Добровольский евгений юрьевич биография


Евгений Добровольский: «Я себе жен не покупаю»

Добровольский: Что интересно в отношениях с европейками. У меня была девушка-модель. Она говорит: «Сегодня мы не можем заниматься ­любовью – у меня болит голова». Завтра мы не можем заниматься любовью, потому что у нее болит, допустим, нога. Послезавтра тоже. До Европы я ни от одной такого не слышал. Через несколько дней я ей сказал: «Слушай, если у тебя и дальше будет болеть голова, у меня начнет болеть голова при взгляде на выписки со счета моей кредитной карты». Помогло.

Лобанова: Может, просто нужно было найти девушку «попроще»? Добровольский: А «девушки попроще» не менее меркантильны, чем модели. Женщины очень чутко ­реагируют на пополнение мужского кошелька. Трудно объяснить «девушке попроще», почему ты купил себе пальто за 1000 долларов, а ей предлагаешь купить пальто с распродажи за 50.

Лобанова: Наверное, глупый вопрос – а как же любовь?

Добровольский: Все взаимосвязано: любовь нужно поддерживать комфортными бытовыми условиями. Женщине, которая любит, нужно создавать атмосферу, в которой она сможет цвести. Потому что если она видит одни проблемы, она очень быстро ­«потухнет». И если она будет пользоваться краской для волос за 60 рублей, после которой у нее половина выпадет, а не краской за 2000, то ее надолго не хватит. Мужчина должен понимать, что красота требует финансовых затрат. Далеко не каждый может себе это позволить.

Валерия Лобанова, светский хроникер Саша Александрова, главный редактор «МС2.Формула энергии»

Александрова: Из своих трех браков вы наверняка вынесли несколько «заповедей» – что надо делать с женщинами, чего не надо...

Добровольский: Не надо вступать с ними в брак...

Александрова: Вы совсем потеряли веру в семью?

Добровольский: Нет, когда она нужна обоим людям и они готовы для этого что-то делать. Есть права и обязанности, которые нужно устанавливать в рамках семейного диалога. И не пытаться никому свое понимание навязать, потому что каждое действие рождает противодействие. Когда жена пишет тебе sms «Чтобы в 22:00 ты был дома», реакция любого нормального мужчины – домой вообще не прийти. А если она напишет sms «Если ты не придешь в 22:00, собирай вещи и уходи», то действия любого нормального мужчины – собрать вещи и уйти. И как она потом будет отвечать за свои действия? Некоторым женщинам хочется показать свою силу, но тем самым они показывают только свою слабость и глупость. Нельзя жить в семье по правилам, установленным в одностороннем порядке.

Лобанова: А что же нужно?

Добровольский: Нужно разговаривать. Нужно идти путем диалога – это я понял, когда был в заключении. Я сижу в камере – девять квадратных метров – с человеком, который убил двоих людей, мужчину и женщину. Ему 70 лет. Я с ним просыпаюсь, я с ним засыпаю, завтракаю, умываюсь, слышу, как он храпит. Я с ним живу. И он не женщина, он убийца двух человек. И все, что я могу – следовать принципу благородного человека по Конфуцию – то есть искать в людях что-то хорошее и говорить с ними об этом. А принцип как раз низменного человека – искать плохое и говорить о плохом. Когда с ним живешь, или с десятью, или как в Москве (нас было 40 в одной камере) – приходится устанавливать диалог.

Александрова: В отношениях так же?

Добровольский: Для того чтобы отношения сохранить, нужно, чтобы эти отношения были кому-то нужны. Раньше люди женились, потому что они друг друга любили. Моя мать любила ­моего отца­ и любит­ его до сих пор. Когда она выходила за него замуж, она была готова взять на себя какие-то бытовые обязательства, занять место женщины его жизни и заботиться о нем. Что сейчас? У меня есть друг – красивый, высокий, насто­ящий мачо. Он рассказывает мне о своих девушках: «Я поражаюсь. Они ко мне приходят как в гости. Я достаю пылесос, прибираюсь – она сидит. Я готовлю ужин, накрываю – она даже не предложит помыть тарелку. Но при этом рот не закрывается о серьезных отношениях и о том, как она хочет ребеночка». Какие отношения, когда ты ничего не можешь предложить, если ты уже показываешь, какая ты есть? Твой мужчина бегает с тряпкой по дому, а ты лежишь и рассказываешь, каким должен быть настоящий мужчина.

