известное количество годового дохода, а все прочие евреи должны были признаваться бесполезными и подлежали репрессиям с целью склонения их к выбору отрасли «пропитания» с целью признания их «полезности». Также предполагалось выселить евреев из местечек в большие города без права выезда и обложить их тройной рекрутской повинностью. Одним словом, очередное проявление «лютой любви» российского менталитета к евреям. Однако умное противостояние Михаила Семеновича, который писал, что «самое общее название «бесполезных» для нескольких сотен тысяч людей, по воле Всевышнего издревле живущих в Империи, и круто, и несправедливо; но если и принять сие название для некоторого количества евреев, то и тогда разделение, мне кажется, должно быть другое». По его мнению, которое граф не смутился озвучить в докладе, отмечено, что в проекте министерства «остается бесполезным многочисленное сословие раввинов и других духовных законоучителей и получивших ученую степень, которые бесспорно и самим правительством считались полезными».

Также, «рассуждая беспристрастно, нельзя не удивиться, что все сии многочисленные торговцы считаются бесполезными и, следственно, вредными, тогда как они мелким промыслом, без всякого сомнения, помогают, с одной стороны, промышленности сельской, а с другой – торговой, и то в провинциях польских, где национального мелкого купечества никогда не было и теперь не находится», писал губернатор, вежливо указывая на «тактичность» слова бесполезный по отношению к целому народу и аккуратно подчеркивая глупость проекта.

«Смею думать – резюмирует генерал губернатор Новороссийского края, – что худые последствия будут неизбежны если мера сия примется во всей строгости; смею думать, что мера сия и в государственном виде вредна и жестока. С одной стороны отымутся сотни тысяч рук, помогающих мелкой торговой промышленности в провинциях, где заменить их нет и долго не будет возможности; с другой же – плач и вопли столь огромного числа несчастных, которых постигнут печальные действия сей меры, будут служить порицанием и у нас, и за пределами России».

Воронцова убедил авторов проекта о полезных и бесполезных евреях и переселение не состоялось, так же как не состоялись благодаря графу и другие драконовские проекты.

Что касается непосредственно Одессы, то она при Михаиле Семеновиче стала третьим после Санкт-Петербурга и Москвы городом Российской империи. В 1840 году население молодой Одессы по численности превышало почти на треть население древнего Киева, а доходы в городской бюджет были примерно равны суммарным доходам всех остальных тогдашних городов на территории Украины той эпохи.

Наступил 1844 год и Воронцов указом Николая I назначен наместником Кавказа и главнокомандующим русскими кавказскими войсками с сохранением за ним Новороссийского генерал-губернаторства. «Проявив себя как искусный дипломат, Воронцов добился добровольного присоединения значительной части дикого и феодального тогда Кавказа к Российской империи», пишут историки.

В 1845-1852 годах, назначенный главнокомандующим всех войск на Кавказе и наместником кавказским, он, исполняя волю государя, берет столицу непокорного Шамиля аул Дарго и принуждает мятежников перейти к глухой обороне. Тогда то он получает титул князя, а затем и Светлейшего князя.

В 70 лет князь Воронцов просит об отставке, которая была принята. В высшем воинском звании России — фельдмаршальском, а также в статусе члена Государственного Совета на протяжении последних 30 лет, Михаил Семёнович Воронцов скончался 6 ноября 1856 года. После его смерти, 27 апреля 1867 года 3-му пехотному Нарвскому, а 19 июля 1903 г. 79-му пехотному Куринскому полкам в честь заслуг покойного пожаловано его имя, поскольку Воронцов был шефом Нарвского егерского полка с 29 марта 1836 года, а шефом Куринского егерского полка – с 8 июля 1845 года.

«Его деятельность во благо Одессы столь велика, что не хватит страниц романа. Учреждает газету «Одесский вестник» и сегодня выходящую в городе, первую в Одессе городскую публичную библиотеку, которой дарит сотни книг. Открыл Институт благородных девиц. Создал Городской музей и «Общество развития сельского хозяйства Южной России», открыл в Одессе училище для глухонемых, училище восточных языков и в Херсоне — училище торгового мореплавания. При Воронцове в Одессе появилось уличное освещение и водопровод, улицы выкладывались камнем, строились пароходы, развивалось виноградарство и земледелие, возводились больницы и приюты для неимущих. Это малая часть того, что сделал Воронцов для города, который очень любил», отзываются о великом гении Михаила Семеновича его библиографии и историки-краеведы. И ему платили взаимностью. О жизненном кредо графа Михаила Воронцова убедительно говорят сказанные им слова, которым он следовал всю жизнь: «Люди с властью и богатством должны так жить, чтобы другие прощали им эту власть и богатство».

