Биография вознюк игорь алексеевич


Вознюк Игорь Алексеевич

Вознюк Игорь Алексеевич в 1987 году окончил Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова, и в течение 4 лет проходил службу в должности начальника медицинского пункта в/ч 25795 ЛенВО. С 1989 года, по окончании интернатуры по неврологии, исполнял обязанности внештатного невропатолога гарнизона. С 1991 по 1994 обучался в ординатуре по неврологии в Военно-медицинской академии и защитил кандидатскую диссертацию по специальности «неврология». Далее походил службу, последовательно занимая должности от старшего ординатора клиники нервных болезней до заместителя начальника кафедры нервных болезней по клинической работе. В 2011 году был избран профессором кафедры нервных болезней ВМед.А. В октябре 2011 года, в связи с организационно-штатными мероприятиями был уволен из ВС РФ, а затем, избран на должность профессора кафедры нервных болезней. 

Имеет звание «профессор по кафедре нервных болезней» (Пр. Министерства образования и науки РФ, 2011г.). 

Ученая степень кандидата медицинских наук  присуждена в 1994г., доктора медицинских наук - в 2000 г.  С 2017г. назначен на должность главного внештатного специалиста-невролога Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга. С 2018г. назначен членом мобильной мониторинговой группы Минздрава РФ по СЗФО РФ по организации методической помощи.  Опытный клиницист, высококвалифицированный врач-невролог в совершенстве владеющий современными методами диагностики и лечения заболеваний и травм нервной системы. Хорошо знает острую и хроническую патологию нервной системы, вопросы реабилитации и медико-социальной экспертизы.  Эксперт Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга по специальности «неврология». 

Стаж работы по специальности составляет 29 лет, стаж педагогической деятельности более 17 лет. 

В научной работе отдает приоритет сосудистой патологии мозга. Под руководством Вознюка И.А. защищены 8 кандидатских и 1 докторская диссертация.  В течение 15 лет является членом диссертационного совета ГБОУ ВПО «СПб ГПМУ».  Автор 360 публикаций. Автор 4 монографий, соавтор 35 учебно-методических пособий, учебников, указаний и руководств для врачей, национальных рекомендаций по оказанию скорой медицинской помощи и ряда клинических рекомендаций по вопросам неотложной неврологии.  Участвовал в разработке и внедрении методических рекомендаций по организации неврологической помощи больным с инсультами в Санкт-Петербурге с 2006 года. В 2005 году внедрил в практическую деятельность Военно-медицинской академии методику тромболитической терапии. Является региональным координатором программы по тромболизису в Санкт-Петербурге, с 2006 года организовал систематическое обучение врачей сосудистых центров актуальным вопросам тромболитической терапии и опыту работы отечественных и зарубежных ангионеврологических сосудистых центров. С 2013 г. внедрил в работу сосудистых центров города систему еженедельного мониторинга и анализа качества оказания помощи больным с ОНМК, является научным консультантом и куратором сети сосудистых центров, развернутых на базе 16 многопрофильных стационаров в Санкт-Петербурге.

Член профессиональных сообществ и ассоциаций - с 1997 года является председателем СПб филиала ассоциации «Российский Доплеровский Клуб», с 2007 года член правления НАБИ, с 2007 года - член правления Всероссийского общества неврологов. C 2010г. - сопредседатель «Совета по инсультам» при Комитете по здравоохранению Санкт-Петербурга. С 2015 года избран членом Европейской Академии Неврологии (ЕАН). В 2011 году за выдающийся вклад в области сосудистой патологии мозга в был удостоен профессиональной премии I степени (НЦН РАМН). За личные заслуги в успешном совмещении высокопрофессиональной практической лечебной деятельности с эффективной организационной и научной работой в области медицины в 2014 году награжден почетной грамотой Комитета по здравоохранению по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга. Является членом редакционной коллегии ряда журналов. Регулярно участвует в работе научных конференций и съездов, заседаний научного общества неврологов Санкт-Петербурга. 

internist.ru

Об обществе — О нас — Общество доказательной неврологии

В последние десятилетия в мировом научно-клиническом сообществе произошла трансформация подходов к диагностике и лечению заболеваний, обусловленная развитием доказательной медицины. Клинические постулаты, которые были зачастую основаны лишь на эмпирических данных, потерпели фиаско при получении результатов рандомизированных клинических исследований. Однако, внедрение нового базиса в российскую клиническую практику сталкивается на своем пути с рядом препятствий, одним из которых является недостаток достоверной информации на русском языке, а также отсутствие единого ресурса, содержащего новейшие клинические рекомендации мировых медицинских сообществ, разработанные с их учетом протоколы диагностики, профилактики и лечения заболеваний, а также актуальную информацию о клинических исследованиях и значимых научных мероприятиях. Для решения этих задач Общество доказательной неврологии инициировало создание интернет-портала, который содержал бы в себе ответы на животрепещущие вопросы, с которыми неизбежно сталкивается каждый практикующий врач-невролог или врач смежной специальности в рутинной клинической работе. Важнейшая задача данного проекта – внедрение принципов доказательной медицины в практику российских клиницистов, поскольку современный научный подход является залогом соответствия качества оказания медицинской помощи мировым стандартам и наиболее оптимального достижения наших общих целей – поддержания здоровья нации.

С уважением, главный невролог ФГБУ «НМХЦ им. Н. И. Пирогова», заведующий кафедрой неврологии с курсом нейрохирургии Института усовершенствования врачей,

доктор медицинских наук, О. И. Виноградов

www.evidence-neurology.ru

Главные специалисты Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга - Администрация Санкт-Петербурга

Главный внештатный специалист – детский оториноларинголог-сурдолог

 

Главный внештатный специалист по медицинской психологии

Главный внештатный специалист оториноларинголог

 

Главный внештатный специалист офтальмолог

Главный внештатный специалист гематолог

 

Главный внештатный детский специалист – травматолог-ортопед

Главный внештатный специалист фтизиатр

 

Главный внештатный специалист по медицинской генетике

Главный внештатный специалист по вопросам последипломного образования в системе здравоохранения Санкт-Петербурга

 

Главный внештатный детский специалист эндокринолог

Главный внештатный детский специалист невролог

 

Главный внештатный детский специалист гематолог

Главный внештатный специалист по управлению сестринской деятельностью

 

Главный внештатный специалист по питанию детей

Главный внештатный специалист колопроктолог

 

Главный внештатный специалист по вопросам общественного здоровья и организации здравоохранения

Главный внештатный специалист пластический хирург

 

Главный внештатный специалист невролог

Главный внештатный специалист неонатолог

 

Главный внештатный специалист гинеколог детского и юношеского возраста

Главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции

 

Главный внештатный специалист по спортивной медицине

Главный внештатный специалист диетолог

 

Главный внештатный специалист по хирургии позвоночника

Главный внештатный специалист по формированию здорового образа жизни

 

Главный внештатный специалист нефролог

Главный внештатный специалист эпидемиолог

 

Главный внештатный специалист по диабетологии

Главный внештатный специалист по медицинскому обеспечению призывной молодежи

 

Главный внештатный специалист-физиотерапевт

Главный внештатный специалист по репродуктивному здоровью

 

Главный внештатный специалист по клинической лабораторной диагностике

Главный внештатный специалист уролог

 

Главный внештатный детский специалист анестезиолог-реаниматолог

Главный внештатный детский специалист по гастроэнтерологии и эндоскопии

 

Главный внештатный специалист врач общей практики (семейный врач)

Главный внештатный детский специалист-ангиохирург

 

Главный внештатный специалист по эндоскопии

Главный внештатный специалист-психотерапевт

 

Главный внештатный специалист токсиколог

Главный внештатный специалист по судебно-медицинской экспертизе

 

Главный внештатный специалист по инфекционным болезням

Главный внештатный специалист детский фтизиатр

 

Главный внештатный детский специалист-кардиохирург

Главный внештатный специалист по вопросам аттестации специалистов в системе здравоохранения Санкт-Петербурга

 

Главный внештатный специалист – онколог-химиотерапевт

Главный специалист-провизор

 

Главный внештатный специалист по акушерству и гинекологии

Главный внештатный специалист терапевт-пульмонолог

 

Главный внештатный специалист по скорой медицинской помощи

Главный внештатный специалист по остеопатии

 

Главный внештатный специалист онколог

Главный внештатный специалист по медицинской профилактике

 

Главный внештатный специалист по медицине катастроф

Главный внештатный детский специалист аллерголог – иммунолог

 

Главный внештатный специалист трансплантолог

Главный внештатный детский специалист-уролог

 

Главный внештатный специалист-цитолог

Главный внештатный детский специалист хирург

 

Главный внештатный детский специалист по патоморфологии и цитологии

Главный внештатный специалист торакальный хирург

 

Главный внештатный специалист по международному сотрудничеству и общественному здравоохранению

Главный внештатный детский специалист онколог

 

Главный внештатный специалист по дерматовенерологии и косметологии

Главный внештатный специалист-микробиолог

 

Главный внештатный детский специалист пульмонолог

Главный внештатный специалист по патологической анатомии

 

Главный внештатный специалист нейрохирург

Главный внештатный детский специалист офтальмолог

 

Главный внештатный специалист по медицинской реабилитации и санаторно-курортному лечению

Главный внештатный детский специалист стоматолог

 

Главный внештатный специалист педиатр

Главный внештатный детский специалист кардиолог

 

Главный внештатный специалист радиолог

Главный внештатный специалист по паллиативной помощи

 

