Евгений борисович коган биография


Евгений Коган: Закончится как в 90-е: десятки миллионов людей останутся без куска хлеба

?

Финансовый парфюмер, там где запах денег... perfume007 2019-01-12 23:56:00 Categories: Профессор ВШЭ о том, что будет с экономикой России, зачем ЦБ скупает золото и стоит ли открывать счет в зарубежном банке. «Нужно немедленно прекратить экономику, при которой все, что связано с государством и окологосударственными людьми, пожирает все остальное», — считает президент инвестгруппы «Московские партнеры», профессор Высшей школы экономики Евгений Коган. В интервью он рассказал, что в 2019 году будет с бюджетом России, рублем, ценами на топливо, а также во что стоит вкладывать свои сбережения гражданам.— Евгений Борисович, начнем с глобального. Как следует из доклада всемирного золотого совета (WGC), спрос на золото в мире в третьем квартале 2018 года рос рекордными темпами и составил 964,3 тонны. Спрос со стороны мировых Центробанков вырос на 22 процента, а Китай — крупнейший покупатель золота — увеличил закупки на 25 процентов. Банк России купил 92,2 тонны, что стало крупнейшей для РФ ежеквартальной нетто-покупкой, уровень золотого запаса в резервах российского ЦБ впервые превысил 2 тысячи тонн. Мир к чему-то готовится? К очередному кризису и некоему переходу на золотой стандарт?

— На мой взгляд, эти покупки, особенно со стороны российского Центробанка, немного о другом. Напряженность в мире растет бешеными темпами и то, что сегодня происходит, очень тревожно. Да, сегодня мы наблюдаем жесткую конфронтацию. Но, на мой взгляд, она закончится ничем. Все продемонстрируют свои бицепсы — этим и ограничится. Но факт остается фактом: напряжение растет. А когда все напряжены, то покупают защитные инструменты.

Причина вторая, на мой взгляд, даже более значима — это определенная дедолларизация. О чем идет речь? Наш Центробанк и наш минфин традиционно держали активы в американских долларах и американских «трежерис» (как наиболее ликвидном и наиболее доходном инструменте, по крайней мере, на такие объемы). В общем, когда хотели откладывать деньги, покупали американские долговые обязательства. Но покупка «трежерис» может осуществляться через американские или европейские институты. То есть российский банк, имея корреспондентский счет на каком-нибудь JPMorgan Chase, дает приказ купить золотые ETF или непосредственно золото. Сегодня существует реальная угроза введения новых санкционных пакетов, которые нас могут отрезать от чего-либо, закрыть корсчета. Или, пусть не сегодня и не завтра (но кто может знать, как развернутся события в дальнейшем?) в случае ужесточения конфронтации возьмут и заморозят счета. Было очевидно решено, что наш Центробанк и наш минфин будут уменьшать свои вложения в US Treasuries и во все, что хоть как-то связано с долларом. Мы уменьшаем рычаги воздействия на нас. А что мы можем для этого сделать? Сбросить американский долг и держать деньги в чем-то другом. Вопрос: в чем?Сегодня в мире не так много инструментов, куда можно вложить десятки и сотни миллиардов долларов и потом, если потребуется, оперативно их продать. Облигации в евро? Они дают нулевую, едва ли не отрицательную, доходность. Облигации в иенах? Такой же эффект, да и ликвидность ниже. Что остается? Покупать золото. Я это оцениваю как акт безысходности, если хотите.— С нами понятно. А остальные почему так активизировали покупки золота?— Это касается не только России. Есть Иран с аналогичными проблемами. Иран продает нефть, его Центробанк получает золотовалютные резервы, и по-хорошему страна тоже не хочет зависеть от Америки. Кто еще? Китайцы. КНР — это колоссальный бизнес, колоссальная экономика, которая имеет золотовалютных резервов на 4 триллиона долларов! Дальше увеличивать резервы, используя американские инструменты, — значит увеличивать свою зависимость от Америки.С китайцами и их резервами вообще анекдот. Если я вам должен тысячу рублей — это мои проблемы, если я вам должен миллиард рублей — это ваши проблемы. Сегодня Америка должна Китаю настолько много, что это уже проблема не США, а Китая. Китайцы люди мудрые и понимают, что в такой ситуации увеличивать свою зависимость от Америки уже не стоит, тем более на фоне развязанных США торговых и таможенных войн. Янки доигрались. Всю жизнь эта страна зарабатывала статус самого надежного убежища, самой надежной спасительной гавани мира. И всегда, когда в мире начинались какие-то серьезные потрясения, деньги шли в американские «трежерис» и другие обязательства. Сегодня благодаря действиям самой Америки вера эта в значительной мере поколебалась. Да, США — самая сильная страна в мире, и поэтому они решили больше не скромничать, а действовать напрямую с позиции силы, диктовать. Естественно, Центробанки — а значит, государства — задумались над тем, как понизить свою зависимость от американцев, которые становятся непредсказуемыми. Сегодня говорят одно, завтра другое, послезавтра — третье, политику превращают в клоунаду по праву сильного. Ни одному суверенному государству, будь оно лилипутским или огромным, не нравится, когда ему диктуют. Вот и ответ. Поэтому, по моему мнению, закупки золота в мире так возросли. Потому что крупным деньгам, государственным резервам, некуда больше деваться.

