Диктор инна ермилова биография


Лариса Вербицкая: «Дочь стремительно теряла вес, и я не могла ничего с этим поделать» стр.4 - 7Дней.ру

«Мне невероятно повезло, что более чем за тридцать лет совместной жизни мой муж ни разу ни словом, ни делом не упрекнул меня в том, что я много работаю и меня не бывает дома» Фото: Филипп Гончаров. На Ларисе жакет Alexander McQueen, кюлоты Sfizio

— Кажется, Инна с Максимом очень дружны?

Лариса: Из Максима получился прекрасный старший брат и незаменимый наш помощник. Когда дочка родилась, я снималась в программе «Зигзаг удачи». Приезжала на машине, чтобы покормить Инну, и сразу же уезжала обратно. Бабушка ухаживала за ребенком, но, когда уставала, Максим мог ее запросто подменить. Однажды я, придя домой, обнаружила, что мой 11-летний мальчик стоит у гладильной доски и гладит пеленки и подгузники! Еще он любил гулять с Инной в парке.

— Инна — необычное имя. Это, случайно, не Максим придумал назвать так сестру?

Лариса: Это было наше общее решение. Мы долго перебирали имена, нам хотелось найти такое, чтобы принесло счастье и успех.

Инна: Я слышала версию, что вы искали имя, которое бы не встречалось ни у кого из родственников. Чтобы у меня была своя судьба.

Лариса: Да, и это тоже. И я вспомнила, что у нас в отделе дикторов была Инна Ермилова — очень благополучная, умная, воспитанная, интеллигентная. Когда я рассказала об этом Саше, у него возникла своя приятная ассоциация с этим именем. И мы назвали дочь именно так. И только спустя какое-то время узнали, что Инна — древнее мужское имя. В переводе означает «стремительный бурлящий поток». И вот это-то обстоятельство мы и не учли. (Смеется.)

— Что, в подростковом возрасте поток сильно бурлил?

Лариса: Кажется, у нее подростковый возраст начался с рождения. Иногда мне хотелось впасть в летаргический сон, а проснувшись, обнаружить, что моя дочь уже выросла, стала взрослой, родила детей и они уже подростки. И вот тогда-то потереть руки. (Смеется.) Может быть, я была слишком требовательной мамой. Например, хотела, чтобы дочь всегда делала уроки за прекрасным удобным письменным столом, сидя с ровной спиной. А Инна умудрялась расположиться с тетрадками где-то в кресле, на диване, лежа на полу. Еще она могла заснуть с книжкой в руках, не выключив света. И мы с Сашей только в три часа ночи обнаруживали, что в комнате ребенка не погашена люстра. И возможно, дочь заснула лишь полчаса назад, а завтра с утра ей вставать в школу...

