Евгений рогачев мастер банк биография


Нужные банкоматы заряжали пятитысячными купюрами, за вечер из них вынимали до 1 млрд рублей

«Новая газета» продолжает криминальный сериал «Откровения генералов». Подробности и подоплека закрытого уголовного процесса над главой антикоррупционного управления МВД Денисом Сугробовым и его подчиненными. Сегодня — ​рассказ о главной российской «прачечной», хозяева которой остались безнаказанными.

30 ноября 2013 года группа сотрудников Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД* ворвалась в центральный офис «Мастер-банка» в Руновском переулке с санкцией Тверского районного суда на выемку документов. В банке, утром лишившемся лицензии на осуществление своей деятельности, к визиту оперативников отнеслись спокойно. Первый зампред правления Александр Булочник, готовивший обращение к многочисленным клиентам кредитного учреждения, распорядился оказать полицейским содействие. На вопрос, где находится его отец, основатель и предправления Борис Булочник, Булочник-младший, ничего не ответил. Вскоре выяснится, что владелец банка улетел во Францию, откуда уже вряд ли вернется.

*​Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, Управление «Ф» отвечает за финансовые структуры.

Отзыв лицензии у «Мастер-Банка» стал в 2013 году самым крупным событием на финансовом рынке: банк, обладавший одной из самых крупных сетей банкоматов (уступавший по этому показателю лишь государственному Сбербанку) и эмитировавший более 3,3 млн банковских карт, стал популярной расчетной площадкой для коммерческих компаний, индивидуальных предпринимателей и физических лиц. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) оценило объем страховых выплат вкладчикам банка в рекордные на тот момент 30 млрд рублей — ​притом что лишь 30% клиентов хранили вклады на сумму, не доходящую до требуемого порога выплат (1,4 млн рублей). То есть все остальные — ​«крупняк».

В числе пострадавших VIP-вкладчиков, на депозитах которых хранились гораздо большие суммы, оказались члены семей федеральных чиновников, высокопоставленных генералов МВД и ФСБ, представители российской эстрады.

В течение нескольких часов после появления приказа ЦБ об отзыве у банка лицензии на улице собрались сотни возмущенных клиентов. Окружив центральный офис, они даже пошли на банк штурмом.

Пикантность этой истории добавлял и тот факт, что с 2010 года в руководство банка входил двоюродный брат президента страны Игорь Путин, занимавший посты вице-президента по развитию и члена совета директоров. Однако, расчет на возможное «покровительство» не оправдался.

На отзыв лицензии возбужденно отреагировали не только биржевые спекулянты и финансовые аналитики, но даже некоторые магазины и заведения, переставшие принимать безналичный расчет в связи с использованием процессинга «Мастер-банка».

Объясняя причины прекращения деятельности банка, ЦБ допустил крайне редкие в своих официальных пресс-релизах формулировки:

«Финансовое оздоровление банка было невозможным по причине высокой степени криминализации его деятельности». Председатель ЦБ Эльвира Набиулина и вовсе заявила: «Мастер-банк» длительное время «обслуживал теневую экономику».

Как позже выяснилось, к такому выводу руководство мегарегулятора подвел ГУЭБиПК МВД, выявивший в «Мастер-банке» крупнейший в стране канал по незаконному транзиту и обналичиванию денежных средств. В день менеджеры «Мастер-банка», как уверяют сотрудники полиции, выводили в интересах своих клиентов до 1 млрд рублей.

Уголовное дело

Как ни странно, уголовное дело по факту незаконной банковской деятельности сотрудниками «Мастер-банка» было возбуждено благодаря оперативной разработке Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ (также известной как 2-я служба), начавшей проводить комплекс оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ) в банке в начале 2011 года.

Контрразведчики, как поясняет знакомый с той ситуацией сотрудник ФСБ, увидели в некоторых банковских транзакциях признаки сомнительных операций, подпадающих под Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В результате, продолжает собеседник, 2-я служба задействовала весь доступный технологический инструментарий ОРМ: на протяжении нескольких месяцев прослушивались телефонные переговоры менеджеров банка, осуществлялся перехват их переписки через мобильные мессенджеры, а Росфинмониторинг отслеживал движение средств по лицевым счетам.

Впрочем, по словам бывшего сотрудника «Мастер-банка», интерес ФСБ в действительности не был обусловлен поиском «спонсоров» террористов, а стал следствием случившегося внутрибанковского конфликта.

По его словам, оперативные мероприятия были инспирированы самим менеджментом: «В банке было несколько групп влияния, некоторые из них — ​выходцы с Лубянки. Они постоянно боролись друг с другом за объемы денег, которые надо было обналичить. Чем меньше игроков, тем выше твой доход. Эти конфликты постоянно выливались в уголовные дела».

Если обратить внимание на криминальные сводки того времени, то можно обнаружить сообщения о нескольких арестах руководителей территориальных отделений и филиалов банка по обвинению в незаконной банковской деятельности: в период 2007–2011 годов в рамках трех разных уголовных дел были задержаны глава Перовского отделения «Мастер-банка» Дмитрий Андросюк и главный специалист банка Мери Теванян (по подсчетам полицейских, через пластиковые карты, выпущенные в основном на студентов и алкоголиков, незаконно обналичили через банкоматы «Мастер-банка» как минимум 138 млн руб), а также произведен обыск в филиале банка в Санкт-Петербурге (там через пластиковые карты было обналичено более 500 млн рублей).

То есть задолго до отзыва лицензии «Мастер-банк» фигурировал как минимум в трех уголовных делах, связанных с обналичкой.

Внимание же борцов с терроризмом, по словам бывшего сотрудника банка, привлек новоиспеченный глава управления корпоративного бизнеса «Мастер-банка» Евгений Рогачев:

«Он пришел по протекции Александра Булочника и сразу получил большой объем денег для обналичивания. Разумеется, не всем это понравилось».

Спустя полгода разработки часть накопленного ФСБ массива информации легла в рапорт оперуполномоченного 6-го отдела ОРЧ УЭБиПК по Москве Красикова, на основании которого следственное управление (СУ) УВД по ЦАО по Москве возбудило уголовное дело по признакам незаконной банковской деятельности (ст. 172 УК РФ). Таким образом, 2-я служба ФСБ, проверяя информацию о финансировании терроризма, фактически провела операцию через столичных полицейских2.

Евгений Рогачев

Буквально сразу после возбуждения уголовного дела следствие провело обыски на рабочем месте и в местах проживания Евгения Рогачева. Сам финансист был задержан несколькими днями позже в Сочи, где пытался скрыться. Таганский районный суд Москвы поместил Рогачева под домашний арест.

На этом этапе и случился ключевой сбой в запущенном внутри банка механизме: уголовным делом заинтересовались в центральном аппарате МВД, в результате чего оно было изъято из производства СУ УВД по ЦАО по Москве и передано в Следственный департамент (СД). Оперативным сопровождением расследования занялось ГУЭБиПК МВД во главе с Денисом Сугробовым.

Евгений Рогачев поначалу не только отказывался сотрудничать со следствием, но и всячески нарушал режим домашнего ареста. После очередного рецидива, в октябре 2012 года, Тверской районный суд по ходатайству СД МВД заключил Рогачева под стражу. Находясь в СИЗО, Рогачев, наконец, пошел на сотрудничество — ​и уже в феврале 2013 года был отпущен под подписку о невыезде. «Он дал признательные показания, изобличил всех участников преступной группы и даже ходатайствовал о заключении досудебного соглашения. Генпрокуратура отказалась утверждать досудебное соглашение», — ​вспоминает сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

Именно благодаря показаниям Рогачева ГУЭБиПК МВД, по словам наших собеседников, удалось проникнуть в тайны «Мастер-банка» и понять сложный механизм обналичивания денег.

Аресты

«Вопросами транзита и снятия денег в «Мастер-банке» ведали люди, которых называли «операторами». До 2011 года их было четверо: два гражданских лица и два выходца с Лубянки и из МВД. Пятым элементом этой сложной структуры стал Евгений Рогачев», — ​рассказывает сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД, отмечая, что координировал действия «операторов» человек по имени Алексей. «В ходе ПТП (прослушка телефонных переговоров. — ​А. С.) была задокументирована связь этого лица с «операторами», он активно раздавал им распоряжения и контролировал их исполнение. По нашим данным, этот человек был связан с ФСБ, о чем свидетельствовали и его навыки в конспирации: он никогда не использовал один телефон и звонил из разных районов Москвы, что осложняло установление его «базовой константы» — ​то есть привязки к какому-то конкретному месту. К сожалению, установить это лицо так и не удалось — ​после скандала вокруг руководства главка мы утратили контроль над расследованием дела».

