Гохнер михаил семенович биография


Из кухни на ресепшен

Кризис на рынке общепита заставил владельца El Gaucho Михаила Гохнера попробовать силы в гостиничном бизнесе

Фото: личный архив

Власти Москвы разрешили снос старинного здания в районе Пресня, находящегося в собственности ресторатора Михаила Гохнера (сети El Gaucho, Bocconcino). Несмотря на протесты градозащитников, чиновники выдали девелоперской компании ресторатора ГПЗУ для размещения гостиницы. Михаил Гохнер намерен вложить в проект около 20 млн долл. Он не исключает, что инвестиции будут окупаться крайне долго, но признает, что другого выбора нет.

Здание в Электрическом переулке решено было демонтировать на заседании сносной комиссии при правительстве Москвы 20 февраля. Городские чиновники приняли такое решение из-за крайне ветхого состояния объекта. «Сегодня это развалины и руины, которые уже ни для чего не пригодны», — заявил на заседании замруководителя Мосгорнаследия Алексей Емель­янов. Заместитель мэра по градо­строительной политике и строительству Марат Хуснуллин пообещал снести здание до 8 марта.

Муниципальный депутат Елена Ткач и активисты Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК) выступили против сноса. По словам Ткач, здание было построено во второй половине XIX века по проекту архитектора Сергея Соколова. Официально объектом культурного наследия оно не является. Однако, как пояснили в «Архнадзоре», рядом расположено здание Фирсановской богадельни — это заявленный объект культурного наследия, и если его признают памятником, дом Соколова попадет в охранную зону, сносить его будет нельзя.

Как рассказал РБК daily Михаил Гохнер, чья инвесткомпания «Приоритет» планирует реализовывать там проект гостиницы, изыскания историков и искусствоведов не выявили в почти разрушенном здании признаков наличия художественных или исторических ценностей. На получение градостроительного плана земельного участка (ГПЗУ), утверждающего план нового строительства, ему пришлось потратить семь лет. За это время ресторатору пришлось вложить в проект около 4 млн долл.

«Еще в 2007 году, когда мы приобрели здание, экспертиза оценила его износ на 86%, сейчас его состояние еще хуже», — считает Михаил Гохнер.

Владелец сети аргентинских стейк-­хаусов планирует разметить в шестиэтажном здании около 20—30 номеров, в них будут находиться гостиная, одна-две спальни, мини-кухня. Они будут сдаваться на срок от одной недели. Также в новом здании откроется ресторан (его концепция пока не определена) и разместятся предприятия бытовых услуг. Предварительный размер всех инвестиций в проект — 20 млн долл. На длительную окупаемость проекта может повлиять как скромный номерной фонд, так и начавшееся падение курса рубля.

По словам Гохнера, многие столичные рестораны потеряли прибыль из-за падения курса рубля. 80% продуктов, а также столовые приборы и прочие «аксессуары» для общепита столичные рестораторы приобретают за границей. Из-за падения курса рубля затраты увеличились в среднем на 20—30%, что примерно и равняется средней месячной прибыли точки общепита. Повышать цены рестораторы не планируют, боясь потерять клиентов.

Замдиректора по развитию индустрии гостеприимства CBRE Станислав Ивашкевич также отмечает, что из-за падения курса рубля, роста кадастровой стоимости земли и перенасыщенности столичного рынка общественного питания многие рестораторы остались с минимальной прибылью.

В ресторанный холдинг Михаила Гохнера входят пять итальянских пиццерий Bocconcino, три аргентинских стейк-хауса El Gaucho и ресторан русской кухни «На мельнице».

www.rbc.ru

«Кризис – как бриз моря. Чуть голову опустить, и он пролетит мимо тебя».Михаил Гохнер

Давайте начнем с того, как живется рестораторам в наше тяжелое время.

Я никогда не жалуюсь (улыбается).

Это вопрос принципа или вам не на что жаловаться?

Есть два пути – ты занимаешься бизнесом и тогда все шишки сыплются тебе на голову или ты идешь работать за зарплату – там думают за тебя, и у тебя все хорошо.

Но в контексте кризиса количество шишек увеличивается.

