Елена батурина биография личная жизнь фото


Елена Батурина биография, фото, личная жизнь, ее дети 2018 | Биографии

Биография Елены Батуриной

Елена Николаевна Батурина – богатейшая женщина РФ, миллиардер, экс-владелица и соучредитель одной из крупнейших столичных бизнес-империй «Интеко», председатель наблюдательного совета Inteco Management, жена отправленного в отставку в 2010 году мэра Москвы Юрия Лужкова.Елена Николаевна БатуринаОна – создатель международной высококлассной гостиничной сети, включающей комплекс Grand Tirolia с полем для гольфа в австрийском горнолыжном городе-курорте Кицбюэль, гостиницу «Новый Петергоф» в Северной столице России, отель в составе делового центра нового поколения «Москва-парк» в Казахстане (Астана), QuisisanaPalace в Чехии (Карловы Вары), Morrison Hotel в столице Ирландии.

В 2016 году бизнесвумен в очередной, четвертый раз возглавила список наиболее состоятельных женщин страны по версии Forbes. Ее финансы данное издание оценило в $1,1 миллиардов. В 2008 году, по информации того же журнала, она владела $4,2 млрд.

Детство и семья Елены Батуриной

Первая российская женщина-миллиардер появилась на свет в московской рабочей семье 8 марта 1963 года, спустя семь лет после рождения своего брата Виктора. Она посещала ту же, что и ее старший брат, школу. Затем она поступила на вечернее отделение института управления им. Серго Орджоникидзе, где также ранее учился Виктор Батурин.Елена Батурина в молодостиВ 1980–1982 гг. девушка трудилась на крупнейшем предприятии режущих инструментов «Фрезер», где проходила трудовая жизнь ее родителей. Позже она стала работником Института экономических проблем развития народного хозяйства столицы, заведующей секретарского отдела Союза кооператоров, членом комиссии Московского горисполкома по направлению кооперативной деятельности. В 1986 году она получила высшее образование, а в 1989 году занялась предпринимательством.

Бизнес Елены Батуриной

Первым бизнес-проектом Елены Николаевны был кооператив, учрежденный в партнерстве с братом, специализировавшийся на разработке программного обеспечения и внедрении компьютерной техники на объектах различных сфер деятельности. Елена Батурина и ее брат Виктор начинали бизнес вместеВ 1991 году сестра и брат основали компанию «Интеко», в область интересов которой входило производство полимерных изделий, коммерческая недвижимость, строительство и инвестиции в акции крупнейших госпредприятий, включая Газпром, «Осколцемент», «Атакайцемент», Сбербанк.

Предприятие оказывало финансовую поддержку в реализации проектов в сфере образования, культуры, искусства, спорта, включая международные турниры по гольфу. Елена Батурина выступала инициатором начинания «Дом всем миром» (программа предоставляла жилье остро нуждающимся российским семьям в разных городах), спонсором конноспортивных соревнований (Елена была президентом профильной отечественной Федерации конного спорта). В 2006 году она получила должность замруководителя межведомственной группы по национальной программе строительства доступного жилья.Елена Батурина не раз возглавляла рейтинг самых богатых женщин РоссииС 2007 года Елена Батурина активно возрождала традицию выступления наших артистов за рубежом, созданную в 1907 году Дягилевым Сергеем Павловичем и получившую название «Русских сезонов». Так, в 2008 году при ее содействии в Австрии состоялись концертные выступления отечественных коллективов танца, классических музыкальных произведений, народной песни, приуроченных к православному рождеству.Биография Елены БатуринойВ 2009 году «Интеко» завершила строительство многофункционального комплекса «Москва-парк» в Астане. В комплексе были предусмотрены торгово-развлекательный и деловой центры, панорамный лифт, рестораны, кафе, офисные помещения и 4-звездочный отель.

В 2010 году Елена Николаевна открыла в Северной столице отельный комплекс «Новый Петергоф»; в рамках помощи пострадавшим от пожаров профинансировала строительство дошкольного учебного заведения в Тульском регионе, продала иностранным инвесторам Русский Земельный банк.Елена Батурина о своем бизнесе в ЕвропеВ 2011 году была обнародована информация о передаче миллиардершей в дар музею «Царицыно» фарфора Императорского завода из ее личной коллекции, а также о продаже Inteco. В 2012 стало известно об открытии гостиницы Quisisana Palace в Карловых Варах, в 2013 – отеля Morrison в столице Ирландии. В 2016 году она приобрела ряд офисных строений в районе Нью-Йорка Бруклине, недалеко от спортивной арены «Барклайс-центр».

Личная жизнь Елены Батуриной

Успешная женщина-миллиардер замужем. Со своим супругом, Юрием Лужковым, они поженились в 1991 году. Муж, для которого их брак стал вторым, старше ее на 27 лет. Семейная пара воспитала двух дочерей – Елену, появившуюся на свет в 1992 году, и Ольгу, которая младше сестры на 2 года. До ухода Лужкова с поста мэра они обе были студентками МГУ (старшая дочь училась на факультете мировой политики, младшая – на экономфаке). В 2011 девочки вместе с матерью переехали в столицу Соединенного королевства, где продолжили образование в Университетском колледже Лондона. Елена Батурина с дочерьмиОльга также заработала степень бакалавра в Нью-йоркском университете и диплом магистра по специализации гостиничного дела. В 2015 году женщина, с присущей ей маркетинговой смекалкой, открыла собственный бар Herbarium в Кицбюэле, вблизи Grand Tirolia. В новом заведении Батурина испробовала давнюю идею, что подобное заведение может быть местом, где можно не только выпивать, но и наслаждаться в комфортной обстановке напитками на основе трав.Елена Батурина и ее муж Юрий ЛужковСтаршая дочь Елены Батуриной занимается бизнесом в Словакии, стране с быстро развивающейся экономикой. Она учредила в Братиславе компанию Alener, основной сферой деятельности которой является разработка косметических средств и парфюмерии.Елена Батурина обвенчалась с Юрием ЛужковымЭкс-градоначальник столицы называет свою жену суперталантливым человеком. В 2016 году, на 25-летие совместной жизни, супруги обвенчались в церкви.

Елена Батурина любит конный спорт, увлекается теннисом, гольфом, горными лыжами, коллекционированием фотографий, произведений искусства (в частностей, ей принадлежит полотно английского художника Фрэнсиса Бэкона) и классических автомобилей (в ее автопарке около 50 единиц винтажной автотехники).