Главный внештатный специалист психиатр, главный внештатный специалист нарколог

Главный внештатный детский специалист по медицинской реабилитации

 

Главный внештатный специалист по рентгенэндоваскулярной диагностике и лечению

Главный внештатный специалист по инфекционным болезням у детей

 

Главный внештатный специалист пульмонолог

Главный внештатный специалист травматолог-ортопед

 

Главный внештатный специалист гастроэнтеролог

Главный внештатный специалист аллерголог-иммунолог

 

Главный внештатный специалист по лучевой и инструментальной диагностике

Главный внештатный специалист детский психиатр

 

Главный внештатный специалист по вопросам экономики и управлению здравоохранением

Главный внештатный специалист гериатр

 

Главный внештатный специалист клинический фармаколог

Главный внештатный специалист эндокринолог

 

Главный внештатный детский специалист нейрохирург

Главный внештатный детский специалист по иммунопрофилактике

 

Главный внештатный специалист сердечно-сосудистый хирург

Главный внештатный детский специалист – оториноларинголог-сурдолог

 

Главный внештатный специалист профпатолог

Главный внештатный специалист трансфузиолог

 

Главный внештатный специалист кардиолог

Главный внештатный детский специалист-нефролог

 

Главный внештатный специалист по анестезиологии и реаниматологии

Главный внештатный специалист хирург

 

Главный внештатный специалист по гигиене детей и подростков

Главный внештатный специалист стоматолог

www.gov.spb.ru

Кафедра и клиника нервных болезней имени М.И. Аствацатурова - Военно-медицинская Академия имени С. М. Кирова

Оглавление

Вводная часть 1. Историческая справка 2. Учебная и клиническая база кафедры 3. Профессорско-преподавательский состав 4. Ведущие врачи-специалисты клиники 5. Образовательная деятельность 6. Научная деятельность 7. Военно-научное общество курсантов (студентов) и слушателей (ВНОКС) кафедры 8. Лечебно-диагностическая деятельность 9. Контакты

Вводная часть

28 июня 1860 г. император Александр II утвердил положение Военного совета об открытии в Императорской Медико-хирургической академии пяти новых кафедр, в том числе первой в России кафедры «учения о нервных болезнях и болезнях, сопряженных с расстройством умственных способностей», которую возглавил профессор Иван Михайлович Балинский – основоположник отечественной психиатрии. В 1867 г. при Императорской Медико-хирургической академии была открыта первая в Европе кафедральная клиника нервных и душевных болезней. Созданная И.М. Балинским клиника считалась лучшей в Европе.

В начало >>>
1. Историческая справка

В 1860 г. в Императорской Медико-хирургической академии были созданы первая в России кафедра и первая в Европе кафедральная клиника нервных и душевных болезней, которую возглавил профессор Иван Михайлович Балинский – основоположник отечественной психиатрии.

В 1877-1893 гг. кафедрой руководил профессор Иван Павлович Мержеевский – один из основоположников отечественной неврологии. В 1883 г. он основал «Вестник клинической и судебной психиатрии и неврологии». Ему также принадлежит основная заслуга в строительстве и организации лучшей в Европе (по всеобщему признанию современников) клиники нервных и душевных болезней в 1887 г.

БАЛИНСКИЙ Иван Михайлович МЕРЖЕЕВСКИЙ Иван Павлович

В 1893-1913 гг. кафедрой руководил академик Владимир Михайлович Бехтерев. По его инициативе была построена и в 1897 г. торжественно открыта новая, оборудованная по последнему слову техники, клиника нервных болезней на 20 коек. Одной из особенностей новой клиники явилось наличие нейрохирургического отделения. В.М. Бехтерев основал более полутора десятков институтов, кафедр и клиник, воспитал более 90 ученых, которые стали профессорами и составили национальную научную психоневрологическую школу. После разделения кафедры нервных и душевных болезней 17 ноября 1913 г. были созданы самостоятельные кафедры нервных болезней и психиатрии.

В 1914-1916 гг. кафедру нервных болезней возглавлял профессор Михаил Николаевич Жуковский. Научное наследие М.Н. Жуковского включает в себя работы по боковому амиотрофическому склерозу, анатомии и физиологии лобных долей, изучению психотропного действия углекислого лития, открытие нового стопного патологического рефлекса и др.

БЕХТЕРЕВ Владимир Михайлович ЖУКОВСКИЙ Михаил Николаевич

В 1917-1936 гг. кафедрой руководил доктор медицинских наук профессор Михаил Иванович Аствацатуров. Глубокая общебиологическая, нейрофизиологическая и медицинская подготовка в значительной мере определила круг его научных интересов и позволила создать оригинальное направление в клинической неврологии, основанное на биогенетическом анализе симптомов и синдромов, а также подготовить блестящую школу неврологов: А.В. Триумфов, И.Я. Раздольский, С.И. Карчикян, Г.Д. Аронович, Б.А. Фаворский, В.А. Горовой-Шалтан, С.В. Гольман, Д.Т. Куимов, Д.И. Панченко. В этот период коечная емкость клиники была увеличена до 75 коек. «Учебник нервных болезней» М.И. Аствацатурова, изданный в 1925 г., пользовался большой популярностью и выдержал 8 изданий.

В 1936-1948 гг. кафедру возглавлял академик Академии медицинских наук СССР доктор медицинских наук профессор Борис Семёнович Дойников – основоположник отечественной нейрогистологии и создатель школы отечественных нейроморфологов. Б.С. Дойникову принадлежат фундаментальные работы по травмам центральной и периферической нервной системы. Под его руководством был обобщен опыт оказания неврологической помощи в Великой Отечественной Войне. В этот период клиника была расширена до 120 коек, было восстановлено нейрохирургическое отделение.

АСТВАЦАТУРОВ Михаил Иванович ДОЙНИКОВ Борис Семёнович

В 1948-1962 гг. кафедру возглавлял доктор медицинских наук профессор Степан Иванович Карчикян, под руководством которого изучались закрытые травмы головного и спинного мозга, сосудистые заболевания головного мозга, был творчески продолжен и обогащен биогенетический анализ симптомов и синдромов в неврологии, разрабатывались вопросы санаторно-курортного лечения больных с патологией нервной системы.

В 1962-1973 гг. кафедрой руководил Заслуженный деятель науки РСФСР доктор медицинских наук профессор Александр Гаврилович Панов – первооткрыватель клещевого энцефалита. Спектр научных исследований кафедрального коллектива включал нейроинфекции, демиелинизирующие заболевания, сосудистые заболевания головного и спинного мозга, травмы головного мозга, нейроинтоксикации, декомпрессионную болезнь, гипокинезию, травмы нервных стволов, невропатию лицевого нерва, нервно-мышечные заболевания, неврологические осложнения СВЧ-воздействия, ночной энурез, церебральную венозную дисциркуляцию, аутогенную тренировку. Организованные А.Г. Пановым клинические разборы пользовались большой популярностью и регулярно проводятся до сих пор.

КАРЧИКЯН Степан Иванович ПАНОВ Александр Гаврилович

В 1973-1989 гг. кафедру возглавлял член-корреспондент Академии медицинских наук СССР доктор медицинских наук профессор Геннадий Александрович Акимов. Основным направлением в научной деятельности кафедры в этот период стало изучение цереброваскулярных заболеваний, что в дальнейшем дало возможность Г.А. Акимову создать концепцию первичной профилактики мозгового инсульта. Под его руководством опубликованы фундаментальные работы по пароксизмальным расстройствам сознания, изменениям нервной системы при общем охлаждении. Г.А. Акимов одним из первых в стране описал изменения нервной системы при операциях на сердце с использованием искусственного кровообращения.

В 1989-1994 гг. кафедрой руководил доктор медицинских наук профессор Анатолий Андреевич Михайленко. Под его руководством на кафедре было продолжено изучение цереброваскулярных заболеваний, рассеянного склероза, черепно-мозговой травмы, заболеваний вегетативной нервной системы, клещевого энцефалита и боррелиоза, сосудистых и травматических миелопатий, нейроСПИДа, впервые в стране были детально изучены неврологические аспекты хламидийной инфекции, описаны ряд неврологических синдромов.

Член-корреспондент Академии медицинских наук СССР АКИМОВ Геннадий Александрович МИХАЙЛЕНКО Анатолий Андреевич

В 1994-2014 гг. кафедру возглавлял член-корреспондент Российской академии наук Заслуженный врач Российской Федерации доктор медицинских наук профессор Мирослав Михайлович Одинак. Под его руководством была увеличена коечная емкость клиники, открыты отделение реанимации и интенсивной терапии, отделение дневного стационара, модернизировано отделение функциональной диагностики. Проводится тромболитическая терапия в острейшем периоде ишемического инсульта. Впервые в России осуществлена аутологичная трансплантация стволовых клеток при рассеянном склерозе. В течение 1994-2014 гг. на кафедре были защищены 79 диссертаций (63 кандидатских и 16 докторских).

С 2014 г. по настоящее время кафедру и клинику нервных болезней Военно-Медицинской Академии возглавляет профессор, доктор медицинских наук, главный невролог Министерства обороны Российской Федерации Игорь Вячеславович Литвиненко, назначенный Приказом Министра обороны Российской Федерации от 22 сентября 2014 г. № 653. Краткие биографические данные, см. подробнее.

