Гартунг андрей валерьевич биография


Гартунг Андрей Валерьевич

Генеральный директор ОАО «ЧКПЗ» (Челябинский кузнечно-прессовый завод).

Родился 11 июля 1982 года в г. Челябинске.

После окончания школы поступил в Южно-Уральский государственный университет на специальность «Менеджмент предприятия». Начиная со второго курса, совмещал учебу в университете с работой на Челябинском кузнечно-прессовом заводе – менеджером отдела продаж коммерческой службы, впоследствии – директором ООО «Росмет». В 2004 году защитил диплом по теме «Эффективное управление на предприятии автомобильной промышленности».

В январе 2005 года Андрей Гартунг возглавил ОАО «Челябинский Кузнечно-прессовый завод». Под его руководством завод динамично развивается, ежегодно расширяет географию и наращивает объемы продаж, увеличивает номенклатуру продукции, привлекает новых постоянных партнеров.

Женат.

За время работы А. Гартунга в должности генерального директора ОАО «ЧКПЗ», при его непосредственном активном участии и под его руководством: 

На заводе проведено масштабное техническое перевооружение во всех основных цехах, все операции, с первой по последнюю, проводятся на современном оборудовании. С нуля развиты новые компетенции по таким направлениям как механическая обработка, производство штампов, модернизация кузнечно-прессового оборудования. Открыт и загружен новый цех – производство прицепной спецтехники.

На заводе проведена реструктуризация, в результате которой основным направлением деятельности предприятия стало кузнечное производство. На площадях убыточных и технически отсталых цехов были открыты новые производства, таких как цех механической обработки и цех по производству прицепов. Процессы в кузнечном производстве доведены до соответствия мировым стандартам, что подтверждается сертификатами, в частности, ISO/TS 16949. ЧКПЗ – первый в России кузнечный завод, сертифицированный по данному стандарту.

Предприятие перестало зависеть от одного заказчика (АЗ «Урал»), а также от российского автопрома в целом. В результате масштабной диверсификации сбыта за 8 лет было поставлено на производство более тысячи наименований новых поковок (больше, чем за всю историю существования завода). ЧКПЗ занял лидирующие позиции на новых рынках, например, на рынке поковок для ЖД-транспорта, на рынке комплектующих трубопроводной арматуры и др.  Ежегодно осваиваются новые ниши, завод сегодня поставляет продукцию предприятиям порядка десяти различных отраслей промышленности.

На заводе сегодня работают высококвалифицированные специалисты, не только из России, но и других стран. Создана собственная производственная система, включающая в себя идеи и практики ведущих предприятий (TPS, Кайдзен и многие другие). Создана уникальная система подготовки кадров.

chel.dk.ru

Андрей Гартунг: Наша семья «завязала» с политикой

Андрей Гартунг родился 11 июля 1982 года в Челябинске. После окончания школы поступил в Южно-Уральский государственный университет на специальность «Менеджмент предприятия». По окончании первого курса университета пришел работать на ОАО «ЧКПЗ», чей контрольный пакет принадлежит его отцу, депутату Госдумы Валерию Гартунгу. В 2004 году защитил диплом по теме «Эффективное управление на предприятии автомобильной промышленности». Работал менеджером отдела продаж ЧКПЗ, начальником службы сбыта и генеральным директором 000 «Росмет». Зимой 2005 года возглавил ЧКПЗ. В декабре 2005 года дебютировал в политике, став кандидатом от Российской партии пенсионеров на выборах в Законодательное собрание Челябинской области

В январе 2005 года он стал самым молодым директором крупного предприятия в Челябинской области. С этого времени завод переживает перемены, позволяющие уверенно смотреть в перспективу. Успехи были бы куда очевиднее, если бы не репутационный багаж, который вынуждена тащить его семья, еще недавно активно занимавшаяся политикой. Генеральный директор ОАО «Челябинский кузнечно-прессовый завод» Андрей Гартунг - о себе, о настоящем и будущем своего завода и о главном выводе, которая извлекла его семья из участия в политике в сегодняшней России.

О заводе

– Андрей, вы уже больше года возглавляете предприятие. Об итогах обязательно поговорим, а сейчас расскажите о том, насколько легко или сложно далось вам решение стать генеральным директором?

– Завод не был для меня совершенно незнакомым предприятием. Я здесь работал, начиная еще с института, когда совмещал учебу с работой в отделе сбыта. Другое дело, что я никогда не занимался проектами такого масштаба и, если честно, не мог себе представить весь объем работы. Но ситуация на предприятии была достаточно сложная, и Валерий Карлович, видимо, не видел других кандидатур, кроме моей. Во всяком случае жизнь показала, и рабочие, кстати, тоже так считают, что этот вариант оказался не самым плохим. Только за 2005 год у нас зарплата возросла на 60%, и сейчас она – 10800 рублей в среднем по заводу. Конечно, не очень много, но и не очень мало, если сравнивать с другими предприятиями машиностроения. Раньше, когда у нас средняя зарплата была в районе 6 тысяч, у нас работало около двух тысяч человек. Теперь – 3300 сотрудников.

– Какие еще изменения вы бы отметили за последние полтора года?

­­ ­– В первую очередь, сменилась команда, руководящий состав. Полностью. Такой цели, конечно, изначально не было, но жизнь показала, что это необходимо. В течение 2005 года мы меняли приоритеты развития. Если традиционно развивалось производство рессор, колес, холодной штамповки, а кузнечное подразделение пребывало в стагнации, с незагруженными мощностями, то теперь ставка сделана на производство горячих штамповок. Мы рассматриваем это направление рынка как наиболее перспективное в связи с бурным развитием автомобильной промышленности и приходом в страну крупнейших зарубежных производителей.