Сама схема работы по обналичиванию денежных средств в «Мастер-банке», как следует из ОРМ, проведенных ГУЭБиПК МВД, действовала следующим образом. До полудня с каждым из «операторов» связывался Алексей: он передавал им заявки от клиентов банка о предоставлении конкретных сумм наличных денежных средств. Затем служба инкассации банка до 17.00 наполняла требуемыми суммами специальные банкоматы «Мастер-банка», которые располагались в подвальных помещениях торговых и офисных комплексов и были скрыты от посторонних глаз, — ​доступ к ним, по сути, имели только представители кредитного учреждения.

«Эти банкоматы заряжались исключительно пятитысячными купюрами», — ​уточняет собеседник. Далее, начиная с 19.00, к банкоматам прибывали подчиненные «операторов», у каждого из них с собой находилась колода пластиковых карт «Мастер-банка», на счетах которых уже находились необходимые деньги. «Эта процедура не требовала привлечения большого числа лиц — ​участок из пяти-шести банкоматов мог легко «оприходовать» один человек.

За рабочий вечер каждый из этих порученцев мог вытряхнуть из вверенных ему банкоматов до 300 млн рублей. Это было похоже на сеанс одновременной игры в шахматы — ​один человек и линейка банкоматов», — ​поясняет сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

Всего за один день, по данным собеседника, подчиненные «операторов» (данные некоторых известны редакции) могли обналичивать около 1 млрд рублей.

Признательные показания Евгения Рогачева позволили оперативникам установить контроль над тайными банкоматами и задокументировать процесс массового снятия наличности. Располагая этими сведениями, полицейские приступили к задержаниям подозреваемых. Первой по-настоящему значимой для расследования уголовного дела фигурой оказалась начальник управления корреспондентских отношений банка и фактически правая рука Булочника-младшего Татьяна Новикова. Из материалов уголовного дела следует, что она была задержана благодаря показаниям некоей Ольги Хлебниковой, данные которой были засекречены. Как и все впоследствии задержанные, Новикова Тверским районным судом Москвы была помещена под домашний арест.

Скоро следствию удалось выяснить, что банкоматы «Мастер-банка» для обналичивания денежных средств использовали и владельцы ОАО АКБ «Золостбанк» — ​братья Александр и Игорь Крюковы, в отношении которых уже расследовалось уголовное дело по аналогичному составу преступления (вскоре оба дела были соединены в одно производство). К концу 2013 года в соединенном уголовном деле уже фигурировали 13 человек — ​в основном это были менеджеры среднего звена «Мастер-банка» и «Золостбанка», а также мелкие коммерсанты. «Количество новых фигурантов росло буквально с каждым днем: обвиняемые и свидетели в ходе допросов охотно раскрывали всю цепочку участников схемы, давая нам возможность выйти на ключевую фигуру — ​координатора по имени Алексей», — говорит сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

МВД отрапортовало руководству страны об истинных масштабах деятельности группы: «Только в период 2010–2012 годов доказанный объем списанных в банке средств в целях обналички составил около 40 млрд рублей. В ходе предварительного следствия было проведено более 550 допросов, 124 выемки документов в налоговых инспекциях, банках, организациях, 63 обыска, 85 осмотров документов и предметов, изъятых в ходе следственных действий, а также результатов ОРМ, 35 опознаний, 25 судебных экспертиз, более 300 запросов в учреждения и организации».

Из оперативных материалов ГУЭБиПК МВД следует, что полицейские рассчитывали на возбуждение уголовного дела по признакам организации и участия в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ). Однако в феврале 2014 года сам главк стал объектом пристального внимания коллег из УСБ ФСБ3, а весной под стражей оказались генералы Денис Сугробов и Борис Колесников.

«Уполномоченный УСБ ФСБ»

В конце сентября 2013 года, по данным имеющихся в нашем распоряжении ОРМ, к Евгению Рогачеву обратился его знакомый из банковского бизнеса по имени Сергей с предложением организовать встречу с некими людьми, способными помочь в прекращении его уголовного преследования. Финансист охотно согласился, не поинтересовавшись условиями подобной помощи.

2 октября в ресторане «Рецептор» на Большой Никитской с Рогачевым будто бы встретились начальник управления по расследованию организованной преступности СД МВД Михаил Александров и руководитель контрольно-методического управления Ряшат Акжигитов. Двое последних считались доверенными лицами тогдашнего главы СД МВД Юрия Алексеева, под чьим руководством служили еще в управлении Генпрокуратуры по надзору за исполнением закона о федеральной безопасности, курируя органы ФСБ. На этой встрече, как затем пояснит Евгений Рогачев, ему якобы предложили прекратить уголовное преследование в случае выполнения требований, которые будут озвучены неким представителем ФСБ.

Встреча высокопоставленных полицейских с обвиняемым по уголовному делу, по мнению Дениса Сугробова, не могла состояться без согласия начальника СД МВД Юрия Алексеева. Организатором же встречи, по предположениям генерала, мог выступить сотрудник администрации президента Артур Завалунов.

«Акжигитов и Александров, соблюдая меры конспирации, трижды сменили предполагаемое место встречи, остановившись на кафе «Рецептор» на Большой Никитской. Факт встречи подтверждается нахождением Акжигитова, Александрова и Рогачева в радиусе действия одних и тех же телефонных станций, охватывающих указанное кафе. Встреча началась в 18.25 и завершилась в 18.45. О результатах встречи Акжигитов и Александров сообщили Артуру Завалунову, что подтверждается детализацией их телефонных соединений», — ​следует из материалов ГУЭБиПК МВД.

Вскоре Евгений Рогачев встретился с тем самым представителем ФСБ, который в материалах ОРМ именуется «уполномоченным УСБ ФСБ Евгением Владимировичем». О содержании этой встречи Евгений Рогачев моментально сообщил в ГУЭБиПК МВД. «Он был очень напуган», — ​вспоминает сотрудник ГУЭБиПК МВД.

Как выяснилось, «Евгений Владимирович» потребовал от Рогачева дать компрометирующие показания в отношении Дениса Сугробова. «Согласно этим показаниям, Сугробов будто бы ежемесячно получал от сотрудников «Мастер-банка» крупные денежные средства за обеспечение общего покровительства их бизнесу», — ​поясняет сотрудник ГУЭБиПК МВД. Генерал Сугробов написал докладную записку главе МВД Владимиру Колокольцеву, предупредив о готовящейся провокации.

Кадр из оперативной съемки. Посредник «Сергей»

На заключительную встречу со своим знакомым «посредником» Сергеем, якобы устроившим встречу с «уполномоченным от ФСБ», на которой Рогачев должен был дать ответ, он уже отправился со скрытой камерой, вмонтированной в пиджак (видеозапись имеется в редакции).

Рогачев: Ну… этот Евгений Влади­мирович говорит: поедем к первым лицам этой организации и ты скажешь… Ну как я могу сказать? На самом деле смотри, я был бы очень благодарен, если бы он [«Евгений Владимирович»] смог довести это до конца. Если бы я мог ему чем-то за это быть полезен… Но просто тот случай, который он мне предложил, я это не вижу возможным. Поехать, сказать сказку на ночь, я не могу так… Я понимаю, что я с ними [ГУЭБиПК МВД] не дружу, с тем же самым Сугробовым, но и наговаривать — ​это неправильно. Это даже как бы нечестно по отношению ко мне.

Сергей: Угу.

Рогачев: А тут — ​пойдите скажите, что Сугробов брал взятки, ну это смешно… Да, с одной стороны, у него хорошие связи. Та же встреча — ​зам Алексеева пришел, с Ряшитом этим… А по большому счету… эфэсбешники мне предложили слить этого господина на «С» — ​и все!

Сергей: Он хотел из тебя просто сделать какого-то сексота.

Рогачев: Ну да, как шестерка… Ты типа помоги нам от них избавиться. И стань подлецом.