Заслуженный врач Российской Федерации ОДИНАК Мирослав Михайлович Главный невролог Министерства обороны РФ ЛИТВИНЕНКО Игорь Вячеславович
В начало >>>
2. Учебная и клиническая база кафедры

Кафедра нервных болезней имени М.И. Аствацатурова входит в число ведущих неврологических учебных и научно-практических центров России. На базе кафедры рентгенологии и радиологии выполняются современные методы структурной и функциональной нейровизуализации – компьютерная томография, магнитно-резонансная томография, однофотонная эмиссионная компьютерная томография, позитронно-эмиссионная томография и др. Коечная емкость клиники – 150 коек.

На кафедре и в клинике проводится подготовка по неврологии курсантов и студентов факультетов подготовки врачей, осуществляются различные виды постдипломной подготовки (интернатура, клиническая ординатура, адъюнктура, аспирантура, циклы усовершенствования), разрабатывается ряд научных проблем, актуальных для современной неврологии.

На базе клиники имени М.И. Аствацатурова функционируют:

    • отделение реанимации и интенсивной терапии;
    • три стационарных неврологических отделения;
    • отделение дневного стационара;
    • отделение функциональной диагностики, в котором выполняются ультразвуковая допплерография сосудов шеи и головного мозга, дуплексное сканирование брахиоцефальных сосудов, ультразвуковое дуплексное исследование брюшной аорты и почечных артерий, ультразвуковое исследование щитовидной железы, ультразвуковое исследование органов брюшной полости, ультразвуковое исследование почек, ультразвуковое исследование органов малого таза, ультразвуковое исследование молочных желез, электроэнцефалография, видеоэлектроэнцефалографический мониторинг; электронейромиография, электромиография, диагностическая транскраниальная магнитная стимуляция, вызванные потенциалы (слуховые, зрительные, соматосенсорные); электрокардиография; суточное ЭКГ-мониторирование по Холтеру; суточное мониторирование артериального давления;
    • физиотерапевтическое отделение, в котором выполняются лекарственный электрофорез, гальванизация, амплипульстерапия, амплипульсфорез, электронейромиостимуляция, лечебная транскраниальная магнитная стимуляция, диадинамотерапия, диадинамофорез, ультразвук, ультрафонофорез, ультратонтерапия, дарсонвализация, лазеротерапия, массаж и другие физиотерапевтические методы.
    • отделение традиционной медицины в составе кабинетов иглорефлексотерапии, мануальной терапии, психотерапии.
В начало >>>
3. Профессорско-преподавательский состав

В настоящее время на кафедре работают: член-корреспондент РАН, 9 профессоров, 7 доцентов, 15 докторов наук и 30 кандидатов наук.

В начало >>>
4. Ведущие врачи-специалисты клиники

В настоящее время в клинике работают 5 профессоров, 9 доцентов, 12 докторов наук и 30 кандидатов наук, 36 врачей высшей квалификационной категории, 39 медицинских сестер высшей квалификационной категории, готовых оказывать специализированную медицинскую помощь пациентам с неврологической патологией.

Профиль деятельности ведущих врачей-специалистов клиники, см. подробнее.

В начало >>>
5. Образовательная деятельность

Кафедра осуществляет образовательную деятельность:

    • по дисциплине «Неврология» основных профессиональных образовательных программ высшего образования по специальностям «Лечебное дело», «Стоматология», «Медико-профилактическое дело» курсантов факультета подготовки врачей на бюджетной основе и студентов факультета подготовки гражданских врачей на договорной основе;
    • по программам подготовки кадров высшей квалификации в ординатуре, адъюнктуре, аспирантуре;
    • по программам профессиональной переподготовки и повышения квалификации (неврология, мануальная терапия, рефлексотерапия).

Учебный процесс является неотъемлемой частью повседневной деятельности кафедры и клиники нервных болезней. Опытный и высококвалифицированный профессорско-преподавательский состав кафедры обеспечивает обучение слушателей и студентов на высоком учебно-методическом уровне.

Почему целесообразно обучаться именно на нашей кафедре:

    • Самый длительный в России документально подтвержденный опыт преподавания неврологии – более 150 лет.
    • Идеальная клиническая база наряду с самыми современными методами диагностики и лечения.
    • Индивидуальный подход к каждому обучающемуся, высокая требовательность к ним и активная система контроля качества образовательной деятельности, применение современных средств обучения.

Возможности получения образования на кафедре нервных болезней, см. подробнее.

В начало >>>
6. Научная деятельность

Основные направления научной деятельности коллектива кафедры нервных болезней имени М.И. Аствацатурова включают демиелинизирующие заболевания нервной системы, травмы центральной и периферической нервной системы, эпилепсию, сосудистую патологию нервной системы, нейродегенеративные заболевания, когнитивные нарушения, нейрореабилитацию, патологию вегетативной нервной системы, ботулинотерапию в неврологии, историю неврологии и др.

6.1. Клинические исследования

На кафедре нервных болезней Военно-медицинской академии проводятся клинические исследования по лечению различных заболеваний нервной системы.

    • сосудистые заболевания нервной системы
    • когнитивные расстройства
    • нейродегенеративные заболевания
    • демиелинизирующие заболевания нервной системы
    • эпилепсия
    • заболевания и травмы периферической нервной системы

6.2. Используемые передовые технологии:

    • Комплексная оценка факторов риска, этиологии и патогенеза сосудистых заболеваний мозга на основе лабораторной и инструментальной диагностики с оценкой цереброваскулярного резерва на любом этапе заболевания.
    • Дифференциальная диагностика сосудистых заболеваний головного мозга с использованием современных методов нейровизуализации, ультразвуковой диагностики (транскраниальная допплерография, дуплексное сканирование).
    • Тромболитическая терапия в острейшем периоде ишемического инсульта.
    • Лечение острого периода инсульта в отделение реанимации и интенсивной терапии с последующим переводом пациента на этап ранней реабилитации в неврологическое отделение.
    • Оценка показаний и подготовка к эндоваскулярным и открытым хирургическим вмешательствам на магистральных артериях головы и шеи, ангионеврологическое сопровождение оперативного лечения.
    • Ранняя комплексная нейрореабилитация пациентов после острых нарушений мозгового кровообращения, в том числе с использованием роботизированных технологий.
    • Использование комплекса нейропсихологических методик, современных методик нейровизуализации, генетических исследований в диагностике когнитивных расстройств.
    • Ранняя диагностика когнитивных расстройств.
    • Профилактика и лечение умеренных когнитивных расстройств и деменции (болезнь Альцгеймера, сосудистая деменция, смешанная деменция).
    • Диагностика болезни Паркинсона, синдромов паркинсонизма и других синдромов нарушений движения.
    • Ранняя диагностика и коррекция осложнений лечения болезни Паркинсона.
    • Индивидуальный подход к подбору препаратов и их лечебной дозы.
    • Использование современных методов нейровизуализации и лабораторной диагностики (развернутое исследование гуморального, клеточного, цитокинового звеньев иммунитета).
    • Подбор препаратов иммуномодулирующей терапии.
    • Высокодозная иммуносупрессивная терапия.
    • Нейрофизиологические методы обследования (электроэнцефалография, в том числе ЭЭГ-видеомониторинг), а также современные методы структурной и функциональной нейровизуализации.
    • Подбор медикаментозной терапии в соответствии с современными принципами клинической фармакологии.
    • Лечение труднокурабельных форм заболевания с использованием современных антиэпилептических препаратов.
    • Дифференциальная диагностика различных этиопатогенетических вариантов болей.
    • Дифференциальная диагностика степени и характера повреждения периферической нервной системы.
    • Фармакотерапия болевых синдромов.
    • Немедикаментозная терапия болевых синдромов (акупунктура, электро- и магнитостимуляция).
    • Подбор индивидуальных схем лечения боли.

6.3. Кафедра нервных болезней является организатором ряда конференций:

    • Всероссийская научно-практическая конференция «Дегенеративные и сосудистые заболевания нервной системы» (2013 г.).
    • Всероссийская научно-практическая конференция «Дегенеративные и сосудистые заболевания нервной системы» (2016 г.);
    • Всероссийская научно-практическая конференция «Неотложные состояния в неврологии: современные методы диагностики и лечения», посвященная 140-летию со дня рождения Михаила Ивановича Аствацатурова (2017 г.);
    • Всероссийской научно-практической конференции «Дегенеративные и сосудистые заболевания нервной системы», посвященной 150-летию со дня рождения Михаила Николаевича Жуковского (2018 г.).

6.4. Кафедра и клиника принимает участие в работе ассоциаций и центров:

    • ЛИТВИНЕНКО Игорь Вячеславович  – вице-президент Национального общества по изучению болезни Паркинсона и двигательных расстройств, член Президиума Правления Всероссийского общества неврологов.
    • ВОЗНЮК Игорь Алексеевич – руководитель Санкт-Петербургского филиала ассоциации Российского Допплеровского Клуба.

6.5. Диссертации, защищенные на кафедре в разные годы, см. подробнее.

6.6. Перечень книг, опубликованных сотрудниками кафедры, см. подробнее.

6.7. Перечень статей, опубликованных сотрудниками кафедры, см. подробнее.

В начало >>>
7. Военно-научное общество курсантов (студентов) и слушателей (ВНОКС) кафедры

На кафедре нервных болезней функционирует секция Военно-научного общества курсантов, студентов и слушателей Военно-медицинской академии. Ежемесячно проводятся заседания секции ВНОКС, на которых с лекциями выступают сотрудники кафедры по вопросам клиники, диагностики и лечения заболеваний и травм нервной системы, с научными докладами выступают слушатели факультетов подготовки врачей. Всего в ВНОКС занимаются более 40 слушателей факультетов подготовки врачей, а также более 20 слушателей I и VII факультета. Ежегодно осуществляются публикации статей в материалах итоговой конференции Военно-научного общества курсантов, студентов и слушателей Военно-медицинской академии.