Соответственно потребовалось изменить систему управления, чтобы иметь возможность оперативно реагировать на требования рынка, оперативно выполнять заказы. Все предприятие, вся управленческая структура были выстроены с целью освоения как можно большего количества новых изделий, чтобы выходить на новые рынки. Скажу, что в течение 2005 года мы освоили около трехсот новых изделий, и с сентября прошлого года запускали по одному новому изделию в сутки. Это позволило нам диверсифицировать сбыт и сориентироваться не только на предприятия автопрома, но и на РЖД, производителей оборудования для нефтегазовой отрасли и т.д.

Конечно, от чего-то пришлось отказаться. На рынке рессорной продукции возникла сложная ситуация, и мы пришли к выводу, что для нас производство рессор было и будет неперспективно, поэтому в 2005 году мы его просто ликвидировали. Порядка трехсот человек, ранее занятых на этом направлении, трудоустроены в других цехах завода. К настоящему времени на заводе два основных производства - колеса для грузовых автомобилей и горячие штамповки, на долю которых уже приходится около 60% всей продукции.

– Такая реорганизация наверняка обострила кадровый вопрос…

– Конечно, но чтобы его решить, мы, в первую очередь, привлекали людей внутри предприятия. Я считаю лучшим вариантом, когда человек воспитан в нашей корпоративной культуре, знает завод. Когда не находили необходимых специалистов у себя, брали со стороны, благо живем в промышленном центре и нам есть из чего выбирать. Берем как состоявшихся спецов, так и ребят из института, приглашая их на рабочие специальности, чтобы производство они знали полностью. Сразу платим очень неплохую зарплату и тем самым становимся привлекательными для молодых специалистов работодателями. Кстати, мы серьезно изменили систему оплаты труда на заводе. Если раньше все было традиционно – оклад плюс премия, то теперь все зависит от объемов работ. То, что мы смогли заинтересовать персонал в результатах собственного труда, было одним из условий, позволивших нам быстро освоить большое количество новых изделий.

- Можно предположить, что столь серьезная ломка на предприятии могла вызвать, мягко говоря, непонимание старой команды. К тому же, и человек вы довольно-таки молодой…

–Проблем возникало много. Но я скажу так: возможно, именно потому что я молодой, для меня возраст – это не критерий. Мне совершенно неважно, сколько лет человеку. Может, ему за семьдесят, но он полон энергии и новых идей, рабочего энтузиазма. Рано или поздно мы нашли общий язык со всеми, потому что я действовал, на мой взгляд, достаточно логично. Были поставлены конкретные задачи, сформулированы конкретные требования, которым должны были соответствовать все члены команды. В противном случае -  нам не по пути. Если человек систематически не справлялся, может быть, он просто был не на своем месте. У меня были начальники цехов, которые просто сами признавали, что они не способны решать задачи в том масштабе, который требовался от начальника цеха, и я переводил их на работу ведущими конструкторами. Я старался подбирать для каждого человека то место, где он мог показать себя оптимально, потому что если человеку интересно, если он работает с энтузиазмом, то это, в первую очередь, полезно для организации. Команда менялась в течение года, это был эволюционный процесс. Так как дел за год было много, была и возможность объективно оценить качество труда каждого на его рабочем месте.

– Ваш отец, Валерий Гартунг, что-то вам советовал, как-то реагировал на ваши управленческие решения?

– Ну, Валерий Карлович, как вы знаете, был занят несколько другими делами, поэтому у него не было возможности сильно вмешиваться. Я, конечно, советовался с ним, спрашивал его мнение, но конечные решения всегда оставались за мной, потому что если честно, то считаю, что просить совета – значит, перекладывать на кого-то часть ответственности. А я сам нес и несу всю ответственность за то, что происходит на заводе.

- Какие задачи вы ставите перед собой на ближайшее будущее в качестве директора?

- Задача на 2007 год – достичь 20-процентной доли экспорта во всем объеме продаж. Сейчас пока экспорт на уровне 5-7%. Тут, правда, надо учитывать, что экспортом я считаю поставки в дальнее зарубежье. Вот ведутся переговоры с концерном «Даймлер-Крайслер», участвуем в тендере на поставку им деталей. О результатах говорить рано, контракт еще не подписан, но есть очень хорошие шансы поставлять в Германию горячие штамповки. Прорабатываем варианты поставок другим автомобильным концернам. Как вы знаете, объемы производства автомобилей в мире вообще выросли существенно, а кузнечные производства в Европе сейчас закрываются. На рынке появляется дефицит, и крупные концерны вынуждены искать поставщиков. Поэтому сейчас на нашем предприятии объявлена война за качество: мы очень серьезно ужесточили требования к выпускаемой продукции, меняем систему оплаты труда, дополнительно обучаем сотрудников. До конца года должны получить сертификат ISO, сертифицируем специальную продукцию. Проводим масштабные программы технического перевооружения. Например, в этом году будет потрачено для закупки нового оборудования порядка 200 млн. рублей. Внедряем технологии, которые позволят сделать продукцию дешевле, а ее качество – выше.

О политике

- Какие проблемы сейчас стоят перед предприятием?

- У нас серьезно выросли объемы производства и не хватает людей, особенно технических специалистов. Поэтому мы сейчас развернули активную кампанию по созданию положительного имиджа нашего предприятия. Стоит признать, после предвыборных баталий имидж был немножечко подпорчен. Я считаю, что это несправедливо, потому что у нас успешно развивающееся предприятие, нормальная зарплата, отличные соцгарантии. Но вследствие политического фактора предприятие как бы оказалось в изоляции. Нам бы хотелось эту ситуацию исправить. Мы запустили ролики по телевидению, стали спонсировать многие социальные проекты…

- И наверняка снова получили упреки в том, что это все – политика…

- Да не политика это! Нам просто нужны люди. Нужны хорошие отношения с кредитными институтами, поскольку планируем разместить облигационный заем. Ни я, ни Валерий Гартунг, ни Марина Гартунг, никто из нашей семьи и нашей заводской команды ни на какие выборы не собирается. Увы, настолько наша семья, наша фамилия ассоциируется с политикой, что у людей этот ассоциативный образ с трудом уходит. Еще раз повторю: никакие масштабные политические проекты мы реализовывать не планируем.