Над надгробной плитой Воронцова находилось изображение ангела, явившегося женам-мироносицам у гроба Иисуса Христа со словами «Его нет здесь: он воскрес!». Этот символ установила над его могилой княгиня Елизавета Ксаверьевна. Она надолго пережила мужа и, прожив 88 лет, умерла в 1889 году. В годы управления Новороссией эта хрупкая женщина помогала своему супругу в его делах и сама делала посильный вклад в развитие города и его социальной сферы. Под её патронажем в Одессе были созданы Дом презрения и училище для глухонемых девочек, в самом доме Воронцовых располагалось Одесское императорское общество истории и древностей. К сожалению, сама прямая линия рода Воронцовых практически угасла после князя, поскольку родительская судьба супругов Воронцовых сложилась не очень счастливо. Четверо из шести их детей умерли в раннем возрасте, сын Семён был бездетен, и только сыну дочери Софии Павлу, по специальному дозволению было суждено продолжить фамилию Воронцовых.

Вообще, говоря о роли князя в становлении Одессы нельзя не упомянуть более обширно о сего супруге. Княгиня Елизавета Ксаверьевна, урожденная Воронова посвятила лучшие годы своей жизни, много, долго и плодотворно трудилась на благо Одессы.

Родилась она в семье коронного гетмана польского, генерала от инфантерии, графа Ксаверия Браницкого. Мать Елизаветы — урожденная графиня Энгельгардт, любимая племянница Григория Потемкина, пользовалась особым вниманием императрицы Екатерины П. В детстве Елизавета, живя при строгой матери в деревне, получила прекрасное образование и воспитание, и уже пятнадцати лет, благодаря близости семьи ко двору, была удостоена звания фрейлины. Во время первого заграничного путешествия познакомилась с боевым генералом графом Михаилом Семеновичем Воронцовым и 20 апреля 1819 года в Париже в православной церкви состоялось их венчание. Ей шел тогда двадцать седьмой год, ему — тридцать седьмой.

Кстати, Екатерина II, выразив свое согласие на брак, писала отцу Михаила Семеновича: «Молодая графиня соединяет все качества выдающегося характера, к которому присоединятся все прелести красоты и ума: она создана, чтобы сделать счастливым уважаемого человека, который соединяет с нею свою судьбу».

В начале 1820 года Елизавета Ксаверьевна родила дочь, умершую через несколько дней. Стремясь как-то смягчить горечь утраты, молодая чета часто меняет место жительства: Москва, имение Воронцовых в селе Андреевское, несколько раз посещали имение Браницких в Белой Церкви, бывали в Италии, Париже, Англии, а потом направилисьв Петербург.

7 мая 1823 года Михаил Семенович получил назначение Новороссийским генерал-губернатором и полномочным наместником Бессарабской области. Начался новый, длительный одесский период в жизни Елизаветы Ксаверьевны. И все эти долгие годы она была в центре одесского общества и не только в связи со служебным положением мужа, но и по своим личностным качествами. Елизавета Ксаверьевна оставила неизгладимый след среди современников. «Графиня Воронцова полна живой и безусловной прелести. Она очень мила…», пишет княгиня Смирнова и ей вторит Раевский: «Она очень приятна, у ней меткий, хотя не очень широкий ум, а ее характер — самый очаровательный, который я знаю».

Небольшого роста, с чертами несколько крупными и неправильными, графиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова была, тем не менее, одной из привлекательнейших женщин своего времени. И поклонников у нее было достаточно. Кстати. Вот и ответ, откуда появился пушкинский «полумилорд».

Более чем полувековая жизнь Елизаветы Ксаверьевны в Одессе — это огромнейшее число добрых дел, хорошо известных в городе и навечно оставшихся в его истории. Прежде всего —  ее благотворительная деятельность, в которой она объединила идеей помощи страждущим самых достойных женщин города. Первые же итоги и этой деятельности были по достоинству оценены императором Николаем I в Высочайшей Грамоте на имя жителей Одессы за попечение, оказанное ими при снабжении армии всем необходимым, во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов, за устройство госпиталей для раненых и больных воинов.

