Филюс кагиров биография где родился


Жена Филюса Кагирова Эльмира: Вопрос "А может..." вставал не раз

Татарский Академический Государственный Театра оперы и балета им. М. Джалиля выпустил долгожданную премьеру — оперу «Сююмбике» на музыку Резеды Ахияровой, либретто написал Ренат Харис. Артисты пели на татарском языке, при этом на бегущую строку выводился текст на русском.

Партию Сююмбике исполнила солистка театра Гульнора Гатина. Любовь зрителей завоевал Арслан Сибгатуллин в роли сына Сююмбике, хана Утямыша. В Ивана Грозного перевоплотился лауреат премии «Золотая маска» Ахмет Агади (Мариинский театр). Его женой на сцене, царицей Анастасией стала Александра Саульская-Шулятьева из московского театра «Новая опера». Заслуженный артист Татарстана Филюс Кагиров сыграл Касимовского хана Шаха-Али, за которого пришлось выйти замуж казанской красавице.

После премьеры супруга артиста Эльмира Кагирова поделилась впечатлениями и пояснила, по какой причине Филюс Кагиров не может посвятить себя исключительно опере.

«В очередной раз с большим успехом прошла опера «Сююмбике» (Резеды Ахияровой),  где одну из главных ролей (роль Шах-Али) исполнил мой супруг Филюс Кагиров. Многие конечно знают, что Филюсу, помимо классических и эстрадных произведений теперь посильны и оперные партии. Конечно, приятно видеть его на большой сцене Театра Оперы и балета. Это гордо и волнительно. Много было разговоров о том, почему же Филюс не поёт в опере?! Ни раз ответ на этот вопрос Филюс озвучивал журналистам. У меня тоже есть своё мнение по этому поводу.

Быть солистом оперного театра, это конечно же, большая ответственность, нужно полностью посвятить себя только театру. Нужен огромный опыт и выдержка.

Ни раз вставал вопрос: «А может…»  Но, почему то я всегда задаюсь вопросом: «А кто, если ни Филюс, будет нести гордо и уверенно нишу истинной татарской песенной культуры. Кто будет исполнять народные песни и классику….»  Но никто не может знать точно, что предписано человеку Богом…

Спасибо всему составу за пережитые эмоции«, делится супруга певца Эльмира Кагирова.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

БРАВО! БРАВИССИМО! Сегодня в очередной раз с большим успехом прошла опера «Сююмбике» (Р.Ахияровой), где одну из главных ролей (роль Шах-Али) исполнил мой супруг Филюс Кагиров @kagirov.filyus 👏🏻 Многие конечно знают, что Филюсу, помимо классических и эстрадных произведений теперь посильны и оперные партии🙏🏻👏🏻 Конечно приятно видеть его на большой сцене Театра Оперы и балета☺️ Это гордо и волнительно. Много было разговоров о том, почему же Филюс не поёт в опере?! Ни раз ответ на этот вопрос Филюс озвучивал журналистам. У меня тоже есть своё мнение по этому поводу. Быть солистом оперного театра, это конечно же большая ответственность, нужно полностью посвятить себя только театру. Нужен огромный опыт и выдержка. Ни раз вставал вопрос: «А может…» Но, почему то я всегда задаюсь вопросом: «А кто, если ни Филюс, будет нести гордо и уверенно нишу Истинной Татарской песенной культуры. Кто будет исполнять народные песни и классику….» Но никто не может знать точно, что Предписано человеку Богом…. Спасибо всему составу за пережитые эмоции 🤗🙏🏻❤️ #филюскагиров#шахали#театроперыибалета

Публикация от Эльмира Кагирова (@kagirovaelmira86) 13 Апр 2019 в 1:54 PDT

2019online-newsсююмбикеТатарстанФилюс Кагировшоу-бизнес

online-news.ru

Филюс Кагиров: «Заводы у нас стоят, зато вокруг одни артисты»

Любимый певец Сакины Шаймиевой о касте правительственных исполнителей, наглецах на татарской эстраде, Муслиме Магомаеве и Николае Баскове

Уже несколько лет выпускник Казанской консерватории Филюс Кагиров считается одним из самых ярких талантов на татарской эстрадной сцене. При этом от тенора Кагирова ждали дебюта в главных партиях на сцене театра им. Джалиля. В интервью «БИЗНЕС Online» эстрадная звезда с академическим образованием рассказал о том, почему без его выступлений не обходятся правительственные мероприятия, раскритиковал коллег, у которых напрочь отсутствует талант, и объяснил, почему так распространена музыкальная фанера.

Филюс Кагиров: «Мы стараемся сохранить наследие — «алтын мирас», чтобы сохранился и тот самый непереводимый «мон»

«ЕСТЬ ОПРЕДЕЛЕННАЯ КАСТА АРТИСТОВ, КУДА В ТОМ ЧИСЛЕ ВХОЖУ И Я...»

— Филюс, поговаривают, что вы любимый певец Сакины Шаймиевой...

— Не могу сказать однозначно, любимый или нелюбимый, но она всегда интересовалась моим творчеством. Они с Минтимером Шариповичем [Шаймиевым] были на моем первом сольном концерте в театре имени Камала — это был 2008 год. Я знаю, что она благосклонно относится к моему труду.

— Вообще, когда среди представителей власти есть собственные поклонники, это помогает артисту?

— Конечно. Вообще, если мое творчество кому-то нравится, это, безусловно, приятно. Тем более таким уважаемым людям.