…Уголовное дело «Мастер-банка» было передано в суд 26 сентября 2016 года. Рогачев по-прежнему под подпиской о невыезде. Финансист не дал показаний на генерала Сугробова. Булочник-старший — во Франции, хотя он и его сын не являются фигурантами расследования. Кто стоял за гигантской схемой обналичивания денег — до сих пор неизвестно, на скамье подсудимых окажутся только исполнители.

(Продолжение следует)

2Вскоре после окончания оперативной разработки «Мастер-банка» оперативный сотрудник ФСБ, ее осуществлявший, по странному стечению обстоятельств был найден мертвым. 3Управление собственной безопасности ФСБ.

 

— Во-первых, я трудоустроился в банк без чьей-либо протекции, а с Александром Булочником познакомился уже в период работы в Мастер-банке. В 2013 году в отношении меня возбудили уголовное дело. Я считал и продолжаю считать, что это дело в действительности служило сигналом для Бориса Булочника, который отказывался идти на контакт с ГУЭБиПК МВД (первоначально уголовное дело было возбуждено СУ УВД по ЦАО на основании рапорта сотрудника УЭБиПК ГУ МВД по Москве и лишь спустя некоторое время было изъято Следственным департаментом МВД, а к его сопровождению подключилось ГУЭБиПК МВД – прим. Ред.) Мне известно, что Денис Сугробов неоднократно предлагал Булочнику сотрудничество, но последний от этого отказывался. После возбуждения дела я был задержан в Сочи, куда направился в рабочих целях. Я не пытался скрываться от правоохранительных органов, поскольку даже не знал об уголовном преследовании. Решением суда я был помещен под домашний арест, однако спустя несколько месяцев мне изменили меру пресечения и отправили в СИЗО. В суд по ходатайству следствия была представлена старая видеозапись, на которой я покинул свою квартиру. Эта запись была сделана задолго до того, как у МВД появились ко мне какие-то претензии. Тем не менее суд счел это «доказательство» убедительным. Через некоторое время мне изменили меру пресечения на подписку о невыезде, но при этом я не «изобличил всех участников преступной группы», что легко проверить, изучив протокол моего допроса. Выйдя на свободу, я, мягко говоря, не питал теплых чувств к осуществлявшему на тот момент оперсопровождение дела ГУЭБиПК МВД. За время нахождения под стражей сильно подпортилось здоровье моих родителей, я не смог проститься со своей бабушкой. Я не заслуживал этого. Далее – в банке действительно существовали операторы по обналичиванию денежных средств, но я настаиваю, что меня среди них не было. Я не сообщал в своих показаниях о механизмах обналички – это чья-то другая информация, оценку которой я давать не намерен. Однажды ко мне действительно обратились мои товарищи из бизнес-среды и предложили организовать встречу с тогдашними заместителями главы СД МВД – Ряшатом Акжигитовым и Михаилом Александровым. И эта встреча состоялась. Однако в ходе данной встречи эти люди не просили меня дать показания, будто Денис Сугробов требовал денег от Бориса Булочника за покровительство его бизнесу. Извиняюсь за злорадство, но я бы с удовольствием сказал им об этом, хотя и не обладал фактами, поскольку ГУЭБиПК МВД отняли у меня месяцы жизни и нанесли удар по моей репутации. Но ни Александров, ни Акжигитов об этом не заикнулись – они лишь хотели выслушать мои претензии к объективности следствия, которое осуществлялось бывшим руководителем одного из отделов СД МВД Гаруном Сунгуровым. Последний, как мне показалось, был человеком Дениса Сугробова и потому его отдел зачастую расследовал дела, возбужденные на основании материалов ГУЭБиПК МВД. В настоящее время Сунгуров является партнером адвокатской коллегии «Антирейд», осуществляющей защиту Сугробова. Поэтому никакой встречи с «уполномоченным от ФСБ» «Евгением Владимировичем» мне организовано не было – Акжигитов и Александров не проявили интерес к сказанному мною и уехали. Больше я их не видел.

Гарун Сунгуров же, узнав о моей встрече с его коллегами по СД МВД, заставил меня сообщить, что меня якобы просили оговорить его и Дениса Сугробова. Я хотел бы констатировать тот факт, что меня шантажировали разной информацией, обещали в случае моего отказа посадить двух невиновных людей. Для меня, как человека из узкого финансового мира, крайне важна репутация. Я не сотрудничал и не стану сотрудничать с правоохранительными органами в целях чьей-либо дискредитации.

www.novayagazeta.ru

Дело об обналичивании 11 млрд в «Мастер-Банке» закончилось амнистией

Условные сроки и амнистия — так завершился процесс для 13 фигурантов громкого дела «обнальной площадки», которая действовала в «Мастер-Банке». Только за два года там «прокачали» 11 млрд рублей, а незаконный доход «теневых банкиров» составил более 24 млн

Фото: Павел Смертин/ТАСС

Удивительно мягким приговором завершилось одно из самых громких дел об «обнальной площадке», которая действовала в «Мастер-Банке». Замоскворецкий суд Москвы назначил условные сроки от полутора до четырех лет всем 13 участникам преступной группы, которая за два года успела обналичить 11 млрд и заработать на этом 24 млн рублей. При этом все фигуранты, включая бывшего вице-президента «Мастер-Банка» Евгения Рогачева, попали под амнистию. Тем самым они избавились от судимости и покинули зал суда с незапятнанной биографией.

Защитники фигурантов приговором суда остались довольны, они считают его гуманным. Адвокаты заявили, что в свое время следователи поймали лишь рядовых исполнителей низшего звена и попытались примерить на них роль организаторов обнальной площадки. Глава кредитного учреждения — бывший председатель правления обанкротившегося «Мастер-Банка» Борис Булочник — был заочно арестован в 2016 году и до сих пор числится в розыске по другому делу: о преднамеренном банкротстве кредитного учреждения.

По материалам генерала Сугробова

Судебный процесс над Евгением Рогачевым и 12 его соучастниками начался в ноябре прошлого года и занял несколько месяцев. За это время суд исследовал 200 томов уголовного дела. Оно было возбуждено еще в 2011 году Следственным управлением МВД по ЦАО по материалам Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, которое в то время возглавлял осужденный впоследствии за фальсификацию материалов уголовных дел на 22 года колонии генерал Денис Сугробов. По некоторым данным, именно его ведомство претендовало на контроль за теневой деятельностью «Мастер-банка», однако не смогло поделить его с другой мощной структурой — ФСБ. Противостояние силовых ведомств вылилось в уголовное преследование самого Сугробова и зачистку в кругу его подчиненных, многие из которых сели вместе с ним на скамью подсудимых.

Позже дело об отмывании денег в «Мастер-банке» передали для расследования в Следственный департамент МВД, а его фигурантами стали 13 человек. Это бывший вице-президент «Мастер-Банка», начальник управления корпоративного бизнеса Евгений Рогачев, его подчиненные Игорь Бабичев и Андрей Орлов, а также бизнесмен из Нальчика Эльдар Кунашев, который, как считает следствие, помогал организовать преступную схему и находил клиентов. Часть фигурантов — Марина Воробьева, Наталья Камышникова, Ксения Евсеева, Владимир Кузнецов, Максим Пудов и Мурат Урусов — занимались тем, что за определенную плату собирали нужный пакет документов и регистрировали в налоговой в качестве индивидуальных предпринимателей граждан. На этих людей впоследствии в «Мастер-Банке» и открывались подконтрольные счета. Через них теневые банкиры прокачивали астрономические суммы. Всего, по данным СД МВД, с мая 2010 года по март 2012 года соучастники смогли обналичить денежные средства на сумму более 11 млрд рублей. За свои услуги организаторы незаконной схемы брали комиссию в размере 3-7% от сумм платежей, а незаконный доход, по версии обвинения, за два года составил более 24 млн рублей. Подсудимая Галина Штанько по просьбе Евгения Рогачева, не будучи сотрудником банка, контролировала движение денег на счетах «ипшников», а Рустам Карачаев и Тимур Арипшев занимались инкассацией наличности и доставляли ее клиентам.

