Ганнибал военная биография величайшего врага рима


Тактика Ганнибала

В карфагенских армиях служили воины, использовавшие разнос оружие и говорившие на разных языках, а значит, к каждой группе требовался особый подход. Больше столетия карфагенские командующие были способны командовать этими армиями и одерживать с ними победы, что служит доказательством их опыта и компетентности. Карфагенские командующие были известны своим мужеством и отвагой; зачастую эти качества вызывали к ним любовь племенных и клановых отрядов.

С одной стороны, годы разумного руководства и справедливого обращения при Гамилькаре и Гасдрубале помогли установить прочные связи с некоторыми испанскими племенами и добиться их преданности. Гасдрубал и Ганнибал даже взяли в жены испанских принцесс. Сципион, римский командующий в Испании, тоже заслужил уважение благодаря военным победам, милосердию и справедливому обращению. Некоторые испанские племена приветствовали Сципиона как своего царя, признав его своим покровителем и вождем.[97] С другой стороны, карфагенские командующие, устанавливая дисциплину в войсках, могли быть безжалостными и жестокими; воинов избивали, наносили увечья и выносили смертные приговоры. Подобное поведение едва ли удивительно для офицеров, которые были свидетелями расправ на городской площади Карфагена с их товарищами, потерпевшими поражение в сражениях. Однако в итоге большинство племенных отрядов охотно служило в армии Ганнибала, и только в отдельных случаях за плату.

В силу особенностей карфагенских армий применение стандартной тактической системы не представлялось возможным. Боевая эффективность отрядов зависела в большой степени от тактической изобретательности их карфагенских командующих, которые должны были найти творческий подход к каждой отдельной группе, чтобы добиться максимального положительного коллективного результата. Для достижения победы следовало соединить отдельные тактики в единое целое. Эта весьма непростая задача, и современные командующие хорошо представляют все трудности, возникающие при ее решении. Между тем римские союзные контингенты — латины, этруски, кампанцы и италийские греки — уже были объединены с римскими отрядами, и к ним было проще применить римскую тактику.[98]

Несмотря на то что карфагенская пехота была превосходной, карфагенские армии в целом и армия Ганнибала в частности в большей степени полагались на конницу как ударную силу и использовали пехоту в качестве основы для совершения маневров совместно с конницей. Нет ничего удивительного в этой расстановке сил. Благодаря тесным контактам с греками в Восточном Средиземноморье карфагеняне, вероятно, познакомились с военными системами Александра, Пирра и эллинистической, в которых за основу бралась пехота, а роль ударной силы отводилась коннице. Опыт войны с Пирром показал карфагенским командующим, что сильная фаланга сама по себе не играет решающей роли и должна быть более мобильной и гибкой, чтобы защищаться от нападения. Карфагенский военный гений преобразовал пехоту, сделав ее гибкой и мобильной, и использовал конницу в качестве ударной силы и для совместного маневрирования с пехотой. Следовательно, карфагеняне разработали тактическую доктрину, в которой главная роль отводилась коннице, в то время как римляне не придавали коннице особого значения и относились к ней как к вспомогательному оружию, не имеющему большого влияния на исход боя.[99]

Успешный двойной охват римлян в Каннах долго служил примером тактического таланта Ганнибала. Но ко времени Ганнибала охват и двойной охват давно уже относились к стандартным тактическим маневрам карфагенских армий. Более того, несколькими столетиями ранее первым принимал удар слабый центр греческой фаланги, а затем усиленные фланги, отбивая атаку, смыкались, заключая в кольцо армию противника, как это произошло в 490 году до н. э. в Марафонской битве. Тактика Ганнибала в Каннах, когда его пехота бросилась вперед, образовав выпуклый полумесяц, а затем, постепенно отступая под натиском римлян, заманила внутрь и, развернув фронтально фланговые колонны африканской пехоты, охватила римлян с обеих сторон, использовалась аркадянами в битве при Мантинее.[100] Спартанец Ксантипп, приглашенный возглавить карфагенскую армию в борьбе против Регула, добавил конницу в тактический рисунок. В битве на Баграде в 255 году до н. э. его конница сначала заставила отступить конницу римлян, а затем атаковала противника с флангов и тыла. В 215 году до н. э. в битве при Ибере Гасдрубал попытался применить ту же тактику, которую Ганнибал применил в Каннах, и разместил своих слабых племенных новобранцев в центре, рассчитывая завлечь римлян в ловушку. Римляне легко прорвали центр, но африканская пехота, атакуя с флангов, окружила римлян. Однако римлянам удалось раздвинуть фланги и отбросить карфагенян. Когда центр рассыпался, конницу Гасдрубала охватила паника, и она отступила с поля боя. Армия Гасдрубала была почти полностью уничтожена.[101]

Традиционный карфагенский маневр охвата Ганнибал позаимствовал у предшественников, которые, в свою очередь, узнали о нем от греков, а вот успешные двойные охваты были редким явлением. Греческие гоплиты в прежние времена и эллинистические фаланги пикинеров в дни Ганнибала господствовали на поле боя, отодвигая конницу на второй план, то есть сражались с вражеской конницей вместо того, чтобы атаковать вражескую пехоту. Не пытаясь привести в соответствие боевую силу фаланги и легиона, Ганнибал создал компенсирующую силу в лице конницы, которая использовала тактические слабости римлян. Во всех битвах, кроме битвы при Заме, у Ганнибала было численное превосходство конницы, то есть создавалась асимметрия в боевой силе, что позволяло разбивать вражескую конницу и давало возможность своей коннице, тесно взаимодействующей с пехотой, атаковать вражескую пехоту с флангов и с тыла. В создании асимметрии силы и использовании тесного взаимодействия конницы и пехоты Ганнибал подражал тактике Филиппа II Македонского.[102]

Попробуем предположить, как Ганнибал мог узнать о греческой и македонской тактике. Одним из его друзей был грек по имени Сосил, сопровождавший Ганнибала в его кампаниях и позже написавший историю, теперь утраченную, деяний Ганнибала. В биографии Ганнибала Корнелий Непот пишет, что Сосил был спартанцем, обучавшим Ганнибала греческому языку.[103] Военный историк Публий Флавий Вегеций Ренат высказывает предположение, что у Ганнибала служил спартанский тактик, вероятно тот самый Сосил.[104] Но вполне вероятно, что Ганнибал приобрел знание о греческих способах ведения войны по время службы в армии Гамилькара и что Гамилькар, а не Ганнибал изучил военную теорию и практику греков и, пользуясь этими знаниями, обучил свою армию. Однако нам слишком мало известно о кампаниях Гамилькара и Гасдрубала в Испании, чтобы подтвердить это предположение.

В отсутствие стандартной тактической системы, такой как у римлян, перед карфагенскими командующими стояла задача таким образом использовать разные подразделения, чтобы максимизировать эффективность каждого, следуя при этом тактическому плану, конкретному для каждой боевой ситуации. Однако можно выделить некоторые «тактические константы», или общие правила, которыми руководствовались карфагенские тактики. Первое правило заключалось в том, чтобы достигнуть максимального эффекта внезапности и вызвать максимальный шок. Отличный пример — засада на Тразименском озере. Кроме того, командующие часто вступали в бой, когда противник еще двигался в колонне походным маршем. Второе правило состояло в том, чтобы завязать бой сразу после того, как противнику пришлось тяжело потрудиться, преодолевая сложное препятствие, такое как река, возвышенность или лес. Примером может служить переправа римлян вброд через Треббию, когда они сильно замерзли и ослабли. Третье правило состояло в том, чтобы с максимальной эффективностью использовать ландшафт. Карфагенские командующие часто размешали на флангах тяжелые войсковые соединения, оставлявшие врагу все меньше и меньше пространства для маневра. Иногда для выполнения этого маневра они использовали слонов во взаимодействии с пехотой и конницей. Тактика конницы состояла в том, чтобы, вытеснив вражескую конницу с поля боя, вернуться и внезапно атаковать с тыла или растянутый фланг вражеской пехоты. Последнее правило, похоже, состояло в том, что если нельзя воспользоваться ни одним из перечисленных правил, то следует избегать сражения. Если карфагенский командующий не мог сражаться на своих условиях, он обычно вообще не вступал в бой.

