Борис александрович говорин биография


Говорин Борис Александрович. Биография.

Родился 27 июня 1947 года в г.Иркутске.

Образование:Иркутский политехнический институт, энергетический факультет -1971г.Высшая партийная школа – 1989г.

Иркутский госуниверситет, сибирско-американский факультет – 1998г.

Карьера: 1971-72 гг. – служба в армии1972-83гг. – старший инженер, председатель завкома предприятия высоковольтных электросетей «Иркутскэнерго», заместитель директора предприятия;с 1983г. – работа в органах исполнительной власти:зам. председателя Свердловского райисполкома г. Иркутска; председатель Свердловского райисполкома; руководитель управления коммунального хозяйства горисполкома; первый зам. председателя Иркутского горисполкомас 1990г. – председатель горисполкома г. Иркутскас 1992г. – глава администрации г. Иркутскас 1994г. – мэр г. Иркутскас 1994 по 1996гг. -- президент ассоциации сибирских и дальневосточных городов (АСДГ);с 1995 по 1996гг. – представитель РФ в палате местных и региональных властей Совета Европы;с 1997г. – губернатор Иркутской области (повторно избран в 2001 году)с 1997 по 2001гг. – член Совета Федерации Федерального Собрания РФна сегодняшний день – член Государственного Совета РФв 2001-2002гг. возглавлял Межрегиональную ассоциацию «Сибирское соглашение»

с 2003г. – действительный член Международного клуба менеджеров имени Петра Великого

Государственные награды: 1970г. – награжден юбилейной медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина»;1996г. – награжден медалью «Ветеран труда»; в этом же году была получена Благодарность Президента РФ;1997г. – Указом Президента РФ «за большой вклад в социально-экономическое развитие г. Иркутска и многолетнюю добросовестную работу» награжден орденом Почета и медалью «В память 850-летия Москвы»; 2001г. – награжден орденом «Полярная звезда» (Монголия);

2002г. – награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Общественные награды: 1998г. – награжден Олимпийским почетным знаком «За заслуги в развитии олимпийского движения России»;2000г. – «во внимание к заслугам в деле возрождения духовности России» патриархом Всея Руси Алексием II награжден орденом русской православной церкви Святого благоверного Князя Даниила Московского II степени;2000г. - «за большой личный вклад в развитие промышленного потенциала, созидание в социальной и культурной сфере, за активную общественную и гражданскую позицию» Б.А. Говорин стал Кавалером высшей общественной российской награды – Золотого почетного знака «Общественное признание»;2001г. – за заслуги в развитии культуры и театрального искусства вручена высшая Национальная театральная премия «Золотая маска»;

2003г. – лауреат Российской национальной премии «Олимп» (единственный лауреат в номинации «Губернатор года)».

Академик РАЕН, почетный профессор Иркутского государственного университета.Почетный гражданин г. Иркутска.

Почетный житель города-побратима Канадзавы (Япония).

Девиз, идеал:Справедливость во всем, особенно по отношению к людям.Основной принцип: не искать выгоды для себя.

Я сторонник честной и чистой политики.

Семья: супруга Говорина Людмила Анатольевна, дочери Лариса, Ольга, Зоя.

Хобби:Мое основное хобби – работа.Люблю отдых на Байкале.

А также -- музыка, компьютер, чтение.

Еще фото »

ladno.ru

Борис Говорин: «Я не узнал регион». Экс-губернатор рассказал о том, почему молчал долгие годы

Экс-губернатор Приангарья Борис Говорин после своего возвращения из Монголии, где служил послом России, исчез с поля зрения. Долгие годы он хранил молчание, не давал интервью, не выходил в публичное пространство, но на прошлой неделе неожиданно решил предстать перед публикой, приняв участие в заседании Клуба публичной политики.

«Я не толстокожий»

Многие годы Борис Говорин не показывался на публике. Как оказалось, Борис Александрович предпочел молчать из-за обиды, нанесенной ему в интернет-пространстве и не только.