Ненайденные миллионы

В ходе судебного процесса Евгений Рогачев полностью признал вину, его подчиненные Орлов и Бабичев ее отрицали, а остальные подсудимые согласились с обвинением лишь частично. Так, они утверждали, что не входили ни в какую в организованную группу, а лишь за небольшую плату делали то, что их просили. Эльдар Кунашев, которому следствие фактически отвело роль «правой руки» Евгения Рогачева, настаивал, что не был организатором преступной схемы, да и заработал он за два года всего 1 млн 200 тысяч рублей. Эту сумму он готов был вернуть в бюджет. По мнению его адвоката Андрея Сурова, роль одного из организаторов преступной группы его клиенту вменили лишь потому, что тот «не занял соглашательскую позицию» со следствием и три года вообще не давал никаких показаний. «В свое время мой подзащитный приехал в Москву для того, чтобы начать бизнес, чтобы найти деньги на лечение больного сына, — рассказал Business FM Суров. — Он пытался организовать фирму, которая бы занималась доставкой товаров народного потребления из Китая. Когда он ходил и обивал пороги банков в поисках кредитования, в «Мастер-Банке» он и познакомился с Рогачевым».

Кунашев год провел под домашним арестом, прежде чем его отпустили под подписку. Его защитник утверждает, что следствие по делу было проведено с многочисленным нарушениями, а извлеченный в результате незаконной схемы доход был в разы меньше. По словам Андрея Сурова, проведенная на следствии экспертиза была сделана неверно: захватили период, который фигурантам даже не вменялся. «Никто никаких денег, естественно, не нашел, а сами подсудимые заявили, что не видели этих миллионов», — добавил адвокат.

В ходе прений сторон прокурор просил признать всех подсудимых виновными в незаконной банковской деятельности, совершенной организованной группой с извлечением дохода в особо крупном размере (п «а» и «б» части 2-й статьи 172 УК РФ). Он запросил для фигурантов от двух до четырех с половиной лет лишения свободы условно со штрафами.

Гуманный приговор

Судья Елена Аверченко утомлять присутствующих чтением многостраничного приговора не стала, озвучив лишь вводную и резолютивную части. Она дала каждому в среднем на полгода меньше, чем просило обвинение — от полутора до четырех с половиной лет лишения свободы условно со штрафами от 100 до 500 тысяч рублей. Минимальное наказание в полтора года условного срока со штрафом в 100 тысяч рублей она назначила Максиму Пудову, а максимальное — в четыре года лишения свободы со штрафом в полмиллиона рублей — Евгению Рогачеву. Также на четыре года условно был осужден подсудимый Эльдар Кунашев, его штраф оставил 300 тысяч рублей. Однако, поскольку все фигуранты попали под амнистию, объявленную в честь 70-летия победы в Великой Отечественной войне, то суд освободил их как от основного, так и от дополнительного наказания и снял с них судимости.

Защитники назвали назначенный приговор гуманным и справедливым. Они не будут его обжаловать. Адвокат Евгения Рогачева Иван Сустин не мог скрыть радости. «Назначение Рогачеву и остальным фигурантам дела наказания, не связанного с лишением свободы, мы считаем справедливым, так как реальные бенефициары незаконной банковской деятельности — а именно бывшее руководство банка — скрываются от органов предварительного расследования. Это тот редкий случай, когда обошлось без назначения жестких сроков стрелочникам. Потому что из 13 подсудимых только трое были сотрудниками банка, а остальные имели опосредованное отношение и случайно попали в уголовное дело», — заявил Business FM защитник. Он добавил, что его клиент около десяти месяцев провел в СИЗО и пять лет находился под подпиской о невыезде. «Думаю, это достаточно. Суд учел данное обстоятельство», — добавил адвокат.

В свою очередь, Андрей Суров отметил, что никто из числа высшего звена руководства «Мастер-Банка» за исключением Рогачева в дело о незаконном «обналичивании» средств так и не попал: ни глава кредитного учреждения Борис Булочник, ни его настоящая «правая рука», член совета директоров Николай Резников. «В этом деле просто взяли и вырвали из песни слово, не указав никакой предыстории, хотя все разумные люди понимают, что так не бывает. Преступление серьезное, оно требовало серьезной подготовки, ресурсов и прочего, и не совершается на уровне только исполнителей. Но этого, естественно ни в обвинении, ни в приговоре нет», — заключил защитник.

«Мастер-Банк» был основан в 1992 году. Его возглавлял Борис Булочник, который вместе с членами семьи совокупно владел порядка 85% акций, оставшуюся долю делили Кирилл Гудзинский и Геннадий Белячков. Центробанк отозвал у «Мастер-Банка» лицензию в ноябре 2013 года. К тому времени он входил в первую сотню российских кредитных организаций по размеру активов и владел одной из крупнейших сетей банкоматов — свыше трех тысяч. Объем депозитов и счетов физических лиц «Мастер-Банка» оценивался почти 47 млрд рублей.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

www.bfm.ru

Банкир обвинил бывшего участника «Дома-2» в краже часов и кольца Cartier

Бывший вице-президент «Мастер-Банка» Евгений Рогачев, амнистированный по делу о незаконной «обналичке» 11 млрд рублей, снова стал фигурантом уголовного дела, однако на этот раз в качестве потерпевшего. Следственное управление МВД по Красногорскому району возбудило уголовное дело о краже у него кольца и часов известной ювелирной марки Cartier. Банкир утверждает, что вещи стоимостью более 1 млн рублей украл у него участник телепроекта «Дом-2» Артем Звягин.

Заявление о возбуждении уголовного дела экс-банкир, проживающий в подмосковном Красногорске, подал в СУ МВД по Красногорскому району в начале августа этого года. Это произошло вскоре после того, как Замоскворецкий суд Москвы амнистировал его, а также еще 13 фигурантов громкого уголовного дела о масштабной «обнальной площадке», которая действовала в «Мастер-Банке». Он сообщил, что стал жертвой кражи, которую совершил Артем Звягин.

Недолгая дружба

Как рассказал Business FM сам заявитель, со Звягиным он познакомился в начале этого года. «Он был безработным и рассказал грустную историю про то, что у него тяжелые отношения с родителями и ему негде жить, — поведал Рогачев. — Мы подружились. Я ввел его в свое окружение и надеялся, что смогу помочь человеку».

По словам экс-банкира, он пускал приятеля пожить и даже давал ему ключ от квартиры. Однако потом разочаровался в новом знакомом: тот любил выпить, подраться, категорически не желал работать и, по его рассказу, вел себя, как альфонс. «Когда я понял, что горбатого могила исправит, и это бесполезная трата времени, то решил прекратить с ним общение», — продолжил Рогачев. По его версии, спустя неделю после того, как Звягин собрал свои вещи и съехал из его 200-метровой квартиры, он обнаружил пропажу часов и кольца, которые давал поносить приятелю на вечеринках. Когда же Рогачев через адвоката попросил Звягина вернуть эти вещи, тот заявил, что это подарок, и он ничего возвращать не будет. Копия этого разговора имеется в распоряжении Business FM. Вот его содержание.

— Артем Сергеевич, здравствуйте, меня зовут Андрей Викторович, я — помощник адвоката Ивана Сустина. Он просил меня позвонить вам и уточнить информацию по поводу часов и кольца, по поводу возврата.

— Всю информацию я дал, меня, прошу, пожалуйста не беспокойте. Ни адвокатов, ни остальных. Единственное, что я приму, это повестку в суд по почте.

— То есть вы сказали, что вам их подарили и вы оставите их себе? Или как?

— Нет, я не сказал, что мне их подарили. Я сказал, как было. Мне Евгений Рогачев подарил по дружбе кольцо и часы Cartier. Если он хочет дальше продолжать заниматься детским садом, то я готов его принять и готов судиться.

— Все, спасибо большое, Артем Сергеевич, извините за беспокойство

— Ничего страшного, хорошего вам вечера.

По заявлению экс-банкира СУ МВД по Красногорскому району возбудило уголовное дело по ч. 4 ст. 158 УК РФ («кража в особо крупном размере»). Эта статья предусматривает наказание на срок до десяти лет лишения свободы.

25 сентября Звягина вызвали в СУ на допрос, в ходе которого задержали на 48 часов. Во время обыска в его квартире нашли пропавшее кольцо марки Cartier. Что же касается, часов, задержанный заявил, что потерял их.

Дальше стали происходить странные вещи. По словам потерпевшего, следователь Владлена Шадрина проинформировала его, что намерена на следующий день подать в суд ходатайство об аресте подозреваемого. Однако потом она просто перестала брать трубку. Когда же на следующий день защитник Рогачева Иван Сустин позвонил ей с другого номера, Шадрина известила его о том, что заседание состоится 27 сентября. Однако и в этот день с ходатайством о заключении подозреваемого под стражу в суд следователь так и не вышла, а по истечении 48 часов задержания отпустила Артема Звягина под подписку о невыезде, не предъявив ему обвинения.