СИТУАЦИЯ С ИРАНОМ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К ХОРОШЕЙ МИРОВОЙ ЗАВАРУШКЕ

— Такая политика США не приведет к объединению стран, недовольных усиливающимся диктатом сильного? К попытке найти какой-то новый финансово-экономический консенсус, демонтировать Бреттон-Вудскую систему?— Теоретически может произойти все что угодно. Практически — нет.— То есть такой тенденции нет?— Тенденция, несомненно, есть. Все государства сегодня задумались над тем, как понизить свою зависимость от доллара. Но как это сделать? Если мир хочет отойти от доллара, нужно вначале создать, подготовить, выпустить огромное количество инвестиционных инструментов, которые были бы номинированы в каких-то других твердых, надежных валютах и давали бы, во-первых, высокую ликвидность, во-вторых — высокую надежность, а в-третьих — какую-то понятную, вменяемую доходность.Есть множество инструментов в евро. Но они либо низколиквидные, либо низкодоходные. Вот и ответ. Сегодня даже десятилетние «трежеры» дают 3,2 процента. А «корпораты» американские — хорошие, десятилетние — могут вам дать и 4 процента годовых. А если это будут чуть-чуть менее надежные бумаги, то уже и 5–6 процентов годовых. Более того, можем найти 5-процентные хорошие «корпораты» и пятилетние, в долларах, не обязательно американских корпораций. «Куды крестьянину податься?» — все равно в доллар придет. Сегодня доллару как функции накопления богатства альтернативы нет, к сожалению. Именно поэтому сегодня многие задумываются над тем, как рассчитываться в других валютах.— В криптовалютах? Власти Центробанков, и прежде всего ФРС, над ними пока нет.— Да, именно поэтому сегодня начинают расцветать такие инструменты, как криптовалюты. Американские банки контролируют все долларовые транзакции. Постоянно тормозят, морозят деньги, задают идиотские вопросы и прочее, прочее, прочее. В евро рассчитываться немного проще, но тоже нелегко. Все острее становится вопрос: что делать, какие искать альтернативы для работы? Одна из альтернатив — это криптовалюты. Это ответ на зарегулированность и диктат Центробанков. Будут и другие ответы.«Иран может предпринять самые разные адекватные и неадекватные действия для того, чтобы обозначить свою позицию, что они очень недовольны происходящим»«Иран может предпринять самые разные адекватные и неадекватные действия для того, чтобы обозначить свою позицию, что они очень недовольны происходящим»Фото: kremlin.ru— В своем микроблоге вы пишете: «Санкции против Ирана введены, и очень жесткие. Иран сказал, что кладет на эти санкции. Европейцы частично поддерживают Иран… Как бы до хорошей встряски не доинтриговали ребята». Что вы подразумеваете под «хорошей встряской»? Нас это как-то коснется?— Вся ситуация, связанная с Ираном, в конечном счете может привести к хорошей мировой заварушке и вооруженным конфликтам. Давайте я объясню свою позицию. Европейцы по уши залезли в Иран. После того, как сняли санкции, многие западные корпорации, особенно немецкие, зашли в эту страну — и в сферу добычи нефти, и в сферу ее переработки, и во многие другие сегменты. Иранский рынок не такой уж и маленький, и страна, в общем-то, интересная. Теперь вдруг американцы меняют правила игры. Понятно, что европейский, и особенно немецкий, большой бизнес недоволен. Понятно, что этот бизнес обращается к своим политикам и говорит: «Ребята, что-то делайте, наведите порядок, так же нельзя». Правила игры должны быть понятными. Особенно для немцев, у которых все должно быть по полочкам, это очень важный момент. Я, может быть, сам, как израильтянин, в чем-то понимаю и одобряю действия Трампа, но и немцев прекрасно понимаю, которым эта вся свистопляска как кость в горле. И европейские политики пытаются в меру сил и возможностей давить на американцев: мол, ребята, вы перестарались. А с другой стороны, готовить план «Б», если договориться не удастся, как вывести свой бизнес из-под удара, убытков и ухода с перспективных иранских рынков.Тема номер два — собственно сам Иран. Он находится в ситуации, когда его очень жестко начинают давить, и усилия в этом направлении всё возрастают. По сути, его загоняют в угол. Иран начинает, с одной стороны, апеллировать к европейцам, с которыми они начали работать, торговать и так далее: дескать, мы бы все контракты и обязательства выполнили, но видите, что происходит, договаривайтесь с американцами. С другой, иранцы устами своих духовных лидеров говорят американцам: «Такие методы давления и шантажа не пройдут». Понятно, что Иран ничего существенного не может сделать Америке. Теоретически, не дай бог, конечно, могут быть какие-то теракты, но глобально ничего. Там же находится ближайший союзник США — Израиль. Израиль и Саудовская Аравия — это два «нежнейших друга» Ирана. В свое время, когда Саддам Хусейн хотел разрушить антииракскую коалицию, он бил по Израилю. Казалось бы, причем здесь Израиль? А все очень просто. Арабские страны, которые были в коалиции, сказали, что, если только Израиль нанесет удар по Ираку и вступит в войну, они тут же ее покинут, коалиции не будет — и лавочка закроется. Таким образом они шантажировали Америку, а американцы после каждого такого удара умоляли израильтян не отвечать и не влезать. Это было в 1990–1991 годах.Что может сделать Иран сегодня? Иран, будучи загнанным в угол, может начать как-то отвечать. А отвечать он будет несимметрично. Наехать напрямую на Америку он не может, поэтому он будет наезжать на ее союзников — на Израиль или Саудовскую Аравию. И нечто в этом роде мы уже видим. В первой половине ноября в буквальном смысле ракетный дождь обрушился на Израиль. А кто финансировал эти ракеты? На чьи деньги существуют ХАМАС и «Хезболла»? Это деньги Ирана. Сегодня иранцы не могут, например, подорвать какой-нибудь американский эсминец в Персидском заливе — это прямая конфронтация. Но дать денег «Хезболле» или еще кому-то и устроить обострение в Израиле — запросто. А это вооруженные конфликты, это обострение всей ситуации в мире. Поэтому, когда я говорю, что ребята могут доиграться, я именно это имею в виду.— Иранцы уже грозятся перекрыть Ормузский пролив, который является единственным выходом в мировой океан для Саудовской Аравии, Катара, Кувейта и Бахрейна. Еще минувшим летом иранские военные заявляли, что пролив может быть закрыт, если США восстановят санкции против Ирана и введут запрет на продажу иранской нефти. Могут?— Могут. Иран может предпринять самые разные адекватные и неадекватные действия для того, чтобы обозначить свою позицию, что они очень недовольны происходящим. Да, они могут вызвать нефтяной кризис. Скорее всего, если ситуация с загоном Ирана в угол будет прогрессировать, что-то подобное действительно будет происходить. Когда иранская экономика начнет задыхаться и иранские аятоллы поймут, что денег в бюджете нет, они начнут как-то заметно и весомо реагировать. А куда им деваться?

ЗАКОНЧИТСЯ КАК В 90-Е: ДЕСЯТКИ МИЛЛИОНОВ РАБОТНИКОВ И ЧЛЕНОВ ИХ СЕМЕЙ ОСТАНУТСЯ БЕЗ КУСКА ХЛЕБА

— Вернемся к России, где экономический рост затухает. Внешний фон — санкции, ситуация на нефтяном рынке и так далее — ухудшается. Внутри также все безрадостно: доходы населения значительно отстают от инфляции, эффект от высоких цен на нефть и хорошего урожая сельхозкультур себя исчерпали. Частное потребление и внутренние инвестиции стагнируют. Что делать?— Здесь вопрос нужно разделить на две части: что делать государству и «куды крестьянину податься?». Отвечаю на первый. Единственное спасение в данной ситуации — кардинальные реформы, которые необходимы нашей стране. Мы сегодня находимся в относительно неплохой макроэкономической ситуации. Российская нефть стоит дорого, легко и хорошо продается. Большие доходы бюджета. С другой стороны, несправедливая система распределения, в которой все достается одним, а другим — рожки да ножки.Есть другая экономика падающего спроса, людей, которые уезжают от безысходности, и тому подобное.Что делать? Мое мнение — немедленные реформы. Реформы, связанные с децентрализацией, с приватизацией, с повышением роли частного сектора, с гарантиями собственности, со стимулами для мелкого и среднего бизнеса.Я считаю, что помимо реформ, о которых сказано выше, нужно немедленно прекратить экономику, при которой все, что связано с государством, окологосударством, окологосударственными людьми, пожирает все остальное. Прекратить убийство банков. Финансировать проекты, связанные не с госструктурами. Если инфраструктурные проекты, то их нужно прежде всего давать малому и среднему бизнесу. Что у нас сегодня происходит? У нас сегодня практически все работают на государство. С кем ни поговоришь — единственный, кто зарабатывает, это те, кто получает какие-то госзаказы. На чем сегодня живут банки? Они живут во многом за счет того, что выдают гарантии по этим госзаказам. Буквально вчера говорил со своим другом-банкиром, и он говорит: «Единственное, на чем выживаем и, более того, зарабатываем — это госгарантии. То есть под госзаказы, даем госгарантии». А закончится это все так, как уже было: в тот момент, когда нефть подешевеет (а это неизбежно случится, и у государства станет меньше денег), неминуемо прекратится дождь госзаказов, госгарантий и прочих источников извлечения прибыли из игр с государством. И тогда опять, как в 90-е, десятки миллионов работников и членов их семей останутся без куска хлеба. Доходы бюджета могут сократиться драматически, и при этом мы все зажали, что людям-то делать? Если в жуткие 90-е, когда был первый шоковый кризис, связанный с обвалом государственного сектора, люди как-то крутились — разрешенными методами, неразрешенными, просто потому, что механизмов не было, и государство смотрело на это все, скажем так, сквозь пальцы. Сегодня же все ограничено, зажато, зарегулировано, и как в этой ситуации люди будут выживать? Можем доиграться до чего-то очень неприятного. Зачем нам это? Поэтому, еще раз говорю, пока не поздно, пока нефть дорогая, пока есть какой-то запас прочности, нужны госгарантии малому и среднему бизнесу, расширение возможностей для его развития, децентрализация, новая волна приватизации.Нужно в широком смысле вспомнить словосочетание «фондовый рынок». Нормальный россиянин 20 лет что делал? Создавал производство, завод, вкладывал в него, привлекал финансирование, потом продавал свои акции на бирже, повышал стоимость своего актива, чтобы его завод стоил, скажем, сто миллионов долларов. Люди работали на капитализацию. Капитализация, как во всем мире, была мерилом всего. Мерилом эффективности. Как Apple Incorporated работает на капитализацию, Amazon, Google, — это все классные предприятия, работающие на свою капитализацию. И мы так работали, пока не случился госкапитализм, при котором слово «капитализация» стало ругательным, а инвестбанкир приравнивался к жулику. Хотя кто такой инвестбанкир? Это тот, кто помогает провести IPO, привлекает деньги в бизнес, помогает людям развиваться. Святой человек, его надо на руках носить.Нужны серьезнейшие реформы, нужны как воздух, но у меня есть ощущение, что власть этого не понимает. Макроэкономически по цифрам вроде бы все неплохо. Но эта ситуация обманчивая. Осталось очень немного времени. И если сегодня не задуматься обо всем, что я сказал, завтра может быть поздно.