Елена Батурина сегодня

Предпринимательница занимается гостиничным бизнесом, приобретением и строительством объектов недвижимости (в США, в Великобритании), вместе с супругом – управлением концерном по разведению лошадей «Веедерн». Она финансирует целый ряд благотворительных организаций – «Ноосфера» по оказанию бескорыстной помощи в вопросах образования, терпимости к иной вере, образу жизни, обычаям, Be Open по продвижению прогрессивных идей молодых творческих людей в разных концах мира.Виктор Батурин о своей сестре Елене Батуриной и Юрии Лужкове

biografii.net

Москва позади: чем теперь занимается Елена Батурина

редакция рекомендует

«Да, я вышла с деньгами. Сейчас у меня на руках достаточно много кеша для развития новых бизнесов», — говорила Батурина в интервью Forbes в 2011 году в одном из люксовых венских отелей. Когда-то выручка «Интеко» достигала $600 млн, компания строила почти 1 млн кв. м в год, планировалась реализация инвестпроектов на миллиарды долларов. Сейчас Елена Батурина действует куда осторожнее: суммы инвестиций в отдельные проекты исчисляются десятками миллионов евро.

Вот пример. В 2011 году рынок недвижимости Ирландии переживал кризис, и расположенный на одной из центральных улиц Дублина отель Morrison стал убыточным и перешел в управление Государственного агентства по управлению активами. В марте 2012 года фирма Батуриной купила отель за €22 млн (независимая оценка была €25 млн). Вложив порядка €8 млн в реконструкцию и расширение номерного фонда, Батурина получила в 2017 году выручку €12 млн и €4,5 млн EBITDA. При этом рыночная стоимость отеля, по оценке менеджеров Батуриной, утроилась, и по этому поводу был даже выпущен пресс-релиз. Успех? Довольно скромный, если вспомнить, что в 2009 году Батурина только как физическое лицо уплатила в российский бюджет $125 млн НДФЛ.

Другой пример. Живя в России, владелица «Интеко» легко могла выделить €100 млн под проект курортного комплекса в Марокко. Сейчас она судится со своим партнером по этому проекту Александром Чистяковым, и суд кропотливо накладывает арест на его имущество стоимостью несколько миллионов евро.

После продажи «Интеко» Микаилу Шишханову осенью 2011 года Батурина могла получить на руки, по оценкам, от $200 млн до $600 млн (официально сумма сделки не раскрывалась). Кроме «Интеко», Батурина продала два цементных завода в Краснодарском крае. Спустя семь лет большая часть этих денег, вложенная в девелоперские инвестфонды в Европе и США, составляет основу состояния Батуриной, вклад «новых бизнесов» гораздо скромнее.

Рыночная стоимость активов Батуриной в этих фондах составляет $500 млн, уверяет ее представитель Геннадий Теребков. Он отказался назвать фонды, однако один из них называла сама Батурина в интервью «Дождю» в 2013 году — это Queensgate. В апреле 2012-го управляющая компания Queensgate Investments сформировала фонд Queensgate Investment Fund I на £500 млн, планируя инвестировать средства в коммерческую недвижимость.

Queensgate Investments — это партнерство трех крупных и хорошо известных на рынке недвижимости Великобритании компаний. Одна из них называется LJ Investment Group, это multi-family office с активами свыше $10 млрд. Ее сооснователь и управляющий партнер Эндрю Уильямс является также одним из трех партнеров Queensgate Investments. В 2018 году Батурина совместно с LJ Investments выделила средства на строительство двух центров психологической помощи больным раком Maggie’s, это позволило открыть новый центр в больнице Святого Варфоломея и начать строительство второго центра при больнице Royal Marsden (оба медицинских учреждения специализируются на онкологических заболеваниях).

Свой среди чужих

Благотворительность помогает налаживать связи. В 2017 году Елена Батурина вошла в число попечителей Фонда Мэра Лондона Садика Хана, который помогает юным лондонцам из бедных семей. Богатейшая женщина России вместе с другими попечителями будет определять состав благотворительных программ фонда. Гуманитарный фонд самой Батуриной Be Open поддерживает талантливых молодых людей в разных сферах.

Впрочем, благотворительность отворяет не все двери. Население крохотной коммуны Аурах в нескольких километрах от Китцбюэля в Тироле едва превышает 1000 человек. Бургомистр лично поздравляет с днем рождения пожилых земляков. Именно в этом тихом месте в горах Елена Батурина решила приобрести дом для семьи в 2008 году за €10 млн. Заключить сделку было непросто. Власти Тироля почти год колебались, прежде чем ее одобрить: иностранцам здесь не очень рады, даже если они инвесторы.

Двумя годами ранее, в 2006-м, Батурина приобрела за €35 млн строящийся в Китцбюэле люксовый отель Grand Tirolia (достраивался уже под ее присмотром) и расположенный рядом гольф-клуб «Айхенхайм». Супруга мэра Москвы сразу же включилась в общественную жизнь Китцбюэля. Она спонсировала соревнования по триатлону, учредила музыкальный фестиваль JazzaNova и выделяла деньги на теннисный турнир ATP. Австрийские журналисты тут же сообщили, что москвичка пытается завоевать доверие тирольского истеблишмента. Сама Батурина говорила, что ее активность связана с промоушеном отеля и стремлением увеличить заполняемость в любое время года.

В 2011 году после отъезда из России семья бывшего мэра Москвы продала первый дом и захотела купить в том же Аурахе поместье побольше. История повторилась: сделку снова согласовывали почти год. В многомиллионном Лондоне у Батуриной есть собственный офис в Мейфэре и дом возле Холланд-парка — и никаких сложностей с приобретением.

Доверенные лица

В России у Батуриной была крепкая команда топ-менеджеров. Вице-президенты «Интеко» Олег Солощанский и Константин Эдель проработали с ней больше 10 лет. В Европе все иначе. Практически сразу после переезда Батурина рассталась с австрийским менеджментом компании, управляющей сетью отелей. Не везло Батуриной и с советниками, один из них, если верить газете Wiener Zeitung, брал взятки, и, уличив его, хозяйка отеля Grand Tirolia прекратила спонсорские выплаты в адрес ATP.

В 2015 году Елена Батурина купила 75% Hightex, одной из старейших в Европе компаний, производящей мембранные конструкции для спортивных объектов, стен и фасадов. За несколько лет до этого пост гендиректора компании покинул сын ее основателя Клаус-Микаэль Кох. И компания оказалась в предбанкротном состоянии, хотя в портфеле заказов Hightex были огромные стадионы в Бразилии («Маракана») и в Йоханнесбурге («Соккер Сити»). Батурина снова приняла кадровые решения.