В 2017-2018 учебном году кафедра нервных болезней заняла I место в конкурсе на лучшую военно-научную секцию ВНОКС среди терапевтических кафедр.

Слушатели секции ВНОКС в 2019 году принимают участие в Международной Студенческой Олимпиаде по неврологии в г. Казань.

В начало >>>
8. Лечебно-диагностическая деятельность

1. Виды специализированной медицинской помощи при заболеваниях и травмах нервной системы

Клиника нервных болезней имени М.И. Аствацатурова Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова оказывает специализированную медицинскую помощь при заболеваниях и травмах нервной системы; острых и неотложных состояниях неврологического профиля, требующих неотложной помощи и интенсивной терапии; сосудистых заболеваниях нервной системы (мозговой инсульт, нарушения спинального кровообращения, цереброваскулярная болезнь, дисциркуляторная энцефалопатия, гипертоническая энцефалопатия, атеросклеротическая энцефалопатия, церебральный васкулит, патология сосудов мозга); демиелинизирующих заболеваниях нервной системы (рассеянный склероз, рассеянный энцефаломиелит, оптикомиелит, лейкоэнцефалит, ретробульбарный неврит); заболеваниях периферической нервной системы (радикулит, радикулопатия, невралгия, невропатия, полиневропатия); травмах нервной системы и их последствиях (закрытая черепно-мозговая травма, последствия травм головного мозга, закрытые травмы спинного мозга, последствия травм спинного мозга); инфекционных заболеваниях нервной системы (энцефалиты, нейросифилис, герпетические поражения нервной системы, паразитарные заболевания головного мозга); последствиях инфекционных заболеваний нервной системы, сирингомиелии, нервно-мышечных заболеваниях (миопатии, миотонии, миастения), наследственных заболеваниях нервной системы, последствиях токсических поражений нервной системы, патологии вегетативной нервной системы (в т.ч. астено-вегетативный синдром); когнитивных нарушениях (в том числе сосудистые когнитивные нарушения, болезнь Альцгеймера, нарушения памяти), нейродегенеративных заболеваниях (в том числе Болезнь Паркинсона, паркинсонизм, экстрапирамидные заболевания, спиноцеребелярные дегенерации, болезнь двигательного нейрона и др.), эпилепсии и пароксизмальных нарушениях сознания (в том числе синкопальные состояния, судороги).

2. Прейскурант цен на предоставление медицинских услуг, см. подробнее.

В начало >>>
9. Контакты
    • Адрес: 194044, Санкт-Петербург, улица Боткинская, дом 17, литера «А», Кафедра и клиника нервных болезней имени М.И. Аствацатурова Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова.
    • Телефон: 8 (812) 292-33-16
    • Телефон для записи на платный прием: 8 (812) 292-34-35 (с 9:00 до 17:30 с пн–пт по рабочим дням)
    • Контактный телефон (факс) по вопросам, связанным с обучением на кафедре: 8 (812) 542-25-88

Схема расположения:

В начало >>>
© Литвиненко И.В., Гужавин А.В., Теплинский В., разработка, Web-дизайн, общ. ред., 2019

www.vmeda.org

Инсульт не позволит «отлежаться»

В Колпинском районе Петербурга с 2015 года дважды в год проводят «МЕД-Марафон». Весной — у спорткомплекса «Ижорец», осенью — в поселке Металлострой, ведь Колпино — район, разделенный надвое железной дорогой. К медикам выстраиваются очереди, потому что людям в выходной день удобно заняться своим здоровьем.

Инициатива «МЕД-Марафона» принадлежит Елене Киселевой, председателю постоянной комиссии по социальной политике и здравоохранению петербургского Законодательного собрания. Идея хорошая и за почти четыре года прошло восемь марафонов, обследовано свыше 4 тысяч человек, участвовало три сотни медиков и сотня волонтеров. Каждый марафон — это не только общий скрининг, но и акцент на одну из серьезных проблем — будь то заболевания легких, зрения, профилактика рака кожи и т. д. Нынешний марафон особо акцентировал обследование состояния нервной и сердечно-сосудистой систем для предотвращения инфарктов и инсультов, смертность от которых по-прежнему в лидерах среди причин смерти вместе с онкозаболеваниями и ДТП.

Чтобы сделать электрокардиограмму, обследовать глазное дно, узнать уровень сахара в крови и уровень холестерина, измерить давление и узнать индекс массы тела надо в поликлинике провести не один час и даже не один день — чтобы везде записаться. Так что «МЕД- Марафон» дает людям возможность узнать о своем организме важные вещи за несколько часов да еще и в выходной. Как отмечает Игорь Вознюк, главный внештатный специалист-невролог комздрава Смольного, замдиректора НИИ Скорой помощи им. Джанелидзе, это не детальное обследование, а скрининг, который выявляет некие реперные точки, слабые звенья в организме.

«Задача — выявить из общего потока человека с проблемой, — говорит врач. — Вот сейчас только что обследовали трех женщин, у одной увидели в сосуде крупную бляшку, форму которой полноценно в скрининге оценить нельзя, но пациентка получила выписку-направление к конкретному доктору в НИИ Скорой помощи им. Джанелидзе, где работают сосудистые хирурги».

После сорока лет вполне резонно задуматься о проблеме со свертываемостью крови в собственном организме — не образуются ли тромбы. Преодолели планку в 60 — велика вероятность атеросклероза. А если больше пяти лет высокое давление, то есть гипертоническая болезнь, а вы махнули рукой, не пьете таблетки и не контролируете давление, то большая вероятность, что в будущем повстречаетесь с деменцией, снижением умственных функций, памяти. Если вы вдруг обнаружили, что у вас зашкалил сахар — 9 и выше, то диабет подкрался незаметно, но уже успел начать портить в организме мелкие сосуды, то есть опять будет страдать память, сон, мышление, не говоря о других осложнениях диабета.

Инфаркты и инсульты — одна из основных причин смертности, при этом более 70 процентов тех, у кого случился инсульт — это люди старше 65 лет, четверть — от 45 до 65, остальные — моложе 45, и таких тоже немало.

В Петербурге создана система помощи пациентам с инсультом — соблюдается так называемый «золотой час», когда от первых признаков инсульта до попадания к медикам должно пройти не более, 4, 5 часов, чтобы успеть восстановить кровообращение и не допустить смерти и тяжелой инвалидности человека. В городе 16 специализированных сосудистых центров, где 930 коек, Петербург разделен на восемь секторов таким образом, чтобы человека с инсультом скорая доставляла к врачам буквально за двадцать минут. Даже если пробки, то в «золотой час» скорая укладывается.

Почему же получается так, что некоторые поступают к медикам, когда уже прошли сутки после инсульта?

Внезапное онемение или асимметрия лица, нарушение речи и координации движений, слабость в ногах, нарушение зрения и головная боль — признаки инсульта. Надо вызывать скорую. Но люди часто медлят. Игорь Вознюк рассказал следующее: в минувшем году с помощью комитета по здравоохранению и Городской станции скорой помощи удалось провести анкетирование 400 перенесших инсульт пациентов в 37 поликлиниках города и выяснить у них, сколько времени прошло от обнаружения симптомов до звонка в скорую и попадания в стационар. Оказалось, что это в среднем 190 минут, то есть немногим более 3 часов — в «золотой час», когда помощь наиболее эффективна, это укладывается.

Но выяснилось, что более 80 процентов пациентов сами (!) прождали около 143 минут, то есть более двух часов, прежде чем вызвать скорую. А годом ранее были опрошены 1100 переживших инсульт пациентов городских стационаров — оказалось, что примерно половина опрошенных не знала признаков инсульта, а другая половина была уверена, что надо подождать, отлежаться — авось, само пройдет. И еще важный факт: скорую людям, у которых случился инсульт, чаще всего вызывают не родственники и близкие и не случайные прохожие на улицах, а коллеги по работе, которые видят, что с человеком явно что-то не то. То есть именно на рабочие места — в офисы, на предприятия — надо нести информацию о признаках инсульта.