За этот год на нас сыпались обвинения в том, что из-за наших якобы долгов перед энергетиками обесточат половину Ленинского района. Что у нас на территории скупают краденый металл… Все это по инерции, это отголоски предвыборной борьбы. Цветным металлом мы не занимались никогда, а энергетики сами были нам должны на тот момент, когда нас полоскали в репортажах... Бывшие оппоненты, в силу каких-то соображений, пытаются очернить деловую репутацию ЧКПЗ, тем самым бросив тень на его собственников. Но мы сейчас ни на чьи интересы не наступаем, ни в какие политические битвы не ввязываемся. Возможно, со временем наши недоброжелатели поймут, что незачем тратить ресурсы на борьбу с добросовестным и динамично развивающимся предприятием. Наша семья больше не хочет ассоциироваться ни с какими политическими делами. Мы «завязали» с политикой.

- А почему? Ведь был такой потенциал…

- Просто потому, что мы решили на семейном совете – в нашей стране политикой заниматься стало просто бесполезно, так как реальных возможностей на что-то повлиять не осталось. А так как мы ни на что не можем повлиять, то зачем нам вводить в заблуждение избирателя и вообще идти туда, куда поход чреват? Да, Валерий Карлович остается депутатом Госдумы, у него есть обязательства перед его избирателями. Но, насколько я могу судить, и Валерий Карлович считает, что в дальнейшем ему нет необходимости идти на выборы и становиться депутатом Госдумы. Во всяком случае сейчас, когда, даже будучи депутатом федерального парламента, он ничего не в состоянии изменить. Валерий Карлович вносил законопроект о ренте, и вы знаете судьбу этой инициативы. Маловероятно, что в ближайшее время появится сила, способная реализовать эту идею. Не видно ее даже на горизонте… Словом, сомневаюсь, что и Валерий Карлович еще будет заниматься политикой.

ura.news

Самое интересное в блогах МК

Быть богатым красиво, а депутатом Госдумы престижно. До недавнего времени политики вполне успешно совмещали полезное с приятным. В поте лица трудились на Охотном ряду, а отдыхали в Майями или Куршевеле.

Но громкая антикоррупционная кампания поставила их перед сложным выбором. Или счета и недвижимость за рубежом, или депутатское кресло. Депутаты, как могут, решают эти вопросы. Каждому свое.

И только один депутат публично заявил. «От недвижимости не откажусь и из власти не уйду». Зовут заявителя Валерий Гартунг из «Справедливой России». Подробно свою позицию он изложил в недавнем интервью в одной газете.

Депутат не скрывает, что является богатым человеком: «Я еще с 1990-х годов являюсь богатым человеком. Декларации подаю. За прошлый год у нас с супругой задекларировано 70 млн рублей, в позапрошлом — 100 млн». Его семье принадлежит ОАО «Челябинский кузнечно-прессовый завод».

Также он не скрывает, что является законопослушным депутатом: «В 1997 году я впервые был избран депутатом. В то время депутату запрещалось заниматься иной оплачиваемой деятельностью, поэтому я, оставаясь генеральным директором, перестал получать зарплату. В 1999 году была внесена поправка о запрете любой управленческой деятельности, и я передал все управление супруге».

Красиво говорит Валерий Карлович. Я бы даже сказал смело. И почти правду. Почему-то вспоминается старая присказка: «Гладко было на бумаге, но забыли про овраги». Я это к тому, что красивые депутатские заявления не всегда соответствует истине. К сожалению, депутат Валерий Гартунг не исключение. Как известно, дьявол кроется в деталях. Этой деталью является ответ депутата на следующий вопрос журналиста.

«— Но мы же понимаем, что жена в любой момент может сказать: «Валера, у меня в бизнесе проблема, помоги». И вы ведь поможете?

— Как должно поступать депутату, так я и поступаю. Если супруга или гендиректор предприятия напишет мне официальное обращение, что, мол, в отношении предприятия нарушается закон, я помогу. Но наши предприятия не получают денег из бюджета, не оказывают услуг за государственный счет. У меня есть пакет акций, но я им не голосую, не управляю, никаких решений не принимаю».

Чтобы понять суть «дьявольской детали», небольшой экскурс на несколько лет назад. В 2008 году предприятие семьи Гартунгов ЧКПЗ пострадало от экономического кризиса. Впрочем, как и многие другие предприятия. Главная проблема ЧКПЗ – сбыт продукции. На тот момент гендиректором предприятия был Андрей Гартунг, сын депутата.

Я не знаю, писал ли сын «официальное обращение» депутату или просто обратился: «Папа, помоги», но факт остается фактом. Валерий Гартунг активно вмешался в спасение не чужого ему предприятия. Нужно было решить задачу, чтобы пробиться в поставщики продукции для крупной нефтяной компании ОАО «Сургутнефтегаз».

Судя по документам, сыну решить эту задачу оказалось не по силам. Поэтому в бой пошла «депутатская артиллерия». В июне 2009 года на депутатском бланке Валерий Гартунг просит генерального директора ОАО «Сургутнефтегаз» Владимира Богданова о встрече, чтобы обсудить «возможности поставки на Ваше предприятие фланцев… производства ОАО «ЧКПЗ». Встреча или не состоялась, или ее результат был отрицательный для семьи Гартунгов.