Лобанова: Печаль...

Добровольский: Я смотрю на современных девушек – ну не готовы они к браку. Непорочность они предложить уже не могут, а быть хорошими хозяйками – мама еще не научила. Вот она пришла к мужчине, посидела, полежала. Он идет делать завтрак, она орет: «Где пульт?!» Не «Подожди, я сама зав­трак сделаю!», а «Где пульт?!» Как после этого появится у мужчин желание жениться?

Лобанова: Вы рассказываете о ­каких-то монстрах, ей-богу.

Добровольский: Монстры попадались моим друзьям. Монстры попадались мне. Что-то многовато монстров развелось. Надо сказать, что моя дочь, к большому сожалению, тоже относится к этим монстрам.

Александрова: Не может быть!

Добровольский: Пока я год был в заключении, она, будучи уже взрослой девушкой, папе ни печенюшки не принесла. Хотя ей ни в чем никогда отказа не было – ей давались деньги, она много путешествовала. А вот печенюшки мне носила моя мать-инвалид. У дочери, видите ли, «был институт». Отца освобождают из тюрьмы 30 декабря. Отец возвращается домой. Она не пришла, не сказала: «Может, тебе что-то приготовить, прибрать?» Конечно, зачем? Она – потребитель. Ее так воспитала мать. Вот какой она может быть женой? Кому она нужна? Никому.

Лобанова: Ладно, женщины – меркантильные суки. Поэтому мужчины признают за собой право на измену?

Добровольский: Да нет, женщины – это божественные создания, которые дарят нам лучшее, что есть в жизни, – наших детей. Увы, общение с женщиной – это не только обмен информацией, но и сложные формы взаимной подстройки, сделки и покупки. А право на измену есть у всех. Только женщины в основном лишь говорят об этом праве. Это попытка сдерживания, провокация: «Если ты пойдешь, то я тоже пойду...». Слабый мужчина среагирует, устроит истерику. Я обычно говорю: «Хорошо. Только будь добра, чтобы секс был безопасным».

Александрова: Такие слова, наверное, отбивают все желание провоцировать...

Добровольский: Нужно головой думать. Каждое твое слово влечет за собой ответственность. Я говорю: «Если у тебя есть любовник, ты нас познакомь. Ту же шубку мы с ним будем пополам покупать, колечки – по очереди, и отдых в Египет мы оплатим вместе. Не вопрос». Или я одеваю свою ­женщину для того, чтобы она куда-то пошла, ухоженная и красивая, и легла с кем-то в постель? Пусть лучше ее любовник найдет себе простую девочку, сам ее «заверсачит», отведет в салон красоты.

Лобанова: То есть средств от мужских измен в природе не существует.

Добровольский: Лучший способ повлиять на мужчину – вызвать у него стыд. Когда приходишь утром домой, а тебя встречает заспанная жена с помятым лицом и тут же устраивает тебе скандал – это только подливает масла в огонь. Любовница нацеловывает тебя и говорит: «У тебя жена – мегера!». Ты возвращаешься домой – а там и правда мегера! А если жена встретит тебя утром красивая, приготовит тебе завтрак, подавит эмоции и скажет: «Ну, ты, наверное, у друзей задержался», любому мужчине станет стыдно. И в следующий раз он хорошенько подумает, какие его действия причинят боль его женщине.

Александрова: Эмоции подавить не так-то просто...

Добровольский: Отношения распадаются не из-за любовниц, которых нет и не было. Дело в другом – когда ревность приобретает параноидальный характер. Когда я, пришедший домой в 6:15 вечера, считаюсь пришедшим от любовницы, не имея так сказать «трусов в помаде». Когда я не могу пойти на день рождения к другу или в кафе с неженатым братом. Вдруг какие-то девушки? Вдруг их две?..

Александрова: Или, не дай бог, четыре!

