Генерал скобелев биография личная жизнь


«Белый генерал» Скобелев: жизнь, смерть и загадки судьбы

Михаил Дмитриевич Скобелев входит в плеяду выдающихся русских полководцев. Он смог стать по-настоящему народным героем, которого до сих пор вспоминают как освободителя балканских славян, храброго кавалериста и умелого полководца.

Как Скобелев прошел путь от непоседы студента, превратился в лихого гусара-кавалериста и, наконец, стал одним из лучших полководцев России? Почему против знаменитого на всю Российскую империю героя активно интриговали? И правда ли, что он готовился стать русским Наполеоном Бонапартом? Чтобы ответить на эти вопросы, корреспондент портала «История.РФ» встретился с историком, ведущим специалистом по отечественной военной истории второй половины XIX века Станиславом Сергеевичем Юдиным и узнал эти и другие интересные подробности из жизни и службы легендарного «Белого генерала».

Гражданским стать не получилось

– Прежде чем начать говорить о знаменитых подвигах и походах М. Д. Скобелева, расскажите о его семье и ранних годах, как происходило становление будущего великого полководца?

– Если начинать говорить о юности и семье будущего героя Плевны, то до 70-х годов XIX века, услышав фамилию Скобелев, все подумали бы прежде всего о его дедушке. Генерал-майор Иван Никитич Скобелев был очень известным в Санкт-Петербурге того времени. Службу он начинал простым солдатом, смог дослужиться до офицера, стал генерал-майором. За многочисленные заслуги был поставлен комендантом Петропавловской крепости.  

Иван Никитич из дворянина-однодворца превратился в известного и заслуженного человека, что дало ему возможность женить своих детей на представителях известнейших русских фамилий того времени, таких как Адлерберги или Шереметевы. Капитал, накопленный им и умноженный его сыном Дмитрием, дал молодому Михаилу отличные стартовые позиции, деньги и связи, которые не раз помогут ему в будущем.

Предполагаемый портрет И.Н. Скобелева

– Расскажите, каким был путь Михаила Дмитриевича к военной службе?

– Путь Скобелева к военной службе очень интересен и сильно отличается от принятых тогда традиций воспитания будущих офицеров. Стандартным был путь от кадетского корпуса через гвардию и далее. Но юный Михаил получал исключительно штатское образование; более того, он отправляется в элитный пансион во Францию к воспитателю Дезидерию Жерарде, ставшему ему близким другом. Он получает аристократическое образование в пригороде Парижа, перенимает светские манеры. Я считаю, что многие выдающиеся русские военачальники того времени, к примеру Драгомиров, проходили такой путь: минуя кадетские корпуса, они вместо «стандартизированного» военного образования получали широту взглядов и разностороннее восприятие жизни, знание нескольких языков, не были приучены к муштре. Вернувшись в Россию, Скобелев поступает в Московский университет, но учится в нем недолго, так как его закрывают из-за студенческих волнений. Только после этого, в 18 лет, он надевает военную форму, поступив на службу в Кавалергардский полк.

Лихой гусар, певец побед и baionnette intelligente

– Как проходили его первые годы на военной службе?

– Его юность была гусарской и бесшабашной, он часто переводится из полка в полк, но всеми силами ищет возможность попасть туда, где «горячо»; гарнизонная служба тяготит молодого офицера. Так он попадает в Польшу, где шло восстание. Там он впервые участвует в бою, получает первый орден Св. Анны 3-й степени. Но отношения с подчиненными, да и с начальством у него не складываются, в то время он ведет себя, как сейчас принято говорить, как представитель золотой молодежи.

– Удивительно смотреть на такого известного полководца и видеть его настоящим, живым человеком со своими особенностями. Когда, на ваш взгляд, он начинает приходить к своему традиционному положению в отечественной военной истории?

– В 1866 году он попадает в Николаевскую академию Генерального штаба, однако и там учится кое-как. Долгое время после окончания Скобелевым академии про него ходил анекдот, как он на занятии вместо карты местности чертил изображение женщины. Многие следующие поколения слушателей могли видеть его «работу». Однако в академии он встречает уже известного военного теоретика М. И. Драгомирова, со временем их отношения перерастают из разряда «преподаватель – ученик» в дружеские. Драгомиров становится старшим товарищем Скобелева и еще сыграет в его судьбе важную роль.

Поручик М.Д. Скобелев

Тогда же молодой Скобелев приходит к своим взглядам на военное дело. Сергей Дмитриевич Шереметев вспоминает, что как-то в кругу молодых офицеров один видный гусар начал проповедовать модную тогда идею baionnette intelligente, дословно – «интеллигентный штык». Суть ее в том, что солдат должен быть самостоятелен, образован и умен. Военное дело тех лет активно менялось, и пришедший на смену сомкнутым колоннам рассыпной строй требовал от солдат и унтер-офицеров большей самостоятельности и образования для успешных действий.

– Непохоже, чтобы простой рубака-гусар мог таким образом мыслить…

– Да, вы правы. Что касается его личности, можно отметить, что Скобелев был очень умным и начитанным человеком, знал восемь языков. Был не чужд умственной работы, во время Ахал-Текинской экспедиции он выписывал журналы, в том числе и на иностранных языках, читал о науках и литературе. Знание языков давало ему доступ к не очень активно переводимым тогда трудам западных военных теоретиков, прежде всего ведущих французских и германских военных мыслителей. Его не зря называли «Суворову равный», многие считали, что он панибратски относился к солдатам. К примеру – его знаменитые военные советы, к которым он привлекал унтер-офицеров, что было не принято. Он считал, что каждый солдат должен знать свою задачу, а в случае гибели офицеров, что часто случалось на войне, унтер-офицер должен быть в силах возглавить роту.

Разведчик, дипломат и губернатор

– Наконец он начинает свою военную карьеру… Что интересного можно сказать об этом периоде жизни Михаила Дмитриевича?

– Один из малоизвестных эпизодов его карьеры – это участие в качестве наблюдателя в Карлистских войнах в Испании. Он узнает о начале боевых действий, будучи на отдыхе во Франции, и едет на войну как частное лицо. К сожалению, источников об этом периоде его жизни почти нет, но, несомненно, эта война, бывшая во многом партизанской и горной, дает ему богатый опыт, пригодившийся в Туркестанских походах.

– С этого начинается период его Туркестанских походов?

– Да, в начале 70-х годов он попадает в Туркестан, где под началом генерал-губернатора К. П. Кауфмана начинает двигаться вверх по карьерной лестнице. Кауфман был в большей степени администратором, а не военным; несомненно, он обладал талантом находить выдающихся людей и продвигать их по служебной лестнице. Он увидел в Скобелеве талант, а тот в свою очередь начинает серьезно относиться к своей военной карьере и активно учится у Кауфмана особенностям управления военной администрацией.

Н.Н. Каразин. Переправа Туркестанского отряда у Шейх-арыка

Нужно сказать несколько слов о Туркестане. Особенностью этого театра военных действий была не столько война сама по себе, сколько климат и логистика. Найти воду, припасы, правильно разбить лагерь, накормить вьючных животных и совершить многокилометровый переход – все эти особенности, в совершенстве освоенные Скобелевым, в будущем очень выделят его. Скобелев, имевший образ рубаки, был совсем не чужд вдумчивого военного планирования.

Впрочем, здесь же за одну из разведок во главе всего десяти всадников он получает свой первый Георгиевский крест; сойдясь в рукопашном бою с врагом, он получил не менее семи ран и зарубил нескольких противников.

Затем он выполняет во многом дипломатическую миссию. Во время Кокандских походов он получает задание вывезти хана Худояра, которого местное население не очень любило, а потому подняло восстание. Скобелев с блеском выполняет эту тонкую работу и, избегая любых конфликтов, вывозит его под защиту русских войск. Вершиной его карьеры в Туркестане стала должность военного губернатора Ферганской области, на которой он проявил себя как администратор, многому научившись у Кауфмана. Очень интересна его эволюция от военного разведчика к дипломату, а затем и администратору.

«Белый генерал»

– Мы видим, как изменился Михаил Дмитриевич. Вероятно, именно в этот момент он становится тем самым Скобелевым, которого мы привыкли видеть на изображениях и памятниках?

– Здесь возникает первая загадка в его судьбе. Когда он занимает пост ферганского губернатора, против него начинают интриговать. К сожалению, сейчас мы не можем узнать, от кого исходили доносы на Скобелева, но факт в том, что эти вести дошли до самого императора. Неизвестно, как повернулась бы эта ситуация, если бы не начавшаяся Русско-турецкая война. Скобелев, используя свои связи, всеми правдами и неправдами добивается перевода в действующую армию.