В Колпинском районе, как говорит глава администрации Анатолий Повелий, важно привлечь к «МЕД-Марафону» людей сорока и старше, особенно мужчин. Да, действительно, в очереди к врачам стояли в основном дамы пенсионного возраста. Чтобы пошли люди помоложе, надо шире информировать через соцсети и такой опыт у района все больше набирает обороты. Колпино далеко от центра Петербурга, жителям района важно, чтобы у них под боком развивалась современная медицина. Анатолий Повелий сообщил в этой связи хорошие новости — будет построен современный хирургический корпус Городской больницы № 33, реконструировано отделение реанимации Детской больницы № 22, в августе должна открыться подстанция скорой помощи на пять бригад в поселке Металлострой.

mr-7.ru

Многоцентровое (пилотное) исследование эффективности глиатилина при остром ишемическом инсульте

Многоцентровое (пилотное) исследование эффективности глиатилина при остром ишемическом инсульте

М.М. Одинак1, И.А. Вознюк1, М.А. Пирадов2, С.А. Румянцева3, А.Н. Кузнецов4, С.Н. Янишевский1,

С.Ю. Голохвастов1, Н.В. Цыган1

г Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова, Санкт-Петербург 2Научный центр неврологии РАМН, Москва 3 ГУЗ «ГКБ № 15 имени О.М. Филатова», Москва 4 ФГУ«Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова Росздрава», Москва

В статье представлены результаты многоцентрового (пилотного) исследования эффективности применения глиатилина в лечении пациентов с острым ишемическим инсультом, проводившегося в 2006-2008 гг. в России. В состав исследуемой группы вошли 122 пациента, которые получали базисную терапию, а также глиатилин в течение 3мес. после дебюта инсульта, который получали по схеме: по 2000 мг в сутки в течение 15 дней, затем по 1000 мг в сутки в течение 15 дней, затем по 800 мг в сутки в течение 60 дней. Всем пациентам исследуемой группы выполнялось неврологическое обследование с оценкой по шкале NIHSS, шкале Rankin, индексу Barthel в динамике, стандартное лабораторное обследование; комплексная сосудистая диагностика с применением церебральной допплерогра-фии и дуплексного сканирования брахиоцефальных артерий; компьютерная томография либо магнитно-резонансная томография головного мозга в течение 24 часов после дебюта заболевания. 25 пациентам была выполнена магнитно-резонансная томография в расширенном объеме (1-е, 3-и сут. после дебюта инсульта - Т1-, Т2-, диффузионно-, перфузионно-взвешенная томография; 30-е сут. после дебюта инсульта - Т1-, Т2-взвешенная томография). Результаты исследования пациентов, получавших только базисную терапию, были получены из литературы. Применение глиатилина для лечения пациентов с ишемическим инсультом способствует уменьшению неврологического дефицита и увеличению способности пациентов к самообслуживанию, что, вероятно, связано с меньшим конечным объемом поражения мозга.

Ключевые слова: ишемический инсульт, глиатилин, объем инфаркта мозга, магнитно-резонансная томография,

клинический исход.

Введение

Разнообразие факторов риска, этиологии, особенности церебральной ангиоархитектоники определяют «гетерогенность инсульта» и про-гредиентность течения острой цереброваску-лярной патологии. Существование областей с различной степенью повреждения в регионе нарушенного кровообращения - «ядерной» зоны ишемии и «ише-мической полутени» - обусловлено тем, что помимо некротического распада, роль в регуляции клеточного гомеостаза играет процесс отсроченной, программированной гибели (апоптоз) нейронов и нейроглии [5, 9, 13, 14, 24, 27]. Экспериментальные модели с постоянной и преходящей окклюзией, ряд МРТ-исследований (с оценкой диффузионно-взвешенного изображения), выполненных на животных, демонстрируют, что после первоначального восстановления кровотока развивается отсроченное повреждение ткани мозга. Совокупностью причин «реперфузионного» повреждения является высокая активность метаболических процессов, вызванных гипоксией, гипогликемией, метаболическим ацидозом, перифокальным (или диффузным) отеком мозгового вещества и вторичной гипоперфузией, а также продолжающимся воздействием факторов риска/патогенеза [10, 11, 13, 19].

Тем не менее церебральная ишемия в области обратимого повреждения, запущенная гипоксическим каскадом «кальциевой» гибели, имеет пространственные и временные границы. Длительность периода обратимости («терапевтическое окно») индивидуальна и учитывается современной тактикой лечения инсульта. Эта тактика подразумевает решение двух основных задач: максимально раннее восстановление мозгового кровотока и/или проведение нейропротективной терапии [1-4, 6, 9, 24, 27, 32]. Большинство специалистов по нейропро-тективной терапии выделяют несколько целей при борьбе за выживаемость нейроцитов при состоявшейся ишемии: снижение экспрессии глутамата, нормализация работы ионных насосов и активности №+-К+-АТФазы, восстановление уровня фосфатидилхолина, ослабление активности фосфолипазы и снижение уровня арахидо-новой кислоты и других медиаторов воспаления [15-18, 21, 22, 25, 26, 37].

Подтверждение способности фосфолипидов и деацити-лированных фосфолипидов поддерживать целостность мембран нервных клеток путем восстановления синтеза фосфолипидов и нейротрансмиттера ацетилхолина в поврежденном мозге стало основанием в предположении, что эти соединения могут использоваться в качестве нейрозащитных агентов. Центральные холиноми-

метики (глиатилин, холин альфосцерат), являясь источниками холина и фосфатидилхолина, поддерживая физиологический уровень ацетилхолина, обладают мембраностабилизирующими свойствами, служат средствами, восстанавливающими межнейрональную трансмиссию. Их цитопротективные свойства многократно изучались и были доказаны в эксперименте и в клинических условиях. В большинстве работ подчеркивается эффективность и дозозависимость терапевтического воздействия нейропротекторов.

Среди рассматриваемых препаратов, выдержавших более десятка рандомизированных и так называемых слепых исследований, уже с 1990-х гг. особое внимание уделяется препаратам экзогенного холина: CDP-холин (цитиколин), -GPS (холин альфосцерат, глиатилин), рекогнан. Центральные холиномиметики, являясь источниками холина и фосфатидилхолина, участвуют в поддержании физиологических уровней ацетилхолина, обладают мембраностабилизирующими свойствами, нормализуя энергетику митохондрий и восстанавливая функционирование Йа+-К+-АТФазы, воздействуют (CDP-холин) на восстановление сниженного ишемией уровня АТФ, уменьшают выброс глутамата. Несмотря на снижение синтеза фосфолипидов в условиях острой ишемии, нейроны используют экзогенный холин и ускоренно синтезируют фосфолипиды. Использование экзогенного холина увеличивает доступность продуктов распада фосфолипидов мембран для синтеза ацетилхолина и снижает энергоемкий холинэргический синтез предшественников, контролирующих выработку трансмиттеров [15, 16, 20, 23, 28-31, 33-36].

Метаанализ четырех крупных клинических исследований (1652 пациента), проведенный для уточнения способности CDP-холина, улучшает общий показатель восстановления функций через 3 мес. после начала терапии, подтвердил эффективность препарата. При лечении инсульта отмечен достоверно лучший исход в сравнении с плацебо при использовании дозы 2 г/сут - повышение шансов благоприятного исхода в сравнении с плацебо на 38%. Warach et al. (2000), объединив данные диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии двух клинических исследований, выявили значительное влияние дозы препарата на изменение объема очага поражения: если в группе плацебо размер очага увеличивался в среднем на 84,7%, то у пациентов, получавших цитиколин в дозе 0,5 г/сут, - на 34%, а у получавших препарат в дозе 2,0 г/сут - всего на 1,8% [20, 31].

Клиническая эффективность и переносимость холин альфосцерата была изучена в нескольких клинических исследованиях, наиболее крупным из которых было исследование Barbagallo S.G. et al. (1994), включавшее в себя 2058 пациентов. Лечение начиналось не позднее 10 дней после инсульта или транзиторной ишемической атаки. Все результаты подтверждают эффективность холин альфосцерата при восстановлении неврологических и психических расстройств, являющихся следствием цереброваскулярных нарушений, что наиболее очевидно к 3-му месяцу наблюдений. Нами в период с 1997 по 2005 г. проводились сравнительные клинико-морфо-логические исследования эффективности применения глиатилина при острой церебральной ишемии, подтвердившие высокую клиническую эффективность препарата в достижении регресса как общемозговой, так и грубой очаговой неврологической патологии. Собственные

экспериментальные работы, сопровождавшиеся ультраструктурным и гистологическим контролем, позволили обнаружить подтверждения цитопротекторным свойствам глиатилина в момент гипоксического повреждения и стимуляции регенеративных/репаративных процессов в случае стабилизации энергетического гоме-остаза мозгового вещества в регионе повреждения [7, 8, 12]. Однако рандомизированных исследований по изучению влияния глиатилина на область формирующегося ишемического инфаркта и сопоставлению с клиническими изменениями при начале лечения с первых суток возникновения симптомов острого заболевания не было.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Цель исследования_

Цель данного исследования заключалась в оценке влияния холин альфосцерата (глиатилина) при парентеральном (внутривенном) и пероральном назначении на острое ише-мическое повреждение головного мозга и на его клинический исход.

Задачи:_

Оценить влияние глиатилина на степень неврологического дефицита и способность пациентов к самообслуживанию к концу 3-го месяца наблюдения.

Количественно оценить динамику объема церебрального инфаркта в конце 30-дневного периода парентерального лечения.

Оценить уровень летальности в группе обследуемых спустя 6 месяцев после рандомизации.

Выявить наличие побочных действий препарата в процессе лечения.

Организация исследования_

Исследование GLIA проводилось в 2006-2008 гг. в России на базе 5 клинических центров:

1. Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова», г. Санкт-Петербург.

2. Государственное учреждение здравоохранения г. Москвы «Городская клиническая больница № 15 им. О.М. Филатова».

3. Федеральное государственное учреждение «Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова Росздрава», г. Москва.

4. Государственное учреждение «Научный центр неврологии РАМН», г. Москва.

Дизайн исследования_

В ходе исследования было обследовано 800 больных.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Критериями включения пациентов в исследуемую группу явились:

- умеренный или значительный неврологический дефицит (по NIHSS - от 6 до 21 баллов) в течение первых суток после дебюта заболевания;

- исключение субарахноидального кровоизлияния, заболевания центральной нервной системы с псевдоинсультным течением, инфаркта мозга стволовой локализации по данным компьютерной томографии либо магнитно-резонансной томографии головного мозга в течение 24 часов после дебюта заболевания;

- функциональная независимость пациента до инсульта: при первичном инсульте - способность к самообслуживанию и повседневной деятельности по шкале Rankin менее 2 баллов, при повторном инсульте - менее 3 баллов;

- уровень образования не менее 5 классов школы.

