Екатерина седых гонщица биография


Владивостокская гонщица Екатерина Седых о «Примринге»

Поговорили с топ-пилотом российской дрифт-серии о женских страхах и мотивации перед соревнованиями

В рубрике «Любимое место» интересные люди рассказывают о любимых местах Владивостока, которые повлияли на их мировоззрение. Профессиональная автогонщица, топ-пилот Российской дрифт-серии и мать троих детей с Екатерина Седых рассказала о том, что она чувствует, попадая на трассу «Приморского кольца», как ей удается поддерживать крепкие взаимоотношения с командой, а также о том, как собственная дрифт-карьера повлияла на увлечения детей.

Фотографии

Артур Мигдальский

Попадая сюда, я чувствую, что возвращаюсь в родительский дом. Все мы иногда приходим к маме с папой, чтобы чем-то похвастаться, иногда поделиться печалью и проблемами, а порой и получить хорошего пинка под зад. Такие отношения у меня сложились и с «Примрингом».

Вон там стоят блоки, о которые несколько раз пришлось разложить машину. Рядом – поролон, в который я всегда боюсь попасть (блочным поролоном в автоспорте прикрывают бетонные блоки, ограждающие трассу от зрительских трибун, чтобы снизить повреждения автомобиля в случае столкновения с ними — прим. ред.). А чуть дальше стоят бетонные конструкции, куда я прицеливаюсь во время тренировок и соревнований — вроде бы простые вещи, но ментально они привязывают меня к этому месту, как маленькую девочку к любимой плюшевой игрушке.

Здесь в 2013 году на третьем этапе РДС-Восток я впервые победила в парном заезде с пилотом, которого, к сожалению, уже нет в живых, — Денисом Поповым; первый пьедестал и первая гонка с японцем Тецуя Хибино. По сути, «Примринг» стал отправной точкой моей спортивной карьеры, наверное, поэтому я и люблю это место.

Трасса для дрифта на «Приморском кольце» была построена на месте стоянки, которая изначально предназначалась для зрительских автомобилей. Здесь даже есть парковочная разметка. Но в итоге дрифтеры договорились с организаторами, получили площадку под свои нужды и стали устраивать здесь соревнования.

С одной стороны, это место прощает ошибки, если ты вылетаешь за пределы нарисованной траектории, и позволяет для каждого этапа придумывать неповторимые конфигурации. А с другой — дико сковывает то, что при разгоне в 130–140 км/ч в прямом смысле нужно лететь боком в стену. Причем неважно, штурмую я поворот в ранге опытного пилота или новичка — страх никуда не уходит даже со временем. Всё дело в инстинкте самосохранения, видимо.

Бывает, стоишь на старте, несколько секунд до зеленого сигнала, ты психологически настраиваешься на гонку и внезапно понимаешь, что не помнишь трассу. Эта информация резко выбивается из головы, пока ты перепуган, нервные окончания коротят, адреналин зашкаливает и руки трясутся. В этот момент важно выдохнуть и попытаться стабилизировать нервную систему. Тогда всё получится. Но бывает и обратная история — в день соревнований я просыпаюсь, как ни в чем не бывало, спрашиваю себя: «Гонка? Окей, гонка. Всё ништяк» и выдвигаюсь в сторону трассы на абсолютно спокойной волне. Всё это зависит от одного важного фактора  — выспалась я или нет.

В автоспорт я пришла из медицинской сферы: долгое время работала мануальным терапевтом в клинике. Общество, где большая часть коллектива — это женщины, для меня всегда представлялось своеобразным террариумом, но попав в мужской коллектив, мне стало ясно, что здесь всё гораздо жестче.

Пока я адаптировалась к новым условиям, меня осыпали комплиментами и мужским вниманием, казалось, что тут я расцветаю. Но как только я начала нажучивать всем хвосты, где-то критиковать, где-то задавать не очень удобные вопросы, то сразу показался мир мужчин, где пилот, в первую очередь, — существо без гендерных признаков. Потребовалось достаточно времени, чтобы изменить отношение к себе.

Например, подробнее объяснять нюансы настройки машины, когда что-то не понимаю, мягче преподносить эту информацию. А еще я приучила своих механиков подавать мне руку, когда выхожу из машины. В целом взаимоотношения с командой у нас максимально теплые, хоть иногда я все-таки и бываю капризной.

Оказавшись в незнакомой компании, иногда я рассказываю, что занимаюсь дрифтом, но никто из мужчин мне не верит. Совсем. 

Если уж говорить откровенно — 155 тысяч подписчиков в инстаграме я никак не ощущаю в реальной жизни. На улицах меня практически не узнают, а за рулем в городе тем более. Мне кажется, что когда будет страшно выйти из дома и при этом не попасть в руки репортеров, тогда уже можно говорить о каком-то уровне известности. Количество рекламных предложений за последние четыре года у меня особо не увеличилось — каких-то интересных и качественных проектов по-прежнему единицы.

Периодически компании просят прорекламировать свою продукцию — носки, гели для душа, тушь для ресниц, но, как правило, точек соприкосновения мы с ними так и не находим. Я не хочу обижать своих подписчиков, например, рекламой каких-нибудь трусов.

Но один интересный проект все-таки был. Однажды со мной связался представитель чая «Липтон» и предложил поучаствовать в съемке рекламы. Обязательным условием было то, чтобы в ролике появилась вся моя семья, без дублеров и дополнительных актеров. Как они на меня вышли, я не знаю, может быть, и через соцсети — к тому моменту у меня уже была своя аудитория.