Я переживаю третий кризис. В первый у меня вообще не было денег. Но год от года мы живем лучше, и ко второму мне уже было что терять. Но это как бриз моря – чуть-чуть голову опустить, и он пролетает мимо тебя. Но если серьезно, я всегда говорю своим знакомым – работать надо в два раза больше, а денег получать в два раза меньше.

И на чем экономите в первую очередь?

На зарплатном фонде, например. 

Всех разогнали?

Скорее, отказался от дополнительной роскоши (улыбается). Всегда же есть какие-то люди, которые делают вроде бы 

какие-то полезные вещи, без которых, как выясняется, в военное время вполне можно жить. Служба охраны, какие-то странные бухгалтеры, которые считают, сколько километров проехала машина доставки пиццы, например. Когда смотришь, сколько эти люди экономят бизнесу, оказывается, что в два раза меньше, чем я им плачу. 

А что насчет открытий? В кризис можно что-то открывать?

Можно и нужно. У нас не сильно пострадал товарооборот, но из-за роста курса увеличились расходы и снизилась прибыль. И единственный способ оставаться на определенном уровне дохода – инвестиции и открытия новых ресторанов. И конечно, меняется сегмент. Те рестораны, которые уже работают, тяжело переориентировать, но в новых проектах я планирую работать в более низком ценовом сегменте. Раньше средний чек у меня в заведениях был 2000­­–3000 рублей, а чеки меньше тысячи мы даже не рассматривали, сейчас же на эту категорию людей мы будем ориентироваться, потому что это как раз те люди, которые точно не уедут жить в Лондон.

У вас уже есть какой-то проект?

Проект есть. Но говорить о нем пока рано. Пока речь скорее о концепции, которая будет работать именно на оборот и на людей, которые ходят пешком (улыбается).

А кухня будет русская? Сейчас ведь это один из основных трендов.

В том числе и русская. Но для меня в этом тренде очень высока экономическая составляющая – делать японскую кухню с низким ценником сложно. И хотя я думаю, что у русской кухни в разных концепциях большой потенциал, это все же не панацея. Кстати, «На мельнице» я в итоге продал.

А что вам в таком случае гастрономически интересно?

Думаю, в Москве на сегодняшний день бургерная тема еще недостаточно раскрыта. В Лондоне, например, много бургерных, причем отличаются они друг от друга в первую очередь соусами. 

То есть речь о проекте, построенном вокруг моноблюда?

Концепция, выстроенная вокруг одного блюда, у нас в отличии от всего мира не работает. Поэтому речь, скорее, о небольшом ассортименте, быстром приготовлении и качественных продуктах. Десять столиков, например, и 50% оборота забирают с собой.

Почему?

Это все особенности менталитета. У нас очень тяжело приживаются иностранные концепции, их обязательно надо адаптировать. Взять хотя бы тот же Buddha Bar или Cipriani. Я обсуждал это с Флавио Бриаторе в свое время. У Сipriani есть своя аудитория, свой подход, у него есть своя формула бизнеса. Но она, скорее всего, в сегодняшней экономической ситуации не работала бы в Москве так, чтобы это было выгодно владельцам бренда.

А почему московский рынок не принимает то, что принимает весь мир?

Бизнес здесь тяжелее вести в операционном смысле. Например, практически ни один иностранный банк из тех, что скупали здесь российские банки за миллиарды, не остался в России, потому что бизнес, связанный с клиентами и сервисом, очень персонифицирован. А в больших иностранных компаниях все стандартизировано, и им очень тяжело применять эти стандарты в России. Это просто другая бизнес-схема. Если взять себестоимость ресторанного бизнеса, в России на первом месте стоимость продуктов, на втором – аренда, на третьем – зарплата. А в Лондоне наоборот: фонд заработной платы – это первая строчка. И на то, чтобы бизнес окупился, там нужно больше времени. Первый этап – построить и запустить ресторан, второй – сбалансировать бизнес-модель и структуру расходов. А здесь зачастую этого времени нет.

Говорят, рестораторы как никто другой погружены в свой бизнес.

Так и есть. Для вас же важно, как с вами будет разговаривать официант и помыл ли повар руки перед тем, как начал готовить блюдо.

То есть вы настолько глубоко погружены, что лично контролируете официантов?

Я знаю все этапы своего производства. И на каждом пытаюсь внедрить свои идеи. Иногда получается, иногда нет, но пробовать все равно надо постоянно, без этого просто невозможно.