В это время готовится первая крупная операция – переправа через Дунай. Он идет к своему старому товарищу Драгомирову. Интересно, что, будучи генерал-майором, он стал ординарцем у генерал-майора. При этом фактически он уходит в «самоволку». Операция проходит удачно, и Драгомиров пишет рапорт, где очень хвалит Скобелева; несмотря на это, Михаила Дмитриевича все равно сажают под арест, тогда же появляются первые разговоры о его личной храбрости и полководческом таланте.

Н. Д. Дмитриев-Оренбургский. Генерал М.Д. Скобелев на коне

– Каким образом после этого события складывается для него война?

– Драгомиров всячески способствует выдвижению молодого генерала, и Скобелеву наконец дают собственный отряд, с которым он участвует во втором штурме Плевны. Действует активно, но общий штурм проваливается. После этого он получает первую самостоятельную задачу по взятию Ловчи, местечка недалеко от Плевны. Тогда же приходит понимание, что война не будет легкой. Он блестяще справляется с задачей, и на фоне общих негативных настроений это выглядит большим достижением.

В ходе третьего штурма Плевны он получает командование левым флангом группировки русских войск. Всего русские войска берут четыре редута, из которых два заняты войсками Скобелева – отличный результат с учетом его скромных сил. Здесь же случилась знаменитая история с майором Горталовым, оставшимся прикрывать отход частей Скобелева с добровольцами, которые все погибли в рукопашном бою с турками. Сам Скобелев вспоминал, что до этого боя он был молодым, после же стал стариком. После этого Плевна была взята в ходе длительной осады только к 30 ноября. В ходе боев за Зеленые горы, у Плевны Скобелев был ранен.

– В событиях после взятия Плевны Скобелев играет значимую роль. Расскажите подробнее о том, каким командиром он стал во второй период Русско-турецкой войны?

– После взятия города были сильны настроения устроить войска на зимние квартиры и ждать тепла, но Скобелев горячо настаивал на переходе Балкан в течение зимы. Он смог настоять на этом решении, и войска двинулись к перевалам. В это же время, по всей видимости, его с подачи турок, давших ему прозвище «Ак-паша» («Белый генерал»), и у нас, и у балканских славян начинают называть именно так. Белый конь генерала и белый мундир, скорее всего, стали причиной этого прозвища, которое потом будет неотделимо от его имени. Тогда же солдаты и офицеры, которые видели, как он планирует поход и заботится о личном составе, стали называть его «Суворову равный». 

– Как проходил переход через Балканы и чем он закончился?

– Дивизия Скобелева состояла в так называемом Шипкинском отряде генерала Ф. Ф. Радецкого. С боями русские войска овладели Шипкинским перевалом и подготовились атаковать турок, зимующих в долине. План атаки с двух сторон встретил большие осложнения – не только из-за климата, но и по причине плохой связи: запрошенные телеграфы не были предоставлены, и связь осуществляли ординарцы. Поручик П. А. Дукмасов, бывший ординарцем при Скобелеве, вспоминал, что время доставки одной записки составляло 24 часа. 28 декабря начался штурм укрепленного лагеря турок у Шипки-Шейново, русские войска вступили в бой по отдельности, выполняя охват турецких сил. Происходили жестокие штыковые схватки и упорные бои. Но к 12 часам дня войска Скобелева, перешедшие перевал, с развернутыми знаменами и музыкой нанесли сокрушительный удар, полностью развалив турецкую оборону. В плен попало свыше 20 тысяч человек и 93 орудия, русские потеряли 5 тысяч. Это была полная победа, открывавшая дорогу на Константинополь.

В.В. Верещагин. Шипка-Шейново (Скобелев под Шипкой)

– Как генерал встретил окончание войны, продвинулся ли по службе? 

– Скобелевбыстро продвигается по службе, однако война свелась к преследованию разбитых турок и дипломатической игре с Англией и Францией. Скобелев считал, что война с этими странами неизбежна, и был сторонником захвата Константинополя, однако этого не произошло. Тем временем война подходит к концу, и «белый генерал» со своими войсками стоит уже в окрестностях Сан-Стефано, недалеко от Константинополя. После окончания Русско-турецкой войны Александр II делает ставку на отличившихся в ее ходе людей.

«Большая игра» в Средней Азии и еще больший вес в России

– Речь идет об Ахал-Текинской экспедиции?

– В то время Россия противостояла английской экспансии в Средней Азии. Это становится первым полностью самостоятельным предприятием Скобелева. Он обстоятельно готовит свой поход.

Готовясь к Ахал-Теке, он закупает гелиографы для связи, опреснители воды, пулеметы Гатлинга и даже строит железную дорогу. Он провел стремительную операцию, лично ходил в разведку колодцев и умело руководил войсками. Взяв штурмом Геок-Тепе, главную крепость текинцев, и разослав отряды по оазисам, привел текинцев к миру. 

Там его застает весть о гибели императора 1 марта 1881 года, он переживал его гибель, считая себя его человеком и реформатором. С этого момента начинается период в его жизни, когда он активно стал интересоваться политикой. К этому времени Скобелев приобрел такую популярность, что один из свидетелей его возвращения из Геок-Тепе в Петербург писал: «Я видел Бонапарта, возвращающегося из Египта».

– Очень интересно в этой связи узнать о его общественных и политических взглядах. Как он видел Россию под управлением нового императора и почему решил заняться политикой?

– В ранний период царствования Александра III еще не был понятен тот курс, который возьмет страна, но Скобелев был сторонником реформ предыдущего императора. В военном министерстве это очень чувствовалось, в это время с поста ушел министр-реформатор Милютин, а внутри министерства была собрана комиссия, которая должна была определить, продолжать реформы в военной сфере или пойти другим курсом. Русско-турецкая война окончилась для общества неоднозначно, в этом обвиняли реформистскую политику Милютина, однако Скобелев горячо поддерживает курс на реформы; к слову, они были продолжены. Скобелев начинает общаться с Лорис-Меликовым и другими политиками, имевшими либеральную репутацию. Одним из них стал Иван Аксаков, лидер либерального крыла славянофилов, в это время Скобелев начинает разделять славянофильские взгляды.

– На памятнике генералу Скобелеву, который установило Российское военно-историческое общество, есть его цитата: «Запад ошибается насчет России… Нацию, состоящую из ста миллионов людей, способных жертвовать собой за идею, не так легко стереть». По всей видимости, он разделял такую точку зрения в эти годы?

– Да, он очень сочувствует славянофильским идеям, считает, что Россия должна быть собирательницей славянских земель и противостоять Германии, причем он видит обобщенную немецкую нацию, скорее, в культурных границах, включая Австро-Венгрию.

Здесь необходимо понимать, кем Скобелев был в глазах общества. Русско-турецкая война стала первой войной, которая нашла отражение в периодической печати, к войскам были допущены журналисты. Информация о войне проникает в широкие слои населения, люди получают больше информации, а Скобелев становится, по сути, первой публичной фигурой в истории России. Появляются слухи о русском Бонапарте, которым мог бы стать Скобелев, что очень раздражает императора. Чтобы понять эти настроения, можно обратиться к истории Франции: в 1882 году Скобелев умрет, а в 1886-м во Франции появится генерал Буланже, которому прочили судьбу нового Наполеона.

– Насколько активен был Скобелев в своей политической деятельности, что успел сделать значимого на этом поприще?

– В первую годовщину взятия Геок-Тепе, в январе 1882 года, он произносит политическую речь, где говорит о негативном влиянии немцев в России, имея в виду «внутренних немцев», чем вызывает скандал. Его сравнивают с Ермоловым, который просил произвести его в немцы, однако он – генерал-адъютант, человек с таким положением не мог позволять себе такие высказывания. Его настойчиво просят взять отпуск, и он едет во Францию, где выступает с похожей речью, но в более свободной манере, перед студентами-славянами, что произвело еще больший скандал. По возвращении в Россию происходит его загадочная смерть.

М.Д. Скобелев

Смерть и память о генерале на белом коне 

– Можно ли считать его смерть убийством? Какие версии есть на этот счет?

– Я не склонен так считать, источников, подтверждающих версии о покушении, нет, а слухи ничем не подтверждены. Напротив, его лечащий врач О. Ф. Гейфельдер говорил, что смерть Скобелева не была для него сюрпризом. Он долгое время наблюдал его и отмечал большие проблемы с сердцем у генерала. Сказывались и многочисленные ранения, полученные им в войнах, и его гусарский образ жизни, который нельзя назвать здоровым. Большую часть времени он проводил в походах, что также подорвало его здоровье. У него диагностировали паралич сердца и легких, это и есть официальная версия его кончины. Разумеется, были некие слухи в связи с его политической позицией, но я не склонен считать, что он был убит или отравлен. Обществу действительно было сложно поверить, что народный герой в возрасте чуть за сорок так банально умер, однако иных сведений у нас нет.