РУБЛЬ В ЭТОМ ГОДУ МОЖЕТ УЛЕТЕТЬ И ЗА 70. НО В ЭТОМ БУДЕТ МАЛО ЭКОНОМИКИ И БОЛЬШЕ ПОЛИТИКИ

— Различные исследования фиксируют падение доверия к отечественным кредитным организациям, в том числе госбанкам. Граждане также не понимают, что будет с долларом в свете слухов о дедолларизации и девалютизации…— Это к вопросу «куды крестьянину податься?» Отвечу. Для начала ему нужно разобраться, чего он хочет. Если человек хочет сберечь свои деньги, у него есть два варианта. Вариант первый — рублевые инвестиции под хорошие проценты. Сегодня благодаря санкциям, при низкой инфляции, мы имеем рублевую доходность по огромному количеству рублевых инструментов где-то в районе 9–10 процентов. Госбумаги дают 8,5–9%. Хорошие, очень надежные «корпораты» дают до 10 процентов. Следовательно, вполне нормально сберегать свои деньги, просто вкладывая в госбумаги. Не надо для этого верить банкам. Ты можешь зайти в любую брокерскую компанию, в любой банк, хоть в Урюпинске, хоть в Ханты-Мансийске, хоть в Москве; и даже если этот банк упадет, но, если ты держишь свои деньги в активах, и прежде всего в госбумагах, на официально задекларированном счету, ничего с тобой не будет — потому, что ты используешь брокерскую компанию или банк просто как депозитарий. Были сотни случаев, когда «падали» те или иные финансовые институты или у них были какие-то проблемы, но человек мог спокойно взять свои активы и перевести их куда угодно. И здесь неважна сумма — миллион, два, десять или сто. Просто не надо держать депозит в банке. Держите в активах, которые для вас будут понятными и надежными.Вариант второй. Если вы не доверяете стране, то сообщаю, что любой россиянин имеет право совершенно законно открыть счет на Западе в хорошем, надежном банке или в брокерской конторе и создавать там свой нормальный портфель инвестиций. Из-за того, что в Америке выросла процентная ставка, в мире усилились волатильность, нестабильность и большое количество инструментов упали в цене, то можно найти очень хорошую доходность по целому ряду вложений. Сегодня в долларе, например, если совсем без риска можно иметь где-то процента четыре, а с минимальным риском, то процентов где-то 6–8. Это все законно, и любой человек у нас имеет на это право. Просто нужно декларировать эти счета, ну и, к сожалению, платить налог с курсовых разниц. Это многих раздражает, и человек может даже потерять в долларах, но ему придется заплатить налог, потому что доллар вырос. И никто ничего не вернет, если доллар упадет.— А что будет с курсом доллара к рублю?— Я не устаю говорить, что сегодня мы имеем курс в диапазоне 66–69 рублей за доллар только потому, что ждем нового витка санкций. Санкции рождали и рождают большие проблемы. Даже падение цен на нефть сегодня не так драматично для российского бюджета. В него давно зашита цифра 40 долларов за баррель. По большому счету у нас начнутся проблемы, если нефть упадет ниже сорока. Даже незначительная просадка нефтяных цен не делает бюджет дефицитным. Идем дальше. Мы имеем профицитный бюджет, большие золотовалютные резервы, низкие долги, положительное сальдо платежного и торгового баланса. Мораль: вся эта макроэкономическая благодать не может не влиять на рубль. Собственно говоря, если бы не ожидание этих жутких санкций, не продажа нерезидентами наших долгов, не отток капитала и тому подобных следствий внешних воздействий, мы с вами сегодня спокойно могли бы иметь курс в районе 62, может быть, 58 рублей за доллар. То, что мы видели зимой. А нефть тогда была дешевле, чем сейчас. Поскольку конгресс США объявил, что они откладывают решение вопроса о новом пакете санкций до начала 2019 года, рубль пока стабилизировался. И может даже несколько укрепиться. Чуть-чуть дамоклов меч снизил или отсрочил свою угрозу, и мы наблюдаем положительную динамику российской валюты даже на фоне некоторого снижения нефтяных цен. Конечно, возможна всякая шизофрения, и я не исключаю, что рубль еще в этом году может улететь и за 70. Но в этом будет мало экономики и больше политики.