Критериями исключения пациентов из исследуемой группы явились:

- спонтанное исчезновение большинства неврологических симптомов в течение 24 часов после дебюта заболевания;

- кома;

- эпилепсия;

- деменция;

- черепно-мозговые травмы либо нейрохирургические вмешательства в течение последних 3 лет;

- онкологические заболевания;

- декомпенсированное течение соматических заболеваний;

- получение пациентом других ноотропных препаратов после дебюта заболевания;

- беременность;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- лактация.

Пациенты, которые соответствовали критериям включения и у которых не было выявлено критериев исключения, вошли в состав исследуемой группы (группа GLIA-1, 122 больных). В соответствии с целью исследования и для повышения эффективности статистического анализа из числа отобранных пациентов дополнительно были выделены подгруппы:

GLIA-2 - пациенты с неврологическим дефицитом по NIHSS более 9 баллов в первые сутки после дебюта инсульта (n = 46);

GLIA-3 - пациенты, которым было выполнено расширенное нейровизуализационное обследование с уточнением объема «обратимых» повреждений (n = 25);

GLIA-4 - пациенты группы GLIA-3, у которых не было выявлено дополнительных1 критериев исключения (n = 15).

Дизайн исследования не включал формирования группы плацебо. В связи с этим при проведении статистического анализа были использованы представленные в литературе результаты клинико-инструментальных обследований пациентов групп плацебо в других клинических исследованиях.

Источники данных группы плацебо_

В ходе анализа отечественной и зарубежной литературы были изучены 35 журнальных статей (1999-2008), содержавших информацию о результатах клинико-инстру-ментального обследования пациентов с ишемическим инсультом, вошедших в состав групп плацебо. В результате анализа литературы было установлено, что по дизайну исследования и по степени неврологического дефицита в первые сутки после дебюта инсульта пациентам группы GLIA-1 в наибольшей степени соответствовали пациенты группы плацебо исследования Clark W.M. et al. (1999). При анализе результатов расширенного ней-ровизуализационного исследования в качестве данных группы плацебо были использованы результаты обследования пациентов группы плацебо исследования Warach S. et al. (2000) [19, 38].

Статистический анализ полученных результатов_

Результаты клинико-инструментального обследования накапливались в электронной базе данных с помощью табличного редактора Microsoft Excel в составе Microsoft Office 2007 с последующим переводом в математико-статистиче-ский пакет StatSoft STATISTICA v. 6.0.

В ходе статистического анализа результатов исследования применялись следующие процедуры и методы:

- проверка гипотезы о происхождении групп, сформированных по качественному признаку, из одной и той же популяции, на основе построения таблиц наблюдаемых частот с применением критерия Pearson Chi-square;

- сравнение независимых групп по количественному признаку при помощи параметрического t-критерия Стьюдента (для двух групп);

- корреляционный анализ с использованием коэффициента ранговой корреляции т-Кендалла.

Применение непараметрических методов сравнения независимых групп было затруднено в связи с тем, что при описании результатов обследования пациентов групп плацебо по данным литературы во всех случаях были представлены результаты, учитывающие только средние значения и стандартные отклонения показателей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 - Дополнительные критерии исключения: возраст пациентов менее 55 лет; наличие стенозирующего атеросклеротического поражения магистральных артерий каротидного бассейна с формированием хронической

гипоперфузии; объем диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии в дебюте инсульта более 120 см3; отношение объема перфузионно-диффузионной разницы к объему необратимо поврежденной нервной ткани

по данным магнитно-резонансной томографии в дебюте инсульта более чем 17 : 1.

Глиатилин при остром ишемическом инсульте

Назначение препарата

Все пациенты группы GLIA-1 получали глиатилин по следующей схеме:

- с 1-х по 15-е сутки после дебюта инсульта - 2000 мг внутривенно капельно 1 раз в сутки;

- с 16-х по 30-е сутки после дебюта инсульта - 1000 мг внутривенно капельно либо внутримышечно 1 раз в сутки;

- с 31-х по 90-е сутки после дебюта инсульта - 400 мг внутрь 2 раза в сутки.

Также всем пациентам проводилась базисная терапия, направленная на коррекцию показателей гемодинамики, реологических свойств крови, осложнений инсульта.

Клинико-инструментальное обследование_

Согласно протоколу исследования, клиническое обследование на 1-е, 30-е и 90-е сутки после дебюта инсульта включало в себя:

- неврологический осмотр;

- оценку неврологического дефицита по NIHSS;

- оценку способности пациентов к самообслуживанию и повседневной деятельности по индексу Barthel и шкале Rankin.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Всем пациентам группы GLIA-1 осуществлялись:

- стандартное лабораторное обследование;

- комплексная сосудистая диагностика с применением церебральной допплерографии и дуплексного сканирования брахиоцефальных артерий;

- компьютерная томография либо магнитно-резонансная томография головного мозга в течение 24 часов после дебюта заболевания.

Пациентам группы GLIA-3 было проведено расширенное нейровизуализационное обследование, направленное на оценку динамики ишемического повреждения головного мозга и включавшее:

- в 1-е и 3-и сутки после дебюта инсульта - Т1- и Т2-взве-шенную магнитно-резонансную, диффузионно-взвешен-ную, перфузионно-взвешенную томографию;

- на 30-е сутки после дебюта инсульта - Т1- и Т2-взве-шенную магнитно-резонансную томографию.

Протокол выполнения магнитно-резонансной томографии включал получение Т2- и Т1-взвешенных изображений в аксиальной плоскости, Т1-взвешенных изображений в сагиттальной плоскости и Т2-взвешенных изображений в коронарной плоскости. В большинстве случаев объем сформировавшегося ишемического очага рассчиты-

О

ЬГ.Ш

Р -Жа

JC fr i

л tt iifti it §а JÉfô

рис. 1: Пример выделения ядра инфаркта в каждом срезе для расчета объема необратимо поврежденной нервной ткани по данным диффузионно-взвешенной МРТ.

вался по данным Т2-взвешенных изображений в аксиальной плоскости.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По данным диффузионно-взвешенных изображений с фактором диффузионного взвешивания Ь = 1000 производился расчет объема выявленных изменений интенсивности магнитно-резонансного сигнала, соответствовавших ядру инфаркта мозга (рис. 1).

По данным перфузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии оценивали объем и характер пер-фузионных нарушений, по данным диффузионно-взве-шенной магнитно-резонансной томографии - объем необратимого повреждения нервной ткани, по данным Т2-взвешенной магнитно-резонансной томографии -объем инфаркта мозга. При построении перфузионных карт рассчитывали следующие показатели мозгового кровотока:

ТТР - время до прибытия контрастного вещества;

МТТ - среднее время прохождения контрастного вещества;

CBF - мозговой кровоток; CBV - объем мозгового кровотока.

Расчет объема морфологических и перфузионных изменений проводили с использованием возможностей томографической станции и специально созданной программы, учитывая данные всей серии аксиальных срезов, число и шаг которых являлись постоянными для всех исследований у каждого пациента.

Оценка выживаемости выполнялась через 6 месяцев после дебюта заболевания.

таблица 1: Неврологический дефицит в 1-е сутки после дебюта инсульта у пациентов группы GLIA-2 и группы плацебо исследования Clark W.M. et al. (1999).

Показатель Группа GLIA-2 Группа плацебо Достоверность различий

Количество пациентов 46 306 -

Неврологический дефицит по М1НБ8 в первые сутки 12,35 ± 4,2 11 ± 5 Р > 0,1

Результаты исследования

В состав группы GLIA-1 вошли 122 человека (80 мужчин, 42 женщины), средний возраст - 63,78 ± 11,1 года. В 1-е сутки после дебюта инсульта неврологический дефицит по NIHSS составил 10,78 ± 4,13 балла, способность пациентов к самообслуживанию и повседневной деятельности по индексу Barthel - 45,92 ± 28,12 балла, по шкале Rankin -3,6 ± 1,06 балла.

Наиболее адекватной для сравнения, сопоставимой по неврологическому дефициту в дебюте инсульта с группой плацебо (Clark WM. et al., 1999) явилась подгруппа пациентов с неврологическим дефицитом по NIHSS более 9 баллов в дебюте заболевания (GLIA-2). В табл. 1 показана однородность сравниваемых групп пациентов по степени выраженности неврологических симптомов в 1-е сутки заболевания.

В ходе анализа результатов клинического обследования с использованием NIHSS, индекса Barthel, шкалы Rankin изучались показатели в 1-е, 30-е и 90-е сутки после дебюта заболевания, их абсолютная и относительная динамика, а также частоты значений шкал менее пороговых уровней.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В результате проведенного анализа установлено, что к 30-м суткам после дебюта инсульта у пациентов группы GLIA-2 достоверно чаще отмечалось значимое клиническое улучшение, проявлявшееся уменьшением выраженности инва-лидизирующих симптомов, значимым повышением способности пациентов к самообслуживанию (менее 2 баллов по шкале Rankin) (рис. 2).

Степень выраженности положительных изменений, наблюдавшаяся в остром периоде инсульта, существенно возрастала к концу 3-го месяца восстановительного лечения. На основании анализа можно было утверждать, что к 90-м суткам после дебюта инсульта у пациентов группы GLIA-2 не только формировалась высокая способность пациентов к самообслуживанию (менее 2 баллов по шкале Rankin), но и достоверно чаще, чем в группе плацебо, отмечался умеренный неврологический дефицит (менее 2 баллов по NIHSS) (рис. 3).