— Именно поэтому вас часто можно увидеть выступающим на татарстанских правительственных мероприятиях?

— Они без меня и не проходят сейчас (смеется).

Как сейчас устроено в татарском искусстве, есть люди, которые дают концерты где-то в районах, городах — и все. В правительственных концертах участия они не принимают. Ну или их редко приглашают. А есть определенная каста артистов, куда в том числе вхожу и я, — мы ездим на зарубежные мероприятия. Концертная программа, с которой мы ездим, так и называется — «Концерт мастеров искусств Татарстана». Например, в апреле мы должны поехать в Чехию, в Венгрию.

Я к тому, что есть разница между первой категорией артистов, о которых говорю, и нами. Мы стараемся сохранить наследие — «алтын мирас», чтобы сохранился и тот самый непереводимый «мон», сохранялись традиции. При этом мы должны не только сохранить их, но и передать другому поколению. Например, я пою и классику, и народные песни. И концерт мастеров мы должны показывать на уровне, чтобы не ударить в грязь лицом.

— И кто же входит в ту самую касту правительственных артистов помимо вас?

— Это Раяз Фасихов, Алина Шарипжанова, Марсель Вагизов, Ришат Тухватуллин, Айгуль Хайри. Эльмира Калимуллина и Дина Гарипова приезжают, не забывают и всегда рады помочь республике. На самом деле много исполнителей.

— Не получается так, что правительственные мероприятия занимают львиную долю времени, а на творчество его не остается? Не начинают в этом случае считать исполнителя, грубо говоря, шабашником?

— Нет. Мне кажется, это только подстегивает артиста, потому что каждый раз хочется показать что-то новое. Петь одно и то же как иностранным гостям, так и нашему руководству у нас не принято. И ладно гости, они хотя бы меняются, а наше руководство остается прежним, они не могут слушать постоянно одно и то же. Поэтому мы работаем, придумываем и готовим что-то новое, стараемся импровизировать. К тому же я и сам выезжаю с концертами, выступаю в разных городах и выстраиваю программу так, чтобы можно было импровизировать, добавить оживленности в выступление.

Но я не только даю концерты, с октября я начал преподавать в консерватории. Еще я там работаю в оперной студии, сейчас мы готовим произведение Назиба Жиганова «Тюляки Су-Слу», учим партии. Так что это еще одна возможность держать себя в форме.

«Я точно знаю и уверенно могу сказать, что тот репертуар, который сегодня я представляю, нужен слушателю, нашему татарскому народу»

«БАСКОВА НЕ ЗНАЛИ, ПОКА ОН НЕ СТАЛ ИСПОЛНЯТЬ ПОПУЛЯРНУЮ МУЗЫКУ»

— Вас также уже не первый год считают оперной надеждой Татарстана, но эти надежды вы, кажется, не спешите оправдывать. Все же решили сделать ставку на эстраду?

— Я пробовал себя в оперном театре, работал там, но недолго. Понимаете, нужно быть либо оперным певцом, либо эстрадным. А эстрада — это не только электронная музыка и баян, в нее входят и народные песни, и ретро-песни, которые сегодня мало кто поет. Мне говорили зрители: «Если ты уйдешь в оперу, кто будет петь эти песни?» Есть определенная часть слушателей, которая хочет, чтобы я пел оперу, а есть другая, которая хочет, чтобы я оставался на эстраде...

— А сами-то вы чего больше хотите?

— Это такой сложный вопрос, если честно...

— Не боитесь, что, сконцентрировавшись на татарской эстраде, сами не заметите, как превратитесь в заурядного певца с таким же репертуаром?

— Нет. Я живу сегодняшним днем. Я точно знаю и уверенно могу сказать, что тот репертуар, который сегодня я представляю (народные песни, ретро-песни, классические произведения и качественная эстрада), нужен слушателю, нашему татарскому народу. И мне нравится дарить людям радость своим исполнением. А что будет в будущем, в каком направлении я буду двигаться дальше, жизнь покажет.

— Знаменитая Тамара Синявская, объясняя, почему Муслим Магомаев так и не сделал большой оперной карьеры, а предпочел быть первым в эстрадном жанре, говорила, что ее муж был ленивым человеком. Может, это и к вам относится?

— Дело вовсе не в лени. И на эстраде надо трудиться в поте лица. Да и как назвать Муслима Магомаева ленивым? Столько всего он сделал. И я сомневаюсь, был бы он так популярен, если бы стал оперным певцом. То есть, если бы изначально он предпочел оперную сцену, знал бы его кто-нибудь на таком же уровне? Ведь это эстрада принесла ему такую славу. Например, и Баскова не знали, пока он не стал исполнять популярную музыку.

— Может, тогда вами движет тщеславие и хочется той народной славы, которую дает именно эстрада?

— Я начинал как эстрадный певец, пел и народные песни, ретро, классику... Для того чтобы просто бросить все это и уйти в оперу, нужно быть таким смелым. Или мне надо было изначально заниматься оперой, чтобы без сожаления оставлять эстраду. Потом я хотел заниматься и тем и другим параллельно, но не получилось. Параллельно этого никак не сделать. Оперный певец должен жить в опере, грубо говоря, не вылезать оттуда и работать с утра до вечера. При этом не факт, что у тебя постоянно будет работа, кто-то сидит в театре и выпрашивает себе роль. Да, если говорить об Анне Нетребко, конечно, там контракт расписан на 10 лет вперед. Или наши гордости Альбина Шагимуратова, Венера Гимадиева, Аида Гарифуллина. Но это уже другой уровень.

