Елена рыковцева биография семья дети


Русофобка Елена Рыковцева раскритиковала Соловьева и обвинила в «цинизме»

Есть у нас в стране такая маленькая русофобная кучка людей, которые живут в своем «очень злом, жестоком и полном ненависти мире», пытаясь убедить всех остальных на добровольную «ссылку» в это воображаемое царство. Примечательно, что эти все люди отсиживаются в кустах, никогда не выезжают в «поле», а информацию черпают откуда-то из Космоса, очевидно. Журналистка Елена Рыковцева относится как раз к таким персонажам.

Стоит пояснить, что дама работает в «Радио Свобода» и периодически отмечается постиками в «Фейсбуке». Даже «Википедия» вам не сообщит ничего о ней. И это очень важный момент в данном контексте: сразу же становится понятна реакция Рыковцевой на работу других российских журналистов. Более успешных и известных. Сейчас речь пойдет о конкретном посте журналистки в ответ на один из эмоциональных эфиров Владимира Соловьева.

фото: Slon

Вся графомания Рыковцевой в «Фейсбуке» уж очень напоминает простую профессиональную зависть. Журналистку «глубоко возмущает» сам факт того, что некоторые её коллеги снимают сюжеты в горячих точках уже не первый год. То есть пишут и говорят о тех вещах, которые видели своими глазами, доносят до общества реальные кадры военного конфликта, а не делятся пространными домыслами на основе слов абсолютно незнакомых им людей из других государств.

Чем же не угодил Рыковцевой конкретно Соловьев? Во-первых, очевидно, даму сильно волнует его успешность. Поэтому она с удовольствием заводит песнь против своего «коллеги». Во-вторых, она посчитала «циничным» то, что Соловьев не посоветовал военному корреспонденту Александру Сладкову трусливо поджать хвост и уезжать из зоны конфликта. Чтобы другие журналисты также, как и она в своем либеральном гнездовье, сочиняли материалы на основе фотожабы Пентагона или «доказательных паспортов» от Порошенко?

Еще Рыковцева посетовала, что за смерть журналистов на Донбассе в России никто ответственности не несет. Интересно кто и за что должен у нас отвечать? Или это её совесть намекает на ту русофобную массу, которая подогревает украинский конфликт?

Автор: Евгения Зайцева

politpuzzle.ru

Журналист Елена Рыковцева: Мы живем в новой реальности

Но в общем вы понимаете, мы действительно живем в абсолютно новой реальности. Новой. Мы (все) своими глазами видим, как на парня, который спокойно стоит со своим телефоном, наползает бригада до зубов вооруженных омоновцев. Вот прет на него целевым образом и начинает винтить. Девять на одного. И бьют. И бабы визжат. И прохожие снимают все это на свои телефоны. И они его, который ни сном ни духом, волокут в автозак и увозят. Мы это видим. Это снято. Вокруг полно телефонов с камерами. Проходит время. Парня судят. И сажают на 3,5 года. За что — это нам рассказывает канал Р-24: «Приговорен за нападение на сотрудника ОМОНа, оказал ему активное сопротивление и нанес тяжелые телесные повреждения». То есть мы видим (своими глазами), что на парня навалилась вооруженная бригада в девять душ, а суд нам говорит, что это он напал. Потому что — вот доказательство!! — так написано в рапорте «пострадавшего ОМОНовца». Совсем новая реальность. Ну мы знали раньше, что Ходорковскому или Навальному шьют уголовку по политике. Но там было чисто по принципу верю-не верю. Поди изучи все эти 159 томов уголовных дел. Даже чтобы канву ухватить, нужно было проделать большую работу, на которую способны немногие. А тут? Всё на ладони. Вот видео. Девять на одного. И вот суд. Это он — на них. Такая реальность. Белое называют черным. Судьбу через коленку. Над остальными, которые отчаянно вскрикивают — как же так? мы видим другое!! — в голос ржут. И тут какая-то говенная свадьба своим визгом забивает все медиа-пространство, абсолютный фильм «Игрушка» —помните, как сотрудники Ромбаля-Коше приходят бастовать под ограду его особняка, и их бывший коллега Франсуа Перрен забивает, затыкает их своим безумным гиканьем. Вот свадьба на фоне процессов, которая как специально продана и куплена, чтобы заткнуть ею все существующие в природе уши — ох, ах, почему катафалк?! Вау, какая гениальная режиссерская находка!! — вот это тоже такая новая реальность, потому что все ее герои, это тоже вроде бы «социально близкие», а в итоге гениально использованы на то, чтобы забить, заткнуть, и чтобы бастующие разошлись из-под ограды в полнейшей растерянности. Да! Да. Гениальный спектакль. Одна свадьба и посадки, посадки, посадки. Либерально-репрессивная фантасмагория. Там один из гостей одного из ток-шоу на тему свадьбы с катафалком пошутил: а девять дней они будут отмечать? Да всей страной отмечаем. Вон актер Павел Устинов, который на фоне всего этого вурдалачества получил сегодня 3,5 года, он первым отмечает. Абсолютная фантасмагория: актера сажают, а стране показывают, как в свадебном катафалке гарцует режиссер. Так и живем.