7days.ru

«Экран любви и тревоги» Инны Ермиловой

Заслуженная артистка России, диктор ЦТ Инна Ермилова в представлении не нуждается. И, несомненно, её автобиографическая книга «Экран любви и тревоги» будет интересна всем, кто увлекается историей отечественного телевидения, кто намерен связать свою жизнь с ТВ.Инна Александрова работает на телевидении почти 40 лет. Вела «Песню года», «Утреннюю почту», «Утро», главную информационную программу «Время». Именно она — наравне с коллегами Евгением Кочергиным и Верой Шебеко — зачитывала в эфире сообщения ГКЧП, когда советская страна переживала августовский путч. И, наверняка, многие телезрители помнят Инну Ермилову по неизменной коронной «фишке» советского телевидения — чтения анонса телепередач.О невероятной истории «поступления в дикторы», работе в Японии, создании одной из первых независимых телекомпаний «Полюс», о секретах профессии и рассказывает «Экран» Инны Ермиловой. «Книга состоит из разных глав. И каждая глава соответствует определенному периоду творческой жизни, — говорит телеведущая на встрече с читателями «Библио-Глобуса». — Мне довелось общаться с самыми разными людьми: творческими, интересными. И вот из этого калейдоскопа и родилась книга. Надеюсь, что она будет интересна самому широкому кругу читателей. Почему? Потому что каждый из читателей — еще и телезритель».Безусловно, на презентации не могла не зайти речь о современном ТВ, которое так разительно отличается от советского «голубого экрана». «Исчезла, за редким исключением, та самая магия телевидения, исчезло прямое общение — глаза в глаза. А это самое важное на телевидении, — делится Инна Ермилова. — Между программами было появление ведущего дня, который говорил о том, что вы видели, о том, что вы увидите, желал доброй ночи. Причем все это было искренне, по-доброму. То есть зритель воспринимал тех, кто на экране, как своих друзей, как своих родных».Ермилова уверена: телевидение — это искусство, которое должно воспитывать, образовывать человека. По мнению диктора, многие современные ведущие даже понятия не имеют, что такое техника речи, как вести себя перед телекамерой. «Мне довольно часто приходится общаться с телезрителями. И все в один голос говорят: ощущение такое, что человек в кадре вообще не понимает, что он говорит, — сокрушается заслуженная артистка. — Вы не замечали, что многие ведущие сейчас кричат с экрана? Понимать, о чём ты говоришь, чувствовать, переживать, пропускать обязательно через себя. И быть тем самым посредником между телевидением и жизнью. Мы пытаемся это сохранить. Но, в то же время, телевизионный ведущий — это не театр, играть ничего нельзя».Генеральный директор телекомпании «Полюс» обеспокоена судьбой российского ТВ. «Это самое главное, собственно говоря, ради чего я написала эту книгу — предостеречь от гибельности телевидение, которое идёт к самоубийственному обрыву. Потому что, как только исчезает с экрана человек с его эмоциями, чувствами, становится непонятно, для чего нужно телевидение. Как вернуть телевидению его основную функцию — функцию творчества, созидания, ума, интеллигентности?»В свою очередь супруг Инны Александровны, известный журналист и режиссёр Алексей Ермилов, надеется, что сейчас, в исторический момент воссоединения России с Крымом, настало время «вернуть телевидение народу» — возродить «народное телевидение».

Сергей МИЗЕРКИН

Вы никогда не задумывались, в чём феномен советских дикторов? Почему до сих пор им говорят спасибо. Спасибо за уважительное отношение к аудитории, доброту, искренность, за эталонный русский язык, за высокий профессионализм. Женщины-дикторы Центрального телевидения (ЦТ) — это ещё и на редкость красивые «штучные» женщины, личности.

Continue reading

write-read.ru

Пути спасения - Статьи - Литературная газета

Инна Ермилова. Экран любви и тревоги. Секреты мастерства на полях биографии. – М.: ЗАО Издательство «Аспект Пресс», 2013. – 223 с. – 800 экз.

Инна Ермилова написала книгу о любимых: работе, людях, стране. О том, как она попала на ТВ, об учителях, замечательной Нине Кондратовой, об уникальной советской дикторской школе. О том, какой была программа «Время» и каким было время. О тех передачах, которые довелось вести, о коллегах и друзьях. Об учёбе во ВГИКе, о создании телекомпании «Полюс», о сделанных документальных фильмах и передачах о детях и для детей, об уникальном прямом эфире с Северного полюса…

Приведём некоторые отрывки.

О профессии диктора

«Ни один артист ни одного театра не мог сравниться с ними в популярности. Их знали и любили, им писали мешки писем («мешки» – без преувеличения, сама видела, сама впоследствии получала), им подражали в одежде, интонациях, жестах. Да, конечно, телевидение тогда ещё было хоть и не в диковинку, но явлением новым, конечно, люди, которые каждый день «приходили в дом», запоминались «на раз», но всё же, всё же… Много лет спустя, когда «дикторов» в одночасье отменили, да на их место посадили «ведущих», (кого ведущих? куда? зачем?), я всё яснее начала понимать секрет той бешеной популярности.