Отдельно хотелось бы упомянуть деятельность Российского военно-исторического общества по увековечиванию памяти выдающегося полководца генерала Скобелева. Именно РВИО выступило инициатором и создателем памятника Скобелеву, единственного в Москве. Отмечу, что раньше в Москве, напротив дома генерал-губернатора, ныне мэрии, стоял замечательный памятник Михаилу Дмитриевичу, снесенный, к сожалению, в советский период. Поэтому следует быть благодарным РВИО за заботу о памяти и наследии незаслуженно забытых гениальных полководцев.

Накануне 175-летия со дня рождения великого русского полководца у памятника М. Д. Скобелеву, который был установлен Российским военно-историческим обществом у здания Академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ в Москве, прошли торжественные мероприятия (https://rvio.histrf.ru/activities/news/item-5465). Почтить память генерала прибыли руководители и слушатели Академии Генштаба, представители РВИО, болгарская и румынская делегации, представители городских властей, а также учащиеся кадетских классов московских школ.

Открытие памятика генералу М.Д. Скобелеву в Москве. 9 декабря 2014 года

histrf.ru

Скобелев. Кто убил народного героя?

Гостиница «Англия»

Генерал Михаил Дмитриевич Скобелев. Он прославился в двух кампаниях. В 1877–1878 годах воевал с турками в Болгарии, где отличился при взятии Плевны и деблокаде Шипкинского перевала. Второй раз Скобелев проявил себя в Средней Азии в 1880–1881 годах, присоединив Туркмению к России.

Ночью 25 июня 1882 года в московскую гостиницу «Дюссо» прибежала заплаканная проститутка Шарлотта Альтенроз и сказала, что у нее в номере в гостинице «Англия», что на углу Столешникова и Петровки, внезапно скончался военный. Им оказался генерал Михаил Скобелев (в Москве он был проездом, следуя в отпуск в свое имение под Рязанью). Вскрытие производил патологоанатом Московского университета профессор Иван Нейдинг. В заключении говорилось: «Скончался от паралича сердца и легких, воспалением которых он страдал еще так недавно». Любопытная деталь заключается в том, что Скобелев раньше на сердце не жаловался.

Проблемы с сердцем?

Впрочем, его врач Оскар Гейфельдер находил у генерала признаки сердечной недостаточности. «Сравнительно с ростом и летами, — говорил он, — пульс у Скобелева был слабоват и мелкий, и соответственно тому деятельность сердца слаба, и звуки сердца хотя и чистые, но глухие. Этот результат аускультации (прослушивания) и пальпации, состояние всех вен и артерий, насколько они доступны наружному осмотру, дали мне основание заключить о слабо развитой сосудистой системе вообще и о слабо развитой мускулатуре сердца».

Но в то же время Гейфельдер отмечал необыкновенную выносливость и энергию Скобелева, который мог сутками находиться в седле и не спать, совершая длительные переходы. Это дает основания усомниться в том, что причиной смерти генерала стало слабое сердце. Не поверили в это и современники.

На родине генерал стал национальным героем, его встречали как триумфатора, личной храбростью (всегда впереди на белом коне) добившегося многих побед.

Тем более после того, как стали известны подробности допроса Шарлотты Альтенроз. Та рассказала: «Из соседней комнаты подали бокал шампанского: «Боевые офицеры пьют здоровье его превосходительства!» Генерал сидел у стола. Брезгливо отодвинул бокал. Часа через два ему захотелось пить, он опрокинул бокал и через несколько минут вытянулся и замер». Тело Скобелева, по свидетельству друзей, которые первыми явились в гостиницу «Дюссо», куда перенесли их умершего товарища, одеревенело, а кожа пошла синими пятнами, что является признаком отравления цианистым калием. Газеты открыто писали, что ночью в «Англии» было совершено политическое убийство.

Подозреваемый номер 1.

Отто фон Бисмарк — железный канцлер

Большинство склонялось к тому, что не обошлось без участия германских шпионов. Мол, по их заданию Шарлотта Альтенроз — сама немка — и подсыпала яд в принесенный бокал шампанского. Ко всему прочему той же ночью у Скобелева из имения выкрали план войны с Германией (что было в плане, неизвестно: генерал не посвящал в свои секреты даже ближайших друзей). Скобелев действительно был фигурой, очень раздражавшей рейхсканцлера Бисмарка.

В ту пору, по воспоминаниям князя Владимира Мещерского, «со дня на день Германия могла наброситься на Францию, раздавить ее. Но вдруг, благодаря смелому шагу Скобелева, сказалась впервые общность интересов Франции и России, неожиданно для всех и к ужасу Бисмарка. Ни Россия, ни Франция не были уже изолированы. Скобелев пал жертвою своих убеждений, и русские люди в этом не сомневаются».

«Меня больше всего бесит наша уступчивость этим колбасникам, — говорил Скобелев о немцах. — Даже у нас в России мы позволяем им безнаказанно делать все что угодно. Даем им во всем привилегии, а отчего же и не брать, когда наши добровольно все им уступают, считая их более способными… »

Смелый шаг

Под «смелым шагом» Скобелева Мещерский имеет в виду две публичные речи, произнесенные генералом в Петербурге и Париже. 12 января 1882 года в ресторане Бореля на банкете, устроенном в честь первой годовщины со дня штурма Геок-Тепе (крепости в Туркмении), Скобелев произнес горячий тост, носивший открытый панславистский характер и направленный против Австро-Венгрии и Германии: «Господа, — заявил генерал, — в то самое время, когда мы здесь радостно собрались, там, на берегах Адриатического моря, наших единоплеменников, отстаивающих свою веру и народность, именуют разбойниками и поступают с ними как с таковыми!

Там, в родной нам славянской земле, немецко-мадьярские винтовки направлены в единоверные нам груди…» Речь вызвала широкую огласку, и правительство Австро-Венгрии высказало неудовольствие, расценивая слова Скобелева как вмешательство в свои внутренние дела.

В то время между Веной, Петербургом и Берлином действовал военный союз (Союз трех императоров), и российский министр иностранных дел был вынужден принести австрийскому правительству «изъявления своего сожаления по поводу этой застольной речи Скобелева». В «Правительственном вестнике» было опубликовано соответствующее разъяснение, а генералу было предложено незамедлительно взять заграничный отпуск.

Нет у нас таких патриотов, как, например, Бисмарк, который высоко держит знамя своего отечества и в то же время ведет на буксире государственных людей чуть не всей Европы. Самостоятельности у нас мало в политике!

Париж

Скобелев уехал в Париж. В столице Франции 5 февраля 1882 года его посетили жившие там сербские студенты и преподнесли благодарственный адрес. В ответной речи генерал дал волю чувствам: «Я вам скажу, я открою вам, почему Россия не всегда на высоте своих патриотических обязанностей вообще и своей славянской миссии в частности. Это происходит потому, что как во внутренних, так и во внешних своих делах она в зависимости от иностранного влияния.

У себя мы не у себя. Да! Чужестранец проник всюду! Во всем его рука! Он одурачивает нас своей политикой, мы жертва его интриг, рабы его могущества. Мы настолько подчинены и парализованы его бесконечным, гибельным влиянием, что если когда-нибудь, рано или поздно, мы освободимся от него — на что я надеюсь, — мы сможем это сделать не иначе как с оружием в руках!

Если вы хотите, чтобы я назвал вам этого чужака, этого самозванца, этого интригана, этого врага, столь опасного для России и для славян… я назову вам его. Это автор «натиска на Восток» — он всем вам знаком — это Германия. Повторяю вам и прошу не забыть этого: враг — это Германия. Борьба между славянством и тевтонами неизбежна. Она даже очень близка».

Никто, как Скобелев, побывавший с инспекцией в германской армии в 1879 году, не мог видеть, что кайзер милитаризирует страну с фантастической скоростью и что цель этой милитаризации, скорее всего, находится на востоке от немецких границ.

Наш враг — Германия

На следующий день, комментируя свое выступление газете «Ле Вольтер», Скобелев подчеркнул: «Да, я сказал, что враг — это Германия, я это повторяю. Да, я думаю, что спасение в союзе славян — заметьте, я говорю: славян — с Францией… Для нас — это средство восстановить нашу независимость. Для вас же — это средство занять то положение, которое вами утрачено (после поражения в войне с Германией в 1871 году. — Прим. ред.)». Тогда же генерал тайно встречался с французским премьером Леоном Гамбеттой и обсуждал вопросы внешней политики. Речь Скобелева наделала много шума.