Следующая глава

history.wikireading.ru

Габриэль Ричард - Ганнибал. Военная биография величайшего врага Рима, скачать бесплатно книгу в формате fb2, doc, rtf, html, txt

^^

Автор: Габриэль Ричард
Название: Ганнибал. Военная биография величайшего врага Рима
Жанр: История
Издательский дом: Центрполиграф
Год издания: 2012
Аннотация: Ричард А. Габриэль — известный военный историк — посвятил свое исследование Ганнибалу (247–183 гг. до н. э.) — великому полководцу Античности.На основе сведений, почерпнутых из римских источников, автор воссоздает историю становления характера великого полководца, превосходного стратега, тактика и самого сильного врага Рима. Автор дает подробное описание структуры и особенностей армии Ганнибала, анализирует ход его сражений, победы и поражения.Книга снабжена картами, хронологической таблицей и подробными примечаниями.
Читать книгу On-line
[убрать рекламу]

royallib.com

Ричард Габриэль - Ганнибал. Военная биография величайшего врага Рима

Ричард А. Габриэль — известный военный историк — посвятил свое исследование Ганнибалу (247–183 гг. до н. э.) — великому полководцу Античности.На основе сведений, почерпнутых из римских источников, автор воссоздает историю становления характера великого полководца, превосходного стратега, тактика и самого сильного врага Рима. Автор дает подробное описание структуры и особенностей армии Ганнибала, анализирует ход его сражений, победы и поражения.Книга снабжена картами, хронологической таблицей и подробными примечаниями.

Ричард А. Габриэль

«Ганнибал. Военная биография величайшего врага Рима»

Памяти Патрисии Энн Лэйк (1937–2010)

и Уильяма X. Лэйка (1936–2010)

и Сузи

Слезы сочувствия есть, и земное трогает душу.

Эней (Пер. В Брюсова)

ХРОНОЛОГИЯ (814–183 гг. до н. э.)

814 год. На Тунисском побережье основан Карфаген как колония Тира.

753 год. Основание Рима.

550 год. Возвышение в Карфагене воинственной династии Магонидов.

545 год. Усиление Персии. Сидон, как главное финикийское государство, затмевает Тир. Карфаген объявляет о независимости от Тира и, таким образом, становится независимой политической единицей.

530 год. Персия расширяет свои владения до Египта и планирует напасть на Карфаген. Тир отказывается нападать на свою бывшую колонию, и персидский царь отменяет запланированную кампанию.

509 год. Изгнание царей из Рима. Первый договор между Римом и Карфагеном, в котором официально признается масть Карфагена над Сардинией и Корсикой.

480 год. Карфаген вторгается на Сицилию с целью изгнать с острова греков. Карфагеняне, потерпев поражение при Гимере, уходят с Сицилии. Карфаген расширяет владения на африканском побережье. Конец воинственной династии Магонидов.

409 год. Карфаген вторгается на Сицилию, принимая участие в серии войн с греками за установление власти над островом. В 374 году греки и карфагеняне заключают договор, очерчивающий сферы влияния. Карфаген занимает западную треть острова.

348 год. Второй договор между Римом и Карфагеном подтверждает первое соглашение, согласно которому признаны права Карфагена на Сардинию.

310 год. Агафокл, тиран Сиракуз, вторгается в Африку и нападает на Карфаген. Кампания длилась три года, но Карфаген устоял. В 307 году Агафокл возвращается на Сицилию.

306 год. Рим и Карфаген заключают договор, согласно которому Рим не претендует на Сицилию, а Карфаген на Италию.

279 год. Рим и Карфаген заключают военный союз против Пирра, напавшего на Сицилию. После трехлетней кампании Пирр уходит ни с чем.

275 год. Тираном Сиракуз стал Гиерон II.

264 год. Римляне направляют помощь мамертинским наемникам на Сицилию. Карфаген принимает меры к подавлению восстания и захвату Мессины, что приводит к Первой Пунической войне.

256 год. Римляне вторгаются в Африку и угрожают Карфагену. Следующей весной Карфаген одерживает победу над римской армией под командованием Регула. Театр военных действий перемещается на Сицилию и на море.

249 год. Карфаген одерживает победу над флотом римлян в сражении у Дрепан (Трапани) и у мыса Пахин. Римляне приступают к строительству нового флота, чтобы продолжить борьбу с карфагенянами на море.

247 год. Гамилькар Барка, основатель новой военной династии, назначен главнокомандующим карфагенской армией на Сицилии. Рождение Ганнибала. На протяжении последующих пяти лет Гамилькар ведет борьбу с римлянами на Сицилии.

241 год. Римский флот одерживает победу над карфагенянами в морском сражении у Эгатских островов. Рим и Карфаген заключают мирный договор, свидетельствующий об окончании Первой Пунической войны.

241 год. Карфагенские наемники поднимают восстание, что приводит к Наемнической войне. Гамилькар возглавляет карфагенскую армию, направленную на борьбу с восставшими.

238 год. Гамилькар, подавив восстание наемников, заканчивает Наемническую войну. Гамилькар вновь избран главнокомандующим карфагенскими армиями. Военная династия Баркидов определяет внешнюю политику Карфагена.

237 год. Римляне захватывают Сардинию и грозят объявить войну Карфагену, который уступает Сардинию Риму и соглашается выплатить контрибуцию. Гамилькар получает приказ отправиться во главе армии в Испанию, чтобы установить и расширить там военное и экономическое присутствие. Девятилетний Ганнибал отправляется вместе с отцом. Успешная экспедиция Гамилькара продолжается девять лет.

231 год. Римляне направляют посольство к Гамилькару для выяснения его намерений относительно Рима. Гамилькар утверждает, что все его действия направлены только на то, чтобы добыть средства на выплату военной контрибуции, наложенной Римом.

228 год. Гамилькар погибает в сражении. Офицеры избирают командующим армией Гасдрубала Красивого, зятя Гамилькара; карфагенский сенат утверждает его назначение. Гасдрубал продолжает политику расширения и консолидации в Испании.

227 год. Гасдрубал основывает в Испании город Новый Карфаген (Картахена). Римляне рассматривают этот город как базу для дальнейшего расширения Карфагена на восток.

225 год. Римляне и Гасдрубал заключают договор, согласно которому пределом карфагенских владений в Испании признана река Ибер (Эбро), которую карфагенский полководец обязался не переходить. Римляне устанавливают дипломатические связи с Сагунтом. Обеспечив безопасность на испанском фланге, римляне переключают внимание на галлов и к 222 году подчиняют Цизальпинскую Галлию.

221 год. Гасдрубал убит. Ганнибал избран командующим армией: карфагенский сенат утверждает его назначение. Ганнибал направляется отомстить олкадам.

220 год. Ганнибал нападает на племена в Центральной и Северной Италии. Покорение ваккеев и карпетанов возрождает страхи римлян относительно дальнейшего расширения Карфагена в восточном направлении. В конце лета в Новый Карфаген к Ганнибалу прибывает римское посольство с требованием не переходить через Эбро. Ганнибал отвергает это требование.