…профессия наша заключается не только и не столько в том, чтобы правильно проговаривать слова и предложения, а в том, чтобы быть личностью в жизни и, стало быть, на экране, ведь сымитировать это невозможно, актёры знают, как трудно играть самого себя».

О том, что и как говорят нынешние тележурналисты (Инна Ермилова однажды не выдержала и стала записывать за ними наиболее «удачные перлы»)

«– Один из потерпевших выпрыгнул в окно с целью вызвать милицию…

– Обнаружилась тенденция исчерпания тенденции роста.

– Двадцать боевиков убито, двенадцать из них взято в плен.

– Рассмотрим этот вопрос в максимально конкретном ключе.

– В ответ они причинили многочисленные ушибы и ссадины.

– Алкоголизм. Государство будет всеми силами бороться с этой проблематикой.

– Со стороны болельщиков были произведены выбросы на поле…

Знаете, чем нынешние телевизионщики объясняют все эти корявости (ну, в том случае, когда слышатся они не от самих корреспондентов, а от «выступающих»)? «Да вы что, раз уж это люди сказали так, разве мы имеем право их редактировать»...

Да, мэр города сказал, что «необходимо усилить координацию по работе в данном направлении». Но стоит ли тащить в эфир этот канцеляризм (если у редакторов, конечно, нет тайного намерения дискредитировать мэра)?»

О том, как после ведения вечернего эфира 18 августа 1991 года автору пришлось срочно приехать в Останкино ранним утром 19-го

«А на мне по-прежнему пёстрое платье, клипсы… И тут вижу в аппаратной звукорежиссёра, она сидит за пультом в домашнем сереньком пуловере. «Можно тебя на секундочку?» – «Куда, зачем?» – «Пойдём, переоденемся. Так надо». В туалете быстро меняемся одеждой. Как ни странно, успеваю заметить, что моё платье ей очень даже к лицу. Лишних вопросов не задаёт. Надеваю её простенькую беленькую блузку, закалываю синей брошечкой, натягиваю пуловер, он на мне топорщится, выглядит чересчур объёмным.

«Особый жанр телепередачи: детские новости с участием детей»

Влетаю в эфирную студию. Там уже оператор и осветитель.

– Ребята, я всегда прошу, чтобы картинка была поинтересней. А вот сегодня…

– Всё поняли. Сделаем в лучшем виде.

Удивительно, что мои ощущения, моё понимание события совпали с настроением и этого оператора, и осветителя, и звукорежиссёра (теперь уже в моём платье), да и вообще всех тех, кому «повезло» в то утро работать на телецентре...

Читаю медленно, почти не поднимая глаз. Потом многие вспоминали, что «запиналась на каждом слове». И спрашивали меня: у тебя что, за спиной автоматчики стояли?

Нет, я не запнулась ни разу.

Нет, никаких автоматчиков не было.

Но, значит, у зрителя возникало то чувство, которое я и хотела ему передать…

С тех пор каждая годовщина ГКЧП не обходится без того, чтобы на экране не появилась Ермилова в сером, чересчур объёмном пуловере».

О том, как теперь вырезают

«Лет пять назад, как раз накануне одной такой годовщины, меня попросили поучаствовать в передаче «Культурная революция». Посвящена она была роли ведущего на экране. Тему сформулировали не без пафоса: «Телеведущий – совесть нации». Один из основных «экспертов» – Владимир Познер. Он отстаивал ту точку зрения, что, дескать, ведущий – это просто «водитель троллейбуса», от него ничего особенного не зависит. Меня попросили рассказать про 19 августа. Вспомнила, как всё было. Познер хмыкнул: «Ну, надо же, какие мы все герои!» Что тут в студии началось! Даже сам режиссёр-постановщик Андрей Козлов не выдержал и – неслыханное дело! – выбежал на съёмочную площадку: «Как же вы можете, ведь Ермилова тогда объяснила всем, что происходит! Многие, и я в том числе, пошли к Белому дому именно после её появления».