— Когда приехал из Улан-Батора, я не узнал регион. Я не порадовался ни людям, которые изменились и стали другими, ни атмосфере, которая присутствовала в регионе. Были специально запущены разными людьми слухи, что я вор, что у меня магазины, автозаправочные станции. Эти слухи обрели питательную среду и до сих пор существуют. Вы считаете, что я толстокожий и ничего не чувствую? Это не так. И моя настороженность к вам имеет под собой достаточно серьезные основания. Мы все люди, все четко знаем, что слово ранит. А пришел на встречу я потому, что организаторами встречи мне было направлено письмо, где сказано о готовности служить своему дому. Это моя мировоззренческая позиция. Поэтому я здесь. К тому же я не совсем молчал. До конца 2014 года я возглавлял Совет почетных граждан Иркутской области и города Иркутска.

«В 90-х было сложнее»

Нынешнюю непростую экономическую ситуацию экс-губернатор, переживший ГКЧП, остановку предприятий, время огромных долгов по зарплате, не считает чем-то из ряда вон выходящим.

— Сейчас, когда власть при принятии бюджета на 2016 год подпирает чело и говорит, как тяжело, как сложно, это неправда. Сегодня абсолютно понятная линия поведения. В области работают те предприятия, которые остались работать после 90-х годов. Да, возникли новые вызовы для экономики России, ну и что? Когда я пришел работать губернатором, все предприятия, по сути дела, стояли. На Братском ЛПК, который тоже стоял, люди получали зарплату в магазине под запись по ценам, которые там устанавливались. Ситуация была очень-очень непростая.

«В Иркутской области нет элиты»

В середине нулевых губернаторов в регионах стали назначать. Такова была политика федерального центра. В Иркутскую область губернаторы-назначенцы приезжали со своей командой и программой действий, но надолго не задерживались, что не лучшим образом сказывалось на развитии региона.

— В администрацию президента ушли письма от всех общественных организаций, хозяйствующих субъектов с просьбой назначить в 2005 году губернатором Говорина. Но оставление меня на этой площадке не входило в планы федерального центра, — пояснил Борис Говорин. — Мы должны смотреть сегодня не на сам факт назначения, а на причины. А причины кроются в нас самих. На сегодняшний день в развитых странах присутствует важная составляющая в обществе — элита. Это те люди, которые подняли интересы страны, региона над интересами личными, беря ответственность за судьбу страны. У нас в Иркутской области на 2016 год элиты нет, поэтому Москва абсолютно спокойно будет назначать любого человека. Ведь мы молчим. И самое страшное не в том, что с людьми не считаются, а в том, что кадры, которые здесь родились, выросли, получили образование и были способны взять на себя ответственность по управлению территорией, были отвергнуты. За варягом-губернатором приезжало огромное количество разного рода людей. Они постоянно менялись, их не запоминали. И отбывали они отсюда с записью в трудовой книжке «Зампредседателя правительства Иркутской области». Это статусно. Иркутская область — крупный субъект РФ, с мощной экономикой, человеческим капиталом. Тогда-то мы и возбудили процессы, которые в конечном итоге сказались на темпах нашего социально-экономического развития. Молодые люди оказались невостребованными. У нас прервалась цепочка передачи знаний управления из поколения в поколение. Принципиально важно сказать: я горжусь своим отцом и матерью, дедами и бабушками. Они мне создали условия для того, чтобы я состоялся как человек, получил образование, удовлетворил свои человеческие потребности. Но сегодня я страдаю, что не могу гарантировать, что мои дети и внуки получат понятные условия жизни в благополучной стране.

Про образование

Быстро меняющейся власти, судя по всему, было не до решения задач, которые впоследствии обеспечили бы развитие и процветание региона. Среди них вопросы образования. В Иркутской области так и не удалось создать федеральный университет.

— У нас мощный образовательный комплекс, но мы не смогли создать федеральный университет. Настолько была велика разобщенность. У нас были встречи с советом ректоров. Я им говорил: «Вы, ребята, в конечном итоге подводите всех нас, не консолидируя свои усилия. Ведь наличие федерального университета — это статусность». Статусность — это к тому же наличие у нас четырех генконсульств. Если их не будет, мы превратимся в деревенскую столицу. Мы статусность потеряем. Наши вузы по старинке пытаются найти себе студентов в Монголии. А монголы говорят: «Мы в вашу страну не поедем». Спрашиваю: «Почему?» Первая причина — небезопасно. Вторая заключается в том, что мы реформируем образование. Значит, не считаем его лучшим.