219 год. Ганнибал нападает на Сагунт, который сдается после восьмимесячной осады. Ганнибал получает ранение во время осады. Рим направляет посольство в Карфаген, требуя ареста и наказания Ганнибала и его старших офицеров. Карфаген отвечает отказом. Рим объявляет войну. В июне 218 года начинается Вторая Пуническая война. Рим готовится отправить армию под командованием Публия Корнелия Сципиона, чтобы остановить Ганнибала на Пиренеях. Армия и флот под командованием Тиберия Семпрония Лонга находится на Сицилии и готовится к вторжению в Африку.

218 год. В июне Ганнибал покидает Новый Карфаген, чтобы вторгнуться в Италию. В июле он форсирует реку Эбро, в августе переходит Пиренеи и в начале сентября выходит к Роне. В конце октября Ганнибал начинает переход через Альпы и в ноябре оказывается в Цизальпинской Галлии. Римляне отказываются от вторжения в Африку и возвращают армию Семпрония в Италию. В конце ноября первое вооруженное столкновение с римлянами на реке Тицин (Тичино). Ранен римский командующий Публий Корнелий Сципион. Ганнибал атакует римлян под Плацентией и получает ранение в конной стычке. В декабре Ганнибал одерживает победу над римлянами в решающей битве на реке Требия.

217 год. Январь — апрель. Ганнибал и его армия проводят зиму среди галлов в Цизальпинской Галлии. Ганнибал входит в Этрурию, переходит Апеннины и, пересекая Клузиумские болота, подхватывает инфекцию и слепнет на один глаз. 21 июня Ганнибал одерживает победу над римлянами в сражении у Тразименского озера. Убит римский консул. Ганнибал движется на юг в Апулию. Римляне избирают диктатором Квинта Фабия Максима, стратегия которого заключается в преследовании Ганнибал, но уклонении от решительных сражений. Ганнибал зимует в Гереонии.

216 год. В марте консулами избраны Гай Теренций Варрон и Луций Эмилий Павел. Рим отказывается от стратегии Фабия и приказывает Павлу и Варрону вступить в бой с Ганнибалом. Ганнибал направляется в Апулию и 2 августа одерживает решающую победу над римлянами при Каннах. Ганнибал не идет в Рим и приказывает своему брату Магону занять Бруттий. Ганнибал проводит зиму 216/215 года в Капуе, которая перешла на его сторону.

215 год. На сторону Ганнибал переходят несколько городов в Кампании и Южной Италии. Ганнибал заключает договор с Филиппом V Македонским. Гиерон, тиран Сиракуз, умирает, не успев заключить союз с Ганнибалом. Ганнибал проводит зиму в городе Арпи в Апулии.

214 год. Ганнибал продолжает сражаться в Кампании и Апулии. Сиракузы переходят на сторону Ганнибала. Рим направляет восемнадцать легионов на осаду Сиракуз. Ганнибал зимует в Салапии в Апулии.

213—212 годы. После падения Тарента Арпи переходит на сторону римлян; Тарент, Метапонт, Фурии и Локры перешли на сторону Ганнибала. Римляне, захватив Сиракузы, осаждают Капую. В первой битве при Гердонии Ганнибал наносит поражение римлянам.

211 год. Ганнибал идет на Рим, чтобы оттянуть римские войска, осаждающие Капую. Уловка не удается, и Капуя переходит к римлянам. Ганнибал отказывается от нападения на Рим и отступает в Южную Италию.

210 год. Вторая битва при Гердонии; битва при Нумистро, которая не привела к определенным результатам. Главнокомандующим римскими войсками в Испании назначен Публий Сципион.

209 год. Римляне захватывают крепость в Таренте, а в это время Сципион захватывает основную карфагенскую базу в Испании Новый Карфаген.

nice-books.ru

Слабые места тактики

У римского легиона было несколько слабых мест, которыми неоднократно пользовались карфагенские командующие. Во-первых, нехватка профессиональных офицеров. Римские старшие офицеры были гражданскими лицами, магистратами и политиками, которых назначали командовать легионами во время войны. Командование на поле боя было четырехуровневым: центурионы, трибуны, легаты и консулы. Выбирали центурионов исходя из их стойкости и отваги. Центурионы примерно соответствовали командирам роты, были опытными, но не кадровыми военными. Манипулой командовали два центуриона. Один, prior, командовал на правом, другой, posterior, на левом фланге манипулы, состоявшей из двух центурий; правофланговый центурион считался старшим. Трибуны командовали когортами. В отдельных случаях их выдвигали из центурионов, но в основном это были магистраты, служившие несколько лет, а затем возвращавшиеся к своим гражданским обязанностям. Легионом командовал легат; обычно это был сенатор, временно занимавший этот пост. Назначенный сенатом консул принимал командование консульской армией, в которую входили два римских легиона и два союзных легиона.[112]

Вторая проблема возникла в результате консульской системы отбора командующих. Зачастую на должности полевых командиров назначались некомпетентные люди. Полевой армией командовали по очереди два консула, ежедневно меняясь: один день командовал один консул, другой день второй консул. Обычай раздельного командования возник, вероятно, в ранней Римской республике в качестве меры предосторожности против преторианизма. Раздельное командование, своего рода двоевластие, при отсутствии единства мнений и единства действий консулов приводило к снижению боеспособности войск. Ганнибал изучал своих противников и старался выбрать тот день, когда, по его мнению, должен был вступить в бой с менее компетентным римским командующим.

Боевая сила легиона заключалась не в его тактических способностях, а в решимости, храбрости и дисциплине его тяжелой пехоты. Однако самая большая сила легиона была одновременно его самой большой слабостью. После вступления в бой тяжелая пехота могла двигаться только прямо вперед или отступать через свои ряды назад. До введения Сципионом новой тактики пехота не могла продвигаться вкось, не могла образовать линию, препятствующую охвату с фланга, одним словом, была лишена маневренности. Придя в движение, она могла только наступать и отступать. К примеру, в битве на Треббии фланги были окружены и разбиты, но передняя линия продолжала наступать и в конечном итоге прорвала карфагенскую линию и спаслась. Дело в том, что римские полевые командиры зачастую были непрофессионалами или просто не обладали тактическим воображением, а потому раз за разом направляли легион прямо вперед, чем Ганнибал пользовался с большим успехом.

Еще одним слабым местом римских армий была конница. В коннице служили главным образом аристократы, которые могли купить хорошую лошадь, необходимое снаряжение и оружие. После войны с Пирром римскую конницу вооружили греческим оружием и доспехами. Во времена Ганнибала римский всадник в качестве защитного вооружения имел короткий эллинистический пластинчатый панцирь, аттический шлем и «твердые и крепкие» греческие щиты. Римское копье заменили «устойчивым и крепким» копьем по образцу македонского ксистона, но шести футов длиной, что значительно короче македонского копья. Справа всадники носили прямые мечи, которые уступали фалькате в ближнем бою.

Во время Пунических войн римские всадники сохраняли прежнюю привычку доезжать до поля боя, там спешиваться и вступать в бой как пешие воины, что свидетельствовало о малой дееспособности конницы. Конница часто проявляла недисциплинированность, плохо поддерживала направление удара, стремилась разбиться на группы, не связанные между собой, и блуждать по всему полю боя. Судя по всему, римские командующие не придавали особого значения коннице, а потому у нее редко получалось взаимодействовать с пехотой. Но самое главное, римская конница не сражалась в «опасной близости», что отличало конницу Ганнибала, и не была научена атаковать и вступать в ближний бой с пехотой. Кроме того, римские командующие пренебрегали возможностью использовать конницу в предназначенной ей роли — в разведке и сборе информации, весьма редко используя эти ее способности. Примером может служить битва на Тразименском озере, когда их пренебрежение привело к катастрофе: Ганнибал атаковал армию Фламиния из засады и уничтожил ее.