В итоге нас с мужем и детьми повезли в Португалию на съемки 30-секундного ролика, над которым пришлось попотеть три полноценных дня. Грандиозный проект — красивейшие пейзажи, горные серпантины, отличная погода и съемочная команда из огромного количества людей: один снимает, другой держит, третий кнопочку нажимает, а режиссер как театральный постановщик руководит всем процессом. Так я ворвалась в рекламную паузу на федеральные российские телеканалы.

Дети — настоящее отражение моей жизни. Например, когда я вынашивала старшую дочь, то училась в вузе. Теперь, что очень символично, она постоянно изучает что-то новое — осваивает видеоблогинг, хочет стать видеографом, развивается в медиа-направлении. В то время, когда я была беременна второй раз, то находилась на каком-то этапе созерцания — ходила на выставки и в галереи, у меня был творческий полет души. Поэтому тоже неудивительно, что средняя дочь теперь занимается танцами.

Когда же я вынашивала сына, он у нас самый младший, то уже вовсю валила боком по трассам России и Америки. И знаете, чем он интересуется? Я привожу его на свои тренировки, а он хватает инструменты и бежит к тачкам, чтобы что-нибудь покрутить, хотя мы с мужем никак это ему не навязываем. Ему просто это нравится.

www.the-village.ru

Пилот RDS: Седых Екатерина

главная / пилоты / Седых Екатерина

А вы знаете почему тАкие испуганные глаза?))) да потому что это моя первая в жизни гонка. РДС- Восток 2013 год г. Артем. А судья был @shikov_nikita #рдс #рдсвосток #артем #дрифт #гонка #сильвия #1раз #перваягонка #пилот #drift #drifting #rdsvostok #rdsgp #silvia #s15

Читать далее →

Дрифт - сезон для меня официально закрыт. Всем спасибо за поддержку и веру. Это был мега - сложный год. Невероятное количество поломок, отсутствие тренировок и малое количество парных. (хотя говорят, когда случались парные - было на что глянуть) В сезоне случились пожары, поломки супер - крепких коробок, разрыв различных карданов, полный развал тачки об стену, умерло 3 мотора и гугл нервных клеток. Мне требуется отдых....

Читать далее →

На пятый этап RDS GP приехала за три дня до начала. Но потренироваться не удалось. Дважды горели разные машины, умерло 2 мотора. В итоге мне достался тренировочный Nissan Skyline, на котором в этот раз даже не пробовала ездить. Кое-как проехала квалу, а в топ 32 допустила столкновение

Читать далее →

vdrifte.ru

Приморская гонщица Екатерина Седых чуть не потеряла свой дорогостоящий кар

В Красноярске на знаменитом автодроме «Красное Кольцо» состоялся пятый этап Гран-При Российской дрифт-серии 2019 года. В соревновании принимали участие трое приморцев – Григорий Гусев из Находки, Максим Седых и Екатерина Седых из Владивостока.

В результате лучший результат – четвёртое место у находкинца Григория Гусева. Победителем стал Евгений Лосев из Иркутска.

Приморцы приехали на соревнования за несколько дней, чтобы потренироваться. И если у Григория Гусева в тренировках проблем не было, то у Екатерины Седых автомобиль горел дважды.

«На пятый этап RDS GP приехала за три дня до начала. Но потренироваться не удалось. Дважды горели разные машины, умерло два мотора. В итоге мне достался тренировочный Nissan Skyline, на котором в этот раз даже не пробовала ездить. Кое-как проехала квалу, а в топ-32 допустила столкновение. Спасибо всем за поддержку!» - написала Екатерина Седых в своём паблике в Инстаграм.

Чуть больше повезло с техникой Максиму Седых: спорстмен выступал на боевой Ниссан Сильвия, однако и этот автомобиль пострадал в заезде с красноярским пилотом Дамиром Идиятулиным. Кстати, по иронии судьбы красноярец проехал в боевых заездах с каждым приморским пилотом и, к сожалению для наших спортсменов, каждого победил – Екатерину Седых в топ-32, Максима Седых в топ-16, а Григория Гусева в споре за третье место соревнований.

«Перед соревнованиями меня трясло, как не знаю кого, - рассказал Григорий Гусев, благодарен очень Кате Седых – она нашла правильные слова, которые очень мне помогли. Сказала, что не надо сильно хотеть победить, надо проще к этому относиться. На самом деле всё было хорошо - все дни тренировок, а перед квалификацией начались проблемы: то поломалась турбина, то свечи, то катушки…. Скажу так - если бы с машиной всё было в порядке, неизвестно, чем бы закончился заезд за 3 место с Дамиром. Да, это автоспорт, такое бывает, но у меня в душе спокойствие – я еду на уровне топовых пилотов и сделал на этих соревнованиях всё, что мог. Очень приятна поддержка болельщиков: на соревновании прохода не давали, а в соцсетях до сих пор пишут!»

Отметил Григорий Гусев и высокий уровень дальневосточных пилотов.

«Я ехал на RDS GP, думая, что я отсталый по уровню подготовки, но я убедился там, что РДС-Восток – крутой чемпионат, и у нас есть крутые ребята, которые могут дать отпор и сильнейшим российским гонщикам, и японцам!»