Добровольский: ...когда проблемы нет, но она ищется. Доходит до абсурда: я иду в кино с дочерью. Девушке 20 лет, длинные волосы, норковая шубка. Сидит в зале бухгалтер жены. Я подхожу и говорю: «Я с дочерью», чтобы недопонимания не было. Бухгалтер звонит теще: «Видела его в кино с девушкой!». Теща звонит жене: «Твоего мужа видели в кино с блондинкой!» Жена звонит моей маме: «Он был в кино с дочерью?» – «Да». – «А дочь блондинка?» – «Да какая же она блондинка, ты же сама фотографии видела!» А у дочери цвет волос светлый, как у вас (Лере). Я говорю: «Да это дочь со мной была!» Жена: «Нет, это какая-то блондинка!»

Лобанова: Е-мое.

Добровольский: Проблема этих всех «бизнес-леди» – они сами уверовали в свою исключительность. Они считают, что если они успешны, если они вовсю «пиарятся», то в семье они тоже руководители и «звезды», а не женщины.

Александрова: К чему же вы пришли? Какова мораль?

Добровольский: Не надо ничего покупать. Я себе жен не покупаю. Всем женщинам я бы советовал прочитать сказку Пушкина о золотой рыбке. Там эта проблема лучше всего описана. Старик – это молодой бизнесмен, которому «фартит». Его познакомили с губернатором (золотой рыбкой), он грамотно раздал откаты и бизнес у него «пошел». А старуха – это его глупая жена, которой надо все больше и больше. И к чему она приходит? К тому, с чего начинала. Надо быть более внимательными друг к другу. Все мы когда-то будем старичками, и нам будут нужны только забота и любовь, а не пиар и любовницы...

Александрова: Главное – дотерпеть!

Текст: Валерия Лобанова. Фото: Владимир Тищенко

Page 2
Евгений Добровольский, директор холдинга «Европейский торговый дом»

Бизнесмен Евгений Добровольский пережил три брака и три тюремных заключения. На исходе последнего брака и после окончательного оправдания судом он поделился с колумнистками частью своего опыта.

Александрова: Евгений, как русский человек, живущий в Европе, выскажите свою версию противостояния «европейки vs русские». Кто красивее?

Добровольский

: Европейки в плане внешности проще к себе относятся. Они больше ориентированы на карьерный рост. Русские девушки более ухожены. Там красивая – это редкость, здесь красивые почти все.

Лобанова: Наши победили.

Добровольский: Что интересно в отношениях с европейками. У меня была девушка-модель. Она говорит: «Сегодня мы не можем заниматься ­любовью – у меня болит голова». Завтра мы не можем заниматься любовью, потому что у нее болит, допустим, нога. Послезавтра тоже. До Европы я ни от одной такого не слышал. Через несколько дней я ей сказал: «Слушай, если у тебя и дальше будет болеть голова, у меня начнет болеть голова при взгляде на выписки со счета моей кредитной карты». Помогло.

Лобанова: Может, просто нужно было найти девушку «попроще»? Добровольский: А «девушки попроще» не менее меркантильны, чем модели. Женщины очень чутко ­реагируют на пополнение мужского кошелька. Трудно объяснить «девушке попроще», почему ты купил себе пальто за 1000 долларов, а ей предлагаешь купить пальто с распродажи за 50.

Лобанова: Наверное, глупый вопрос – а как же любовь?

Добровольский: Все взаимосвязано: любовь нужно поддерживать комфортными бытовыми условиями. Женщине, которая любит, нужно создавать атмосферу, в которой она сможет цвести. Потому что если она видит одни проблемы, она очень быстро ­«потухнет». И если она будет пользоваться краской для волос за 60 рублей, после которой у нее половина выпадет, а не краской за 2000, то ее надолго не хватит. Мужчина должен понимать, что красота требует финансовых затрат. Далеко не каждый может себе это позволить.

Валерия Лобанова, светский хроникер Саша Александрова, главный редактор «МС2.Формула энергии»

Александрова: Из своих трех браков вы наверняка вынесли несколько «заповедей» – что надо делать с женщинами, чего не надо...

Добровольский: Не надо вступать с ними в брак...