Как уже отмечалось, конница Ганнибала была прекрасно обучена, вооружена для ведения ближнего боя и почти всегда использовалась вместе с пехотой. От сражения к сражению карфагенские командующие, почти не прилагая усилий, изгоняли римскую конницу с поля боя, а затем уничтожали римскую пехоту, фланги и тыл которой оставались неприкрытыми. Даже неукротимый Сципион Африканский был не в состоянии изменить положение в коннице. В конечном счете он прекратил тщетные попытки и просто создал конницу из наемников союзных испанских и нумидийских племен.

Основным слабым местом было отсутствие связи стратегической и тактической возможностей разведки, которую могли бы использовать полевые командиры. Со стратегической точки зрения Рим был не в состоянии предвидеть вторжение Ганнибала (218–217 годы до н. э.), кризис на Сицилии (216–215 годы до н. э.), восстание на Сардинии (215 год до н. э.), угрозу из Македонии (215–214 годы до н. э.) и дезертирство племен Южной Италии, перешедших на сторону Ганнибала (216–215 годы до н. э). В каждом из этих случаев римляне были застигнуты врасплох. Римская тактическая разведка была на редкость плоха, что показывает количество засад, которых не смогли избежать римские армии. Прошло чуть больше трех лет, и карфагеняне и их галльские союзники заманили в засаду и уничтожили не менее шести римских армий, в том числе в битве на реке Треббия в 218 году до н. э. и на Тразименском озере в 217 году до н. э. Позже в том же году Магарбал заманил в засаду Гнея Сервилия Гемина, Минуция заманили в засаду в Гереонии, а Луция Постумия Альбина в Литанском лесу. Многие римские подразделения понесли жестокие потери из-за отсутствия налаженной тактической разведки.

Проблемы с тактической разведкой можно частично отнести за счет того, что в легионе не было специального подразделения, занимающегося разведкой. Попытки, предпринимаемые по сбору информации, носили случайный характер, если вообще предпринимались. Большинство римских командующих использовали для разведки легкую пехоту, велитов, иногда вместе с малочисленными отрядами всадников.[113] В отдельных случаях использовали всадников из экстраординарии, подразделения, состоявшего из элитной пехоты и конницы. Сципион, видимо, был первым римским командующим, который создал в легионе подразделение, задача которого состояла в проведении тактической разведки. Это было подразделение из конных экстраординариев и легких пехотинцев. В новом подразделении было порядка двух тысяч человек.[114] Очень может быть, что телохранители Сципиона, преторианцы, иногда занимались разведкой.

В отличие от римлян у Ганнибала была отличная служба разведки, в которой использовались торговые агенты, разведчики, галльские союзники и политические провокаторы, изображавшие из себя дипломатов, которые занимались стратегической разведкой и разжигали разногласия между союзниками Рима. Ганнибал использовал легкую нумидийскую конницу для проведения тактической разведки. Возможно, потому, что Ганнибал был активным сторонником разведки, карфагеняне так серьезно относились к сбору разведывательных данных.

Следующая глава

history.wikireading.ru

Поход Ганнибала на Рим

Ганнибал не мог просто оставить Капую, не вызвав серьезной тревоги у своих союзников, но в области, выбранной римлянами, Ганнибалу нечем было кормить армию. Кроме того, римляне собрали у Капуи столь многочисленные силы, что было безумием пытаться впрямую атаковать их. Ганнибал задумал смелый план. Он решил направиться к Риму, надеясь, что угроза столице заставит римлян отозвать армии из Кампании, чтобы защитить Рим. Согласно Полибию, оставив гореть костры, чтобы обмануть врага, Ганнибал под прикрытием ночи выскользнул из лагеря и направился в Рим.[494] Полибий сообщает, что он пошел через Самний, а Ливий говорит, что двинулся к Риму по Латинской дороге. Ливий, ссылаясь на Луция Целия Антипатра, приводит еще один маршрут следования Ганнибала, когда он прошел через Самний и подошел к Риму с севера.[495] По Латинской дороге до Рима было приблизительно 112 миль, в то время как описанный Целием путь был почти в два раза длиннее. Однако более длинный путь позволял Ганнибалу появиться с неожиданной для римлян стороны и застать их врасплох. Выбрав более короткий путь, он рисковал быть обнаруженным до того, как подойдет к Риму. Путь, описанный Целием, более разумный с военной точки зрения, и, вероятно, именно по нему и пошел Ганнибал.[496]

Появление Ганнибала у стен города вызвало сильную тревогу. Однако, к несчастью для Ганнибала, консулы недавно закончили комплектование двух новых легионов вдобавок к уже имевшимся двум городским легионам. Ганнибал разбил лагерь приблизительно в восьми милях к северу от города. У консулов не было иного выхода, как вывести армию из города и, подойдя к лагерю Ганнибала, вступить с ним в бой. Но Ганнибал не собирался нападать на город и, находясь так далеко от своей базы, рисковать войском, вступив в открытый бой с римлянами. Кроме того, у римлян, осадивших Капую, было достаточно времени, чтобы начать движение на север, если они собирались отправиться на защиту Рима.[497] Когда римская армия находилась примерно в двух милях от карфагенского лагеря, Ганнибал развернулся и отошел к реке Аниен. Переправа через реку осложнилась из-за разрушенных мостов, и несколько конных отрядов нагнали арьергард Ганнибала. Завязался короткий бой. Нумидийские всадники прикрывали отступление Ганнибала, который, вероятно, вернулся в Южную Италию тем же путем, по которому пришел в Рим. Ганнибал не стал останавливаться в Капуе, а прошел в Регий.[498] Вскоре Капуя сдалась. Падение Капуи стало поворотным моментом в деятельности Ганнибала в Италии. Он еще удерживал Апулий, Самний и Луканию, как и большинство греческих городов на юге и весь Бруттий. Но как ни старался, не мог заставить латинские государства и римских союзников в центре Италии предать Рим. В Греции римляне отрезали Филиппа V от моря, так что не было никакой надежды на помощь со стороны македонцев. Сиракузы, как и большая часть Сицилии, находились в руках римлян. Римский флот контролировал южное побережье Италии, и не оставалось практически никакой надежды, что удастся получить подкрепление из Африки. Кроме того, явно обозначилось преимущество римлян в людских ресурсах, и теперь, скорее всего, на юге ощущалось численное превосходство римлян. К тому же римляне становились все агрессивнее, и Ганнибал, вероятно, понимал, что со временем они будут все больше и больше ограничивать его способность к маневру, ему будет все труднее находить продовольствие и получать помощь от союзников. Единственное, что омрачило радость римлян от одержанных побед в Кампании, — гибель обоих братьев Сципионов и полное уничтожение их армий в Испании.

210 год до н. э. начался с отплытия в Испанию Гая Нерона с 6000 пеших воинов и 300 всадниками, чтобы принять командование над остатками римских войск. В начале весны в Испанию прибыла армия из 10 тысяч пеших воинов, 1000 всадников и 30 квинквирем под командованием Публия Сципиона, сына римского командующего, погибшего в Испании. Он принял командование римскими войсками в Испании, а Нерон вернулся в Италию. Консулами на 210 год до н. э. были избраны Марк Клавдий Марцелл и Марк Валерий Левин. Марцелл отправился в Апулий, воевать с Ганнибалом, а Левин командовать войсками на Сицилии. В поле находился двадцать один легион. Марцелл, взяв два легиона и союзников — всего 20 тысяч пеших и конных воинов, отправился охотиться за Ганнибалом.