Таким образом, применение глиатилина для лечения пациентов с ишемическим инсультом способствовало уменьшению выраженности неврологических симптомов, увеличивало степень их независимости от помощи персо-

Частота, % 50

р > 0,1

р < 0,02

40 30 20 10

р > 0.1

/ 7

NIHSS < 2 баллов Barthel > 95 баллов Rankin < 2 баллов

■ Плацебо nGUA-2

рис. 2: Неврологический дефицит и способность пациентов к самообслуживанию на 30-е сутки после дебюта инсульта у пациентов группы GLIA-2 и группы плацебо исследования Clark W.M. et al. (1999).

Частота, % 70

р < 0,001

NIHSS < 2 баллов Barthel > 95 баллов Rankin < 2 баллов

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

■ Плацебо □ GUA-2

рис. 3: Неврологический дефицит и способность к самообслуживанию на 90-е сутки после дебюта инсульта у пациентов группы GLIA-2 и группы плацебо исследования Clark W.M. et al. (1999).

нала и родственников, способствуя формированию самообслуживания.

При анализе результатов магнитно-резонансной томографии, полученных в группе пациентов GLIA-3, в качестве плацебо-контроля использовались результаты обследования пациентов плацебо-группы в исследовании Warach S. et al. (2000).

Для повышения достоверности полученных данных кроме фактических данных магнитно-резонансной томографии было проведено тщательное сопоставление характеристик пациентов по всевозможным параметрам, в том числе по возрасту и степени выраженности неврологических расстройств (табл. 3).

Как следует из таблицы, наличие достоверных различий в возрасте пациентов и степени неврологического дефицита в 1-е сутки после дебюта инсульта не позволило сравнивать

таблица 3: Возраст и неврологический дефицит в 1-е сутки после дебюта инсульта у пациентов группы GLIA-3 и группы плацебо исследования Warach S. et al. (2000).

Показатель Группа GLIA-3 Группа плацебо Достоверность различий

Количество пациентов 25 40 -

Возраст пациентов на момент дебюта инсульта 66,54 ± 9,74 72,1 ± 1,9 р< 0,01

Неврологический дефицит по ШББ в первые сутки после дебюта инсульта 10,7 ± 3,97 12,7 ± 0,9 р < 0,05

результаты обследования пациентов группы GLIA-3 и группы плацебо-контроля. Кроме того, в исследование Warach S. et al. (2000) были включены пациенты с объемом необратимого повреждения нервной ткани по данным диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии от 1 до 120 см3 в 1-е сутки после дебюта заболевания.

Для достижения большей однородности анализируемого материала и выделения группы, более сравнимой с группой плацебо-контроля, нами были установлены дополнительные критерии исключения:

- возраст пациентов менее 55 лет;

- наличие стенозирующего атеросклеротического поражения магистральных артерий каротидного бассейна с формированием хронической гипоперфузии;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- объем диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии в дебюте инсульта более 120 см3;

- отношение объема перфузионно-диффузионной разницы к объему необратимо поврежденной нервной ткани по данным магнитно-резонансной томографии в дебюте инсульта более чем 17 : 1.

Таким образом, опираясь на дополнительные критерии, из числа пациентов группы GLIA-3 была выделена группа GLIA-4, которая оказалась однородной с группой плацебо-контроля по основным клинико-неврологиче-ским и инструментальным показателям. Проведенное сравнение позволило подтвердить отсутствие достоверных различий между пациентами выбранных для анализа групп (табл. 4). Сравнительному анализу были подвергнуты объемные характеристики инфаркта мозговой ткани, полученные при исследовании в 1-е и 30-е сутки наблюдения. А именно для оценки степени изменений объема необратимого повреждения нервной ткани использовалась относительная разница между:

- объемом необратимого повреждения по данным диф-фузионно-взвешенной МРТ в 1-е сутки после дебюта инсульта по картам (ДВИ МРТ) с коэффициентом взвешивания b = 1000;

таблица 4: Основные показатели клинико-инструментального обследования пациентов группы ОУА-4 и группы плацебо исследования \^агаоИ S. б! а1. (2000).

Показатель Группа GLIA-4 Группа плацебо Достоверность различий

Количество пациентов 15 40 -

Возраст пациентов на момент дебюта инсульта 68,27 ± 8,8 72,1 ± 1,9 Р > 0,1

Неврологический дефицит по NIHSS в первые сутки после дебюта заболевания 10,87 ± 4,16 12,7 ± 0,9 p > 0,05

Объем необратимо поврежденной нервной ткани по данным диффу-зионно-взвешенной МРТ в первые сутки после дебюта инсульта (по картам с коэффициентом взвешивания b = 1000) 25,4 ± 33,05 31,9 ± 5,7 Р > 0,1

Объем перфузионных нарушений по данным перфузионно-взвешен-ной МРТ в первые сутки после дебюта инсульта (по картам rMTT) 111,84 ± 90,35 97,4 ± 15,5* Р > 0,1

Объем перфузионно-диффузионной разницы по данным перфузионно-взвешенной (карты rMTT) и диффузионно-взве-шенной (карты с коэффициентом взвешивания b = 1000) МРТ в первые сутки после дебюта инсульта 86,43 ± 79,82 67,6 ± 13,1* p>0,1

* n = 36

- объемом инфаркта мозга по данным Т2-взвешенной МРТ на 30-е сутки после дебюта инсульта (группа GLIA-4) и на 90-е сутки после дебюта инсульта (плацебо-группа). Указанная динамика в сравнении с данными плацебо представлена в табл. 5.

Примененный сравнительный анализ позволяет считать, что использование глиатилина по предложенной схеме оказалось эффективным. Лечение с применением глиа-тилина, начатое с 1-х суток острого периода ишемиче-ского инсульта, достоверно предотвращало ожидаемое (потенциально возможное) значительное увеличение конечных размеров мозгового инфаркта - морфологического дефекта мозговой ткани. В среднем у пациентов группы GLIA-4 к концу острого периода наблюдалось увеличение конечного объема инфаркта мозга по сравнению с объемом необратимого повреждения в 1-е сутки

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

таблица 5: Динамика объемов необратимого повреждения головного мозга у пациентов группы 0УА-4 и группы плацебо \^агаоИ S. й а1. (2000).

Показатель Группа GLIA-4 Группа плацебо Достоверность различий

Количество пациентов 15 40 -

Срок выполнения т2-взвешенной МРТ после дебюта инсульта (сутки) 30 90 -

Относительная разница между объемом необратимого повреждения по данным диффузион-но-взвешенной МРТ в первые сутки после дебюта инсульта (по картам с коэффициентом взвешивания b = 1000) и объемом инфаркта мозга по данным повторной Т2-взвешенной МРТ 12,78% ± 71,62»% 180,2% ± 106,8% p < 0,001

только на 13%, в то время как у пациентов плацебо-группы конечный объем повреждения к концу периода наблюдения достоверно возрастал на 180%.

Для выявления зависимостей, связанных с динамикой размеров необратимого повреждения нервной ткани, в группе GLIA-4 был проведен корреляционный анализ с использованием коэффициента ранговой корреляции т-Кендалла. В ходе проведенного анализа не было установлено зависимостей, связанных с динамикой размеров необратимого повреждения нервной ткани. При анализе результатов обследования пациентов группы GLIA-3 были установлены корреляционные связи, отражающие зависимость клинического исхода от динамики объемов ишемического повреждения головного мозга:

- отрицательная умеренной силы ( т = -0,3, р = 0,04) корреляционная связь между преобладанием конечного

объема инфаркта над объемом необратимо поврежденной ткани в 1-е сутки после дебюта заболевания и относительной динамикой неврологического дефицита по NIHSS с 1-х по 30-е сутки после дебюта инсульта;

- отрицательная умеренной силы (т = -0,34, р = 0,035) корреляционная связь между преобладанием конечного объема инфаркта над объемом необратимо поврежденной ткани в 1-е сутки после дебюта заболевания и относительной динамикой способности пациента к самообслуживанию и повседневной деятельности с 1-х по 90-е сутки после дебюта инсульта.

Нежелательные явления и клинические исходы_

В ходе исследования было зарегистрировано 7 случаев нежелательных явлений (пароксизм мерцательной аритмии, острые эрозии желудка и двенадцатиперстной кишки, пневмония, гидроторакс), не связанных с приемом препарата глиатилин. Один пациент отказался от продолжения участия в исследовании, в 6 случаях отмечался летальный исход.

Заключение

Проведенное исследование позволило установить, что применение глиатилина для лечения пациентов с острым ишемическим инсультом способствует уменьшению неврологического дефицита и увеличению способности пациентов к самообслуживанию. Количественная оценка конечного объема инфарктной зоны в группе обследованных больных дает возможность говорить об эффективном сохранении массы мозгового вещества в области обратимых изменений у больных с ишемиче-ским инсультом средней степени тяжести. Полученные результаты также позволяют предположить, что большая степень восстановления нарушенных функций при использовании глиатилина в лечении пациентов с ише-мическим инсультом может быть объяснена меньшим конечным объемом поражения мозга.

Для уточнения полученных результатов и более глубокой клинической и фармакологической оценки многогранного действия глиатилина при остром ишемическом повреждении головного мозга необходимы дальнейшие исследования.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список литературы

1. Верещагин Н.В., Пирадов М.А. Принципы ведения и лечения больных в острейшем периоде инсульта. Интенсивная терапия острых нарушений мозгового кровообращения. Орел, 1997: 3-11.

2. Виленский Б.С. Инсульт: профилактика, диагностика и лечение. СПб.: Фолиант, 2002: 397.