«ПЕТЬ БЕЗ МИКРОФОНА НЕ ВСЯКОМУ ДАНО»

— Тем не менее Венера Ганиева рассказывала «БИЗНЕС Online», что театр имени Джалиля предложил вам выучить партию Джалиля в одноименной опере Жиганова. А еще говорят, что вам предлагали выучить партию Неморино в «Любовном напитке» Доницетти. Почему ваш дебют до сих пор не случился?

— Да, после мюзикла Эльмира Низамова «Алтын Казан» («Золотая Казань»), который мы ставили 30 августа 2014 года, поступило такое предложение, меня увидели в роли Джалиля. Именно тогда я попробовал поработать в театре. Для начала мне предложили спеть партию Неморино из оперы «Любовный напиток». Мы начали изучать ее, но я просто не успевал... Вместе со мной работали профессионалы, у которых за плечами несколько лет опыта, которые за месяц-два могут выучить партию и спокойно ее спеть.

Но тут нужно вспомнить о той параллели, о которой я уже говорил, — совмещение основной деятельности и работы в театре. Все успеть было невозможно физически, а отложить в сторону то, чем я уже занимался (сольную карьеру), на данном этапе времени я не мог. Конечно, я пел до этого какие-то партии во время учебы в консерватории, но мы годами учили роли. Наверное, если бы меня закрыли в комнате, я бы выучил партию (смеется). И тогда решил повременить с оперой.

— Как отреагировало руководство казанской оперы на это?

— Рауфаль Сабирович (Мухаметзянов — директор театра им. Джалиля — прим. ред.) сказал, что двери театра всегда открыты для меня. И если я решусь стать оперным певцом, то мне нужно прийти и сказать об этом.

— К театру имени Джалия часто предъявляют претензии, что здесь ставят очень мало спектаклей по произведениям местных композиторов. Что вы думаете об этом? Есть ли среди нынешних композиторов Татарстана те, кто может вывести нашу композиторскую школу на новый уровень?

— К сожалению, кроме Эльмира Низамова, особо таких талантливых ребят среди молодых и нет. Есть Резеда Ахиярова, поставили ее оперу «Любовь поэта», хорошая опера, запоминающаяся, мне очень понравилась... Может, какую-то пропаганду вести, чтобы как-то заинтересовать молодежь писать оперы?

«Мне нравится дарить людям радость своим исполнением. А что будет в будущем, в каком направлении я буду двигаться дальше, жизнь покажет»

— А как вы объясняете тот факт, что в театре имени Джалиля уже давно — кажется, со времен Михаила Казакова — не было пополнения из казанской консерватории среди ведущих мужчин-солистов? Нет достойных талантов?

— Я попробую предположить, что наш оперный театр сейчас поднялся на высокий уровень. Это связано с тем, что очень много приглашенных певцов, которые задают тон. И зрители привыкли к такому уровню. При этом зритель, который приходит в театр, — это одна и та же элита, которая понимает оперу, много тех, кто музыкально грамотен. И после приезжих артистов выводить на сцену молодого неопытного певца, можно сказать, дилетанта — большой риск.

Тем не менее у нас есть, например, Артур Исламов, мой друг, мы вместе учились, он тоже работает в театре. Он учился, практиковался в Питере в академии молодых оперных певцов Мариинского театра и параллельно работал здесь. У нас есть Гульнора Гатина, Венера Протасова, которые поют, стараются, они видели себя только в качестве оперных певиц и нашли свое место в театре, им дали шанс, и они его оправдали. Мне кажется, театр не отказывает ребятам, которые стараются. То есть тут вопрос в чем: может быть, молодые сами не идут?

— Почему так получается?

— Возможно, многие предпочитают петь то, что ближе народу, — эстраду, думая, что она легче, но я с этим не согласен. В любой сфере деятельности нужно трудиться и быть большим профессионалом. Как я уже говорил, петь в опере — сложная работа. Петь без микрофона не всякому дано, потому что звучать на весь зал, большой зал, петь бельканто — это непросто. Надо постоянно быть в форме.

«КАЧАЕТ, НО ИЗ КАРМАНА ЖЕ ТОЖЕ ВЫКАЧИВАЕТ»

— Кажется, что по принципу «С микрофоном проще» работают большинство татарских эстрадных певцов...

— Да, и это ужасно, потому что эстрада не должна быть такой примитивной. «Ой, меня мама похвалила, сказала, что ты умеешь петь», — и все, человек в это верит и идет петь. Я вот часто говорю — заводы у нас стоят, зато вокруг одни артисты. В действительности это, наверное, наглость в высшей степени, причем именно со стороны тех, у кого напрочь отсутствует какой-либо талант. Или у них есть какой-то дядя, который все проплатил, телевидение, радио, все. Бессмысленные песни — это ужасно.

А эстрада — это хороший жанр, он, может быть, самый близкий большинству народа, поэтому там тоже должны работать профессионалы, должна работать голова. Возвращаясь к разговору о Муслиме Магомаеве, Николае Баскове, они талантливые грамотные люди, на таких-то и надо равняться. Есть выражение: «Надо помогать талантам, а бездари и так пробьются». Вот они и пробиваются, они из кожи вон лезут, только чтобы выйти на сцену и спеть, они на все готовы.