О выборах мэра Иркутска

Высказался Борис Говорин и по поводу назначения мэра Иркутска, тем более что он пришел в губернаторское кресло как раз с поста мэра. Напомним, что сегодняшний градоначальник Дмитрий Бердников был выбран из числа депутатов городской думы, а не прямыми выборами.

— Нет универсальной системы формирования муниципальной власти. К примеру, в США есть власть в городе, которую выбирают депутаты из своего числа. Плюс заключается контракт с сити-менеджером, который управляет городским хозяйством. И есть другая ситуация, когда мэр избирается всем населением. Две модели присутствуют. Даже в этой развитой стране никто не сказал, что та или иная модель безупречна. У нас, в Иркутске, вообще получился паллиатив. Мы же говорили, что вводим систему сити-менеджера, но на этапе прохождения всех процедур решение изменилось. Считаю, что надо исключить жесткие комментарии по поводу произошедшего. Коль скоро это состоялось, пусть время покажет, кто был прав.

«Мемуары писать не собираюсь»

След, который оставил Борис Говорин в истории региона, по его собственной оценке, в построенных объектах, которые улучшили качество жизни иркутян и жителей области.

— Мое наследие — это все то, что построено, служит сегодня людям: троллейбусные линии в микрорайоны Юбилейный, Первомайский, Университетский, диагностический центр, Центральный рынок, госпиталь ветеранов войны и труда, мост через Ангару. Вот это действительно важно. То, что сказано или написано, менее ценно. Я не считаю, что мемуары политических деятелей — это очень важное наследие для населения.

liveangarsk.ru

Говорин, Борис Александрович - это... Что такое Говорин, Борис Александрович?

Бори́с Алекса́ндрович Гово́рин (р. 27 июня 1947 года, г. Иркутск) — российский государственный деятель, c 1994 года — мэр г. Иркутска, в 1997—2005 годах — губернатор Иркутской области, почётный профессор Иркутского государственного университета, Почётный гражданин г. Иркутска, Почётный гражданин Иркутской области, академик РАЕН, Чрезвычайный и Полномочный посол Российской Федерации в Республике Монголия.

Биография

Родился в Иркутске. Мать работала швеёй фабрики № 2, отец — бывший фронтовик — умер в 1961 году.[1]

Образование

Этапы карьеры

  • В 1971—1972 годах — служба в армии
  • С 1972 года по 1983 год работал в «Иркутскэнерго» на должностях старшего инженера, председателя завкома, заместителя директора предприятия
  • С 1983 года — работал в органах исполнительной власти: заместитель председателя Свердловского райисполкома г. Иркутска; председатель Свердловского райисполкома; руководитель управления коммунального хозяйства горисполкома; первый заместитель. председателя Иркутского горисполкома
  • C 1990 года — председатель горисполкома Иркутска
  • С 1992 года — глава администрации Иркутска
  • В 1994 году избран мэром г. Иркутска
  • С 1994 по 1996 год — президент ассоциации сибирских и дальневосточных городов (АСДГ)
  • С 1995 по 1996 год — представитель РФ в палате местных и региональных властей Совета Европы
  • С 1997 года — губернатор Иркутской области (повторно избран в 2001 году)
  • С 1997 по 2001 год — член Совета Федерации Федерального Собрания РФ
  • C 26 апреля 2006 года по 21 сентября 2009 года — Чрезвычайный и Полномочный посол Российской Федерации в Монголии[2]

Награды

Примечания

dic.academic.ru

Борис Говорин: «В Иркутской области нет элиты»

О своем губернаторстве

Мне кажется, что у Юрия Абрамовича Ножикова сформировалось очень блестящее окружение, которое поддерживало его и сосредотачивало у себя все информационные ресурсы. Эта среда существует и сейчас, пропагандируя Ножикова только с позитивной стороны. В 1997 году Юрий Абрамович неожиданно ушел в отставку в достаточно тяжелой ситуации для области. Он как умный человек понимал, что положение критическое и в 1998 году отчитываться о своей работе будет трудно.