Капитал созданного ею Общества призрения и милосердия постоянно пополнялся как за счет коммерческой деятельности, так и частных пожертвований, в первую очередь самой Елизаветы Ксаверьевны, которая, кстати, за годы в Одессе направила на благотворительность просто астрономическую по тем временам сумму – более 3 миллионов царских рублей. Женское благотворительное общество явилось «рассадником благотворительных учреждений в Одессе». Так, после Крымской войны, когда многие были разорены, и в городе царила вопиющая нужда, был организован просуществовавший более 28 лет «Комитет попечения о бедных», призревший зимой 1856-1857 годов более 3 тысяч человек, в том числе 1200 христиан и 260 еврейских семей. «Ты человек — этого достаточно. Ты беден — более чем достаточно. Ты дитя моего Бога» — вот истина, которую она исповедовала всю жизнь.

После смерти в ноябре 1856 года супруга, оставшись на постоянное жительство в Одессе, Елизавета Ксаверьевна отошла от светской жизни, уделив время семейному архиву. Кстати. современники утверждают, что часть архива она уничтожила. Она полностью посвятила себя благотворительности, оказанию помощи и поддержки тем, кто в этом больше всего нуждался. «Она имела только одно служение — служение Богу, один долг — долг сердца и повиновалась одному голосу — голосу милосердия. И везде, где вздыхал бедняк — появлялась она. Где стонал больной — помогала она. Где раздавались жалобы вдовицы — она являлась утешительницей. Где плакала сирота – она осушала ее слезы. Где стыдливая нищета конфузливо пряталась от глаз людских — там отыскивал ее являлся на помощь ей небесный ангел, называемый Елизавета Воронцова» — так охарактеризовал благотворительную деятельность Елизаветы Ксаверьевны одесский городской раввин доктор Швабахер в речи в воспоминание покойной.

Многогранная общественная деятельность Елизаветы Ксаверьевны была увенчана высшей наградой Российской империи орденом святой Екатерины или Освобождения 1 степени. Его девиз «За любовь и Отечество» был написан на знаках ордена серебряными буквами на красной ленте с серебряной каймой и золотыми буквами — на серебряной восьмиконечной звезде.

Преклонный возраст и болезненное состояние заставили Елизавету Ксаверьевну сложить с себя полномочия председательницы женского благотворительного общества, которому посвятила 43 года самой полезной и плодотворной деятельности. Скончалась светлейшая княгиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова 15 апреля 1880 года.

В пятницу же, 18 апреля городской голова Григорий Маразли получил телеграмму на имя сына Елизаветы Ксаверьевны, светлейшего князя Семена Воронцова от министра Двора Его Величества графа Адлерберга, в которой сообщалось о последовавшем разрешении на погребение праха Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой в Одесском кафедральном соборе, где ранее был похоронен ее муж.

Такой, чести Елизавета Ксаверьевна удостоена не случайно и не только потому, что она была сиятельной особой. Этот редчайший случай погребения женщины в кафедральном соборе, убедительно подтверждает факт того, что Елизавета Ксаверьевна Воронцова — возвышенная христианка.

В церемонии перенесения тела усопшей из дворца в собор, приняли участие родные и близкие княгини, высшие военные и гражданские руководители, члены городской управы и гласные думы во главе с городским головой, все городское духовенство, воспитанники Михайло-Семеновского сиротского дома, многочисленные жители Одессы.

В ряде источников, в том числе посвященных Спасо-Преображенскому собору в Одессе, сохранились описания захоронения там Елизаветы Ксаверъевны. Находилось оно рядом с могилой ее мужа, у той же алтарной стены внутри Трапезной церкви. Памятником служила скромная мраморная плита с надписью: «Княгиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова. Родилась 8 сентября 1792 года, с кончалась 15 апреля 1880 года» и словами, взятым из Евангелия: «Блаженни милостiи, яке тiи помиловани будут».

Рядом с храмом в первые же пять лет после смерти графа фельдмаршала Воронцова был поставлен ему памятник. На него жертвовали император и вся августейшая фамилия, военное, морское и духовное ведомства, 56 губерний от западных до восточных границ государства. Кто сколько мог, от тысяч рублей до копеек, но от души. На цоколе памятника поместили слова «Светлейшему князю Воронцову от благодарных жителей».