ЗАНИМАТЬСЯ БИЗНЕСОМ В РОССИИ — ЭТО СИЗИФОВ ТРУД

— Вы уже несколько раз упоминали российскую бюджетную политику, поговорим о ее странностях. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) сохранил прогноз по росту ВВП России в 2018–2019 годах на уровне 1,5 процента. Столь скромный рост будет обусловлен в том числе растущим объемом устаревших мощностей промышленности, уровень которой отстает от передовых стран минимум на 20–30 лет. А профицит федерального бюджета в 2018 году должен был увеличиться более чем в четыре раза по сравнению с показателями действующей редакции бюджета, он составит 2,14 триллиона рублей. При этом доля расходов к объему ВВП снизится на 0,3 процентных пункта. Почему мы не стремимся вложить эти деньги в обновление основных фондов?— Проблема заключается в том, что, разумеется, вложения в обновление основных фондов — это невероятно важно. Каким образом простимулировать бизнес, чтобы он занялся именно этими вложениями, по сути своей, инвестициями — это важнейшая задача. Я, например, не представляю, как сегодня убедить бизнесмена, чтобы он не откладывал деньги в кубышку, а именно инвестировал в модернизацию производства. Дело в том, что риски для нормального бизнесмена крайне высоки. Это, кроме обычных рисков любого бизнеса — конъюнктура, правильные решения, кредитные риски и прочее — еще и традиционные риски ведения бизнеса именно в нашей стране. Задача не из легких. Основная проблема — улучшение бизнес-климата.Что касается «соления профицита в кубышке». Ответом на этот вопрос, как мне кажется, выступают достаточно грандиозные инфраструктурные проекты, которые затеваются в нашей стране. Я всецело за строительство и реконструкцию дорог, потому что они нужны, построение скоростных железнодорожных путей, за новые мосты и вообще за любые вложения в инфраструктуру. Один только нюанс. Мне кажется, что самые лучше вложения — это такие, которые будут стимулировать бизнес самостоятельно вкладывать во все это. Что, к примеру, мешает часть этих средств направить в налоговые стимулы МСБ, в гранты ученым, в субсидии по новым технологиям, в построение новой инновационной среды вокруг бизнеса? Ведь есть же шикарные мировые примеры. Возьмем такую маленькую страну, как Израиль. Начало 90-х годов, всего 25 лет назад, — это сельскохозяйственная, относительно неразвитая страна. За каких-то 25 лет там была выстроена инфраструктура инновационных инвестиций, был приток очень квалифицированных кадров. Сегодня основная статья доходов Израиля — это доходы от продажи технологий, хай-тек и так далее. На мой взгляд, вложение в инфраструктуру инноваций — это гораздо более эффективно окупающийся проект, чем вложения просто в инфраструктурные проекты, хотя они тоже нужны.И еще важный момент — это вложения, которые в итоге будут понижать риски ведения бизнеса в нашей стране. Понизим риски — капитал сам придет. А пока количество средних и малых бизнесов в нашей стране, к сожалению, неуклонно сокращается. И это огромная беда.— Да, число малых и средних предприятий в России неумолимо сокращается. За последние два года их количество уменьшилось почти на 100 тысяч (примерно 30 процентов). Эта тенденция продолжится в 2019 году?— То, что количество малых и средних бизнесов в России сокращается, меня совершенно не удивляет. Сегодня любой предприниматель — это герой. Это человек, который борется с ветряными мельницами. И все больше и больше людей сегодня для себя решают: хватит. Мы все живые люди. Есть нервы, есть эмоции. Люди не в состоянии выдерживать это пресс, который идет и от государства, и от регуляторов, постоянное изменение правил игры, поборы. В 90-е годы мы все имели возможность как-то минимизировать свои издержки за счет того, что все что-то придумывали, а сегодня все зажато и зарегулировано. Везде бизнес, ориентированный на эффективную прибыль, зачастую получает эффективный убыток. Люди выходят из бизнеса и либо идут на службу государству, становясь на сто процентов зависимыми от него, либо уезжают. Посмотрите, какая у нас массовая эмиграция.Сегодня заниматься бизнесом в России — это сизифов труд. Человек работает, что-то наживает, потом в одночасье раз — и все потерял. Причем не по своей вине. Начал работать, скажем, с каким-то средним банком, потому, что крупному банку он не интересен, а у этого банка вдруг отозвали лицензию. И все! Частным лицам что-то компенсируют, бизнесу — ничего. Это же ужас. Отчетности все больше и она все запутаннее. Контролеров масса. Бизнес помещает свои кафе и рестораны на какой-то оживленной улице, потом государство делает так, что на этой улице нельзя парковаться, поток уходит, и люди, вложившиеся в заведения, теряют всё. Предприниматели от всего этого становятся просто больными и предпочитают лучше избавиться от бизнеса, чем продолжать им заниматься в таких условиях.— Наконец, взрывоопасной темой остается цена на топливо. Бензиновое равновесие в виде джентльменских договоренностей правительства и нефтяников — как вы его оцениваете? Что будет с ценами на бензин в этом году?— Я не жду какого-то безумного роста цен. Скорее всего, цены будут либо на нынешнем уровне, либо чуть-чуть выше. Я не ожидаю каких-то бурных ценовых потрясений. Все плохое уже, в общем-то, случилось. Инфляционная спираль, конечно, постепенно будет раскручиваться, но значительного ее роста ждать не стоит по одной простой причине — из-за отсутствия у населения большого количества денег.Что касается всех этих ребят, которые связаны с бензином, то они уже создали себе хорошую базу, потому, что если ты понимаешь, что у тебя что-то может быть заморожено, то это единственный путь минимизировать риски. Дальше эти цены можно и подержать. Они уже провели определенную переоценку.

Коган Евгений Борисович — президент инвестиционной группы «Московские партнеры», профессор Высшей школы экономики.Родился в 1965 году.В 1987 году окончил Московский финансовый институт по специальности «бухгалтерский учет и анализ финансово-хозяйственной деятельности предприятий».Затем получил дополнительное образование по специализации «советник по инвестициям» и «производные финансовые инструменты» в Университете Бар Илан (Израиль) и в Государственном университете Тель-Авива (Израиль).С 1990 по 1996 год — старший советник по инвестициям в Union Bank of Israel.В 1997–1998 годах — начальник отдела инвестиционного консультирования компании «Према».С 1998 по 2003 год являлся топ-менеджером инвестиционной компании «ЦентрИнвест».С 2003 года — управляющий директор компании «Антанта Капитал», а с 2006-го возглавил компанию, став генеральным директором.В 2009 году стал партнером УК «Третий Рим».С 2011 года является президентом инвестиционной компании «Московские партнеры».

Кандидат экономических наук. Имеет множество профессиональных наград, среди которых — «Персона года – 2007» в номинации «финансист года», «Гуру фондового рынка» и многие другие.

Источник

Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

Tags: Россия, анализ, аналитика, будущее, будущее россии, крах, курс рубля, перестройка 2.0, прогноз, экономика
  • Сегодня у нас опять история хостела, но на этот раз убыточного бизнеса. Текст и автора в студию. Меня зовут Игорь Гребенюк. В 2017 году я открыл в…

  • Многие собственники просторного жилья знают, как сложно порой найти арендатора на весь этот роскошный метраж. Что если превратить вместительную…

  • Партнерство Сбербанка, Mail.Ru и «Ростеха» может изменить жизнь каждого россиянина. Сбербанк подтвердил намерение купить у Газпромбанка…

  • Спасибо monstrt-amadey за интересный материал. Все вокруг думают, что недвижимость – консервативный инструмент с низкой доходностью. Надежно,…

  • Курьер «Яндекс-еды» рассказала, кто идет работать в службу доставки, насколько может вырасти доход, если у тебя есть велосипед или…

  • Закон о суверенном рунете частично вступает в силу уже на следующей неделе — 1 ноября 2019 года. Сам текст закона — лишь рамочный,…

  • Уже за несколько лет до падения империи в 1453 году, практически у каждого здравомыслящего человека в те времена были опасения за ее судьбу.…

  • Основатель компаний Tesla и SpaceX Илон Маск вышел на видеосвязь с российскими предпринимателями на бизнес-форуме «Дело за малым»,…

perfume007.livejournal.com

Евгений Коган биография и карьера в Уралсиб, последние новости и фото.

Президент, председатель наблюдательного совета Уралсиб

    27 Июля 1988 Возраст : 31 год

Коган Евгений Владимирович родился 27 июля 1988 года в Ленинграде. 

Образование

В 2009-м окончил Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «менеджмент». В 2011-м завершил обучение в Высшей школе экономики.