Тогда депутат обращается к тогдашнему полномочному представителю Президента в Уральском федеральном округе Николаю Винниченко. Помогите, тонем. Полпред не мог отказать «слуге народа». В результате всех затей в октябре того же года появилось письмо к Владимиру Богданову за подписью полпреда. Большая часть письма бла-бла-бла про «антикризисные меры», про «комплекс мер по импортозамещению», про «приоритет отечественному оборудованию». Суть дела, как водится, заключена в «детали». В последнем абзаце письма.

«С учетом изложенного прошу Вас рассмотреть возможность проведения встречи с депутатом Государственной Думы Российской Федерации Гартунгом В. К. и генеральным директором ОАО «ЧКПЗ» Гартунгом А. В. Для обсуждения вопросов поставок продукции завода на ОАО «Сургутнефтегаз».

Конечно, правду говорит Гартунг, что «его предприятия не получают денег из бюджета». Не обязательно «доить» бюджет, когда есть неограниченные депутатские возможности по лоббированию семейных бизнес-интересов. Ахтунг, Гартунг.

просмотров: 11651

www.mk.ru

Андрей Гартунг: ЧКПЗ — единственная компания в СНГ, которая может модернизировать прессы не хуже европейцев » Информационно-аналитическое агентство «УралБизнесКонсалтинг»

На ЧКПЗ активно развивается новое направление бизнеса, обладающее уникальными, даже по мировым меркам, компетенциями: производство и модернизация современного кузнечно-прессового оборудования. Созданное на базе ремонтного производства, оно ориентировано преимущественно на экспорт. Уже в следующем, 2013 году, ЧКПЗ планирует получить выручку от нового направления в размере 300 млн. рублей — и это только с продажи оборудования. Подробнее о проекте рассказывает генеральный директор ОАО «ЧКПЗ» Андрей Гартунг.

— Андрей Валерьевич, с чем связано решение о диверсификации деятельности предприятия?

— К этой идее мы пришли эволюционным путем. Началось все еще в 2005 году, когда было принято решение сокращать зависимость от АЗ «Урал». На тот момент поставки одному этому заказчику составляли до 60-70% от всего объема продаж, а с учетом не самых радужных перспектив отечественного автопрома рано или поздно нам грозила полная остановка производства. Все цеха ЧКПЗ на тот момент были заточены под УралАЗ и автопром в целом, нужно было набрать заказов на других рынках, диверсифицировать поставки. И самым подходящим для этих целей, самым гибким производством оказалось кузнечно-прессовое. Как известно, на одном и том же прессе можно производить продукцию для разных отраслей промышленности: нефтегазовой, энергетической, железнодорожной, горнодобывающей и других отраслей, которые будут активно развиваться в России — стране с сырьевой экономикой. Есть перспективы и у автомобилестроения: более глубокая локализация узлов — двигателей, например, или коробок передач — для иномарок, собираемых в России, потребует качественно другого уровня исполнения кузнечной продукции. И сейчас этот процесс в России уже пошел! Например, Volkswagen строит завод в Калуге по производству двигателей, а ЧКПЗ — единственный в СНГ кузнечный завод, который уже сегодня готов поставлять комплектующие для этого производства.

— С какими проблемами вы столкнулись при реализации нового проекта?

— Одна из многочисленных проблем, с которыми мы столкнулись: все оборудование завода требовало как минимум капитального ремонта — на нем невозможно было получить качественный продукт и даже просто выполнять планы производства, которые росли. Половину оборудования можно было просто выкинуть как морально и физически устаревшее. Например, кузнечный молот даже не прошлого, а позапрошлого века выпуска, который был поставлен во время войны по ленд-лизу, а до этого неизвестно сколько работал в Англии. Ремонтно-механический цех с крупными ремонтами не справлялся — просто не осталось специалистов, способных качественно провести сложный проект. А ведь в советские времена ЧКПЗ сам производил новые прессы. К слову, ремонтировать кузнечное оборудование — сложнее, чем изготавливать новое. Стали искать кадры по всей стране, на других заводах, и выяснили, что оттуда забирать тоже некого. Крупнейшие российские кузнечные заводы работали «по принципу каннибализма». Объемы производства по сравнению с временами СССР упали настолько, что до 80% мощностей не использовались, и запчасти работающих прессов по мере износа заменяли теми, что снимали с неработающих, серьезно ничего не ремонтируя и просто «проедая» советские запасы оборудования и запчастей. Те заводы, у кого хватило ума не продавать и не сдавать в лом прессы и молоты, до сих пор так работают — «Камаз-металлургия», например.Конечно, в этой ситуации можно было сдаться и поручить ремонты сторонней организации, а ремонтный цех — закрыть. Но на всей территории СНГ такой заказ отдавать просто некому. Если же вообще отказаться от идеи ремонтов, а просто купить новое оборудование, то тут важна арифметика вопроса: новый кузнечный пресс — немецкий, японский или корейский — усилием, например, 4000 тонн будет стоить в базовой комплектации 80-90 млн. рублей. Даже в Германии, где кузнечные производства загружены огромными сериями, такой пресс будет окупаться не менее 4-5 лет. С учетом же российских реалий рынка кузнечной продукции, а также с учетом затрат на доставку, «растаможку» и другие процедуры, срок окупаемости с учетом дисконтирования составит 7 лет, то есть, почти никогда. В то же время, аналогичный пресс «б/у» в России стоит от 15 до 20 млн. рублей, в зависимости от состояния. Но его нужно ремонтировать и модернизировать, чтобы работал, а сделать это могут только в Европе или США. С учетом перевозок и прочих расходов это обойдется всего на 20% дешевле нового пресса. Один важный нюанс: в отличие от станков с ЧПУ и других промышленных машин, конструкция кузнечного оборудования во всем мире с 70 годов 20 века принципиально не изменялась. На самых современных заводах в Японии и Германии до сих пор эффективно работают на кузнечном оборудовании, произведенном в СССР, которое начали вывозить в 90-е годы в Европу, модернизировать и использовать. И этот процесс, кстати, идет до сих пор. Мировые лидеры в кузнечной промышленности — Китай и Индия — производят копии советского оборудования либо покупают «б/у» в России, а затем модернизируют в Европе. Подведем итог: на ЧКПЗ не менее 15 линий прессов и молотов нуждались в замене либо ремонте и модернизации. Своими силами этого было тогда не сделать, а отдавать заказ за рубеж — огромные вложения, которые, если бы и нашлись, то не факт, что когда-то окупятся. Мало того, каждые 5 лет процесс необходимо повторять, причем без расширения объемов производства, а просто ради сохранения хотя бы существующих. В общем, ситуация непростая, почти безвыходная. Но выход мы все же нашли.