С другой стороны, есть Говорин Борис Александрович и те слухи, которые вокруг циркулировали. Мол, «Говорина на нары!», «Говорин вор» и так далее. Упоминали какие-то заправки, магазины во владении и все что угодно. Если, уважаемые господа, у кого-то есть информация, где мои заправки — я хотел бы их увидеть и получать от них прибыль и прочие прелести капиталистической жизни. Поэтому не надо спорить, кто более народный губернатор. Судите по делам.

История 2001 года была очень жесткая. В первом туре было несколько кандидатов, они все в сумме получили меньше меня. По поводу Левченко не надо забывать, что он до недавнего времени проигрывал все выборы, в том числе в Государственную думу. Он в Иркутске проиграл Дубровину.

Тогда изначально мы столкнулись с двумя обстоятельствами. Задолженность по заработным платам в регионе составляла два триллиона рублей, по пенсиям — 480 миллиардов рублей, по детским пособиям и компенсациям — 600 миллиардов. Представляете? Это касалось судьбы всех жителей — учителей, врачей, рабочих и так далее. Когда мы встречались с сотрудниками милиции общественной безопасности в Мамско-Чуйском районе, они говорили: «Борис Александрович, нам не платят зарплату уже десять месяцев. Что делать?». Вот такая была ситуация.

А еще не забывайте, что все заводы фактически «стояли». К примеру, Усть-Илимский лесопромышленный комплекс, судьба моногорода. Это предприятие было приватизировано Роспромом, Ходорковским. На встрече с ним я услышал интересное заявление: «Я этот бизнес вести не буду, занимаюсь нефтянкой». Спрашиваю, а что будет делать, у меня там город стоит. Говорю: «Вы же собственник, решайте что-то».

С большим трудом мы добились запуска предприятия. И тут же нарвались на реакцию председателя профсоюзного комитета, Лукина (ныне уполномоченный по правам человека Иркутской области — прим. автора), который взбудоражил коллектив и организовал забастовку. Мы вынуждены были приехать. Я стоял перед рабочими и объяснял: «Если завод не работает, как вам могут выплачивать зарплату?». Ведь чтобы было чем платить, надо произвести продукцию и продать ее.

То же было по Братскому ЛПК, когда у предприятия были огромные долги перед «Иркутскэнерго». Зафиксировали эту сумму долга и установили, что с этого момента ежемесячно своевременно оплачиваете счета и выплачиваете зарплату рабочим. И договариваетесь, как будете гасить задолженность. Подобных примеров по области было много.

Как только решили эти проблемы, мы первые в стране, вместе с угольщиками и энергетиками, ввели такую практику — тарифы на тепловую и электрическую энергию в течение года не индексируются. Это было сделано для того, чтобы бизнес мог планировать свои издержки на год.

Мы же первые ввели практику целевых программ. Тогда были приняты программы компьютеризации, обеспечения спортинвентарем и автобусами всех школ области. А еще — поиск инвесторов для развития. Например, Усольехимпром, который работал в те годы, и найденные рынки сбыта продукции БЦБК.

О подчинении Москве

Мы должны смотреть не на сам факт этих назначений, а на причины, которые кроются в нас самих. В обществах развитых стран всегда присутствует очень важная составляющая — так называемая элита. Это люди, которые поднялись над личными интересами, взяв на себя ответственность за свою страну. На сегодняшний день в Иркутской области нет элиты. Поэтому Москва абсолютно спокойно назначала любого человека. Тогда, в 2005 году, в администрацию президента от общественных организаций, хозяйствующих субъектов ушли предложения: «Назначайте Говорина».

Но для определенных сил это означало крах их надежд и чаяний. И эта борьба завершилась закономерным результатом. Без сформировавшейся элиты Москва по ключевым вопросам перестала считаться с мнением жителей Иркутской области. Но это не самое страшное. Были отвергнуты ценные кадры, которые здесь родились, выросли, получили образование и были способны взять на себя ответственность за управление территорией.