Спустя неделю-другую после записи звонит редактор... Голос – виноватый. «Завтра – эфир, но, понимаете, нам надо было сократить… Но вы не расстраивайтесь… Ваш рассказ мы дали целиком…» – «Так. А то, что говорилось после Познера, это даёте?» – «Нет, это вырезали». Быстро соображаю. Значит, реплика Познера оказалась никем (и мной тоже) не опровергнутой. «Тогда сделаем так. Вырежьте весь эпизод, связанный со мной». – «Да ну что вы, ведь это у нас самое интересное».

Смотрю передачу. Ни режиссёра, ни других выступающих. Мой рассказ. Комментарий Познера. И всё».

За годы, прошедшие с августа 91-го, отношение автора к тем трагическим для страны событиям, его героям и антигероям изменилось; но что было, то было.

О советском ЦТ

«Было ощущение огромности. Но не было ощущения размытости, невнятности. Экран, та же программа «Время», давал ежедневные «уроки географии». Приезжаешь куда-нибудь впервые, а будто уже бывал здесь. Сейчас мы начисто оторваны от страны, да и от всего мира тоже. Ибо на экране та или другая местность появляется только в двух случаях. Первый – если туда приехало высшее руководство. Второй – если там, не дай бог, произошло что-то криминальное.

Ведущий новостных программ должен, обязан знать родную страну. Конечно, побывать всюду невозможно. Но чувство причастности к России, понимание России у него должно быть. И неважно, что не он сам делает репортажи. Он представляет эти материалы, в его душе (и голосе соответственно) нет-нет да и проступит боль, – ну как такое случилось, проступит интерес, – вот это да! – проступит гордость, – вот, как же у нас на Руси здорово! Сейчас рамки ведущего сузились, это действительно диктор дикторович в чистом виде. Никуда он не ездит, никаких передач не ведёт. К тому же и отдыхает – там. И дети – там учатся».

В заключение согласимся с анонсом, которым эта замечательная книга открывается.

«Из калейдоскопа интереснейших персонажей и невероятных событий проступает главное, ради чего Инна Ермилова взялась за перо: любовь к экрану и тревога за него; она не только утверждает что «телевидение идёт к самоубийственному обрыву», но и предлагает пути спасения».

Отдел «ТелевЕдение»

lgz.ru

Инна Веденисова — биография и личная жизнь

Биографии

Автор: LadyMusic

Настоящее имяИнна Веденисова
Дата рожденияНеизвестно
Сколько летПредположительно 27-28
РодителиНеизвестны
ОбразованиеВысшее (Московский городской педагогический университет, факультет иностранных языков; Гуманитарный институт кино и телевидения им. Литовчина, факультет журналистики и сценарного мастерства)
Семейное положениеНе замужем
Детинет
Инстаграмhttps://www.instagram.com/vedeni/

Интеллигентная и миловидная девушка Инна Веденисова, о биографии которой известно пока немного, уже успела запомниться зрителям телеканала СПАС. Молодая ведущая искренне и увлекательно раскрывает тему православия, преподает в детском медиа центре, а свободное время проводит разнообразно и насыщенно. Свободное владение английским языком позволяет путешествовать по миру и преподносить ценную информацию подписчикам в социальных сетях.

Учитывая то, что девушка стала публичным человеком сравнительно недавно, сведений о том, сколько лет журналистке, кто родители и как пришла мысль освоить профессию телеведущей, сказать трудно. Точный год рождения Инны неизвестен, но так как первый диплом о высшем образовании получила в 2013 году, предположительный возраст Веденисовой – 27-28 лет. Родной город, в котором появилась на свет и живет на протяжении жизни – Москва.

В детстве Инна вряд ли мечтала о журналистике, поскольку по окончании школы поступила в Московский городской педагогический университет. Осваивать профессию учителя девушке довелось на факультете иностранных языков. Учебу на последних курсах смогла совместить с занятиями в Лондонской школе изучения языков St. Giles Highgate.