Напомним, сильнейшие гонщики Дальнего Востока соберутся 31 августа на «Приморском кольце», где пройдёт суперфинал дальневосточной серии РДС-Восток. Кстати, Максим Седых и Григорий Гусев сразятся за звание чемпиона 2019 года. Билеты на соревнования можно купить онлайн – на сайтах вл.ру и туса.ру. А также приобрести в кассах Дальпартер.

vl.aif.ru

Владивостокская гонщица Екатерина Седых: Меня спонсирует муж

Автоспорт всегда занимал особое место во Владивостоке – одном из самых автомобильных городов России. После открытия «Приморского кольца» огромное количество поклонников гоночных соревнований получило возможность лично понаблюдать за таким видом автоспорта, как дрифт. В прямом эфире радио «VBC» вице-чемпион РДС-Восток 2017 года Екатерина Седых и пилот РДС-Восток Хамран Мержоев рассказали, какая погода лучше для заезда и почему Nissan Silvia так популярна у дрифтеров. РИА VladNews представляет расшифровку интервью.

- Ребята, как настроение за неделю до соревнований?

Хамран: У меня отлично!

Катя: Тренировки уже проходят, мы уже готовимся в поте лица, автомобиль готовится в том числе, поэтому всех ждём 14 июля.

- Катя, вы тренируетесь на том же автомобиле, на котором будете выступать, или на другом?

Катя: По-разному бывает. У меня есть специальные тренировочные автомобили, которые менее энергозатратны, и боевой автомобиль, который тестируется непосредственно перед соревнованиями.

- Хамран, а у вас?

Хамран: А у нас совсем всё не так (смеётся). Я езжу на Toyota Chaser. Она у меня красная, блестящая, словом – красивая.

- Вы же новичок в РДС-Восток?

Хамран: Я новичок с прошлого года.

- За прошлый год какие-то успехи уже отмечены?

Хамран: Очень много успехов, да.

- То есть вы уже очень быстрый гонщик?

Хамран: Я очень быстрый гонщик. Я заканчиваю, только начав. Я очень хорошо разгоняюсь и там же заканчиваю, в стене (смеётся). Просто я вообще пришёл в дрифт из драг-рейсинга.

- Катя, скажите, вот таким дрифтерам, которые начав, тут же заканчивают, им специальных партнёров в пару? Или как жребий ляжет?

Катя: Как получится. Но до парных заездов ещё надо дойти. Сперва идут квалификационные заезды, то есть каждый проходит по заданию. Две попытки сейчас. Исходя из этого, выстраивается турнирная сетка. После идут уже парные заезды по олимпийской системе: первый с шестнадцатым, второй с пятнадцатым, и на выбывание.

- Скажите, это правда, что организаторы соревнований ежегодно, даже от этапа к этапу меняют рисунок трассы?

Хамран: Часто меняют.

Катя: Часто… Мы уже четыре года ездим одну и ту же конфигурацию, стало скучно уже. А вот на этом этапе будет что-то новенькое. Будет новая постановка, а буквально предыдущий этап мы ездили на новой трассе, в Благовещенске, там впервые прошёл этап, было потрясающее мероприятие, потрясающая публика, было просто феерично.

- А есть возможность посмотреть трассу заранее?

Катя: Ну да, когда приезжаем на этап, кто-нибудь её проезжает.

- Как вы добираетесь до Благовещенска, например? Своим ходом? Или трейлер?

Хамран: Кто как. Своим ходом, самолётами, поездами, трейлерами.

- Давайте начнём сначала. Вроде бы взрослые, сознательные люди, семьи с детьми. Что потянуло в дрифт? Острых ощущений в жизни стало не хватать? Или наоборот, энергии слишком много, девать некуда?

Катя: На самом деле, когда устаёшь сидеть дома, хочется чего-то нового, чего-то свежего. Моим новым и свежим были машины. Так как в моей жизни их не присутствовало в принципе вообще, то, как раз свежая струя были автомобили и дрифт. Так получилось (улыбается).

- Катя, вы как-то очень быстро и стремительно, буквально за несколько сезонов, из новичков попали в вице-чемпионки!

Катя: На самом деле я езжу 5 лет, и, всё верно, у меня произошёл очень стремительный рост. Но это большое достижение моего тренера и моей команды. Это была большая коллективная работа, и поэтому такой стремительный рост.

- А сколько человек в команде? Зрители же видят только пилота и машину.

Катя: У меня есть команда механиков, которая на сегодняшний день составляет 4 человека. Ещё у меня есть мой персональный тренер, он прилетает из Москвы. У меня есть муж, который занимается спонсированием меня и моей команды. И, само собой, мои болельщики.

Хамран: Я вот тоже, например, болельщик Кати (улыбается).

- Хамран, а кто спонсирует вас? Тоже Катин муж?

Хамран: Нет, к сожалению (смеётся). Я сам себя спонсирую.

- А каким ветром вас из драг-рейсинга в дрифт принесло?

Хамран: Я с детства вообще увлекаюсь автоспортом. Я пробовал себя как любитель и в драг-рейсинге, и в ралли. А потом я познакомился с Дмитрием Семенюком, который привёл меня в дрифт и тренировал меня. Сейчас я заявился «двоечником» – мне не хватает времени на тренировки, но я планирую занимать подиумы и побеждать.

- По какому принципу пилоты выбирают себе автомобили? Красивый или мощный? Или чтобы механики довели до ума?

Катя: У Хамрана точно красивый (улыбается).

- А красивую машину бить не жалко, Хамран? А то раз – и в стену.