И не только в Париже и Петербурге. Английский журналист Чарлз Марвин, бывший проездом в Берлине, записал в дневнике: «По всему пути в разговорах только и слышалось, что имя Скобелева. В Берлине имя его повторялось в речах и беседах всех классов общества». Российскому МИДу снова пришлось оправдываться и открещиваться от беспокойного генерала, мол, он лицо частное. Кстати, домой Скобелев возвращался через Голландию и Швецию — столь сильно было настроено против него общественное мнение в Германии.

Генерал от инфантерии М.Д. Скобелев среди солдат и офицеров конной горной батареи близ Шипки. 1878 год

Немцы?

Скобелев еще не раз высказывался антинемецком ключе и вообще считал вой ну с Германией лучшим средством для консолидации русской нации. Вот за эти попытки расколоть Союз трех императоров его, возможно, и «убрали». Но немецкий след в этой истории заводит в тупик. Первая загадка: какой смысл Шарлотте Альтенроз травить человека у себя в номере, а потом самой же поднимать переполох?

Вторая загадка: протокол допроса Шарлотты пропал, а самой ей дали возможность выехать за границу. Почему? Складывается впечатление, что кто-то прокладывал ложный след, а яд уже был в бокале шампанского, когда его принесли Скобелеву из соседнего номера. Проститутка здесь совершенно ни при чем. Но если это так, то в убийстве доблестного генерала стоит подозревать не кого-нибудь, а самого императора Александра III.

Подозреваемый номер 2.

Хозяин земли русской

Александр Третий

Отношения между героем-генералом и царем были очень натянуты. «Я ему устрою так, — говорил Скобелев отставному министру внутренних дел Лорис-Меликову, — что если он приедет  Минск смотреть 4-й корпус (которым командовал генерал), то на его «Здорово ребята!» будет ответом гробовое молчание». Генерал считал, что Александр идет на поводу у немцев в ущерб национальным интересам, а самодержец опасался, что Скобелев предпримет попытку государственного переворота. И эти опасения не были беспочвенными.

Русский Бонапарт

Встретив Скобелева в Париже, французский писатель Эжен де Вогюэ отметил в записках, что тот вполне способен выступить в роли Бонапарта. Он назвал генерала «опасным сумасшедшим», который может наделать много бед, если обстоятельства будут ему благоприятствовать. При этом Вогюэ констатировал, что «популярность Скобелева в России, безусловно, несоизмеримо выше популярности царя».

В свою очередь, князь Петр Кропоткин вспоминал: «Из посмертных бумаг Лорис-Меликова, часть которых обнародована в Лондоне другом покойного, видно, что, когда Александр III вступил на престол и не решился созвать земских выборов, Скобелев предлагал даже Лорис-Меликову и графу Игнатьеву… арестовать Александра III и заставить его подписать манифест о конституции». «Скобелев стал великой силой, — убеждал царя обер-прокурор Синода Константин Победоносцев, — и приобрел на массу громадное нравственное влияние, то есть люди ему верят и за ним следуют!»

Константин Петрович Победоносцев — Обер-прокурор Синода

Шаги к восстанию

Шаги, предпринимаемые Скобелевым в последний год жизни, заставляют предположить, что он готовился к какой-то политической акции: он искал контакты в Париже с народовольцами-эмигрантами, пишет заметки о переустройстве России, переводит все ценные бумаги в наличность — без малого миллион рублей. «Он несомненно создал себе такое credo, — писал литератор Василий Немирович-Данченко, — правительство (в смысле старого режима) отжило свой век, оно бессильно извне, оно бессильно также и внутри.

Что может его низвергнуть? Конституционалисты? Они слишком слабы. Революционеры? Они тоже не имеют корней в широких массах. В России есть только одна организованная сила — это армия, и в ее руках судьбы России». А уж армия за Скобелевым пошла бы вне всяких сомнений. Но, пожелав стать русским Бонапартом, Скобелев очень рисковал. И просчитался: отдалившись от своих войск он стал легкой добычей сил, которые заставили навсегда замолчать фрондирующего вояку, невоздержанного на язык.

Исполнители убийства.

Тайная дружина

Загадочная организация «Священная дружина», основанная в 1881 году после убийства Александра II. Она была создана Сергеем Витте для борьбы с революционерами-террористами и для охраны Александра III и членов императорской семьи.

Председатель Первой Государственной думы Сергей Муромцев рассказывал в воспоминаниях, что в связи с антиправительственной деятельностью Скобелева был учрежден особый тайный суд под председательством великого князя Владимира Александровича, который большинством — 33 голоса из 40 — приговорил генерала к смерти. Есть данные, что Скобелеву кто-то угрожал: об этом он писал славянофилу Ивану Аксакову и рассказывал своему адъютанту Петру Дукмасову.

Священная дружина

Выполнить приговор должны были члены особого тайного общества «Священная дружина». Оно создавалось для охраны царя, его близких и совмещала в себе черты Третьего отделения, масонских лож и подпольных организаций. Состав центрального комитета общества до сих пор полностью неизвестен. Вероятно, в него входили и сам император, и великий князь Владимир Александрович, бывший командующим гвардией Петербургского военного округа.

Руководство «Священной дружины» состояло из высшего дворянства, преимущественно из придворной аристократии. Для работы в Петербурге и Москве были образованы попечительства, в которые привлекались представители финансовой и промышленной буржуазии. Дальше шли «пятерки», куда могли входить и люди более простого происхождения. Вступавшие в «Священную дружину» приносили присягу , в которой ради спасения царя обязывались в случае необходимости даже отречься от семьи.

Князь Оболенский рассказывал, что потом виделся со Скобелевым в Петербурге, тот срочно превращал в деньги все свои облигации, акции и прочие ценные бумаги, а также золото и драгоценности.

Дружинники

Была организована и шпионская служба в виде бригад сыщиков и заграничной агентуры. «Дружинники» громили подпольные оппозиционные типографии, выслеживали и сдавали полиции деятелей революционного движения. Среди ее членов были и «смертники», например поклявшиеся «разыскать революционеров князя Кропоткина, Гартмана и убить их». Вероятно, агенты «Священной дружины» и поднесли Скобелеву бокал с отравленным шампанским.

Так думали и некоторые современники. «Да, я утверждаю , — писал, например, Немирович-Данченко, — что это было подготовленное агентами «Священной дружины» убийство народного героя и вождя. Убийство при помощи яда…

С иезуитской ловкостью эти безнаказанные охранители монархии изловили еще молодого, нуждавшегося в удовлетворении естественных потребностей человека и покончили с ним, рассчитывая, и весьма верно, что правительственное лицемерие не допустит следствия, позорящего память героя». Следствия, действительно, как такового не было, пропал даже злосчастный бокал, что усугубляет подозрения о причастности к делу верховной власти. Поэтому не удивляет и равнодушие, с которым Александр III отнесся к известию о смерти генерала.

Похороны

Между тем день и ночь простой народ толпился у отеля «Дюссо», куда было перевезено тело покойного. Когда гроб поставили в церковь Трех Святителей на Арбате, мимо него в течение двух дней прошло более 60 000 человек. В день выноса гроба весь путь от церкви до вокзала, по которому следовала похоронная процессия, покрывали лавровые и дубовые листья. Улицы были переполнены народом. «Это шествие триумфатора, а не похороны генерала», — заметил корреспондент газеты «Новое время». Российский император на прощании с национальным героем почему-то не присутствовал.

Читайте дальше Макдоналдс победил Ленина

Читайте дальше Рим. Кушать подано

Читайте дальше Колбаса-наше все!

www.legendapress.ru

Белый генерал (М.Д. Скобелев)

Михаил Дмитриевич Скобелев

Хочется понять, отчего некоторые люди на Руси (и в России) пользуются особой всенародной любовью? Какими качествами должен обладать человек, чтобы удостоиться этой любви?

Такие вопросы возникают и при упоминании имени М.Д. Скобелева. Одни только факты его биографии не раскроют секрета популярности в народе этого генерала. Да, потомственный военный. Но разве это редкий случай в нашей стране? Да, был смел и отважен в боях. Но и это не редкость. Да, знал 8 иностранных языков. Но некоторые знали и больше. Так почему так любили Скобелева и до сих пор помнят его, хоть жизнь его была очень коротка: он прожил всего 38 лет?

Давайте постараемся за голыми фактами биографии увидеть и понять человека.