— А что вы думаете по поводу новаторств в татарской музыке? Есть такие вещи, которые не годятся для национальной музыки?

— Да, татарский рэп, например, режет слух, я таких вещей не понимаю.

«Если люди заплатили деньги за билет на мой концерт, то я обязан предоставить им 100-процентное качество»

— Еще один наболевший вопрос для татарской эстрады — живое музыкальное сопровождение артиста...

— Да, это недешевое удовольствие. Я сам езжу с ансамблем из пяти человек, мы выступаем исключительно вживую. Конечно же, это требует бóльших затрат, чем ставить на сцене одного-двух неиграющих музыкантов в качестве бутафории, скажем так, для заполнения и украшения сцены. Но лично я по-другому работать не могу и не хочу. Если люди заплатили деньги за билет на мой концерт, то я обязан предоставить им 100-процентное качество.

— Получается, что многие артисты не хотят давать публике качество?

— Да. Они говорят: «Зачем это надо?» Я отвечаю: «Как зачем? Одно дело — включать запись, другое дело — давать живой концерт. Это же качает». На что мне обычно отвечают: «Качает, но из кармана же тоже выкачивает».

— А публику это устраивает?

— Мне один артист, который раньше тоже работал с живым коллективом, рассказывал: «Я ездил с коллективом. Мне самому хорошо, и народу нравится, но в этом году я сделал минусовые аранжировки, платить было нечем, и я решил сэкономить. Взял баяниста и гитариста. Они просто стоят на сцене, а народ лучше принимает». Почему так? Туда же поехал, просто не взял коллектив. Зритель платит деньги, чтобы посмотреть концерт, чтобы послушать живую музыку, чтобы перед ним работали, а не просто изображали, делали вид, что поют и играют. Но факт остается фактом: на живой концерт собрать зал сложнее, чем на концерт артистов, которые прыгают, бегают по сцене с криками «Казань, вперед!» или «Татары, вперед!», причем все невпопад.

— Может, на их концерты билеты дешевле?

— Нет, наоборот, на такие концерты зачастую билеты стоят дороже. Вопрос цен я лично тщательно контролирую и никогда их не завышаю, а ставлю цену, приемлемую для моего зрителя в данном городе/районе.

С семьей

«Я УЖЕ НЕ РЕШИЛСЯ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В «ГОЛОСЕ», АЖИОТАЖ К ПРОЕКТУ СТАЛ УГАСАТЬ»

— Не могу не спросить про шоу «Голос», в котором побывали многие исполнители из Татарстана. Не было желания попробовать себя в нем?

— Я про этот проект узнал благодаря Эльмире Калимуллиной, она сказала, что появился новый проект и она будет в нем участвовать. И действительно, посмотрев первый сезон проекта, я был под приятным впечатлением. И конечно, на первых порах возникали мысли, а что если и мне попробовать... Но я так и не решился отправить заявку, подумав, что все-таки никогда не пел русские эстрадные песни, не пробовал себя в различных жанрах, а там люди импровизируют, пробуют петь в разных стилях. Были среди участников мощные голоса.

— Как раз второй сезон выиграл баритон Сергей Волчков — тоже академический вокал.

— Мне жена так и сказала: «Ведь многие участники поют в классическом жанре, не только эстраду». Но как раз потом я уже не решился принять в нем участие, ажиотаж к проекту стал угасать, хотя первый и второй сезоны смотрел с удовольствием.

Филюс Кагиров родился 2 ноября 1986 года в селе Килимово, Республика Башкортостан.

В 2006 году окончил Октябрьский музыкальный колледж.

В 2011 году окончил Казанскую государственную консерваторию им. Жиганова.

Обладатель Гран-при фестиваля татарской песни им. Вагапова.

Лауреат республиканской премии им. Джалиля.

Page 2

ONLINE-Новости

Еще новости
Фоторепортаж
Афиша

Поможем детям

  • Будущая балерина уверена, что выздоровеет
  • Татьяна Речкунова, ИП: «Хорошо с персоналом там, где первое лицо посвящает этому 70% времени»

    Психолог, коуч и координатор HR-сообщества Татарстана о том, как найти хорошего кадровика и почему роботы вытесняют рекрутеров

    47 комментарии 14 Октября
  • Владимир Малышев, «Аэрокон»: «К сожалению, всех, кто занимается беспилотниками, шерстят»

    Как высокогорский Илон Маск повесил в своем кабинете портрет Сталина: достали...

    117 комментарии 7 Октября
  • Светлана Ярлыченко, «Гринта»: «Каждую неделю собираем гору отходов размером с пятиэтажку»

    Генеральный директор регоператора восточной зоны РТ о закупке спецтехники, «автоклавировании мусора», реформе ТКО и судьбоносной встрече с Нафисой Мингазовой

    17 комментарии 3 Октября
ещё публикации

www.business-gazeta.ru

Молодой, да ранний. «Мечтаю петь, как Паваротти»

Сегодня и завтра в Казани пройдут концерты Филюса Кагирова - 23-летнего пятикурсника Казанской консерватории, стремительно покорившего татарский музыкальный олимп. Буквально за три года Кагиров завоевал такую популярность, что без труда собирает огромные залы в республике и за ее пределами, а его диски расходятся как горячие пирожки. На нынешних концертах под аккомпанемент инструментального ансамбля «Мирас» он исполнит татарские и русские народные песни, а также оперные арии.

- Филюс, где рождаются такие таланты? - поинтересовались мы у «татарского Баскова».