«В основе управляющей команды находятся специалисты, работавшие в компании с момента основания и до прихода руководителя, чья деятельности привела ее к банкротству. То есть сегодня команда Hightex вернулась к составу «золотого» периода компании», — сообщил представитель Батуриной. Коху принадлежит 25%, он вновь стал СЕО Hightex. В 2017 году портфель пополнился двумя крупными заказами: строительство из мембран крыши и фасада для стадиона «Аль-Хор» в Катаре (площадь мембранной структуры более 200 000 кв. м) и установка мембранных элементов на строительстве монумента Canopy of Peace в США высотой 50 м (часть музея Второй мировой войны). Об эффективности принятых мер пока судить сложно, финансовые показатели не раскрываются.

Когда уезжаешь из страны, и самые доверенные менеджеры могут подвести. В 2013 году после камеральной проверки налоговая служба доначислила НДС с пенями около 240 млн рублей небольшой российской компании Елены Батуриной «Аморис». Компанию возглавлял бывший вице-президент «Интеко» Олег Солощанский. «Аморис» была заказчиком на строительстве элитного коттеджного поселка «Горки-2». Налоговики доказали в суде, что расчеты с одним из субподрядчиков, ООО «Евролюкс», были фиктивными. «ООО «Евролюкс» после поступления денежных средств от ООО «Аморис» в тот же банковский день либо на следующий перечисляет денежные средства в адрес организаций-однодневок, которые денежные средства перечисляют в адрес иностранных организаций», — сказано в решении суда.

Компания Батуриной через суд потребовала от Олега Солощанского возместить убытки в размере 386 млн рублей, появившиеся якобы из-за того, что гендиректор заключал сделки с заведомо недобросовестными контрагентами, что привело к доначислению НДС. Через три дня последовал новый иск к Солощанскому о взыскании убытков уже в размере 1,4 млрд рублей — на столько, по данным привлеченного «Аморисом» оценщика, затраты на строительство «Горок-2» превысили рыночную стоимость объекта. Оба разбирательства компания Батуриной проиграла, Солощанскому удалось доказать, что все сделки совершались с ведома основного акционера, самой Батуриной.

Сентиментальность в деловых вопросах Батуриной не свойственна. В конце 2015 года ее младшая дочь, 21-летняя Ольга, открыла в мамином Grand Tirolia бар Herbarium. Барную культуру девушка изучала в Нью-Йорке и Японии, а еще помогли учебники, писал журнал Tatler, который взял у Ольги первое интервью. Бар с коктейлями на основе альпийских растений нашел своих клиентов и работает до сих пор.

И тем не менее весной 2018 года Батурина продала Grand Tirolia вместе со знаменитым гольф-клубом. Нужно увеличить количество номеров, а власти Тироля тянут с согласованием, сетовала Батурина в одном из интервью. «Было принято решение инвестировать средства в более прибыльные проекты», — сообщил Forbes ее представитель. Детали сделки не разглашаются, по данным газеты Tiroler Tageszeitung, сумма составила €45 млн, и вложенные в проект за 10 лет средства вернуть не удалось. «Ольга сейчас работает независимо в сфере дизайна интерьеров», — рассказал Forbes представитель Батуриной. Старшая дочь Елена работает в маркетинговой службе гостиничной сети и готовит к запуску свой проект в сфере отельного бизнеса.

О каких «более прибыльных проектах» может идти речь? Представитель Батуриной это не комментирует, но проектов в портфеле много. В 2019 году объем инвестиций в альтернативную энергетику и повышение энергоэффективности предприятий достигнет €40 млн, пилотный проект — оптимизация энергопотребления компании Paradisiotis, одного из крупнейших производителей мяса на Кипре. Финансовые показатели не раскрываются, количество работающих тоже. Здесь же на Кипре на побережье Лимасола Батурина строит люксовый 12-этажный жилой комплекс, инвестиции снова исчисляются десятками миллионов евро. В 2015 году компания Батуриной приобрела за $10 млн здание площадью 1500 кв. м в Бруклине под редевелопмент. Перечислять такие сравнительно скромные покупки можно долго.

В 2008 году состояние Елены Батуриной достигало рекордных $4,2 млрд. Удастся ли когда-нибудь повторить этот результат на новой почве?

www.forbes.ru

Первое интервью дочери Юрия Лужкова и Елены Батуриной

ГероиОльга Лужкова открыла в Тироле бар и лечит отдыхающих коктейлями на основе альпийских трав.

Ольга Лужкова на лужайке перед отелем Grand Tirolia в Кицбюэле

«Меньше бюджет, меньше бюджет! А еще вот тут можно сократить», – Оля Лужкова вспоминает, как ровно год назад, в сентябре 2015‑го, пришла к маме защищать свой первый бизнес-проект – бар Herbarium рядом с отелем Grand Tirolia в Кицбюэле. Отель принадлежит Елене Батуриной, а она, основатель и бывшая владелица компании «Интеко», мало похожа на человека, который ставит свою подпись, предварительно не выпив из партнера все соки. Для нежно любимой дочери Елена Николаевна исключений делать не собиралась. Если бюджет, то небольшой. Оля распорядилась им самым разумным образом. Стены, обитые драгоценными породами дерева? Оставила одну, где барная стойка, а другие декорировала проще. Винтажная мебель? Зачем, если в продвинутых бруклинских барах стоят отличные стулья Tolix по сто долларов штука. Персидский ковер? Пусть лежит палас за пятьсот евро. Рисунки альпийских растений очень кстати нашлись у мамы в архиве. Вот когда дело закрутится, когда польется декалитрами ром с лавандой, когда не будет отбоя от желающих припасть после гольфа или прогулки по живописным альпийским холмам к живительному источнику, обозначенному в барной карте как Aphrodisiac или Shipovnik, тогда и поговорим с мамой о том, что дальше.

Ольга Лужкова с родителями на выпускном в школе имени Колмогорова (2010)

Материнскую мудрость понять несложно. Во‑первых, все фигуранты «Форбса» (Батурина со своим миллиардом ста миллионами – на шестьдесят пятом месте) так или иначе озабочены будущим своих детей. Наследники выросли, получили образование, но оставлять их наедине с родительскими капиталами непедагогично. Во‑вторых, раньше на месте бара, где мы с Олей пьем ромашковый аперитив, был гастрономический ресторан. Звездный шеф Бобби Бройер томил здесь каре ягненка в пене из топинамбура. И этот ягненок никому не был нужен – постояльцы требовали оленьего гуляша с хлебными кнедликами. Бобби страдал от творческой нереализованности, Батурина считала недополученную прибыль. Ресторан закрыли, помещение с фантастически красивой террасой какое‑то время использовали для банкетов и свадеб. Я бы тоже не отказалась выйти замуж в одном из самых красивых отелей Европы и испортить каблуками холеное гольф-поле Айхенхайм.