Несколько видных граждан города Гердонии пришли к Марцеллу с предложением сдать город. Не раздумывая долго, Марцелл взял город. В схватке погиб почти весь конный отряд нумидийцев; римляне «захватили живыми только пятьдесят человек».[499] Затем Марцелл пошел в Самний и захватил города Марморею и Мелес. Погибло около трех тысяч воинов Ганнибала, и было захвачено огромное количество зерна.[500] Эти победы омрачились поражением под Гердонией. Этот город в числе первых дезертировал после битвы при Каннах и был одной из основных баз Ганнибала. Группа жителей, задумав передать город римлянам, вступила в переговоры с римским командующим Гнеем Фульвием Центумалом.

Об этом стало известно Ганнибалу, и после падения Салапии он направился в Бруттий. Стремительно поднявшись вверх от «носка сапога», Ганнибал захватил римлян врасплох. В то время как римляне поспешно строились для боя, пехота Ганнибала ударила в центр римской линии, и почти сразу с тыла ударила конница. Гией Фульвий и с ним одиннадцать военных трибунов были убиты. Ливий говорит: «Кто может точно сказать, сколько тысяч римлян и союзников пало в этом сражении, коль скоро у одних писателей я читаю о тринадцати тысячах, у других — всего о семи?» Как бы там ни было, но оставшиеся в живых разбежались, и римская армия, бывшая эффективной боевой силой, прекратила свое существование.[501]

Разгневанный тем, что старейшины города пытались предать его, Ганнибал казнил их. Всех жителей переселил в Метапонт и Фурии, а Гердонию сжег. Ганнибал понял, что события в Гердонии не случайность. Согласно Ливию, «он не мог управлять всеми, разместив всюду гарнизоны, — дробить войско было совсем не ко времени; вывести гарнизоны он тоже не мог, не доверяя ни обнадеженным, ни перепуганным союзникам. Потеряв голову от жадности и жестокости, он решил разграбить и разорить все, что не в силах был оберечь; пусть ничто не достанется врагу».[502]

Перейдя из Самния в Луканию, Марцелл расположился лагерем под Нумистроном на равнине на виду у Ганнибала. Затем вывел на равнину под холмом, на котором находился лагерь Ганнибала, армию, готовую к бою. Римляне ввели в бой правое крыло, а Ганнибал испанских пеших воинов и балеарских пращников. Затем Ганнибал ввел в бой своих слонов. Долго продолжалось сражение, «с раннего утра до сумерек», но ни одна из сторон не имела перевеса. «Ночь развела сражавшихся; победителей не было».[503]

На следующий день с восходом солнца римляне построились и так простояли до середины дня, но карфагеняне так и не появились. Остаток дня римляне потратили на то, что собрали трофеи, снесли в одно место трупы своих воинов и сожгли их, полагая, что бой будет завтра. Но Ганнибал ночью тихо покинул лагерь и ушел в Апулию. На рассвете обнаружив, что Ганнибал сбежал, Марцелл оставил раненых с немногочисленной охраной и устремился вслед за Ганнибалом. Он настиг его под Венузией, и в течение нескольких дней шли беспорядочные стычки пеших и конных воинов. Ганнибал опять ночью снялся из лагеря, но Марцелл упорно следовал за ним по пятам. Ливий замечает, что Ганнибал всегда уходил ночью и искал место, где бы мог устроить засаду, чтобы заманить в нее преследователя. Однако Марцелл шел за ним только днем и только после разведки.[504] Так они прошли по всей Апулии, не вступая в решающее сражение, до тех пор, пока карфагеняне не ушли на зимние квартиры под Венузией, а Марцелл с армией всю зиму держался поблизости.

Командование римскими армиями в Испании принял Сципион. Он укрепил опорный пункт в Тарраконе, обучил армию и завоевал дружбу вождей некоторых испанских племен на территории от Тарракона до реки Эбро. В Сицилии Карфаген укрепил гарнизон в Агригенте 8000 пеших и 3000 конных воинов. Левин взял Агригент, главных должностных лиц казнил, а остальных продал в рабство. «За год римлянам изменнически было выдано двадцать городов; шесть взято приступом; около сорока сдалось добровольно».[505] Война в Сицилии была завершена. Тем временем в Таренте римский гарнизон все еще удерживал крепость, и попытка доставить продовольствие морем закончилась трагически: большинство римских судов затонуло в открытом море или было захвачено.[506]

В 209 году до н. э. консулами были избраны Квинт Фабий Максим, в пятый раз, и Фульвий Флакк. Фабий считал, что окончание войны в Италии является основной целью, а потому был против отправки Сципиона в Испанию. Весной Сципион совершил стремительный марш-бросок на юг и за один день захватил Новый Карфаген. В 209 году до н. э. у римлян по-прежнему был двадцать один легион, шесть из них на юге. Фабий командовал двумя легионами у Тарента, Фульвий в Лукании и Бруттии, а Марцелл легионами, стоявшими под Венузией.[507] Фабий принял решение вернуть Тарент, одновременно напав на город с моря и с суши. Фабий послал приказ начальнику гарнизона в Регий (там было 8000 человек, переправленных с Сицилии и привыкших жить грабежом, и готовые на все перебежчики из Бруттия), чтобы отправил отряд, который сначала должен опустошить окрестности Кавлонии, а затем осадить город. Он отдал приказ Марцеллу вступить в бой с Ганнибалом, «как только станет достаточно корма для лошадей». Все это было сделано для того, чтобы отвлечь внимание Ганнибала, когда Фабий нападет на Тарент. Марцелл нагнал Ганнибала у Канузии и вовлек его в борьбу.

Марцелл настиг Ганнибала на открытой равнине, где было невозможно устроить засаду, и Ганнибал отступил в леса. Марцелл преследовал его по пятам, ставил свой лагерь рядом с его лагерем. Однажды ночью, когда Ганнибал выступил из лагеря, Марцелл последовал за ним, утром застал врасплох карфагенян и не давал им поставить лагерь, нападая со всех сторон и мешая работать. Армии в полном составе были брошены в бой. Они разошлись только с наступлением сумерек. На рассвете опять завязался бой, но через два часа у римлян дрогнуло правое крыло. По какой-то причине одна половина армии начала отступать, а другая — наступать. Ливий рассказывает, что затем «смятение уже стало общим, и вот — страх сильнее стыда — солдаты бегут».[508] В сражении и во время бегства пало до 2700 воинов, было убито четыре центуриона и два трибуна.

На следующий день армии опять вступили в бой. Сражение шло уже долго, но никто не имел перевеса, и Ганнибал приказал вывести вперед слонов. Слоны внесли панику в ряды римлян, и неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы не военный трибун Гай Децим Флав. Схватив знамя, он приказал всем идти за ним туда, где столпились слоны, и забросать их дротиками. Все слоны, а среди них были и раненые, кинулись бежать и «убили своих больше, чем врагов». Марцелл бросил на помятых слонами карфагенян свою пехоту, обратив карфагенян в бегство. Вдогонку Марцелл послал конницу, которая загнала карфагенян в лагерь. Ливий сообщает, что «ко всему еще в самых воротах лагеря рухнули два слона, и солдатам пришлось лезть в лагерь через ров и вал, тут-то и началось избиение: убито было около восьми тысяч человек и пять слонов».[509] Римляне потеряли убитыми 1700 легионеров и более 1300 союзников, и было очень много раненых, и римлян, и союзников.[510]