- Я родился в деревне Килимово Буздякского района Башкортостана. Это в 500 километрах от Казани. Килимово считается центром башкирских татар. Моя семья - совершенно обычная: папа - водитель, мама - бухгалтер, еще есть старшая сестра. Никто из родных никогда меня не продвигал. Даже наоборот, родители были против того, чтобы я занимался музыкой. Папа мечтал о сыне-юристе. Но я и думать об этом не мог. Хотя всегда был послушным ребенком и делал то, что говорили родители, в случае с выбором профессии я решил проявить характер. После девятого класса настоял на том, чтобы меня отпустили учиться в Октябрьское музыкальное училище. А после него подался в Казанскую консерваторию. Я всегда хотел жить в Казани. Все кумиры моего детства - Хайдар Бегичев, Рашид Вагапов, Ильхам Шакиров и другие легенды татарской эстрады - жили или живут здесь. Я полюбил столицу Татарстана с первого взгляда. С первого же дня понял, что это мой город.

- Ваш взлет был очень стремительным: не успели появиться на татарской сцене, как уже начали давать сольные концерты. Причем каждый раз им предшествует активная реклама: куда ни глянь - растяжка с вашим именем. Так себя, пожалуй, не рекламирует ни один татарский певец. Народ шепчется, что у вас есть какой-то богатый покровитель…

- Просто у меня очень грамотный продюсер! К тому же это только со стороны кажется, что мой старт был быстрым. На самом деле я долго к этому шел. 

- Ваш друг и однокурсник по Октябрьскому музыкальному училищу Роберт Ямгуров, который поступил в КГУКИ и с которым вы, кстати, снимали квартиру в первые годы жизни в Казани, пошел по проторенному пути - начал петь татарскую попсу. В 2008 году он стал победителем татарской «Фабрики звезд», но сейчас затерялся в массе молодых исполнителей, которых штампуют пачками. Вы же сделали упор на татарскую классику и, как выяснилось, не прогадали.

- Я никогда не подходил к выбору репертуара с коммерческой точки зрения. Пел то, что нравилось мне самому. Счастье в том, что публике, оказывается, тоже по нраву татарское ретро. Кстати, когда я поступал в Казанскую консерваторию, я и не думал совмещать учебу с концертной деятельностью. Я планировал только учиться: взять по-максимуму от своих преподавателей, а уже потом думать о карьере. Судьбу решил случай. Мой педагог, известная оперная певица Зиля Сунгатуллина, посоветовала мне как-то принять участие в фестивале имени Рашида Вагапова. Там я познакомился с моим нынешним продюсером Рифатом Фаттаховым. Он предложил мне работать вместе. Мы съездили с концертами в Германию и Польшу… Могу сказать, что татарам за рубежом современная татарская эстрада не интересна. Они любят классику и татарские эстрадные хиты 70 - 80-х - где есть традиционная народная мелодика. Эта музыка сидит внутри любого татарина и вызывает массу чувств, даже если в тебе лишь капля татарской крови. Вместе с тем в самом Татарстане меня часто обвиняют в том, что я перепеваю старые хиты. Да, у меня в репертуаре мало новых песен, но лишь потому, что сегодня хороших авторов - по пальцам пересчитать. Очень мало таких, кто способен написать душевную и содержательную песню, как раньше. А я не хочу петь то, что мне не нравится.

- Вы согласны с тем, что многое из того, что поют сегодня на эстраде - российской и татарской - воспитывает у молодежи дурной вкус?

- Ситуация на эстраде действительно удручающая. Сейчас, если у тебя есть деньги, ты можешь записать альбом, попасть в ротацию на радио и стать участником каких-то сборных концертов. В итоге нередко на сцене оказываются люди с улицы, в лучшем случае - без музыкального образования, но хоть с какими-то способностями, в худшем - абсолютно бесталанные. Другая крайность - хорошие артисты считают (или продюсеры им внушают), что петь нужно то, что нравится большей части публики - и против воли поют какие-то совсем уж пустые песни. Я же считаю, что не стоит бояться быть непонятым: нужно воспитывать публику и прививать ей хороший вкус. Поэтому часто пою на своих концертах оперные арии. После концерта зрители подходят, говорят, что и подумать раньше не могли, что им нравится опера… Великий татарский певец Рашид Вагапов говорил: «Не надо идти за народом, пусть народ пойдет за тобой…».

- Филюс, то, чего вы сегодня достигли, - предел ваших мечтаний?

- Нет, то, что я сегодня имею, для меня - лишь начало. А главная цель - впереди! Мне хотелось бы достичь уровня мировых оперных звезд. Мои кумиры - Лучано Паваротти, Пласидо Доминго. Слушаешь их и думаешь: «Вот это широта! Вот к чему нужно стремиться!». Раньше это мне казалось невозможным, но сегодня я считаю, что всё в моих руках, просто нужно много работать. После окончания консерватории планирую пройти стажировку в итальянской опере.

Беседовала Венера БЕЛЯЕВА

Больше интересного в ленте Яндекс.Новости - добавьте «Татар-информ» в избранные источники.

www.tatar-inform.ru

«Как для нас африканцы, так для них татары»: что делал Филюс Кагиров в США и Канаде

Национальную эстраду РТ в Штатах приняли на ура, но заработать большие деньги в заокеанском туре «татарскому соловью» не удалось

«Первое в истории турне татарских артистов по США и Канаде», — так анонсировалась пресс-конференция, посвященная поездке Филюса Кагирова и его группы по Северной Америке. Дорога проложена, но «татарского вторжения» на соседнее полушарие ожидать не следует, так как половина артистов не способны выступать без плюса, хотя Кагиров может и без минуса. О том, чего стоит организовать татарское турне за рубежом, как шокировать русскую дипмиссию, но при этом не разориться, — в материале «БИЗНЕС Online».