— И какой же?

— Мы заключили долгосрочный договор с компанией в Европе, по условиям которого она модернизировала нам 5 линий прессов — на эти цели потребовалось более 400 млн. рублей — а параллельно обучала наших ремонтников. Одновременно мы искали квалифицированных специалистов за рубежом и закупали современные станки в ремонтное производство. Цель была такова: научиться модернизировать кузнечное оборудование не хуже этой фирмы и развивать собственную торговлю оборудованием, при этом полностью самостоятельно обеспечивая нужды своего производства. Руководить ремонтным производством был приглашен американский гражданин, настоящий эксперт в этом деле. Уговорить Михаила Славина переехать в Россию и взяться за проект — моя личная победа. Все это и много чего еще пришлось сделать, чтобы сегодня, наконец, мы смогли с гордостью сказать, что достигли цели. ЧКПЗ — действительно единственная компания в СНГ, которая может модернизировать прессы не хуже европейцев. Во всем мире таких компаний даже не сотни — десятки!Наши именитые зарубежные партнеры теперь львиную долю работ по модернизации прессов для их клиентов из Китая, Индии, Европы проводят на ЧКПЗ — потому что так дешевле. Кроме того, у нас есть прямые контракты с другими заказчиками, в том числе зарубежными. Мы предоставляем полный комплекс услуг, включая гарантию, сервисное обслуживание, поставки сопутствующего оборудования и многое другое. Заказывая у нас прессы, клиенты могут получать современное оборудование по таким низким ценам, которых нет нигде, в том числе в Китае. Фактически ремонтное производство теперь функционирует как абсолютно самостоятельное подразделение. Мы можем спроектировать и построить заново кузнечный завод. Кстати, мы полностью модернизировали кузнечное производство Кировского завода в Санкт-Петербурге, в рамках совместного проекта «Русские кузнечные заводы».

И, конечно, важнейший итог: в собственном кузнечном производстве ЧКПЗ сегодня модернизировано все, и это — наше серьезное конкурентное преимущество!

HTML-код: Для того, чтобы вставить материал в Живой Журнал или другой блог, скопируйте код

su.urbc.ru

Гартунг Андрей Валерьевич | Агентство новостей «Доступ»

Лента новостей В Челябинске провели спецоперацию по очистке снега на Кировке В Челябинске пассажир отобрал машину у таксиста Димитриевская родительская суббота-2019: традиции и запреты Школьницу из Златоуста наградили за спасение ребенка В Челябинске объявлен сбор на поиски парня-аутиста В Челябинской области ожидается гололедица и небольшой снег «Магнитка» дома выиграла у минского «Динамо» Челябинская конькобежка Фаткулина выиграла ЧР на дистанции 500 м Южноуральская спортсменка в 15-й раз стала чемпионкой мира по армрестлингу ВАЖНО. Размер матпомощи на ремонт и газификацию для ветеранов вырастет в 2,6 раза в 2020 году На Южном Урале в разы вырос штраф за «забытые» раскопки В Челябинск прибыла мироточивая икона Богородицы – ГДЕ поклониться НУЖНА ПОМОЩЬ. В Челябинской области пропал солдат-контрактник Экс-замминистра Бахаев просит суд снять арест с 8 земельных участков День народного единства-2019 в Челябинске: полная афиша В Аше работница кредитной организации присвоила 410 тыс. рублей Барическая «пила»: на Южном Урале резко повысится давление Мороз до –17 градусов ожидается в Челябинской области Пять человек попали в ДТП с КамАЗом на М-5 под Саткой В Челябинске открыли мемориальную доску поэту-металлургу В Челябинске ограничат движение по улице Труда После убийства ребенка в Нарьян-Маре Текслер поручил обезопасить детсады Южноуральский бюджет-2019 увеличен на 4,2 млрд за счет федеральных трансфертов Челябинцы оценили уровень счастья на 5 из 10 баллов Двое убийц получили 30 лет «строгача» в Челябинской области В Челябинске будут судить авиадебошира, избившего полицейского Текслер внес кандидатуру на пост южноуральского омбудсмена ВНИМАНИЕ. Центр Челябинска перекроют на несколько часов В Челябинской области поезд сбил мужчину Назначен новый директор аэропорта в Челябинске В Челябинской области принята досрочная отставка детского омбудсмена До конца года 6,5 тыс. жителей Челябинской области останутся без работы В Челябинской области в непогоду произошло смертельное ДТП на «встречке» ВНИМАНИЕ. В России запрещены микрокредиты под залог жилья и другие изменения с 1 ноября Южноуралец получил реальный срок за «минирование» детского дома В Магнитогорске мошенники списали с карт более 200 тыс. рублей Златоустовский отдел полиции возглавил новый руководитель «Мечел» открыл серию научно-познавательных игр для челябинских школьников В Челябинске объявили конкурс на должность главного архитектора Проект бюджета-2020 внесен в Заксобрание Челябинской области

Дата рождения: 11 июля 1982 года

Андрей Гартунг родился в 1982 году в Челябинске, родной сын депутата Госдумы РФ Валерия Гартунга. После окончания школы поступил в Южно-Уральский государственный университет на специальность «Менеджмент предприятия». Начиная со второго курса, совмещал учебу в университете с работой на Челябинском кузнечно-прессовом заводе; первоначально – менеджером отдела продаж коммерческой службы, впоследствии – директором ООО «Росмет». В 2004 году защитил диплом по теме: «Эффективное управление на предприятии автомобильной промышленности».