Или нет.

Источник

newtimes.ru

О дайте, дайте мне «Свободу», или Журавли прилетели

Что произошло с «Радио Свобода» — заметки из недописанного дневника. Эта заметка — только для тех, кто до сих пор хотя бы иногда слушал «Радио Свобода» и кому любопытно, куда подевалась ее привычная продукция?

Елена РЫКОВЦЕВА, уже не обозреватель «Радио Свобода»

Предупреждение от автора: эта заметка — только для тех, кто до сих пор хотя бы иногда слушал «Радио Свобода» и кому любопытно, куда подевалась ее привычная продукция? Людям, которые при упоминании «Свободы» задают вопрос: «А разве она все еще существует?» — нижеописанное будет неинтересно.

…Это же надо, как людей пробило на слезы. Не уволенные оплакивают уволенных, а потом, когда они сами попадают в следующую партию уволенных, по ним начинают рыдать те, кто все еще не уволен! Вопрос: кто будет рыдать по тем, кого зачистят последними?!

Такова обстановка в московском бюро «Радио Свобода». В первый день (четверг, 20 сентября) убрали весь интернет и двух журналистов Радио, во второй предложили уволиться группе инженеров, продюсеров и почти всем ведущим. С материальной точки зрения предложение было обставлено щедро: вам обещали выплатить от 4 до 6 (в зависимости от формы контракта) зарплат и компенсацию за неотгулянный отпуск. А той крошечной группе журналистов, которой уволиться не предложили, тем не менее дали до понедельника срок подумать: а не уйдут ли они добровольно на тех же условиях?

Цель просматривалась со всей очевидностью: вместо бюро — выжженная земля. Причем без тягомотных судебных разборок — отсюда и щедрость. Но «Свободу» вовсе не закрывают. Ее просто вычистили под новое светлое будущее и новых людей, не говоря уже о новых инвестициях, вложенных в строительство навороченного ньюсрума. В этом новом космическом помещении «Свободу» начнут с нуля, вручив аудитории свежайшее содержание под старым брендом.

Если детальнее, то еще зимой стало известно, что с ноября «Свобода» лишится средних волн (а это потеря эфира в Москве и Подмосковье), поскольку в российском законодательстве появилось новое требование: вещатель не должен иметь больше 48 процентов иностранного участия. А «Свобода», как известно, — целиком американская станция. У меня не создалось впечатление, будто высшее руководство «Свободы» безумно огорчалось по случаю потери средних волн. Они вообще не слишком держались за эфир. Они считали, что радио (а особенно на коротких и средних волнах) слушает возрастная и бедная аудитория. А им, что не слишком оригинально, хотелось молодых и богатых. А поскольку молодые и богатые слушают только FM (куда «Свободу» российские власти отродясь не пускали) и сидят в интернете, они и мечтали ограничиться интернетом. Так что в этом смысле изменения в российском законодательстве были для них даже кстати.

При этом нам (сотрудникам Радио) тоже было понятно, что с потерей эфира, когда радио осталось бы лишь в интернете, нас ждет неизбежное сокращение объемов вещания, а следовательно — и штатов, нам также было понятно, что в новом формате мультимедийное перепрофилирование (когда ты и жнец, и швец, и на дуде игрец) потребуется от каждого, и также было понятно, что новый человек, который придет руководить «Свободой» вот в этих новых условиях, должен будет создать, наконец, нерушимый сплав из радиожурналистов и интернет-редакции — то есть сделать то, чего до сих пор на этом Радио добиться не удавалось.

Две редакции (радио и интернета) при всех лозунгах на тему «Давайте жить мультимедийно» жили все-таки не сильно единой жизнью. И еще вот что скажу откровенно: поскольку «Свобода» — организация крайне консервативная, то руководству, может быть, и стоило создать выжженную площадку для старта нового директора: то есть вывести за штат всех сотрудников, а он набирал бы тех, кто представлял ценность и для сложившейся аудитории «Свободы», и для ее будущего. При этом, разумеется, директор должен был быть профессионалом с опытом признанного успеха в аналогичных проектах или хотя бы авторитетным радио- (теле-, интернет-) деятелем.