Филюс Кагиров и его коллектив — всего это 6 человек — совершили трехнедельное турне по Канаде и США, выступив в таких городах, как Торонто, Питтсбург, Вашингтон, Нью-Йорк и Майами Фото: «БИЗНЕС Online»

Сделав перед посадкой несколько кругов из-за плохой видимости, накануне в час ночи в казанском аэропорту сел самолет из Северной Америки, доставив группу совершивших «первое в истории турне по США и Канаде» татарских артистов. Именно так представляли их спустя несколько часов на пресс-конференции в «Татар-информе».

Филюс Кагиров и его коллектив — всего это 6 человек — совершили трехнедельное турне по Канаде и США, выступив в таких городах, как Торонто, Питтсбург, Вашингтон, Нью-Йорк и Майами. Как объяснил сам «татарский соловей», взявший слово первым, задумка выступить с концертами в Америке пришла ему в голову там же, когда марте прошлого года он был в Майами на Сабантуе. А в том, что эта идея была в итоге доведена до ума и воплотилась в жизнь, большую роль сыграл проживающий в США родственник Кагирова выпускник уфимского филфака Ильмир Ахметзянов, ныне занимающийся в Штатах бизнесом.

После этого модератор предоставил слово Рустему Рахматуллину, заслуженному артисту РТ и руководителю ансамбля «Мирас», которому после некоторого замешательства предложили говорить по-русски, на что он с радостью согласился. «Казанские джигиты уж по-русски говорят», — подколол Кагиров своего коллегу. К слову, сам певец оказался единственным героем пресс-конференции, способным общаться с журналистами на татарском языке. По словам Рахматуллина, от выступления в Америке у него осталось ощущение полной эйфории, публика встречала стоя чуть ли не каждый номер и «восхищалась нашим искусством».

С неподдельным восторгом продолжила рассказывать о поездке Татьяна Мифтахова, отвечавшая в команде Кагирова за хореографию. По ее словам, поездку с полным правом можно назвать «Приключения татар в Америке». Торонто встретил их неожиданными морозами, заставившими «надеть на себя все что можно». Что касается первого концерта, то на него пришли не только татары, но и русские, евреи, азербайджанцы, турки и киргизы. «После того как закончился концерт, волнение было дикое — что будет дальше? И тут посыпались люди на сцену, и столько слов благодарности, спрашивают, можно ли еще татарскую музыку, можно ли диск, дарили кленовые сиропы, кружки, все пытались нас накормить», — рассказала Мифтахова.

В Питтсбурге, по ее словам, было уже теплее, и там их встретил земляк Ахметзянов. Что касается Вашингтона, то там был «совершенно другой уровень», «светская публика, покинувшая Россию до революции»: «Прошел такой концерт, что русская дипмиссия была просто в шоке. Они до этого смотрели, как мы репетировали, Филюс там что-то пробовал, что-то свистел, а когда мы дали полный концерт — эйфория была, знаете, неимоверная». Концерт в Нью-Йорке состоялся в помещении музыкальной школы, камерно — на сцене без кулис. Кстати, в это же время в городе выступали Баста и Аида Гарифуллина с Ильдаром Абдразаковым, оперные звезды пели в «Дон Жуане» знаменитого театра Метрополитен-опера. «Мы больше собрали зрителей», — пошутил Кагиров, а Мифтахова сказала, что для нью-йоркцев их выступление было дикой экзотикой: «Как для нас африканцы, так для них татары».

Эльмира Кагирова, супруга певца и один из организаторов поездки, рассказала о трудностях, с которыми пришлось столкнуться. «Я думаю, все понимают, как сложно организовать гастрольный тур за рубежом. Если здесь можно дать рекламу на телевидении, на радио, повесить афиши и баннеры, то здесь такой возможности уже не было. Ильмиру Ахметзянову пришлось действовать путем личных обзвонов всех, кого он знает и кого он не знает, СМС-рассылок, большую роль сыграло сарафанное радио. Таким образом удалось собрать в Нью-Йорке и Торонто по 140 человек, в других городах — по 60–80». По словам Кагировой, идеально было бы сделать все концерты в выходные дни, но в таком случае им пришлось бы находиться в Америке целый месяц, чего они не могли себе позволить. Что касается цены билета на выступления казанских артистов, то она в среднем составила около $40.

Как сообщила Кагирова, другие татарские артисты почти сразу же начали обращаться к организаторам поездки за деталями, но многие, поняв, насколько это непросто, сразу махнули рукой.

— Это должен быть такой артист, который будет, как и мы, гореть идеей, — сообщила она. — Была информация, что уже начали выходить на организаторов, и первый вопрос, который их интересует: сколько на этом можно заработать денег? Нас этот вопрос интересовал в самую последнюю очередь, мы горели за идею. Если кто-то там думает, что на этом можно много заработать…

— Смогли ли покрыть расходы? — прозвучал вопрос из зала.