С января 2005 года по настоящее время возглавляет ОАО «Челябинский Кузнечно-прессовый завод». В 2005 году выдвигался в Мосгордуму по списку Российской партии пенсионеров, а также в Законодательное собрание Челябинской области – как кандидат от РПП.

В 2006 году присуждена международная премия «Кубок МВА» – «за достижения в области управления, повышающие эффективность деятельности компаний и улучшающие стандарты жизни общества».

Уточнения и дополнения по биографиям отправлять на [email protected]

Глава Варненского муниципального района

Начальник областного государственного учреждения «Противопожарная служба»

Генеральный директор АКБ «Челиндбанк», Почетный гражданин Челябинской области

Заслуженный тренер РФ по водному поло

Депутат Государственной Думы РФ

Депутат Законодательного Собрания Челябинской области

Почетный гражданин Челябинска, чемпион Европы

Депутат Челябинской городской Думы

dostup1.ru

Гартунг Валерий Карлович: казнокрад, выдающий себя за оппозиционера стал жертвой адвокатов - Сейчас.Инфо

Группа псевдо-правозащитников начала массово обращаться в СМИ с требованием удалить материалы о деятельности Гартунга Валерия Карловича, угрожая физической расправой, уголовными делами и «крышей» среди силовиков высшего звена. Что же за материал пытались удалить эти малосведущие аферисты?

Любитель «Мерседесов» из Челябинска депутат Валерий Гартунг, оказывается, больше всего любит собственный пиар. А также любит делать подарки своему сыну в виде небольших заводов, которые, затем, обрастают кредитами и банкротятся.

Исторически сложилось, что Челябинск и Челябинская область стали чуть ли не главными «поставщиками» опальных политиков, коррумпированных чиновников и подобного.

Не всё гладко и понятно с губернатором Борисом Дубровским, который вроде и свой, а вроде и с вопросами и ночными звонками от президента. Всё понятно с Михаилом Юревичем, макаронным губернатором, который вот уже давненько прячется от российского правосудия в Лондоне. Но не едиными губернаторами сыты, ведь есть и депутаты, и есть они в Госдуме. Некоторые из них, например, Валерий Карлович Гартунг (ИНН: 744800588288), приторговывают бракованными «Мерседесами» и даже ведают заводами вместе со своей семьёй.

Казалось бы, некрасиво затрагивать семью и близких людей в целом, когда речь идёт о проступке одного отдельно взятого чиновника, но, увы, в данной ситуации коррупция Гартунга идёт в ногу с его семьей. В материале так кстати вспомнятся и супруга Валерия Карловича, Гартунг Марина Вениаминовна (ИНН: 744800870894), и его сын Гартунг Андрей Валерьевич (ИНН: 744805045750), объединённые лишь одним мотивом и поводом: зарабатыванием бабла честными и нечестными способами.

Валерий Гартунг наплевал на компромат и показал лояльность

Если быть точнее, он не наплевал, он просто-напросто привык к нему. Свою политическую карьеру Валерий Карлович строит вот уже больше 20 лет, и он за это время действительно «натерпелся». Впрочем, терпеть стоило – ведь как профит – становление одним из самых долгоживущих политиков в регионе в принципе.

С челябинскими журналистами в депутата-мерседеса и вовсе разговор короткий – он обвиняет их в создании ОПГ и вообще всяческих прегрешениях, и всё потому, что они закономерно интересуются биографией Гартунга. А если долго и упорно интересоваться Валерием Карловичем, наткнёшься на историю с автомобилями «КамАз», которые в период между первой и второй чеченскими военными кампаниями закупались как гуманитарная помощь для российских военных, а в конечном счёте оказались, почему-то, у боевиков.

Кадр из фильма «Бригада». Даже авторитет Саша Белый отказался торговать с боевиками. А Валерий Гартунг, получается, не отказался?

Безусловно, для самого Гартунга такой поворот событий мог стать шокирующим. Случилось всё в 1997 году, перед второй кампанией, а припомнили её депутату в 2016 году. Сказать, что Валерия Карловича происки журналистов обидели – ничего не сказать. Парламентарий пожаловался везде, где только мог, перевёл стрелки, как получилось, и вообще назвал бандитами их, а не себя. Возможно, такие свободы и вольности образовались в руках депутата как результат лояльного отношения. Хотя и оно такое, двойственное – далее поясним, в чём это проявляется.

Проблема в самолюбовании и самовлюблённости торговца «Мерседесами» Валерия Гартунга. Ведь по всем имеющимся признакам, факторам, да и просто обычным требованиям Гартунг неизбежно должен быть за президента, иначе все заводики и гешефты могут свернуться, зато истории с «Камазами», наоборот, развернуться по полной.

Но Гартунг не успевает хвалить президента, потому что ему нужно хвалить себя. Вообще потребность технологов Владимира Путина в Валерии Гартунге обусловлена его партийной принадлежностью, ведь каждый лидер каждого регионального штаба, и «Справедливой России», как парламентской партии, в том числе, просто обязан агитировать в пользу Путина. Иначе ай-ай-ай.

Партия уже поддержала выдвижение Путина, и поддерживает его на выборах. Но не Гартунг, у Гартунга бесконечные самопрезентации. Возможно, связанные с тем, что депутатское кресло бизнесмену из Челябинска уже поджимает, и ходили слухи даже о его возможной попытке выдвижения… И Путин с тех самых пор остаётся вскользь.