Хамран: Я вообще сперва думал, что это должна быть «сильвия» (Nissan Silvia – прим. ред.), как у Кати, но потом у меня случайно появился «чайзер» 2001 года выпуска. Его взяли, чтобы немного меня подучить. Но потом каркас заварили, ещё доработали, он стал полноценным дрифтовым автомобилем, и я решил выступать именно на нём. Обидно ли его бить? Очень обидно! Но с этим ничего не поделаешь, бить приходится. И к каждому я этапу я его восстанавливаю.

- Катя, а вы сколько машин разбили?

Катя: У меня вообще вставал вопрос построить автомобиль «под себя», либо купить готовый вариант. Мы решили в пользу второго варианта, потому что он быстрее, и была возможность сразу сесть и поехать. Поэтому купили Nissan Silvia в пятнадцатом кузове, на тот момент это был единственный готовый автомобиль.

- Хамран, позвольте меркантильный вопрос. Сколько денег вы тратите на подготовку к сезону? Или может к гонке?

Хамран: Ну, на сезон тратится где-то около миллиона рублей.

- А сколько вообще нужно часов накатать, колёс спалить, машин убить, чтобы достичь уровня пилотирования не среднего, а выше среднего?

Катя: Я бы сказала, это перманентное состояние тренировок. Их много не бывает.

- Катя, а как вы для себя определяете, сколько нужно тренировок в неделю?

Катя: Когда приезжает мой тренер, тренировка начинается утром, а заканчивается вечером.

Хамран: На самом деле можно приехать в любое время: ночью, утром, в обед и увидеть, как Катя тренируется. Она там практически живёт.

- А как семья к этому относится?

Катя: Мы с мужем вместе приезжаем.

- Дети видят родителей?

Катя: Ну, бывает, по телевизору (смеётся). Они помнят, как мы выглядим.

- Кстати, о телевизоре. У вас не так давно состоялся дебют – вы ведёте спортивную программу на 8 канале.

Катя: Трудно сказать, что «веду». Я только попробовала, это был первый раз. Было так страшно, так необычно и очень эмоционально!

- Где больше волнения? За рулём или перед камерой?

Катя: Учитывая, что за рулём я уже пять лет, то, если через пять лет спросить, где проще, наверное, смогу ответить. Сейчас телевидение для меня – это из разряда «вау!», это какой-то другой мир.

- Скажите, есть ли у вас гонщик, на которого вы хотели бы быть похожим?

Катя: Да, есть один любимчик. Гоча Чивчян, красноярский пилот, сейчас выступает в RDS GP на западе, также был и в Японии. Это мой хороший знакомый и потрясающий человек. У него есть очень много интересных фишечек, которые я хотела бы перенять.

Хамран: И у него есть «сильвия» пятнадцатая (смеётся).

- А вот по поводу «перенять», можно ли, так сказать «списывать»? Пилоты делятся секретами?

Катя: Часть пилотов очень охотно, и Гоча в том числе. Это не запрещено. Можно иногда подглядеть что-то, я так часто делаю.

- Хамран, а вы на кого хотели бы быть похожи? Или, может, у вас есть какие-то планы, цели?

Хамран: Есть план продолжить чуть-чуть.

- Расскажите про команды в дрифте? Есть ли именно командная борьба?

Катя: В этом году заявилось рекордное количество команд, целых пять. Хамран ещё планирует команду собрать.

Хамран: У нас с Константином Распериным одни и те же механики, мы с ним в одной палатке. Мы так подумали и решили, а почему бы не создать команду. Костя тогда спросил: «А как назовём?» Я предложил название «Чук и Гек», нас же двое всего.

- А почему «Великолепная четвёрка»? Вас же тоже двое?

Катя: Хотелось чего-то экстраординарного. Плюс мы с семьей зимой часто вместе катались, мужу в голову пришла эта идея. Ну и на соревнованиях часто обсуждают: «А кто третий? А кто четвёртый?»

- А команды имеют какие-то преференции по сравнению с пилотами-одиночками?

Катя: Да разницы особой нет. Просто командные очки считаются отдельно.

Хамран: Соревнования одни, а вот награды разные.

- Во время старта вы слышите поддержку трибун?

Хамран: Во время старта нет, а вот на финише, когда из машины выходишь, с трибун просто обрушивается рёв болельщиков. Это так приятно!

Катя: Во время заезда я не слышу никого, к сожалению, но на финише, как сказал Хамран, или на приветствии, такая потрясающая энергетика! Все кричат, болеют.

- А вот теперь вопрос на засыпку. На гонку заявлено 26 гонщиков. Вы знаете их всех, или есть новички, с которыми пока не знакомы?

Хамран: В этом году есть новички. Ребята приедут из Находки, из Хабаровска, с Камчатки. Да, мы их всех знаем.

- Есть ли какие-то подающие надежды пилоты?

Хамран: Я, на самом деле, никого не опасаюсь, это они меня опасаются (смеётся). Как говорится, не дай бог им со мной в паре встать! А если серьёзно, то никого не опасаюсь, наоборот, рад. Чем больше людей, тем лучше. Мы за развитие автоспорта!

- Состав жюри меняется?

Хамран: Судейская бригада одна и та же. Один судья только поменялся.

- Есть ли у судей какое-то предвзятое отношение к гонщикам?

Хамран: Такого вообще не наблюдалось, чтобы кому-то подсуживали или давали фору. Ко всем одинаковое отношение. По правилам есть судейское задание, которое один пилот выполняет, а другой старается выполнять, и судьям лучше видны какие-то ошибки.

- А когда лучше ездить? Когда солнце и сухо, или наоборот, туманно и сыро?

Катя: Лучше, когда дождь.