— Да. Ну конечно, не обошлось без спонсорской помощи, потому что расходы были нереально большими, — ответила Кагирова. — Хочу добавить: этот уровень действительно надо показать, там же не получится, как у нас половина татарской эстрады, поехать и спеть под плюс. Зрители сидят перед тобой на расстоянии 2–3 метров. Там надо показать очень высокий уровень и обязательно только живое исполнение. Многие артисты думают, что это очень легко, хочу сказать: это очень и очень сложно и требует больших затрат.

По словам Кагирова, у коллектива есть планы посетить с выступлениями европейские страны, куда они уже приглашены, также примеряются к Австралии. «Не хочется оставаться в масштабах российских регионов», — сказал Кагиров и добавил, что после Америки «готов съездить и на Луну». А отвечая на вопрос о том, не собирается ли сделать окончательный выбор в пользу либо оперы, либо эстрады или и дальше будет «доить двух коров», ответил, что будет «доить обеих», так как любит и то, и другое. «Главное, чтобы польза была», — заключил Кагиров в духе кота Матроскина.

Также артист поделился планами перейти полностью на живые инструменты, то есть отказаться от минуса. «Фонограммой мы и так не пользуемся, но теперь надо отказаться и от минусовой аранжировки, только живые музыкальные инструменты, только качественная музыка. Алла бирса, планы такие», — сказала одна из главных звезд современной татарской эстрады.

В общем, очевидно, что тур Кагирова — это некоммерческое мероприятие. Камерность самих концертов бросилась в глаза после демонстрации соответствующих роликов, названное количество зрителей и цены на билеты также это подтвердили. Была ли материальная помощь проекту со стороны правительства Татарстана, поинтересовался «БИЗНЕС Online».

«Была, была, — честно сказал «татарский соловей». — И большое спасибо правительству Татарстана. В самом деле, расходов очень много. Смотрите, это же не как в районе или в каком-то ближайшем регионе концерт организовать. Сами знаете, дорога недешево обходится. По Америке 6 человек возить — питание, жилье, аренда залов, какая-никакая реклама, за автомобили надо платить. Пешком же не будешь ходить. Покрыть эти расходы помогло правительство Татарстана и частные спонсоры. Без этого — невозможно, я считаю».

Но на просьбу назвать имена частных спонсоров Кагиров ответил: «Не будем. Просили не называть».

Так что в сухом остатке данное мероприятие можно справедливо отнести к разряду многочисленных сабантуев, проводимых республикой за рубежом, только растянутых по времени. И, учитывая расходы, вряд ли когда-либо сможет окупиться заокеанское турне местного артиста, ориентированное на малочисленную диаспору американских татар. Тем не менее, как отмечает и сам Кагиров, большей массовости можно добиться за счет выхода за пределы национальной аудитории, увеличения международной составляющей концертной программы. И кто знает, возможно, однажды сам Баста будет горько шутить на пресс-конференции, что выступал в Нью-Йорке в один день с татарским артистом и «собрал больше».

Page 2

ONLINE-Новости

Еще новости
Фоторепортаж
Афиша

Поможем детям

  • Будущая балерина уверена, что выздоровеет
  • Татьяна Речкунова, ИП: «Хорошо с персоналом там, где первое лицо посвящает этому 70% времени»

    Психолог, коуч и координатор HR-сообщества Татарстана о том, как найти хорошего кадровика и почему роботы вытесняют рекрутеров

    47 комментарии 14 Октября
  • Владимир Малышев, «Аэрокон»: «К сожалению, всех, кто занимается беспилотниками, шерстят»

    Как высокогорский Илон Маск повесил в своем кабинете портрет Сталина: достали...

    117 комментарии 7 Октября
  • Светлана Ярлыченко, «Гринта»: «Каждую неделю собираем гору отходов размером с пятиэтажку»

    Генеральный директор регоператора восточной зоны РТ о закупке спецтехники, «автоклавировании мусора», реформе ТКО и судьбоносной встрече с Нафисой Мингазовой

    17 комментарии 3 Октября
ещё публикации

www.business-gazeta.ru

Заслуженный артист Татарстана Филюс Кагиров стал солистом оперного театра

На этой неделе стало известно, что один из самых ярких талантов на татарской эстрадной сцене, заслуженный артист Татарстана и любимый певец Сакины Шаймиевой Филюс Кагиров после дебюта в опере «Сююмбике», премьера которой прошла на этой неделе в Казани, официально стал солистом Казанской оперы. Об этом сам Кагиров подтвердил в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online».

«Да, мы заключили договор с театром пока на два месяца. Я не могу назвать это испытательным сроком, все зависит от меня», — рассказал он. По словам Кагирова, театр в лице его директора Рауфаля Мухаметзянова сам выразил заинтересованность работы с ним. «Они выразили большое желание. Я исполнил партию Шах Гали в опере „Сююмбике“. Рауфаль Сабирович сам пригласил меня на эту роль, сказал: „Давай попробуем, ты сможешь“. Попробовали, получилось, ему понравилось. Мне сказали, что если выучишь еще две партии, мы тебя введем в спектакли», — добавил он.

Стоит отметить, что роль Шаха Гали в опере «Сююмбике» стала для Кагирова театральным дебютом. И если выпускнику Казанской консерватории, тенору Кагирову удастся выучить все предложенные ему партии, то он исполнит роль Лыкова в «Царской невесте», Ленского в «Евгении Онегине» и Неморино в «Любовном напитке». «Пока я сам ничего утверждать не могу, все полностью зависит от меня, смогу я вписаться в свой гастрольный график или не смогу. И эстраду полностью бросать не хочется. Пока придется совмещать оба эти направления, а они оба требует много времени. Я в раздумьях. Желание работать в театре есть, все упирается во время», — говорит эстрадная звезда с академическим образованием.