И тогда к Елене Николаевне пришла младшая дочь Оля и сказала, что хочет открыть на месте ресторана бар. Тут нелишне добавить, что Олина мама может изредка поднять бокал вина, папа не пьет совсем. А их стартаперу всего полгода как исполнился двадцать один, девочка жила в Нью-Йорке, и ее стаж потребления напитков крепче кефира был крайне незначителен.

Зато у Лужковой-младшей оказались чутье и маркетинговая смекалка. «Понимаете, в австрийских горах барная культура вымирает. Что такое стандартное местное заведение? Плохая музыка, довольно скверные напитки. Идут туда, чтоб побыстрее напиться, а в зимнее время – прямо в лыжных ботинках, позабыв, где брошены лыжи. Мы же в Herbarium пропагандируем идею, что бар и напитки – это крафт, искусство, что им можно наслаждаться в приятной атмосфере».

Елена Батурина с дочерьми Ольгой и Еленой (1998)

Например, Нью-Йорк, вполне себе барная столица. Ольга, незаметно переходящая в разговоре с русского на английский, провела там обширный research. Глубоко исследовала бар Apotheke в China Town – по совпадению, его открыл австриец. У него все вертится вокруг китайских ингредиентов – женьшеня, грибов. Амбианс как при сухом законе: закоулок, дверь без вывески, внутри крошечное помещение и садик на крыше. Меню – не меню вовсе, а prescription, рецепт от доктора. Или другой бар – Please Don’t Tell, похожий на московский «Менделеев». Заходишь в фастфуд с хот-догами, а там, только для своих, – малюсенькая дверь в мир, где мешают сложные коктейли. Главное, don’t tell – никому...

Еще Ольгу, большую поклонницу японской культуры и языка, впечатлил токийский квартал Golden Gai. Узенькие улочки, один за другим в два этажа бары, в каждом пять стульев, и ты приходишь не только выпить (а японцы мастера по части утопить корпоративную печаль в местном виски), а поболтать с барменом, который чаще всего и хозяин заведения. Иностранцам здесь делать нечего – без языка теряется суть происходящего. Но Оля понимает и говорит, так что исследовала любимую территорию Мураками во всех деталях, и ей страшно понравилось.

Серьезно, с академическим азартом Лужкова отнеслась и к истории барного дела. Обложилась учебниками. «Вы же знаете, что раньше алкоголь был частью медицины и гигиены. Если приходилось пить обычную речную воду, кишащую бактериями, в нее по возможности добавляли вино, чтобы хоть немного обеззаразить. Безопасной альтернативой сомнительной воде могло быть и пиво. Алкоголь был основным компонентом лекарственных настоек на травах, которые готовили монахи. В Индии уже в XVII веке англичане решали вопрос с малярией употреблением хинной воды (прообраз тоника) с можжевеловой водкой – джином».

Результатом изысканий пытливой девицы стала продвинутая даже по мировым меркам барная карта – коктейли на основе гербария, смешанные в аптечных мензурках.

В сентябре Оля защитила у мамы бизнес-план, следующие два месяца прошли под знаком ремонта (Елена Николаевна потребовала, чтобы бар открылся к зимнему сезону), в составлении меню и дегустациях. «Набираешь коктейль маленькой трубочкой и пробуешь. Были такие ужасные варианты, что пить невозможно. Например, мы долго пытались сделать коктейль с маття, японским зеленым чаем в порошке. Готовят же маття-латте вместо кофе. Но получалось горько и мерзко». К началу европейских зимних каникул все было готово. На огонек заглянули два первых клиента. «Мы на радостях вчетвером на них накинулись, они даже испугались». С Рождества потянулись гости. Бар ожил. На каникулы прибыли мама с папой и друзья.

Гольф-поле перед отелем Grand Tirolia

В Австрию Оля ездит с трех лет. Здесь ее поставили на лыжи. В соседнем местечке Аурах, где тихонько обитает тирольский crème de la crème, мама купила дом. Иностранцам в Тироле почти невозможно получить разрешение на владение недвижимостью для личного пользования – но бизнес-достижения Батуриной убедили закрытую аурахскую общину сделать для нее исключение.

Еще до покупки дома она приобрела здесь гольф-клуб и построила рядом с ним пятизвездочный отель, что означает больше сотни новых рабочих мест. Гостиница поддерживала чемпионаты мира по триатлону и получила почетный статус «Дом Laureus World Sports Awards» (Laureus – это спортивный «Оскар». – Прим. «Татлера»). На стадионе Кицбюэля Елена Николаевна устроила концерт в рамках ее программы «Русские сезоны», продолжающей традиции Дягилева. Поток туристов естественным образом вырос.

«Приезжают мои друзья и друзья моих друзей, – рассказывает Оля. – Мы стараемся отмечать здесь каждый Новый год. Это очень уютное место, городок маленький, все друг друга знают. Какой здесь невероятный ботанический сад! Хочу поговорить с ними по поводу сотрудничества». А что, коктейль в коллаборации с ботаническим садом – звучит неплохо.

Спрашиваю Олю, где ее дом. «Я много по этому поводу думала, я ведь часто переезжала. Дом там, где моя семья: бабушка (Тамаре Афанасьевне, маме Елены Николаевны, восемьдесят семь, и она упрямо не хочет перебираться из Москвы), родители, старшая сестра. Поэтому частичка дома – в Москве, частичка – в Лондоне... Только я не ощущаю сам Лондон домашним и родным. Потом я переехала в Нью-Йорк... Но когда сидишь на кухне с папой, мамой и сестрой, пьешь чай – будь то Москва или Лондон, – это и есть самое родное, самое дорогое».

Траектория Олиного движения по лучшим университетам мира не была спланирована с самого начала. Дочь мэра обречена была получать хорошее российское образование. Сначала – «Жуковка», потом – Первая московская гимназия в деревне Липки. Ее создала Елена Николаевна, дочери там и учились. Как Батурина сказала однажды в интервью Forbes Woman, «гимназия была для богатеньких, но при этом хотелось их головы напичкать чем‑то настоящим, отличным от того, что иногда им вкладывают в головы дома». Оля вспоминает, как много в школе было программ и дополнительных занятий, например по толерантности. В гости приезжали представители разных конфессий. А еще там была астрономическая обсерватория, а еще ездили помогать детским домам, а еще...