Хамран: У меня просто план – нормально проехать.

primorye24.ru

Владивостокская гонщица Екатерина Седых: Меня спонсирует муж

Девушка-дрифтер – в интервью РИА VladNews

Автоспорт всегда занимал особое место во Владивостоке – одном из самых автомобильных городов России. После открытия «Приморского кольца» огромное количество поклонников гоночных соревнований получило возможность лично понаблюдать за таким видом автоспорта, как дрифт. В прямом эфире радио «VBC» вице-чемпион РДС-Восток 2017 года Екатерина Седых и пилот РДС-Восток Хамран Мержоев рассказали, какая погода лучше для заезда и почему Nissan Silvia так популярна у дрифтеров. РИА VladNews представляет расшифровку интервью.

- Ребята, как настроение за неделю до соревнований?

Хамран: У меня отлично!

Катя: Тренировки уже проходят, мы уже готовимся в поте лица, автомобиль готовится в том числе, поэтому всех ждём 14 июля.

- Катя, вы тренируетесь на том же автомобиле, на котором будете выступать, или на другом?

Катя: По-разному бывает. У меня есть специальные тренировочные автомобили, которые менее энергозатратны, и боевой автомобиль, который тестируется непосредственно перед соревнованиями.

- Хамран, а у вас?

Хамран: А у нас совсем всё не так (смеётся). Я езжу на Toyota Chaser. Она у меня красная, блестящая, словом – красивая.

- Вы же новичок в РДС-Восток?

Хамран: Я новичок с прошлого года.

- За прошлый год какие-то успехи уже отмечены?

Хамран: Очень много успехов, да.

- То есть вы уже очень быстрый гонщик?

Хамран: Я очень быстрый гонщик. Я заканчиваю, только начав. Я очень хорошо разгоняюсь и там же заканчиваю, в стене (смеётся). Просто я вообще пришёл в дрифт из драг-рейсинга.

- Катя, скажите, вот таким дрифтерам, которые начав, тут же заканчивают, им специальных партнёров в пару? Или как жребий ляжет?

Катя: Как получится. Но до парных заездов ещё надо дойти. Сперва идут квалификационные заезды, то есть каждый проходит по заданию. Две попытки сейчас. Исходя из этого, выстраивается турнирная сетка. После идут уже парные заезды по олимпийской системе: первый с шестнадцатым, второй с пятнадцатым, и на выбывание.

- Скажите, это правда, что организаторы соревнований ежегодно, даже от этапа к этапу меняют рисунок трассы?

Хамран: Часто меняют.

Катя: Часто… Мы уже четыре года ездим одну и ту же конфигурацию, стало скучно уже. А вот на этом этапе будет что-то новенькое. Будет новая постановка, а буквально предыдущий этап мы ездили на новой трассе, в Благовещенске, там впервые прошёл этап, было потрясающее мероприятие, потрясающая публика, было просто феерично.

- А есть возможность посмотреть трассу заранее?

Катя: Ну да, когда приезжаем на этап, кто-нибудь её проезжает.

- Как вы добираетесь до Благовещенска, например? Своим ходом? Или трейлер?

Хамран: Кто как. Своим ходом, самолётами, поездами, трейлерами.

- Давайте начнём сначала. Вроде бы взрослые, сознательные люди, семьи с детьми. Что потянуло в дрифт? Острых ощущений в жизни стало не хватать? Или наоборот, энергии слишком много, девать некуда?

Катя: На самом деле, когда устаёшь сидеть дома, хочется чего-то нового, чего-то свежего. Моим новым и свежим были машины. Так как в моей жизни их не присутствовало в принципе вообще, то, как раз свежая струя были автомобили и дрифт. Так получилось (улыбается).

- Катя, вы как-то очень быстро и стремительно, буквально за несколько сезонов, из новичков попали в вице-чемпионки!

Катя: На самом деле я езжу 5 лет, и, всё верно, у меня произошёл очень стремительный рост. Но это большое достижение моего тренера и моей команды. Это была большая коллективная работа, и поэтому такой стремительный рост.

- А сколько человек в команде? Зрители же видят только пилота и машину.

Катя: У меня есть команда механиков, которая на сегодняшний день составляет 4 человека. Ещё у меня есть мой персональный тренер, он прилетает из Москвы. У меня есть муж, который занимается спонсированием меня и моей команды. И, само собой, мои болельщики.

Хамран: Я вот тоже, например, болельщик Кати (улыбается).

- Хамран, а кто спонсирует вас? Тоже Катин муж?

Хамран: Нет, к сожалению (смеётся). Я сам себя спонсирую.

- А каким ветром вас из драг-рейсинга в дрифт принесло?

Хамран: Я с детства вообще увлекаюсь автоспортом. Я пробовал себя как любитель и в драг-рейсинге, и в ралли. А потом я познакомился с Дмитрием Семенюком, который привёл меня в дрифт и тренировал меня. Сейчас я заявился «двоечником» – мне не хватает времени на тренировки, но я планирую занимать подиумы и побеждать.

- По какому принципу пилоты выбирают себе автомобили? Красивый или мощный? Или чтобы механики довели до ума?

Катя: У Хамрана точно красивый (улыбается).

- А красивую машину бить не жалко, Хамран? А то раз – и в стену.