Всё это выглядит как дважды вызов в адрес лидера. Особенно учитывая, что поездки президента России в Челябинск предусматривают, ко всему прочему, визит на уже упоминаемый заводик клана Гартунгов. А теперь представьте, что Владимир Путин приезжает на предприятие «ГАЗ» к Олегу Дерипаске, а тот не только не выходит послушать президента в цех, но и вовсе воротит нос и делает вид, что Путин тут проездом, а главнее его, алюминиевого короля, никого и нет.

Только вот Дерипаска подобных вещей не делает, а Гартунг – вполне. И при этом такой бледной лояльностью он заслужил то, чего многие олигархи бы хотели, но не говорят вслух.

Валерий Гартунг переиграл весь Челябинск

Большая семья и большая лояльность Валерия Карловича Гартунга идут ему на руку. Хотя о лояльности судить не так просто, ведь поддержка Путина идёт от партии, но не от Гартунга, хотя профиты получает, преимущественно, он.

Как пример – в Челябинской области депутат «забодал» целого губернатора Бориса Дубровского. У областных властей с Гартунгом было недопонимание – депутат имел низкую оценку, да ещё и проиграл выборы, что тоже добавило обиды. Но с оппонентом Дубровскому пришлось мириться – видимо, лояльность депутата-мерседеса победила. Здесь мы плавно подходим к заводу Гартунга, ЧКПЗ, или «Челябинский кузнечно-прессовый завод». Предприятием владеет тот самый сын, Андрей Вальерьевич, и сейчас мы поговорим о том, что же там в действительности происходит.

Борис Дубровский на ЧКПЗ

Начнём с того, на какие уступки пришлось пойти Борису Дубровскому, и как он вообще принялся помогать семейству Гартунгов. Гартунг-папа, который депутат, просил у правительства области поддержки при расширении линейки производства на заводе. Дубровский наобещал Гартунгом всяческого содействия – открытие индустрального парка и производство автомобильных компонентов на предприятии, но даже этого мало – жадность Гартунгов пределов не знает.

Им нужно ещё 10 миллионов евро чтобы запустить осевое производство полуприцепов. Ниша хорошая, можно зарабатывать миллиардами, правда в рублях, но всё же. Для чрезвычайно молодого директора предприятия Андрея Гартунга и это неплохой показатель.

Немного о нашем герое – родился в Челябинске в 1982 году (36 лет), учился на менеджменте предприятия, но на производстве поднимался, что называется, с низов. Ведь ещё обучаясь в вузе работал на ЧКПЗ менеджером по продажам, после – директором ООО «Росмет», и только с 2005 года, с получением второго диплома, стал главой ОАО ЧКПЗ. Пытался от «Партии пенсионеров» пройти и в Московскую гордуму, и в Заксобрание Челябинской области, но ни туда, ни туда не попал. Оно и понятно, ведь даже как менеджер и управленец Гартунг-младший не слишком эффективен – об этом чуть далее.

Андрей Валерьевич Гартунг (справа) в естественной среде обитания

Гартунги умеют требовать, и от области жаждут то инвестора, то расширения площадки, то налоговых льгот, то всё и сразу. В Челябинске, очевидно, всё работает так – кто первый вылез из опалы, тот и командует остальными. Сегодня повезло Валерию Карловичу Гартунгу, и «Справедливая Россия», показав лояльность, приносит плоды.

Госконтрактов на целый миллиард рублей, и при этом – посредственные показатели завода, которые начали выправляться в последние три года. Магия богатого папы?

Дубровский не просто сдался – он пришёл на ЧКПЗ с визитом, как с повинной, и там объявил о том, что на Гартунга прольётся новый денежный дождь от индустриального парка.

Губернатор готов поддерживать проекты депутата, как перспективные, а «справоросс» будет и дальше монетизировать лояльность и давить, давить. Но, стоит сказать, хоть какой-то позитивный ответ для региональных властей Гартунг даёт – ЧКПЗ увеличит количество рабочих мест, увеличит объемы производства, а это, в свою очередь, налоги. Если только Гартунг в дальнейшем не передавит на льготы. Но и здесь всё не так чисто и прозрачно, ведь как мы уже сказали – Андрей Гартунг не самый эффективный менеджер. И вот, почему…

Промышленность Южного Урала имени Гартунга

Прозвучит диковато, но практически весь доход завода Гартунги получают как дивиденды. Согласно отчётностям и выпискам, порядка 80% от всего, что удается заработать, Валерий Карлович и семья складывают себе в карман. Что делать заводу – пытаться жить за счёт сдающегося Бориса Дубровского и челябинских властей, очевидно.

Завод платит не только на «поддержание штанишек» Гартунга, но и оплачивает ему, например, выборы – порядка 13 миллионов рублей ушли в фонд.

Разумеется, одним Дубровским всех денег не заработаешь, и ЧКПЗ активно набирает кредиты. Кредитуется разом на сотни миллионов рублей, закладывая собственные активы. Собственно, примерно так заводы и уезжают потом на цветмет – знакомая история. В прошлом году семья Гартунгов, как ни странно, на всех задекларировала больше 100 миллионов рублей дохода. Про квартиру в Швейцарии Марины Гартунг уже и так все слышали и знают.

На заводе, который живет за счет политической вёрткости папы, управляет сын, который не привнёс ничего хорошего или революционного. Пока не было политических очков, примерно до 2015 года, ЧКПЗ был в тяжелейшем положении, шептались даже о банкротстве. Ни два образования, ничего не могло помочь Андрей Гартунгу справиться с предприятием.

131 нарушение в позапрошлом году – плоды управления Гартунга-младшего

Бабки и ещё раз бабки: если кто подумал, что завод сына Гартунга – единственный его завод, то зря. Ведь есть ещё «Челябинский завод специального машиностроения. ЧЗСМ принадлежит в долях ПАО ЧКПЗ, и семейной чете Сокирян – директором выступает Сокирян Илья Александрович (ИНН: 744713554540), собственником – Сокирян Лариса Юрьевна.