Александрова: Вы совсем потеряли веру в семью?

Добровольский: Нет, когда она нужна обоим людям и они готовы для этого что-то делать. Есть права и обязанности, которые нужно устанавливать в рамках семейного диалога. И не пытаться никому свое понимание навязать, потому что каждое действие рождает противодействие. Когда жена пишет тебе sms «Чтобы в 22:00 ты был дома», реакция любого нормального мужчины – домой вообще не прийти. А если она напишет sms «Если ты не придешь в 22:00, собирай вещи и уходи», то действия любого нормального мужчины – собрать вещи и уйти. И как она потом будет отвечать за свои действия? Некоторым женщинам хочется показать свою силу, но тем самым они показывают только свою слабость и глупость. Нельзя жить в семье по правилам, установленным в одностороннем порядке.

Лобанова: А что же нужно?

Добровольский: Нужно разговаривать. Нужно идти путем диалога – это я понял, когда был в заключении. Я сижу в камере – девять квадратных метров – с человеком, который убил двоих людей, мужчину и женщину. Ему 70 лет. Я с ним просыпаюсь, я с ним засыпаю, завтракаю, умываюсь, слышу, как он храпит. Я с ним живу. И он не женщина, он убийца двух человек. И все, что я могу – следовать принципу благородного человека по Конфуцию – то есть искать в людях что-то хорошее и говорить с ними об этом. А принцип как раз низменного человека – искать плохое и говорить о плохом. Когда с ним живешь, или с десятью, или как в Москве (нас было 40 в одной камере) – приходится устанавливать диалог.

Александрова: В отношениях так же?

Добровольский: Для того чтобы отношения сохранить, нужно, чтобы эти отношения были кому-то нужны. Раньше люди женились, потому что они друг друга любили. Моя мать любила ­моего отца­ и любит­ его до сих пор. Когда она выходила за него замуж, она была готова взять на себя какие-то бытовые обязательства, занять место женщины его жизни и заботиться о нем. Что сейчас? У меня есть друг – красивый, высокий, насто­ящий мачо. Он рассказывает мне о своих девушках: «Я поражаюсь. Они ко мне приходят как в гости. Я достаю пылесос, прибираюсь – она сидит. Я готовлю ужин, накрываю – она даже не предложит помыть тарелку. Но при этом рот не закрывается о серьезных отношениях и о том, как она хочет ребеночка». Какие отношения, когда ты ничего не можешь предложить, если ты уже показываешь, какая ты есть? Твой мужчина бегает с тряпкой по дому, а ты лежишь и рассказываешь, каким должен быть настоящий мужчина.

Лобанова: Печаль...

Добровольский: Я смотрю на современных девушек – ну не готовы они к браку. Непорочность они предложить уже не могут, а быть хорошими хозяйками – мама еще не научила. Вот она пришла к мужчине, посидела, полежала. Он идет делать завтрак, она орет: «Где пульт?!» Не «Подожди, я сама зав­трак сделаю!», а «Где пульт?!» Как после этого появится у мужчин желание жениться?

Лобанова: Вы рассказываете о ­каких-то монстрах, ей-богу.

Добровольский: Монстры попадались моим друзьям. Монстры попадались мне. Что-то многовато монстров развелось. Надо сказать, что моя дочь, к большому сожалению, тоже относится к этим монстрам.

Александрова: Не может быть!

Добровольский: Пока я год был в заключении, она, будучи уже взрослой девушкой, папе ни печенюшки не принесла. Хотя ей ни в чем никогда отказа не было – ей давались деньги, она много путешествовала. А вот печенюшки мне носила моя мать-инвалид. У дочери, видите ли, «был институт». Отца освобождают из тюрьмы 30 декабря. Отец возвращается домой. Она не пришла, не сказала: «Может, тебе что-то приготовить, прибрать?» Конечно, зачем? Она – потребитель. Ее так воспитала мать. Вот какой она может быть женой? Кому она нужна? Никому.

Лобанова: Ладно, женщины – меркантильные суки. Поэтому мужчины признают за собой право на измену?