Благодаря такой стажировке и благополучному окончанию университета в 2013 году, изучила два языка – английский и французский, хотя свободно пользуется первым. Несмотря на то что училась девушка не в самом престижном ВУЗе, она, пожалуй, даст фору выпускникам лингвистического факультета МГУ.

Получив диплом педагога, Инна устроилась работать по специальности в Гимназию им. Капцовых преподавателем английского языка. Параллельно продолжала образование, поступив в Гуманитарный институт кино и телевидения им. Литовчина. В 2015 году набирала корреспондентский опыт в компании «News Mediа».

В 2016 году девушка сдала выпускные экзамены и получила диплом по специальности «Журналистика и сценарное мастерство». Подготовка дипломной работы документального фильма под названием «Увидеть прошлое», проходила по инициативе и при непосредственном участии Государственного архива кинофотодокументов России. Труд был приурочен к дате 90-летия с момента создания данного учреждения. Сразу после завершения обучения перешла работать на телевидение ведущей канала СПАС, где трудится до сих пор.

Творческая личность «Плюшевое чудо»

В ходе освоения профессии журналиста Инна Веденисова еще на первом курсе стала автором короткометражного фильма в жанре автопортрета с удивительным названием «Плюшевое чудо». В чем-то можно считать картину автобиографической. Здесь Инна проявила не только творческие способности, создав оригинальный сюжет, но и провела красной нитью главную мысль «Чудес не бывает…если не верить!». Именно с верой, а точнее верой в Христа, впоследствии будет связана профессиональная деятельность начинающей журналистки. Невероятно глубокий смысл сумела заложить талантливая студентка ГИТР в одноминутный фильм.

Профессиональная карьера на ТВ

На канале для православных «Спас» Инна стала ведущей передачи «Слово». Программа проходит в формате диалога с приглашенными гостями. Инна проводит тщательную подготовку каждого выпуска для грамотного и содержательного выстраивания беседы. Результат – увлекательное интервью, для которого больше подходит название «разговора по душам». Участниками передачи становились такие звезды, как Любовь Казарновская и Борис Щербаков, Сергей Трофимов и Лариса Курдюмова, Алексей Кравченко и Олег Митяев.

Извините, в настоящее время нет доступных опросов.

Знаменитые люди ведут откровенный разговор с ведущей, представляя собственное видение православия и суждения по ряду вопросов. Животрепещущие названия выпусков говорят сами за себя: «Благодарю Творца», «Я ничего не могу без Бога», «Жить по вере», «Бог всегда подсказывает мне дорогу». На телеканале Веденисова – одна из лучших сотрудниц, которую высоко оценивает руководство.

Успехи в личной жизни

О личной жизни журналистки известно не так много, как хотелось бы знать поклонникам. Популярная телеведущая эффектная и приятная в общении интеллигентная девушка и многих телезрителей интересует, есть ли у нее муж. Инна ведет свою страницу в инстаграме, благодаря которой можно понять, что ведущая пока не имеет своей семьи и детей, но, вероятно, у девушки все же есть возлюбленный.

Инна Веденисова сегодня

Сегодня молодая телеведущая продолжает работать на телеканале СПАС и с энтузиазмом строит карьеру. Не забывает поддерживать преподавательские навыки. Инна ведет курс «Основы журналистики» для подростков в детской студии «Воробей» при Московском Дворце пионеров. Учитывая знание английского языка, практикует частные репетиторские уроки. Кроме профиля в инстаграме, создала страницу Вконтакте, где добавляет фото из жизни.