Надо отметить, что два года назад Кагирову уже предлагали попробовать себя в качестве оперного солиста, разучив партию Джалиля для одноименной оперы, но тогда он не смог выделить время для разучивания партии в своем плотном гастрольном графике. «Я пробовал себя в оперном театре, работал там, но недолго. Понимаете, нужно быть либо оперным певцом, либо эстрадным. Я начинал как эстрадный певец, пел и народные песни, ретро, классику… Для того чтобы просто бросить все это и уйти в оперу, нужно быть таким смелым. Или мне надо было изначально заниматься оперой, чтобы без сожаления оставлять эстраду. Потом я хотел заниматься и тем и другим параллельно, но не получилось. Параллельно этого никак не сделать. Оперный певец должен жить в опере, грубо говоря, не вылезать оттуда и работать с утра до вечера. После мюзикла Эльмира Низамова „Алтын Казан“, который был поставлен 30 августа 2014 года, поступило такое предложение, меня увидели в роли Джалиля. Именно тогда я попробовал поработать в театре. Для начала мне предложили спеть партию Неморино из оперы „Любовный напиток“. Мы начали изучать ее, но я просто не успевал… Все успеть было невозможно физически, а отложить в сторону то, чем я уже занимался (сольную карьеру), на данном этапе времени я не мог. Конечно, я пел до этого какие-то партии во время учебы в консерватории, но мы годами учили роли. Наверное, если бы меня закрыли в комнате, я бы выучил партию. И тогда я решил повременить с оперой», — рассказывал певец в интервью нашему изданию два года назад.

Печать

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

www.business-gazeta.ru

Филюс КАГИРОВ: Песня — моя судьба

Опубликовано: 23.01.2009 0:00

Ушедший год подарил нам немало ярких культурных событий. Одно из них — сольный концерт студента Казанской консерватории Филюса Кагирова, обладателя Гран-при Международного конкурса молодых вокалистов имени Рашита Вагапова.

Филюс Кагиров — активный участник одноименного фестиваля и, несмотря на молодость, завоевал широкую известность, выступая вместе с прославленными певцами в Москве, Санкт-Петербурге, Финляндии, Германии, Швеции… А в этот вечер он покорил публику задушевным исполнением народных песен, арий из опер и романсов татарских композиторов, в том числе прозвучал специально написанный для него романс Резеды Ахияровой «Если будешь скучать по мне». И надо было видеть, как эмоционально реагировали слушатели на его пение. Среди них был и Президент Татарстана Минтимер Шаймиев с супругой. На концерте также присутствовали первый педагог Филюса по музыкальному училищу города Октябрьского Галия Мусина и нынешний — профессор КГК, народная артистка России и Татарстана Зиля Сунгатуллина. По ее мнению, со временем Филюс Кагиров сможет стать украшением татарской оперной сцены.

А на днях с молодым певцом встретился наш корреспондент. — Филюс, что дает вам пение?

— Ни с чем не сравнимое удовольствие от того, что могу доставить приятное людям.

— Вы хотите стать оперным или эстрадным певцом? А может, одновременно и тем, и другим?

— Последнее самое интересное и трудное. Что касается оперы, то постепенно я приобщаюсь к этому труднейшему жанру. Пою арию Джика из оперы «Алтынчеч» Назиба Жиганова, готовы также теноровые арии из «Башмачков» Джаудата Файзи, «Прекрасной Елены» Глюка, «Любовного напитка» Доницетти…

— А голова не закружилась от успехов? Сначала победа на конкурсе, теперь — сольный концерт… Все-таки для студента это серьезное испытание на «звездность»…

— Нет, звездой я себя пока не считаю. До таких корифеев, как Рашит Вагапов, Хайдар Бигичев и ныне здравствующий Ильгам Шакиров, мне еще далеко. Я лишь в начале творческого пути. И потому эта награда для меня — только стимул к дальнейшей работе.

— А гастрольные поездки в рамках Вагаповского фестиваля не мешают учебе?

— Бывает, что мешают. Но стараюсь наверстывать упущенное. Спасибо, что мне идут навстречу и преподаватели понимают всю важность Вагаповского фестиваля. Мне радостно, что везде, где мы бываем с концертами, татарские слушатели тоскуют по национальным мелодиям и ждут нас.

— А что еще вас радует в жизни?

— То, что мои родные живы и здоровы, то, что у меня есть возможность петь. А песня — это моя судьба!

— Филюс, что вы чувствовали, когда узнали, что на вашем концерте присутствует Президент республики?

— Двойную ответственность. Не скрою, особенно волновался во время нашего разговора с ним после концерта. Минтимер Шарипович высоко оценил мое пение и вообще сказал мне немало добрых слов. А Сакина-ханум призналась, что, хотя концерт длился три с половиной часа, время пролетело незаметно. И еще она спросила, не собираюсь ли я после окончания консерватории уехать из Татарстана? Я ответил, что Казань для меня стала родным домом, а потому и жить, и петь хочу только здесь.

Автор статьи: МАЛАХАЛЬЦЕВ Армен Выпуск: № 13 (26390)

Добавить комментарий

rt-online.ru


Смотрите также