Из всех этих пунктов реализован был только один: выжженная площадка. Никакого возвращения на эту площадку прежних журналистов и прежнего продукта не предполагается. Историю же о том, как для нового, считай, радио искали нового директора, почему этим директором оказалась именно Маша Гессен и почему ее визит к Владимиру Путину поставил точку в конкурсе на эту должность — рассказываю отдельно.

***

«Свобода» и начальники — это особенная тема. «Свободе» клинически не везло на начальников. Свои как-то еще удерживались, а иногда даже ухитрялись руководить долго и мудро. Пришедшие «с улицы» вылетали максимум через полгода. Но при этом поиск нового начальника с маниакальным упорством осуществлялся без малейшего учета мнения Русской службы.

Я бесконечно благодарна высшему руководству радиостанции за то, что оно обеспечивало максимальную свободу творчества ее сотрудников — к примеру, мне никогда не нужно было согласовывать ни темы, ни гостей своих программ. Но при этом меня также бесконечно удивляло, как это же руководство, приезжая в Россию в поисках очередного руководителя для нашей службы, вдруг «западало» на совершенно случайного человека по какой-нибудь самой нелепой из причин — вроде того, что он хорошо говорит на языке хинди, и навязывало его нам в начальники. Вы скажете, зачем человеку, который руководит Русской службой американской станции, знать язык хинди?! А черт его знает. Ведь сами же они на нем не говорят. Так хоть послушают.

Однажды меня до того заинтересовал эксперимент с назначением абсолютно бессмысленного человека, о существовании которого до сих пор не подозревал ни один журналист нашей редакции, что я — впервые в жизни — взялась вести дневник, описывая каждый его шаг. Вдруг он действительно вырос бы в крупного радиобосса и сумел произвести над нами ту суперреформу, о которой столько лет мечтало высшее руководство нашего Радио?! Тогда бы я этот дневник превратила в книгу — пособие на тему «Как из никем стать всем». Даже название для нее придумала — «Подкидыш». Однако же дневник вышел тоненьким. Новенький продержался у нас только полгода. К тому же он страшно боялся общаться с людьми, я видела его только пару раз, на летучках, — а что за книга без личного контакта с ее героем?! Все равно что книга Маши Гессен о Путине. И то она в конце концов со своим персонажем поговорила.

Так вот, кстати, о Маше Гессен. Уж она-то не была персонажем безвестным. Другое дело, что конкурс был объявлен давно, еще зимой, но Маша вовсе не принимала в нем участия! Маша должна была подыскать того человека, который примет в нем участие и победит. Для этого весной ее наняли консультантом. Еще она должна была описать свое представление о реформировании нашей Службы.

Вообще-то Маша никогда до сих пор не имела отношения ни к радио, ни к телевидению, ни к тому, что считается полноценной мультимедийной платформой. Однако же для РС она выполнила и то и другое — подыскала кандидата и написала концепцию реформирования «Свободы». Концепцию от нас скрыли, а вот имя Машиного кандидата мы очень быстро узнали. И обрадовались. Это был толковый, молодой и симпатичный парень. Меня, правда, настораживало одно обстоятельство, которое могло изменить ситуацию. Примерно в июле в журнале «Вокруг света», которым в тот момент руководила Маша, был создан Общественный совет — по заявкам читателей, недовольных тем, что вместо привычных рассказов о путешествиях и пр. они вдруг начали получать очерки на тему «Психологический портрет депутата». Они возмущались, что Маша взялась политизировать журнал, совершенно не предназначенный для политики. Кроме того, владельцев журнала начал тревожить тот факт, что «Вокруг света» стал терять тиражи быстрее, чем аналогичные издания на рынке. На 6 сентября было назначено заседание Общественного совета, который должен был высказать Маше свои претензии. Однако же им не удалось ущучить Машу. Она уволилась из журнала за неделю до этого. Она, как известно, отказалась послать корреспондента с путинскими журавлями, хотя, на мой взгляд, материал об этом событии, появившись в журнале как минимум через два месяца, не грозил ей никаким репутационным ущербом.

Уволившись, Маша села в самолет вместе со своим кандидатом и отправилась в Прагу — представлять его высшему руководству Радио. Там же и выяснилось, что Машин кандидат не слишком хорошо говорит по-английски. Кандидат был отклонен. Утром Маша с ним вместе улетела в Москву, а вечером вернулась в Прагу уже одна, чтобы стать кандидатом самой: если не я, то кто же?