Потом семья постоянно стала жить в Москве, и мама сказала: «Ты меняешь школу, но она должна быть сильнее твоей гуманитарной». Что может быть сильнее специализированного учебно-научного центра МГУ – школы имени А. Н. Колмогорова? Это физмат в чистом виде, для гениев. Большинство детей в школе – самородки из регионов. «Мне было невыносимо трудно. Математика полбеды, но физика... Тогда я поняла, что хорошо, когда есть кто‑то сильнее тебя, когда ты тянешься вверх. Это отличный урок».

*В 2010 году Лужкова поступила на первый курс экономфака МГУ – ее старшая сестра Лена училась там же, на факультете мировой политики. Двадцать восьмого сентября мэра отправили в отставку «в связи с утратой доверия». А в октябре 2010‑го... «Это был обычный день. Помню, мы погуляли с друзьями. Подойдя к воротам – мы жили на госдаче в районе метро «Университет», – я увидела много-много машин. Дома сидели какие‑то незнакомые люди. И мама напечатала на айпаде: «Мы уезжаем. Собирай вещи», – говорить вслух было нельзя. Было понятно, что это надолго. На следующий день мы с сестрой и мамой улетели».

Ольга Лужкова в баре Herbarium в Кицбюэле

«Мама производит впечатление человека со стальными нервами. Она плакала?» – «Вы правы, мама старалась никогда не расстраивать нас своими эмоциями. Но в тот день я видела, как у нее лились слезы. Она услышала угрозу в наш адрес. Не могла понять, как можно давить, угрожая детям. Мы – самое дорогое для нее».

Оля два года училась в лондонской UCL. «Вообще‑то я человек общительный, дружелюбный, но там не нашла свою компанию. Мне было семнадцать. Все казалось угрюмым, серым... вечный дождь. Это одна из причин, почему я с радостью продолжила обучение в Нью-Йорке – там хотя бы есть солнце».

Она снимает небольшую квартиру. Тридцать метров, зато в Сохо. Электричество есть, но нет газа, жильцы готовят на плитках, как в советском общежитии. Оба окна выходят на стену. Но все равно в городе Оля своя. В New York University получила степень бакалавра, набор предметов был очень разнообразный: философия, нейробиология, аналоговая фотография и история пиратства. Сейчас Лужкова учится в магистратуре, диплом будет по гостиничному делу и плохо переводимым на русский язык пищевым наукам. Семья довольна – с учетом того, что отельное портфолио Елены Батуриной неуклонно растет.

На интервью в свой собственный бар Оля приходит в простой белой майке, черных брюках, косухе и белых кедах. Просит не фотографировать ее в нарядных платьях и на каблуках – говорит: «Это не я». Надевает черный, в стиле милитари жакет демократичной марки The Kooples и вздыхает с облегчением. Оля застенчивая, немногословная (вспомните себя в тот день, когда первый раз в жизни давали интервью) и очень земная. Да, из небедной семьи, но без капризов и закидонов. «Родители никогда не кичились своим положением. По‑моему, это неприлично. Не представляю, как бы я могла вести себя иначе».

Любимая марка одежды? «Британская AllSaints – сдержанная, никаких ярких цветов». Нравится Saint Laurent Paris – но «просто посмотреть»: «Дорого покупать и дорого содержать, потому что нужно все время сдавать эти вещи в химчистку – проще купить кофту в Zara». «Спортом занимаетесь?» – «Да, играю в теннис в China Town, на уличных кортах».

«Елена Николаевна однажды сказала, что будет финансово поддерживать вас с сестрой, только пока вы учитесь. А потом – ни копейки. Верите ей?» – «Я пока еще не закончила учебу, но мама свое слово держит, так что еще полтора года – и все». – «Планируете ли когда-нибудь взять в управление семейный бизнес?» – «Мне кажется, если мама увидит, что я компетентный руководитель, она с радостью доверит мне развитие новых бизнес-направлений, и не факт, что они будут в рамках семейного дела. Но для этого нужно много работать».

Осторожно спрашиваю, нравится ли Оле, как сегодня развивается Москва. Она не менее осторожно отвечает: «Ребята, с которыми я общаюсь в Москве, очень вдохновленные, интересуются чем‑то новым, придумывают различные концепты, генерируют идеи. А по поводу всего остального я говорить не хочу».

Оля с готовностью признает, что ей нелегко будет строить собственную семью, ведь перед глазами пример родителей, «их идеальной сказочной любви, которая длится на протяжении стольких лет». И добавляет: «Когда вокруг столько браков распадается, а ты видишь такой идеал, не хочется разменивать себя на меньшее».

Спрашиваю, что больше всего восхищает в папе. «Он очень мудрый. Что бы ни случилось, он всегда будет рядом. Если говорить об их отношениях с мамой, то я не видела людей с такой разницей в возрасте, которые бы столь идеально понимали друг друга. Всегда удивлялась, как можно в семьдесят девять лет так молодо думать и действовать. Папа по‑прежнему много работает, путешествует, занимается спортом: катается на лыжах, на днях обыграл маму в теннис. Ой, она меня убьет, если прочтет это в журнале».

Ольга Лужкова в баре Herbarium

Думаю, мама cтерпит, она привыкла читать про себя всякое. В октябре 2010 года крепко досталось и дочерям – от газеты «Комсомольская правда», которая в бытность Лужкова мэром состояла с ним в исключительно теплых отношениях. «Променяли МГУ на лондонский университет», «не смогли сдать экзамены с первого раза», «не стесняются выглядеть забавно», «умеют отдыхать». «Не то панки, не то эмо» – автор очень хотел написать бяку. Вышло мерзко, не более того, но последовали комментарии «добрых» людей, и тут уже девочкам, которые никогда ни от кого не прятались и выкладывали свои фото во «ВКонтакте», стало очень обидно. «Дети буржуев», «шикуют на сворованные родителями деньги...» Потом, как водится, пошли комментарии в адрес внешности: «толстая», «некрасивая», «похожа на мужика». Лена, старшая из сестер, не выдержала, опубликовала ответ. Оля объясняет: «Это был ее внутренний порыв, но прежде Алена спросила родителей. Она отлично пишет, сочиняет стихи. Никто не сомневался, что ответ она даст достойный. Ей на тот момент было восемнадцать, мне – шестнадцать. Прочитать о себе такое в шестнадцать – от этого потом довольно трудно избавиться».