По мнению потерпевшего, это произошло неспроста, и «имела место коррупционная составляющая». Тем более, что, по словам Евгения Рогачева, на днях следователь не стала рассматривать ходатайства о срочном допросе двух свидетелей по фактам угроз в их адрес. Спустя два дня она ушла на больничный, не передав дело другому следователю.

Подозреваемый: «Я оставлю все для суда»

Сам Артем Звягин отказался прокомментировать Business FM обвинения в свой адрес. «С моей точки зрения все было по-другому. Но я не буду этим ни с кем делиться. Я оставлю все для суда. Все решит суд», — заявил он радиостанции.

Тем временем экс-банкир обратился с заявлением в Главное управление Собственной безопасности МВД, в котором просит провести в отношении следователя служебную проверку. Он отмечает, что ранее его визави был дважды судим: один раз за вымогательство, а второй раз — за разбой. Однако дважды он отделался условным сроком.

Рогачев возмущен тем, что при наличии рецидива и найденного при обыске у Звягина пропавшего у него кольца, подозреваемого почему-то все же отпустили. Сам потерпевший заявил, что готов предоставить документы на собственность.

Председатель президиума Межрегиональной коллегии адвокатов «Закон и Человек» Владимир Жеребенков советует потерпевшему обращаться потерпевшему с жалобой на действия следствия, либо в прокуратуру Московской области или вышестоящее следственное подразделение — Следственное управление МВД по Московской области. «Я думаю, следователь не подвала в суд ходатайство об аресте», — полагает юрист. Он считает, что в действиях подозреваемого просматриваются признаки хищения, а следователь либо намеренно ввела в заблуждение потерпевшего, либо просто не желает выполнять свою работу.

«Чтобы доказывать преступление, нужно соседей опрашивать, заказывать телефонные биллинги, смотреть когда он (Звягин) уходил, опрашивать круг знакомых лиц. Доказать-то можно, но у нас не любят такими делами заниматься, когда какие-то признаки «бытовухи» имеются, тем более, он имел свободный доступ в эту квартиру», — отметил Жеребенков. Он не исключает, что в данном случае мог иметь место и подкуп. «Чего греха таить — в рядах (следователей — Business FM) хватает тех, которые пытаются заработать. И некоторые без денег и не встают и не работают, будем говорить откровенно. Здесь нужно шум поднимать обращаться в СМИ и вышестоящие правоохранительные органы, чтобы они дали правовую оценку», — советует эксперт.

news.rambler.ru

Нужные банкоматы заряжали пятитысячными купюрами, за вечер из них вынимали до 1 млрд рублей

«Новая газета» продолжает криминальный сериал «Откровения генералов». Подробности и подоплека закрытого уголовного процесса над главой антикоррупционного управления МВД Денисом Сугробовым и его подчиненными. Сегодня — ​рассказ о главной российской «прачечной», хозяева которой остались безнаказанными.

30 ноября 2013 года группа сотрудников Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД* ворвалась в центральный офис «Мастер-банка» в Руновском переулке с санкцией Тверского районного суда на выемку документов. В банке, утром лишившемся лицензии на осуществление своей деятельности, к визиту оперативников отнеслись спокойно. Первый зампред правления Александр Булочник, готовивший обращение к многочисленным клиентам кредитного учреждения, распорядился оказать полицейским содействие. На вопрос, где находится его отец, основатель и предправления Борис Булочник, Булочник-младший, ничего не ответил. Вскоре выяснится, что владелец банка улетел во Францию, откуда уже вряд ли вернется.

*​Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, Управление «Ф» отвечает за финансовые структуры.

Отзыв лицензии у «Мастер-Банка» стал в 2013 году самым крупным событием на финансовом рынке: банк, обладавший одной из самых крупных сетей банкоматов (уступавший по этому показателю лишь государственному Сбербанку) и эмитировавший более 3,3 млн банковских карт, стал популярной расчетной площадкой для коммерческих компаний, индивидуальных предпринимателей и физических лиц. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) оценило объем страховых выплат вкладчикам банка в рекордные на тот момент 30 млрд рублей — ​притом что лишь 30% клиентов хранили вклады на сумму, не доходящую до требуемого порога выплат (1,4 млн рублей). То есть все остальные — ​«крупняк».

В числе пострадавших VIP-вкладчиков, на депозитах которых хранились гораздо большие суммы, оказались члены семей федеральных чиновников, высокопоставленных генералов МВД и ФСБ, представители российской эстрады.

В течение нескольких часов после появления приказа ЦБ об отзыве у банка лицензии на улице собрались сотни возмущенных клиентов. Окружив центральный офис, они даже пошли на банк штурмом.

Пикантность этой истории добавлял и тот факт, что с 2010 года в руководство банка входил двоюродный брат президента страны Игорь Путин, занимавший посты вице-президента по развитию и члена совета директоров. Однако, расчет на возможное «покровительство» не оправдался.

На отзыв лицензии возбужденно отреагировали не только биржевые спекулянты и финансовые аналитики, но даже некоторые магазины и заведения, переставшие принимать безналичный расчет в связи с использованием процессинга «Мастер-банка».

Объясняя причины прекращения деятельности банка, ЦБ допустил крайне редкие в своих официальных пресс-релизах формулировки:

«Финансовое оздоровление банка было невозможным по причине высокой степени криминализации его деятельности». Председатель ЦБ Эльвира Набиулина и вовсе заявила: «Мастер-банк» длительное время «обслуживал теневую экономику».

Как позже выяснилось, к такому выводу руководство мегарегулятора подвел ГУЭБиПК МВД, выявивший в «Мастер-банке» крупнейший в стране канал по незаконному транзиту и обналичиванию денежных средств. В день менеджеры «Мастер-банка», как уверяют сотрудники полиции, выводили в интересах своих клиентов до 1 млрд рублей.

Уголовное дело

Как ни странно, уголовное дело по факту незаконной банковской деятельности сотрудниками «Мастер-банка» было возбуждено благодаря оперативной разработке Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ (также известной как 2-я служба), начавшей проводить комплекс оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ) в банке в начале 2011 года.

Контрразведчики, как поясняет знакомый с той ситуацией сотрудник ФСБ, увидели в некоторых банковских транзакциях признаки сомнительных операций, подпадающих под Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». В результате, продолжает собеседник, 2-я служба задействовала весь доступный технологический инструментарий ОРМ: на протяжении нескольких месяцев прослушивались телефонные переговоры менеджеров банка, осуществлялся перехват их переписки через мобильные мессенджеры, а Росфинмониторинг отслеживал движение средств по лицевым счетам.

Впрочем, по словам бывшего сотрудника «Мастер-банка», интерес ФСБ в действительности не был обусловлен поиском «спонсоров» террористов, а стал следствием случившегося внутрибанковского конфликта.

По его словам, оперативные мероприятия были инспирированы самим менеджментом: «В банке было несколько групп влияния, некоторые из них — ​выходцы с Лубянки. Они постоянно боролись друг с другом за объемы денег, которые надо было обналичить. Чем меньше игроков, тем выше твой доход. Эти конфликты постоянно выливались в уголовные дела».

Если обратить внимание на криминальные сводки того времени, то можно обнаружить сообщения о нескольких арестах руководителей территориальных отделений и филиалов банка по обвинению в незаконной банковской деятельности: в период 2007–2011 годов в рамках трех разных уголовных дел были задержаны глава Перовского отделения «Мастер-банка» Дмитрий Андросюк и главный специалист банка Мери Теванян (по подсчетам полицейских, через пластиковые карты, выпущенные в основном на студентов и алкоголиков, незаконно обналичили через банкоматы «Мастер-банка» как минимум 138 млн руб), а также произведен обыск в филиале банка в Санкт-Петербурге (там через пластиковые карты было обналичено более 500 млн рублей).

То есть задолго до отзыва лицензии «Мастер-банк» фигурировал как минимум в трех уголовных делах, связанных с обналичкой.

Внимание же борцов с терроризмом, по словам бывшего сотрудника банка, привлек новоиспеченный глава управления корпоративного бизнеса «Мастер-банка» Евгений Рогачев:

«Он пришел по протекции Александра Булочника и сразу получил большой объем денег для обналичивания. Разумеется, не всем это понравилось».