Увы, в советское время о Михаиле Воронцове основная масса людей судила лишь по пушкинской эпиграмме, а в популярное исторической литературе его выставляли как царского сатрапа, реакционера, душителя свободы. Однако стоит отметить одну интересную, на мой взгляд, вещь. В «сталинской» от 1951 года Большой Советской энциклопедии указано:

«Воронцов. Михаил Семёнович, князь, (1782 — 1856) — русский военный и государственный деятель, генерал-фельдмаршал; монархист, признававший необходимость уступок буржуазному развитию. В 1806 — 14 участвовал и отличился в войнах с наполеоновской Францией (портрет его располагается в первом ряду знаменитой галереи Зимнего дворца, посвященной героям войны 1812 года — В. Л.). В 1815 — 18 командовал русским оккупационным корпусом во Франции. В 1823 — 44 был генерал-губернатором Новороссии и наместником Бессарабской области. Осуществил ряд буржуазных мероприятий, содействовавших развитию земледельческой и промышленной деятельности на юге России (умножение хлебных культур, улучшение виноделия, разведение тонкорунных овец, улучшение транспорта, создание Общества сельского хозяйства Южной России и пр.)…». Не правда ли, отнюдь и не веет презрением. Скорее – признанием.

Но это было позже. А за 30 лет до этого в Одессе были четыре года гражданской войны, жертвы, террор. Собор, в котором покоился прах супругов Воронцовых, не подвергался ограблению ни при красных, ни при белых и только при установившейся советской власти, Собор стал вызывать ненависть новых хозяев, а печально известный указ Троцкого об изъятии церковных ценностей положил начало его разграблению.

Захоронения Воронцовых также были разграблены, а останки выброшены из храма на Слободку у кладбищенской стены, тянувшейся к Кривой Балке. По одной версии, старушки похоронили все, что осталось от Воронцовых. Уже после Великой Отечественной войны какие-то водитель подъемного крана и шофер грузовой машины по своей инициативе завезли туда плиту, сохранившуюся на территории Воронцовского дворца, в последствии Дворца молодежи имени пионера-героя Яши Гордиенко. По другой версии, перезахоронил Воронцовых шофер Никифор Яровой, за что и был расстрелян и сброшен в общую могилу на Втором христианском кладбище. По третьей версии, останки Воронцовых захоронены доцентом института им. Сталина Дмитриевым и он же поставил на могилах кресты и ограды.

А на месте собора поставили памятник «отцу народов». Однако памятник генералиссимусу Сталину на Соборной площади в 1961-м году снесли, а спустя 40 лет там вновь поднялись  стены собора, в нижнем храме которого вновь упокоилась чета, столь многое сделавшая для Одессы. В 2005 году Черноморский Православный фонд, который ведет возрождение храма, принял решение о возвращении праха четы Воронцовых в восстановленный собор для перезахоронения.

На сессии горсовета депутаты единодушно и стоя поддержали своего коллегу —  председателя правления Черноморского Православного фонда Василия Иеремию. 20 октября 2005 года была проведена эксгумация могил Воронцовых, их прах отправлен на экспертизу. Найдены были фрагменты дорогих гробов с позолотой и элементами герба, фрагменты мундира фельдмаршала, металлических частей эполет, фрагменты дорогих одежд, обуви, в которых была похоронена княгиня. Прах князя оказался помещенным в свинцовую капсулу. Остатки богатого захоронения на самом бедном кладбище Одессы дали основание считать, что эксгумированные останки принадлежат Воронцовым. Это подтвердила и экспертиза, проведенная под руководством начальника Одесского областного бюро судебно-медицинской экспертизы доктора медицинских наук Григория Кривды. Антропометрические измерения совпали с прижизненными описаниями Воронцова, а  анализ костной ткани позволил выяснить возраст умершего. По прижизненному портрету князя Воронцова провели идентификационную экспертизу, а из костей бедра и ребер Михаила Воронцова выделены ДНК для проведения сравнительных анализов с ДНК, которые можно выделить из останков его сына Семена, бывшего в свое время градоначальником Одессы, а похороненного в Санкт-Петербурге.

tudoy-sudoy.od.ua

Воронцовский дворец в Крыму: обзор архитектуры и описание интерьеров

Прекраснейший Воронцовский дворец в Крыму расположен в городе Алупка. Дворец возвышается над Черным морем в окружении восхитительного парка. Поражает взгляд архитектурный стиль, скульптурные композиции, роскошь, место, где построено здание.