Ведь за губернатором-варягом в регион приезжало огромное количество людей. Они менялись в управлении со страшной силой, отбывая со статусной записью в трудовой книжке. Мы сами возбудили те процессы, которые впоследствии сказались на темпах роста и социально-экономическом развитии нашей области. Молодые люди не увидели личную востребованность в собственном доме, Иркутской области. И начали искать другие места — Новосибирск, Красноярск, Томск, Санкт-Петербург, Москву.

Это был мощный отток тех людей, которые должны были определять нынешнее развитие Иркутской области. Завтра не станет меня и других, достигших почтенного возраста. Но те знания, которыми мы обладаем, передавать некому. Из-за губернаторов-варягов прервалась цепочка поколений преемственности знаний управления. Я страдаю оттого, что не могу гарантировать, что мои дети и внуки получат благополучную жизнь в стране и понятные условия жизнедеятельности.

При этом я как гражданин удовлетворен итогами губернаторских выборов 2015 года. Это выбор народа, который решил, кто лучший претендент. Нового избранного губернатора нужно поддержать, в его руках сейчас наша судьба. А продолжим бороться друг с другом — будет плохо всем.

Об общении с «назначенцами»

После назначения Тишанина я зашел к нему. Поздоровались. Спросил, как идут дела, как осваивается в должности. Ответил, что все нормально. Уточняю: «Помощь какая-то нужна?». «Нет, не нужна». Ну ладно. Потом, после работы послом, я вернулся в Иркутскую область, когда регионом руководил Дмитрий Федорович Мезенцев. Мы с ним советовались, потому что этот человек возник здесь не просто так — его кандидатуру представляли в Совет Федерации именно от Иркутской области. И он был наиболее подготовленной фигурой, но не избежал внешнего влияния. Хотя все же старался опираться на местные ресурсы.

Еще одно важное и выстраданное, но, возможно, ошибочное, мнение: никогда нам не надо стремиться к тому, чтобы бизнесмен становился губернатором. Это опасная ситуация, которая приводит к очень серьезным последствиям. Хоть он и отдаст свои акции в доверительное управление, но спит и думает, как эти акции работают. И будет делать все для того, чтобы создать преференции — прямые и косвенные — своему бизнесу.

Нет еще той культуры капиталистов, которые прошли бы длинный путь и сформировали философию, правила ведения бизнеса. И в губернаторстве Сергея Ерощенко мы и увидели все эти изъяны. Скажем, нужно нам наладить авиаперевозки на север области, очень важное дело. А у него в собственности есть авиакомпания. Надо организовать субсидирование, пополнять авиапарк. И никуда от этого не деться.

О критике Следственного комитета

Мы должны приложить максимальные усилия и консолидировать наиболее подготовленных жителей региона в так называемую элиту, которая была бы партнером для федерального центра по вопросам, касающимся судьбы Иркутской области. Если мы это не сделаем, то эти процессы будут приобретать новые очертания. Сейчас центральная власть доминирует, там сосредоточены все ресурсы, смею вас заверить. И я абсолютно опечален той ситуацией, которая складывается у нас в области — мы опять хотим быть «вне конкурса».

Группы людей выходят на улицы и говорят: «В отставку Бунёва». Какие обоснованные претензии к руководителю Следственного комитета могут быть у простых жителей Иркутской области?

Я его не знаю лично, видел только публикации с его участием. Может, кого-то задела его довольно четкая аргументация? Бунёв говорит, что раньше работал в Кемеровской области, Красноярском крае и видел там совершенно другую, созидательную атмосферу, а здесь же — грызня пауков в банке. И это, к сожалению, так.

Мы демонстрируем некую исключительность, мол, какие мы крутые, давайте меняйте его. Никто никого менять не будет. Государственная машина во главе с нашим президентом построена очень жестко, смею вас заверить. И не только Бунёв, но и все мы находимся под достаточно жестким контролем — явным и неявным.

О противостоянии Иркутска и области

Ключевой вопрос здесь — Иркутск как региональная столица. Место, где расположены органы областной власти. Сюда приезжают люди со всех территорий для решения своих проблем и вопросов. То есть городская администрация Иркутска несет дополнительную нагрузку за «не своих» жителей. Мы подсчитали, что порядка 60-70 тысяч человек приезжали сюда ежедневно учиться, лечиться, торговать, покупать и получать различные консультации. Это большая нагрузка на инфраструктуру. Поэтому через Законодательное собрание мы провели документ о компенсационных выплатах городу из областного бюджета.