Давайте про путешествия. Где вы последний раз были? 

Собираюсь второй раз в Японию. Я там был, по-моему, лет шесть назад с моими друзьями. А сейчас собираюсь с детьми. Моим дочерям 10 и 13 лет, и, думаю, им это уже будет интересно. У моего товарища дети примерно такого же возраста, поэтому решили собраться и полететь вместе.

Думаете, дети уже действительно готовы к такого рода впечатлениям?

Мы должны показывать им что-то новое. Пляжи и лыжи, конечно, полезны для организма, но с точки зрения развития ничего не дают.

Почему именно Япония?

 В Европе дети бывают часто, а в Америку мы их уже возили. А Япония – это другой мир, в первую, очередь культурный, и хочется показать им другую сторону жизни. Мы поедем сначала в Токио, потом в Киото. Во время прошлой поездки мне очень запомнилось одно озеро – там был отель, похожий на советский дом отдыха, и такая тишина! Это было удивительное соприкосновение с природой. Вроде бы есть масса мест, где можно побыть наедине с природой, но там она была необыкновенно красивая и нетронутая. 

А экстремальные путешествия любите?

Мы чаще отдыхаем с детьми, последний раз были в Таиланде в отеле Amanpuri. Очень необычное место: территория виллы больше гектара, 40 вилл, на каждой свой бассейн и несколько отдельных построений: спальня, столовая, все отдельно. Чистейшее море, дикая природа. Я получил большое удовольствие. С детьми мы катались на катамаране. Но, пожалуй, на этом мой экстрим заканчивается (смеется). В жизни мне хватает неприятных моментов, так что на отдыхе впечатления должны быть только положительные.

А вам лично с гастрономической точки зрения Япония интересна?

Да, мы все хотим увидеть что-то необычное. Например, в Японии есть такие рестораны, где на гриле жарят разные вкусности – креветки, рыбу – и рядом с тем, кто жарит, сидит человек, который деревянной лопаткой закидывает тебе все это в тарелку. Необычная обстановка, необычные блюда. Для меня важно, чтобы были понятные мне продукты, но интересная концепция. Хотя больше всего я люблю невкусные рестораны – там я не поправляюсь (смеется).

Ваше любимое место в Москве по-прежнему Seiji?

Я там, честно говоря, давно не был. Вот недавно был в очень вкусном грузинском ресторане.

А в Лондоне куда ходите?

За границей я хожу в рестораны, чтобы посмотреть новые идеи. Например, из последних впечатлений – Firehouse. Необычный дизайн, интересная подача блюд, сделанных при этом из простых продуктов. Мое любимое место в Лондоне ­– The Arts Club. А еще мне очень нравится Loulou's. Впервые меня привел туда товарищ, сказав, что это лучший клуб в Лондоне. Какие-то закоулки, обои яркие, никакой структуры нет – я тогда его вообще не понял. Когда я пришел во второй раз, мне уже больше понравилось. А на третий раз я наконец-то понял это место. И понял, что не стены делают атмосферу, а люди. Традиция закрытых клубов в Англии отсекает ненужных людей. Членство не стоит безумных денег, а в итоге ты приходишь и тебя окружают очень красивые люди. У нас культура, когда в клубы и рестораны ходили нарядными, умерла. А там живет. И эти красивые люди очень гармонично вписываются в концепцию клуба. Кстати, кухня там, честно говоря, ничего особенного, официанты немолоды – в общем, очень английское место. Кстати, если бы такой клуб открыли в Москве, он бы вообще не заработал.

А в Москве саму концепцию закрытых клубов можно развивать?

Идея хорошая, и для Москвы это было бы что-то новое. Но я не думаю, что в этом есть экономическая составляющая. 

А если экономической составляющей нет, вам такой проект не интересен? 