Трудовая деятельность

В 2007-м устроился экономистом в ЗАО «БФА-Девелопмент», проработал в компании до 2011 года. Затем работал главным специалистом — экспертом в Федеральном агентстве специального строительства (Спецстрой России). С 2012 по 2014 год был начальником управления внутреннего контроля в «БФА-Девелопменте». Следом около года занимал должность вице-президента по работе с крупными клиентами в ПАО «Банк БФА». С 2016 года руководил бизнес-единицы «Управление качеством активов», советник председателя правления ПАО «Банк Уралсиб». В августе 2016-го был включен в состав правления банка. Входит в наблюдательный совет «Уралсиба», советы директоров Банка БФА, УК «Уралсиб», банка «Национальная факторинговая компания» и организации «Башкирский регистр социальных карт». 28 июня 2019 года избран председателем наблюдательного совета и назначен президентом ПАО «Банк Уралсиб».

finparty.ru

Финансист Евгений Коган — о том, как заработал капитал, скупая акции заводов

Помню, когда покупали акции Владимирского тракторного завода, приехал ко мне один деятель. Говорит, ты зачем акции купил, ну, твои пацаны купили? Спрашиваю, у вас? Не у меня лично, но, говорит, эти акции я для себя готовил, вы их в моём районе купили. Он искренне считал, что всё, что находится на расстоянии километра от его дома, по определению его.

Вся скупка велась законно, так работала модель приватизации. Аттракцион не для слабонервных: вооружённые мешками денег — торговля-то велась за наличные — брокеры окучивали всех, кого было можно, чтобы купить разные пакеты, от миллионов рублей до нескольких тысяч. Каждая акция стояла на учёте, так что не брезговали и копеечными пакетами.

Местные дельцы в регионах, мы называли их «жучками», прослышав о скупке, пытались захватить акции вперёд московских и любых пришлых скупщиков. Эти ребята, бывало, получали миллионы рублей за пару месяцев. Потом они нам, брокерам, сами пытались всё это сбыть. Помню, сидим и думаем: как заставить местных поскорее продать нам акции? Делали вид, что прекращаем скупку и уезжали, тогда они начинали нервничать. А мы ещё и пытались немного продать, так что ребята совсем не расслаблялись.

Иногда скупки напоминали игру в кошки-мышки. Терпение требовалось дьявольское. Приходилось одного клиента окучивать неделями. Скупка велась для разных противоборствующих сторон, каждая из которых пыталась собрать контрольный пакет того или иного завода. Методы применялись самые разные вплоть до науськивания на конкурентов милиции, местных братков и так далее. Конечно, тогда можно было не только заработать, но и голову потерять. Но ничего, я разобрался в новых российских реалиях и не падал в обморок от слова «нал».

Справка об авторе

С 1990 года Евгений Коган — старший советник по инвестициям в Union Bank of Israel. С 1998 года — директор торгового управления компании «Центринвест». В мае 2003 года основал с партнёрами инвесткомпанию «Антанта Капитал». В 2009 году стал партнёром УК «Третий Рим». С 2011 года — президент инвестгруппы «Московские партнёры».

Читайте все тексты специального проекта «25 лет бизнеса в России»

Фотография на обложке: Александра Карелина / «Секрет Фирмы»

secretmag.ru

10 правил торговли от гуру: Евгений Коган, «Московские партнеры»

1. Прежде чем начать заниматься этим хулиганским бизнесом, ответьте себе на главный вопрос: «А оно тебе надо?» Ибо, как говорят великие, пИсать и писАть надо тогда, когда ты без этого уже не можешь. Ответьте честно. И только тогда собирайтесь в дорогу.

2. Поскольку этот бизнес (а для многих это всего лишь времяпрепровождение) требует лошадиного здоровья, постарайтесь и этот вопрос для себя по-честному закрыть. Чего уж греха таить, трейдинг — занятие не вполне полезное для здоровья. Так что неврастеники, параноидальные холерики, сердечники, гипертоники, а также страдающие комплексом неполноценности или излишней полноценности в данном деле не приветствуются.

3. Азарт и невежество — ваши главные враги. Со вторым иногда можно пробовать бороться. Но первое — это катастрофа. Намотайте себе на ус: азарт в этом деле — быстрый путь на кладбище забитых тяжелой судьбой инвесторов. Только холодный разум. Только спокойствие. Только здоровый цинизм.

4. Помните: рынок — это безумная мечущаяся толпа. Настоящий сумасшедший дом. С одной стороны. С другой — некий коллективный, и, как это ни странно, вполне конкретный, очень логичный разум. И он всегда умнее нас. Осознайте этот факт и примите. Пока мы упорствуем, настаиваем на своей правоте, рынок нас «делает». А мы остаемся самыми правыми и самыми умными. Но без денег.

5. Самоирония. Это весьма важная штучка, которая очень может помочь в вашем бизнесе. Самоирония и чувство юмора вообще. Почему? Да все просто. После трех-четырех удачных сделок наше эго начинает вдруг раздуваться до неприличия. А если таковых сделок семь-десять, тут уж мы просто короли мира. Тогда-то и происходит катастрофа: ставки удваиваются, нам море по колену, и все очень быстро теряется. И прибыль, и вообще капитал. А требовалось всего ничего — просто критично относиться к себе и своим достижениям.

6. Умейте сказать себе «стоп». Это невероятно сложное умение, на грани невозможности. Сродни умению вовремя остановиться. Если честно, кто из нас умеет вовремя остановиться? Представьте: ты что-то заработал, снова сделал ставку. И СНОВА заработал. Остановись! Подумай. Может, стоит не торопиться снова входить в позицию? Может, стоит перевести дух и подумать о чем угодно? Но только не о рынке. Удачу так легко спугнуть.

7. Что важнее — нефть (и ее движения)? Наши шизофренические идеи? Или настроение и состояние души любимой? Мир не стоит слезы ребенка! Мир не стоит того, чтобы любимая расстраивалась. Подумайте об этом. Ради чего мы работаем? Ради чего мы вообще живем?! Так зачем мы заработаем три копейки и потеряем смысл жизни? Решите для себя сами. Иногда не спешите входить в сделку — лучше проведите время с любимой или детьми. Поверьте — они важнее. Тем более, что в сделке можно и проиграть, а от общения с родными — только выигрыш. И, в конце концов, это общение заряжает на новые подвиги, а порой, предохраняет от ошибок. В общем, умейте расставлять приоритеты в жизни.

8. Кому не приходилось бежать за рынком? Все мы этим грешим. Ставим заявочку на покупку. Как обычно, рынок пару пипсов не доходит до нашей цены и разворачивается. Не беда, говорим мы, и ставим заявку повыше. Вот сейчас качнется снова, хорошо купим, и потом все будет ок. Рынок нас опять обманывает и уходит выше. Тогда, раздосадованные этим, мы бежим за рынком, пытаемся его догнать, и, наконец, хватаем товар по той цене, что получится. Нельзя же остаться без товара! И естественно рынок тут же разворачивается, и выясняется, что купили то мы на «хаях». А всего-то требовалось не спешить. Рынок от нас никогда не убежит. Рынок — это океан. За приливом всегда рано или поздно наступает отлив. И чтобы поймать свою рыбу нужно просто спокойствие и терпение. И уж тем более, если охотимся за золотой рыбкой.

9. Рынок — это постоянное принятие решений в обстановке нехватки информации. Не ищите себе гуру. Будьте сами себе гуру. Это нормальное свойство любого человека — искать себе того, кто подскажет. Ведь трудно быть одному. Но в действительности есть только ты и рынок. И все. А остальные… Не они с тобой теряют или зарабатывают, не они несут ответственность за принятые решения. Ответственность — только на тебе одном. Но, Боже мой, как же хочется ее с кем то разделить! А еще лучше — на кого-то повесить, типа «это не я придумал, не я отвечаю»… Дудки. Придумал, может, и не ты, но отвечаешь — только ты. Помните: в картишках нет братишек. Грубо, зато правда.