Уникальность архитектуры

Дворец строили 20 лет (1828 – 1848) по заказу могущественного генерал-губернатора Новороссийского края, англомана Михаила Семеновича Воронцова. Граф лично выбрал место для летней резиденции на живописном каменистом мысу у подножия горы Ай-Петри в малоизвестном селе Алупка.

Материалы для строительства

Для строительства по проекту английского архитектора Эдварда Блора привлекли 60 тысяч крепостных крестьян, солдат саперного батальона. Строительство велось из добытого неподалеку местного камня диабаза.

Зеленовато-серый камень вулканического происхождения не уступает по прочности граниту, однако в обработке капризен. Мастера-камнерезы, строившие храмы в Центральной России, трудились и здесь. Работы проведены вручную примитивными инструментами.

Новые архитектурные веяния

Воронцовский дворец строился по новым архитектурным принципам. Расположенный соответственно рельефу, он органично вписался в южный ландшафт, повторяя очертания виднеющихся гор. Отдавая должное светской моде того времени, зодчий объединил в архитектуре сооружения английский, неомавританский и готический стили.

В неприметном татарском селе появился замок в духе английского зодчества из пяти корпусов с оборонительными башнями, неодинаковыми по форме и высоте. Открытые и закрытые переходы, лестницы и внутренние дворики объединили корпуса между собой, напоминая сооружение английских аристократов времен средневековья.

Уникальные решения

Воронцовский замок из темного обточенного камня с арками, зубчатыми стенами, ажурными переходами, тонкими резными узорами поражает смешением стилей. Главный фасад центрального корпуса создан в стиле мусульманской мечети. Шпили и башенки напоминают восточные минареты. У главного подъезда – строгие монументальные башни с бойницами, зубчатые стены, узкие окна-бойницы создают образ средневекового замка.

Южный фасад выполнен с мавританской пышностью: со стрельчатыми арками, восточным орнаментом, балкончиками и ажурными решетками, настенной резьбой. Декоративное украшение Воронцовского дворца – пологая стрельчатая арка. Украшение повторяется в чугунных балконах, в каменной резной решетке крыши, в убранстве входа, над которым по фризу шестикратно повторяется фраза: «И нет победителя, кроме Аллаха»!

С северной стороны здание увенчано аккуратными башенками и большими окнами. Перед фасадом разместились мраморные фонтаны. У Парадной лестницы – Львиная терраса. Шесть львов «восседают» по обе стороны монументальной лестницы из белого мрамора. Один «спит», другой «пробуждается», остальные – «бодрствуют» и «рычат».

Воронцовский дворец, оборудованный водопроводом с горячей водой и канализацией, обошелся графу в 9 миллионов рублей серебром – грандиозная по тем временам сумма.

Обитатели роскошного дворца

Первым владельцем дворца стал светлейший князь Михаил Семенович Воронцов, потомок древнего аристократического рода, крестник Екатерины Великой, герой-орденоносец, участник Отечественной войны 1812 года, почетный член Петербургской Академии наук. Вышел в отставку в звании генерал-фельдмаршала.

Вскоре после заселения графу пришлось покинуть новый дом. Получив назначение на Кавказ, Воронцов оставил резиденцию дочери. С тех пор дворец менял хозяев. После смерти графа здесь жили сын, вдова. В 1880 году родовое гнездо Воронцовых опустело до тех пор, пока новые родственники не взялись энергично за восстановление наследства.

После революции имение национализировали. Позднее Воронцовский дворец стал госдачей НКВД, а в 1956 году здесь открылся Крымский государственный музей. С 1990 года дворец входит в состав Алупкинского дворцово-паркового музея-заповедника. В коллекции музея – произведения живописи, скульптуры, прикладного искусства, старинные рисунки и литографии.

Интерьеры помещений

Во дворце 150 комнат, оформленных в английском стиле с восточными мотивами. Каждое помещение выполнено в персональном стиле. На характере убранства залов сказалась мода эпохи и вкус владельцев, интерес к экзотическим вещам.