Семья

Михаил Дмитриевич Скобелев родился в 1843 г. в Петербурге в семье потомственных военных: дед – генерал от инфантерии, отец – генерал-лейтенант. Сам М.Д. Скобелев был генералом от инфантерии, а затем генерал-адъютантом. Несмотря на то, что Скобелев-младший пошёл по стопам отца и деда в профессиональном плане, в духовном плане он был очень близок со своей матерью, Ольгой Николаевной Скобелевой (в девичестве Полтавцевой). Она имела очень большое влияние на своего сына, который видел в ней друга всей своей жизни. Поэтому скажем несколько слов об этой замечательной женщине.

Ольга Николаевна Скобелева (1823-1880)

Портрет О.Н. Скобелевой. Акварель В. И. Гау (1842)

Она была средней из пяти сестёр Полтавцевых. В 1842 г. окончила Смольный институт и вскоре вышла замуж за генерал-лейтенанта Дмитрия Ивановича Скобелева. В их семье было четверо детей: первенец Михаил и три дочери.

Дмитрий Иванович Скобелев

Ольга Николаевна была светской женщиной, но в самом лучшем смысле этого слова: она не только была умна и образованна, но и умела глубоко вникать в дела мужа и детей, жить их интересами и заботами. Вот как характеризует её русский историк и критик барон Н.Н. Кнорринг: «Ольга Николаевна была очень интересной женщиной, с характером властным и настойчивым. Она очень любила своего единственного сына, посещала его даже в походной обстановке и своей широкой благотворительной деятельностью поддерживала его политику в славянском вопросе». После смерти мужа в 1879 г. Ольга Николаевна отправилась на Балканский полуостров, где возглавила болгарский отдел Общества Красного Креста. Она основала в Филиппополе (ныне Пловдив) приют для 250 сирот, организовала в нескольких городах приюты и школы. Участвовала в организации снабжения госпиталей Болгарии и восточной Румелии (историческое название Балкан). На Балканах Ольгу Николаевну Скобелеву знали не только как жену и мать славных генералов, но и как щедрую благотворительницу и мужественную женщину.

В Румелии она хотела учредить сельскохозяйственную школу и церковь в память своего мужа, но не успела – её жизнь трагически оборвалась: 6 июня 1880 г. её зверски зарубил шашкой русский поручик, ординарец Скобелева, капитан румелийской полиции А. А. Узатис  с целью грабежа. Сопровождавший Скобелеву унтер-офицер Матвей Иванов смог убежать и поднял тревогу. Узатиса нагнали, окружили, и он застрелился.

Филиппопольским городским советом на месте убийства Ольги Николаевны Скобелевой поставлен памятник. А похоронена она в её родовом имении, в церкви.

Памятник на месте убийства О.Н. Скобелевой

Памятник в виде постамента, заканчивающегося крестом. Постамент выполнен из туфа. Высота его – 3,1 метра. Надпись: «Ольга Николаевна Скобелева, родилась 11 марта 1823 г. С высокой целью пришла ты к нам. Но рука ужасная сократила дни твои. Святая прости! Ив. Вазов. Убита злодеем 6 июля 1880. Вечно признателен ей город Пловдив».

Детство и юность М.Д. Скобелева

Его первым воспитателем был гувернёр-немец, которого мальчик ненавидел за его лицемерие, подлость и жестокость. Увидев, как страдает его сын, Д.И. Скобелев отправил ребёнка в Париж в пансионат к французу Дезидерию Жирардэ, который впоследствии стал близким другом Скобелева, последовал за ним в Россию и был при нём даже во время военных действий.

Дальнейшее образование  Михаил Скобелев продолжил в России: он поступил в Санкт-Петербургский университет, но университет был временно закрыт из-за студенческих беспорядков. И тогда Михаил Скобелев поступил на военную службу в Кавалергардский полк (1861). Так началась его военная карьера. Ещё до поступления в Николаевскую академию генерального штаба он был награждён орденом Святой Анны 4-й степени «за храбрость», в 1864 г. наблюдал за театром военных действий датчан против немцев. А по окончании Академии Михаил Дмитриевич Скобелев был произведён в штабс-ротмистры и в ноябре 1868 г. был назначен в Туркестанский округ.

М.Д. Скобелев в Хивинском походе

В трудных условиях похода (путь пешком, нехватка воды, тяжёлое снаряжение, которое было не под силу даже верблюдам и др.) Скобелев показал себя умелым командиром, он не только поддерживал в своём эшелоне идеальный порядок, но и заботился о нуждах солдат, чем очень быстро снискал их расположение: простой человек всегда оценивает хорошее отношение к себе. И всегда благодарен за это.

Скобелев проводил разведки с целью осмотра колодцев и безопасности продвижения. Бывали и столкновения с противником – в одном из них он получил 7 ран пиками и шашками и некоторое время не мог сидеть на коне.

После возвращения в строй Скобелев был направлен для разорения и уничтожения туркменских аулов, чтобы наказать туркменов за враждебные действия против русских.

Позже он прикрывал колёсный обоз, и когда хивинцы атаковали верблюжий обоз, Скобелев двинулся с двумя сотнями в тыл хивинцам, наткнулся на большой отряд в 1000 человек, опрокинул их на подошедшую конницу, атаковал затем хивинскую пехоту, обратил её в бегство и возвратил отбитых неприятелем 400 верблюдов.

Михаил Дмитриевич Скобелев

29 мая генерал К. П. Кауфман вступил в Хиву с южной стороны. Из-за господствовавшего в городе безвластия северная часть города не знала о капитуляции и не открыла ворота, начался штурм северной части стены. М. Д. Скобелев штурмовал Шахабатские ворота, первым пробрался во внутрь крепости и хотя был атакован неприятелем, но удержал за собой ворота и вал. Штурм был прекращён по приказу генерала К. П. Кауфмана, который в это время мирно вступал в город с противоположной стороны.

Так Хива покорилась. Цель похода была достигнута, но один из отрядов, Красноводский, до Хивы так и не дошёл. Для выяснения причины Скобелев решил выполнить разведку. Это была очень опасная задача, т.к. местность была чужой, на каждом шагу их могли атаковать. Скобелев с пятью всадниками, среди которых было 3 туркмена, выступил в разведку. Наткнувшись на туркменов, он едва спасся, но понял, что пробиться возможности не было. Скобелев вернулся, пройдя 640 км за 7 дней. За эту разведку и донесение Скобелев был награждён 30 августа 1873 г. орденом святого Георгия 4-й степени.

Отпуск зимой 1873-1874 гг. Скобелев провёл в южной Франции. Там он узнал о междоусобной войне в Испании, пробрался в расположение карлистов (политическая партия в Испании, она существует и сейчас, но уже не играет серьёзной роли в политике) и был очевидцем нескольких сражений.

22 февраля 1874 г. Михаил Дмитриевич Скобелев был произведён в полковники, 17 апреля назначен флигель-адъютантом с зачислением в свиту Его Императорского Величества.

В сентябре 1874 г. Скобелев участвовал в Пермской области во введении в действие приказа о воинской повинности.

И снова Средняя Азия

Вернувшись в апреле 1875 г. в Ташкент, Скобелев приступил к новой должности – начальника военной части российского посольства, отправляемого в Кашгар через Коканд. Правитель Коканда, Худояр-хан, находился на стороне русских, но был слишком жесток и корыстолюбив, и в июле 1875 г. он был низложен, бежал в русские пределы. За ним двинулось и русское посольство, которое прикрывал Скобелев с 22 казаками. Благодаря его таланту, осторожности и бережному отношению к вверенным ему людям, они добрались до Ходжента без единого боя и вообще без применения оружия. Но в начале августа кокандские войска вторглись в русские пределы, осадили Ходжент, куда был направлен Скобелев для очищения окрестностей Ташкента от неприятеля. Вскоре к Ходженту подошли главные силы генерала Кауфмана; Скобелев был назначен начальником конницы.

Михаил Дмитриевич Скобелев

В этом сражении Михаил Дмитриевич показал себя блестящим кавалерийским начальником, русские войска одержали убедительную победу, хотя сам Скобелев был ранен в ногу. С Насреддином был заключён договор, по которому Россия приобрела территорию к северу от Сыр-Дарьи, образовавшую Наманганский отдел.

Но кипчакское и киргизское население ханства не хотело признать себя побеждённым и готовилось к возобновлению борьбы. В ночь на 5 октября, с 2 сотнями и батальоном Скобелев произвёл стремительное нападение на лагерь кипчаков, за это 18 ноября он был произведён в генерал-майоры. Ему было приказано «действовать стратегически оборонительно», то есть не выходя за пределы владений Российской империи.