10. Никогда не ставьте на неких кукловодов и манипуляторов. Ставьте на тенденции и тренды. Тренд — ваш главный друг. Не боритесь с ним, не пытайтесь быть умнее, с ним не надо воевать, с ним надо дружить, любить его и ласкать. И быть верным ему, пока он не изменится. Зато когда он изменился, и у вас есть четкое тому подтверждение, сразу забудьте о нем. И будьте так же нежны и ласковы с новым трендом. В общем, никогда не держитесь за старого друга, если новый оказался сильнее. Жестокая и циничная правда жизни.

Евгений Коган является кандидатом экономических наук, профессором Высшей школы экономики. С 1990 по 1997 годы являлся старшим советником по инвестициям в Union Bank of Israel. В 1997-1998 годы — начальник отдела инвестиционного консультирования компании «Према». С 1998 по 2003-й работал топ-менеджером в инвестиционной компании «ЦентрИнвест». В мае 2003 года Евгений Коган основал с партнерами компанию «Антанта Капитал» и являлся ее управляющим директором, а в 2006 году возглавил компанию, став генеральным директором. В 2009 году стал партнером УК «Третий Рим». В настоящее время является президентом инвестиционной группы «Московские партнеры».

БКС Экспресс

bcs-express.ru

Сын за отца: что произошло с бизнес-империей Владимира Когана

Интерес швейцарской прессы понятен. Отец молодого девелопера Владимир Коган в 1990-е был самым влиятельным банкиром Санкт-Петербурга. Он возглавлял крупнейший в городе Промстройбанк и был хорошо знаком с петербуржцами, которые занимают сегодня ключевые посты в стране. Получив в 2015-м на санацию «Уралсиб», Коган говорил, что планирует оставить банк в наследство детям. Год назад его сыновьям Евгению и Ефиму (он на три года младше) раньше срока пришлось взять на себя управление семейной империей стоимостью $750 млн. Весной 2018 года Владимир Коган перенес инсульт.

Недавно семья Когана лишилась одного из своих крупнейших активов — Афипского НПЗ. Как это случилось и что происходит с другими активами бизнесмена?

Возвращение банкира

За пару лет до санации «Уралсиба» миллиардер Николай Цветков собрал в горах Италии топ-менеджмент принадлежащего ему банка. Банкирам предстояло выработать дальнейшую стратегию. Они написали свое видение на листочках бумаги, положили их на снег, встали на них босиком и стали ждать ответов из космоса. Не помогло: по данным МСФО за 2014 год, ФК «Уралсиб» увеличила убыток с 1,66 млрд до 9,5 млрд рублей.

Для Цветкова банк был не только бизнесом — с его помощью он хотел сделать жизнь людей лучше. Он все больше погружал себя и менеджеров в аюрведические практики и нумерологию, жертвовал огромные суммы на благотворительность. В итоге в конце 2014 года Цветкову пришлось срочно искать инвестора, который мог бы докапитализировать банк — в противном случае он мог остаться без лицензии.

Дальше всех зашли переговоры с основным акционером Московского кредитного банка (МКБ) Романом Авдеевым. Он готов был купить 75% «Уралсиба» за символический рубль и пополнить капитал на 15 млрд рублей, но сделка сорвалась. Тогда же банком заинтересовался Владимир Коган, который на тот момент был совладельцем небольшого петербургского БФА Банка. Цветков и ему предлагал докапитализировать банк. Но Коган дождался 2 ноября, когда ЦБ, разочаровавшийся в способности Цветкова самостоятельно найти инвестора, объявил аукцион на санацию «Уралсиба». Впервые в истории ЦБ решил доверить санацию банка частному лицу. «Предложение Когана было самым «дешевым» с точки зрения тех задач, которые предстоит решать», — объяснял позже зампред ЦБ Михаил Сухов.

На спасение «Уралсиба» Центробанк предоставил Когану 81 млрд рублей (ближайший конкурент АФК «Система», к примеру, попросила на аукционе 100 млрд рублей). Коган получил 82% всей финансовой корпорации «Уралсиб», включавшей в себя множество сателлитов, например, лизинговую и страховую компании и пенсионный фонд. Цветков сохранил 15% акций корпорации. Решение оставить Цветкова в числе акционеров «Уралсиба» Коган в одном из интервью назвал «добрым желанием».

Победа непубличного бизнесмена Когана на аукционе по «Уралсибу» с активами почти 400 млрд рублей стала полной неожиданностью. Зачем ему понадобился крупный банк? Его давний знакомый, банкир из Санкт-Петербурга объясняет это желанием вернуться в большую игру. Еще в 1990-х в Санкт-Петербурге Когана называли «Великий», а в 2001 году ему прочили пост председателя ЦБ. Но в середине 2000-х Коган распродал большую часть активов, в том числе ПСБ (ВТБ заплатил за него $577 млн), и начал работать на государство. Вернувшись в бизнес в 2011 году, он сразу стал искать для себя крупный актив. Банки «Возрождение», «Санкт-Петербург», Связь-банк и Балтинвестбанк — вот неполный список активов, к которым присматривался Коган, по словам его знакомого. Он даже думал, не купить ли у Сулеймана Керимова «Уралкалий» и «Полюс Золото». «Коган всегда ощущал себя крупным капиталистом и искал для этого ощущения форму», — объясняет питерский финансист.

Впрочем, крупный актив у Когана был — компания «Нефтегазиндустрия», которой принадлежал Афипский НПЗ, построенный в 1960-х в Краснодарском крае. Партнерами Когана в этом бизнесе были Юрий Крымский и Айрат Исхаков. Крымский вспоминает, что именно они посоветовали Когану купить «Уралсиб» и познакомили его с Цветковым. С 1990-х партнеры Когана работали с башкирскими НПЗ по давальческим схемам. «Уралсиб» до покупки его Цветковым в 2003 году был опорным банком Башкирии, и Исхаков и Крымский были знакомы с его руководством.

От тьмы к свету

В начале 2010 года Афипский НПЗ был не в лучшей форме. Летом 2009 года «Транснефть» удовлетворяла лишь половину заявок завода на поставку нефти, мощности простаивали, людей сокращали. Завод тогда принадлежал «Базовому элементу» Олега Дерипаски. В кризис миллиардер расстался с мечтой стать крупным нефтяником, вернул «Русснефть» Михаилу Гуцериеву и теперь искал покупателей на НПЗ. Весной 2010 года Юрий Крымский и Айрат Исхаков приобрели его за $320 млн, $210 млн покупатели заняли в Сбербанке, оставшиеся $110 млн, по словам Крымского, вложил Коган. Крымский знал Когана с 1990-х и пригласил его в проект в расчете на его политические связи. Сам Коган возглавлял тогда департамент строительства Минрегиона и отвечал за возведение в Санкт-Петербурге комплекса защитных сооружений от наводнений, получившего неофициальное название «дамба Путина». Ушел из Минрегиона он только в 2011 году. Крымский вспоминает, что в 2010 году Коган уже закончил «дела в Санкт-Петербурге» и перебрался в Москву. Через цепочку кипрских компаний и траст в Лихтенштейне он получил 57,6% «Нефтегазиндустрии», владевшей 100% Афипского НПЗ. Коган в дела завода не вмешивался, управление лежало полностью на миноритариях, Крымском и Исхакове.