Концепция дизайна

Первоначально в залах господствовали яркие тона, пышные занавески на окнах и дверях. Кашмирские и турецкие шали, индийские ковры и звериные шкуры создавали атмосферу восточной роскоши.

Постепенно характер интерьеров изменился. Внутреннее убранство Воронцовского дворца роскошно, но эта роскошь уютная, «домашняя», без парадной «дворцовости». Мебель из ореха, дуба, красного дерева специально для дворца делали русские мастера. Камины в каждой комнате неповторимы и сделаны из оригинальных материалов.

Обзор замка

Вестибюль – просторное торжественное помещение с дубовыми потолками рельефной отделки, строгой мебелью и двумя серо-зелеными каминами. На стенах – портреты Воронцовых. Екатерины Великой и членов царской семьи. На полу – ковры персидской работы с портретным изображением персидского шаха Фатх-Али.

Кабинет графа Воронцова – комната светлая, интерьер сдержан, отвечает строгим вкусам хозяина. Стены покрыты бумажными обоями, считавшимися предметом роскоши, потому что рисунок мастер выполнял вручную. Обстановка европейских мастеров одновременно чопорна и торжественна.

На стене – портрет хозяина с фельдмаршальскими эполетами на фоне Кавказа. О событиях Отечественной войны 1812 года напоминают портреты соратников графа, боевых генералов – Уварова, Нарышкина. Бронзовые каминные часы с изображением Минина и Пожарского.

Ситцевая приемная получила название потому, что стены затянуты тканью теплых тонов, привезенной из Парижа. Грациозно смотрится хрустальная люстра на потолке, выполненная русскими мастерами. На стенах – пейзажи русских и зарубежных художников.

Столик из цветного стекла – работа итальянского мастера. Украшает приемную паркет из дорогих пород дерева, который сделан по заказу для Ситцевой приемной.

В Голубой гостиной Воронцовского дворца на лазурных стенах и потолке тонкий белоснежный лепной орнамент в виде лепестков и листьев. Люстры изысканных форм, узор фаянсовых ваз добавляют торжественности интерьеру. Привлекает внимание белый рояль, гордость хозяйки Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой, незаурядной пианистки.

В Голубой гостиной музыцировали, устраивали домашний театр. В этой гостиной последний раз к зрителям в 1863 году выходил Михаил Щепкин, пел молодой Федор Шаляпин под аккомпанемент Сергея Рахманинова.

В Будуаре Елизаветы Ксаверьевны стены обшиты китайскими циновками с цветочным орнаментом, мебель, украшенная узорами в восточном стиле, создана руками русских умельцев. Паркет скромного рисунка на полу, резные рамы зеркал создают атмосферу уюта.

Китайский кабинет. Здесь Китай присутствует символически, подлинных предметов из Поднебесной нет. На столике – льняная скатерть, вышитая Елизаветой Ксаверьевной Воронцовой. Угловой шкафчик, напоминающий черепаший панцирь, – подарок императрицы Александры Федоровны. Стены кабинета отделаны тончайшей рисовой соломкой, элементы декора вышиты бисером и шелком руками крепостных мастериц.

Парадная столовая площадью 150 квадратных метров при 8-метровых потолках. Зал уютно освещен канделябрами и люстрами со свечами. Резной дубовый потолок повторяет рисунок стенных панелей и оконных переплетов. Стеклянная дверь ведет на террасу дворца. Мебель под стать грандиозному залу.

В центре – стол из цельного куска красного дерева с массивными тумбами и ножками в виде львиных лап. Вокруг поставлены две дюжины стульев, обивка для которых выткана в Лионе по заказу Воронцовой. Отполированный до блеска сервант наполнен кубками, кувшинами и жбанами.

По сторонам зала располагаются большие камины, а между ними – фонтан, выложенный плитками с изображением фантастических животных. Над фонтаном – резной деревянный балкончик, где играл квартет музыкантов. В простенках над буфетами и каминами живописные панно дополняют пейзаж, открывающийся из окон.

Библиотека – специально построенное помещение под книги в отдельном корпусе Воронцовского дворца для хранения 27 тысяч томов энциклопедичных книг, собранных десятилетиями. Основная часть интерьера – четырехметровые украшенные резьбой стеллажи, уставленные фолиантами высотой до потолка. Здесь труды по военному делу и мореплаванию, естествознанию и сельскому хозяйству на французском, немецком, английском языках.