Биография Инны Веденисовой еще коротка, чтобы делать выводы о заслугах и достижениях, но для своего возраста девушка успела сделать немало для собственного развития и духовного обогащения других людей. Несмотря на карьеру на телевидении, продолжает заниматься просвещением детей и подростков, а специфика телевизионной деятельности позволяет подняться на другой уровень духовности и внести вклад в распространение православия. Верится, что впереди у молодого таланта еще более значимые свершения и народное признание.

muwhi.ru

Пути спасения - Статьи - Литературная газета

Инна Ермилова. Экран любви и тревоги. Секреты мастерства на полях биографии. – М.: ЗАО Издательство «Аспект Пресс», 2013. – 223 с. – 800 экз.

Инна Ермилова написала книгу о любимых: работе, людях, стране. О том, как она попала на ТВ, об учителях, замечательной Нине Кондратовой, об уникальной советской дикторской школе. О том, какой была программа «Время» и каким было время. О тех передачах, которые довелось вести, о коллегах и друзьях. Об учёбе во ВГИКе, о создании телекомпании «Полюс», о сделанных документальных фильмах и передачах о детях и для детей, об уникальном прямом эфире с Северного полюса…

Приведём некоторые отрывки.

О профессии диктора

«Ни один артист ни одного театра не мог сравниться с ними в популярности. Их знали и любили, им писали мешки писем («мешки» – без преувеличения, сама видела, сама впоследствии получала), им подражали в одежде, интонациях, жестах. Да, конечно, телевидение тогда ещё было хоть и не в диковинку, но явлением новым, конечно, люди, которые каждый день «приходили в дом», запоминались «на раз», но всё же, всё же… Много лет спустя, когда «дикторов» в одночасье отменили, да на их место посадили «ведущих», (кого ведущих? куда? зачем?), я всё яснее начала понимать секрет той бешеной популярности.

…профессия наша заключается не только и не столько в том, чтобы правильно проговаривать слова и предложения, а в том, чтобы быть личностью в жизни и, стало быть, на экране, ведь сымитировать это невозможно, актёры знают, как трудно играть самого себя».

О том, что и как говорят нынешние тележурналисты (Инна Ермилова однажды не выдержала и стала записывать за ними наиболее «удачные перлы»)

«– Один из потерпевших выпрыгнул в окно с целью вызвать милицию…

– Обнаружилась тенденция исчерпания тенденции роста.

– Двадцать боевиков убито, двенадцать из них взято в плен.

– Рассмотрим этот вопрос в максимально конкретном ключе.

– В ответ они причинили многочисленные ушибы и ссадины.

– Алкоголизм. Государство будет всеми силами бороться с этой проблематикой.

– Со стороны болельщиков были произведены выбросы на поле…

Знаете, чем нынешние телевизионщики объясняют все эти корявости (ну, в том случае, когда слышатся они не от самих корреспондентов, а от «выступающих»)? «Да вы что, раз уж это люди сказали так, разве мы имеем право их редактировать»...

Да, мэр города сказал, что «необходимо усилить координацию по работе в данном направлении». Но стоит ли тащить в эфир этот канцеляризм (если у редакторов, конечно, нет тайного намерения дискредитировать мэра)?»

О том, как после ведения вечернего эфира 18 августа 1991 года автору пришлось срочно приехать в Останкино ранним утром 19-го

«А на мне по-прежнему пёстрое платье, клипсы… И тут вижу в аппаратной звукорежиссёра, она сидит за пультом в домашнем сереньком пуловере. «Можно тебя на секундочку?» – «Куда, зачем?» – «Пойдём, переоденемся. Так надо». В туалете быстро меняемся одеждой. Как ни странно, успеваю заметить, что моё платье ей очень даже к лицу. Лишних вопросов не задаёт. Надеваю её простенькую беленькую блузку, закалываю синей брошечкой, натягиваю пуловер, он на мне топорщится, выглядит чересчур объёмным.

«Особый жанр телепередачи: детские новости с участием детей»

Влетаю в эфирную студию. Там уже оператор и осветитель.

– Ребята, я всегда прошу, чтобы картинка была поинтересней. А вот сегодня…

– Всё поняли. Сделаем в лучшем виде.