Добровольский: Да нет, женщины – это божественные создания, которые дарят нам лучшее, что есть в жизни, – наших детей. Увы, общение с женщиной – это не только обмен информацией, но и сложные формы взаимной подстройки, сделки и покупки. А право на измену есть у всех. Только женщины в основном лишь говорят об этом праве. Это попытка сдерживания, провокация: «Если ты пойдешь, то я тоже пойду...». Слабый мужчина среагирует, устроит истерику. Я обычно говорю: «Хорошо. Только будь добра, чтобы секс был безопасным».

Александрова: Такие слова, наверное, отбивают все желание провоцировать...

Добровольский: Нужно головой думать. Каждое твое слово влечет за собой ответственность. Я говорю: «Если у тебя есть любовник, ты нас познакомь. Ту же шубку мы с ним будем пополам покупать, колечки – по очереди, и отдых в Египет мы оплатим вместе. Не вопрос». Или я одеваю свою ­женщину для того, чтобы она куда-то пошла, ухоженная и красивая, и легла с кем-то в постель? Пусть лучше ее любовник найдет себе простую девочку, сам ее «заверсачит», отведет в салон красоты.

Лобанова: То есть средств от мужских измен в природе не существует.

Добровольский: Лучший способ повлиять на мужчину – вызвать у него стыд. Когда приходишь утром домой, а тебя встречает заспанная жена с помятым лицом и тут же устраивает тебе скандал – это только подливает масла в огонь. Любовница нацеловывает тебя и говорит: «У тебя жена – мегера!». Ты возвращаешься домой – а там и правда мегера! А если жена встретит тебя утром красивая, приготовит тебе завтрак, подавит эмоции и скажет: «Ну, ты, наверное, у друзей задержался», любому мужчине станет стыдно. И в следующий раз он хорошенько подумает, какие его действия причинят боль его женщине.

Александрова: Эмоции подавить не так-то просто...

Добровольский: Отношения распадаются не из-за любовниц, которых нет и не было. Дело в другом – когда ревность приобретает параноидальный характер. Когда я, пришедший домой в 6:15 вечера, считаюсь пришедшим от любовницы, не имея так сказать «трусов в помаде». Когда я не могу пойти на день рождения к другу или в кафе с неженатым братом. Вдруг какие-то девушки? Вдруг их две?..

Александрова: Или, не дай бог, четыре!

Добровольский: ...когда проблемы нет, но она ищется. Доходит до абсурда: я иду в кино с дочерью. Девушке 20 лет, длинные волосы, норковая шубка. Сидит в зале бухгалтер жены. Я подхожу и говорю: «Я с дочерью», чтобы недопонимания не было. Бухгалтер звонит теще: «Видела его в кино с девушкой!». Теща звонит жене: «Твоего мужа видели в кино с блондинкой!» Жена звонит моей маме: «Он был в кино с дочерью?» – «Да». – «А дочь блондинка?» – «Да какая же она блондинка, ты же сама фотографии видела!» А у дочери цвет волос светлый, как у вас (Лере). Я говорю: «Да это дочь со мной была!» Жена: «Нет, это какая-то блондинка!»

Лобанова: Е-мое.

Добровольский: Проблема этих всех «бизнес-леди» – они сами уверовали в свою исключительность. Они считают, что если они успешны, если они вовсю «пиарятся», то в семье они тоже руководители и «звезды», а не женщины.

Александрова:

К чему же вы пришли? Какова мораль?

Добровольский: Не надо ничего покупать. Я себе жен не покупаю. Всем женщинам я бы советовал прочитать сказку Пушкина о золотой рыбке. Там эта проблема лучше всего описана. Старик – это молодой бизнесмен, которому «фартит». Его познакомили с губернатором (золотой рыбкой), он грамотно раздал откаты и бизнес у него «пошел». А старуха – это его глупая жена, которой надо все больше и больше. И к чему она приходит? К тому, с чего начинала. Надо быть более внимательными друг к другу. Все мы когда-то будем старичками, и нам будут нужны только забота и любовь, а не пиар и любовницы...

Александрова: Главное – дотерпеть!