Однако Скобелев никогда не боялся брать инициативу в свои руки. И здесь он поступил так же. Кокандцы не оставляли попыток перейти границу, поэтому здесь постоянно проходила малая война. Скобелев решительно пресекал попытки перехода границы: он разбил отряд Батыр-тюря у Тюря-кургана, затем пошёл на подмогу к гарнизону Намангана, а 12 ноября разбил у Балыкчей до 20 000 неприятелей. Необходимо было положить этому конец. Кауфман приказал Скобелеву совершить зимой движение к Ике-су-арасы и разгромить кочевавших там кипчаков и кыргызов. Скобелев выступил из Намангана 25 декабря, в его распоряжении было 2800 человек, 12 орудий, ракетная батарея и обоз из 528 арб. Кипчаки уклонялись от боя, не оказывая достойного сопротивления.

1 января 1876 г. Скобелев перешёл на левый берег Кара-Дарьи, произвёл основательные рекогносцировки окраин города и 8 января после штурма овладел Андижаном. К 19 февраля Кокандское ханство было полностью завоевано Российской империей, здесь была образована Ферганская область, и 2 марта Скобелев был назначен военным губернатором этой области и командующим войсками. За этот поход 32-летний генерал-майор Скобелев был награждён орденом святого Владимира 3-й степени с мечами и орденом святого Георгия 3-й степени, а также золотой шпагой с бриллиантами с надписью «за храбрость».

Медаль в честь покорения Кокандского ханства

Как же встретили героя в Петербурге?

Став главой Ферганской области, Скобелев нашёл общий язык с покорёнными племенами, почти всюду к нему являлись старшины с изъявлением покорности.

Но было нечто, что не нравилось военной элите того времени (впрочем, как не понравилось бы и сегодняшней): в качестве начальника области Скобелев особенно боролся против казнокрадства, чем нажил себе множество врагов. В Санкт-Петербург пошли доносы на него с тяжкими обвинениями, которые не подтвердились, но 17 марта 1877 г. Скобелев был отстранён от должности военного губернатора Ферганской области.

Очень недружелюбно и недоверчиво отнеслось Российское общество к тем, кто показал себя в боях и походах против «халатников». Многие считали Скобелева выскочкой, у которого ещё молоко на губах не обсохло, а он уже получил такие высокие военные награды. Обычная человеческая зависть, желание унизить других, более достойных, но не желающих входить в их сообщество. М.Д. Скобелев показывал себя в деле, а не в кабинетных баталиях. Он был чужаком в их среде, причём отличаясь не только необыкновенной храбростью, но и гуманным отношением к подчинённым, и общей эрудицией.

Многие считали, что успехи в Азии дались ему случайно.

Об этом хорошо рассказывает очевидец и участник тех событий – Василий Иванович Немирович-Данченко (не путать его с Владимиром Ивановичем Немировичем-Данченко, известным театральным деятелем – это его старший брат).

Василий Иванович Немирович-Данченко

Василий Иванович Немирович-Данченко был военным корреспондентом во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. (принимал участие в боевых действиях и был награждён солдатским Георгиевским крестом), русско-японской войны 1904-1905 гг., Балканских войн Первой мировой войны 1914-1918. В отличие от своего брата, Василий Немирович-Данченко не принял революции и эмигрировал. С 1921 г. он живёт сначала в Германии, затем в Чехословакии. В предисловии к своей книге «Скобелев» он отмечает, что стремился написать не биографию генерала, а «ряд воспоминаний и отрывков, написанных под живым впечатлением тяжёлой утраты этого замечательного человека. Между ними встречаются наброски, которые может быть, найдут слишком мелкими. Мне казалось, что в таком сложном характере, как Скобелев — всякая подробность должна быть на счету».

В.И. Немирович-Данченко пишет: «Ему уже и тогда завидовали, завидовали его молодости, его ранней карьере, его Георгию на шее, его знаниям, его энергии, его умению обращаться с подчиненными… Глубокомысленные индюки, рождавшие каждую самую чахоточную идейку с болезненными потугами беременной женщины, не понимали этого деятельного ума, этой вечно работавшей лаборатории мыслей, планов и предположений…

Учился и читал Скобелев при самых иногда невозможных условиях. На биваках, на походе, в Бухаресте, на валах батарей под огнем, в антрактах жаркого боя… Он не расставался с книгой — и знаниями делился со всеми. Быть при нем — значило то же, что учиться самому. Он рассказывал окружавшим его офицерам о своих выводах, идеях советовался с ними, вступал в споры, выслушивал каждое мнение. Вглядывался в них и отличал уже будущих своих сотрудников. Нынешний начальник штаба 4-го корпуса генерал Духонин так, между прочим, характеризовал Скобелева: — Другие талантливые генералы Радецкий, Гурко берут только часть человека, сумеют воспользоваться не всеми его силами и способностями. Скобелев напротив… Скобелев возьмет все, что есть у подчиненного, и даже больше, потому что заставит его идти вперед совершенствоваться, работать над собой…

Едет он как-то в коляске. Жара невыносимая, солнце жжет… Видит, впереди едва-едва ковыляет солдат, чуть не сгибающийся под тяжестью ранца… — Что, брат, трудно идти? — Трудно, ваше-ство… — Ехать-то лучше… Генерал вон едет, полегче тебя одетый, а ты с ранцем-то идешь, это не порядок… Не порядок ведь? Солдат мнется. — Ну, садись ко мне… Солдат колеблется… шутит, что ли, генерал… — Садись, тебе говорят… Обрадованный кирилка (так мы называли малорослых армейцев) лезет в коляску… — Ну что, хорошо?

— Чудесно, ваше-ство.

www.rosimperija.info

Генерал Скобелев Михаил Дмитриевич

Поделиться с друзьями в социальных сетях.
Играйте марш Скобелева! К 170-летию со дня рождения «Белого Генерала».

Не забывайте, братцы, что нам вверена честь Отечества! Дело наше свято! М.Д.Скобелев

И сорока лет не прожил Михаил Дмитриевич Скобелев, но после героев 1812 года не было в Российской империи генерала, столь же любимого в народе.

Он был потомственным военным. Его отца, Дмитрия Ивановича, хорошо знали и в армии, и при дворе. Умер старший Скобелев в высоком звании генерал-лейтенанта.

Солдат на поле брани и мудрец в учёной беседе – Михаил Дмитриевич был всестороннее образованным человеком, не чуждым литературного таланта. Любил Лермонтова, внимательно изучал славянофилов – Хомякова, Киреевского, Аксаковых, со многими из них дружил, переписывался. Был способен на рифмованный экспромт подобно Суворову, перед памятью которого преклонялся.

В чём секрет необыкновенной популярности Скобелева?

Казалось, что после Наполеоновских войн прошли времена героев-исполинов. Ореол романтики у полководцев перехватили революционеры… А Скобелеву в народной памяти удалось встать в один ряд с Румянцевым, Суворовым, Багратионом…

Он был гением наступательной войны. Его сподвижник и бессменный начальник штаба Куропаткин вспоминал: «В день боя Скобелев каждый раз представлялся войскам особенно радостным, веселым, симпатичным… Солдаты и офицеры с доверием смотрели на его воинственную красивую фигуру, любовались им, радостно приветствовали его и от всего сердца отвечали ему «рады стараться» на его пожелания, чтобы они были молодцами в предстоящем деле».

В те годы перед Россией, по большому счёту, закрылись двери в Европу. Парижский трактат 1856 года, зафиксировавший результаты Крымской войны, лишил Российскую империю негласного статуса европейской сверхдержавы, который был неоспорим в годы всевластия Священного Союза.

Имперские амбиции отныне пришлось удовлетворять в Средней Азии и на Дальнем Востоке. Именно там продолжилось соперничество России с Британской империей. Там, куда сумел дошагать русский солдат, прекращалась работорговля, закрывались невольничьи рынки.

Скобелев считал себя «туркестанским воспитанником». В его судьбе походы в Среднюю Азию сыграли ключевую роль: именно там он изучил характер русского солдата, а солдаты полюбили своего генерала, наделённого способностью поднимать шеренги на смерть – не только против вражеской артиллерии, не только на пики и сабли, но и вопреки самой природе.

Хивинский поход был, по признанию самого Скобелева, «непрерывной борьбой с природой». Ханство удалось присоединить к России «малой кровью», хотя и ценой жестоких испытаний. Стал легендой разведывательный рейд Скобелева, когда он вместе с пятью смельчаками за неделю прошёл больше 600 вёрст в пустыне, постоянно рискуя нарваться на вооруженных кочевников, которые куда лучше знали местность.

За ту разведку Скобелев получил своего первого Георгия – 4-й степени. Там сложился командирский стиль Скобелева: он демонстрировал солдатам чудеса храбрости, и они отвечали ему тем же. Презрение к смерти заразительно, как и трусость.

В 1875 – 1876 годах настал черёд Кокандского ханства. И в этом походе Скобелев показал себя звездой первой величины, его кавалерийский отряд стал грозой неприятеля: русские нападали неожиданно, ошеломляли. В одной из схваток Скобелев получил серьёзное ранение в ногу.