3. Виленский Б.С. Современная тактика борьбы с инсультом. СПб.: Фолиант, 2005: 288.

4. Вознюк И.А., Голохвастов С.Ю., Фокин В.А. и др. Нарушения церебрального кровотока и перфузионные расстройства в ост-

ром периоде ишемического инсульта. Инсульт (Прилож. к Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова) 2007. Спец. вып. 242-243.

5. Гусев Е.И., Скворцова В.И. Ишемия головного мозга. М.: Медицина, 2001: 327.

6. Инсульт: диагностика, лечение, профилактика / Под ред. З.А. Суслиной, М.А. Пирадова. М.: МЕДпресс-информ, 2008: 283.

7. Одинак М.М., Вознюк И.А. Новое в терапии при острой и хронической патологии мозга. СПб.: ВМедА, 2000: 31.

8. Одинак М.М., Вознюк И.А., Янишевский С.Н. Ишемия мозга (нейропротективная терапия, дифференцированный подход). СПб.: ВМедА, 2002: 75.

9. ОдинакМ.М., Вознюк И.А. Ишемия мозга - преемственность в решении проблемы. Мед. акад. журн. 2006; т. 6: 3: 88-94.

10. Одинак М.М., Вознюк И.А., Голохвастов С.Ю. и др. Мониторинг перфузионных нарушений в острейшую стадию ишемического инсульта. Вестн. Рос. воен.-мед. акад. 2005; 2: 25-30.

11. Одинак М.М., Вознюк И.А., Голохвастов С.Ю., и др. Особенности ранней нейровизуализационной диагностики при острых нарушениях мозгового кровообращения. Регионарное кровообращение и микроциркуляция. 2007: 1: 113-114.

12. Одинак М.М., Вознюк И.А., Янишевский С.Н. Инсульт. Вопросы этиологии, патогенеза. Алгоритмы диагностики и терапии. СПб.: ВМедА, 2005: 192.

13. Труфанов Г.Е., Одинак М.М., Фокин В.А. Магнитно-резонансная томография в диагностике ишемического инсульта. СПб.: ЭЛБИ-СПб, 2008: 271.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Труфанов Г.Е., Фокин В.А., И.В. Пьянов и др. Рентгеновская компьютерная и магнитно-резонансная томография в диагностике ишемического инсульта. СПб.: ЭЛБИ-СПб, 2005: 192.

15. Barbagallo S.G., Barbagallo M., Giordano M. et al. Glycerophosphocholine in the mental recovery of cerebral ischemic attacks. An Italian multicenter clinical trial. Pharmacology of Aging Process (Annals of the New York Academy of Sciences). 1994; 717: 253-269.

16. Bergamaschi M., Piccolo O. Deacylated phospholipids: Chemistry and therapeutic potential. Phospholipids: characterization, metabolism, and novel biological applications / Ed. by G. Cvec, F. Paltauf. AOCS Press, USA 1995: 228-247.

17. Blusztajn J.K., Wurtman R.J. Choline and cholinergic neurons. Science 1983; 221: 19-22.

18. Casamenti F., Mantovani P., Amaducci L., Pepeu G. Effect of phosphatidylserine on Ach output from the cerebral cortex of the rat. J. Neurochem 1979; 32: 529-533.

19. Clark W.M., Wissman S., Albers G.W. et al. Recombinant Tissue-Type Plasminogen Activator (Alteplase) for Ischemic Stroke 3 to 5 Hours After Symptom Onset. The ATLANTIS Study. J. Am. Med. Association 1999; 282: 21: 2019-2026.

20. D'Orlando J.K., Sandage B.W. Citicoline (CDP-choline): mechanism of action and effects in ischemic brain injury. Neurol. Res. 1995; 17: 281-284.

21. Delwaide P.J., GyeselynckA.M., Hurlet A., Ylieff M. Double-blind randomized controlled study of phosphatidylserine in senile patients. Acta Neurol. Scand 1986; 73: 136-140.

22. Dorman P.J., Sandercock P.A. Considerations in the design of clinical trials of neuroprotective therapy in acute stroke. Stroke 1996; 27: 9: 1507-1515.

23. Dross K., Kevitz H. Concentration and origin of choline in the rat brain. N.S. Arch. Pharmacol. 1972; 274: 91-10.

24. Fisher M., Takano K. The penumbra, therapeutic time window and acute ischemic stroke. Baillieres Clin. Neurol. 1995; 4: 2: 279-295.

25. Flentge F., Van Der Berg C.J. Choline administration and Ach in brain. J. Neurochem 1979; 32: 1331-1333.

26. Freeman J.J., Jenden D.J. The source of choline for Ach synthesis in brain. Life Science 1976; 19: 949-962.

27. Heiss W.-D. Detection of the penumbra as a rationale for therapy of ischemic stroke. Журн. неврол. и психиат. (Прилож. «Инсульт»). 2003; 9: 13-15.

28. Jope R.S. Effects of phosphatidylcholine administration to rats on choline in blood and choline and Ach in brain. J. PET 1982; 220: 322-328.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

29. Jope R.S., Jenden D.J. Choline and phospholipid metabolism and synthesis of Ach in rat brain. J. Neuroscience Res. 1979; 4: 69-82.

30. Loffelholtz K. Receptor regulation of choline phospholipid hydrolysis. Biochemical Pharmacol. 1989; 38: 1543-1544.

31. Sandage Jr. et al. Reduction of infarct volume using citicoline. United States Patient 1999; 5: 872.

32. Schehr R.S. New treatments for acute stroke. Nature Biotechnol. 1996; 14: 1549-1554.

33. Schmidt D.E., Wecker L. CNS effects of choline administration : evidence for temporal dependence. Neuropharmacol. 1981; 20: 535-539.

34. Secades J. J., Frontera G. CDP-choline: Pharmacological and clinical review. Methods Find Exp. Clin. Pharmacol. 1995; 17; Suppl. B.: 2-54.

35. Studies on the pharmacological and biochemical effects of alfa-glycerylphosphorylcholine in experimental animals. Report from Shionogy Research Laboratories.

36. Tommasina C., Manzino M., Novello P., Pastorino P. Studio clinico dell'efficacia terapeutica e della tollerabilitа della colina alfos-cerato in 15 soggetti con compromissione delle funzioni cognitive successiva ad ischemia cerebrale focale acuta. Rivista di Neuropsichiatria e Scienze Affini. 1991; 37: 21-28.

37. Wurtmann R.J., Heftl F., Melamed E. Precursor control of neurotransmitter synthesis. Pharmacological Rev. 1981; 32: 331-335.

38. Warach S., Pettigrew L.C., Dashe J.F. et al. Effect of citicoline on ischemic lesions as measured by diffusion-weighted magnetic resonance imaging. Citicoline 010 Investigators. Ann. Neurol. 2000; 48: 5: 713-722.

Multicentral pilot clinical trial of gliatilin in treatment of acute ischemic stroke

M.M. Odinak1, I.A. Voznyuk1, M.A. Piradov2, S.A. Rumyantseva3, A.N. Kuznetsov4, S.N. Yanishevskiy1, S.Yu. Golokhvastov1, N.V. Tsygan1

г Military Medical Academy, Saint Petersburg, Russia 2 Stroke research center of Russian academy of medical sciences, Moscow, Russia 3 Clinical hospital № 15, Moscow, Russia 4 National medico-surgical center of N.I. Pirogov, Moscow, Russia

Key words: ischemic stroke, gliatilin, brain infarct volume, magnetic resonance imaging, clinical outcome

The multicentral pilot clinical trial of gliatilin in treatment of acute ischemic stroke was held in 2006-2008 in Russia. The trial involved 122 patients, who received basic treatment and gliatilin during 3 months after the stroke onset (1-15 days - 2000 mg per day, 16-30 days - 1000 mg per day, 31-90 days - 800 mg per day). All patients underwent clinical examination (including repeated NlHSS, Rankin scale, Barthel index assessment), laboratory and ultrasound examination, computer tomography or magnetic resonance imaging during 24 hours after the stroke

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

onset. 25 patients underwent repeated multimodal magnetic resonance imaging (T1-, T2-, diffusion-, perfusion-weighted imaging). The results of examination of patients who received basic treatment alone were taken from literature. The trial results show, that treatment of acute ischemic stroke with gliatilin promotes neurological recovery and increase of patient's self-care ability, which is probably concerned with the smaller final volume of brain infarct.

Контактный адрес: Игорь Алексеевич Вознюк - д. м. н., зам. начальника кафедры нервных болезней по клинической работе Военно-медицинской академии; e-mail: [email protected];

М.М. Одинак - д. м. н., проф., чл.-корр. РАМН, гл. невролог МО РФ, зав. кафедрой нервных болезней Военно-медицинской академии;

М.А. Пирадов - д. м. н., проф., зам. директора по научной работе НЦН РАМН; С.А. Румянцева - д. м. н., проф. кафедры нервных болезней ФУВ РГМУ;

А.Н. Кузнецов - д. м. н., проф., первый зам. генерального директора - клинический директор ФГУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова Росздрава», гл. невролог - руководитель Национального центра патологии мозгового кровообращения, заведующий кафедрой неврологии с курсом нейрохирургии ИУВ; С.Н. Янишевский - к. м. н., ассистент кафедры нервных болезней Военно-медицинской академии; С.Ю. Голохвастов - к. м. н., начальник отделения клиники нервных болезней Военно-медицинской академии; Н.В. Цыган - к. м. н., ст. ординатор клиники нервных болезней Военно-медицинской академии.

cyberleninka.ru


Смотрите также