Умная мама постаралась объяснить Оле ситуацию почти так же, как когда‑то говорила Коко Шанель: какая разница, что думают о тебе те, кто тебя даже не знает? Главное, что думают о тебе близкие люди. Cемь вечера. Мы заговорились и, кажется, совсем забыли, что по ту сторону дверей в ожидании рома с кардамоном и мятой собралась делегация компании Jaguar, заказавшая в баре вечеринку. Дилеры не за рулем и могут себе позволить выпить за успех своего благородного предприятия.

«А мама вам зарплату платит?» – спрашиваю на прощание.

«Нет. Пока нет. Бар принадлежит гостинице. Как только он возвратит инвестиции и принесет прибыль, мама заплатит мне компенсацию за то, что я тут натворила».

29 Августа 2016

Фото:Dirk Spath

Нашли ошибку? Сообщите нам

www.tatler.ru

Как выглядят роскошные дома Елены Батуриной

Елена Батурина является супругой бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, а также одной из богатейших женщин России по версии Forbes. Бизнес Батуриной огромен и разнообразен – она является собственницей сети гостиниц, владеет компанией по производству альтернативной энергии, а также занимается продажей стройматериалов, в связи с чем скопила более чем миллиардное состояние.

Какая недвижимость у таких богатых людей, как жена экс-главы столицы, и где живет Елена Батурина в настоящее время – узнаем точно из информации, представленной в сети авторитетными источниками.

Содержание

  • Особняк в Лондоне
  • Дом в Подмосковье

Издание The Daily Mail опубликовало в 2008 году статью о покупке российским бизнесменом особняка Уитанхерст в престижнейшем районе Лондона.

Стоимость сделки составила 100 млн долларов. Уитанхерст считается самым большим дворцом в Великобритании после Букингемского.

По оценкам экспертов, если в здании провести грамотную реконструкцию, то оцениваться уже будет как минимум в три раза дороже. На текущий момент имение, представленное на фото, оценивается в 450 млн долларов.

В особняке предусмотрены 25 спален с 12 санузлами, салон красоты, массажный кабинет и двухуровневый подземный кинотеатр. Кроме того, здесь оборудован лифт для автомобилей и подземный паркинг на 28 автомобилей, игровая комната,

Как утверждает издание, владельцем недвижимости выступает именно Елена Батурина в лице компании «Интеко».

Компания «Интеко, которой управляет Батурина, отрицает факт приобретения особняка.

Представители Алексея Навального расследовали этот вопрос и выяснили, что покупка оформлена на один из офшоров, выводящих на экс-сенатора Мурманской области Андрея Гурьева. Данный актив, конечно же, не числится в его общедоступных декларациях.

Существует вероятность, что приобретение дома Батуриной было оформлено тайно посредством участия оффшорных компаний. Официальных опровержений в СМИ опубликовано не было.

Читайте также: Как выглядит дом Владимира Фриске

Дом в Подмосковье

Общеизвестный факт – подтвержденное наличие в собственности дома Батуриной, который располагается в подмосковном поселке Горки-2.

Жители поселка наслаждаются наличием здесь чистого воздуха, несмотря на территориальную близость мегаполиса.

Соответствующую экологичную атмосферу поселку обеспечивают немалые площади насаждений вековых сосен и нахождение здесь естественных пейзажей побережья Москвы-реки.

Площадь поселка составляет 120 гектаров. Местность тщательно охраняется, оборудована всеми современными коммуникациями и располагает облагороженными территориями.

Вся соответствующая уровню живущих здесь владельцев домов также есть в наличии – от школ и поликлиник до ресторанов, магазинов и фитнес-клубов.

Нижний порог цен на недвижимость в Одинцовском районе составляет 50 млн рублей. До центра Москвы понадобится проехать всего 14 км Рублево-Успенского шоссе.

На текущий момент супруга экс-чиновника проживает за границей, где ведет бизнес в нескольких странах, но часто приезжает в Россию.

nedvijdom.ru

Затаскивая Лужкова в постель, Батурина била его по лысине тапком!

- рассказывает друг семьи, миллиардер Юрий Гехт

- рассказывает друг семьи, миллиардер Юрий Гехт

- Почему против ЛУЖКОВА не возбуждают уголовные дела? - спросили на одной из недавних пресс-конференций Владимира ПУТИНА.

- Рано еще. И почему вы думаете, что по Лужкову ничего нет? - лукаво ответил президент...

Судебного процесса над экс-мэром Москвы и его хитро@опой супругой с нетерпением ждут миллионы людей. И среди них, разумеется, Юрий ГЕХТ - друг юности и бывший подельник Юрия Михайловича, а ныне - его непримиримый враг. Когда-то Гехт был членом Высшего экономического совета при Президиуме Верховного Совета РФ и крупным буржуином. А теперь он простой израильский пенсионер и по факту - уголовный преступник, разыскиваемый Интерполом.

Накануне юбилея Елены Николаевны (8 марта ей стукнет «полтинник») Юрия Гехта на Земле обетованной посетила спецкор «Экспресс газеты».

- Я всегда отстаивал Лужкова, - уверяет Юрий Георгиевич. - Даже в 1993 году, когда разъяренные депутаты хотели его убрать с поста мэра. Столица ведь тогда корчилась в грязи и нищете! На заседании Президиума Верховного Совета мне удалось отбить Лужкова. На самом деле хозяйственник он сильный. Во всем, что произошло с ним потом, виновата матерая хамка Елена Батурина. Предыдущая жена - Марина Башилова, дочь первого замминистра химической промышленности СССР, - создала Лужкова. А эта матрона сделала Юру основоположником коррупции в России! Я, например, лично присутствовал, когда Лужков за бесценок скупал земли в Сочи...

Елена БАТУРИНА и Юрий ЛУЖКОВ. Фото Анатолия ЖДАНОВА/«Комсомольская правда»

Родители Батуриной работали станочниками на заводе «Фрезер», причем отец был настоящим алкоголиком. Елена тоже после школы не в вуз пошла, а к станку. Потом только с грехом пополам окончила вечернее отделение. Подучилась и попала в Мосгорисполком на «хлебное место» - комиссию по кооперативной деятельности. Как рассказывал Лужков, он заехал туда по какому-то делу. Познакомились. Елена была еще менее привлекательная, чем сейчас, хоть и моложе его на четверть века. Но вцепилась в Юру железной хваткой!

По словам Гехта, придя к власти, Лужков сделал его своим приближенным. Из благодарности к старому другу ему пришлось, стиснув зубы, терпеть общение с его взбалмошной супругой.