Он – подобно Петру Великому и Суворову – научился разговаривать с солдатами вдохновенно и убедительно.

В разные годы он обращался к солдатам:

«Мне остаётся желать лишь одного, чтобы сражался с такими же молодецкими, такими же доблестными войсками, как те, с которыми мне здесь пришлось служить и сражаться»,

«Скоро нам предстоит боевое испытание, прошу всех об этом знать и крепить дух молитвою и размышлением, чего требует от нас долг, присяга и честь имени русского»,

«Отношение наше к побеждённому народу должно быть не только законно-правильным, но и великодушным, ибо храброе русское войско искони не умело бить лежачего»,

«Я убеждён, что вверенные мне храбрые войска не помрачат своей бессмертной славы».

Именно в Туркестане он получил генеральское звание и там же его стали звать Белым генералом. В бою его видели на неизменном белом коне, в не менее белом мундире. Считалось, что он заговорён от пуль до тех пор, пока одет в белое. Солдатам это суеверие помогало доверять своему командиру. На мундире уже красовался Георгий 2-й степени и той же степени орден св. Владимира.

Некоторое время Скобелев был губернатором в Фергане, но административное поприще принесло первые тяжёлые разочарования: в Петербург посыпались доносы на молодого генерала и от власти его отстранили. Оно и ясно: боевой кавалерист, пропитанный романтическими идеалами, ненавидел мздоимство, а на Востоке взяточничество процветало, в том числе и в среде русских администраторов.

Начиналась война на Балканах – последняя большая война с османами за свободу православных народов. Возможно, самая благородная война из всех, которые вела Россия. Скобелев, как никто другой, был душой предан делу освобождения братских народов.

В крае сербском вознеслись мечети; Янычар, в толпе, средь бела дня, По базарам жен давил копытом

Своего арабского коня.

– писал А.Н.Майков.

Для Скобелева славянская свобода – это заря будущей славы России, независимой, сильной, способной бросить вызов основным европейским державам того времени — Британской империи и Германии.

Но на Балканы Скобелев прибыл в полуопальном положении, хотя и в ореоле туркестанской славы. Статус его на первых порах был сомнителен: он состоял при Главной квартире, а потом руководил штабом дивизии, которой командовал его отец.

Ему удалось отличиться в бою при переправе через Дунай у Зимницы. С тех пор и начались скобелевские чудеса – чудеса отваги и героизма, военной выдумки и полководческой твёрдости. В 1877-м году белый генерал совершал невозможное… 7 июля отряд Скобелева с боем занимает Шипкинский перевал. Ак-паша, как называли его на Востоке, снова рисковал, снова оставался неуязвимым…

Ярко проявил себя Скобелев при третьем штурме неприступной Плевны. Его отряд принял на себя удар третьей части турецких войск, хотя составлял всего лишь пятую часть русской армии, штурмовавшей Плевну. «У нас только Скобелев умеет вести войска на штурм!», — говорили в армии. Скобелевцы захватили важнейшие укрепления, путь в Плевну был открыт, но командование не поторопилось с подкреплением – и пришлось приступить к длительной осаде.

После взятия Плевны и перехода через Балканский хребет русская армия опрокидывает турецкие войска на линии Шипка – Шейново и решающую роль в этом сражении снова сыграли войска Скобелева. После этого во главе авангарда Скобелев овладевает Адрианополем и Сан-Стефано. Вот он, Константинополь, Царьград – рукой подать! Скобелев мечтал освободить православную столицу.  Но, как известно, турки запросили мира…

Берлинским миром генерал был не доволен, хотя в те дни его осыпали наградами. Он мечтал о великом будущем славянских народов.

Скобелеву предстояло проявить себя ещё в одном походе – в Ахал-Текинской экспедиции. Михаил Дмитриевич, продемонстрировав опыт и предусмотрительность, составил план продвижения к крепости Геок-Тепе, которую текинцы намеревались защищать. Войска у них было – около 25 тысяч, Скобелев не располагал и 7 тысячами, но превосходство русской армии по вооружению и выучке не вызывало сомнений. 12 января 1881 года Скобелев повёл свои войска на штурм.

Когда русские ворвались в крепость – большая часть текинских войск бросилась в бегство. Скобелев организовал преследование. После взятия Геок-Тепе в Закаспийских владениях империи надолго установилась тишина. Потери русской армии во всей экспедиции – около 1500 человек погибшими и умершими…

Скобелев жил в сравнительно счастливое для России время: империя казалась могущественной. Но мировоззрение генерала сформировалось и во дни трагической Севастопольской эпопеи. Крымская война сбила благодушие с патриотов – и Скобелев понимал, что Родина входит в полосу кризиса. Как спастись, как уберечься от поражений и распада?

Генерал писал: «Мой символ краток: любовь к Отечеству; наука и славянство. На этих китах мы построим такую политическую силу, что нам не будут страшны ни враги, ни друзья! И нечего думать о брюхе, ради этих великих целей принесем все жертвы».

Он мечтал о возрождении «пришибленного русского самосознания», весьма глубоко (совсем не по-солдафонски!) анализировал набиравшее силу явление революционного нигилизма. В последние годы не раз Скобелев впадал в апатию, подчас он переставал верить в собственные силы, разочаровывался в людях. В такие минуты он повторял: «Я дошел до убеждения, что всё на свете ложь, ложь и ложь. Всё это – слава, и весь этот блеск – ложь. Разве в этом истинное счастье?Сколько убитых, раненых, страдальцев, разоренных».  А потом возвращался к борьбе.

Он был рьяным противником Германии и немецкого влияния в России, предвидел большую войну с немцами. Скобелев предлагал опереться на союз с Францией: с ней русским вроде бы нечего делить.

Планы Скобелева не были маниловскими: император Александр III, с которым у Скобелева не сложилось добрых отношений, через некоторое время изберёт именно такую тактику. Но… генерал совершил роковую ошибку: он ринулся в политику. А ведь Суворов предупреждал: не следует полководцу ввергаться в вихрь политический. Там – гибель.

И вот уже Белый Генерал заговорил с товарищами о кризисе династии Романовых, о том, что не худо бы её сменить о том, как должен генералитет вести себя во время революции… Вряд ли он был лидером заговора, но иногда «уж лучше грешным быть, чем грешным слыть». Много хуже, что при дворе его считали заговорщиком.

Его – Скобелева, чьё слово в армии ценилось на вес золота и свинца. Такого врага не приведи Господь! И вот уже «весь Петербург твердит о нём как об искателе с династическими притязаниями».

Считалось, что генерал возглавит переворот во время коронации Александра, в Москве. И вместо Александра III венчать на царство будут Скобелева. Он мечтал о вольном союзе славянских народов с решающим словом русского царя, общей армией и общей валютой, но при автономии правительств. Славянского Гарибальди вдохновляли откровения Хомякова и Аксакова…

Разумеется, в окружении нового императора Скобелева, как минимум, опасались. А генерал всё размышлял, как сохранить и усилить великую державу в условиях всевластия ростовщиков?

Он вёл жизнь, далёкую от аскетической. Тёплым вечером 25 июня 1882 года в гостинице «Англия», что на углу Петровки и Столешникова переулка, Скобелев поужинал в шумной компании случайных знакомых, после чего направился в номер вместе с некоей кокетливой женщиной – как поговаривали позже, с немкой… В её номере генерала и нашли мёртвым.

Сколько раз он ходил под пулями на поле боя – а умер в чужой постели. В протоколе после вскрытия было сказано: «Скончался от паралича сердца и легких, воспалением которых он страдал еще так недавно».

Но Москва, оплакивавшая героя, не поверила газетам. Мало кто сомневался, что Скобелева убили. Так же считали и в Болгарии, которая погрузилась в траур. Каких только версий не было – обвиняли немку, и полицейского, и купцов, кутивших в ресторане… Поговаривали, что негласный суд приговорил заговорщика Скобелева к смертной казни. Развесёлые купцы были агентами тайной полиции, они-то и привели приговор в исполнение, отравили героя… Конечно, ходили слухи и о самоубийстве. Печально, когда смерть героя омрачают такие версии.

Прощание со Скобелевым прошло в Храме Трёх Святителей, что у Красных ворот (эта скромная церковь не сохранилась). А похоронили его в родном сельце – Спасском-Заборове, что на Рязанской земле. Речь при погребении произнёс епископ Дмитровский Амвросий. Столицы уже спорили о том, где ставить памятник Скобелеву…

Он взметнётся в Москве, возле генерал-губернаторского дома, неподалёку от места смерти генерала, примерно там, где ныне – памятник Юрию Долгорукому. Замечательный памятник уничтожат на маёвке 1918 года.