Следующей ночью Ганнибал ушел, и Марцелл не стал, хотя и желал, его преследовать из-за большого числа раненых. Фабий взял приступом Мандурию и захватил 4000 человек и большое количество продовольствия. Ганнибал лишился еще одной продовольственной базы. Оттуда Фабий направился к Таренту и расположился лагерем у самого входа в гавань. Часть стоявших в гавани кораблей имела на борту стенобитные машины и все необходимое для осады; другая часть — метательные машины, камни и другое оружие. Одни моряки должны были подкатывать к стенам машины и приставлять лестницы, другие с кораблей поражать защитников города. Эти корабли были снаряжены так, чтобы осадить город со стороны открытого моря.[511] По стечению обстоятельств ничего этого не понадобилось. Ганнибал оставил в Таренте отряд бруттийцев, а начальник этого отряда влюбился в женщину, брат которой служил в войске консула Фабия. Сестра написала брату, что ее возлюбленный готов совершить предательство. Брат тайком пробрался в город и уговорил возлюбленного сестры сдать город римлянам. Ночью одновременно зазвучали трубы и с крепости, и из гавани, и с кораблей, приплывших со стороны открытого моря. Крик и тревога поднялись, как и было задумано, там, где не было никакой опасности. Римляне стали перелезать через стену в город, затем взломали ворота, в город вошел большой отряд римлян и прошел на форум. После недолгой схватки римляне одержали победу. Фабий взял 30 тысяч пленных, огромное количество серебряных изделий и монет, 83 тысячи фунтов золота, статуи и картины.[512]

Оторвавшись от Марцелла, Ганнибал пришел в Кавлонию и заставил сдаться бруттийцев, захвативших город. Узнав, что Фабий напал на Тарент, Ганнибал бросился на помощь, но опоздал. Ливий рассказывает, что, когда Ганнибал узнал о победе Фабия, он сказал: «И у римлян есть свой Ганнибал: хитростью мы взяли Тарент, и такою же хитростью его у нас отобрали».[513] Ганнибал разбил лагерь в нескольких милях от города, а через несколько дней ушел в Метапонт. Тем временем Фульвий заставил дезертировать несколько самнитских племен и некоторые города Лукании. Ливий сообщает, что некоторые города Бруттия тоже вступили в переговоры с Фульвием. Союзники Ганнибала дезертировали один за другим.

В 208 году до н. э. Марцелл был избран консулом в пятый раз. Вторым консулом стал Тит Квинтий Криспин. В поле находился двадцать один легион: семь в Южной Италии, один в Капуе, два в Таренте и четыре под командованием консулов занимались поиском Ганнибала, чтобы вступить с ним в бой. Поскольку ходили слухи, что карфагеняне готовят большой флот, рассчитывая высадиться на побережье Италии, Сицилии и Сардинии, к семидесяти кораблям, стоявшим на Сицилии, добавили тридцать. Для защиты побережья вблизи Рима переоснастили тридцать старых военных кораблей и построили двадцать новых. Легионы Криспина попытались осадить Локры, но отступили, узнав, что Ганнибал двинулся в направлении города. Криспин соединился с Марцеллом, и консулы разбили два лагеря между Венузией и Бантией (современный город Банци). Ганнибал быстро направился в их сторону, чтобы вступить с их армиями в бой, который обещал стать первым решающим сражением после Канн.[514]

Но не стал. Согласно Полибию Марцелл с Криспином, взяв с собой отряд всадников, отправились осмотреть лесистый холм, расположенный между их лагерем и лагерем Ганнибала. По какой-то причине отряд нумидийских всадников находился у подножия холма. Когда римляне подошли к вершине, нумидийцы с громкими криками кинулись со всех сторон и окружили римлян, отрезав им путь отступления.[515] Согласно Полибию, Марцелл был убит, а Криспин серьезно ранен. Горстке римлян удалось убежать, захватив с собой раненого консула. Однако к концу года Криспин умер от ран. Ливий говорит, что впервые в римской истории во время войны были убиты сразу два консула.[516] Ганнибал нашел и похоронил Марцелла с воинскими почестями.

Ганнибал направился к Локрам, чтобы помешать римлянам напасть на город. Узнав, что из Тарента в Локры направляются римские отряды, он заманил их в засаду у Петелии, убив 2000 человек и взяв в плен 1500. Вперед Ганнибал отправил нумидийскую конницу, а сам ускоренным маршем шел следом с пехотой. Бой шел с переменным успехом, но в конце концов римляне не выдержали и «кинулись к морю и своим кораблям, бросив свои орудия и машины, которыми разбивали стены».[517] На 207 год до н. э. консулами были избраны Гай Клавдий Нерон и Марк Ливий Салинатор. Как уже говорилось, Нерон был одним из командующих в Капуе и после смерти Сципиона принял командование римскими армиями в Испании. Кроме того, он был одним из ведущих офицеров Марцелла в Казилине. Позже его назовут одним из лучших римских командующих во время войны.

В Испании Сципион продолжал воевать с карфагенянами и летом 208 года до н. э. одержал победу над Гасдрубалом, братом Ганнибала и главнокомандующим в Испании, в битве при Бекуле.[518] Гасдрубалу удалось вывести большую часть армии, и, подобрав по пути сбежавших с поля боя, он направился к Пиренеям. Долгожданное подкрепление наконец-то было на пути к Ганнибалу. Союзники Рима из Массалии предупредили сенат, что Гасдрубал прибыл в Галлию, и римляне были готовы к встрече с ним, когда весной 207 года до н. э. он появился в Италии.

В тот год в поле находилось двадцать три легиона, причем пятнадцать из них в Италии, или в четыре раза больше, чем в 218 году до н. э.[519] Нерон с консульской армией, всего 20 тысяч человек, двинулся на юг, навстречу Ганнибалу. Консульская армия под командованием консула Салинатора должна была противостоять Гасдрубалу на севере.[520] Армия из 20 тысяч человек под командованием Варрона должна была контролировать пути через Этрурию и заблокировать путь на юг из Арретия.

Следующая глава

history.wikireading.ru

Ганнибал. Военная биография величайшего врага Рима

  Габриэль Ричард А. Жанр: История

Ричард А. Габриэль — известный военный историк — посвятил свое исследование Ганнибалу (247–183 гг. до н. э.) — великому полководцу Античности.

На основе сведений, почерпнутых из римских источников, автор воссоздает историю становления характера великого полководца, превосходного стратега, тактика и самого сильного врага Рима. Автор дает подробное описание структуры и особенностей армии Ганнибала, анализирует ход его сражений, победы и поражения.

Книга снабжена картами, хронологической таблицей и подробными примечаниями.

ХРОНОЛОГИЯ (814–183 гг. до н. э.)

814 год. На Тунисском побережье основан Карфаген как колония Тира.

753 год. Основание Рима.

550 год. Возвышение в Карфагене воинственной династии Магонидов.

545 год. Усиление Персии. Сидон, как главное финикийское государство, затмевает Тир. Карфаген объявляет о независимости от Тира и, таким образом, становится независимой политической единицей.

530 год. Персия расширяет свои владения до Египта и планирует напасть на Карфаген. Тир отказывается нападать на свою бывшую колонию, и персидский царь отменяет запланированную кампанию.

Глава 1

ЖИЗНЬ ВОИНА

Ночь. Отблески пламени из священной ямы вырывают из темноты большую бронзовую статую Баал-Хаммона, великого бога Карфагена, стоящую на краю ямы с протянутыми над горящими углями руками, которые дали жизнь этому огню, вспыхивающему под руками идола. Жрецы в белых одеяниях. Взмывают вверх печальные звуки флейт и тамбуринов, извлекаемые музыкантами. В стороне от мощеной дорожки, ведущей к жрецам, у края ямы стоит семилетний мальчик, вдыхающий запах горящей плоти, поднимающийся из ямы.