Спустя полгода разработки часть накопленного ФСБ массива информации легла в рапорт оперуполномоченного 6-го отдела ОРЧ УЭБиПК по Москве Красикова, на основании которого следственное управление (СУ) УВД по ЦАО по Москве возбудило уголовное дело по признакам незаконной банковской деятельности (ст. 172 УК РФ). Таким образом, 2-я служба ФСБ, проверяя информацию о финансировании терроризма, фактически провела операцию через столичных полицейских2.

Евгений Рогачев

Буквально сразу после возбуждения уголовного дела следствие провело обыски на рабочем месте и в местах проживания Евгения Рогачева. Сам финансист был задержан несколькими днями позже в Сочи, где пытался скрыться. Таганский районный суд Москвы поместил Рогачева под домашний арест.

На этом этапе и случился ключевой сбой в запущенном внутри банка механизме: уголовным делом заинтересовались в центральном аппарате МВД, в результате чего оно было изъято из производства СУ УВД по ЦАО по Москве и передано в Следственный департамент (СД). Оперативным сопровождением расследования занялось ГУЭБиПК МВД во главе с Денисом Сугробовым.

Евгений Рогачев поначалу не только отказывался сотрудничать со следствием, но и всячески нарушал режим домашнего ареста. После очередного рецидива, в октябре 2012 года, Тверской районный суд по ходатайству СД МВД заключил Рогачева под стражу. Находясь в СИЗО, Рогачев, наконец, пошел на сотрудничество — ​и уже в феврале 2013 года был отпущен под подписку о невыезде. «Он дал признательные показания, изобличил всех участников преступной группы и даже ходатайствовал о заключении досудебного соглашения. Генпрокуратура отказалась утверждать досудебное соглашение», — ​вспоминает сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

Именно благодаря показаниям Рогачева ГУЭБиПК МВД, по словам наших собеседников, удалось проникнуть в тайны «Мастер-банка» и понять сложный механизм обналичивания денег.

Аресты

«Вопросами транзита и снятия денег в «Мастер-банке» ведали люди, которых называли «операторами». До 2011 года их было четверо: два гражданских лица и два выходца с Лубянки и из МВД. Пятым элементом этой сложной структуры стал Евгений Рогачев», — ​рассказывает сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД, отмечая, что координировал действия «операторов» человек по имени Алексей. «В ходе ПТП (прослушка телефонных переговоров. — ​А. С.) была задокументирована связь этого лица с «операторами», он активно раздавал им распоряжения и контролировал их исполнение. По нашим данным, этот человек был связан с ФСБ, о чем свидетельствовали и его навыки в конспирации: он никогда не использовал один телефон и звонил из разных районов Москвы, что осложняло установление его «базовой константы» — ​то есть привязки к какому-то конкретному месту. К сожалению, установить это лицо так и не удалось — ​после скандала вокруг руководства главка мы утратили контроль над расследованием дела».

Сама схема работы по обналичиванию денежных средств в «Мастер-банке», как следует из ОРМ, проведенных ГУЭБиПК МВД, действовала следующим образом. До полудня с каждым из «операторов» связывался Алексей: он передавал им заявки от клиентов банка о предоставлении конкретных сумм наличных денежных средств. Затем служба инкассации банка до 17.00 наполняла требуемыми суммами специальные банкоматы «Мастер-банка», которые располагались в подвальных помещениях торговых и офисных комплексов и были скрыты от посторонних глаз, — ​доступ к ним, по сути, имели только представители кредитного учреждения.

«Эти банкоматы заряжались исключительно пятитысячными купюрами», — ​уточняет собеседник. Далее, начиная с 19.00, к банкоматам прибывали подчиненные «операторов», у каждого из них с собой находилась колода пластиковых карт «Мастер-банка», на счетах которых уже находились необходимые деньги. «Эта процедура не требовала привлечения большого числа лиц — ​участок из пяти-шести банкоматов мог легко «оприходовать» один человек.

За рабочий вечер каждый из этих порученцев мог вытряхнуть из вверенных ему банкоматов до 300 млн рублей. Это было похоже на сеанс одновременной игры в шахматы — ​один человек и линейка банкоматов», — ​поясняет сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

Всего за один день, по данным собеседника, подчиненные «операторов» (данные некоторых известны редакции) могли обналичивать около 1 млрд рублей.

Признательные показания Евгения Рогачева позволили оперативникам установить контроль над тайными банкоматами и задокументировать процесс массового снятия наличности. Располагая этими сведениями, полицейские приступили к задержаниям подозреваемых. Первой по-настоящему значимой для расследования уголовного дела фигурой оказалась начальник управления корреспондентских отношений банка и фактически правая рука Булочника-младшего Татьяна Новикова. Из материалов уголовного дела следует, что она была задержана благодаря показаниям некоей Ольги Хлебниковой, данные которой были засекречены. Как и все впоследствии задержанные, Новикова Тверским районным судом Москвы была помещена под домашний арест.

Скоро следствию удалось выяснить, что банкоматы «Мастер-банка» для обналичивания денежных средств использовали и владельцы ОАО АКБ «Золостбанк» — ​братья Александр и Игорь Крюковы, в отношении которых уже расследовалось уголовное дело по аналогичному составу преступления (вскоре оба дела были соединены в одно производство). К концу 2013 года в соединенном уголовном деле уже фигурировали 13 человек — ​в основном это были менеджеры среднего звена «Мастер-банка» и «Золостбанка», а также мелкие коммерсанты. «Количество новых фигурантов росло буквально с каждым днем: обвиняемые и свидетели в ходе допросов охотно раскрывали всю цепочку участников схемы, давая нам возможность выйти на ключевую фигуру — ​координатора по имени Алексей», — говорит сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД.

МВД отрапортовало руководству страны об истинных масштабах деятельности группы: «Только в период 2010–2012 годов доказанный объем списанных в банке средств в целях обналички составил около 40 млрд рублей. В ходе предварительного следствия было проведено более 550 допросов, 124 выемки документов в налоговых инспекциях, банках, организациях, 63 обыска, 85 осмотров документов и предметов, изъятых в ходе следственных действий, а также результатов ОРМ, 35 опознаний, 25 судебных экспертиз, более 300 запросов в учреждения и организации».

Из оперативных материалов ГУЭБиПК МВД следует, что полицейские рассчитывали на возбуждение уголовного дела по признакам организации и участия в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ). Однако в феврале 2014 года сам главк стал объектом пристального внимания коллег из УСБ ФСБ3, а весной под стражей оказались генералы Денис Сугробов и Борис Колесников.

«Уполномоченный УСБ ФСБ»

В конце сентября 2013 года, по данным имеющихся в нашем распоряжении ОРМ, к Евгению Рогачеву обратился его знакомый из банковского бизнеса по имени Сергей с предложением организовать встречу с некими людьми, способными помочь в прекращении его уголовного преследования. Финансист охотно согласился, не поинтересовавшись условиями подобной помощи.

2 октября в ресторане «Рецептор» на Большой Никитской с Рогачевым будто бы встретились начальник управления по расследованию организованной преступности СД МВД Михаил Александров и руководитель контрольно-методического управления Ряшат Акжигитов. Двое последних считались доверенными лицами тогдашнего главы СД МВД Юрия Алексеева, под чьим руководством служили еще в управлении Генпрокуратуры по надзору за исполнением закона о федеральной безопасности, курируя органы ФСБ. На этой встрече, как затем пояснит Евгений Рогачев, ему якобы предложили прекратить уголовное преследование в случае выполнения требований, которые будут озвучены неким представителем ФСБ.

Встреча высокопоставленных полицейских с обвиняемым по уголовному делу, по мнению Дениса Сугробова, не могла состояться без согласия начальника СД МВД Юрия Алексеева. Организатором же встречи, по предположениям генерала, мог выступить сотрудник администрации президента Артур Завалунов.

«Акжигитов и Александров, соблюдая меры конспирации, трижды сменили предполагаемое место встречи, остановившись на кафе «Рецептор» на Большой Никитской. Факт встречи подтверждается нахождением Акжигитова, Александрова и Рогачева в радиусе действия одних и тех же телефонных станций, охватывающих указанное кафе. Встреча началась в 18.25 и завершилась в 18.45. О результатах встречи Акжигитов и Александров сообщили Артуру Завалунову, что подтверждается детализацией их телефонных соединений», — ​следует из материалов ГУЭБиПК МВД.