В советские времена Скобелева не вычёркивали из истории: его считали передовым генералом, продолжателем лучших суворовских традиций. И всё-таки Скобелев оставался на обочине парада героев истории.

Правда, в 1954 году вышел на экраны фильм «Герои Шипки», в котором роль Скобелева сыграл Евгений Самойлов, энергично и обаятельно. А в 1970-е Скобелев стал героем романа-эпопеи Бориса Васильева «Были и небыли», заново открывшего для многих из нас ту русско-турецкую войну…

Скобелев завершил плеяду русских героев-полководцев, каждый из которых был олицетворением воинской доблести народа. В позднейшее время храбрые люди и талантливые стратеги на Руси не перевелись, но наступила эпоха миллионных армий, эпоха оружия массового поражения. Воля одного человека не могла решать судьбы кампаний. Потому и помнит Россия Скобелева – последнего из могикан.

Полководцы Великой Отечественной гордились, когда их подвиги сравнивали с деяниями Скобелева. Будем помнить о полководце не только в день его рождения! Русские, болгары, украинцы, сербы – все, за чью свободу он сражался. И пускай звучит для нас Скобелевский марш – прорывный, бодрый, как положено.

Аудиозапись марша Скобелева.

Будьте в курсе предстоящих событий и новостей!

Присоединяйтесь к группе - Добринский храм

ПОМОГИТЕ ХРАМУ! Пожертвовать деньги на храм или сайт.

pravera.ru

Михаил Скобелев: тайна смерти «белого генерала»

Он присоединил к России мусульманскую Среднюю Азию, но мечтал о панславянской стране, с единой армией и валютой. Судьба его хранила от пуль, но умер генерал при непонятных обстоятельствах.

До двенадцати лет он «сражался» с гувернером-немцем, заставлявшим будущего генерала зубрить Vokabel –русско-немецкий словарь. Домашний учитель сек мальчика за любую провинность, и все помыслы юного Скобелева были направлены на то, чтобы отомстить бессердечному воспитателю. Писатель Михаил Филиппов в своей книге «Михаил Скобелев. Его жизнь, военная, административная и общественная деятельность» так описывал этот период жизни своего героя: «в этом воспитании следует видеть чуть ли не первый зародыш позднейшей нелюбви Скобелева к немцам. Скобелев с детства обладал независимой, пылкой и живой натурой; в течение долгого времени он был вынужден скрепя сердце терпеть подобное обращение. В его характере развились скрытность и мстительность».

Генерала Скобелева вспоминают, как правило, в связи с русско-турецкой войной 1877—1878 годов. В славянском мире он воспринимается, как освободитель болгар от османского ига. Между тем, более важными для российского государства являются его три среднеазиатские кампании: Хивинский поход, подавление Кокандского восстания и Ахалтекинская экспедиция.

Именно там столкнулись в то время геополитические интересы России и Англии в ходе знаменитой Большой игры за центральную Азию. «Если мы представим себе, что к концу XIX века англичане в освоении этих земель продвинулись бы дальше Афганистана, не застряв там и не встретив никакого сопротивления, то, конечно, геополитическое положение (современной) России было бы гораздо более сложным», - убежден один из авторов книги «Генерал Скобелев» Руслан Гагкуев. Интересно, что своей первый «Георгий» Скобелев получил за многодневную разведку в пустыне к колодцу Сарыкамыш.

Итак, русско-турецкая война по освобождению Болгарии ассоциируется с Михаилом Скобелевым, о чем говорят сотни памятников генералу на болгарской земле. И это при том, что на первых ролях в той компании был не он, а лично император Александр II, его сын – впоследствии император Александр III, и генерал Гурко.

Полководческие успехи генерала Скобелева связаны, прежде всего, со знаменитой осадой Плевны, однако благодаря личной смелости он стал самым настоящим любимцем военной журналистики, или, как говорят сейчас, ньюсмейкером освободительной войны. Историки это связывают, в том числе, и с определенной театральностью, проявляющейся в любви Скобелева к белому обмундированию. Кстати, турки называли его «ак-паши» - белым генералом.

«В тех налетах, которые на мою долю достались, мне празднично было, - говорил генерал, - Я гоняюсь за опасностями как за женщинами, но, желая их вечно, не чувствую пресыщения». Именно тогда он начал проявлять себя как политик, обрисовав будущность славянского мира. Его речь, где он обрисовал принципы панславизма произвела фурор в Европе. «Полная автономия у каждого, общее – войска, монета и таможенная система. Мой символ краток – любовь к отечеству, свобода, наука и славянство». Вскоре в газетах о Скобелеве стали писать, как о славянском Гарибальди.

Всё, что связано с последними днями жизни Скобелева, до сих пор является исторической загадкой. Всеобщий любимец, молодой генерал от инфантерии, чин которого он получил после блестящей Ахалтекинской экспедиции 1881 года, вдруг на полном серьезе заговорил о своей смерти и даже заказал себе склеп в личном имении в селе Спасском-Заборовском Ряжского уезда Рязанской губернии. Между тем ему было всего 38 лет. Возможно, это было связано с какими-то угрозами, которые поступали к нему от безымянных недоброжелателей.

Предчувствие не обмануло генерала. 7 июля 1882 года Михаил Скобелев умирает в Москве в гостинице «Англия» в номере некой Шарлотты Альтенроз, которая и сообщила об этом полиции. Причинами смерти, согласно вскрытию, произведенному прозектором Московского университета Нейдингом, названы параличи сердца и легких. Между тем подавляющая часть столичной интеллигенции была уверена, что Скобелева убили, причем по личному приказу Бисмарка. И якобы у Скобелева выкраден план победоносной войны против немцев. В ходу была также версия о том, что его устранили по тайному распоряжению царя, якобы заподозрившего генерала в попытке государственного переворота. Говорили также о масонах, против которых генерал активно боролся.

russian7.ru

Скобелев Михаил Дмитриевич 14 сентября 1843 - 25 июня 1882: биография кратко, годы жизни, деятельность

14 сентября 1843 - 25 июня 1882

Скобелев Михаил Дмитриевич (1843 - 1882) - русский полководец, герой походов в Среднюю Азию и русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

В соответствии с веяниями времени родители решили дать ему, сыну генерала, невоенное образование, сначала обучая дома, а затем, в 1860 г., он был определен в Петербургский университет на математический факультет. Однако Скобелеву была уготовлена другая судьба. Ему было суждено стать третьим генералом в семье и Георгиевским кавалером. Спустя год, он покинул университет и поступил юнкером в кавалергардский полк, приняв участие в подавлении польского восстания в 1863 г., проявив при этом чудеса храбрости. География его военной службы огромна: Петербург, Москва, Туркестан, Новгород, Пермь.

При этом Скобелев отдавал свое время не столько своим прямым обязанностям, сколько изучению военной литературы (в том числе на иностранных языках: он прекрасно говорил на немецком, французском и английском) и чтению лекций по тактике и военной истории. В 23 года Скобелев закончил академию Генерального штаба.

Однако его деятельная натура не могла реализоваться в спокойных местах службы. Только в действующей армии Скобелев мог полностью реализовать свой талант, что ярко проявилось во время военных действий при покорении Туркестана, Хивы и Коканда в 1864-1876 гг.

Но наиболее ярко его полководческий дар раскрылся во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. С Балканского полуострова генерал Скобелев вернулся не только народным героем, о храбрости которого слагались легенды, но и общепризнанным военным авторитетом.

В конце 70-х годов началось наступление России на туркменские племена. Первая военная экспедиция, командовал которой генерал Ломакин потерпела неудачу. Руководство же второй было поручено Скобелеву. Здесь он впервые выступил в роли главнокомандующего, ничем не связанного в реализации своих стратегических планов. М.Д. Скобелев сам подготовил и блестяще осуществил эту военную операцию. 12 января 1881 г. после короткого штурма был взят главный оплот текинцев - крепость Геок-Тепе.

Возвращение Скобелева в Россию было столь триумфальным, что в Европе  сравнивали его прибытие с возвращением Наполеона из Египта.

Однако летом 1882 г. в Москве, в номере гостиницы «Англия», известной всей кутящей Москве, генерал неожиданно умер. Цензура не пропустила в газеты подробности этой смерти. Поэтому в обществе того времени царила уверенность, что Скобелев был отравлен. Мнения расходились лишь в том, кто это сделал, при этом большинство выражало полную уверенность, что это дело рук германской разведки и лично фон Бисмарка.

Российский Генеральный штаб прислал на его похороны венок с надписью: «Равный Суворову».

histrf.ru


Смотрите также