Текст: Валерия Лобанова. Фото: Владимир Тищенко

mc.bk55.ru

Бизнесмен Евгений Добровольский представил первую международную платформу AR

Он запустил приложение дополненной реальности, которое объединяет пользователей, рекламодателей и разработчиков. Платформа представляет собой большую экосистему, поддерживающую передовые розничные и потребительские приложения.

Сегодня уже действует социальная сеть в дополненной реальности ARROUND – AR Social. Ее пользователи заводят новые знакомства, создают и обмениваются с друзьями AR-контентом. Это первое AR-приложение, внедряющее дополненную реальность в общение.

Среди разработок, которые будут запущены в скором времени – карта АR Map, представляющая собой облако 3D-следов. Этот сервис обеспечивает максимальную точность погружения в мир дополненной реальности, предоставляя возможность любому пользователю участвовать в дополнении виртуальными объектами реального мира. Еще одно перспективное решение – маркетплейс AR Store. В нем через платные и бесплатные подписки пользователи могут найти новый контент и приложения от ведущих художников и AR-разработчиков со всего мира.

Разработчики платформы намерены предложить пользователям сервисы шоппинга, рекламы, службы знакомств, навигации, образовательные инструменты, новые игры и многое другое. Готовится к запуску в сентябре функционал AR-представительств для компаний и звезд. Его задача – предоставить самостоятельный доступ клиентам, минуя разработчиков, в дополненную реальность на платформе ARROUND через web-доступ.

Всего за два месяца работы приложение было скачано 5 тысяч раз. В планах стартапа – достичь 100 тысяч скачиваний до конца текущего года, в 2020 году – 1 млн, а до завершения 2025 года выйти на показатель 100 млн.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

www.innov.ru

Юрий Добровольский (II)

Непрозрачность системы распределения госсредств, траты на кино, претензии к «Союзмультфильму» и сомнительные подрядчикиМакото Синкай размышляет, что важнее – человек или весь мирСофья Ардова берется за дело о гибели двух сотрудников ППС.В первую очередь они коснулись неигровых фильмов.Картина посвящена созданию новой пластинки Канье Уэста «Jesus Is King».Трейлер сериала «Эпидемия».На старте новой платформы доступны «Утреннее шоу», «Видеть», «Дикинсон» и другие оригинальные сериалы.Владимир Вдовиченков рассказывает роботу о понятиях семьи и любви.Война между двумя боссами сицилийской мафии.

Page 2

Непрозрачность системы распределения госсредств, траты на кино, претензии к «Союзмультфильму» и сомнительные подрядчикиМакото Синкай размышляет, что важнее – человек или весь мирСофья Ардова берется за дело о гибели двух сотрудников ППС.В первую очередь они коснулись неигровых фильмов.Картина посвящена созданию новой пластинки Канье Уэста «Jesus Is King».Трейлер сериала «Эпидемия».На старте новой платформы доступны «Утреннее шоу», «Видеть», «Дикинсон» и другие оригинальные сериалы.Владимир Вдовиченков рассказывает роботу о понятиях семьи и любви.Война между двумя боссами сицилийской мафии.

www.kino-teatr.ru

ИП - Добровольский Евгений Юрьевич, ИНН 781012242077 ОГРН 305781011501152

Согласно письма ФНС от 16 марта 2015 года № ЕД-4-2/4124 О рассмотрении обращения по вопросу разъяснения принятия мер Должной осмотрительности при выборе контрагента, Федеральная налоговая служба сообщает следующее: что при заключении сделок налогоплательщикам в первую очередь необходимо учитывать положения Конституции Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации. В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет предпринимательскую деятельность самостоятельно на свой риск. Следовательно, именно на этапе выбора поставщиков необходимо проверять их юридический статус и деловую репутацию, проявляя тем самым должную осмотрительность.

Из письма ФНС РФ от 23.01.2013 г. № АС-4-2/710:

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, также ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом. Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей…».

«…перечень документов, которые могут быть истребованы организацией у контрагентов в рамках проявления должной осмотрительности, зависит от отраслевой принадлежности организации и ее контрагентов и особенностей их финансово-хозяйственной деятельности.

zachestnyibiznes.ru


Смотрите также