Госзаказов на 24 миллиона рублей. Смело приписываем достижениям Гартунгов?

А ещё есть УЗАМ – завод атомного машиностроения, где директор – Сокирян Варвара Александровна (ИНН 7452062401473), а собственник – снова Илья Сокирян

Проблемные «Мерседесы» из «УралАвтоХауса», очевидно, не самая большая отдушина Валерия Карловича Гартунга. Ведь благодаря лояльности, своим людям, промышленности и «Справедливой России» депутат-мерседес может вертеть, как ему угодно, всю Челябинскую область, да ещё и вместе с Дубровским. Главное не зазнаться, иначе «челябинские качели» могут непредсказуемо качнуться.

Экскурс в историю: как Гартунг Валерий Карлович поисковую выдачу зачищал

Активно борется Валерий Гартунг не только с избиркомами, но и с несимпатичными ему региональными СМИ. Так, на фоне московских обысков ФСБ у Ильдара Самиева следователи СК по Екатеринбургу внезапно возбудили уголовное дело о клевете против агентства «Ура.ру», которое освещало участие Самиева в выборах и его взаимодействие с «первым номером» в партийном списке Валерием Гартунгом.

Главный редактор «Ура.ру» Иван Некрасов рассказал «Коммерсанту», что информация в прошлогоднем материале об Ильдаре Самиеве была достоверной, но редакция приняла решение «не накалять ситуацию» и удалила спорную публикацию с сайта. «По нашим данным, у Самиева не было интереса в возбуждении дела. Он нам претензий не предъявлял. Насколько нам известно, он сейчас живет за границей и дознаватели даже не смогли до него дозвониться. Не секрет, что эти заявления подписаны Гартунгом, который неоднократно инициировал всевозможные разбирательства против Ura.ru, чтобы мы прекратили освещать его деятельность. Следственных действий на данный момент не проводилось», — пояснил Некрасов, добавив, что редакция готова предоставить следователям всю интересующую по делу информацию.

Обращает на себя внимание и тот факт, что «зачищены» были не только архивы некоторых уральских региональных СМИ, но также и поисковая выдача «Яндекса», из которой по чьему-то требованию в соответствии с пресловутым «Законом о забвении» уже удалены ряд ссылок с высказываниями о Самиеве, которые приписывались Гартунгу. И никто бы ничего не заметил, вот только «Яндекс» честно предупреждает своих пользователей о том, что результаты по текущему запросу подверглись цензуре.

Гартунг Валерий Карлович

Валерий Карлович Гартунг

Вообще-то за 20 лет политической карьеры в таком непростом и очень агрессивном политическом регионе, каким является Челябинская область, Валерий Гартунг «и накушался, и наслушался» про себя всякого, с 1996 года «пересидел» уже троих губернаторов. Каким-то компроматом его тоже сильно не напугаешь. К примеру, вот уже несколько лет тянется конфликт Гартунга с местными журналистами, однажды неосторожно упомянувшими его возможную причастность к истории с некими «Камазами», которые еще 20 лет назад — в 1997 году — закупались в качестве гуманитарной помощи российским военным в Чечне, а оказались в итоге в распоряжении боевиков. Когда в очередной раз эта мутная история всплыла в 2016 году, Гартунг в итоге обвинил журналистов в создании ОПГ, в поисках правды и защиты написал жалобы во все возможные инстанции — в общем, развил вполне понятную кипучую деятельность.

Но до цензуры поисковых систем все же дело не доходило. Понятно, что нынешняя возможная поддержка такого рода для Ильдара Самиева (если допустить, что ее оказывает именно Гартунг) — это довольно слабая компенсация за потерю мандата. Зачистка Интернета и СМИ не вернет денег, потраченных Самиевым на неудачные для него выборы. К тому же, проявляя сегодня заботу вроде бы о своем бывшем соседе по партсписку и о его добром имени, Гартунг (если предположить, что запрос в «Яндекс» поступил от него) может беспокоиться вовсе и не о нем, а в большей степени о своих интересах — о чистоте собственной биографии. И если именно сейчас у привычного ко всему Валерия Гартунга вдруг обострилась чувствительность к любым упоминаниям в СМИ, можно предположить, что он готовится к чему-то очень для себя важному. Ну, или, напротив, чего-то важного очень сильно не хочет и опасается.

Возможно, Гартунг — как и другие его влиятельные однопартийцы — исходит из того, что «Справедливая Россия» при явно слабеющем лидере Сергее Миронове в своем нынешнем виде практически нежизнеспособна, о чем свидетельствует, в том числе, и картина, обрисованная в этом материале. Ключевой для партии действительно может стать президентская кампания 2018 года. После которой политический проект, только официально получающий из бюджета по 500 млн рублей ежегодно, может быть либо свернут, либо переформатирован под нового лидера, который заявит о своей готовности «гасить долги», как политические, так и вполне материальные. На роль такого лидера Валерий Гартунг вполне может захотеть претендовать.

Какой вариант будет выбран, станет понятно уже осенью, когда съезд «Справедливой России» определится с кандидатом на выборах президента. Если будет выдвинут Сергей Миронов — скорее всего, это будет воспринято многими как «прощальная гастроль» и начало закономерного конца для «СР». Наверняка сразу после этого немногие оставшиеся в «СР» самолюбивые политики — вроде все того же Валерия Гартунга, Олега Шеина или Александра Буркова, «хлопнут дверью» и пойдут искать счастья в других политических организациях (если их там, конечно же, примут). И на этот случай зачистка биографии от накопившейся в прошлом не слишком позитивной информации тоже не помешает.

По материалам — Росбалт

seychas.info


Смотрите также