Хамран: Я вообще сперва думал, что это должна быть «сильвия» (Nissan Silvia – прим. ред.), как у Кати, но потом у меня случайно появился «чайзер» 2001 года выпуска. Его взяли, чтобы немного меня подучить. Но потом каркас заварили, ещё доработали, он стал полноценным дрифтовым автомобилем, и я решил выступать именно на нём. Обидно ли его бить? Очень обидно! Но с этим ничего не поделаешь, бить приходится. И к каждому я этапу я его восстанавливаю.

- Катя, а вы сколько машин разбили?

Катя: У меня вообще вставал вопрос построить автомобиль «под себя», либо купить готовый вариант. Мы решили в пользу второго варианта, потому что он быстрее, и была возможность сразу сесть и поехать. Поэтому купили Nissan Silvia в пятнадцатом кузове, на тот момент это был единственный готовый автомобиль.

- Хамран, позвольте меркантильный вопрос. Сколько денег вы тратите на подготовку к сезону? Или может к гонке?

Хамран: Ну, на сезон тратится где-то около миллиона рублей.

- А сколько вообще нужно часов накатать, колёс спалить, машин убить, чтобы достичь уровня пилотирования не среднего, а выше среднего?

Катя: Я бы сказала, это перманентное состояние тренировок. Их много не бывает.

- Катя, а как вы для себя определяете, сколько нужно тренировок в неделю?

Катя: Когда приезжает мой тренер, тренировка начинается утром, а заканчивается вечером.

Хамран: На самом деле можно приехать в любое время: ночью, утром, в обед и увидеть, как Катя тренируется. Она там практически живёт.

- А как семья к этому относится?

Катя: Мы с мужем вместе приезжаем.

- Дети видят родителей?

Катя: Ну, бывает, по телевизору (смеётся). Они помнят, как мы выглядим.

- Кстати, о телевизоре. У вас не так давно состоялся дебют – вы ведёте спортивную программу на 8 канале.

Катя: Трудно сказать, что «веду». Я только попробовала, это был первый раз. Было так страшно, так необычно и очень эмоционально!

- Где больше волнения? За рулём или перед камерой?

Катя: Учитывая, что за рулём я уже пять лет, то, если через пять лет спросить, где проще, наверное, смогу ответить. Сейчас телевидение для меня – это из разряда «вау!», это какой-то другой мир.

- Скажите, есть ли у вас гонщик, на которого вы хотели бы быть похожим?

Катя: Да, есть один любимчик. Гоча Чивчян, красноярский пилот, сейчас выступает в RDS GP на западе, также был и в Японии. Это мой хороший знакомый и потрясающий человек. У него есть очень много интересных фишечек, которые я хотела бы перенять.

Хамран: И у него есть «сильвия» пятнадцатая (смеётся).

- А вот по поводу «перенять», можно ли, так сказать «списывать»? Пилоты делятся секретами?

Катя: Часть пилотов очень охотно, и Гоча в том числе. Это не запрещено. Можно иногда подглядеть что-то, я так часто делаю.

- Хамран, а вы на кого хотели бы быть похожи? Или, может, у вас есть какие-то планы, цели?

Хамран: Есть план продолжить чуть-чуть.

- Расскажите про команды в дрифте? Есть ли именно командная борьба?

Катя: В этом году заявилось рекордное количество команд, целых пять. Хамран ещё планирует команду собрать.

Хамран: У нас с Константином Распериным одни и те же механики, мы с ним в одной палатке. Мы так подумали и решили, а почему бы не создать команду. Костя тогда спросил: «А как назовём?» Я предложил название «Чук и Гек», нас же двое всего.

- А почему «Великолепная четвёрка»? Вас же тоже двое?

Катя: Хотелось чего-то экстраординарного. Плюс мы с семьей зимой часто вместе катались, мужу в голову пришла эта идея. Ну и на соревнованиях часто обсуждают: «А кто третий? А кто четвёртый?»

- А команды имеют какие-то преференции по сравнению с пилотами-одиночками?

Катя: Да разницы особой нет. Просто командные очки считаются отдельно.

Хамран: Соревнования одни, а вот награды разные.

- Во время старта вы слышите поддержку трибун?

Хамран: Во время старта нет, а вот на финише, когда из машины выходишь, с трибун просто обрушивается рёв болельщиков. Это так приятно!

Катя: Во время заезда я не слышу никого, к сожалению, но на финише, как сказал Хамран, или на приветствии, такая потрясающая энергетика! Все кричат, болеют.

- А вот теперь вопрос на засыпку. На гонку заявлено 26 гонщиков. Вы знаете их всех, или есть новички, с которыми пока не знакомы?

Хамран: В этом году есть новички. Ребята приедут из Находки, из Хабаровска, с Камчатки. Да, мы их всех знаем.

- Есть ли какие-то подающие надежды пилоты?

Хамран: Я, на самом деле, никого не опасаюсь, это они меня опасаются (смеётся). Как говорится, не дай бог им со мной в паре встать! А если серьёзно, то никого не опасаюсь, наоборот, рад. Чем больше людей, тем лучше. Мы за развитие автоспорта!

- Состав жюри меняется?

Хамран: Судейская бригада одна и та же. Один судья только поменялся.

- Есть ли у судей какое-то предвзятое отношение к гонщикам?

Хамран: Такого вообще не наблюдалось, чтобы кому-то подсуживали или давали фору. Ко всем одинаковое отношение. По правилам есть судейское задание, которое один пилот выполняет, а другой старается выполнять, и судьям лучше видны какие-то ошибки.

- А когда лучше ездить? Когда солнце и сухо, или наоборот, туманно и сыро?

Катя: Лучше, когда дождь.