Еще Тишанин изъял из городских полномочий распоряжение землей. Все тогда промолчали, а Заксобрание поддержало. А этого нельзя было делать. Мы можем сказать, что здесь к городу были какие-то претензии по управлению землей. Но можно было включить контрольные функции, администрирование — и не более. Так как региональные органы власти базируются в Иркутске и имеют здесь определенные интересы, то возникает база для конфликта, потому что эти интересы не совпадают с городскими.

Региональная столица имеет преференции по сравнению с любой другой территорией области, откуда возникает вопрос межбюджетных отношений. Это тоже база для конфликта. Основные источники бюджетных доходов — подоходный налог граждан и налог на прибыль предприятий. Естественно, что в Иркутске самые высокие доходы и зарплаты, потому что здесь находятся чиновники высшего ранга, высокооплачиваемые топ-менеджеры. У нас была практика оставлять доходный потенциал на территориях. Не знаю, как это устроено сейчас, но межбюджетные отношения очень сложные, особенно в этом году.

Нельзя забывать, что в Иркутске расположены федеральные структуры и органы. Им нужны земли, площади. Эти требования порой бывают несопоставимыми. Из-за более высокого положения и статусности таких органов возникает атмосфера менторского разговора, а не равноправного диалога. Все эти противоречия влияют на ситуацию. Но и многое зависит от отдельных личностей.

Андрей Щепин, ИА «Иркутск онлайн»

www.irk.ru

Экс-губернатор Борис Говорин не любит давать интервью

Первым губернатором Иркутской области был Юрий Ножиков. Юрий Абрамович навсегда войдет в историю региона как один из самых любимых и уважаемых в народе. Он занимал этот пост с 1991-го по 1997 год, на его долю выпало нелегкое время: пустые прилавки, дефицит денег, нестабильность власти, а стало быть, массовые забастовки и волнения.

- Главное - всегда быть честным, - говорил он.

За это его и любили иркутяне. Летом прошлого года на 77-м году жизни Юрий Абрамович умер после продолжительной болезни.

Вторым губернатором Иркутской области - с 1997-го по 2005 год - был Борис Говорин. Ему тоже пришлось непросто. Жители региона его жаловали уже не так, как Ножикова. Да еще и сравнивали постоянно. Мол, прежний губернатор был лучше. Плюс ко всему в то время в стране пышно расцвели черные пиар-технологии. Разумеется, Борис Александрович попал под раздачу, как и многие главы регионов.

Сейчас Борис Говорин на пенсии, летом ему исполнится 64 года. Но дома ему не сидится. C апреля 2006-го по сентябрь 2009-го экс-губернатор трудился чрезвычайным и полномочным послом России в Монголии. В июле 2010 года возглавил Совет почетных граждан Иркутска.

Борис Александрович живет за городом, с прессой не общается. «Комсомолке» все же удалось дозвониться и спросить, чем занимается экс-губернатор.

- На пенсии дел у меня хватает, скучать некогда, - ответил он.

- Может, огород у вас есть? Выращиваете что-нибудь летом??

- Выращивать сил уже нет. Все, что нужно было, я уже вырастил, - отрезал экс-глава региона.

Третьим и самым неоднозначным губернатором стал Александр Тишанин. 8 сентября 2005 года он был назначен на эту должность, но уже в апреле 2008 года Владимир Путин принял его отставку.

В том же году Тишанин был назначен вице-президентом ОАО «РЖД». Сейчас живет и работает в Москве. Кстати, на днях его заместителю Сергею Воронову на днях вынесли приговор - он осужден на 6 лет за растрату в особо крупном размере.

Четвертый глава региона Игорь Есиповский вступил в должность 22 ноября 2008 года. А 10 мая 2009 он погиб в катастрофе вертолета и был похоронен на Троекуровском кладбище в Москве. Семья Игоря Эдуардовича - супруга Ольга Борисовна и сын Игорь - живет в столице.

www.irk.kp.ru


Смотрите также