Зачем делать что-то, что никому не нужно? Я считаю, что в ближайшие пять лет конкурировать можно будет только в среднем и низком ценовых сегментах, а открыть еще один дорогой ресторан… El Gaucho – это достаточно дорогой сегмент, с дорогим вином и хорошим мясом. Но когда я стал развивать Bocconcino, я перестал работать в этом сегменте. Соотношение людей и количества ресторанов давно уже не в пользу последних. Сколько ресторанов в Монако? Пять-шесть. А сколько там людей, сколько мероприятий, хотя сезон – всего пять месяцев в году. А в нашей многомиллионной Москве людей, которые готовы потратить в ресторане 100 евро, день ото дня становится все меньше и меньше. А бизнес у нас между тем тоже сезонный. Летом никого нет, в сентябре все детей в школу собирают, январь выпадает. То есть, по сути, сезон – октябрь, ноябрь, декабрь, февраль, март, апрель. Те же пять месяцев, только с плохой погодой. Поэтому, кстати, когда плохая погода на улице, у меня всегда хорошее настроение (смеется). 

И в заключение главный вопрос нашего времени – уезжаете или остаетесь?

Я человек мира. Много лет назад, когда я еще был студентом, я стал ездить в Китай и начал делать бизнес, связанный с одеждой. Все началось с двух чемоданов курток, а закончилось контейнерами с дешевой одеждой, которые привозили в мой офис раз в два дня. Так вот когда первый раз улетал в Китай, мне через два дня уже очень захотелось домой. И с того самого момента я постоянно нахожусь в перелетах и процентов 30–40 времени провожу не в Москве. Но Москва, конечно, моя основная рабочая площадка, и мои дети ходят в школу здесь. При этом я планирую развивать свой бизнес и в Лондоне. Так что на вопрос, уезжаю я или остаюсь, у меня нет однозначного ответа.

primetraveller.ru

Команда Собянина подделывает документы в интересах застройщика?

           Вчера состоялось заседание так называемой «сносной комиссии» - комиссии при департаменте культурного наследия, которая решает судьбу всех исторических зданий в Москве: кого объявить памятником, а кого уничтожить - потому, что кому-то захотелось построить на месте маленького особняка очередного монстра из стекла и бетона.

       Комиссию возглавляет заместитель Собянина по строительству Хуснуллин. В нее входят: руководитель департамента культурного наследия Кибовский, главный архитектор Кузнецов, депутат Мосгордумы Москвин-Тарханов и многие другие представители исполнительной власти. В качестве «реверанса» общественности в комиссию включили одного из лучших экспертов в области культурного наследия, Андрея Баталова, и координатора Архнадзора Константина Михайлова.

       Одним из центральных вопросов вчерашней комиссии был вопрос о возможности сноса особняка архитектора Соколова (Электрический, 10). 

       Уже сама постановка вопроса - снос дореволюционного здания - вызывает у нормального человека оторопь. А это не просто здание - это усадьба, которую строил для себя талантливый архитектор. Уютный одноэтажный особняк.

(это фотография экрана монитора на заседании комиссии, именно поэтому у зимнего пейзажа летняя дата)

       Застройщик хочет снести это здание и построить на его месте многоэтажную гостиницу из стекла и бетона.

Застройщик подготовился хорошо. 

На рабочей группе комиссии (до обсуждения вопросов на самой комиссии они обсуждаются на рабочей группе) находящиеся в подавляющем большинстве чиновники дружно проголосовали за снос особняка. 

Депутата муниципального собрания Пресненского района, Елену Ткач, которая обычно свободно проходит на все заседания «сносной комиссии», в этот раз отказались включать в список. Ее попытки выяснить, в чем дело, закончились ничем. Ей сказали, что поступило указание ее в список не включать. От кого поступило указание, узнать не удалось. Судя по дальнейшему развития ситуации, можно предположить, что указание отдал либо Кибовский, либо Хуснуллин, но это не более чем предположения.

Докладчиком по данному вопросу был руководитель департамента культурного наследия Кибовский. Он радостно сообщил присутствующим, что особняк находится в аварийном состоянии, поэтому давайте мы его быстренько снесем и построим такую замечательную гостиницу. Он же зачитал отрывки из документа, который он называл «обращением жителей». Кибовский утверждал, что в обращении жители просят «не поддаваться на политические провокации отдельных депутатов», поскорее снести одноэтажный особняк и построить на его месте восьмиэтажную гостиницу.

После этого выступал Константин Михайлов. Он сообщил комиссии, что особняк представляет собой несомненную ценность. Что находящееся напротив особняка здание Фирсановской богадельни было заявлено как как объект культурного наследия. И что особняк Соколова попадает в охранную зону этого памятника и никак не может быть заменен на здание бОльшего размера. Поэтому необходимо восстановить его в том виде, в каком он был построен.