Вскоре Евгений Рогачев встретился с тем самым представителем ФСБ, который в материалах ОРМ именуется «уполномоченным УСБ ФСБ Евгением Владимировичем». О содержании этой встречи Евгений Рогачев моментально сообщил в ГУЭБиПК МВД. «Он был очень напуган», — ​вспоминает сотрудник ГУЭБиПК МВД.

Как выяснилось, «Евгений Владимирович» потребовал от Рогачева дать компрометирующие показания в отношении Дениса Сугробова. «Согласно этим показаниям, Сугробов будто бы ежемесячно получал от сотрудников «Мастер-банка» крупные денежные средства за обеспечение общего покровительства их бизнесу», — ​поясняет сотрудник ГУЭБиПК МВД. Генерал Сугробов написал докладную записку главе МВД Владимиру Колокольцеву, предупредив о готовящейся провокации.

Кадр из оперативной съемки. Посредник «Сергей»

На заключительную встречу со своим знакомым «посредником» Сергеем, якобы устроившим встречу с «уполномоченным от ФСБ», на которой Рогачев должен был дать ответ, он уже отправился со скрытой камерой, вмонтированной в пиджак (видеозапись имеется в редакции).

Рогачев: Ну… этот Евгений Влади­мирович говорит: поедем к первым лицам этой организации и ты скажешь… Ну как я могу сказать? На самом деле смотри, я был бы очень благодарен, если бы он [«Евгений Владимирович»] смог довести это до конца. Если бы я мог ему чем-то за это быть полезен… Но просто тот случай, который он мне предложил, я это не вижу возможным. Поехать, сказать сказку на ночь, я не могу так… Я понимаю, что я с ними [ГУЭБиПК МВД] не дружу, с тем же самым Сугробовым, но и наговаривать — ​это неправильно. Это даже как бы нечестно по отношению ко мне.

Сергей: Угу.

Рогачев: А тут — ​пойдите скажите, что Сугробов брал взятки, ну это смешно… Да, с одной стороны, у него хорошие связи. Та же встреча — ​зам Алексеева пришел, с Ряшитом этим… А по большому счету… эфэсбешники мне предложили слить этого господина на «С» — ​и все!

Сергей: Он хотел из тебя просто сделать какого-то сексота.

Рогачев: Ну да, как шестерка… Ты типа помоги нам от них избавиться. И стань подлецом.

…Уголовное дело «Мастер-банка» было передано в суд 26 сентября 2016 года. Рогачев по-прежнему под подпиской о невыезде. Финансист не дал показаний на генерала Сугробова. Булочник-старший — во Франции, хотя он и его сын не являются фигурантами расследования. Кто стоял за гигантской схемой обналичивания денег — до сих пор неизвестно, на скамье подсудимых окажутся только исполнители.

(Продолжение следует)

2Вскоре после окончания оперативной разработки «Мастер-банка» оперативный сотрудник ФСБ, ее осуществлявший, по странному стечению обстоятельств был найден мертвым. 3Управление собственной безопасности ФСБ.

 

— Во-первых, я трудоустроился в банк без чьей-либо протекции, а с Александром Булочником познакомился уже в период работы в Мастер-банке. В 2013 году в отношении меня возбудили уголовное дело. Я считал и продолжаю считать, что это дело в действительности служило сигналом для Бориса Булочника, который отказывался идти на контакт с ГУЭБиПК МВД (первоначально уголовное дело было возбуждено СУ УВД по ЦАО на основании рапорта сотрудника УЭБиПК ГУ МВД по Москве и лишь спустя некоторое время было изъято Следственным департаментом МВД, а к его сопровождению подключилось ГУЭБиПК МВД – прим. Ред.) Мне известно, что Денис Сугробов неоднократно предлагал Булочнику сотрудничество, но последний от этого отказывался. После возбуждения дела я был задержан в Сочи, куда направился в рабочих целях. Я не пытался скрываться от правоохранительных органов, поскольку даже не знал об уголовном преследовании. Решением суда я был помещен под домашний арест, однако спустя несколько месяцев мне изменили меру пресечения и отправили в СИЗО. В суд по ходатайству следствия была представлена старая видеозапись, на которой я покинул свою квартиру. Эта запись была сделана задолго до того, как у МВД появились ко мне какие-то претензии. Тем не менее суд счел это «доказательство» убедительным. Через некоторое время мне изменили меру пресечения на подписку о невыезде, но при этом я не «изобличил всех участников преступной группы», что легко проверить, изучив протокол моего допроса. Выйдя на свободу, я, мягко говоря, не питал теплых чувств к осуществлявшему на тот момент оперсопровождение дела ГУЭБиПК МВД. За время нахождения под стражей сильно подпортилось здоровье моих родителей, я не смог проститься со своей бабушкой. Я не заслуживал этого. Далее – в банке действительно существовали операторы по обналичиванию денежных средств, но я настаиваю, что меня среди них не было. Я не сообщал в своих показаниях о механизмах обналички – это чья-то другая информация, оценку которой я давать не намерен. Однажды ко мне действительно обратились мои товарищи из бизнес-среды и предложили организовать встречу с тогдашними заместителями главы СД МВД – Ряшатом Акжигитовым и Михаилом Александровым. И эта встреча состоялась. Однако в ходе данной встречи эти люди не просили меня дать показания, будто Денис Сугробов требовал денег от Бориса Булочника за покровительство его бизнесу. Извиняюсь за злорадство, но я бы с удовольствием сказал им об этом, хотя и не обладал фактами, поскольку ГУЭБиПК МВД отняли у меня месяцы жизни и нанесли удар по моей репутации. Но ни Александров, ни Акжигитов об этом не заикнулись – они лишь хотели выслушать мои претензии к объективности следствия, которое осуществлялось бывшим руководителем одного из отделов СД МВД Гаруном Сунгуровым. Последний, как мне показалось, был человеком Дениса Сугробова и потому его отдел зачастую расследовал дела, возбужденные на основании материалов ГУЭБиПК МВД. В настоящее время Сунгуров является партнером адвокатской коллегии «Антирейд», осуществляющей защиту Сугробова. Поэтому никакой встречи с «уполномоченным от ФСБ» «Евгением Владимировичем» мне организовано не было – Акжигитов и Александров не проявили интерес к сказанному мною и уехали. Больше я их не видел.

Гарун Сунгуров же, узнав о моей встрече с его коллегами по СД МВД, заставил меня сообщить, что меня якобы просили оговорить его и Дениса Сугробова. Я хотел бы констатировать тот факт, что меня шантажировали разной информацией, обещали в случае моего отказа посадить двух невиновных людей. Для меня, как человека из узкого финансового мира, крайне важна репутация. Я не сотрудничал и не стану сотрудничать с правоохранительными органами в целях чьей-либо дискредитации.

www.novayagazeta.ru

Задержаны подозрительные обналичности

«Сотрудниками ГУЭБ МВД России совместно с сотрудниками ФСБ в Сочи задержан вице-президент Мастер-банка Евгений Рогачев, подозреваемый в незаконной банковской деятельности. Он участник обналичивания более 2 млрд рублей», — сообщил «Газете.Ru» представитель Главного управления экономической безопасности МВД России, добавив, что к настоящему моменту Рогачев самолетом этапирован в Москву и Таганский районный суд избрал ему меру пресечения — домашний арест.

«Это очередной этап в комплексе декриминализации финансовой сферы, по пресечению деятельности выявленной в марте преступной группы, фигурантом которой является Артем Сисаакян», — сказал он, добавив, что 14 марта в 5 банках прошли 29 обысков по этому делу. В числе банков, в которых проходили следственные мероприятия, представитель МВД назвал Мастер-банк, Золостбанк, банк «Стратегия», филиал Судостроительного банка, филиал Межрегионального клирингового банка. «Именно тогда Рогачев бежал в Сочи», — рассказывает он, добавляя, что двум сотрудникам Золост-банка также предъявлены обвинения.