Юрий ЛУЖКОВ (слева) в Московском химико-технологическом институте был прилежным студентом

Предательство

- Я не просто был вхож в дом, но и лично устраивал Батурину в лучший московский роддом имени Грауэрмана! - вспоминает Гехт. - В силу уже неюного возраста она страшно боялась первых родов. Через неделю я вручил Елене часики за 300 долларов - тогда это была приличная сумма - в качестве презента за новорожденную. Батурина сроду таких изящных вещиц не примеряла: носилась с часами, как ребенок. В те годы в магазинах не было импортных товаров, а я часто ездил за границу. Девочек Батуриной одевал и обувал. Я и с детьми Лужкова от предыдущего брака связь поддерживал. А Елена их на порог не пускала. Младший Александр еще мог на работу к папе прийти, а старший Михаил боялся. Елена такое мужу устраивала! Миша тяжело переживал отцовское предательство. Начал пить. Конечно, Лужкову это не нравилось. (Сын, кстати, работал в газовой промышленности, и, как только Лужкова убрали, его тоже попросили.)

Именно Гехт, по его словам, уговорил Лужкова начать конкурсное инвестирование в столичную недвижимость.

- Лужков, став мэром, не знал, что делать, - уверяет Гехт. - Денег нет, разруха, а отстраивать город надо. В июне 1992 года, в разгар всепожирающей гайдаровской реформы, я предложил ему идею частных инвестиций в строительство. Юра сомневался: «Кто пойдет? Такой риск!» Говорю: «Я!» И первым принял участие в конкурсе на инвестирование строительства двух престижных столичных зданий.

Во время визита в Иерусалим патриарх греческой церкви вручил ЛУЖКОВУ мощи великомученика Георгия Победоносца (справа - Владимир РЕСИН)

Юрий Гехт с гордостью называет себя «потомственным бумажником» - с 1740 года его предки занимались производством бумаги. В перестройку ему подфартило:- Министерство лесной и целлюлозно-бумажной промышленности решило объединить самые отсталые предприятия отрасли, которые себя не кормили. И меня назначили гендиректором ПО «Сокольники». В него вошла и Серпуховская бумажная фабрика. В 1987 году я взял ее в аренду, а в 89-м объединение приватизировали. Министерство разрешило мне, как директору, получить 49 процентов акций, остальные оставались у коллектива. Но затем началась приватизация по Чубайсу, и все кому не лень прямо на улицах принялись скупать акции у рабочих. По решению общего собрания люди не продали чужакам, а доверили мне выкупить оставшиеся акции. С тех пор я часто слышал шепоток за спиной: «Идет первый советский миллиардер». Но я эти деньги даже пощупать не мог, ни разу не воспользовался дивидендами - все направлял на развитие производства. Сейчас предприятие уничтожено, больше тысячи человек уволены. Только одна бумажная фабрика во Владимире работает, а Серпуховской комбинат захватили рейдеры...

Елена БАТУРИНА привила мужу любовь к большому теннису

Сперма

- Лужков боялся жены как огня, - говорит Юрий Георгиевич. - Тянул меня каждую субботу домой. Как-то сидим у них с Церетели. Уже около полуночи, а он нас не отпускает. Мы понимаем: назревает очередной скандал. Выходит Елена в наспех запахнутом халате и говорит: «Пора спать!» Юрий не реагирует. Тогда она подходит, снимает тапок и по лысине ему ка-а-ак даст!

А на приеме у королевы в 2004 году в Лондоне что вытворила? Как раз пришел к власти Тони Блэр. Все собрались, сидим - ждем Батурину. Юрий бегает, нервничает. Наконец Елена заходит в гостиницу с ракеткой. Лужков: «Лена, нас же королева ждет!» - «Ничего, подождет». Через семь минут Юрий в красных пятнах выскакивает в холл: «Едем без нее!»

В США в торговом центре Елена вдруг на весь зал так раскричалась на Лужкова, что мы всей делегацией со стыда сгорели. А в Мюнхене она поехала на конную ферму. Там ей подарили сперму одного из лучших жеребцов. В гостинице она сразу бесценную колбу спрятала, а когда стала собирать вещи для отъезда, не могла найти. Сотрудник мэрии Владимир Лебедев предложил проверить ее чемодан, но она взбесилась и дала молодому человеку несколько пощечин. В Москве после досмотра таможни мы решили посмотреть, все ли вещи на месте, и нашли колбу со спермой в ее чемодане!

Хамка

Серьезный конфликт с Батуриной у Гехта произошел в 2004 году в кабинете первого заместителя мэра Владимира Ресина, курировавшего строительство.

- Там я узнал: Лена захотела три старых жилых дома рядом со станцией метро «Арбатская», которые принадлежали мне. (Теперь ими владеет Тельман Исмаилов.) Я хотел возвести на этой земле гостиницу. Выселил 240 семей, лично с каждым жильцом разговаривал - на меня ни одной жалобы не поступило. Вложил в объект 23 миллиона долларов. Но после дефолта никак не мог начать строительство. Понял: формальный повод придраться есть, Лена не отступится. Я согласился подписать договор о передаче объектов, но только при условии выплаты компенсации: «Лена, верни, что потратил!» Но она заявила Ресину: «Пусть ему друг Лужков компенсирует». Я не выдержал и ударил кулаком по столу: «Да ты просто деревенская хамка!» Лужков сначала пытался меня выручить. Но Батурина стояла на своем. В итоге она принесла договоры на покупку всех объектов, а сумма компенсации - 50 тысяч рублей! Понимая, что я не подпишу, они с Ресиным предложили мне три ветхих здания на Арбате: помойки, скупленные кавказцами, которые надо расселить. Мне и 150 миллионов долларов для этого не хватило бы! Пришел к Ресину и говорю: «Я что, теперь за свой счет всю Москву буду расселять?» Сказал, что не подпишу договор, пока в нем не будет прописано, что выселение осуществляется за счет Москвы. Но Лужков меня предал и не подписал.

Юрий ГЕХТ спрятался от следствия на исторической родине

Подстава

В 2004 году у Гехта сильно прихватило почки, и он решил подлечиться в Израиле.

- А незадолго до отъезда три человека, близкие к Лужкову, предупредили, что на мою жизнь готовится покушение, - говорит Юрий Георгиевич. - Первым вызвал к себе вице-мэр Иосиф Орджоникидзе - он курировал гостиничный и игорный бизнес. Заговорил о какой-то ерунде. Я ему: «Ты для этого меня позвал?» Вдруг он встает с кресла и шепчет: «Юра, уезжай немедленно, я тебя очень прошу!»