Появление новых владельцев пошло Афипскому НПЗ на пользу. Нефть поступала туда по железной дороге и через нефтепровод «Транснефти». Дерипаска несколько лет безрезультатно пытался полностью переключить завод на трубопроводную систему. «Нефтегазиндустрия» сделала это к 2013 году. Была и другая проблема. Примерно половину продукции завода составлял ма­зут — это больше, чем в среднем по отрасли. Его экспорт приносил неплохой доход: Афипский НПЗ располагается всего в 100 км от Черного моря и пунктов перевалки. Крымский говорит, что $110 млн, которые вложил Коган, вернулись уже через год. Но в будущем ситуация должна была измениться. Государство планировало на 2015 год налоговый маневр в нефтяной отрасли, одной из его составляющих был рост пошлин на мазут. Пошлины на светлые нефтепродукты, напротив, снижались, но, чтобы нарастить их выпуск, завод нужно было модернизировать.

К 2015 году завершился первый этап модернизации. Мощность завода выросла почти втрое, до 6 млн т, а долг — до $1 млрд (почти всю сумму предоставил Сбербанк, часть обязательств в валюте). Но ввод установок, которые могли увеличить глубину переработки, был впереди, а завод уже ощутил налоговый маневр и падение цен на нефть. В 2014 году маржа Афипского НПЗ (3200 рублей за т) была выше, чем в среднем по отрасли, в 2015–2016 годах она сравнялась со среднеотраслевой, которая сама за эти два года сократилась с 2500 рублей до 900 рублей за т нефти, объясняет главный экономист VYGON Consulting Сергей Ежов.

Из-за налогового маневра EBITDA Афипского НПЗ рухнула с $400 млн до $200 млн. Модернизация шла полным ходом, но нужно было договариваться со Сбербанком о реструктуризации кредита. Этим занялся Коган, лично знакомый с Германом Грефом. Вникнув в ситуацию на заводе, он в конце 2015 года предложил Крымскому и Исхакову отойти от управления. «До этого завод на своем горбу тащили миноритарии, — объясняет один из контрагентов Афипского НПЗ. — Когда уменьшилась маржа, Коган начал разбираться с финансовыми потоками, задавать вопросы, ему как-то неудобно ответили — и понеслось». Крымский увязывает конфликт с Коганом с покупкой «Уралсиба»: войдя в высшую банковскую лигу, полагает он, старший партнер резко изменился.

Коган также потребовал от Крымского и Исхакова передать в группу «Нефтегазиндустрии» принадлежащую им двоим компанию «Нефтегазиндустрия-инвест» («НГИ-инвест»). Она была для НПЗ давальцем, фактически на ней аккумулировалась основная выручка от торговли нефтепродуктами. По данным «СПАРК», в 2015-м выручка «НГИ-инвеста» составляла 98 млрд рублей (у «Нефтегазиндустрии», которая тоже была давальцем, — 53,4 млрд рублей, у Афипского НПЗ — только 6,5 млрд рублей).

Крымский предполагает, что Коган хотел улучшить с помощью «НГИ-инвеста» финансовые показатели группы и договориться со Сбербанком о новых кредитах на дальнейшую модернизацию. Бизнесмен утверждает, что Коган якобы угрожал начать войну, если его требования не будут выполнены. Знакомые описывают Когана как жесткого и авторитарного бизнесмена, прошедшего не одну корпоративную войну. Летом 2016 года собственником «НГИ-инвеста» стала компания Lakescope, через которую партнеры владели «Нефтегазиндустрией». А управлением Афипским НПЗ занялись Евгений и Ефим Коганы. Они же вошли в руководство «Уралсиба».

Младшее поколение

В январе 2019 года вход на расположенный в селе Красногвардейском Ставропольского края стекольный завод заблокировала группа крепких мужчин — человек семьдесят в спортивных костюмах. Рабочих на предприятие не допускали. Через два месяца работа завода, принадлежащего компании «Югрос-продукт», была полностью заморожена. «Югрос-продукт» — один из крупнейших проблемных должников «Уралсиба» с объемом требований около 6 млрд рублей (эту сумму подтверждает основатель и глава завода Алексей Яшкунов). Проблемы с обслуживанием кредита начались еще в 2008 году.

Всего за месяц до санации, в конце 2015-го, «Уралсиб» передал требования по кредиту компании «Аквамарин», которая предъявила этот долг в ходе банкротства «Югрос-продукта». Тем не менее Евгений Коган приезжал на встречи с руководством завода. «Он показался мне деловым человеком, лично попросил приложить максимум усилий для перезапуска завода, что мы и сделали», — вспоминает Яшкунов. Он рассказал Forbes, что представители банка регулярно приезжали на собрания кредиторов. Но партнерские отношения с банком не сложились, по словам Яшкунова, во время захвата завода вместе с сотрудниками местного ЧОП находились представители «Уралсиба». На официальный запрос Forbes в банке ответили, что не имеют отношения к компании «Аквамарин». Завод в итоге остановился так называемым холодным способом. «Стекло застыло в печи. И теперь проще купить новую печь, чем перезапускать», — говорит знакомый с ситуацией собеседник Forbes.

После болезни Владимира Когана «Уралсиб» фактически возглавил его старший сын. Один из московских финансистов говорит, что если при Цветкове главной проблемой «Уралсиба» была нерешительность в принятии любых решений, то сейчас — самоуверенность Евгения Когана, «слишком рано надевшего генеральские погоны». Есть и другое мнение. Знакомый семьи Когана описывает Евгения как спокойного и неконфликтного человека: «Он не эмоциональный, не делится переживаниями, достаточно консервативного склада, не по годам зрелый».

Евгений Коган работает в банке с первого дня санации. Каков результат? В 2015 году банк показал прибыль по МСФО 16,8 млрд рублей против 9,5 млрд рублей убытка годом ранее. «В чем смысл брать банки на санацию, все уже давно дали ответ: тебе под низкую ставку дают деньги на длительный срок, которые ты вкладываешь в ОФЗ и получаешь сразу прибыль», — говорит бывший партнер Владимира Когана. Благодаря этому «Уралсиб» получил дополнительную прибыль 56 млрд рублей, отмечает аналитик S&P Екатерина Марушкевич. По ее словам, прибыль помогла банку сформировать резервы на проблемные кредиты на 30 млрд рублей и признать убытки в 25 млрд рублей от страхования и лизинга.

Страховую и лизинговую компании Владимир Коган в 2015 году называл главными проблемами банка. В марте 2016-го «Уралсиб» договорился о продаже пенсионного фонда группе О1 Бориса Минца за 1,8 млрд рублей. В придачу семья Минца получила итальянские сноуборды Cohen, производством которых занимался Евгений Коган. Страховую компанию «Уралсиб» продали в конце 2017-го бывшему партнеру Когана по БФА Банку Василию Трохину. Лизинговая компания осталась в группе «Уралсиб».

В конце 2015 года Коган-старший говорил, что планирует нарастить активы «Уралсиба» до 500 млрд рублей и вывести банк в топ-10. Первая цель уже достигнута. Активы банка составляют 525 млрд рублей, по этому показателю он занимает 18-е место в банковской системе. «В целом «Уралсиб» — это банк, где есть понятная стратегия, но менеджеры отдают себя больше процессу, чем результату, — говорит бывший менеджер банка. — Это банк бесконечных совещаний. Причем каждый топ-менеджер хочет, чтобы именно на его совещании присутствовал Евгений Коган, в надежде получить мандат на решительные действия». Forbes не удалось связаться с Евгением Коганом, чтобы получить комментарии для этой статьи.