Граф свободно читал на нескольких языках, увлекался коллекционированием, собирал древние рукописи, чертежи, географические карты. Издания Дидро, Вольтера, политическая литература периода Великой французской революции хранятся вместе с лепными гербами Воронцовых. Дополняют интерьеры библиотеки Воронцовского дворца массивный письменный стол, удобные кресла, два огромных глобуса на резных трехногих подставках.

В Зимнем саду редкий по изысканности интерьер из экзотической растительности и произведений искусства. Вдоль стен высажен вьющийся фикус, расставлены кадки с цветами, устроен беломраморный фонтан. Вдоль стен – мраморные бюсты Екатерины Великой, четы Воронцовых, английского премьера Вильяма Питта. Теплолюбивые растения и цветы создают экзотический колорит.

Парк Воронцовского дворца

Создатель парка – ботаник Август Кебах. Немецкий садовод создавал парк, учитывая рельеф, климат и местную флору. Со всего мира завезли 270 видов деревьев и кустарников. Одновременно в саду расцветало 2 тысячи сортов роз. Кебах спланировал парк так, что прибрежное шоссе разделило его на две части – Верхний и Нижний сады.

Нижний парк – с фонтанами, мраморными скульптурами, колоннами, вазами и каменными скамьями. Верхний сад Воронцовского дворца более естественный: в нем скалистые обломки (груды камней из застывшей магмы, выброшенные вулканом и названные «Большой хаос» и «Малый хаос»), живописные полянки, каскады водопадов, тенистые пруды, искусственные озерца и гроты. На дно Лебединого озера, украшающего парк, высыпано 20 мешков полудрагоценных камней для создания игры света в солнечную погоду.

В парке площадью 40 га прижились виноградная лоза, оливки, фруктовые деревья, кипарисы. Специально выведенная для Алупки серия новых сортов роз вошла в мировой каталог. Популярна роза «Графиня Елизавета Воронцова». Высаженные в открытый грунт калифорнийские магнолии превратились в деревья, цветущие на открытом воздухе, что считается сенсацией. Воронцов высаживал магнолии лично и регулярно интересовался, как растут питомцы.

В гостеприимном дворце останавливался Александр I и прогуливался по саду. Здесь бывший наполеоновский маршал Мормона посадил тюльпановое дерево и несколько чинар. Императрица Александра Федоровна посадила платаны, лавры, пробковый дуб. Принц Уэльский с супругой в парке, у самого берега, высадили веллингтонии, гигантские деревья.

Украшает парк скала Айвазовского, с которой художник писал ночной вид дворца во время иллюминации. Славу Воронцовского парка упрочили художники Исаак Левитан, Василий Суриков, Аристарх Лентулов, работавшие здесь.

Интересные факты

  • С 4 по 11 февраля 1945 года во время Ялтинской конференции Воронцовский дворец стал резиденции английской делегации во главе с Уинстоном Черчиллем.
  • Михаил Семенович Воронцов щедро отблагодарил крепостных строителей дворца, разрешив им выкупиться из неволи.
  • После войны 1812 года Воронцов находился с оккупационными войсками во Франции. Когда солдаты и офицеры покидали Францию, Воронцов выяснил, кто из подчиненных задолжал местному населению. Все долги командующий выплатил лично из своих сбережений, продав для этого одно из имений.
  • Во дворце графа Воронцова находилось 100 слуг, каждый жил в отдельной комнате.
  • Граф Воронцов любил Крым и заботился о нем. Здесь он строил дороги, промышленные предприятия, развивал пароходство и сельское хозяйство. Часто вкладывал личные сбережения в строительство.
  • Михаил Семенович Воронцов организовал производство и торговлю марочными винами портвейн, херес, мадера, мускат. Вина завоевали высшие награды на международных выставках.
  • Кинематографисты снимают во дворце исторические и сказочные фильмы, используя общий вид дворца и парк с тропическими насаждениями.
  • В помещении Воронцовского дворца размещены выставки: «Парадные залы», «Воронцовская кухня», «Фарфоровая кладовая», «Квартира дворецкого».

(44 оценок, среднее: 4,70 из 5) Загрузка...

architectureguru.ru


Смотрите также