События не заставили себя ждать. Сначала Гехт попал в аварию: дорогу его машине перегородил грузовик. Гехт и водитель чудом остались живы:

- Вскоре меня обвинили в похищении человека, некоего Владимира Барышникова-Купаренко, который должен был доставить на мою фабрику немецкое оборудование, но обманул: оборудование в срок не поступило. Я дал в морду этому Барышникову и пригрозил расторжением договора и взысканием выплаченной ему суммы и убытков. Этот подлец увидел на моем столе журнал «Компромат.RU», в создании которого я участвовал. В свежем номере подробно рассказывалось, как Батурина получала земельные участки под строительство без конкурса и как через «Мосбизнесбанк» и «Банк Москвы» перечислялись бюджетные средства на финансирование ее затей. Барышников решил использовать мой конфликт с Батуриной и поехал к ней на прием с этим журналом. Елена тут же выкупила весь тираж, и они разработали схему устранения меня с рынка.

По словам Гехта, операцию курировал бывший начальник милиции Москвы генерал-полковник Владимир Пронин.

- Барышников инсценировал свое похищение, - поясняет Юрий Георгиевич, - якобы осуществленное по моему заказу. Имитировал побег из моего кабинета, где похитители будто бы заперли его на субботу-воскресенье, а он-де зашел в туалет, вылез через окно и приехал на такси в приемную мэра Москвы, а затем обратился в правоохранительные органы с заявлением. На основании этого бреда арестовали спортсменов, с которыми вечером меня видели в ресторане после соревнований - я курировал в Серпухове спорт. Их сделали исполнителями этого псевдопохищения. Дали по восемь лет. Я сделал все возможное, чтобы их вытащить. За огромную взятку их отпустили через два года.

После успешной операции по пересадке почки Юрий Георгиевич обрел надежду вернуться в Россию.

- Я не прячусь, - говорит изгнанник. - Переписываюсь с Интерполом, а меня все «ищут». Мне отказали в российской пенсии, выдаче российского международного паспорта, несмотря на судебное подтверждение, что я являюсь гражданином России. Через Тельмана Исмаилова Батурина забрала всю мою недвижимость. С Лужковым я с тех пор не общался - бесполезно: он, по сути, стал ее заложником. Но я должен вернуться в Россию, чтобы доказать свою невиновность. Единственное, что прошу у президента Путина и премьера Медведева, - дать возможность мне лично участвовать в расследовании уголовного дела.

www.eg.ru

Биография Елены Батуриной

Так сложилось, что к женщинам, добившимся успехов, отношение неоднозначное. Одни их хвалят, справедливо отмечая, что им гораздо труднее, чем мужчинам. Другие ругают – дескать, добиваются всего благодаря привлекательной внешности и вызывающим нарядам. Безусловно, у женщин на вооружении есть действительно тяжелая артиллерия: яркий макияж, декольте, головокружительное мини. Вот только не все женщины это используют. Елену Батурину, супругу экс-мэра Москвы Юрия Лужкова, основательницу компании «Интеко» и самую богатую женщину в России, нельзя обвинить в эксплуатации сексапильного образа. Она добилась успехов, действуя очень по-мужски: решительно, жестко, демонстрируя свой ум, деловую хватку и умение задействовать полезные знакомства.

Начало пути

Елена Батурина родилась 8 марта 1963 года в Москве. Закончив школу, она сразу же пошла работать на завод «Фрезер», где трудились и ее родители. Параллельно Елена училась в Московском институте управления, который закончила в 1982 году.

Закончив учебу, Елена Батурина ушла с завода в Институт экономических проблем комплексного развития народного хозяйства, где она курировала вопросы кооперации. В этот период она познакомилась со своим будущим мужем, Юрием Лужковым. Но романа между ними не возникло – Лужков тогда был женат, а Батурина в тот момент больше думала о карьере, чем о любви, и все силы отдавала работе.

В 1989 году в семье Лужкова произошла трагедия: умерла его жена Марина. А в 1991 году Лужков и Батурина поженились.

«Интеко»

В том же 1991 году Елена стала бизнес-леди: она вместе со своим братом Виктором открыла кооператив «Интеко». Небольшая фирма занималась изготовлением изделий из пластмассы. Однако темпы производства стремительно росли. Весомый вклад в развитие «Интеко» внес Юрий Лужков. В 1991 году он занимал пост вице-мэра Москвы, а в 1992 стал мэром, и именно в то время компания Батуриной получила очень крупные заказы от города.

Деятельность компании успешно расширялась. Уже через несколько лет пластиковые изделия «Интеко» стали изготавливаться из собственного сырья благодаря построенному заводу по производству полипропилена.

В конце девяностых годов Елена Батурина стала осваивать новую сферу деятельности – строительство. Ее компания участвовала в строительстве Города Шахмат в республике Калмыкия. Приобретя в начале двухтысячных годов Домостроительный комбинат № 3, Батурина приступила к строительству жилья в Москве. А чтобы не зависеть от цен на цемент, были приобретены и несколько цементных заводов.

После отставки мужа Елена Батурина приняла решение продать компанию. Покупателями стали Михаил Шишханов и ООО «Сбербанк Инвестиции».

Скандал в благородном семействе

Чем человек богаче, влиятельнее, могущественнее, тем больше скандалов, сплетен и слухов вокруг его имени. Елена Батурина не стала исключением.

15 февраля 2004 года в московском аквапарке «Трансвааль» произошла трагедия: обрушилась кровля, что привело к гибели людей. В «Коммерсанте» была опубликована статья, в которой утверждалось, что Елена Батурина вместе с братом участвовала в управлении аквапарком. Свою непричастность к «Трансваалю» Батуриной пришлось доказывать через суд.

Московские суды стали местом встречи и с братом Виктором. В 2006 году Виктор Батурин был уволен из «Интеко». А уже в начале 2007 года обвинил сестру в своем незаконном увольнении и требовал вернуть ему акции. В ответ Елена подала сразу 4 иска к брату и компаниям, которыми он руководил. И хотя вскоре стороны подписали мировое соглашение и отказались от взаимных претензий, отношений они друг с другом больше не поддерживают.

В конфликте с братом Елена еще раз продемонстрировала, что может быть по-мужски жесткой. Вообще, жесткость, твердость – главные черты ее характера. Но именно эти качества позволили ей стать надежной соратницей для своего мужа, опорой для своих дочерей. Можно по-разному относиться к ней как к бизнес-леди, но, читая ее интервью или просматривая передачи с ее участием, невольно проникаешься уважением к сильной и мудрой женщине.

stories-of-success.ru


Смотрите также