Он также рассказал, что застройщик уже предпринимал попытку незаконного сноса здания, и тогда останавливать его пришлось с помощью полиции.

После этого выступала я. Я сказала, что муниципальное собрание Пресненского района еще в марте 2013 года передало в департамент культурного наследия документы по постановке на охрану здания Фирсановской богадельни и установлению вокруг нее охранной зоны. Я еще раз передала эти документы руководителю департамента культурного наследия Кибовскому.

Потом я стала рассказывать о том, каково мнение настоящих жителей. Рассказала о том, что именно жители предотвращали незаконный снос. Что жители сутками дежурили около особняка. Что жители собрали десятки или сотни подписей против сноса особняка и строительства гостиницы. Что позиция жителей совершенно однозначна: они категорически против любого нового строительства и требуют сохранить исторический облик здания.

Рассказала о том, что публичных слушаний по градостроительному плану земельного участка не было.Судя по всему, после того, как прозвучали ключевые слова «жители против» и «публичных слушаний не было», чиновникам стало понятно, что фокус не удался.

Хуснуллин сказал буквально следующее: «Даю поручение еще раз проработать этот вопрос. Переходим к следующему вопросу.»

Застройщик, Михаил Гохнер, был в бешенстве. Меня он называл исключительно «эта дрянь в шлепанцах». Подобный эпитет от застройщика - один из лучших комплиментов в моей жизни.

А вечером появилась статья в Риа Новости. С заголовком «Эксперты согласились со сносом здания в Электрическом переулке в Москве» (http://riarealty.ru/architecture_news/20130710/400873694.html#ixzz2YiD6glBy). В статье была довольно точно описана первая половина обсуждения возможного сноса особняка архитектора Соколова. Но почему-то не было ни слова о второй части обсуждения и о том, что вопрос был отправлен на дальнейшую проработку.

Журналисты, присутствовавшие на заседании «сносной комиссии», стали звонить в пресс-службу департамента культурного наследия с просьбой прокомментровать ситуацию. К их изумлению, в пресс-службе их заверили, что комиссия приняла решение о сносе особняка.

И это при том, что видеозапись заседания комиссии свидетельствует о прямо противоположном:

Судя по всему, застройщик готов пойти на прямой подлог документов. Что не свидетельствует о его уме: на комиссии присутствовало несколько десятков человек и 4 видеокамеры разных телеканалов. Но не особенно удивляет: застройщики часто отличаются умом и сообразительностью.

А вот позиция департамента культурного наследия выглядит очень подозрительно. Сначала руководитель департамента пытается убедить комиссию в том, что жители поддерживают снос. При этом депутата, который может это опровергнуть, не пускают на заседание комиссии.

А после того, как комиссия приняла решение об отправке проекта на доработку, департамент культурного наследия решается на прямой обман журналистов. 

Очень любопытно будет посмотреть на протокол заседания «сносной комиссии». За подготовку протокола отвечает департамент культурного наследия. Интересно, его сотрудники помнят, что подделка документов - это уголовное преступление?

Page 2

Previous Entry | Next Entry

arch_heritagerroadminКакие только термины не изобретают в Администрации Ростова-на-Дону, чтобы оправдать незаконные работы, уничтожающие объекты культурного наследия нашего города.В последнем ответе на наш запрос по поводу незаконных варварских работ, уничтожающих Богатый источник, этот арсенал бюрократических словесных увёрток обогатился новым понятием – «зачистка».Это понятие, совсем недавно мало употребляемое в обыденной речи и известное в основном столярам, слесарям и прочему мастеровому люду, в наше очень неспокойное (но, конечно же, очень «стабильное») время приобрело почти исключительно негативный оттенок, ассоциируясь со словами спецназ, контр террористическая операция и т.п.Ростовская горадминистрация решила обогатить негативное значение этого понятия, придумав новый вид работ: зачистка объекта культурного наследия.Подробности.
Tags:

arch-heritage.livejournal.com

Бизнесмен Гохнер Михаил Семенович: предприниматель и учредитель, генеральный директор Гохнер Михаил Семенович (ИНН 772104325191)

Все Руководитель (15) Учредитель (7)

Все Руководитель (15) Учредитель (7)

Руководитель

(15)

Гринишина Юлия Алексеевна является/являлся руководителем 15 организаций.