Сюда, на тофет, священное место с жертвенным огнем, мальчика привели с собой родители. Они подошли к жрецу, нежно укачивая на руках младенца, и глаза их были полны слез. Это был самый младший из их шестерых детей, родившийся всего несколько месяцев назад. У запеленутого в красную ткань младенца кожаными ремнями связаны руки и ноги. Ребенок не спит; в его широко распахнутых глазах застыло удивление. Мать последний раз с нежностью смотрит на свое дитя и передает его жрецу. Отец, полководец, участник карфагенских войн, отворачивается и уводит свою рыдающую жену. За ними следуют члены семьи… за исключением семилетнего мальчика. Он застыл, не в силах оторвать взгляда от страшной картины.

Жрец подносит младенца к краю ямы и торжественно кланяется бронзовому идолу. Одним движением он перерезает младенцу горло, практически не причинив ему боли, как это умели делать древние карфагенские жрецы, которых учили убивать детей и священных животных спокойно, без борьбы и суеты, единственным взмахом железного лезвия. Жрецы проделывали это на протяжении более шестисот лет в священном месте. Затем жрец кладет тело младенца на вытянутые руки идола, откуда, задержавшись на несколько секунд, оно соскальзывает в пылающую печь. Громче зазвучали флейты и тамбурины. Ритмично, словно в трансе, колеблется толпа, наблюдая за принесением жертвы великому богу, защищавшему Карфаген с его основания. Ночь напролет продолжается жертвоприношение, пока восходящее солнце не разгоняет ночную тьму. К рассвету металлический бог наелся вволю.

Карфагеняне были набожными людьми, поклонявшимися ханаанскому богу Баал-Хаммону, главному божеству финикийского города Тир, выходцы из которого приблизительно в 814 году до н. э. основали Карфаген. Карфагеняне пользовались дурной славой из-за своих религиозных верований и ритуалов. Имена, которые они давали своим детям, отражают всю глубину их веры.

Ко времени Ганнибала детей приносили в жертву для умиротворения Баала уже на протяжении тысячи лет, и в древних текстах засвидетельствован этот самый постыдный религиозный ритуал классической древности. Клитарх, греческий историк, живший в третьем веке до н. э., пишет, что карфагенские семьи, стремясь снискать расположение бога, обещали принести в жертву одного из своих детей. Квинт Курний Руф отмечает, что в Тире, а затем в Карфагене

Нет другого великого полководца древности, который играл бы столь важную роль в западной военной истории, но о личной жизни которого нам было бы так мало известно. Разрушение Карфагена римлянами после Третьей Пунической войны уничтожило все исторические свидетельства о жизни Ганнибала. Не было карфагенских историков, которые могли бы в благожелательном тоне рассказать о его жизни и свершениях. Ни один историк древности, за исключением нескольких страниц в сочинении Корнелия Непота, не оставил нам биографии Ганнибала. То, что нам известно о нем, почерпнуто из римских источников; некоторые из них написаны вскоре после его смерти, некоторые намного позже, но во всех видно явное стремление преуменьшить его победы, преувеличить его неудачи и подорвать его репутацию. Но даже римские историки были вынуждены, пусть неохотно, отдать должное военному гению Ганнибала.

Не сохранилось ни одного изображения великого карфагенянина ни в бронзе, ни в мраморе. Римляне позаботились, чтобы не осталось не только никаких скульптурных и живописных изображений Ганнибала, но и описаний его внешности и характера в литературе и даже в поэзии.

[15]

Исследования показывают, что тридцать семь римских авторов представили в общей сложности шестьдесят описаний, составленных в пренебрежительно-презрительной манере и не содержавших для равновесия ни одного доброго слова.

[16]

Искусство и литература того периода не даст объективной оценки личности и деяний этого человека. Описания римских авторов противоречивые, неточные в важных деталях, пропагандистские, содержащие перечень недостатков и ошибок Ганнибала, которые опровергаются самими же авторами. Нам никогда не удастся найти объективное описание этого человека, узнать, был ли он хорошим мужем и отцом, преданным другом, человеком, пользовавшимся доверием и вызывавшим симпатию. Мы никогда не узнаем, каким был Ганнибал на самом деле. Мы можем лишь судить о его способностях командующего на поле сражения по его делам. Все остальное относится к области предположений и фантазий.

Ганнибал родился в 247 году до н. э. в семье карфагенского аристократа и полководца, которому незадолго до этого было предложено принять командование карфагенскими армиями, воюющими с римлянами на Сицилии во время Первой Пунической войны. У Гамилькара уже было три дочери, но мы не знаем их имен и возраста. Известно только, что в 238 году до н. э. одна из них была замужем за Бомилькаром и уже имела сына, Ганнона, который, как пишет Аппиан, командовал одним из конных отрядов в 218 году до н. э.

Гамилькар и его сыновья известны истории под прозвищем Барка. Но у карфагенян не было ни прозвищ, ни даже родовых имен, как у римлян. Это прозвище дали Гамилькару и его сыновьям классические авторы. Первым римским автором, давшим Гамилькару прозвище, был Полибий, который заявил, что среди карфагенских вождей в Первой Пунической войне «величайшим вождем по уму и отваге должен быть признан Гамилькар, по прозванию Барка».

Силий Италик сообщает, что род Ганнибала уходит корнями в далекое прошлое Карфагена. По всей видимости, его предки были богатыми землевладельцами. По возвращении из Италии Ганнибал отправился в Малый Лептис (современный город Ламта), где находились его земельные владения, и приказал солдатам посадить там оливковые деревья. Позже, находясь в изгнании, Ганнибал скрывался в одном из своих поместий на побережье до тех пор, пока не был вынужден отплыть на корабле, чтобы избежать ловушки, расставленной римлянами.

Когда в 237 году до н. э. Ганнибал прибыл в Испанию, Карфаген на протяжении двадцати семи лет время от времени находился в состоянии войны; из них пятнадцать лет отец Ганнибала принимал самое активное участие в военных делах. Теперь Гамилькара направили во главе армии в Испанию с целью установления военного присутствия и использования природных ресурсов для восстановления национального богатства и мощи, утраченных Карфагеном после поражения в Первой Пунической войне. Арена боевых действий Гамилькара простиралась от андалусского побережья до долины реки Бетис с ее серебряными и медными рудниками. Этот район был густо заселен иберийскими племенами, подплеменами и кланами, которые жили в укрепленных поселениях и оказывали упорное сопротивление карфагенянам. За последующее десятилетие Ганнибал получил военное образование, какое до него не получал ни один командующий. И его учителем стал его отец.

Ганнибал жил в лагере, рос и воспитывался среди закаленных в сражениях воинов, в типичной атмосфере военного лагеря того времени. Мальчику, вероятно, было интересно находиться в этой мужской компании. Он учился езде на лошади, муле и слоне, исследовал окружающую местность, охотился. Он взрослел, и в его жизни появились проститутки и вино. Ганнибал слушал рассказы бывалых воинов о войне, разглядывал их боевые шрамы, которые они с гордостью демонстрировали друг другу. Гамилькар устроил серьезное испытание сыну. Ганнибал должен был доказать, что когда-нибудь он сможет повести за собой этих закаленных в боях ветеранов.

Именно там Ганнибал на всю жизнь подружился с молодым человеком по имени Магон Самнит. Самниты — древний италийский горный народ, часто воевавший с Римом. Друг Ганнибала, вероятно, был сыном карфагенянки и самнита, служившего наемником в армии Гамилькара. Полибий сообщает, что Магон и Ганнибал вместе служили в армии Гасдрубала, где между ними шло соперничество за военные почести.

[22]

Магон сопровождал Ганнибала в итальянской кампании. Среди товарищей его юношеских лет, наряду с братьями Гасдрубалом и Магоном, приехавшими в Испанию в подростковом возрасте, упоминаются еще двое: один по имени Ганнон и другой по имени Ганнибал Мономах, по прозвищу Единоборец.