Хамран: У меня просто план – нормально проехать.

vladnews.ru

Владивостокская гонщица Екатерина Седых: Меня спонсирует муж

Девушка-дрифтер – в интервью РИА VladNews

Автоспорт всегда занимал особое место во Владивостоке – одном из самых автомобильных городов России. После открытия «Приморского кольца» огромное количество поклонников гоночных соревнований получило возможность лично понаблюдать за таким видом автоспорта, как дрифт. В прямом эфире радио «VBC» вице-чемпион РДС-Восток 2017 года Екатерина Седых и пилот РДС-Восток Хамран Мержоев рассказали, какая погода лучше для заезда и почему Nissan Silvia так популярна у дрифтеров. РИА VladNews представляет расшифровку интервью.

- Ребята, как настроение за неделю до соревнований?

Хамран: У меня отлично!

Катя: Тренировки уже проходят, мы уже готовимся в поте лица, автомобиль готовится в том числе, поэтому всех ждём 14 июля.

- Катя, вы тренируетесь на том же автомобиле, на котором будете выступать, или на другом?

Катя: По-разному бывает. У меня есть специальные тренировочные автомобили, которые менее энергозатратны, и боевой автомобиль, который тестируется непосредственно перед соревнованиями.

- Хамран, а у вас?

Хамран: А у нас совсем всё не так (смеётся). Я езжу на Toyota Chaser. Она у меня красная, блестящая, словом – красивая.

- Вы же новичок в РДС-Восток?

Хамран: Я новичок с прошлого года.

- За прошлый год какие-то успехи уже отмечены?

Хамран: Очень много успехов, да.

- То есть вы уже очень быстрый гонщик?

Хамран: Я очень быстрый гонщик. Я заканчиваю, только начав. Я очень хорошо разгоняюсь и там же заканчиваю, в стене (смеётся). Просто я вообще пришёл в дрифт из драг-рейсинга.

- Катя, скажите, вот таким дрифтерам, которые начав, тут же заканчивают, им специальных партнёров в пару? Или как жребий ляжет?

Катя: Как получится. Но до парных заездов ещё надо дойти. Сперва идут квалификационные заезды, то есть каждый проходит по заданию. Две попытки сейчас. Исходя из этого, выстраивается турнирная сетка. После идут уже парные заезды по олимпийской системе: первый с шестнадцатым, второй с пятнадцатым, и на выбывание.

- Скажите, это правда, что организаторы соревнований ежегодно, даже от этапа к этапу меняют рисунок трассы?

Хамран: Часто меняют.

Катя: Часто… Мы уже четыре года ездим одну и ту же конфигурацию, стало скучно уже. А вот на этом этапе будет что-то новенькое. Будет новая постановка, а буквально предыдущий этап мы ездили на новой трассе, в Благовещенске, там впервые прошёл этап, было потрясающее мероприятие, потрясающая публика, было просто феерично.

- А есть возможность посмотреть трассу заранее?

Катя: Ну да, когда приезжаем на этап, кто-нибудь её проезжает.

- Как вы добираетесь до Благовещенска, например? Своим ходом? Или трейлер?

Хамран: Кто как. Своим ходом, самолётами, поездами, трейлерами.

- Давайте начнём сначала. Вроде бы взрослые, сознательные люди, семьи с детьми. Что потянуло в дрифт? Острых ощущений в жизни стало не хватать? Или наоборот, энергии слишком много, девать некуда?

Катя: На самом деле, когда устаёшь сидеть дома, хочется чего-то нового, чего-то свежего. Моим новым и свежим были машины. Так как в моей жизни их не присутствовало в принципе вообще, то, как раз свежая струя были автомобили и дрифт. Так получилось (улыбается).

- Катя, вы как-то очень быстро и стремительно, буквально за несколько сезонов, из новичков попали в вице-чемпионки!

Катя: На самом деле я езжу 5 лет, и, всё верно, у меня произошёл очень стремительный рост. Но это большое достижение моего тренера и моей команды. Это была большая коллективная работа, и поэтому такой стремительный рост.

- А сколько человек в команде? Зрители же видят только пилота и машину.

Катя: У меня есть команда механиков, которая на сегодняшний день составляет 4 человека. Ещё у меня есть мой персональный тренер, он прилетает из Москвы. У меня есть муж, который занимается спонсированием меня и моей команды. И, само собой, мои болельщики.

Хамран: Я вот тоже, например, болельщик Кати (улыбается).

- Хамран, а кто спонсирует вас? Тоже Катин муж?

Хамран: Нет, к сожалению (смеётся). Я сам себя спонсирую.

- А каким ветром вас из драг-рейсинга в дрифт принесло?

Хамран: Я с детства вообще увлекаюсь автоспортом. Я пробовал себя как любитель и в драг-рейсинге, и в ралли. А потом я познакомился с Дмитрием Семенюком, который привёл меня в дрифт и тренировал меня. Сейчас я заявился «двоечником» – мне не хватает времени на тренировки, но я планирую занимать подиумы и побеждать.

- По какому принципу пилоты выбирают себе автомобили? Красивый или мощный? Или чтобы механики довели до ума?

Катя: У Хамрана точно красивый (улыбается).

- А красивую машину бить не жалко, Хамран? А то раз – и в стену.

Хамран: Я вообще сперва думал, что это должна быть «сильвия» (Nissan Silvia – прим. ред.), как у Кати, но потом у меня случайно появился «чайзер» 2001 года выпуска. Его взяли, чтобы немного меня подучить. Но потом каркас заварили, ещё доработали, он стал полноценным дрифтовым автомобилем, и я решил выступать именно на нём. Обидно ли его бить? Очень обидно! Но с этим ничего не поделаешь, бить приходится. И к каждому я этапу я его восстанавливаю.