111621, город Москва, Оренбургская улица, дом 26 корпус 1, квартира 43 119361, город Москва, Марии Поливановой улица, дом 2/19 корпус 1, эт цок пом I ком 1 129337, город Москва, улица Красная Сосна, дом 20 строение 1, э 2 пом 23/1 ком 2 127473, город Москва, Щемиловский 2-й переулок, дом 16-20, помещение 5н ком. 2 101000, город Москва, улица Покровка, 1/13/6 стр.2, офис 35

Учредитель

(7)

Гринишина Юлия Алексеевна - учредитель 7 организаций.

115054, город Москва, Дубининская улица, дом 67 корпус 2, офис 2-1-32 111141, город Москва, Зелёный проспект, дом 5/12 стр 1, этаж 3 помещение бти 2 101000, город Москва, улица Покровка, 1/13/6 стр.2, офис 35 107564, город Москва, Краснобогатырская улица, 38 стр.2 105066, город Москва, Новорязанская улица, дом 26 строение 1, э 1 пом II к 1 оф а

Информация по организациям, в которых Гринишина Юлия Алексеевна является/являлся учредителем и/или директором, приведена с учетом ИНН физического лица.

www.rusprofile.ru

Ресторатор Гохнер станет спонсором деревни-SOS, где живет Артем Савельев | Новые Известия

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Page 2

Page 3

Page 4

Page 5

Page 6

Page 7

Page 8

Page 9

Page 10

Page 11

Page 12

Аналитика

Page 13

Page 14

Page 15

Page 16
Page 17

Page 18

Page 19

Page 20

Page 21

Page 22

Page 23

Page 24

Page 25

Page 26

newizv.ru

Фото Михаил Гохнер: Свадьба Владимира Тер-Аванесова

4 / 48

Михаил Гохнер

Другие фотографии

1 / 48

Станислав Базлов

2 / 48

Анна Попова

3 / 48

4 / 48

Михаил Гохнер

5 / 48

Давид Якобашвили

6 / 48

Андрей Фомин, Ирина Почитаева и Андрей Малахов

7 / 48

8 / 48

Светлана Захарова и Оксана Ожельская

9 / 48

10 / 48

Тимур Иванов, Светлана Захарова, Анна Макарова с супругом Константином

11 / 48

Анна Макарова, Светлана Захарова, Татьяна Фукс, Оксана Кернес и Анастасия Фукс

12 / 48

Анна Макарова и Светлана Захарова

13 / 48

Татьяна Фукс, Оксана Кернес и Анастасия Фукс

14 / 48

15 / 48

16 / 48

17 / 48

18 / 48

19 / 48

Игорь Крутой

20 / 48

Первый танец молодоженов

21 / 48

Счастливые молодожены Владимир и Галина

22 / 48

Хулио Иглесиас

23 / 48

Хулио Иглесиас поздравляет молодоженов

24 / 48

Михаил Мамиашвили и Светлана Бондарчук

25 / 48

Эка Орджоникидзе

26 / 48

Светлана Захарова и Тимур Иванов

27 / 48

Андрей Фомин

28 / 48

Ирина Почитаева и Андрей Фомин

29 / 48

Эка Орджоникидзе

30 / 48

Анна Попова

31 / 48

Анжелика Андреева и Юлия Гохнер

32 / 48

Юлия Полыскалова

33 / 48

Эмилия Казанджян

34 / 48

Анна Макарова

35 / 48

Татьяна Фукс

36 / 48

37 / 48

38 / 48

39 / 48

Юлия Полыскалова с супругом

40 / 48

Молодожены Галина и Владимир

41 / 48

Оксана Ожельская с сыном и Ваге Енгибарян

42 / 48

Анастасия Фукс, Павел Фукс и Татьяна Фукс

43 / 48

44 / 48

45 / 48

46 / 48

Гавриил Юшваев и Александр Чигиринский

47 / 48

Андрей Фомин, Ирина Почитаева и Андрей Малахов

48 / 48

Юлия Полыскалова с супругом

www.tatler.ru


Смотрите также