Удивительно, что мои ощущения, моё понимание события совпали с настроением и этого оператора, и осветителя, и звукорежиссёра (теперь уже в моём платье), да и вообще всех тех, кому «повезло» в то утро работать на телецентре...

Читаю медленно, почти не поднимая глаз. Потом многие вспоминали, что «запиналась на каждом слове». И спрашивали меня: у тебя что, за спиной автоматчики стояли?

Нет, я не запнулась ни разу.

Нет, никаких автоматчиков не было.

Но, значит, у зрителя возникало то чувство, которое я и хотела ему передать…

С тех пор каждая годовщина ГКЧП не обходится без того, чтобы на экране не появилась Ермилова в сером, чересчур объёмном пуловере».

О том, как теперь вырезают

«Лет пять назад, как раз накануне одной такой годовщины, меня попросили поучаствовать в передаче «Культурная революция». Посвящена она была роли ведущего на экране. Тему сформулировали не без пафоса: «Телеведущий – совесть нации». Один из основных «экспертов» – Владимир Познер. Он отстаивал ту точку зрения, что, дескать, ведущий – это просто «водитель троллейбуса», от него ничего особенного не зависит. Меня попросили рассказать про 19 августа. Вспомнила, как всё было. Познер хмыкнул: «Ну, надо же, какие мы все герои!» Что тут в студии началось! Даже сам режиссёр-постановщик Андрей Козлов не выдержал и – неслыханное дело! – выбежал на съёмочную площадку: «Как же вы можете, ведь Ермилова тогда объяснила всем, что происходит! Многие, и я в том числе, пошли к Белому дому именно после её появления».

Спустя неделю-другую после записи звонит редактор... Голос – виноватый. «Завтра – эфир, но, понимаете, нам надо было сократить… Но вы не расстраивайтесь… Ваш рассказ мы дали целиком…» – «Так. А то, что говорилось после Познера, это даёте?» – «Нет, это вырезали». Быстро соображаю. Значит, реплика Познера оказалась никем (и мной тоже) не опровергнутой. «Тогда сделаем так. Вырежьте весь эпизод, связанный со мной». – «Да ну что вы, ведь это у нас самое интересное».

Смотрю передачу. Ни режиссёра, ни других выступающих. Мой рассказ. Комментарий Познера. И всё».

За годы, прошедшие с августа 91-го, отношение автора к тем трагическим для страны событиям, его героям и антигероям изменилось; но что было, то было.

О советском ЦТ

«Было ощущение огромности. Но не было ощущения размытости, невнятности. Экран, та же программа «Время», давал ежедневные «уроки географии». Приезжаешь куда-нибудь впервые, а будто уже бывал здесь. Сейчас мы начисто оторваны от страны, да и от всего мира тоже. Ибо на экране та или другая местность появляется только в двух случаях. Первый – если туда приехало высшее руководство. Второй – если там, не дай бог, произошло что-то криминальное.

Ведущий новостных программ должен, обязан знать родную страну. Конечно, побывать всюду невозможно. Но чувство причастности к России, понимание России у него должно быть. И неважно, что не он сам делает репортажи. Он представляет эти материалы, в его душе (и голосе соответственно) нет-нет да и проступит боль, – ну как такое случилось, проступит интерес, – вот это да! – проступит гордость, – вот, как же у нас на Руси здорово! Сейчас рамки ведущего сузились, это действительно диктор дикторович в чистом виде. Никуда он не ездит, никаких передач не ведёт. К тому же и отдыхает – там. И дети – там учатся».

В заключение согласимся с анонсом, которым эта замечательная книга открывается.

«Из калейдоскопа интереснейших персонажей и невероятных событий проступает главное, ради чего Инна Ермилова взялась за перо: любовь к экрану и тревога за него; она не только утверждает что «телевидение идёт к самоубийственному обрыву», но и предлагает пути спасения».

Отдел «ТелевЕдение»

lgz.ru


Смотрите также