И вот здесь я должна выразить признательность тем нашим коллегам, которые согласились подать заявки на участие в конкурсе на директора Русской службы, чтобы Маше была альтернатива. Но эти планы обрушил Путин. Он пригласил Машу в Кремль, где позвал вернуться на должность главного «Вокруг света». Это было, во-первых, сигналом сутяжному Общественному совету не трогать Машу, а во-вторых — сигналом высшему руководству «Радио Свобода»: ценный кадр, хватать немедленно! Таким образом, конкурс был закончен в два счета. Заявки других кандидатов уже не рассматривали. А дальше — дальше была зачистка по мотивам Машиной концепции. И, разумеется, при ее участии: по рассказам коллег, это она якобы утверждала список на увольнения в московском бюро и даже внесла в него дополнительно три фамилии.

Взамен уволенных Маша приведет на «Свободу» свою команду. До сих пор я не слышала, чтобы команды, которыми руководила Маша, на медийном поле добивались каких-то громких успехов. Если теперь им это удастся — книга из серии «Кто был никем, тот станет всем», может, все же появится. Правда, уж и не знаю теперь, кто ее будет писать-то.

www.novayagazeta.ru

Елена Рыковцева: аллегория ангажированности, или как не нужно вести передачи

«Радио Свобода» является одним из самых политически ангажированных новостных порталов в русскоязычном сегменте интернета. Журналист Елена Рыковцева работает в «Свободе» с 2001 года. Сейчас она ведёт программу «Лицом к событию»; стенограмма каждого выпуска публикуется на сайте «Свободы». Если «Радио Свобода» – самое ангажированное оппозиционное СМИ, то Елену Рыковцеву можно назвать настоящей аллегорией ангажированности. Её провокационные вопросы и хамоватая манера общения с гостями студии, не разделяющими либеральные убеждения, могут поразить воображение неподготовленного читателя. Чтобы убедиться в этом, рассмотрим стенограммы трех последних передач с участием Рыковцевой.

Передача от 27 ноября посвящена недавно вышедшему фильму «28 панфиловцев». В гостях у Рыковцевой – блогер Дмитрий Пучков, кинокритик Лариса Малюкова и журналист Андрей Архангельский. Прежде чем начать разговор, Рыковцева выливает на фильм внушительную порцию грязи:

Первый же вопрос к гостю студии поражает своим идиотизмом:

Хочется задать встречный вопрос – а почему люди с удовольствием читают «…А зори здесь тихие» Бориса Васильева? В отличие от истории панфиловцев, «Зори» не имеют отношения к действительности, это произведение – художественный вымысел от начала и до конца. Фильм про панфиловцев также не является документальным, но он, стоит отметить, основан на реальных событиях. Разговор продолжается в таком же ключе. Заметно, что новая военно-патриотическая лента либеральной журналистке не по душе. На протяжении 50 минут она старается найти в ней какие-либо изъяны, пытается задеть блогера Пучкова, помогавшего собирать деньги на съемки картины и под конец даже пробует связать эти съёмки с украинским конфликтом.

В передаче от 22 ноября, посвященной вопросу принадлежности Крыма (в либеральной среде он до сих пор обсуждается) Рыковцева утверждает: несмотря на то, что сейчас жители полуострова действительно рады случившемуся воссоединению с Россией, в скором времени они могут изменить свое мнение – если, например, изменится политическая или экономическая ситуация. Такая «экспертная аналитика» разбавляется звонками зрителей (не подставными ли?), которые, как болванчики, повторяют шаблонные либеральные мантры: президент России всех россиян оболванил, а тех, что не оболванились, посадил в тюрьму. Читать (или слушать) такой бред весело, но только поначалу: когда понимаешь, что эти люди действительно выражают своё мнение, становится не по себе.

Апогеем ангажированности можно назвать третью передачу (от 24 ноября), речь в которой идёт о пропаганде. Рыковцева, поддерживая принятую Европарламентом резолюцию о противодействии российской пропаганде, спрашивает у эстонского депутата Яны Тоом:

Сотрудник «Свободы», обвиняющий российские государственные СМИ в пропаганде – это уже какой-то запредельный уровень лицемерия, свойственный, впрочем, внешней политике США. Не стоит забывать, что деятельность «Свободы» финансируется напрямую из американского бюджета, а потому такие «перегибы» объяснимы – но удивление всё-таки вызывают. «Радио Свобода» само по себе является примером явной, агрессивной, и, что немаловажно, лживой пропаганды; об этом «Газета о газетах» уже не раз писала. В то же время перечисленные Рыковцевой отечественные СМИ наоборот освещают события беспристрастно, особое внимание уделяя новостям российской политики, что объясняется их государственным финансированием.

Деятельность Елены Рыковцевой является, пожалуй, самым наглядным примером вопиющего непрофессионализма и политической ангажированности. Эти качества свойственны практически всем журналистам не только «Свободы», но и многих других либеральных СМИ.

gazetaogazetah.ru


Смотрите также