Иссякший поток

В конце апреля 2018 года, несмотря на дождь, рядом с Афипским НПЗ собрались сотни людей — предприятию исполнилось 55 лет. Чиновники поздравляли работников завода и благодарили его акционеров за подарок — аллею славы, вдоль которой было высажено 55 дубов. Сами акционеры (в их числе появились миллиардер Игорь Макаров и глава группы «Новый поток» Дмитрий Мазуров) в это время думали, как спасти завод от краха.

Контрагент Афипского НПЗ говорит, что, разругавшись с младшими партнерами, Владимир Коган начал тормозить модернизацию завода. Крымский вспоминает, что они отошли от управления заводом за три месяца до планируемого запуска установки висбрейкинга, которая должна была увеличить глубину переработки. Но установку включили только через полтора года, а ее цена в полтора раза превышала указанные в контракте 11 млрд рублей.

По словам Крымского, избавиться от НПЗ Коган захотел еще в самом начале конфликта и заключил с партнерами соглашение о совместной продаже. В начале 2017 года Коган начал переговоры с Дмитрием Мазуровым и предложил ему взять Афипский НПЗ в управление. В группу «Новый поток» Мазурова входил крупнейший в России независимый Антипинский НПЗ мощностью 9 млн т, небольшой Марийский НПЗ и нефтяные месторождения.

Бывший топ-менеджер «Нового потока» вспоминает, что представители Когана связались с Мазуровым весной 2017 года, а уже осенью «Новый поток» стал совладельцем «Нефтегазиндустрии». К тому времени акционерная структура компании поменялась. В мае 2017-го Коган провел допэмиссию на $65 млн, которая размыла доли младших партнеров. Собственником 66,72% «Нефтегазиндустрии» стала компания «Юг-Инвест» Когана, а эффективная доля Крымского и Исхакова снизилась до 14%.

Крымский и Исхаков решили оспорить допэмиссию в российских и международных судах, в том числе на Кипре, где у них с Коганом было подписано акционерное соглашение (его Крымский не предоставил Forbes, сославшись на пункт о неразглашении). Мазуров заплатил Когану $200 млн, став через цепочку компаний собственником 16,6% «Нефтегазиндустрии», рассказывает источник, знакомый со сделкой. Хотя, по оценкам Крымского и Исхакова, весь Афипский НПЗ в то время стоил не более $400 млн. Бывший топ-менеджер «Нового потока» объясняет, что Мазуров фактически покупал у Когана опцион на контроль над Афипским НПЗ — бизнесмен обещал продать оставшееся с дисконтом.

Крымский связался с Мазуровым вскоре после его сделки с Коганом, рассказал о допэмиссии и предупредил о подаваемых исках. После этого, как говорит Крымский, Мазуров встретился с ним и Исхаковым. На встрече присутствовал миллиардер Игорь Макаров, который якобы заявил, что стал совладельцем «Нового потока» и готов выплатить миноритариям деньги за их акции по цене сделки Мазурова и Когана. Взамен Макаров якобы попросил отозвать все иски.

У Мазурова не было собственных денег, объясняет контрагент Афипского НПЗ. Даже сделку с Коганом «Новый поток» профинансировал за счет кредита, заняв деньги у трейдера Vitol и заложив свою долю в заводе под обещания поставки нефтепродуктов на аналогичную сумму. Из-за налогового маневра и высокого валютного долга Антипинский НПЗ Мазурова тоже испытывал трудности. Чтобы продолжать модернизацию, нужно было $200 млн, якобы их обещал внести Макаров. Владелец одной из нефтегазовых компаний, работавших с Антипинским НПЗ, говорит, что менеджеры Сбербанка, кредитовавшего «Новый поток», в 2015 году сами искали на рынке инвесторов для холдинга Мазурова. «Когда в «Новом потоке» появился Макаров, рынок воспринял это с позитивом, — говорит собеседник Forbes. — Это человек с деньгами и при этом без крупных активов под обременением».

Но Макаров поставил жесткие условия, которые его защищали, объясняет собеседник Forbes, знакомый с ситуацией. Например, он якобы потребовал от Мазурова вернуть его инвестиции с процентами, если проект не окупится. Макаров просто искал предлог, чтобы не платить, считает бывший топ-менеджер «Нового потока». Летом 2018-го их партнерство развалилось. Доли Крымского и Исхакова в Афипском НПЗ Макаров не выкупил, сославшись на временные трудности, а потом и вовсе отказался от сделки. Но иски в иностранных судах совладельцы завода к тому моменту уже отозвали. Макаров не ответил на запрос Forbes, представитель «Нового потока» отказался от комментариев.

Новый миллиардер

С приходом на Афипский НПЗ менеджеров «Нового потока» EBITDA выросла с $100 млн до $200 млн. «Новый поток» собирался выкупить контроль над заводом, но не стал рисковать, после того как у Владимира Когана случился инсульт. И весь 2018 год ситуация и на Антипинском, и на Афипском НПЗ ухудшалась. «У акционеров попросту не хватило мудрости, чтобы удержать проект, который был полностью обеспечен в том числе инвестиционной массой под строительство установки гидрокрекинга», — резюмирует акционерный конфликт контрагент Афипского НПЗ. По словам Крымского, запуск гидрокрекинга позволил бы нарастить EBITDA до $800 млн.

Осенью 2018 года на заводах «Нового потока» начались перебои с поставками нефти. И тогда в ситуацию вмешался Сбербанк. В ноябре 2018-го его представители вошли в руководство структур «Нового потока». В апреле 2019-го на заводе вновь сменился директор — им стал Сергей Кращук. Ранее он руководил Краснодарским НПЗ, входящим в группу «Сафмар» Михаила Гуцериева. В то же время 100% Афипского НПЗ у «Нефтегазиндустрии» купила компания «Ойл Технолоджис» Гуцериева. Источники, знакомые с подробностями сделки, говорят, что семья Когана получила $20 млн, а «Сафмар» забрала долг Афипского НПЗ, который составляет около $1,8 млрд.

Гуцериев интересовался Афипским НПЗ еще в 2016 году, сообщил Крымский, подтвердив, что участвовал в переговорах с миллиардером вместе с Коганом. Но когда стороны уже были готовы начать подготовку документов, Гуцериев отказался от сделки — якобы после консультаций с Германом Грефом.

Бывший топ-менеджер «Нового потока» и Крымский утверждают, что всю сделку контролировал Сбербанк. Крымский и Исхаков пытались встретиться и с Грефом, и с Гуцериевым, но те просьбы о встрече проигнорировали. «Миноритарии пытались войти обратно, — подтверждает контрагент завода. — Но Греф хотел видеть Гуцериева, которому он доверяет».

Банкир из Петербурга: как Владимир Коган пробился в высшую бизнес-лигу

Греф заявил Forbes, что решение о продаже Афипского НПЗ приняли сами собственники. «Туда пришли другие собственники, и, слава богу, там все в порядке, — говорит глава Сбербанка. — На место неопытных в нефтяном бизнесе собственников пришли опытные, со своей нефтью и с большой экспертизой. Надеемся, что в короткие сроки он [НПЗ] справится с уже начавшейся дисфункцией и выйдет на проектные мощности». В мае Антипинский НПЗ подал иск о собственном банкротстве.

Структуры, близкие к «Новому потоку», оспаривают сделку по продаже Афипского НПЗ компаниям Гуцериева. Крымский и Исхаков готовятся вновь подавать иски в иностранные суды. Ответчиками могут стать структуры Когана, Мазурова и Гуцериева.

При участии Сергея Титова

www.forbes.ru


Смотрите также