В Золостбанке прокомментировать ситуацию не смогли: «Пресс-службы у нас нет». В банке «Стратегия» сказали что в их офис 14 марта правоохранительные органы «зашли по ошибке»: «Правоохранительные органы интересовала информация по операциям, совершенным до 31 октября 2011 года по данному конкретному адресу. Но тогда на месте нашего банка находилось представительство другой кредитной организации. Наш офис на этом месте работает с 6 февраля 2012 года». «Соответсвенно никаких обвинений ни нашим сторудникам, ни клиентам предъявлено не было», — добавил представитель банка.

В ходе обысков было изъято более 500 печатей, в том числе гербовые печати государственных органов, магнитные носители, а также «иные предметы и документы, подтверждающие противоправную деятельность», говорится в сообщении МВД.

Можно ожидать дальнейших арестов, заверили в полиции.

В Мастер-банке «Газете.Ru» сообщили, что Рогачев занимал должность начальника управления корпоративного бизнеса и не был вице-президентом. По словам представителя кредитной организации, пост он занимал «непродолжительное время — менее года» и 1 марта был уволен по собственному желанию. Ни к банку, ни к его руководящим сотрудникам правоохранительные органы претензий не предъявляли, уточнил его представитель, добавив, что «в последнее время банк не покидали другие руководящие сотрудники».

27 марта «Газета.Ru» писала, что комиссия Виктора Зубкова по борьбе с теневыми финансовыми операциями, созданная в начале года по поручению президента Дмитрия Медведева, нашла следы выведенных 130 млрд рублей в четырех российских банках — Петрофф-банке (3,8 млрд рублей), Золостбанке (1,8 млрд рублей), Мастер-банке (20—25 млрд рублей) и Фондсервисбанке (100 млрд рублей). «Деньги выводились в период 2010—2011 годов», — говорил источник «Газеты.Ru» в комиссии, добавляя, что в деле присутствовали около 30 компаний-однодневок. В Мастер-банке также подчеркивали, что «никаких конкретных претензий со стороны в том числе правоохранительных органов к банку не предъявлялось».

26 марта МВД сообщило о задержании одного из организаторов преступной группы, занимавшейся обналичиванием, — Артема Сисаакяна (о возбуждении уголовного дела стало известно в середине марта этого года). В ходе проверок ряда банков, включая Фондсервисбанк, Мастер-банк и Судостроительный банк (СБ-банк), стало известно, что ежегодный оборот теневых финансистов превышал 90 млрд рублей. Группа Сисаакяна входила в состав «крупного организованного преступного формирования», действовавшего в том числе «в интересах организованных по этническому признаку групп, действующих на территории России», а прокрученные группой средства через фирмы-однодневки уходили «на Кавказ, в Среднюю Азию и страны Ближнего Востока», сообщал начальник главного управления МВД по Центральному федеральному округу Андрей Кеменев. По его словам, к противоправной деятельности могут быть причастны и сотрудники банков, но их имена силовики не назвали.

По версии ведомства, руководители ряда коммерческих банков и организаций, используя фирмы-однодневки, по поддельным электронным поручениям переводили денежные средства на счета коммерческих банков, а затем перебрасывали на счета других организаций и обналичивали. «За свои услуги организаторы схем назначали комиссию в размере 3—7% от сумм платежей», — говорили в МВД.

Проверки Банка России и Росфинмониторинга показали, что в 2011 году с признаками отмывания за рубеж выведено около 1 трлн рублей. Десятки миллиардов рублей оседают «на таких экзотических рынках перестрахования, как Тунис, Сент-Люсия, Сент-Китс», сетовал Зубков. При этом основные объемы незаконных финансовых операций происходят в налоговой и таможенной сфере, на финансовом рынке, особенно в банковской сфере. А наиболее уязвимыми для теневого оборота, по словам Зубкова, оказываются бюджетные расходы, имущественные и финансовые активы компаний, в том числе компаний с госучастием, сфера ЖКХ, ТЭК, оборонные и строительные комплексы.

megafon-m.gazeta.ru

Владельцы и топ-менеджеры Мастер-банка угодили в новое дело

Фигурантами нового уголовного дела против Мастер-банка о преднамеренном банкротстве могут стать его бывшие владельцы и топ-менеджеры, в том числе председатель правления Борис Булочник, топ-менеджер Евгений Рогачев и совладельцы банка Кирилл Гудзинский и Геннадий Белячков. Следователи МВД подозревают их в том, что с августа 2012 по август 2013 года они выдавали заведомо невозвратные кредиты, которые оформляли на персонал банка и случайных людей, а также фирмы-однодневки. По версии следствия, так они вывели из банка 17 млрд рублей, что закончилось для него крахом. Большинство руководителей и владельцев Мастер-банка подались в бега, поэтому остаются недоступными для следствия.

Новое уголовное дело возбуждено следователями полиции УВД Центрального округа Москвы две недели назад по ст. 196 УК («Преднамеренное банкротство»).

— Установлено, что подозреваемые в течение года — с августа 2012 по август 2013-го — выдавали заведомо невозвратные кредиты, которые оформляли на физических и юридических лиц. В ходе расследования установлено более 200 таких коммерческих организаций и 170 физических лиц. Общая сумма выданных кредитов составляет 17 млрд рублей, — сообщила «Известиям» официальный представитель МВД Елена Алексеева.

Еще в августе 2013 года Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России получило заявление о наличии в действиях руководства банка признаков преступления по ст. 160 УК («Присвоение или растрата») и ст. 196 УК («Преднамеренное банкротство»).

По данным Агентства по страхованию вкладов (АСВ), из банка, в том числе под видом выдачи кредитов гражданам и компаниям, было выведено более 10 млрд рублей. Якобы кредиты по поручению тогдашнего председателя правления Бориса Булочника оформлялись на мелких служащих и обслуживающий персонал. Сами займы объясняли в документах техническими нуждами банка. Вначале банк сам обслуживал эти кредиты, но затем перестал это делать и долги повисли на людях, на которых они и оформлялись.

В первую очередь к новому уголовному делу будут «примерять» 13 фигурантов уголовного дела о незаконной банковской деятельности, возбужденного еще в 2012 году. Среди них есть бывшие совладельцы Мастер-банка — председатель правления Борис Булочник и его супруга, которые контролировали около 85% акций Мастер-банка, Кирилл Гудзинский (8,36%) и Геннадий Белячков (5,22%), а также бывший топ-менеджер банка Евгений Рогачев, сотрудники ЗАО «Золостбанк» и Мастер-банка. В марте 2012 года оперативники МВД провели 29 обысков по местам работы и жительства фигурантов, в том числе в помещениях Мастер-банка, Золостбанка, АКБ «Стратегия».

Сейчас расследование первого уголовного дела об обналичивании 2 млрд рублей завершено. Среди обвиняемых — бывший вице-президент Мастер-банка Евгений Рогачев, два ведущих экс-специалиста управления по работе с крупным бизнесом этой финансовой структуры Сергей Кормщиков и Игорь Бабич, а также бывший заместитель председателя правления Золостбанка Александр Крюков и экс-начальник отдела межбанковского кредитования того же банка Альбина Плотникова. Четверо фигурантов, включая Рогачева, уже дали признательные показания. В ближайшее время им предъявят обвинение в окончательной редакции, после чего они начнут знакомиться с материалами дела. Рогачев находится под домашним арестом.  

Что касается Бориса Булочника, которого Агентство по страхованию вкладов (АСВ) и МВД заподозрили в хищениях и преднамеренном банкротства банка, то процессуальное решение по нему до сих пор не принято. Сам он скрывается за границей. 

Лицензию у Мастер-банка отозвали в ноябре 2013 года. Тогда Центробанк направил в банк предписание, в котором требовал пополнить резервы для полноценной работы. Однако этого не произошло, и 20 ноября 2013 года ЦБ лишил Мастер-банк лицензии. Как пояснила решение регулятора председатель Центробанка Эльвира Набиуллина, отрицательный капитал у банка достиг 2 млрд рублей. Впрочем, основной причиной отзыва лицензии стало то, что банк был вовлечен в сомнительные операции.

На следующий день оперативники МВД и ФСБ навестили с обысками центральный офис Мастер-банка в Москве. МВД тогда сообщило, что руководители некоторых банков и организаций, используя фирмы-однодневки, по поддельным электронным поручениям переводили деньги на счета коммерческих банков, затем перебрасывали на счета других организаций и обналичивали. 

В Мастер-банке до сих пор продолжаются выплаты пострадавшим вкладчикам — с ними расплачивается АСВ.  

iz.ru


Смотрите также