- Катя, а вы сколько машин разбили?

Катя: У меня вообще вставал вопрос построить автомобиль «под себя», либо купить готовый вариант. Мы решили в пользу второго варианта, потому что он быстрее, и была возможность сразу сесть и поехать. Поэтому купили Nissan Silvia в пятнадцатом кузове, на тот момент это был единственный готовый автомобиль.

- Хамран, позвольте меркантильный вопрос. Сколько денег вы тратите на подготовку к сезону? Или может к гонке?

Хамран: Ну, на сезон тратится где-то около миллиона рублей.

- А сколько вообще нужно часов накатать, колёс спалить, машин убить, чтобы достичь уровня пилотирования не среднего, а выше среднего?

Катя: Я бы сказала, это перманентное состояние тренировок. Их много не бывает.

- Катя, а как вы для себя определяете, сколько нужно тренировок в неделю?

Катя: Когда приезжает мой тренер, тренировка начинается утром, а заканчивается вечером.

Хамран: На самом деле можно приехать в любое время: ночью, утром, в обед и увидеть, как Катя тренируется. Она там практически живёт.

- А как семья к этому относится?

Катя: Мы с мужем вместе приезжаем.

- Дети видят родителей?

Катя: Ну, бывает, по телевизору (смеётся). Они помнят, как мы выглядим.

- Кстати, о телевизоре. У вас не так давно состоялся дебют – вы ведёте спортивную программу на 8 канале.

Катя: Трудно сказать, что «веду». Я только попробовала, это был первый раз. Было так страшно, так необычно и очень эмоционально!

- Где больше волнения? За рулём или перед камерой?

Катя: Учитывая, что за рулём я уже пять лет, то, если через пять лет спросить, где проще, наверное, смогу ответить. Сейчас телевидение для меня – это из разряда «вау!», это какой-то другой мир.

- Скажите, есть ли у вас гонщик, на которого вы хотели бы быть похожим?

Катя: Да, есть один любимчик. Гоча Чивчян, красноярский пилот, сейчас выступает в RDS GP на западе, также был и в Японии. Это мой хороший знакомый и потрясающий человек. У него есть очень много интересных фишечек, которые я хотела бы перенять.

Хамран: И у него есть «сильвия» пятнадцатая (смеётся).

- А вот по поводу «перенять», можно ли, так сказать «списывать»? Пилоты делятся секретами?

Катя: Часть пилотов очень охотно, и Гоча в том числе. Это не запрещено. Можно иногда подглядеть что-то, я так часто делаю.

- Хамран, а вы на кого хотели бы быть похожи? Или, может, у вас есть какие-то планы, цели?

Хамран: Есть план продолжить чуть-чуть.

- Расскажите про команды в дрифте? Есть ли именно командная борьба?

Катя: В этом году заявилось рекордное количество команд, целых пять. Хамран ещё планирует команду собрать.

Хамран: У нас с Константином Распериным одни и те же механики, мы с ним в одной палатке. Мы так подумали и решили, а почему бы не создать команду. Костя тогда спросил: «А как назовём?» Я предложил название «Чук и Гек», нас же двое всего.

- А почему «Великолепная четвёрка»? Вас же тоже двое?

Катя: Хотелось чего-то экстраординарного. Плюс мы с семьей зимой часто вместе катались, мужу в голову пришла эта идея. Ну и на соревнованиях часто обсуждают: «А кто третий? А кто четвёртый?»

- А команды имеют какие-то преференции по сравнению с пилотами-одиночками?

Катя: Да разницы особой нет. Просто командные очки считаются отдельно.

Хамран: Соревнования одни, а вот награды разные.

- Во время старта вы слышите поддержку трибун?

Хамран: Во время старта нет, а вот на финише, когда из машины выходишь, с трибун просто обрушивается рёв болельщиков. Это так приятно!

Катя: Во время заезда я не слышу никого, к сожалению, но на финише, как сказал Хамран, или на приветствии, такая потрясающая энергетика! Все кричат, болеют.

- А вот теперь вопрос на засыпку. На гонку заявлено 26 гонщиков. Вы знаете их всех, или есть новички, с которыми пока не знакомы?

Хамран: В этом году есть новички. Ребята приедут из Находки, из Хабаровска, с Камчатки. Да, мы их всех знаем.

- Есть ли какие-то подающие надежды пилоты?

Хамран: Я, на самом деле, никого не опасаюсь, это они меня опасаются (смеётся). Как говорится, не дай бог им со мной в паре встать! А если серьёзно, то никого не опасаюсь, наоборот, рад. Чем больше людей, тем лучше. Мы за развитие автоспорта!

- Состав жюри меняется?

Хамран: Судейская бригада одна и та же. Один судья только поменялся.

- Есть ли у судей какое-то предвзятое отношение к гонщикам?

Хамран: Такого вообще не наблюдалось, чтобы кому-то подсуживали или давали фору. Ко всем одинаковое отношение. По правилам есть судейское задание, которое один пилот выполняет, а другой старается выполнять, и судьям лучше видны какие-то ошибки.

- А когда лучше ездить? Когда солнце и сухо, или наоборот, туманно и сыро?

Катя: Лучше, когда дождь.

Хамран: У меня просто план – нормально проехать.

vladnews.ru


Смотрите также