Ганнибал приступил к военной подготовке примерно в тринадцатилетнем возрасте. Во всяком случае, такой вывод можно сделать исходя из слов Полибия, сообщившего, что брат Ганнибала, Магон, приехавший в Испанию, когда ему было тринадцать лет, «с детства обучался военному делу». Обучением Ганнибала занимались специалисты, закаленные в боях на непрекращающейся войне карфагенские солдаты и наемники, под бдительным взглядом командующего, отца мальчика. Ганнибал владел всеми видами оружия, которое использовали карфагеняне и испанские племена. Подчеркивалось также, что Ганнибал был искусным наездником, обладал такими необходимыми качествами, как выносливость и неприхотливость. Но что является, по всей видимости, самым важным, так это погружение Ганнибала в кельтско-иберийскую культуру, изучение обычаев, политической структуры племен, истории их союзов и вражды, их религии, династических разногласий, склонности к предательству и тактики ведения боевых действий. Ганнибал рано понял, что карфагенская армия слишком мала, чтобы управлять завоеванной областью в Испании, и что для успеха карфагенянам жизненно необходимо добиться преданности и приспособиться к меняющимся союзам основных племен этой области.

Вероятно, присутствие на совещаниях, проводимых отцом и старшими офицерами по планированию боевых операций, дало Ганнибалу поистине уникальное понимание тактики, стратегии и логистики на оперативном уровне. У отца он научился искусству умелого сочетания дипломатии и военной силы для достижения политических целей и правильной оценке ситуации и среды, в которой устанавливалась военная власть. Он наблюдал, как для установления военного и административного проконсульства в Испании отец заключал мирные договоры с племенами, создавал союзы, вел сражения и безжалостно наказывал мятежников. Но, конечно, основное внимание в военной подготовке Ганнибала уделялось умению командовать воинами в бою. В конце 229 года до н. э. мы находим восемнадцатилетнего Ганнибала и пятнадцатилетнего Гасдрубала участниками военных походов отца.

Ганнибалу было двадцать лет, когда его отец погиб в сражении с племенем оретанов. Гамилькар осадил город, точное местоположение которого неизвестно, но вероятно, находившийся на некотором расстоянии от побережья. Удерживая осаду, Гамилькар ожидал прибытия вождя оретанов, союзника карфагенян. По прибытии оретанов Гамилькар отправил большую часть своей армии домой, решив использовать на последней стадии операции оретанов. Но вождь племени предал Гамилькара, и оретаны напали на карфагенян.

[27]

Гамилькар, опасаясь за жизнь сыновей, попытался вырваться из вражеского окружения. Ради спасения Ганнибала и Гасдрубала Гамилькар, отвлекая на себя оретанов, во главе оставшейся части своей армии двинулся по одной дороге, отправив сыновей по другой дороге. Его маневр удался, и мальчикам удалось уйти. Но оретаны настигли Гамилькара и его воинов, и Гамилькар то ли утонул, то ли был убит.

[28]

Ему было пятьдесят или пятьдесят один год, и он находился в Испании почти девять лет.

В отличие от эллинистических монархий, которые породили таких великих полководцев, как Филипп II, Александр и Антиох, в Карфагене, который был республикой, военачальники назначались сенатом. Ганнибал не обладал династическим правом наследования, как, например, Александр, который наследовал за отцом после того, как Филипп был убит. Кроме того, по карфагенским стандартам Ганнибал был слишком молод для столь важного поста. Диодор сообщает нам, что после смерти Гамилькара «армия и карфагеняне»

[29]

выбрали командующим Гасдрубала, заместителя Гамилькара. «Армия», которая выбрала нового командующего, была не воинами, а карфагенскими офицерами-аристократами, командовавшими новобранцами. У офицеров-наемников, воинов из испанских племен и ливийских новобранцев не было права голоса.

А кем были голосовавшие карфагеняне? По давнему карфагенскому обычаю вместе с военачальниками на поле боя отправлялись сенаторы и другие важные политические деятели в качестве политических советников. Это делалось для того, чтобы обеспечить связь политических интересов карфагенского государства и военных вопросов и чтобы не допустить преторианизма и некомпетентности. Эта система с представителями политического истеблишмента, сопровождавшими армию, позволяла произвести быструю замену военачальников в критической ситуации. Однако для назначения нового военачальника было недостаточно желания «армии и карфагенян». Окончательное решение принимал карфагенский сенат.

Ганнибал служил под командованием Гасдрубала с 228 по 221 год до н. э. и приобрел за это время репутацию отличного солдата и храброго командира. Ливий сообщает, что «Гасдрубал, если надо было действовать смело и решительно, всем прочим предпочитал Ганнибала, и воинам ни один из начальников не внушал столько доверия и отваги».

Ливий пишет, что «три года прослужил Ганнибал под началом у Гасдрубала, не упустив из виду ничего, что следовало знать и уметь будущему великому полководцу», в то время как в действительности Ганнибал должен был прослужить по крайней мере шесть лет до смерти Гасдрубала.

Ганнибал даже после того, как стал главнокомандующим карфагенскими армиями в Испании, сохранил некоторые из своих опасных привычек, которые он демонстрировал, когда служил под началом Гасдрубала, привычек, которые могли привести к смертельным последствиям. Силий Италик рассказывает, что при осаде Сагунта Ганнибал был ранен копьем в пах. «Медленно, шаг за шагом, осторожно, Ганнибал, наконец, подошел к защитной насыпи», — рассказывает Силий.

[40]

Судя по рассказу, Ганнибал, вероятно, возглавлял атаку, то ли штурмуя стену, то ли ворвавшись в пролом в стене. Но Ганнибал не мог быть ранен копьем в пах, поскольку копье наверняка пробило бы мочевой пузырь, а такая рана была смертельной.

Ливий подтверждает, что Ганнибал был ранен в Сагунте, но предлагает более вероятную версию событий. По его словам, «в этих беспорядочных стычках падало обыкновенно отнюдь не меньше карфагенян, чем сагунтийцев. Когда же сам Ганнибал, неосторожно приблизившийся к стене, был тяжело ранен дротиком в бедро и упал, кругом распространилось такое смятение и такая тревога, что навесы и осадные работы едва не были брошены. Отказавшись пока от приступа, карфагеняне несколько дней довольствовались одной осадой города, чтобы дать ране полководца зажить. В это время сражений не происходило, но с той и с другой стороны безостановочно работали над окопами и укреплениями».

[41]

Версия Ливия более правдоподобная: в древности у всадников самыми распространенными были ранения от копья, причем чаще всего в бедро.

В 218 году до н. э. при захвате укрепленной пристани неподалеку от Плацентии Ганнибал был опять ранен, но «не успела рана зажить, как он двинулся к другой крепости, где у римлян были хлебные склады. В этой крепости с началом войны нашли убежище соседние крестьяне. Их было очень много, и они решили встретить Ганнибала с оружием в руках. Вооружившись чем ни попадя, они нестройной толпой высыпали навстречу пунийцам и, конечно, после первой же стычки позорно бежали».

[42]

И опять Ганнибал оказывается в гуще событий, что едва ли можно ожидать от главнокомандующего. Ганнибал, не дожидаясь, пока заживет рана, идет в атаку, и это явно свидетельствует о трудностях с поставками продовольствия для армии.

Позже Ганнибал подхватил какую-то глазную инфекцию, переправляясь через болота у реки Арно. По словам Корнелия Непота, Ганнибал «перенес такую тяжелую глазную болезнь, что впоследствии всегда плохо видел правым глазом».

litra.pro


Смотрите также